Автор рисунка: Devinian
Глава XI "Там, где обитают тени" Книга третья. Глава I "Новая жизнь"

Глава XII "Поединок"

Проблемы на очередном заседании императорского совета возникли с самого начала: не пришла та половина пони, которая вызывала у императора ряд подозрений в последнее время. За ними сразу же выслали, но вскоре выяснилось, что никого из них в городе не оказалось. Слуги не знали, куда отправились их хозяева, хотя все как один утверждали, что те собирались второпях и уехали в одно и то же время, вчера вечером. Сообщи об этом простому жителю империи, и тот скажет, что нет ничего удивительного и они отправились на отдых. Однако Сэрвус Аврелий держался иного мнения, верно понимая, что за этим последует; вот только он не осознавал всех масштабов грядущих событий. И оттого послание, полученное из Кристальных Копей, повергло его в шок.

— Император, члены совета, мне только что доложили о… — запнулся Бишоп, — семи легионах, направляющихся к городу. И во главе…

— Эти шакалы посмели пойти против меня, своего императора? — вскочил Сэрвус. — Они жестоко поплатятся за своё предательство! Генерал, собирай войска, нас ожидает битва.

— Это ещё не всё, — произнёс тот после непродолжительной паузы. — Армию ведут не члены совета, а… Сомбра.

— Сомбра? — поразился император и вновь присел на трон.

Он молчал несколько минут, в течение которых никто не смел прерывать его раздумий, как если бы тот обещал отрубать голову каждому, кто посмеет заговорить.

— Генерал, выполняйте приказ, — холодно произнёс император. — Совет окончен. Все свободны.

Пони многозначно переглянулись, но никто из них не посмел возразить правителю. Они молча поклонились и вскоре освободили тронный зал.

— Выйдите за дверь, — приказал Сэрвус стражникам.

Те подчинились так же беспрекословно, как и члены императорского совета. Массивные двери с шумом закрылись, и император остался один, по крайней мере, так казалось.

— Алькаир, — обратился он в пустоту, — я хочу ещё раз услышать твой рассказ.

— Как вам будет угодно, — отозвался капитан гвардейцев.

Прямо перед троном, скинув с себя капюшон, появился кристальный пони. Он склонился в поклоне, не решаясь встать дольше обычного.

— Но на этот раз ты расскажешь его во всех подробностях, не упуская ни одного момента, — холодно добавил император.


Группа пони, состоящая из членов императорского совета вместе с сопровождающей охраной, скрылась за поворотом. Мгновение спустя из тронного зала вышли четыре стражника. Они встали у дверей, переглядываясь и что-то тихо обсуждая.

«Ты не справишься с новой силой, она тебе неподвластна в полной мере. Позволь нам управлять тобой», — звучал монотонный голос в голове Сомбры. «Я справлюсь сам!» — ответил он. «Без нашей помощи ты не проник бы во дворец незамеченным, помни об этом», — сказали демоны напоследок.

Сомбра шагнул вперёд, выходя из тьмы, окутывавшей его на протяжении всего перемещения. Перед ним раскинулся до боли знакомый зал. «Как же давно я здесь не был», — подумал пони, проводя копытом по кристальной стене. К сожалению, времени для ностальгических воспоминаний ему никто не предоставил.

— Стоять! — услышал он голос за спиной.

«Назад пути нет!» — напомнил Сомбра себе и резко обернулся. Стражники оказалось шокированы, когда увидели пони, прежде стоящего к ним спиной. Этих нескольких секунд хватило ему для удара. Четыре магических сферы вырвались из рога и на огромной скорости сбили стражников с ног. Парализованные пони упали на пол, способные только тихо постанывать, так что опасности они больше не представляли.

Сомбра остановился у массивных дверей. Он давно выбрал для себя этот путь, но последний шаг всё равно остался самым сложным. Сотни раз входя в этот зал с мечом, генерал впервые собирался его обнажить.

— Время пришло, — прошептал пони и магией открыл двери.

Император сидел на троне, что-то бурно обсуждая с одним из своих личных гвардейцев. Издалека Сомбре оказалось трудно определить, кто же именно стоял рядом с Сэрвусом, но ему показалось, будто это Алькаир. Как видимо, император не ожидал увидеть своего бывшего генерала здесь и сейчас. Он резко встал и пару секунд удивлённо смотрел на незваного гостя.

— Чудесно, Создатель преподносит тебя мне на серебряном блюдечке — сражение закончится, так и не начавшись, — довольно произнёс император.

— Ты прав лишь в одном, что сражению не быть, — отрезал Сомбра, обнажая меч. — Сэрвус Аврелий, я обвиняю тебя…

— Убить его!

«Собака!» — только и успел подумать генерал, как один из призраков напал на него из пустоты. К счастью, природа не обделила Сомбру реакцией, и он успел заблокировать удар. Нападавший растворился в воздухе сразу после атаки, но секундой позже напал другой призрак. Благо, и на этот раз тот сумел вовремя среагировать, хотя от успеха противника отделяло одно мгновение. Стоило мечам разойтись, как гвардеец исчез, подобно промахнувшемуся вору. Рог вспыхнул — Сомбра попытался нанести удар первым. Однако острый клинок вошёл по рукоять в его плечо. Страшная боль прервала заклинание и вывела Сомбру из боя на пару секунд. Удивительно, но враги не воспользовались предоставленной возможностью, и новая атака случилась лишь через определённый промежуток времени. Его как раз хватило Сомбре, чтобы превозмочь боль и воспользоваться магией. Чёрный луч откинул нападавшего на пару метров назад. Лёгкий дымок поднимался с его безжизненного тела. Но бой только начался.

«Позволь нам спасти тебе жизнь, глупец?!» — прозвучал знакомый монотонный голос в голове. Сомбра не ответил, верно понимая, что отвлекаться нельзя. Но вдруг яркий луч пронзил пони насквозь, словно удар молнии. Он парализовал тело, и единорог упал на кристальный пол, запачканный собственной кровью. Содрогаясь в конвульсиях и чувствуя чудовищную боль, он всё же слышал отдалённый голос императора, что нанёс удар исподтишка.

— Ты правда надеялся убить меня здесь, в моём же замке? — усмехнулся тот. — Ты не только предатель, но и глупец, чьё имя недостойно того, чтобы звучать в этих стенах. Из-за твоей самонадеянности восстание обречено, как и все, кто в нём участвует. Только представь, сколько жизней ты погубил своим поступком?

Один из призраков, в котором Сомбра с трудом узнал Алькаира, занёс над ним меч.

— Нет, я хочу увидеть его страдания, — остановил капитана гвардейцев император, не спеша направляясь к поверженному врагу. — Они доверились тебе, Сомбра, поверили в то, что ты сможешь им помочь свергнуть меня… Наверное, они в отчаянном положении, раз обратились к тебе, или они просто глупцы, которые не учатся на чужих ошибках. В любом случае мне стоит поблагодарить тебя, ведь твоя самоуверенность помогла мне вычислить предателей и тех, кто им помогает. Уверяю тебя, их ждёт заслуженная кара. Но пока я хочу узнать, почему ты согласился возглавить восстание?

«Прояви благоразумие и позволь нам спасти тебе жизнь!» — раздался голос в голове Сомбры.

— Отвечай, когда к тебе обращается император. Или тебе мешает меч? Помоги ему, Алькаир.

Призрак на мгновение вышел из сумрака и резким движением вынул холодную сталь из плоти генерала. Сомбра застонал от боли, и лишь крепко сжатые зубы не позволили ему закричать. Тело по-прежнему отказывалось слушаться, хотя копытами удавалось пошевелить при должном напряжении мускулов.

— А теперь отвечай.

«Это твой последний шанс!» Сомбра видит, как над ним вновь поднимается меч. На этот раз вероятность того, что император даст ещё один шанс, ничтожно мала. Смерть или предложение демона?..

— Убить его!

Холодная сталь устремляется к беспомощной жертве. Но вдруг её и всех призраков раскидывает в разные стороны, как пушинки. Поражённый император раскрывает рот и растерянным взглядом смотрит на резко поднявшегося единорога. Его красные глаза горят фиолетовым пламенем. Кровь льётся из раны, но ему всё равно. Он поднимает меч, и тот, как вода меняет свою форму в новом сосуде, превращается в чёрную косу, чьё лезвие похоже на тёмный кристалл.

Император приходит в себя вовремя и наносит удар первым. Его корона сверкает, и белый луч бьёт в неприятеля. Однако тот исчезает в чёрной вспышке и появляется прямо за спиной. Сэрвус резко разворачивается, но магический удар Сомбры сбивает его с копыт и откидывает к стене. Ужасная боль прознает тело императора, а серый единорог лишь ухмыляется. Два чёрных кристалла вырываются прямо из пола и заключают голову Сэрвуса в ловушку, как колодки.

«Кристальное Сердце!» — вспоминает император и взывает к его силе. Самое время, ведь Сомбра уже телепортировался и готовится отсечь ему голову. Он не церемонится, не говорит ни слова — и коса срывается в сокрушающем ударе. Ей не хватает каких-то сантиметров, чтобы закончить начатое. Голубая волна вырывается из пола и, словно стена, поднимает Сомбру, как пушинку. Она придавливает его к потолку и только затем проходит сквозь него. Теряя опору, тело единорога падает, и он лежит неподвижно. В тот же миг кристаллы крошатся, и император, с трудом перебирая копытами, подходит к Сомбре. Он поднимает магией своей короны его косу.

— Нет, я хочу видеть твоё лицо, — скребёт он зубами и переворачивает единорога на спину.

Он тяжело дышит и, кажется, не может пошевелить копытами, но всё ещё жив. Его глаза более не пылают, а губы что-то тихо шепчут.

— Тебе стоило выучить, что даже в детских сказках добро всегда побеждает зло! — надменно произносит Сэрвус, замахиваясь.

Неожиданно Сомбра ударяет копытом ему прямо в горло. На мгновение единорог теряет концентрацию и успевает заметить лишь сияние на роге своего бывшего генерала. А затем адская боль пронзает его шею и моментально исчезает, как и мир, поглощённый тьмой.

Тяжёлое обезглавленное тело придавило Сомбру, словно громоздкая наковальня. К единорогу постепенно вернулся контроль над телодвижениями, но вместе с ним из мрака возвратилась и боль. Плечо пылало, а слабость в копытах не позволяла самостоятельно встать. Однако помощь пришла, откуда её меньше всего ждали. Несколько призраков скинули безжизненное тело и помогли Сомбре подняться. Он посмотрел на них с опаской и недоверием, но те лишь почтительно поклонились.

— Я взял на себя смелость распорядиться от вашего имени, император: городские ворота открыты, приказано не нападать и впустить легионы в город. Генерал Бишоп, полагаю, направляется сюда для ваших объяснений, — отчеканил вышедший вперёд Алькаир. — За лекарем послали, он будет с минуты на минуту.

«В какую игру ты играешь со мной? — размышлял Сомбра, изучая лицо капитана гвардейцев. — Ты видел, что я не вызвал его, а просто убил… Неужели я недооценил тебя?»

— Вам нужно присесть, — посоветовал Алькаир. — Позвольте вам помочь.

— Сейчас не до отдыха, — заявил Сомбра усталым голосом, чувствуя во рту привкус тёплой крови.

— Вы сделали достаточно, остальное предоставьте своим верноподданным

Пони кивнул своим сослуживцам. Новоиспечённый император не видел, но слышал, как за спиной что-то потащили по полу.

— Мы служим империи, а не только императору, — смутно пояснил Алькаир, но этих объяснений хватило Сомбре, чтобы осознать свою победу. — Мы подтвердим, что Сэрвус принял ваш вызов и проиграл в честном бою.

Двери с характерным звуком распахнулись. Пони обернулся и облегчённо заявил:

— А вот и лекарь.


Направляясь в тронный зал, разгневанный генерал Бишоп не находил себе места. Гнев и непонимание буквально разрывали его изнутри. В какой-то мере он готов был кинуться на императора за подобные указания, но, разумеется, до этого не дошло бы.

«Как это понимать? Куда делась стража?» — поразился он, когда не увидел охраны возле главного входа.

— Будьте готовы ко всему, — вполголоса сказал он своей свите.

Те молча кивнули и обнажили мечи. Но стоило им это сделать, как у дверей возникли два призрака. Они выглядели как всегда невозмутимо, словно ничего не произошло.

— Опустите оружие, — приказали гвардейцы.

Хотя подобный тон не понравился Бишопу, он увидел в этой фразе надежду на благополучный исход событий: таков был закон, которого придерживались все. Немного успокоившись, он отдал соответствующие указания и, уверенный в том, что ничего необычного, кроме странного приказа императора, не произошло, вошёл в тронный зал.

Как и в любой другой день, он первым делом отдал дань уважения поклоном. Но затем, не ступив дальше, замер, словно мраморная статуя. Кристальный пол украшал жидкий багровый «ковёр», медленно приближающийся к его копытам. Отряд гвардейцев стоял возле трона ровным строем, будто живая баррикада. А на троне возвышалась фигура серого единорога, возле которого трудился придворный лекарь.

Громоздкие двери с шумом закрылись. Генерал растерянно посмотрел назад. Он оказался в ловушке: бежать некуда. Им мигом овладел гнев, и в его страшном порыве пони закричал:

— Как это понимать?

Кто-то за спиной достал меч. Из строя вышел один из гвардейцев и снял капюшон. Алькаир сохранял типичное для себя спокойствие, что раздражало Бишопа ещё сильнее.

— Прикажи опустить оружие, — холодно приказал он.

— И не подумаю, пока мне не объяснят, почему этот предатель сидит на троне?! И где император?

— Он перед тобой, — заявил Алькаир и отошёл в сторону, обращаясь лицом к Сомбре, а затем кланяясь ему.

Новость поразила Бишопа, как удар молнии. Он лишился дара речи и чуть не сел на круп. На несколько секунд он потерял связь с реальностью и пребывал в том ужасном и непонятном состоянии, в котором оказывается каждый, узнавший нечто шокирующее.

— Схватить его, — послышался грозный голос Сомбры.

Отряд призраков растворился в воздухе, оставив лишь двух охранять новоиспечённого императора. Возможно, своевременные действия и могли бы отсрочить неизбежное, но генерал и его свита упустила свой шанс. Не прошло и полминуты, как острые клиники, подобно готовившемся к броску змеям, появились у горл пони.

Всё это время Бишоп не отдавал никаких приказов и вообще не двигался. Но стоило событиям приобрести наихудший оборот, как он резко подался вперёд и попытался что-то прокричать. Однако удар рукояткой меча по голове мгновенно смерил его буйный нрав.

Сомбра с неописуемым восторгом наблюдал за тем, как уводят ненавистного ему пони. Боль в плече не давала покоя, хотя лекарь сделал всё возможное и остановил кровотечение. Но проблемы телесные не так уж и волновали новоиспечённого императора. Он наслаждался своей победой и тем, что за ней последует. Однако в то же время он прекрасно понимал, что самое трудное впереди. «Не время отдыхать, нужно действовать!» — решил Сомбра, поднимаясь с трона. К нему сразу поспешили гвардейцы, но он остановил их движением копыта. И всё же вперёд вышел Алькаир, неся корону.

«Ни у кого не должно возникнуть вопросов, — безоговорочно решил Сомбра, левитируя трофей себе на голову. — Настало время навести порядок в империи!»