Автор рисунка: MurDareik
Глава 15: Мои таланты Глава 17: Моё разочарование не так уж и плохо

Глава 16: Мои две чашки кофе всё-таки разные

Уже больше полугода прошло как я начала написать этот рассказ и всё равно поражаюсь, что кто-то это читает. Спасибо всем сумасшедшим, вы классные)

Простите, что я не выкладывала главу так долго, просто... я работаю в шахте и мне нужно кормить семью кошек под окнами.

НО! У меня уже есть половина следующей главы! Она выйдет в скором времени.

Если кто умеет рисовать, может ли мне кто-нибудь нарисовать доктора Уэллса в виде пони? Я понимаю, что я наглая, но... пожалуйста?..=3 Я знаю, что среди вас есть "пони", которые умеют калякать лучше меня!

Это была она. Пепельношёрстая кобылка с чёрной гривой и синими холодными глазами и всё с той же скрипкой на боку.

Знаете, я верю в судьбу. Быть может, это кому-то покажется чепухой, но факты опровергать нельзя. С момента как я сел в поезд до Кантерлота, предупреждений и знаков было достаточно, чтобы начать беспокоится, но я их все проигнорировал. От этого-то я и заслуживаю смер… не, не смерти… общества этой кобылки… что гораздо хуже смерти. Уж поверьте. А лучше загляните этой земнопони в глаза и убедитесь сами. С кем я вообще разговариваю?..

Не знаю, почему, но мне захотелось в этой комнате быть поближе к Тодду. Может потому что он стоял около тёплого камина, или потому я знаю его дольше всех, а может это просто инстинкт стада и я тупо хотел спрятаться за его широким телом? Не знаю что со мной.

— Фолл Дэй, позволь представить тебе участницу нашего клуба Квинтию Сильвер Вайолин Мелоди. – закусив нижнюю губу, торжественно произнесла мисс Тиара. В её глазах снова появился тот нездоровый блеск, с которым она встречала и меня самого.

— …

«Ну и имя… её родители вообще любят?»

Так и не дождавшись от меня слов приветствия, Тиара снова взяла инициативу в свои копыта. Она аккуратно обошла кобылку и, встав за мной, подтолкнув к «королеве вендиго».

— А это Фолл Дэй. Новый участник нашего клуба. Он приехал из… из… Лас-Пегасуса, верно?

Я вяло, но послушно кивнул. Не зачем им знать про Понивиль, да и какая вообще разница?

Тиара подошла и невзначай стукнула меня по копыту, намекая на то, чтобы я поздоровался.

Ох уж мне эти ритуалы.

Я немного вздохнул и поднял глаза на серую кобылку.

— Ага, здоров.

Тодд немного взвизгнув, тотчас скрылся на кухне. Хм. Я что-то не то сказал? Убежал, как от приведения…

Квинтия Сильвер как-её-там Мелоди подошла ко мне на шаг и безразлично произнесла: — Очень приятно. Хотя, если опустить этикет, то могу с полной уверенностью сказать, что мне эта встреча НЕ приятна. Особенно, если она с грубияном и вандалом.

… Вот дрянь…

Краем глаза я увидел, как на Тиаре появилась скалистая улыбка.

— Постой-постой, — сказала она, обходя меня стороной. – То, что он грубиян, я знаю, а вот “вандал” это что-то новенькое. Расскажи-ка поподробнее.

— Почему Вы с такой страстью собираете обо мне всё самое плохое? У меня полно хороших качеств!

— Я видела, как он окатил краской вывеску клуба и пол стены. Табличка была и вправду… не из приятных, но всё же такие меры я не приветствую.

«Я не пфивестфую…»

Эй, и прекращайте игнорировать меня!

Я отвёл взгляд в сторону, но тут же наткнулся на другой, гораздо горячий и пронзительный. Тиара, похоже, в бешенстве. Так, надо срочно придумать оправдание!

— Ну, гм… это… технически я вашу просьбу выполнил! То есть и ругать меня не…!

Бац!

Тяжёлое копыто моей «наставницы» влепило мне подзатыльник, и я уволился на пол. Ха… на мягкий ковёр. Я снова победил.

Пока я собирал свой череп по кусочкам, серая кобылка и Тиара, обойдя моё распластанное тело, ушли на кухню.

Зачем я только сюда пришёл? Если дела так и дальше пойдут, то я могу и калекой остаться.

Тем не менее, из кухни донёсся весёлый голос моей «учительницы»: — Эй, Дэй, чай остынет!

ОШИБКА. МОЗГ НЕ НАЙДЕН.

х х х

Мы сели за стол. Я вообще мало сидел за столом в компании, потому что обычно я ел в одиночестве, от того мне стало очень и очень неудобно, особенно если за столом со мной пони, к которым я отношусь ниже среднего.

Полоумная училка с каким-то бзиком на дружбу.

Сумасшедший единорог, представляющий себя (неужели до сих пор?) реинкарнацией Короля Сомбры, при этом не зная даже и части его биографии.

И, наконец, высокомерная кобылка с манией величия и собственного превосходства.

О, ещё за столом очаровательный пегас – одиночка, который не хочет здесь находиться.

И какой же из этого получится обед?..

Мы ели в полной тишине. В любой другой момент (особенно в кондитерской у Айскрим) я бы обрадовался этому, но сейчас тишина давила на меня всей своей неправильностью. Это больше было похоже на траурный обед, чем на обычный.

Итак, кого поминаем? Моё самоуважение и здравый смысл?

Я, отпив немного чая, стараясь не хлюпать, чтобы ничего не спровоцировать, глянул краем глаза на Тодда. Он сидел смирно и не двигался, к своей кружке с чаем он даже не притронулся, как и к печенью, конфетам и прочей дребедени для чаепитий.

Изредка он вздрагивал, когда замечал какое-либо движение Квинтии.

Хм…

А вот она чувствует себя нормально за столом. Наверное, всё дело в воспитании. Так как она кантерлотка, то можно предположить, что её в семье учили вести себя подобающе. Её полузакрытые глаза, глядящие только на стол, прямая осанка… о, Святая мать Селестия! Она держит копытом чашку и блюдце! Без магии! Я читал о таком! Только высшие чины умеют так пить из чашек! Она богиня чая! И дьяволица всего остального…

Наблюдая за обстановкой в комнате, в голову пришла одна очень интересная мысль.

Хм… и это клуб для тех, кто не может завести друзей? Как-то здесь слишком мрачно. По мне, так это клуб любителей молчанки. Как же тут заводят друзей? Аэм… я не собираюсь никого заводить, просто интересно…

Единственный лучик радости в этом царстве тьмы и дешёвых вкусностей исходил от мисс Тиары. Вот она была счастливой как ни кто другой. Казалось, что она чувствовала какую-то неуловимую для других благодать от общества пони, даже если это же пони сплошь социопаты. Ну и я, конечно.

Так прошло минут пять, а все по-прежнему молчали. До поры до времени… пока учительница не испортила идиллию «поминок» своими вопросами.

— И так, Фолл Дэй, что тебя привело в Кантерлот? – как-то по-матерински спросила Тиара, подливая в мою уже пустую кружку чай.

Это что, фильм? Тогда я хочу сменить сеанс. Да и слишком у неё наигранно это получилось спросить. Её вовсе не интересна моя история, так что и ответ пусть будет коротким. Хотя бы я не создам впечатление заинтересованности.

Я вздохнул, увидев в налитой жидкости свою грустную мину и моментально ответил.

— Безрассудное поведение от природной доброты.

— Да не уж-то?

Как я и говорил — не интересно. Последние слова, вроде «вот как», «ясно», «да не уж-то», «хорошо», сами говорят за себя. Вспомните это, когда вам такое ответят. Вспомните и осознайте, насколько беседа с вами неинтересна.

Но не все проявили незаинтересованность.

Пепельно-шёрстая кобылка за другим концом стола немного хмыкнула, бросив на меня презрительный взгляд. Неожиданно она раскрыла рот (от чего Тодд чуть ли не в обморок грохнулся) и произнесла: — А ещё отрицание своей никчёмности и присвоение себе лучших качеств.

Хо-хо, да она считает меня бесполезным.

Кантерлотцы такие зазнайки. Вечно ставят себя выше других. Что ж, я покажу ей, что не все рождённые не на столичной горе не никчемны.

— Не хочу хвалиться, но вообще-то я очень даже хорош собой. Обширное познание жизни, начитанность и эрудиция, а ещё я очень хорош в викторинах и карточных играх.

Тодд подтвердит. В детстве, мы от нечего делать иногда играли в карты «Понимонов». Но мы были не друзьями. Мы были партнёрами. И нашему партнёрству не было равных в карточных поединках. Мы выиграли турнир в магазине комиксов. Правда, мы играли с жеребятами вдвое, меньше нас, но кубок всё равно наш по праву! Кстати, куда этот толстяк его девал?

Квинтия немного улыбнулась: — Как я и сказала: отрицание своей никчёмности и присвоение себе лучших качеств.

То есть я хвалился (да-да это было хвастовство, каюсь) стенам?

— Вот стерва.

Но кобылку эти слова не тронули. Она вздохнула и отложила чашку в сторону.

— А ещё грубиян. Хм… я поняла, зачем ты сюда пришёл. Тебе не хватает навыков в общении с пони.

— Кто сказал, что они мне нужны? Да и кто бы говорил. Я здесь по ошибке, а вот ты здесь изначально, как я понял.

Откуда-то с заднего плана до моего уха донёсся озадаченный шёпот учительницы:

— То есть как по ошибке…?

Квинтия холодно улыбнулась и продолжила.

— Ты ничего не понимаешь, козодой.

— …

Я уже хотел предъявить ей за козодоя, но тут по столу грохнуло копыто мисс Тиары.

— Ну, так, хватит. Теперь я вижу, почему вы оказались в этом клубе. Вы же совершенно не умеете ладить с пони!

— Вот уж не правда. Теперь я могу идти?

— Нет, не можешь, Дэй! Теперь ты повязан в этом клубе. Этот клуб теперь у тебя в крови. Клятва дана!

На секунду мне померещились молнии за спиной учительницы.

— Чё-о?

— Ничего. Я говорю, что моя обязанностью является помощь нуждающимся. Я не могу отпустить того, кто обречён на одинокую и несчастную жизнь.

*Кхм-кхм.* Сегодня будет бал во дворце.

— Да, и что с того? – включилась в беседу Мелоди.

— И то-о-о! Это отличное мероприятие, чтобы сплотить вас вместе!

Она кинула взор на нашу троицу. Не хочется обобщать, но ладно.

— Нет.

— Ни за что.

— Гхм…

Но отказы никак на неё не повлияли. (Буду считать, «гхм» Тодда за нет.)

— Таковы правила клуба. Да и кто не хочет попасть во дворец?

— Я.

— Я там и так буду.

— Гхм…

Опять отказ. И опять учительница это проигнорировала. Что ж, если тупо отказать не удаётся, то возможно получится аргументированный отказ, разве нет?

— Только есть небольшие нюансы. Это мероприятие не для всех, а для снобов и других богачей. У меня-то в кармане только 20 монеток, и Тодд, как я знаю, не богач.

Отлично сказал Фолл. Дави материальным положением, а для пущего эффекта приплети сюда других. Схема победителей № 6.

— Ха! Вот ты и просчитался! Мне, как представителю высокопочитаемой семьи, дали несколько пригласительных билетов. Я, ты и Тодд попадём туда без всяких проблем. Ха-ха-ха!

И вот мне опять чудятся молнии…

Поражение. Либо дело в моих методах, либо в ней… да, конечно же в ней! Она ведьма – это сразу понятно.

— Вы там тоже будете? – удивлённо, но как-то отстранёно спросила Квинтия.

— Конечно! Знаете, сколько жеребцов на таких балах жаждут встретить прекрасную одинокую и состоятельную кобылку, как я? Да и следить за вами надо. Особенно за ним.

В мою сторону полетел ехидный взгляд мисс Тиары.

— Я-то при чём? Я не похититель и не убийца, не бойтесь за бал.

— Хм…

— Хм…

— Хм…

— Ну вот ты то куда?.. – сказал я, трущему подбородок Тодду.

х х х

— Значит решено! Встречаемся здесь ровно в восемь! Не опаздывайте!

Это были последние слова мисс Тиары, прежде чем входная дверь захлопнулась, и я вместе с Тоддом оказались на улице, покинув этот «дом с приведениями».

Так как этот полудурок напрочь забыл о своём плане по сваливанию с обеда, мы отсидели его до конца. Хотя, обед был первые 2 минуты, а заключительные 10 мы провели в беседе-перебранке на счёт бала.

В конце концов, я сдался, успокоив себя тем, что на бале я могу благополучно спрятаться в тёмном уголке, тем самым обеспечив себе относительно спокойный вечер. Всё же провести остаток дня в одноместном номере с Доун мне было гораздо сложнее.

— Фух. А тут свежо, — произнёс Тодд, встряхнув воротом своего пальто и спускаясь с крыльца. Он всё ещё не равнодушен к этой части одежды?

— Ну, хоть пальто ты по случаю одел. Наверное, всё прошлое лето в нём же и ходил.

Единорог виновато улыбнулся, но затем, поправив очки, взмахнул копытами и заорал: — Воин никогда не снимает броню, когда поблизости чует опасность!

— В таком случае, ты параноик с манией преследования.

Обделив его взглядом, я поплёлся к выходу на главную дорогу. Сзади послышались преследующий меня стук копыт.

— Ну, куда пойдём, мой боевой друг? – весело спросил Тодд.

— Не знаю. Я бы домой пошёл.

— Не глупи! Мы столько лет не виделись! Пойдём куда-нибудь перекусим и потолкуем о своих победах в битве, именуемой жизнью! Знаю я одно…

Да какие тут победы? Я – воин-неудачник. Я, как ни кто иной, умею проигрывать в битвах... как ты там сказал… именуемых жизнью.

Хотя, даже не эта реплика меня удивила.

— Только же поели. Не верю, что ты не наелся. *Хотя с твоей-то комплекцией тела…*

— Я не съел ни крошки, – краем уха, услышал я позади скрип зубов. — Понимаешь… я не могу есть, когда рядом находится… гм… она.

Я остановился на секунду, почувствовав, как колени подкашиваются. «Она».

— «Она»? Ты про королеву вендиго?

— Да… понимаешь… она такая страшная.

— Ясное дело ты не о внешности.

Она больше пугает своей сущностью как таковой. На лицо она очень миленькая и красивая, но вот то, что у неё внутри… это просто кошмар.

— Я боюсь даже разговаривать с ней! Вот и не разговариваю… — Постепенно стих Тодд и отвернулся. Я вздохнул и отступил от него на шаг в сторону.

— Так вот какой ты воин? Сдаёшься, увидев перед собой трудность?

Молодец! Кажется, за это время ты стал гораздо умнее! Наконец-то мой ученик достиг уровня, который я достиг в 12 лет! Прогресс.

— Иногда есть такие вещи, с которыми даже благородный воин не справится… — Тодд подскочил ко мне и встал напротив, взмахнув копытом. — Но ты-ы-ы!

Чего?

— Че?

Единорог наигранно захохотал и повернулся ко мне спиной, схватившись за душку очков.

-Ха-ха-хо-хо-ха!

…Я отказываюсь от своего ученика. Пусть валит в изгнание лет так на... навсегда.

— О-о-о, не прикидывайся… — Прохохотавшись, заявил он. — Я лично лицезрел этот исторический поединок! Ты смог ответить ей! Да ещё как! Язык острее клинка!

Это-то ещё к чему? Фантазии не хватило придумать что-нибудь получше? А вот импульсивности хоть отбавляй. Кажется, он её копил в себе всё это время. Бедолага… и придурок.

Я обошёл его и продолжил свой путь к переполненному пони проспекту.

— Не было здесь ничего особенного. Дело скорее в тебе (как всегда), чем в ней. Не скажешь, кто она вообще такая?

Не то, чтобы мне было интересно, но полезно было бы узнать на что она способна.

Тодд прокашлялся и сравнялся со мной в шаге.

— Не-а. Явилась две недели назад. Не знаю, что она забыла в этом клубе, но дело тут нечистое. Чую заговор-р-р.

— С твоей-то паранойей?

— У меня нет паранойи! Только доблестное сердце, чистая душа и вера в то, что мир будет лучше, когда я при помощи свой божественной силы…

Слух: функция утрачена.

Я тяжело вздохнул и прибавил шаг, чтобы не быть наравне с эти сумасшедшим. Если повезёт, то он потеряется в толпе на главной дороге.

х х х

Вопрос: Какая, по вашему мнению, еда самая лучшая? Кексы, блины, пироги, тортики, зефирки, сахарная вата, супы, эклеры или маффины?

Ответ: Ничего, из вышеперечисленного.

Вопрос №2: Почему?

Ответ: Потому что самая лучшая еда – корндоги.

Корндоги! Лучший друг для тех, кто опаздывает на работу! Лучший друг для тех, кто не любит ждать, пока еда приготовится!

Да сам принц Шайнинг Армор рекламировал их по радио! Какой там был слоган? «Корндоги приготовятся быстрее, чем я докину свою жену до кристального сердца»? Хе, конечно же нет, но отличный был бы слоган. Эх… я бы мог стать хорошим маркетологом.

Корндоги годятся для любой ситуации!

Вы на природе? Тогда корндог отличная закуска!

Вы опаздываете на работу? Тогда корндог отличная закуска!

Вы гуляете один? Тогда корндог отличная закуска!

Зайти в корндогную после работы/занятий/магазинов? Определённо да!

Провести ли в таком заведении свидание? Нет!

Запомните, влюблённый парочки, не смейте ходить в корндогную вместе! Постоянно смеётесь и никак не наговоритесь… Идите в свой слащавый Старбитс со своим слащавым трёпом! Нельзя говорить про свою любовь-морковь у всех на виду! Подумайте о тех одиноких пони, что едят по-соседству и вынуждены слушать это!

Корндоги – еда для одиночек.

Но почему здесь так много пони…

Я и Тодд стояли в очереди как раз в таком заведении, где подавались корндоги. Хоть эта еда и была «простой», но само заведение просто кричало шиком и дороговизной. Ну, может и не такой, как принято для Кантерлота, но по сравнению с прошлыми местами, где я был, это был просто король ресторанов.

Единорог что-то мурлыкал себе под нос, чем привлекал внимание всей очереди, а я, делая вид, что его не знаю, снова расплылся в своих воспоминаниях.

«- Бра-а-ати-и-ик! У меня ролик сломался!

— Агась.

— Что за агась, а? Ты под фермера косишь? Сделай мне колёсико!

— Ты во мне ремонтника увидела? Отстань, дай почитать.

— Неужели ты настолько ненавидишь свою сестрёнку?

— Э? Что значит ненавидишь? Я ничего такого не…

— Ты предпочитаешь набор букв на бумажках родной сестрёнке? Подумай вот о чём, ты просто читаешь какие-то книжки, вместо того, чтобы помочь своей сестре развивать её особый талант! Вэйви не довольна!

— Будешь и дальше так вести себя, я откажусь от родства с тобой. Ладно, давай погляжу, что там у тебя с роликами.

— Отлично. И полдня не прошло.

— Правильно говорить «и полгода».

— Полгода? Куда же ещё дольше?

— Эх… молчи лучше, будешь умней казаться.»

Прошло около десяти минут, прежде чем мы отстояли длиннющую очередь за корндогами.

Очереди… сколько в этом слове… времени.

Стоя в этой живой линии, мы замечали, как несколько пони впереди нас вздыхали, а затем расстроено уходили, так и не выдержав ожидания. Каждый раз, когда такое происходило, на Тодде появлялась мерзко-ехидная улыбка. «Хо-хо-хо, неудачники, слабаки! Вы проиграли эту битву!» — бубнил он себе под нос. Мне стало в двойне стыдно, и я отошёл от него на шаг в сторону.

— Держись, Думсдэй, эта битва не легка, но она нам по силу!

— А? Ты вообще кто такой? Мы не знакомы.

Наконец, подошла и наша очередь. Я заказал себе чашку кофе, а единорог закупился десятком корндогов. Зачем тебе столько-то? И так уже со стороны на медведя похож…

Заплатив, мы пошли к единственному незанятому столику в углу заведения. Иногда удача благоволит нам, что тут сказать.

На этот раз я не захотел добавлять в чашку сахара и насладиться горечью. Это помогло мне взбодриться и обострить восприятие… да и, в конце концов, это просто круто. Так по-настоящему чувствуешь себя взрослым.

А вот в Тодде не было и намёка на взрослость. Были намёки только на свинство. Ну, кто так ест? Не поймите меня не правильно, я не пытаюсь строить из себя мамашу-растеряшу, но, правда, кто ест не прожевывая пищу? Это же как-то не нормально, да и вовсе отвратительно. То ли дело я.

В припадке возвышенности, я попробовал взять чашку кофе в одно копыто, я чуть не уронил её, немного расплескав на стол.

… ну и кто теперь свинья, Фолл?

Мне стало вдруг стыдно очень и очень стыдно. Я уподобился той ужасной кобылке… чёрт. А ещё мне стало стыдно за ржущего надо мной единорога.

— Ха-ха-ха-ха-ха! Неужели ты сейчас попытался повторить технику «Облака и ветра»?! Ха-ха-ха! Не прыгай выше головы, мой брат по битве! – заорал Тодд на всё заведение, чем вызвал несколько недовольных взглядов, включая мой.

— Просто попробовал. Неудачный опыт – тоже опыт. – Безэмоционально ответил я и вытер салфеткой пятно на столе.

Отлично. Одна крутая фраза, и я больше не унижен… но мне всё равно стыдно.

— А ещё раз назовёшь меня своим братом – урою. Хм… а откуда ты знаешь про технику «Облака и ветра»? Что-то знакомое.

— Это было в книге «Красное небо». Красное небо… Хах, смешно, что действия книги не происходят в Сталлионграде, – Заметил Тодд и гордо скрестил копыта.

— Все знают, что Сталлионград миф.

— Ну и ладно…

Единорог хмыкнул и отвернулся. Должно быть расстроился. Прости, но в Эквестрии нет города с красным небом. «Пора бы уже всем нам привыкнуть расстраиваться.»

— Так ты читал «Красное небо»? – без какого-либо интереса спросил я, снова отпив из чашки бодрящий напиток. Странно, но сейчас мне этот вкус не кажется взрослым или крутым. Только порчу настроение этой горечью. Наверное, разговаривая с Тоддом, я возвращаюсь потихоньку в детство, в те дни, когда вера в дружбу ещё не была такой беспросветной.

В те дни я лишь притворялся, что дружба мне не интересна… постоянное притворство, даже для себя самого… так я и не заметил, как это стало правдой.

— Ага! – Бодро кивнул единорог, снова заинтересовавшись в разговоре. — Не скажу, что сильно понравилось. Главный протагонист не цепляет, сюжет скомкан, действия мечутся из стороны в сторону. А сама идея про противостояние разных слоёв общества уже морально устарела. Подставлять исторические факты под действия происходящего это так банально.

Ну и рецензия… да за такое тебя фанаты «Красного неба» в порошок сотрут, а точнее сотрут того, у кого ты эту рецензию спёр.

— А мне понравилось.

— Да? – Вдруг удивился единорог моему заявлению. — И мне тоже.

Ну и мрак… попытался бы хоть остаться при своём мнении… Оно у тебя вообще есть?

Так как я не достаточно напился, а у Тодда оставались ещё три корндога, я решил купить себе ещё кофейка. Таинственным образом, но та огромная очередь пропала и только несколько пони стояли около прилавка.

М-да… «Очередь существует, пока ты в ней находишься»…

Я покорно встал позади всех этих немногочисленных поней и стал ждать свою очередь сделать заказ. Вдруг я услышал, как сзади кто-то подошёл… хотя, почему вдруг? Для очереди же это нормально.

Звонкий и лёгкий стук копыт, приятный запах духов, косящие взгляды парней... очевидно, сзади меня стоит кобылка.

По неким правилам, принято всегда пропускать даму вперёд, разве нет? Вот только должен ли я?

Определённо! Особенно, если я хочу скоротать время. Особенно, если это время я провожу с Тоддом. Особенно, если передо мной пегас с линяющими перьями… бр-р… линька же у пегасов весной! Надеюсь это не заразно.

Другими словами, всё указывало на то, чтобы я поступил, как велит этикет.

Я отошёл на шаг в сторону и пригласил копытом даму вперёд, смотря в пол. Надеюсь, это и правда дама, а не то меня не правильно поймут. Но женский голос, раздавшийся после, сразу дал понять, что я был прав.

— Спасибо. Не знала, что таки вандалом вроде тебя знакомы правила этикета.

Этот голос… холодный, пронзительный, мелодичный…

Я медленно повернул голову в сторону голоска и в внутри меня что-то умерло.

Квинтия Мелодии…

— А…э… пожалуйста. – Выдавил я, уступая ей место. — Сомнительная у тебя благодарность.

Что она здесь делает? Особам её уровня не стало торчать в таких местах. Хотя…

Я взглянул на фотографию, что была почти у самого входа. На ней была надпись «Владелец этого заведения и Принц Шайнинг Армор». Я бы её назвал «Принц с охапкой корндогов».

М-да… Квинтия не походит на любительницу здешней еды…

Словно услышав мои мысли серая кобылка, не поворачиваясь, произнесла: — Я пришла поговорить.

А я пришёл сюда попить кофе…

— И о чём же? – осторожно спросил я, пытаясь не спровоцировать её на речь в роде: «Очередь не место для разговоров. Заткнись или заморожу своим взглядом.»

— О сегодняшнем бале и нашем участии в нём.

— Понятно.

Лучше не спрашивать у неё многого, чтобы не нарваться. Пусть сама всё расскажет, да и никогда я не брезгал молчанием.

Прошло около минуты, прежде чем Квинтия сделала заказ. Чашка чая без сахара и зефирка… что-то в этом есть зловещее.

Я же заказал напиток всех добряков и филантропов – кофе (кто бы сомневался?). На этот раз я попросил бросить туда чуть ли не мешок сахара. Нужно было избавиться от этой горечи во рту и вернуть любовь сахара! Прости меня, сахарок, никогда больше не обделю тебя вниманием!

— Ты, я погляжу, хочешь сахарным диабетом заболеть. Отлично. – Едва хмыкнула кобылка, косо поглядывая на мою чашку.

— Прекрати желать мне смерти. «Жизнь и так горька, пусть хотя бы кофе будет сладким».

Кобылка отвела взгляд и немного улыбнулась.

— Присядем и всё обсудим.

Она подошла к столику, где совсем недавно сидел я с Тоддом. Вот только самого Тодда не было, как и его корндогов.

…свалил, увидев опасность, и даже меня не предупредил…

Я раздражённо вздохнул и неохотно сел за стол, где напротив уже была Квинтия.

Как то странно садиться за стол напротив кобылки.

— Фолл Дэй, — начала она. – Мне нужно, чтобы ты сегодня был на балу.

Чашка с кофе дрогнула.

Что так резко-то? Разве такие разговоры не должны начинаться со слов: «Прости, должно быть, мы не правильно познакомились»? Видимо это только в романтических комедиях, так что лучше сразу отдёрнуть себя фразой: «Это реальность, Фолл. Здесь нет места любезностям.»

— Я бы и так на него пришёл. Не хочу очередного тумака со стороны Мисс Тиры.

Принуждёнка, да ещё и с насилием… надо бы пожаловаться принцессам…

— Была вероятность, что ты не придёшь. В Кантерлоте ещё много мест, где можно повандальничать.

На ней снова появилась та холодная улыбка. Запомни, Фолл, как выглядит улыбка смерти, холода и потери аппетита.

Я попытался хоть как-то оправдаться. В конце концов, меня можно называть хоть как (Я уже даже не бешусь на «Фолли»), но только не вандалом. Я пытался помочь, а меня осудили, да ещё и дали тумака.

— Эй, я не вандал. Просто так получилось.

— Думаешь, вандал бы признался в том, что он вандал?

— Нет, конечно, но это один из немногих случаев, когда я говорю правду.

Правда для меня очень редкий феномен. Я вот всегда предпочитал сладкую ложь, чем горькую правду. Но только не со случаями, когда врут мне.

— Вот как… — Квинтия немного вздохнула и отпила из своей чашки горьковатый напиток, от которого исходил едва заметный дымок. — Я не об этом хотела говорить. *Кхм*, дело в Мисс Тиаре.

Я кивнул. По правде говоря, я даже не услышал, что она сказала. Я был занят тем, что пытался понять, как королева вендиго не тает от горячего…

— Ты, наверное, заметил какой у нас клуб.

Сумасшедший, неприятный, похожий на общество анонимных любителей соли.

— Ну, да. Не понимаю только, почему он называется «клуб для тех, кто хочет завести друзей». Ты не похожа на ту, кто любит дружбу-магию, так у меня вопрос: зачем ты пришла в этот клуб?

Да и Тодд от тебя до сих пор шарахается, хотя вы знакомы уже около двух недель.

— Дело в мисс Тиаре. – Ответила кобылка, отпив чая.

— Эй, не игнорируй мои слова.

— Я и не игнорирую. Я пришла в клуб только из-за мисс Тиары.

Что-то я не догоняю.

Квинтия с закрытыми глазами потёрла переносицу и раздражённо вздохнула, словно прочитав мои мысли.

— Ох-х. Мисс Тиара очень одинока. Настолько, что открыла этот клуб. Хоть все в нём и не дружны между собой, но это избавляет её от одиночества. Она искренне рада, когда кто-то находится с ней рядом. Будь это Репруф, я или даже ты…

Что значит «даже»? Это ты так меня принизила?..

Я проигнорировал это и принялся слушать дальше. Квинтия отложила свою чашку и отвела взгляд.

О, вот какие дела… то есть Тиаре всё равно кто рядом с ней, ей просто нужна компания?

— Я хочу ей помочь. Невозможно видеть её в таком состоянии.

— Вроде бы она не выглядит такой уж и несчастной.

— Ох, дурак…

Я проигнорирую это… опять. Не потому, что я тряпка, нет, потому что мне интересно послушать, что она скажет дальше. В кой-то веке, у меня появилась заинтересованность в чём-то.

— Ты не видел её до того как образовался клуб, точенее, пока она не сделала из своего дома клуб. Я живу с ней совсем рядом и много слышала о всех её делах…

Каких таких делах? Я думал от одиночек нельзя многое услышать. Они сидят дома и наслаждаются жизнью, разве нет?

— Однажды я услышала разговор соседей. «Состоятельная кобылка утопает в выпивке и в бессмысленном растрачивании своих денег».

О! Теперь понятно! Если бы у меня было много денег, я бы тоже творил всякую хрень. Построил бы себе под домом пещеру, окутался бы в плащ, и линчевал в городках. Что-то я свою Ночь кошмаров вспомнил…

— Мне не очень было любопытно кто она такая, так что я обходила её дом стороной и никак не хотела с ней контактировать, пока… — кобылка на секунду задумалась, но затем тут же продолжила. — Пока около года назад к ней не приехала из Понивиля принцесса Твайлайт.

Ык… Принцесса Твайлайт? И всюду-то она замешана…

— Тогда я и поняла, насколько всё серьёзно. Принцесса побеседовала с ней и не следующий день около её дома появилась табличка. Вот только…

Квинтия замолчала, заставляя меня проявить всё пущий и пущий интерес. Да как ты посмела, наглая девчушка!

— К ней никто не приходил. В Эквестрии не осталось пони, у которых не было бы друзей, – словно набравшись сил, твёрдо произнесла она.

Я только и смог, что вскинуть брови. Её голос и дикция прекрасно подошли бы для диктатора-оратора.

Пока я размышлял, Квинтия откинула волосы за спину и продолжила свой монолог. Я говорю монолог, потому что я в этом разговоре не участвую, хотя и должен. Зачем она мне всё это рассказывает? Уж слишком большая предыстория для того, чтобы сказать «Я хочу устроить твою публичную казнь на балу».

— Я было, уже хотела вступить в этот клуб, но тут приехала её племянница и Репруф. Я подумала, что теперь всё наладится и моё участие в кубе уже не понадобится, но неожиданно её племянница уехала, и в том клубе остались лишь Репруф и Мисс Тиара. Ситуация стала ухудшаться. Чтобы справится с одиночеством, она предложила ему жить вместе с ней.

О, так ты боишься за Мисс Тиару? Не беспокойся, Тодд и копытом её не тронет. Не смотря на его пламенные речи, он боится и лишний раз муху прибить. Вот я не боюсь, но мух всё равно не трогаю. Живые существа ведь, хоть и самые нелюбимые. Вечно лезут в еду…

Тут я вспомнил про свою кружку с кофе.

— Ему тупо жить негде было, а Санни Бим скоро и так вернулась бы. Ситуация ухудшилась, но только на время.

Я хмыкнул на свою разбивающую её ожидания реплику, но Квинтия же глянула на меня, словно пытаясь сказать: «Ну ты и идиот, дослушал бы до конца». Её взгляд в самом деле меня пугает.

— Кхм, тем не менее, я попыталась немного улучшить ситуацию своим присутствием, но это всё равно не помогло.

— И ты что-то придумала?

— Верно. Я поняла, что нужно решить эту проблему изнутри. Я поняла, что всё, что с ней происходит – это всё идёт из прошлого. Я стала искать и нашла. Ты, должно быть, замечал фотографии у неё на стене?

— Как уж тут целую стену не заметить.

Это что, местная традиция у всех развешивать стены с фотографиями? У Айскрим так целая жизнь запечатлена в нескольких поколениях… ох, небезопасно же это.

— На многих фотографиях, помимо её родителей, присутствует одна кобылка.

В голове сразу же мелькнул образ маленькой серой кобылки в голубых очках?

— Не родственница ли она твоя? – сказал я с едва ощутимой, даже для самого, себя усмешкой.

— Нет, но я её знаю. Точнее узнала. Со связями то моей семьи это было легче простого.

Связи семьи?.. опасно…

Кобылка осмотрела моё озадаченное лицо и немного улыбнулась.

— Я узнала, где она живёт, и послала ей письмо, спросила, почему они с Мисс Тиарой больше не общаются и всё доходчиво объяснила. Через два дня пришло ответное письмо. Он написала, что не хочет и знать Мисс Тиару. Не знаю, что у них произошло, но думаю, это очень сильно повлияло на учителя...

— Ну, если не получилось, то…

Не успев закончить полёт мысли и слов, меня прервали… опять…

— Но она приедет на праздники в Кантерлот. Это наш шанс снова подружить их.

«Наш»… мне это вообще надо? Я бы мог предположить, что если избавить Мисс Тиару от одиночества, я смогу со спокойной душой уйти из города со всеми зубами, но вот шанс действительно маленький. К тому же я в Кантерлоте задержусь всего на 3 дня, 1/6 которых уже прошла.

— Я бы сказал, что не стоит цепляться за старое, но похоже в данной ситуации это не выход. Хотя… я не вижу в решении проблемы непосредственно моё участие. Нафига я тебе сдался на балу?

Квинтия вмиг отвела взгляд, крепко прижимая копыта к груди. Издала странный звук, словно сильно нервничая, и посмотрела на меня своими синими глазами исподлобья, стараясь скрыть заливающиеся красноватые щёки.

Под этим взглядом и я тоже занервничал.

— Это деликатная просьба. Понимаешь, Сильвер Спун, пони, которая нам нужна, будет находиться в зале для пар со своим кавалером… вход туда только с парой, так что не мог бы ты… на вечер…

Следующие слова кобылки прозвучали шёпотом, словно что-то застряло у неё в горле.

— …притвориться моей парой?

— Хм.

— Что-то не так?

— Да нет, вроде всё понятно.

— Ясно.

Последнее чего бы мне хотелось в этой жизни так это быть её парой, но она, похоже, не разыгрывает меня. Хуже, она говорит всё так открыто и прямо, не боясь, что её как-то неправильно поймут. Ей плевать на мнение других и смысла врать у неё тоже нет. Если она сказала, что я буду её парой только на вечер, то так и будет и не секундой позже. Тем более мы притворимся парой только ради того, чтобы вытащить Сильвер Спун к Мисс Тиаре. Они вновь подружатся, а я со спокойной душой проведу «каникулы» в отеле один.

Я никак не пострадаю, в отличии от… Квинтии.

— Ты в выборе то уверена?

Кажется, на моём лице ясно было выражено «раздражение», иначе бы она так злобно на меня не посмотрела бы…

— Абсолютно. Ты незаметный, тебя никто не знает, а если кто и узнает, то деньги за молчание не проблема.

Ты опять меня принизила… ну и ладно, я привык.

— Вот мы всё и решили, — сказала она, выйдя из-за столика. – Будь в клубе в восемь и найди себе наряд поприличнее.

С этими словами Квинтия двинулась к выходу.

— До свидания.

— Ага, пока.

Я пару секунд посмотрел ей вслед, а затем облегчённо вздохнул.

Чай выпила, а к зефиру так и не притронулась…

Мне стало душно, но я всё ещё продолжал сидеть на своём месте. Не хотелось встретиться с Квинтией на улице. Ещё подумает, что я её преследую.

Вдруг по моему плечу что-то постучало, а сзади раздалось тяжёлое дыхание. Обернувшись, я увидел Тодда. По его лицу бежала капля пота.

— Кхе-кхе… Думсдэй… — Запыхавшись, начал он, садясь за стол. — Долго ждёшь? Прости, что не предупредил, я отходил и… О-о-о! Ты купил мне зефира!

Ничего я тебе не покупал. Денег жалко, да и зачем мне делать тебя ещё больше?

— Я знал, что ты всё ещё дорожишь нашей дружбой, Думсдэй! Как в старые добрые времена!

На глазах единорога появились маленькие капельки, а лицо расплылось в мерзкой улыбке.

Хм. Думаю, Квинтия не будет против угостить Тодда едой, к которой она даже не притронулась.

Вдруг, наблюдая за пожирающим зефир монстром в пальто, на меня нахлынули сладкоголосые воспоминания. Воспоминания о том, как лет пять назад я сидел в кафе вместе с ним за столиком и упрекал его за то, что он съел мои кексы, пока я отходил заказывать себе ещё чая.

Короче, моя жизнь постепенно возвращается на круги своя. Чёрт.

Когда я уже пошёл в отель, на меня почему-то навалилось уныние. Наверно, потому что последние полтора часа являлись для меня самыми трудными за всю жизнь. Много встреч, много информации, много планов… для одиночки я живу очень социальной жизнью. Мне не нравится.

В отличие от физической усталости, умственная усталость никуда не денется. Она скрыта глубоко в голове и холодное полотенце на голове уж точно не спасёт. От всех этих разговоров и стресса, в крови почти не останется глюкозы, но слава богиням я выпил кофе с горкой сахара. Только она-то меня и спасает.

От мысли, что я иду в место, где меня никто больше не потревожит, я почувствовал прилив бодрости. «Дорога домой бодрит как ничто другое». Хотя, я бы не назвал это домом. После того, как семья развалилась, я ничто не могу назвать домом. Но я не БОМЖ! Я – кочевник! Странник, который познаёт мир, ища смысл жизни в постоянном движении!

К счастью отель был совсем не далеко и проспект, где я был, вёл напрямую к нему. Я не заблужусь, даже если бы хотел. Не заблужусь, но задержусь. По пути я зашёл в книжный магазин и познакомился поближе с имеющейся литературой. Зайду пожалуй сюда завтра, а сейчас дом… гм, отель!

Я быстро прошёл через вертящуюся дверь, зашёл в лифт, и через пару минут я уже стоял на пороге своего номера. Только я хотел достать…

— Чёрт, ключи же у Доун. Надеюсь, она дома. – Пробубнил я себе под нос и неуверенно повернул ручку.

Дверь плавно открылась, чем не на шутку ошарашило меня. Она, что, перед уходом дверь не закрыла? Или же это как в кино? Грабители ищут в номере главного героя что-нибудь, что очень важное для их босса. Но ведь… я не секретный агент и ничего у меня нет, кроме старого полосатого шарфа. Им мой шарф нужен?

Прервав поток бреда в своей голове, я тихонько двинулся вперёд. Может ничего такого и не случилось? Ещё меня очень удивило, что, не смотря на день, в номере было очень темно. Должно быть, шторы были закрыты, ведь они очень плотные. Мне бы такие домой…

По мере моего приближения к гостиной появлялся едва ощутимый свет и какие-то странные звуки.

Неожиданно я услышал и голоса. Мужской и женский, но не Доун. Кто-то был в номере это точно.

Блин, что делать?.. Идти к администратору или самому разобраться? А если это реально грабители? Хоть я и обладаю скрытностью ниндзя, но драться, как они я не умею. Да и зачем мне уметь драться? Тёмных дел не веду, девушки, чтобы защитить, нет, пьяные драки с друзьями для меня и вовсе фантастичны.

Мне страшно было пошевелиться, и я принялся делать то, что было самым адекватным на тот момент. Слушать.

— Послушай, Кэнди… я… я…

— Что?

Какая нахрен Кэнди?..

— Я всегда хотел тебе сказать, что я…

— Да-да?

— Я… я… ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!

Чё-о?..

— О? О, Клауд, я тоже тебя люблю!

А? Клауд?.. Какого сена вы в моём номере друг другу в любви признаётесь?!

— Но ведь… ты встречаешься с Дропом…

— Всё в прошлом!

Кто бы она ни была, но она слишком торопится с отношениями…

— А, ну ладно.

Эм…

Я быстро двинулся в гостиную, намереваясь во всём разобраться.

Кто вы вообще нахрен такие? Неужели не было другого места для признаний? Зачем чужой номер-то вскрывать?

Я шагнул за угол и приготовился толкнуть нравоучительную речь, но вместо влюбленной парочки я увидел нечто совсем другое. Доун.

Доун, попкорн и… проектор, показывающий кино на стене.

Вот почему темно… и вот откуда этот странный звук…

Кобылка сидела ко мне спиной на диване с ведром нетронутого попкорна и смотрела на целующуюся парочку на стене.

Неожиданно я услышал всхлип.

— *Хнык* Мне бы так *хнык*…

Женщины…

Пегаска потянулась вытереть катящееся слёзы, и я заметил, что на её копытах были надеты какие-то чёрно-сиреневые носки. В голову почему-то полезла всякая пошлятина.

На стене побежали титры и Доун медленно пошла выключать тарахтящий проектор.

Эй! А как же сцена после титров?

Проектор потух и комната погрузилась во мрак. Та-а-ак, мне страшно. Нет, я не боюсь темноты, просто ситуация сама по себе страшная. Вдруг она…?

Но, не успев закончить мысль, шторы открылись, впустив в комнату ослепляющий свет. Доун, не смотря, что провела много времени в темноте, даже не отвернулась от слепящего солнца. Она сидела около окна и ела попкорн бубня и всхлипывая:

— Ничего, Доун, когда-нибудь тебе тоже так скажут… о, Селестия, какое классное кино…

Вот чёрт. Вот я и её мечту уже знаю. Как же неудобно... Я могу хоть целый день подслушивать за этой дурочкой, но мне уже стыдно становится. Надо бы как-нибудь объявить о своём приходе. В конце концов, я добрый…

Ничего умного, кроме как покашлять, в мою голову не пришло…

“Кхе-кхе!”

Ох, и зря я это сделал. Надо было постучать или уйти-зайти…

Короче, от визга у меня заложило уши, а на голову полетело ведро с попкорном… таковы последствия моей доброты.

Кобылка, поняв, что это я, прекратила визжать и принялась колотить меня по груди. С такой картины можно комиксы рисовать.

Кобылка колотит пегаса с ведром попкорна на голове… Гм, солёный… ненавижу солёный.

И долго мне ждать закадровый смех? Только его-то и не хватает.

— Дурак! Идиот! Зачем так пугаешь?! А если бы я умерла?! Ты бы только видел свой взгляд маньяка!

— Сама дверь не закрыла, а я ещё и дурак, — буркнул я, стряхивая с себя пластиковое ведёрко.

Вот и голову придётся мыть…

Мой взгляд непроизвольно на ноги кобылки.

— Но мог бы просто сказать «я – дома» и всё! Нет, нужно обязательно прокрасться...! Эй! Куда ты там смотришь?!

Пегаска ударила меня по подбородку, тем самым подняв мой взгляд.

— Эт что ещё за наряд? И откуда проектор?

— К-купила в магазинчике… а проектор был уже здесь, когда я вернулась, –Кобылка неуверенно подошла к столику, что был у дивана, взяла какую-то бумажку и вручила мне трясущимся копытом.

«Всё для вас, мои детективы! Не опоздайте на бал и мой концерт!

— С любовью Э.Н.»

Значит, Нек подогнала ещё и проектор. Сколько же у неё денег? И если она такая богачка, почему не раскошелилась на двухместный номер? Всё так непонятно…

— А ещё она оставила это! — как-то весело произнесла Доун и вытащила откуда-то два пакета.

— И что же там? Чувство моего стыда?

— Гхм! Почему стыда-то?!

— Ну, просто как-то неудобно получать всё это за просто так…

— Не просто так! Мы спасли её карьеру!

— В тебе не крупицы скромности.

— Короче, — кобылка раздражённо бросила мне один из пакетов. – Это твоё, а это моё!

Она хмыкнула и направилась в спальню, прихватив с собой полупустое ведёрко с попкорном. Послышался хлопок дверью.

Да что это с ней? А кто это всё убирать будет?

Я вздохнул и приоткрыл пакетик. К моему удивлению там была ещё одна бумажка и какая-то одежда.

«Фольчик, дорогой, буду рада видеть вас сегодня в этом!

— С любовью Э.Н.»

… Фольчик... хватит уже коверкать моё имя. А ещё хватит писать «с любовью»! А то ненароком влюблюсь ещё…

Я присел на диван и достал содержимое пакета. Темная рубашка, тёмно-зелёный жилет и чёрный пиджак.

Хрена себе… отродясь такое не носил. Надеюсь, в этом меня и похоронят.

Я вздохнул и уронил голову на спинку дивана. Я всё больше и больше не хочу идти на этот бал.