S03E05
Глава XII "Поединок" Глава II "Посол"

Книга третья. Глава I "Новая жизнь"

Стоя у Кристального замка, Хоуп не уставала вновь и вновь восхищаться этим воистину грандиозным, колоссальным и прекрасным строением. Она увидела его сразу же по прибытии в город, и он не скрывался от её взора ни на секунду. Словно маленькая лодочка, шла она к этому великому маяку, что своим светом приветствовал не только каждого прибывшего, но и всех горожан. Ничего подобного ей прежде не доводилось видеть, и порой замок её слишком увлекал, как чудесный сон, что она чуть не сбивала прохожих с ног. И теперь она стоит перед ним, а он приглашает её войти.

— Стой, кто идёт? — остановил воодушевлённую кобылку голос стражника.

— Меня зовут Хоуп, я пришла к Сомбре, — недолго думая отвечает она.

Стражник улыбнулся и обратился то ли к ней, то ли к своему сослуживцу:

— В замок пришла, как к себе домой, так ещё и к королю на «ты».

Слова пони задели Хоуп за живое.

— Да, мы с ним хорошие друзья, — съязвила она.

— Разумеется, а я его троюродный брат, — усмехнулся второй стражник и серьёзным голосом заявил: — Если у вас нет приглашения, леди, то…

— Вообще-то, есть, — улыбнулась она и полезла в сумку за конвертом, в котором лежало письмо, полученное ей на днях. — Вот оно.

Стражники растерянно переглянулись. Им даже не потребовалось открывать конверт, хватило королевской печати, появившейся всего десять дней назад. Они встали по стойке смирно и раскрыли двери перед гостьей.

— Просим прощения, мы следуем приказам, — ответили они с волнением.

Хоуп ничего не сказала, лишь с важным и слегка оскорблённым видом прошла мимо них. В душе она еле сдерживала улыбку и последующий за ней смешок. За годы жизни в Мэйнхэттэне Хоуп довелось побывать у разных знатных или просто богатых особ, и у каждого из них были свои странности, меры предосторожности. Так что же говорить о короле целой империи? К слову, новый титул Сомбры стал для неё настоящей загадкой, ведь испокон веков империей правил император, а не король. Официального ответа на данный вопрос в Эквестрии никто не оглашал, так что Хоуп довольствовалась лишь догадками.

Как уже упоминалось ранее, молодой лекарше довелось побывать у многих важных особ Мэйнхэттэна, но такую красоту она видела впервые в жизни. Длинные коридоры, каждый словно сокровищница мифического замка, соединяли огромные залы, похожие на глубокие пещеры, но не своей мрачностью и сыростью, а величием и благоговейным трепетом, которые они вызывали. Сквозь чудесные витражи, составленные из разноцветной мозаики, солнечный свет падал на всю эту красоту, позволяя ей сверкать, точно драгоценные камни. Приятные беседы с Сомброй по вечерам и его рассказы о кристальном городе больше походили на сказки; однако Хоуп попала именно в сказку, но не во сне, а наяву.

Несколько минут пони просто наслаждалась неописуемой красотой. Однако вскоре встретилась с серьёзной проблемой: сама она не знала, где искать Сомбру, но, как выяснилось, никто из слуг не мог ей помочь. Это показалось ей не столько странным, сколько подозрительным. «Тёплая встреча стражников, слуги, не знающие, где их король… Уж не решил ли Сомбра надо мной подшутить?» — пришла она к неоднозначному выводу. К счастью, наконец нашёлся какой-то пони, который объяснил, что король на важном военном совете в тронном зале, поэтому его нельзя беспокоить. Он также объяснил единорожке, как туда пройти, но напоследок напомнил, что короля нельзя беспокоить. Хоуп поблагодарила за помощь и дала честное слово, что не заявится на военный совет.

До тронного зала оказалось не так уж и далеко, но подняться на своих четырёх по нескольким лестницам всё же пришлось. По пути Хоуп встречала немало стражников и слуг; первые постоянно спрашивали у неё, кто она такая, а вторые молча кланялись и шли по своим делам.

У дверей тронного зала, как у каждого важного помещения, стояли стражники. Хоуп прекрасно помнила о данном обещании, хотя и без этого не собиралась отвлекать Сомбру от важного совещания. Она отошла в сторонку, поймав на себе два настороженных взгляда. Коридор ничем не отличался от остальных помещений замка, а вот двери тронного зала стоили внимания. По сути, ими являлась огромная картина, горельеф, Кристального замка, возвышающегося над крошечными домами; на главной площади собрались верноподданные, словно муравьи, склонившиеся перед императором, стоящим на балконе. Издалека рассмотреть это оказалось непросто, и Хоуп приходилось щуриться. Стражники, как видимо, понимали, чего хочет пони, но бдительности не теряли.

Время шло, а совет всё не заканчивался. Никто не вошёл и не вышел из тронного зала, словно там никого и не было. В какой-то момент Хоуп так и показалось. Она уже хотела войти, но стоило ей подойти, как послышались неразборчивые голоса за стеной. Ей снова пришлось ждать, и прекрасная сказка, в которой она оказалась, уже не завораживала так сильно, как вначале.

— Хоуп? — услышала пони до боли знакомый голос за спиной.

Она обернулась. Перед ней стоял растерянный тёмно-коричневый кристальный пони.

— Дрисс! — улыбнулась она и обняла старого друга. — Наконец-то хоть одно знакомое лицо. Давно не виделись. Как поживаешь?

— Привет, Хоуп, — растерялся он. — Нормально… Мы не ждали тебя так скоро…

— Один из друзей князя Геллера предложил меня подбросить, ему как раз зачем-то нужно было в Кристальную Империю. Сам понимаешь, добраться из Мэйнхэттэна сюда проблематично, так что я согласилась. Я и написала об этом, но, видимо, мне удалось обогнать почту!

— Забавно, — улыбнулся Дрисс глупо. — Давно его ждёшь?

— С полчаса, наверное, — пожала она плечами и с тоской посмотрела на двери. — Ты не знаешь, когда это собрание закончится?

— Трудно сказать, они там уже четвёртый час обсуждают… тебе будет неинтересно.

— Почему же? Расскажи, хоть какое-то развлечение.

— Лучше пошли со мной, — ловко сменил он тему.

— Куда? — уточнила она, хотя сама готова была пойти куда угодно, лишь бы не стоять на месте.

— Увидишь, — послышался загадочный голос.

Пони поднялись ещё по двум лестницам и прошли несколько коридоров. Ни один не уступал по своей красоте предыдущему, однако в оформлении чувствовалось повторение. Дрисс с удовольствием рассказывал Хоуп о своей новой жизни, но по неведомой причине неохотно говорил о судьбе остальных и положении дел в целом.

— Так ты остался прислугой Сомбры после всего, что с вами произошло? — удивилась Хоуп и покачала головой. — Я тебя не понимаю, ты же мог попросить любую должность!

— А зачем мне это? Мы с Сомброй друзья, говорим на равных, когда позволяет ситуация, да и работа не пыльная: принести то, сделать это. Я всю жизнь этим занимаюсь, так что мне не привыкать. Я всегда сыт, одет. К тому же теперь мои родители живут в замке, поэтому мне не надо за них так переживать. А что ещё нужно для счастья?

Пони вздохнула. Она понимала друга, хотя и не до конца поддерживала его убеждения. Правда, ей не хотелось об этом говорить, поэтому она лишь молча кивнула.

Дрисс так и не сказал, куда именно они направляются, так что для Хоуп это превратилось в некое подобие игры — очередного способа скоротать время. В голову приходили разные мысли. По правде сказать, она угадала, но до последнего сомневалась.

— Вот мы и пришли, — сообщил Дрисс, жестом приглашая подругу войти.

Двери бесшумно отворились. Хоуп осторожно вошла и увидела, пожалуй, самую удивительную комнату в своей жизни. Но ни богатством или антиквариатом выделялась она. Скромный бархатный ковёр на полу, двуспальная кровать из красного дерева, широкий письменный стол, шкаф, видимо, с вещами. Ничего удивительного и, более того, относительно бедный интерьер для короля. Но тут ощущались теплота и уют, как у Хоуп дома. Она не могла объяснить это чувство, но оно грело ей душу.

— Я скажу ему при встрече о тебе. Но он в любом случае направится сюда, так что располагайся.

— Ты не останешься?

— Увы, но у меня много дел. Могу принести поесть, если хочешь?

— Спасибо, было бы неплохо, — улыбнулась она.

— Располагайся.

Друг закрыл за собой двери. Хоуп вновь осталась одна. Она чувствовала себя одной из новых работниц замка, которой прежде провели экскурсию по будущему месту работы. Правда, в отличие от служанки, она лишь наслаждалась красотой и величием замка.

«Интересно, а что это там? Балкон?» — подумала Хоуп, увидев стеклянные двери, сверкающие в лучах заходящего солнца. Аккуратно толкнув их копытцем, она обнаружила их незапертыми. «Неужели это тот самый балкон, что я видела на той картине? — предположила пони, и ей сразу же захотелось взглянуть на город с высоты птичьего полёта. — Дрисс ничего не говорил об этом… Думаю, Сомбра не обидится, если я подожду его здесь. Да он и не узнает».

Единорожка не спеша вышла на балкон. Свежий ветер ударил ей в лицо, а солнечный свет слегка ослепил глаза. Но, когда белая пелена отпустила, она увидела нечто невообразимое. Ни один пейзаж не мог сравниться по красоте с кристальным городом, раскинувшимся у подножия замка. Он переливался всеми цветами радуги, его жители казались крохотными букашками, трудящимися на общее благо. А скрывающееся за чередой снежных гор солнце вносило финальный штрих в эту прекрасную картину.

— Ух ты… — только и смогла произнести Хоуп.

Она облокотилась о перила, заворожённым взглядом любуясь воистину прекрасным зрелищем. Оно поглотило её целиком и полностью. Пони казалось, что она может всю жизнь стоять здесь и смотреть на эту красоту.

— Ты прекрасна, как никогда, — услышала она ласковый голос Сомбры за спиной и резко обернулась.

Знакомый и дорогой ей пони встречал её тёплой улыбкой. На голове красовалась золотая корона с тремя красными рубинами, а на спине виднелась королевская мантия того же цвета. Но за всеми этими атрибутами нового титула Хоуп видела того милого единорога, с которым свела её судьба.

— Не надо ко мне так подкрадываться, — в шутку заявила она, тихо хихикнув, — ваше величество.

— Прошу тебя, не нужно титулов. — Он снял корону и положил её на пол. — Для тебя я просто Сомбра.

Подобный жест вначале поразил её. Но затем она отдалась во власть эмоций и кинулась жеребцу на шею.

— Я скучала, — прошептала она.

— Я тоже.

Она посмотрела в его красные глаза. Многие видели в них силу и страх, но пони чувствовала лишь теплоту и заботу. Он прильнул к её губам, и на секунду в целом мире остались только они одни.

— Почему не написала? — всё тем же нежным голосом спросил он.

— Письмо не успело дойти, и меня подбросили?

— Кто?

— Друг князя Геллера.

— Геллер… — процедил Сомбра сквозь зубы, обращая взгляд в сторону.

— Что такое? — заволновалась она, лишившись сладкого момента близости с любимым пони.

— Ничего… Зайдём внутрь, а то простудишься, — улыбнулся он.

Пони вернулись в комнату. Сомбра закрыл за собой дверь, не забыв о лежащей на полу короне. Её он положил на стол, кинул красную мантию на кровать.

— Оставьте нас, — неожиданно приказал он.

Хоуп удивлёнными глазами посмотрела на него, затем осмотрела комнату, но так и не нашла того, кому Сомбра адресовал приказ.

— Ты… — Внезапно двери открылись. Хоуп чуть ли не подпрыгнула от неожиданности. И каково же было её удивление, когда она поняла, что на пороге никого нет. Более того, двери закрылись сами по себе.

— Что… Как это понимать? — спросила кобылка.

— Что именно? — уточнил Сомбра таким голосом, словно увиденное было в порядке вещей, и лёг на кровать. — Я приказал гвардейцам нас оставить.

— О каких гвардейцах ты говоришь? Тут никого не было!

— За то их и называют призраками, глупышка, — послышался его тихий смешок.

— Хочешь сказать, что какой-то пони стоял здесь всё это время?.. — поразилась она и на пару секунд застыла с этим выражением на месте; но вдруг взорвалась, словно вулкан. — Так он следил за нами, и ты об этом знал?!

— Это их работа, — преспокойным тоном ответил Сомбра.

— Ага, так значит, их было двое? Замечательно! — топнула она копытцем.

Сомбра приподнялся и с мольбой, больше похожей на упрёк, попросил:

— Пожалуйста, только не смотри на меня так.

— А как мне ещё на тебя смотреть? Или ты считаешь, что я должна тебя поблагодарить? — продолжала она сердиться.

— Раньше тебя это не смущало, — съязвил он.

— Да иди ты! — обиделась она и присела на край кровати, спиной к Сомбре.

«Дурак!» — подумала она, скрестив копыта на груди. За спиной послышалось копошение, чувствовалось, как жеребец приближается к ней. Но Хоуп не спешила бросаться в его объятия, хотя в душе не держала на него зла.

— Извини, я не хотел тебя обидеть, — обнял он её со спины. — Это необходимые меры предосторожности, всё же я теперь король.

— Король он… — прошептала она. — А почему король, а не император?

— Ты не знаешь?

— У нас об этом не говорят.

— Императоры правят империями, Хоуп, а от прежней Кристальной Империи осталось одно название. Я хочу, чтобы все это понимали и осознавали, как много нам предстоит сделать, — пояснил он с нескрываемой грустью, положив голову кобылке на плечо. — И тебе в частности.

— Мне? — улыбнулась она. — Чем я смогу помочь?

— Увидишь, — шепнул он и куснул её за ушко, — как и рассвет в империи, он прекрасен.

— Но сейчас только закат, — промурлыкала она, закрывая глаза.

— Ничего, мы подождём…