Автор рисунка: MurDareik
Глава I "Хранитель" Глава III "Великая война"

Глава II "Роковой совет"

Твайлайт ходила взад-вперёд возле письменного стола в библиотеке замка Дружбы, то и дело останавливаясь и пристально рассматривая раскрытый фолиант и лежащий на нём листок с заклинанием. Он манил, словно прекрасный цветок пчелу, и ей приходилось делать над собой усилие, чтобы отвести взгляд. «Почему принцесса Селестия до сих пор не ответила? Прошло уже больше часа, — негодовала Твайлайт и тут же успокаивала себя:

— У неё, наверное, много дел. Ей каждый день приходит столько писем, что и представить трудно. К тому же его отправила я, а не Спайк».

Твайлайт поднялась по небольшой — всего восемь ступенек — закруглённой лестнице, достаточно широкой, что по ней одновременно могло спускаться около десяти пони. Точно стены лабиринта, на «втором» этаже располагались длинные книжные стеллажи. Именно здесь, среди полупустых книжных полок, Твайлайт провела весь день, разыскивая информацию о Кристальных летописцах и хранителях книг. Однако в итоге она была вынуждена написать письмо принцессе Селестии. «Возможно, я что-нибудь упустила, — размышляла она. — Нужно поискать ещё, пока принцесса Селестия не ответила. По крайней мере, это лучше, чем ходить взад-вперёд и мучить себя соблазном…» Вдруг за спиной что-то вспыхнуло, и Твайлайт быстро подлетела к столу. На нем лежал перевязанный красной лентой свиток.

— Наконец-то! — воскликнула она и быстро пробежалась по содержимому письма.

«Дорогая Твайлайт, к сожалению, ты не получишь чёткого ответа на свой вопрос. Мы с сестрой не чувствовали тёмной силы, когда исследовали фолиант, но до твоего письма нам было неведомо о существовании хранителя. Тебе придётся выбирать самой. И каким бы ни было твоё решение, мы его поддержим.

С уважением, принцесса Селестия».

Твайлайт отложила свиток и крепко задумалась. «Что же делать? Принцесса, как и я, не увидела в нём угрозу, но тогда почему я сомневаюсь?.. — Она посмотрела на фолиант. — Четыре года это слишком много. А предложение, признаться, заманчивое: увидеть древнюю цивилизацию, узнать быт её жителей и истинную историю… Почему он сказал «истинную»? История должна быть одна». Твайлайт левитировала листок с заклинанием. Её рог засиял, и в следующий миг глаза заволокла белая пелена, как в тот день, когда она вместе с подругами спасла Древо Гармонии от гибели.


Твайлайт очутилась в до боли знакомом месте: огромный зал с голубыми кристальными стенами, яркими красными коврами, широкими стрельчатыми окнами и двумя рядами мраморных статуй. Всё говорило о том, что она находится в Кристальном замке, хотя у неё никак не получалось вспомнить это место.

— Приветствую вас, принцесса Твайлайт Спаркл. Я рад, что вы приняли моё предложение, — услышала она знакомый голос.

Она обернулась и увидела так называемого хранителя книги. Он принял тот же облик, что и вчера во сне, но с отличием: сейчас его тело сияло ярче, а лучи стали короче.

— Следуйте за мной, — продолжил он.

«Почему он так разговаривает?» — не покидал Твайлайт вопрос.

— Хочу вам напомнить, что я обладаю лишь теми качествами и знаниями, которыми сочли необходимым наделить меня Кристальные летописцы.

Принцесса остановилась и с недоверием спросила:

— Ты умеешь читать мысли?

— Ожидаемый вопрос. Идёмте. Время здесь течёт медленней, но тратить его впустую не стоит.

Твайлайт была вынуждена признать, что логика хранителя неоспорима. И это, к слову, придало ей уверенности.

— Что это за место? — спросила она и ещё раз посмотрела на статуи. — Я не могу вспомнить этого зала в Кристальном замке.

— Перед вами зал императоров. Здесь увековечены в мраморе все правители Кристальной Империи от её создания и до падения.

— Падения? — поразилась Твайлайт и насторожилась. — Ты хочешь сказать, что тогда… то есть сейчас… — Она вздохнула, — Сомбра уже захватил власть?

— Нет, но скоро он взойдёт на престол.

— Подожди! Я думала, мы начнём с самого начала, с основания империи, а не с середины.

— Общество Кристальных летописцев возникло в семьсот тридцать втором году от сотворения Кристального Сердца, то есть двести шестнадцать лет назад, если считать от дня, в котором мы находимся. Такой календарь был официально принят через пять лет после смерти Ромула Великого — первого правителя Кристальной Империи.

— Вот с него и начни!

— Мне известна лишь легенда, упомянутая в начале летописи. Но вы и сами должны её знать.

Твайлайт задумалась, вспоминая переведённые страницы.

— Во времена, когда холод и снег властвовали в этих краях, а пони приходилось ежедневно бороться за жизнь, из далёких земель пришёл единорог по имени Ромул. Он принёс пони великую святыню, дарованную ему самим Создателем — Кристальное Сердце. Его магия растопила снега, изгнала холод и вернула земле плодородие. Со всех концов некогда хладной и бесплодной пустыни пони начали стекаться в единое место и вскоре построили небольшой город. Ромула они сделали своим правителем, и он, обращаясь к ним, попросил назвать город Ремом. И сделали так. Под мудрым руководством Ромула за двадцать лет Рем превратился в огромный город с многотысячным населением. За несколько дней до своей кончины Ромул передал бразды правления сыну и дал зарок: устраивать каждый год Кристальную ярмарку, дабы наполнять кристальное сердце магией любви. По легенде, Ромул отправился на загородную прогулку, и там его настигла снежная буря. Очевидцы утверждали, что небо в тот день было чистым, а буря исчезла так же внезапно, как и появилась. Но она не вошла бы в историю, не пропади вместе с ней и Ромул. Его тело так и не нашли и стали считать, что он вознёсся на небеса.

— И ты ничего больше не знаешь? — поникла Твайлайт.

— Я знаю лишь то, что содержится в летописи, — заявил хранитель. — И, с вашего позволения, мы начнём.

«Лучше синица в копытах, чем журавль в небе», — напомнила себе принцесса и кивнула.

— Мы находимся в зале императоров…

— Постой! Извини, что перебиваю, но почему я ничего не слышала о Реме? Кристальная Империя всегда называлась… ну, просто Кристальной Империей.

— Империя объединила в себе много городов, и её название стало общим для всей страны. Со временем Рем исчез из обихода и затерялся на страницах истории.

— Государство? Я считала Кристальную Империю частью Эквестрии! — возразила Твайлайт.

— Вам предстоит многое узнать, но обо всём по порядку. Итак, мы находимся в Зале императоров, где в мраморе увековечены правители Кристальной Империи.

Одна из статуй, находящаяся ближе остальных к Твайлайт, засветилась, приковав к себе её внимание.

— Перед вами, — продолжил хранитель, — Ромул Великий… 
Его монолог больше походил на сухую историческую справку, чем на интересную байку у костра. Но именно в этом и нуждалась Твайлайт. Конкретизация событий, объективное мнение и достоверность фактов — вот, что ценила она больше всего. И хранителю в этом деле не было равных. Вдобавок ко всему он подкреплял свой рассказ визуальными образами, тем самым придавая ему живость и реалистичность. Впрочем, о каждом правителе, даже о тех, кто жил после начала летописи, он рассказывал, по меркам Твайлайт, слишком уж скупо. У неё создавалась впечатление, что он куда-то спешит и в то же время подготавливает её к важному событию.

— Подожди, хранитель… или как мне тебя называть? — прервала его принцесса.

— Как пожелаете.

— Хорошо, хранитель… Итак, ты можешь мне объяснить, почему, если последний из увековеченных здесь императоров умер больше ста лет назад, а нынешний взошёл на престол всего пять лет назад, нет других статуй?

— Эту традицию прервали после поражения Кристальной Империи в войне.

— Войне?! Ты о ней ничего не рассказывал! — разозлилась Твайлайт.

— Вы правы. И, если позволите, я приберегу этот рассказ на потом.

Глаза Твайлайт загорелись огоньком жажды знаний. И теперь, когда она узнала о существовании «запретного плода», ей захотелось как можно скорее его «попробовать».

— Я желаю знать о войне немедленно!

— Я расскажу вам о ней, но вначале мы перенесёмся на важный политический совет, ставший точкой отсчёта для многих событий.

Твайлайт сжала зубы, однако возражать не стала. Ей было некуда спешить, да и предложение хранителя казалось заманчивым.
 От центра зала, словно рябь на воде, прокатились четыре волны, после чего путешественники по страницам истории оказались в другом помещении. В целом оно не особо отличалось от предыдущего, но некоторые изменения всё же присутствовали. Во-первых, оно казалось значительно просторнее и больше походило на тронный зал. Во-вторых, его интерьер — большой стол, ковры, завораживающие дух гобелены и огромные витражи, рассказывающие о важных для империи событиях — казался изысканней. И, наконец, здесь были кристальные пони.

— Кто это? — спросила Твайлайт, мысленно подметив знатный вид каждого из присутствующих.

— Это члены императорского совета. Ближе всех к нам стоит Мавроди Красус — главный советник императора по внутриполитическим вопросам.

Мавроди Красус был немолодым, лет под пятьдесят, кристальным пони светло-оранжевой масти, с коричневатой гривой. Он носил светло-зелёный камзол с богатой золотой вышивкой и белым воротником, украшенным двумя рядами драгоценных камней. Его кьютимарку скрывала одежда, однако Твайлайт представляла, как та могла выглядеть.

— Справа от него — Лезаза Кох, советник императора по внешнеполитическим вопросам, — продолжил хранитель.

Лезаза Кох оказался молодым кристальным пони багровой масти, с короткой синей гривой; ему трудно было дать больше лет, чем брату принцессы. Он носил чёрный плащ и большую шляпу, которая сейчас лежала на столе. На плаще — в два ряда по пять в каждом — висело десять медалей, внешне похожих друг на друга. Твайлайт не могла себе даже представить, насколько талантливым должен быть пони, чтобы к таким юным годам достичь подобных успехов.

— Напротив Лезазы Коха…

— Сомбра! — воскликнула она и, широко распахнув от удивления глаза, уставилась на единственного единорога в зале.

— Верно.

 — Что он здесь делает?! — вновь сорвалась Твайлайт на крик. — Он же не должен быть здесь! Он…

— Что вам известно об этом пони, принцесса?

— То, что он — жестокий тиран, захвативший власть в Кристальной Империи и поработивший всех её жителей! — прокричала она в ответ. Уже во второй раз за сегодняшний день она почувствовала, как пылает её лицо, а грудь сжимается от одной только мысли о знатном происхождении этого монстра.

— Самая скудная историческая справка из всех, что я слышал, — ответил хранитель спокойным, тем самым показавшимся принцессе издевательским, тоном. — В девятьсот тридцать восьмом году Сомбра получил звание генерала, а с тридцать девятого года он занял пост главнокомандующего Кристальной армии.

— Сомбра руководил армией? — переспросила Твайлайт, и гнев на её лице сменился смятением.

— С тридцать девятого года, — напомнил хранитель. — Возле Сомбры…

Хранитель продолжил рассказывать о других членах совета, которыми оказались представители от самых влиятельных домов Кристальной Империи, однако принцесса не пыталась вникнуть в суть его рассказа. Всё её внимание приковала к себе персона генерала.

Твайлайт видела Сомбру в истинном облике всего раз, однако его тёмно-серую шёрстку, чёрную гриву и блеск красных глаз она ни с чем не могла спутать. Удивительно, но сейчас его тело слегка сверкало, словно у впервые увиденных ею кристальных пони. На нём, кстати, не было ни красной мантии, ни короны, лишь блестящие латы. Но Твайлайт знала, что так блестят отнюдь не доспехи благородного рыцаря.  
Стоило хранителю закончить рассказ, как двери распахнулись, и, как заявил он, в зал вошёл император.

Сэрвус Аврелий, кристальный пони голубой масти, с бирюзовой гривой, величественно подняв голову, неспешной походкой подошёл к столу. Ему трудно было дать больше тридцати лет, хотя грубые черты лица и предрасполагали к этому. Он носил меховой красный плащ, под которым позвякивали латы, и ярко-красные накопытники; на его голове красовалась золотая корона с тремя огромными рубинами.

Рядом с императором не менее величественной походкой шёл грифон. Ему было около сорока лет. Под его правым глазом виднелся еле заметный шрам, точно от когтя какого-то зверя. Своими орлиными глазами грифон бегло осматривал каждого из присутствующих на совете пони. Одет он был в богатые красные кожаные доспехи, не сковывающие движения. Рукоять меча, украшенная красным рубином, поблескивала на свету, а чёрный, с серебристой серединой крест — медаль «За доблесть» — тихо позвякивал вместе с двумя такими же, висевшими на его груди.

Стоило императору появиться, как все разговоры тотчас прекратились, пони встали и поклонились правителю. Сэрвус Аврелий поприветствовал членов совета, после чего сел за стол. Только после этого остальные присели.

— Уважаемые члены совета, сегодня мы начнём наше собрание не с ваших докладов, а с обсуждения просьбы, полученной от императора дружественного нам государства, — объявил Сэрвус с подобающим правителю спокойствием, а затем, позволив себе улыбнуться, обратился к грифону: — Прошу вас, господин Левасёр, изложите суть просьбы.

— Благодарю, ваше императорское величество, — почтительно произнёс тот и встал. — Несколько недель назад наши геологоразведочные группы обнаружили новые залежи унобтаниевой руды. Согласно расчётам наших экспертов, этих залежей хватит нашей, а следовательно, и вашей империи на многие десятилетия!

Данное заявление моментально вызвало ажиотаж среди собравшихся пони. Лишь Сомбра и Лезаза сохраняли прежнюю невозмутимость, хотя и обменялись недружелюбными взглядами.

— Поэтому, — повысил тон грифон, и разговоры сразу же прекратились, — нашей империи вновь требуется помощь ваших прославленных кристальных пони.

— А что стало с другими? — голос Сомбры прозвучал как гром среди ясного неба.

Грифон перевёл взгляд на генерала и с присущей королям выдержкой ответил:

— Ничего. Они проживают и работают на территории Великой Грифонской империи. И, как мне известно, они довольны своим положением, — Левасёр выдержал короткую паузу и с подозрением заявил: — Я не понимаю вашего беспокойства, генерал.

— Беспокойство? — удивился Сомбра и придал лицу дружелюбное выражение. — Прощу прощения, господин посол, если мой вопрос вас оскорбил или поставил в неловкое положение.

— Я принимаю ваши извинения, — удовлетворённым тоном заявил грифон и, как видимо, собирался продолжить, но Сомбра ещё не закончил.

— Однако я хотел бы напомнить, что за годы сотрудничества между нашими государствами из Кристальной Империи для работы на ваших унобтаниевых рудниках, — Сомбра подчеркнул следующее словосочетание, — на добровольной основе, переехало и осталось жить более пятнадцати тысяч семей. Половина из них — потомственные рудокопы, кузнецы, геологи, рудоплавы и представители иных связанных с горнодобывающей промышленностью профессий. Я прав?

— Верно, — согласился Левасёр, сохраняя железную выдержку.

— Тогда, господин посол, я хотел бы узнать, зачем вам понадобилось ещё больше наших граждан?

— Вы, видимо, плохо меня слушали или просто не пытались услышать. — Грифон нахмурился, но голос его сохранял прежнюю невозмутимость.

— Вы ошибаетесь. Я внимательно выслушал вашу просьбу и только поэтому привёл эту справку, — ответил Сомбра и обратился к своему коллеге: — Сколько именно пони, связанных с горнодобывающей промышленностью, проживает на территории Кристальной Империи, Красус?

Советник по внутриполитическим вопросам, вероятно, не ожидал подобного вопроса. На его лице появилось удивление, а испуганный взгляд заметался по сторонам, как у школьника, не знающего тему, по которой его вызвали к доске. Красус искал помощи у своих коллег, но те лишь с интересом смотрели в его сторону, заставляя советника волноваться ещё сильнее.

— Я не думал, что это настолько сложный вопрос, советник, — добавил Сомбра с издёвкой.

— Отвечайте, Красус, мы ждём, — потребовал император и посмотрел на Сомбру, заставив того отвести взгляд.

— Мне… — Красус с трудом проглотил ком в горле, — нужно уточнить этот вопрос у моего заместителя.

— Можете его не утруждать, я и сам могу ответить на этот вопрос, — заявил Сомбра и с выражением продолжил: — На данный момент на территории Кристальной Империи проживает около пятнадцати тысяч пони, связанных с горнодобывающей промышленностью.

— К чему этот цирк, Сомбра? Говорите по существу! — потребовал Лезаза грозным тоном и смерил генерала леденящим душу взглядом.

Сомбра в ответ криво улыбнулся, что, как посчитала Твайлайт, выставило его не в лучшем свете.

— Я не любитель пустословить, поэтому хотел повременить с этим до Кристальной ярмарки. Но визит господина Левасёра и сообщение от полковника Бишопа, которое я получил за два часа до начала совета, вынуждают меня сделать это заявление здесь и сейчас.

Сомбра встал и с неописуемой гордостью объявил:

— Ваше императорское величество, уважаемые члены совета, господин посол, я рад сообщить, что сегодня бойцами доблестной Кристальной армии были отвоёваны Кристальные Копи!

Это заявление вызвало такой ажиотаж, что по сравнению с ним сообщение Левасёра, казалось, не произвело никакого впечатления на безразличную публику. Голоса собравшихся становились всё громче, и лишь вопрос императора сумел унять шум.

— Это правда?

— Да, ваше императорское величество. В этот самый момент солдаты должны праздновать победу, — ответил Сомбра с прежним величием.

Генерал бросил взгляд на Лезазу и в ответ на его растерянный вид улыбнулся, скаля белые зубы.

Император откинулся на спинку трона, подперев копытом подбородок. В зале воцарилась гробовая тишина — никто не смел прерывать его размышлений.

— В свете последних событий я вынужден перенести наше собрание на завтрашний день, — озвучил Сэрвус своё решение и обратился к Левасёру: — Вас, господин посол, я попрошу остаться в империи на несколько дней. Вашу просьбу мы рассмотрим завтра. Сомбра, останьтесь. Остальные свободны.

Пони и грифон отвесили императору поклон и покинули зал заседаний.

Сэрвус вышел из-за стола и, бросая на генерала короткие взгляды, подошёл к витражу. Разноцветная мозаика изображала кристального пони в красной мантии, восседающего на троне.

— В последнее время ты позволяешь себе много вольностей, Сомбра, — жёстко заявил он.

— Но, ваше…

— Я не позволял тебе говорить.

Генерал опустил взгляд и виновато произнёс:

 — Прошу прощения.

— Ты начал забываться, Сомбра. Я не разрешал тебе начинать наступление.

Единорог открыл рот, чуть не подскочив, но тут же умерил свой пыл и покорно склонил голову.

— Что ты скажешь в своё оправдание?

— Я сообщал вам о походе, и вы дали своё согласие.

— Верно, — император неспешной походкой приблизился к генералу. — Но я тебя предупредил, чтобы ты не начинал наступление.

— Они напали первыми — мы были вынуждены принять бой. А затем солдаты сами бросились в атаку, неся знамя Кристальной Империи. Я не посмел их остановить, потому что и сам понимал, что это идеальный момент во всех смыслах этого слова: враг обращён в бегство, мы переходим в контратаку и знаем территорию, на которой будем сражаться, — на одном дыхании ответил генерал и перевёл дух. — Я готов понести заслуженное наказание, если вы сочтёте мои действия неприемлемыми.

Император остановился и на мгновение, показалось, улыбнулся.

— Победителей не судят, Сомбра. Однако впредь не позволяй себе подобных вольностей, — произнёс он и, немного подумав, спросил: — Каковы наши потери?

— Не больше сотни, мой император. Точные цифры я сообщу после возвращения полковника Бишопа.

— После Кристальной ярмарки мы отправим туда рудокопов. Надеюсь, демоны никак не повлияли на качество руды.

 — Прошу прощения, мой император, но не кажется ли Вам, что нужно материально помочь семьям погибших?

— Зачем? Разве, поступая на военную службу, они не знали об опасности? Им платили солидное жалование, с которого надо было откладывать часть денег, — произнёс Сэрвус поучающим тоном. — Империя переживает не лучшие времена, и ты об этом знаешь. Жизнь одного — ничто по сравнению с жизнью миллионов.

— Вы, как всегда, мудры, мой император, — поклонился генерал.

 — Ступай.

Твайлайт проводила Сомбру взглядом. Она испытывала смешанные чувства от увиденного. С одной стороны, знатное происхождение Сомбры вызвало у неё гнев, но с другой, рассказ о павших в сражении воинах пробудил сочувствие, и неприятная тяжесть в груди не давала ей покоя.

Картинка застыла, словно на холсте, и хранитель справился у принцессы, есть ли у неё вопросы, на что получил ответ:

— Да. Что это за руда, которая упоминалась на совете?

— Это редкий вид руды, некогда широко распространённой на многих территориях. Путём сложных процессов обработки и переплавки из него получали металл, обладающий удивительными свойствами: он помогал пони фокусировать магию и давал небольшую защиту от неё же. Впрочем, единороги называли его «жалкой пародией на рог» и были совершенно правы. Даже кристальные пони, обладающие врождёнными зачатками магических способностей, не могли с его помощью использовать простой телекинез. Но это не отменяло того факта, что унобтаний превосходил по прочности железо и являлся ходовым товаром.

— О каких способностях ты говоришь? — заинтересовалась Твайлайт. — Я никогда прежде не…

Вдруг Сэрвус Аврелий и Сомбра исчезли, растворились в воздухе, словно их никогда и не было.

Твайлайт подскочила на месте; её зрачки расширились от испуга, а сердце забилось с такой скоростью, что под его ритм можно было плясать чечётку. В следующий миг растворился зал, а вместе с ним и дворец. Твайлайт окружила белая, как снег, пустота, смотреть на которую ей было больно, и она зажмурилась.

— Что случилось? — спросила Твайлайт, но ответа не последовало.


— Твайлайт! — услышала принцесса голос Спайка.

— А! Что?! — пробормотала она и помотала головой из стороны в сторону.

Осмотревшись, Твайлайт поняла, что находится в своём замке.

— Ох, — вздохнула она и потёрла глаза копытом. — Спайк, зачем ты мне помешал? Я же была на самом интересном месте!

Твайлайт посмотрела на встревоженное лицо дракончика и осознала, что он её не понимает. «Сама виновата!» — подумала она и, тяжело вздохнув, поведала Спайку всё, о чём должна была рассказать раньше.