Автор рисунка: Stinkehund
Глава 4 Глава 6

Глава 5

Химмельсюерг, Ландерс и Дрешер тряслись в вагоне поезда, который вёз их из Кантерлота в Понивилль. Всё было как обычно — Вальтер размышлял, Дрешер ненавидел всех и вся, Ландерс болтал, вызывая и попутчиков своих на диалог. Понятное дело, никто его не слушал. Наконец, любопытство в Дрешере победило его нелюдимость и он спросил:

-Господин оберштурмфюрер, как Вам удалось меня вытащить?

Вальтер, довольно потягиваясь, ответил:

-Ложь, подставы, провокации...Всё, как мы любим, Пауль!

Пауль и не сомневался, что это было так. Он хотел каких-то подробностей, но Химмельсберг желал, чтобы солдат сам его спросил. Пауль же не настолько сильно хотел знать техническую сторону вопроса. Потому он просто отвернулся к окну, наблюдая за пробегавшими деревьями, лесами и лугами.

На пороге дома их уже ждала Твайлайт. Как только они показались в поле зрения она со всех ног кинулась им навстречу. Вальтер даже подумал, что сейчас придётся отбиваться от единорожки. Впрочем, его это не сильно заботило. Однако, Твайлайт, подбежав к ним, встала на задние ноги, а передними упёрлась в грудь Вальтера.

-Вы вернулись! Значит, всё в порядке? Как всё прошло? Ах, нет, что с вами?! Вальтер, почему ты весь в побоях?...

Химмельсберг погладил пони по голове и сказал:

-Твайлайт, у меня плохие новости для тебя. Твоего брата подозревают в причастности к подготовке Бунта Крестов и теперь он в темнице Кантерлота. Я подумал...

-Что?!, — Твайлайт ушам не верила, -о чём ты, Вальтер?! Какой ещё бунт? Он же начальник охраны!, — её вот-вот готова была накрыть волна истерики.

-При мне у него обнаружили письмо от сообщников. В котором оговаривалось время восстания. А у охранника был обнаружен крест и...

-Нет! Нет! Не может быть!, — Твайлайт упала на землю и рыдала, -Шайнинг не мог! Его подставили...Вальтер, прошу, скажи, что это не правда?...

Вальтер поднял поняшу и, не замечая укоризненных взглядов Ландерса и Дрешера, отнёс её в дом. Он чувствовал, как его китель насквозь уже промок от потоков горючих слёз Твафйлайт.

-Я тоже не верю в его виновность, Твайли, — успокаивал её Вальтер, -я уверен, что его подставили. Офицер положил единорожку на диван и знаком показал Спайку заварить чаю. -Я обещаю тебе, что найду виновного. Принцесса Селестия дала мне полномочия. Поверь, я сделаю всё, что в моих силах!

Твайлайт посмотрела на него красными, распухшими от слёз глазами и крепко обняла его.

-Прошу тебя, Вальтер! У меня только на тебя надежда! Помоги, прошу тебя!

«У меня дежавю», — иронично подумал Вальтер и отстранил от себя пони.

-Теперь я отправлюсь по делам. Чтобы выяснить, в чём дело. Ландерс и Дрешер, — он щёлкнул пальцами в знак того. Чтобы они подошли к нему, — останутся с тобой. Как моральная и материальная поддержка. Бывай.

С этими словами он удалился. У Химмельсберга было несколько задумок, что делать дальше. Для этого ему, как ни крути, пришлось бы вернуться в Кантерлотскую библиотеку. Он шёл и упивался своей неповторимой гениальностью, представляя, как фюрер за его заслуги вешает на грудь его, Вальтер Химмельсберга, Железный Крест с алмазами и дубовыми листьями...

Сладостные мечты его на выходе из Понивилля прервали крики где-то в стороне. Вальтер повернул голову и увидел метрах в ста, на небольшой поляне маленькую пони, не ребёнка, но всё же хрупкую и беззащитную, в окружении трёх крупных существ — полу-птиц, полу-львов. На спинах их были мощные крылья, лапы имели острые и длинные когти. Это были гриффоны, Вальтер читал о них в сказках в детстве. Существа были явно недружелюбно настроены к пони или, проще говоря, докапывались до неё. Бедняжка выглядела напуганной и потерянной, даже сломленной. Вот этого Вальтер стерпеть не мог.

-Эй, вы, ублюдки!, — крикнул он, приближаясь к месту выяснения отношений. Гриффоны разом повернулись к нему и стали о чём-то переговариваться. -Ну-ка отошли от этой пони!, — приказным тоном крикнул офицер. Гриффоны и не пошевельнулись.

-Слышь, ты!, — сказал один из них, — шёл бы ты отсюда, а то на твоей роже появится ещё несколько подбоев! Но тогда уж извини, — уйти ты отсюда не сможешь! Разве что, уползти!, — гриффоны дружно нагло заржали.

-Хорошие крылышки у тебя, юморист, — сказал отвлечённо Вальтер и тут же схватил одной рукой гриффона за клюв, подтянув к себе, а второй рукой за правое крыло.

-А ну отпусти его!, — крикнул кто-то из хулиганов, но Вальтер не обращал внимания. Он рывком дернул крыло вниз и в нём что-то хрустнуло. Гриффон с зажатым клювом замычал от боли и махнул лапой в направлении лица Вальтера, но тот моментально отбросил его в двух других, сшибив их с ног. Не дав им опомниться, он достал из кобуры Люгер. Офицер произвёл предупредительный выстрел в воздух, отчего пони просто упала в обморок. Гриффоны же, прижимаясь к земле, начали отползать назад. На «лицах» их читалась паника.

-А теперь слушайте меня, мерзкие выродки, — шипел гневно Вальтер, — я не хочу знать, в результате какого мерзкого кровосмешения вы получились, но у вас есть своё государство! Раз уж вы живёте в Эквестрии — стране пони, вы не смеете вести себя. Как хозяева! Вы здесь — никто! Мерзкие грязные untermensch!

Вальтер распалял себя каждой фразой всё сильнее и, прокричав последнюю, с силой и колоссальным отвращением на лице пнул этот деморализованный клубок гриффонов.

-Уматывайте отсюда, паршивые дикари!, — рявкнул он им в спину.

Он видел, как гриффоны улепётывают, прихватив своего раненного товарища. Вальтер приподнял пони на руках и легонько пошлёпал её по щекам. Он слабо открыла глаза и посмотрела на него, соображая, где она и кто она.

-Не бойся, пони. Они ушли. Ты в безопасности.

Она быстро посмотрела по сторонам и пропищала:

-Спасибо...Огромное...Вы спасли меня!, — и, чуть покраснев, добавила, -а вы совсем не страшный. Вы очень хороший!

Вальтер опустил её на землю и, поморщившись от этой слащавости, кинул ей:

-Беги и больше не попадайся!

Теперь у Вальтера появился ещё один веский повод поехать в Кантерлот. Он должен был поговорить с Селестией об этом происшествии.

И вновь поезд с низкими и тесными купе. Сидя на полу, Вальтер переваривал в себе мысли о том, почему самые дикие и низкоорганизованные народы живут на востоке — что в этом мире, что в его родном...

Вот и дворец. У порога Химмельсберга встречают стражники.

-Стой! Кто такой? Чего надо?, — останавливают его.

-Мне нужно к принцессе попасть, — ответил спокойно вальтер.

Стражники переглянулись.

-Да что ты! А больше тебе ничего не надо?, — заёрничал один из них.

-Подожди-ка...Это же тот самый, — шепнул другой, -принцесса говорила о нём. Его надо пропустить.

-Ты уверен, что это он?, — шёпотом ответил первый.

-Конечно, уверен! Иных быть не может!

Спор стражников затянулся. Вальтер воспользовался этим и попросту обошёл их, направившись к главному входу. Однако тут он наткнулся ещё на одного коня в доспехах.

-Вы к принцессе, господин Химмельсберг? Пойдёмте, она позволила пропускать вас всегда, — и стражник повёл Вальтера за собой, оставив незадачливых охранников спорить друг с другом.

Вот они уже у дверей тронного зала.

-Эмм, господин Химмельсберг! Принцесса сейчас говорит со своей сестрой — принцессой Луной, потому...

Вальтер кивнул ему:

-Спасибо. Я учту, — и с этими словами решительно вошёл внутрь.

В зале действительно сидели обе принцессы и о чём-то тихо, но живо говорили.

Селестия повернула голову, когда Вальтер вошёл внутрь. Она очень оживилась и даже встала, расправив крылья.

-Вальтер, друг мой! Как скоро вы вернулись! Вы нашли что-то?

Как прежде, Химмельсберг был вытянут в струну. О коротко кивнул в приветствии и произнёс:

-Моё почтение, принцесса Селестия! Рад видеть вас, принцесса Луна!

Луна добродушно улыбнулась и помахала ему копытцем:

-Здравствуй, человек! Сестра мне много о тебе рассказывала!

Вальтер, заглянув в ожидающие глаза Селестии, сказал:

-Прошу простить меня, принцесса, но я пока не по делу вашего бывшего начальника стражи. Видите ли, я стал свидетелем и даже участником вопиющего инцидента. Трое гриффонов напали на одну пони. Хорошо, что я оказался там, ведь намерения у них были не самые дружелюбные.

Селестия серьёзно посмотрела на него:

-Уверена, Вальтер, что нет повода для беспокойства...

Химмельсберга даже передёрнуло:

-Нет повода? На ваших подданных нападают граждане другого государства! У гриффонов своё королевство, а они живут здесь и считают себя в праве совершать акты агрессии по отношению к пони! Пони — древние существа с богатой культурой и великой историей. Ваша кровь чиста и благородна, не осквернена чужой кровью. И на вас оказывают давление эти дикие, грубые, недалёкие существа! Неужели это не унизительно?!

-Вот именно! Селестия, он прав!, — поддакивала Луна

Однако белый аликорн, задумчиво и смущённо посмотрев в сторону, ответила, запинаясь от сомнений, распиравших её теперь:

-Но я думаю...Это обычный бытовой конфликт...Может, не стоит так глубоко смотреть на это...

Вальтер подошёл к ней ближе и, заглядывая в глаза, спросил с расстановкой, нажимая на каждое слово:

-То есть. Вы. Считаете. Что. Здесь. Недостаточно. Оснований. Для. Ответной. Реакции?

Селестия собралась с духом и, полная королевской уверенности, произнесла:

-Да! Я так считаю! Мы не должны предпринимать активных действий только из-за бытовой склоки. В Эквестрии все равны и я не делю население на приезжих и коренных, на пони и гриффонов. Эквестрия — дом для всех желающих. У нас для всех хватит места!

Она замолчала, гордая такой тирадой.

-Значит, все равны...Я всё понял, принцесса. Разрешите идти?

-Да, конечно, идите, — сказала Селестия, несколько сконфуженная такой официальностью.

-Принцесса Луна, — он кивнул Луне и получил в ответ широкую улыбку. Развернувшись на каблуках своих сапог, Вальтер широко зашагал на выход.

Когда он удалился, Луна ещё раз мягко улыбнулась и сказала:

-А этот Вальтер...Странное существо. Хоть и не пони, но удивительно хорош. Как он тебе, сестричка? Мне так очень даже...

-Луна, прекрати!, — строго одёрнула её старшая сестра, пряча в длинную пышную гриву румянец и глупую улыбку.

Вальтер быстро шагал к станции. Он был в ярости.

«Недостаточно оснований! Ладно, кобыла, будут тебе основания!»

В голове Вальтера кипел кошмарный бульон из чудовищных идей и коварных планов. Он так увлёкся приготовлением этого «кулинарного» изыска, что и не заметил, как добрался до Понивилля. Теперь его шаг и пульс были спокойны — девятый вал ярости сошёл, кровь его остыла и сердце передало бразды правления холодному рассудку. Наверное, только это в совокупности с удачным стечением обстоятельств. Позволили Вальтеру увидеть магазин «Перья и диваны».

Вальтер зашёл туда и его приветствовал пони-продавец.

-Рад приветствовать вас в моём магазине! Желаете перо или диван?, — услужливо затараторил конь.

-Три пера. Гриффона, — чеканно проговорил Химмельсберг.

Продавец спрятался под прилавком, бормоча:

-Перья гриффона...Где-то были...А, вот они! Три бита, пожалуйста!

«Оу, а ведь денег-то у меня нет...Как я так просчитался...Старею», — думал Вальтер, попутно соображая, как быть.

-Увы, у меня нет сейчас денег. Видимо, сегодня не судьба, — разочарованно сказал он и направился к выходу.

Но продавец окликнул его:

-Подождите! Это...Возьмите просто так! В конце концов, вы спасли нас от мантикоры в тот день.

Вальтер было открыл рот, чтобы восстановить справедливость — ведь это был Дрешер. Но вовремя себя одёрнул и сказал:

-Спасибо! Вы так добры!, — и со спокойной душой забрал товар.


На Понивилль опустилась ночь. Темно, хоть глаз выколи. Разве что луна жёлтым прожектором тускло светила профилем Найтмер Мун. Пони с жёлтой гладкой шёрсткой и ярко-красной пышной гривой и кьютимаркой в виде трёх розовых бутонов магнолии. Вечеринка у Пинки Пай продлилась несколько дольше, чем планировалось, потому Магнолия возвращалась так поздно. Не разбирая в кромешной темноте дороги, она ткнулась лбом в какой-то столб, такой же чёрный, как ночь.

-Ой! Откуда здесь...Столб? Дерево?..., — вслух спросила она.

-Не столб, и не дерево. Это моя нога. — спокойно пояснил Вальтер, абсолютно слившийся с ночной темнотой.

-Мама! Кто здесь?, — залепетала Магнолия.

-Да не бойся! Это я, Вальтер Химмельсберг. Ну, из тех пришельцев-людей, помнишь?

-О, да, конечно, помню, — Магнолия расслабилась, поняв, что ей ничто не угрожает. -Меня Магнолия зовут.

-Прекрасно. Что же ты здесь делаешь? Одна. Ночью. Ты что, пони, страх потеряла?

-Да что вы, господин Вальтер! У нас в Эквестрии спокойно. Ничего плохого не может произойти, — она улыбнулась, но Вальтер во тьме этого не увидел.

Химмельсберг присел перед ней и спросил:

-Что ж, раз ты так горда этой страной, не желаешь послужить на её благо?

-Конечно, хочу!, — с энтузиазмом пропищала Магнолия, — что я могу сделать?

Вальтер положил руку ей на спинку и приблизил к себе.

-Посмотри вооон на ту звезду, — показал он в небо.

-На какую?, — пони начала вглядываться в небо, пытаясь разглядеть нужную звезду.

Она не видела, как слабый лунный блик отразился от холодной стали офицерского ножа.

Удар. Удар. Ёщё удар. Вялый хрип вырвался изо рта, зажатого сильной рукой. Тело мягко легло на землю, питая его тёплой кровью.

Вальтер достал из кармана три пера гриффона и хаотично положил рядом с Магнолией. Вытер нож о траву и осмотрел раны в свете луны. -Сойдёт, — констатировал он. -А ты знай, сказал он, обращаясь к бездыханной Магнолии, -не унывай. Твоя жизнь тоже ляжет на алтарь победы новой Эквестрии!

Вкладывая нож в ножны, Вальтер, глядя на ночное светило, тихо произнёс:

-Равенство. Дом для всех. Селестия, тебе три тысячи лет, когда ж ты повзрослеешь!