Автор рисунка: Devinian
Глава 4. Банан покидает Кантерлот Глава 6. Бравый солдат Банан

Глава 5. Стальной Банан

Изначально эта глава называлась "Банан попадает в Армию". Однако, так как в качестве эпизодического персонажа выступил Дэ-Крыс(что является прямой отсылкой к очень известному персонажу из книг Гарри Гаррисона) то мне пришлось немного переделать главу, в результате чего его роль стала более заметной. Из моего огромного уважения к произведению, откуда был взят Дэ-Крыс, глава называется именно так.
Так же добавлю, что эту главу я выложил быстрее, чем планировал, и она получилась короче, чем я хотел. Поэтому я извиняюсь за возможную скудность описания событий.

Пэн рассказала очень многое и я ей сильно благодарен. Меня очень поразила её самоотверженность по отношению к Банану, и было ясно, что она испытывает к нему сильные чувства. Иначе этот поступок не объяснить. Как бы то ни было, я узнал от неё, что Банан фигурировал в деле Джема Дэ-Крыса — опасного мошенника, который обещал построить публичный дом специально для королевского двора, но обманул принцессу и украл все деньги, выделенные для его строительства. Банан же в этом деле фигурировал как пособник Дэ-Крыса. След Дэ-Крыса теряется в Сталионграде, куда он отправился с Бананом после своего побега. Теперь и я отправляюсь в Сталионград.

Конечно, я не могу пользоваться ни поездом, ни аэростатом, и я решил отправиться туда пешком. Первым делом необходимо было покинуть пределы Кантерлота, пока весть о моём побеге не дошла до принцессы. Что я и сделал без особых проблем. На моё счастье, стражники не придавали моему появлению особого значения. Однако, я старался не попадаться им на глаза лишний раз.

Далее мой путь шёл по дороге на Сталионград. Несколько дней я питался тем немногим, что смог припасти. Я то и дело оглядывался в небо, чтобы знать, нет ли поблизости патрулей. Раза два над дорогой пролетали пегасы королевской стражи и в такие моменты я прятался в кустах. На моё счастье они не замечали меня. Несмотря на то, что окружающие меня виды были безумно красивыми, я не мог насладиться ими.

Когда я подошёл к границам Сталионграда, я увидел контрольно-пропускной пункт и огромный металлический забор, тянущийся вдоль границы. Вдоль забора патрулировали пограничники в фуражках и с винтовками с длинными штыками, поэтому у меня не было другого выбора, кроме как попробовать перейти границу через КПП. К моему счастью, Эквестрийская зона охранялась не так сильно, как зона Сталионрада, поэтому я смог без проблем её обойти. В Сталионградской зоне меня ждали полный досмотр вещей и долгая беседа с комиссаром. Беседа проходила в небольшой комнате, где за крепким дубовым столом сидел комиссар и курил папиросу, отчего комната была заполнена дымом, за которым было трудно различить портреты генеральных секретарей Центральной Коммунистической Партии Сталинограда. Мой рюкзак лежал на столе комиссара и он неторопливо читал мои заметки, периодически улыбаясь и посмеиваясь.

— Вы очень интересный жеребец, — сказал он хриповатым голосом. — Имея у себя в рюкзаке литературу подобного рода, даже не удивлён, что вы покидаете границы Эквестрии. И всё же, я должен спросить вас о цели визита в нашу страну.

— Я скрываюсь от властей Эквестрии и прошу политического убежища в вашей стране, — сказал я, в надежде, что антиэквестрийские настроения этого представителя власти Сталионградского Сюза повлияют на его благосклонность ко мне.

— Ну… — протянул он, после того как крепко затянулся папиросой. — В данный момент, у нас подписан мирный договор с Эквестрией. По правилам этого договора, мы обязаны сдать вас Эквестрийским пограничникам…

В этот момент моё сердце дрогнуло. Я прекрасно понимаю, что второго шанса убежать у меня может и не быть. Комиссар продолжал:

— Но, учитывая то, что Эквестрийская армия не может в данный момент противостоять нашей военной машине, мы можем вас пропустить. Однако, не рассчитывайте на сильную помощь с нашей стороны, пока вы не станете гражданином нашей великой державы.

После этих слов мне стало легче и я с упоением смотрел на то, как он написал на бумаге какое-то извещение и с громким стуком поставил на неё государственную печать. Я попрощался с ним и отправился в сторону железнодорожной дороги. После получаса ходьбы я дошёл до полустанка, расположенного посреди поля, и стал ждать приезда поезда. Единственный поезд, который остановился у полустанка, приехал лишь на следующий день. На моё счастье к полустанку подошла старуха, продающая сладкие пирожки. На поезде я доехал до Сталионграда без особых приключений.

Вокзал Сталионграда поразил меня своим великолепием: весь вокзал был крытым, огромные ферменные конструкции держали массивную крышу, на стальных столбах висели гербы Сталионградского Союза, а над массивными стальными воротами входа в вокзал висел портрет генерального секретаря Бровина.

Теперь мой путь лежал в военный архив. Я надеялся на то, что собирая компрометирующую информацию о принцессе, мне дадут доступ к документам этого архива.

Архив находился в здании постройки времён Сталлиона: массивные стены, колонны, высокие потолки и мощные оконные рамы. На пропускной в архиве было несколько охранников. Мой план сработал — они пропустили меня, как только услышали цель моего визита, однако ко мне приставили одного из охранников, для того чтобы я не подсмотрел лишнего. Настало время долгой и кропотливой работы.


Банан выбежал из дворца в Кантерлоте и принялся соображать — куда же ему бежать, чтобы уйти из города. Он даже и не знал, что значит — уйти из города. Поэтому он просто пошёл куда глаза глядят. Он шёл довольно долго, пока не увидел, как несколько королевских стражников ведут какого-то пони серого окраса со светлой гривой и с кьютимаркой в виде крысы. Стражники увидели Банана и обомлели. Их удивление возросло ещё больше, когда он подошёл к ним.

— Вы не подскажете, как можно уйти из Кантерлота? — спросил он.

Стражники переглянулись и решили поймать Банана. Они набросились на него, однако Банан, бросив короткое: “Дело — дрянь”, решил спастись бегством. Тем временем жеребец, которого сопровождала стража, освободился от пут и бросился наутёк. Стража долго пыталась поймать Банана, однако это было безуспешно, поскольку Банан то и дело сбивал прохожих, тем самым создавая препятствия для стражей. Когда он оторвался от преследователей, из-за угла выскочил тот самый серый жеребец.

— Спасибо, дружище! — сказал он. — Ты либо гений, либо полный идиот. В любом случае, мы с тобой в бедственном положении и нам надо выбраться отсюда вместе. Будем знакомы — моё имя Джем Дэ-Крыс.

— Банан, очень приятно с вами познакомиться.

— Вон там проводится запись в добровольцы в Эквестрийскую армию, — он показал куда-то вдаль улицы. — Началась война со Сталионградом, а некоторые призывники скрываются от властей. Мы можем воспользоваться этим и отправиться на передовую, где мы “пропадём без вести” и нас никто не будет искать.

— Эх, едрить экспоненту, звучит здраво. Вот это напомнило мне случай, как я подметал улицы и мне кто-то посоветовал махать метлой посильнее. Ну, я и решил опробовать

этот совет. Я кааааак размахнусь метлой да по земле промазал, а рядом (вот беда!) оказался какой-то джентльпони. Так я ему прямо в морду метлой. Ух, разозлился же он. Ну я дёру-то от него и дал. Бежал я от него по парку, а он прямо за мной. Тут я гляжу — здоровенная куча навоза! Вот ведь ужас то! Ну я и перепрыгнул, а вот от не смог. Весь измазюкался в навозе и бежать за мной перестал. А как я узнал после, тот сударь отказался от службы в Эквестрийской армии в пользу канцелярской работы.

Джем косо посмотрел на Банана, но ни слова не сказал.

— Я есть хочу, — сказал Банан, — давай зайдём в кафе и поедим.

— Здравая мысль, — заметил Дэ-Крыс, — Нам предстоит нелёгкая дорога, хоть поедим вкусно напоследок.

Тут он приобнял Банана и весело произнёс:

— Мы пойдём в ресторан и поедим как короли!

Джем отвёл Банана к дорогому ресторану, который находился совсем рядом. Они зашли внутрь и заняли свободный столик. Дэ-Крыс позвал официанта и заказал самые дорогие блюда, что были в меню. Официант — очень тонкий земной пони с длинной шеей, и его светло-серый окрас визуально делал его тоньше на фоне богатой обстановки ресторана. Его вид повеселил Банана, и как только официант скрылся из виду, Банан громко засмеялся.

— Не, ну ты видел? Прям как кузнечик! — сказал Банан.

— Ты только не засмейся, когда он вернётся, — поучительно произнёс Дэ-Крыс.

Официант вернулся и принёс несколько редких блюд, кои выглядят столь странно, что не поддаются описанию. Банан стал осторожно пробовать странную мешанину из каких-то неведанных фруктов, а его приятель смело и элегантно ел от каждого блюда понемногу.

— Ты не стесняйся, — сказал Дэ-Крыс Банану, — бери, пробуй.

Банан попробовал всего понемногу и остановился на фруктовом салате. Как только все блюда были съедены, Дэ-Крыс произнёс:

— Что-то мы засиделись. Пора бы и уходить.

Банан поддержал Джема, они встали из-за стола и быстро вышли из ресторана. Теперь их путь лежал в приёмную эквестрийской армии. Джем на удивление хорошо знал город, и они добрались до приёмной очень быстро. Они вошли в низкое здание через дверь, которая вела в полуподвальное помещение. По указателям на стенах, они зашли в кабинет, где находилось два врача и один офицер. Врачи сидели в мягких креслах в углах комнаты и вяло посмотрели на вошедших, после чего произнесли “годны” и погрузились в полусон. Офицер в золотистой броне сидел на стуле, что стоял близ стены между двумя креслами. Он улыбнулся, увидев вошедших и спросил:

— Не желаете ли послужить бравому делу Эквестрии?

— Да, мы хотим записаться в добровольцы, — сказал Джем, хлопая Банана по спине.

— Это замечательно! — сказал офицер.

Он подошёл к Банану и к Джему и они расписались на шаблонах договоров. После этого им выдали по старой чуть ржавой кирасе и пике с потрёпанным древком. Взяв свой инвентарь, они пошли к месту сбора солдат. Там было много молодых жеребцов, которые были похожи скорее на играющих в войнушку детей, а не на солдат.

Как только сборы завершились, офицер зычно произнёс: “К колонну по двое стройсь!”, и солдаты выстроились в колонну. После команды “Ша-гом арш!” отряд двинулся в сторону Сталионграда. Путь предстоял очень долгий и в пути офицер то и дело читал длинные речи о том, что есть служба в Эквестрийской армии и какая честь выпадает на долю каждого бойца. Он несколько раз повторял, что все солдаты должны служить верой и правдой своему народу и главное — принцессе. В перерывах между речами бойцы заводили походную песню, которая ни разу не была спета до конца, так как все плохо знали её слова.

Отряд подошёл к границам Сталлионградского Союза, где скопились основные силы Эквестрийской армии. Офицер напоследок сказал, что в случае появления врага, необходимо держать пику остриём вперёд и с криком “За Эквестрию, За Селестию!” бежать в сторону врага и поразить каждого остриём пики.

Затрубила труба и все отряды выстроились на поле в боевом порядке. Вскоре должно было начаться наступление, и все ждали, когда будет виден враг. Именно так и думал Джем Дэ-Крыс, однако он ошибся. С неба прилетела золочёная колесница, в которой сидела принцесса. Колесница плавно спустилась перед солдатами, и солдаты громко поприветствовали свою повелительницу.

 — Мои верные подданные! — начала речь принцесса. — Сегодня очень важный день для всей Эквестрии! Сегодня день, когда наша доблестная армия разгромит войска этого узурпатора — Сталлиона! Этот ужасный пони посмел…

Она запнулась, увидев дымок в рядах солдат. Этот курящий солдат вдруг одел на себя ушанку, и лицо принцессы наполнилось краской.

— ЭТО ТЫ! — раскатисто пронеслось по полю.

Прицесса подбедала к Банану и встала напротив него. Она тяжело дышала, и по её копытам прошла лёгкая гневная дрожь.

— Доброволец Эквестрийской Армии Банан готов служить верой и правдой вам, ваше величество принцесса Селестия! — громко отрапортовал он.

Тут взгляд принцессы скользнул вбок и она увидела рядом с ним Дэ-Крыса.

— Два предателя короны собрались вместе! — сказала она, посмотрев каждому из них в глаза в упор. — Превосходно! Поверить не могу, что вы заодно.

— Нам конец, — шепнул на ухо Банану Дэ-Крыс, — Если только ты не придумаешь что-нибудь.

Вдалеке раздались раскаты пушек и кто-то из офицеров крикнул:

— Это армия Сталлиона!

Банан схватил пику, и пока никто не успел что-либо предпринять, побежал навстречу грохоту с криком:

— За Кантерлот! За Селестию!

Дэ-Крыс не думал долго и тут же последовал его примеру. Как только принцесса сообразила, что только что произошло прямо у её носа, она издала неразборчивый вопль и бросилась вдогонку, истошно-гневно крикнув “Лови предателей!”.

Близ Банана и Дэ-Крыса раздавались взрывы от артиллерийских снарядов, а осколки мешали принцессе подойти достаточно близко к ним. Всё же, она была куда более крупной мишенью, чем они.

В это время на позициях армии Сталлиона солдаты и офицеры наблюдали странную картину: уворачиваясь от артиллерийского огня, прямо на них неслись два земных пони, один из которых был без оружия; за ними гналась сама принцесса Селестия, а за принцессой хаотично бежала остальная армия, несясь прямо под артиллерийский огонь.

Сталлион, наблюдающий с холма за этой вакханалией, крепко затянулся трубкой и произнёс:

— Эта нэ тактика… Эта идиотизм.

Далее в бой вошла Сталлионградская авиация. Принцесса, увидев надвигающиеся на неё фанерные аппараты, взлетела и вступила с ними в бой. Стоит отметить, что фанерные бипланы рассыпались в щепки от ударов её копыт. Тем временем, пока она была отвлечена воздушным боем, Банан и Дэ-Крыс скрылись из виду. Армия сталлионграда начала атаку и быстро стала теснить Эквестрийских солдат. Принцесса, обозлённая хотела было броситься самой в атаку, но пара пуль изменили её решение, и она улетела в сторону Эквестрии, оставив свою армию на произвол судьбы. Тем временем Банан со всей силы врезался пикой в дерево и после безуспешных попыток вытащить её оттуда снял кирасу и стал разочаровано смотреть на это самое дерево. Вскоре к нему подошёл Дэ-Крыс в сопровождении нескольких солдат.

— Пусть ты полный идиот, но ты, как говорится, сделан и стали. Я очень рад был с тобой познакомиться. — сказал он и обратился к солдатам:

— Вот этот тоже учавствовал в саботаже.

После один из солдат записал что-то в блокноте, и они отправились в сторону ставки сталлионградцев.