S03E05
Mamma Mia. Маленькая Дафна

Аптечная пони

― Когда я начинал учиться на доктора, я думал, что эта благородная профессия откроет передо мной все двери. Пони, завидев меня, будут останавливаться и говорить: “Смотри, это доктор, тот, кто заботится о нашем здоровье, спасает жизни”. Благодарные пациенты приносят тебе подарки в виде тортов или выпивки и становятся твоими друзьями. Так и было... раньше было. Но спустя некоторое время, работая в клинике Святого Сердца, я начал замечать, что все изменилось. Пони больше не говорят спасибо, никакой благодарности, лишь вылечи их и все. Подарки, которые могут принести, приравнивают к взяткам.

На врачей навешивают кучу бумажной работы, пугают проверками и совещаниями. От такого становишься бесчувственным, угрюмым. К своим пациентам относишься также, как и они тебе ― никак; они либо мертвые, либо еще живые.

Но… есть одно место, где ты чувствуешь себя как раньше. Это детское отделение. Жеребята наивные и пока ничего не знают о взрослом мире, доктор для них ― это добрый волшебник, который даст им маленькую таблетку, и боль пройдет, который говорит, что их сердца это маленькие часики.

Там ты чувствуешь себя по-настоящему полезным.

Некоторые пациенты страдают чудовищными болями, и единственным способом их лечения был препарат “Нилиск”, он снимал боль, а, пройдя полный курс лечения, жеребенок выздоравливал.

Проблема в том, что в немедицинском мире это наркотик, причем очень сильный, в определенных дозах легко сносит пони крышу. Земным пони кажется, что они пегасы, а пегасы полностью теряют ориентацию в пространстве и разбиваются.

Наш мэр внес препарат в список запрещенных веществ для всех, к нам пришли полицейские и изъяли его. Дети остались без лекарства, прямо сейчас они стонут от жуткой боли, морфий помогает на время, но… не лечит.

Прошу тебя, помоги мне. Болезнь редкая, а этим детям осталось совсем немного до полного выздоровления. Прошу, ради нашей дружбы.

Дон Вермилионе выслушал речь своего старого друга ― темно-желтого жеребца с кучерявой седой гривой. Дон встал со своего кресла, положив старого пушистого кота, которого он гладил во время разговора, на стол, и поправил пиджак.

― Ты правильно поступил, что пришел ко мне, Пери. Да, действительно, власти принимают новые законы, не обдумав их, и что в результате? Страдают невинные кобылы и жеребята. Так как мне помочь тебе? Я могу вмешаться, поговорить с несколькими пони, и, возможно, они внесут коррективы в закон.

― Это хорошая мысль, но боюсь, что лечение жеребят сойдет на нет за это время, болезнь отвоевывает свое. Нужно действовать сейчас.

― И какое твое предложение? ― Дон налил себе и Пери виски.

― Контрабанда, ― ответил доктор. ― Я знаю, что ты можешь найти поставщиков, которые торгуют Ниликсом, и можешь доставить его в больницу.

Дон походил из стороны в сторону, обдумывая.

― Это очень рискованно, наркотики всегда были моим нелюбимым бизнесом, это грязное и отвратное дело. Но если они способны помочь... Ты ― мой старый друг, когда моя жена рожала нашего третьего сына Альпа, ты сделал все, чтобы она и жеребенок выжили. Я у тебя в долгу, а теперь я этот долг возвращаю. Я сделаю это для тебя.

― Спасибо тебе, ― жеребец обнял своего друга. ― Я этого не забуду.

― А теперь ступай, ты должен быть со своими пациентами, приходи завтра, все будет готово.

― Хорошо, спасибо тебе. ― Пери направился к выходу. ― Нам надо будет как-нибудь встретиться, поговорить, как в старые добрые времена, когда ты, я и Вито были молоды.

― Да, надо… надо… ― протянул Дон. ― Ты и Вито.

― Как там Моби? ― выходя, поинтересовался желтый.

― Хорошо, помогает, верный, отзывчивый, всегда лезет на штыки… весь в отца.

Доктор ушел. Дон повернулся к своему консильери.

― Позови Моби, он поможет мне в этом деле, он должен найти того, кто доставит товар и не вызовет подозрений у полиции. Думаю, он знает такого пони.


Дафна сидела за столиком кафе в казино, подперев голову копытом, и делала вид что протирает стол.

― Эй, Дафна, привет, ― к ней подошел Моби. ― Слушай, Дафна, не хочешь… ― его остановило копыто пегаски.

― Посмотри на это. ― Она показала на двух кобыл-близняшек, у одной из пегасок лимонного цвета шкурка и светло-зеленого грива, а у ее сестры наоборот. Одетые в коротенькие клетчатые юбочки и рубашки, они сидели за столиком, ласкали друг друга копытами и целовались.

― Блеск, ― довольно сказала Дафна. ― Ты никогда не хотел секса с близняшками?

― Эм… не знаю.

― А я бы хотела, это так клево. Как думаешь, если я попрошу, они пустят меня в свой лесби-круг?

― Лесби-круг? Я думал ты бисексуалка.

― Но это не значит, что я не хочу несколько месяцев побыть в сексуальном рабстве у этих малышек.

Моби посмотрел на кобылок, они о чем-то перешептывались и смеялись, а затем снова возвращались к поцелуям.

― Дафна, хочешь заработать пятьдесят штук?

― Пятьдесят штук?! ― завопила Дафна.

― Дело есть, очень серьезное.

― Ты хочешь, чтобы я отсосала тебе за пятьдесят штук золотых принцесс. Знаешь, если еще десять положишь сверху, я буду пить твою сперму на завтрак.

― Эм… нет, не совсем это, ― смутился Моби, хотя в голове пробежала мысль: “А что, можно и так.” ― Пойдем в кабинет Дона, там все узнаешь.


Дафну проводили в кабинет и усадили на кожаное кресло возле стола Дона, он сам сидел напротив и гладил кота. Моби стоял рядом, прислонившись к стене рядом с консильери Дона ― белогривым пони, куда более старым, чем сам Дон.

В другом кресле сидел Пери.

Пони объяснили всю ситуацию Дафне.

― То есть вы хотите поместить в меня несколько пакетов наркоты, чтобы я доставила его в больницу Святого Сердца?

― Да, ― ответил доктор. ― Пакеты хорошо запаяны и могут противостоять разрушительному действию желудочного сока.

― А это не больно?

― Ну неприятно, конечно, будет, это же не пережеванная пища. Но не волнуйся, всего пара часов, и у тебя в кармане будет пятьдесят тысяч битсов.

― Ну так что, Дафна, ― спросил ее Дон. Но кобыла не ответила, уставившись в одну точку, даже не моргая. ― Моби, с ней все нормально?

― Да, она, походу, обдумывает предложение со своими воображаемыми друзьями.

В голове Дафны тем временем переругивались голоса.

― Пятьдесят тысяч! Ты понимаешь, что на такие деньги можно купить? ― верещал маленький толстый пони. ― Ты таки не понимаешь всей серьезности ситуации, соглашайся.

― Посмотри на всех этих жеребцов вокруг. Старые состоятельные старики, ты не представляешь какие винтажные приемы они знают, деточка, они тебя выебут так, что ты останешься жить под столом этого Дона. Мой совет таков: нахуй деньги, отсоси у них всех.

― Я согласна, ― решила Дафна.

― Оп… раввин победил.


Моби и Дафна спускались в лифте.

― Ну как ты? ― осторожно поинтересовался жеребец.

― А ты как думаешь? У меня в желудке четыре пакета наркоты, я конечно практикуюсь глотать большие продолговатые предметы, но не так же глубоко. Тяжесть такая, словно у меня там личинка Сапройского жука.

― Что за жук? ― Жеребцу стало любопытно, ведь живот Дафны ощутимо увеличился.

― Ну есть такой жук, обитает в тропических лесах, здоровый, жуткий, просто ужас. У него есть хоботок, напоминающий пенис… да и работает также, он прыгает на жертву и обездвиживает ее ядом, а потом засовывает его тебе в рот, в вагину, если она есть, или в жопу и откладывает яйца. Детеныш созревает и вырывается через жертву, проламывая грудную клетку. Это если он тебе через рот засадит, а так выйдет как и зашел.

― Фуу… откуда ты это узнала?

― Нашла дома сборник книг Дэринг Ду. Видимо, от старого хозяина дома остался.

― Дэринг Ду? Эти книги написаны триста лет назад.

― Ага… так вот, в одной из них есть целая глава, как эта тварь трахала ее, откладывая яйца, ей удалось спастись только благодаря съеденной гуане летучей мыши, которая убила паразита внутри. Я сначала не поверила, а потом посмотрела в справочнике по насекомым, и знаешь что? Это правда.

― Вау… ― пробормотал Моби.

Лифт остановился, и парочка вышла из него, но тут же была остановлена Сибси.

― Эй, Дафна, че как?

― Эм… ― желтенькая пони занервничала. ― Да все заебись, мне дали отгул, так что я и… Моби решили сходить в...

― Кино! ― закончил Моби.

― О, кино, можно мне с вами? ― радостно спросила Сибси, завиляв хвостом.

Пони переглянулись.

― Ну можно было бы… ― начала Дафна, растягивая слова, чтобы что-то придумать. ― Но понимаешь, этот сеанс для…

― Для жеребцов и кобыл... только пары... понимаешь, о чем я? ― продолжил Моби.

Сибси посмотрела на них и глупо поморгала глазами.

― Колитесь, что вы задумали?! ― недоверчиво спросила единорожка.

― Ты о чем? ― Дафна выдавила слабую улыбку.

― Я о том, что на самом деле происходит, думаете, я тупая? Вы с Моби идете в кино потрахаться? Ну конечно! Может вы еще и жеребенка там зачать хотите? Ахах… не смеши, Дафна! Говори все, как есть.

Парочка занервничала, и Дафна решила взять все в свои копыта.

― Знаешь, мы тебе ничего не скажем, а просто пойдем мимо, куда шли. ― Дафна вильнула хвостом, погладив жеребца по морде. ― Пойдем, Моби.

― Охохо, какие мы серьезные, ― съязвила Сибси и дружески пнула Дафну копытом в бок.

Земная пони замерла. Она почувствовала, как что-то булькнуло в ее желудке, а потом еще и еще.

― Дафна, с тобой все хорошо? ― поинтересовался Моби, он обошел пони и посмотрел на ее мордочку, но эмоций на ней не увидел.

Секунду спустя, ее зрачки расширились до предела, а потом сжались так, что почти исчезли.

― Дафна… Дафна!? С тобой все хорошо!?

Дафна слышала лишь гул, в ее голове заиграла музыка, мир становился то цветным, то черно-белым. Затем она почувствовала, что по ее ногам кто-то ползает, только не по ним, а внутри.

Она подняла одну, и ее сковал ужас.

Через желтую шкурку стали прогрызаться жуки, они вылазили из проделанных дырок в ногах. Копыта ее превратились в ульи, кишащие неким жутким подобием пчел, насекомые ползали из дырки в дырку и поднимались в воздух, роясь у нее перед носом.

― Аааа! ― завизжала Дафна. ― Они лезут из меня, лезут! ― Она упала на спину, пытаясь что-то стряхнуть.

― Дафна… Дафна! ― поведение подруги не на шутку испугало Моби.

― Они лезут из меня! Пчелы! Они построили улей в моих копытах! Ааа… Нет, не лезьте в глаза! ― Она принялась водить копытами по глазам, пытаясь их выдавить.

― Блин! ― Моби с трудом отвел копыта от ее глаз. ― Дафна, все хорошо, никаких пчел нет, это тебе кажется ― пытался вразумить ее жеребец.

Но кобылка видела перед собой зубастую морду: продолговатая голова без глаз, слюни, текущие изо рта, а когда чудовище открыло пасть, то из нее вылезла еще одна.

― Ааа… Бля! ― Желтая пони уперлась ногами в живот жеребцу и отшвырнула его в другой конец коридора.

― Сибси, останови ее! ― улетая, крикнул Моби.

― Как!? ― Сибси посмотрела на возбужденно подпрыгивающую Дафну.

Копыта-ульи пропали, теперь кобылка бороздила просторы космоса под музыку группы Флойд.

И Сибси просто взяла ее за шкирку, затащила кладовую и закрыла на ключ, подперев стулом дверь.

― Все. А теперь говори, что происходит? Какого дискорда она так сбредила?

Оклемавшись от удара Дафны, Моби встал и подошел к двери.

― Хорошо. В общем в желудке у Дафны контрабанда, сильные наркотики.

― Вы наркотой торгуете?!

― Чч… ― Жеребец заткнул рот Сибси. ― Не кричи. Нет, не торгуем. Он для больницы. Видимо, один из пакетов порвался.

― Один из пакетов?! ― опешив, переспросила Сибси. ― То есть могут и еще порваться? Ты хоть понимаешь, что с ней может произойти?

― А то я не знаю. Эх… ладно, просто не давай ей выйти, я схожу наверх и спрошу что делать.

― Давай быстрее!


Оставив Сибси одну, Моби быстро поднялся в пентхаус, где Дон и Пери все еще разговаривали.

― Дон, у нас проблемы, ― с порога сообщил Моби.

Веселые лица пожилых жеребцов мгновенно помрачнели.

― Что случилось, Моби?

― Один из пакетов в животе порвался.

Доктор подскочил, его глаза были полны ужаса. ― Что с ней?!

― Ее конкретно вштырило, у нее галлюцинации, когда она хотела выдавить себе глаза, я попытался ее угомонить, и она откинула меня, как будто я подушечка.

― Это понятно, помимо галлюциногенных свойств, наркотик увеличивает ее физическую силу.

― То есть…

― Сейчас она опасна не только тем, что видит мир в другом свете, но и тем, что обладает немалой силой и почти отсутствующим болевым порогом.

― То есть если она воспримет кого-то как угрозу и нападет, то сопротивление бесполезно?

― Именно, ― ответил Док.

― Еб твою… я же там Сибси оставил, Дафна ее в порошок сотрет.

― Быстро, помоги ей, постарайтесь не выпускать Дафну на улицу, а я разберусь с этим. ― Док взял телефон Дона и стал набирать цифры на диске.

Жеребец опрометью побежал вниз.


Он опоздал, Дафна выбралась из кладовой. Моби увидел огромную дырку в двери, сломанный стул и Сибси, лежащую у стены.

― Сибси! ― он подбежал к подруге. ― Как ты?

Единорожка с кряхтением встала. ― Ух бля! Плечо.

― Куда побежала Дафна?

― По левому коридору. Блин, она проломила эту дверь, как будто она из картона сделана. Что там с помощью?

― Будет, но нам нужно ее задержать, ― Моби помог Сибси встать, и они побежали за беглянкой.

В это время Дафна бродила по тоннелю полному черных дыр.

― Бля, где это я? ― Она посмотрела на свои копыта, которые за несколько минут последовательно превратились в макароны, в осьминожьи щупальца и в отдельные организмы, которые попытались убить ее.

Еще ей чудилось, что на ее крупе есть глаза, а хвост стал змеей.

― Дафна, почему ты не работаешь?

Кобылка обернулась на голос менеджера и застыла в ужасе.

Безглазый пони, с которого слезла вся шкура, стоял, чуть поскрипывая ногами.

― Дафна, ты меня слышишь?

Он открыл свой рот и высунул длиннющий язык, на котором было множество глаз, все они смотрели на пони.

― Мне нужны твои глаза, Дафна, ― сказало существо.

― ААААА!! ― Дафна побежала что есть духу. Пробежав по тоннелю, полному дыр, она увидела обычную дверь, запрыгнув в нее, кобылка закрылась.

― Дафна, открой! ― злобно стучался менеджер. ― Открой, ты, шлюха!

Пони забилась в угол кладовой и с ужасом смотрела на дверь.

― Блин, Дафна, во что ты ввязалась?! Тебя просили просто перевезти три литра бухла через Эквестрийско-Кристальную границу. А тут какой-то маньяк хочет тебя убить. Нет! Я так просто не сдамся, пришло время хищнику стать жертвой!

Действие наркотика немного ослабло, и сквозь туман и галлюцинации она начала частично видеть реальный мир. Первым на глаза попался пожарный топор, она взяла его в копыта.

― Дафна, я серьезно, открывай или ты уво… ― Дверь слетела с петель, едва не накрыв менеджера.

― Ану-у-у, чики-брики и в дамки! ― объявила Дафна и пошла на менеджера с топором.

― Дафна, что ты делаешь… ААА!... помогите! ― Жеребец побежал прочь от обдолбанной пони.

― Беги, беги, Джимми! Тебе не спастись! Дафне было трудно идти на трех копытах, поэтому она взяла топор в рот и побежала за жертвой.

Менеджер забежал в открытый номер и, захлопнув двери, заперся в туалете. Дафна подошла к первой преграде и, проломив ее топором вошла в номер. ― Дорогая, я дома!

Менеджер пытался вылезти в окно, но оно оказалось слишком маленьким. Тут в дверь постучалась Дафна.

― Поросята, поросята… пустите меня… ― Менеджер притаился. ― Я не трону ни волосинки на вашей щетинке. Сейчас, как дуну, как дыхну и развею ваш домик по ветру!

Кобылка замахнулась топором и стала рубить проход через дверь. С каждым ударом менеджер визжал все пронзительнее, совсем как кобылка, слезы текли по лицу, его трясло от страха, он понимал, что дни его сочтены.

Вскоре Дафна пробила себе небольшое окошко, через которое смогла просунуть мордочку.

― А вот и Дафна!

Менеджер надрывал связки, истошно вопя.

― Вот она! ― В номер вошли Моби и Сибси. Они выхватили топор из цепких копыт кобылы и накинулись на нее.


Моби очнулся с больной головой, он попытался встать, но не смог пошевелиться, оглядевшись по сторонам, он понял, что привязан к кровати простынями, а во рту кляп из полотенца.

Сибси, также связанная и со сломанным рогом, сидела на кресле. Если Моби не мог открыть рот, чтобы что-нибудь сказать, то Сибси не могла закрыть рот прочно зафиксированный кляпом.

― Вот ты и очнулась, Дэринг Ду! ― надменно сказала Дафна. Сибси в недоумении посмотрела на нее.

― Хотела украсть мою священную реликвию ― золотую изумрудноглазую обезьянку силы? Но ты не знаешь, с кем связалась. И сейчас я покажу тебе, что бывает с ворами. Видишь его? ― Дафна показала на Моби. ― Это сапройский жук. Довольно опасное существо, особенно эта часть.

Дафна принялась возбуждать член Моби копытом, через мгновение пенис Моби стоял как штык, отбрасывая тень на жеребца.

Сибси пыталась вырваться из плена, но Дафна схватила ее за гриву, подтащила ближе и незамедлительно подтянула ее голову к члену Моби.

Впервые Сибси не хотелось ощутить член в своем горле. Но желтую кобылу было не остановить. Голова единорожки двигалась вверх-вниз, слюни лились ручьем, стекая по яйцам жеребца.

― Скоро этот жучок отложит в тебя свои яйца, а через пару дней они выйдут наружу, разрывая плоть и ломая кости.

Моби чувствовал, что скоро кончит, и пытался не допустить этого.

― Дафна, остановись! ― В дверном проеме стоял доктор Пери, он отошел в сторону и дал пройти двум здоровым санитарам из больницы.

Дафна отпустила голову Сибси, и единорожка полностью заглотнула член Моби, упершись носом в мошонку. Моби не выдержал. Сибси чувствовала, как семя наполняет ее, и она ничего не могла поделать с этим.

― Без боя я не дамся, ксеноморфы тупые! ― Желтенькая пони прыгнула в толпу, занеся копыта для удара. Но санитары не первый день работали с такими пациентами, вмиг Дафна оказалась в смирительной рубашке и с уколом в шее, который отправил кобылку в сон.

― Везите ее в больницу и постарайтесь, чтобы остальные пакеты не порвались. ― Пони унесли кобылу. ― Моби, у вас все нормально?

Жеребец посмотрел на старого друга своего отца как на идиота. Головой показал на связанные копыта и на единорожку, которая давилась уже третьим оргазмом жеребца.

― Видимо это значит “нет”. Я сейчас помогу.


Очнувшись, Дафна обнаружила себя в палате.

― Уф… бля! Все как в тумане. ― Но вскоре туман рассеялся и к пони вернулось нормальное зрение. В палате, кроме нее, были доктор Пери, Моби, Сибси и Дон. ― Для начала хочу вам сообщить, что давать эти вещества детям явно не стоит.

― Его можно давать жеребятам, просто не в таких количествах, ― ответил доктор, проверяя капельницу.

― Так… эм… как твое здоровье, Дафна? ― боязливо осведомился Моби.

― Ты, сука, мне должен еще десять штук, ты хоть представляешь, через что я прошла?!

― А ты хоть представляешь, через что прошла я!? ― тут же встряла Сибси. ― Ты выебала меня, используя Моби. Так что будешь должна половину своего гонорара!

― А вот хуй тебе!

― Да, она в порядке, ― сказал Моби Дону.

― Ладно, хватит спорить! ― отрезал доктор. Он достал фонарик и проверил зрачки Дафны. ― Вроде осложнений нет, наверное у тебя очень сильный организм, если ты смогла выдержать такую дозу. Обычный пони от такого количества пробегает километра полтора, а потом умирают, в лучшем случае становится инвалидом.

― Я все равно себя паршиво чувствую, док… блин, я наверное работу потеряла, я же убила менеджера…

― Вообще-то нет, ― успокоил ее Моби. ― Когда мы нашли тебя, то он, как ссыкливая баба, побежал прочь, зато он указал доку и санитарам, где ты находишься. Но не волнуйся, Дон все уладил.

― Эм… спасибо, ― пробормотала Дафна.

― Это я должен сказать тебе спасибо за то, что, рискуя своей жизнью, ты решила пойти на столь безумный поступок, ― отозвался Дон.

― Кстати об этом, ― доктор подошел к двери. ― Кое-кто хочет тебя видеть. ― Он отворил дверь, и в палату вошла маленькая пони розового цвета с голубой гривой, собранной в два хвостика. ― Это Лилит, благодаря тебе, она прошла весь курс лечения и сегодня мы выписываем ее.

― Так значит это вы ― та тетя, что отправилась в опасную страну, чтобы достать нам лекарство?

― Эм… да, это я, ― смущенно ответила Дафна.

Маленькая пони подошла к ней и вручила рисунок, на котором была изображена сама кобылка, играющая с другими жеребятами, и подпись сверху: ”Спасибо”.

Затем малышка обняла Дафну и уже вслух сказала:

― Спасибо вам.

Все умилительно ахнули.

― А вы правда боролись с сапройским жуком?

Этот вопрос застал Дафну врасплох, а Моби и Сибси покраснели.

― Эм… да, он был большой и страшный, но я насадила на него змею и победила.

― Вы такая храбрая, ― изумилась малышка. ― Когда я вырасту, я буду такой же как вы, ― кобылка спустилась с кровати и поскакала к выходу.

― Я ― плохой пример для подражания.

― Ладно, мы пойдем, я оставлю тебя с двумя моими лучшими медсестрами. ― В палату вошли две кобылки, и Дафна не поверила своим глазам. Это были те две близняшки из кафе, только вместо клетчатых юбочек на них была униформа медсестер.

― Это Ми и Ки. Они будут за тобой приглядывать, так что если что, обращайся к ним. ― Доктор и посетители вышли из палаты и направились по своим делам.

― Сибси, не хочешь сходить перекусить? Тут за углом есть классная забегаловка.

― Эм... нет, спасибо, я уже поела, вернее меня накормили, три раза.

― Да ладно, не я в этом был виноват, вот если бы ты не пнула Дафну в бок, все было бы хорошо.

― А если бы вы мне сказали, что вы делаете на самом деле, я бы не пинала ее!

― Ладно, признаю, мы оба в этом виноваты, но не стоит обижаться на меня.

― Я не обижаюсь… просто немного не в себе от случившегося, сначала Дафна сходит с ума от наркоты, затем она чуть не убивает менеджера топором, а после использует меня, как живой мастурбатор. Ты в меня три раза кончил между прочим, я даже ничего не делала, ты просто периодически, раз в несколько минут кончал и кончал Вот скажи, нормальный сегодня день?

― Да вроде нет, но посмотришь на Дафну ― она так постоянно живет, и думаешь, а нормальны ли мы вообще?

Повисла неловкая пауза.

― Знаешь, пожалуй я все же приму предложение и схожу с тобой перекусить.

― Отлично, ты не пожалеешь, у них там такие бургеры.

― Может Дафне купим? ― предложила Сибси.

― Видела тех двух близняшек? Думаю, сейчас мы Дафне до пизды.

― Ха-ха… это верно, ну ладно, пойдем.

― Кстати, как твой рог?

― Врачи сказали, что через пару месяцев будет как новенький, может даже больше.


Дафна лежала в палате и смотрела, как две милые пегаски кружили вокруг нее.

― А мы видели, как ты смотрела на нас в кафе, ― хитро сказала зеленая.

― Правда, я думала вы…

― Слишком заняты поцелуем? ― подключилась лимонная. ― Детка, мы пегасы, мы видим все вокруг. И знаешь что? Ты нам тоже понравилась, ― она подмигнула Дафне.

― Вау… вы не подумали: “Что за старая блядь на нас смотрит?”

― Хи-хи… и в мыслях не было, ― рассмеялась зеленая. ― Я сказала: “У нее, наверное, вагина сочная, как персик.”

Дафна покраснела.

― Я не думаю, что я такая сочная, во всяком случае никто мне такого не говорил и… *ИК*

Дафна не успела закончить, зеленая пегаска залезла под одеяло и погрузилась язычком в ее вульву. А на лимонной уже был надет стапон, и она наносила на него лубрикант.

― Вау, подождите, что вы...?

― Как что? Уже ночь, а мы с сестрой в ночной смене… так что…

Из под одеяла вылезла зеленая. ― Твоя попка на всю ночь наша.

― И наши кисоньки в твоем язычке, ― дополнила лимонная.

― Ты же хотела побыть у нас в сексуальном рабстве?

― Твоя мечта исполнена, ― объявила лимонная и вставила страпон своей сестре в зад.

― Я не хочу покидать эту больницу, ― расслаблено сказала Дафна и откинулась на подушки, намереваясь в полной мере получить кайф от двух близняшек.