S03E05
Глава 5 Глава 7

Глава 6

Это утро в Понивилле началось очень рано. И началось оно не с привычного петушиного крика и радостного щебетания птиц, а с истерических криков пони. Пони, обнаруживших Магнолию. В течение десяти минут весь городок был «поставлен на уши». Крики, суета, бессмысленная беготня заполнили тихий и спокойный прежде Понивилль.

Твайлайт проснулась от стука в дверь. Кое-как встав, она, натыкаясь на все углы в доме, дошла до двери и сонно спросила поинтересовалась, кто эти добрые пони, так любезно разбудившие её в пол-шестого утра.

-Твайлайт! Твайлайт! Срочно впусти нас! Нам нужен Вальтер Химмельсберг! Срочно!Единорожка, плохо осознавая происходящее, открыла машинально дверь и в ту же секунду в дом ворвались с десяток пони с глазами на лбу от страха и тревоги. Это, конечно, разбудило Твайлайт и она, встряхнув фиолетовой чёлочкой, спросила:

-Эй, в чём дело? Что произошло? Зачем вам...

Но пони на перебой кинулись объяснять ей ситуацию, перебивая друг друга и галдя так громко, что у Твайлайт уши начало закладывать.

-Пожалуйста, — пыталась она перекричать пони, -пони, пожалуйста!...Да говорите же по одному!, — но всё было тщетно.

-А ну тишина!, — послышался громкий властный голос за спиной Твайлайт. Пони послушно замолчали при виде Вальтера. Он вышел из спальни, был как всегда свеж и подтянут.

«И когда он успел встать и одеться», — подумала Твайлайт, хотя она была очень рада его спасительному появлению.

Пони кинулись к нему и продолжили наперебой излагать проблему. Вальтер поморщился и громогласно сказал:

-Так! Докладывает кто-то один! Что случилось?

-Мы нашли...сегодня..., — голос её дрожал и срывался. Поняше было очень трудно говорить. -Мы нашли нашу подругу Магнолию, — кто-то за её спиной всхлипнул и зарыдал, пара других поддержали её. Пони замолчала, проглатывая ком в горле.

-...и что?, — Вальтер тщательно скрывал своё нетерпение. -Вы за этим пришли в такую рань?

-Она...,- пони собиралась с духом, -она...она...

-Магнолию убили!, — пискнула одна из сопровождавших, -её растерзали! Это грифоны!

Вальтер сжал кулаки и глаз его зло задёргался.

-Грифоны?! Они...Убили пони, — Вальтер просто побелел, изображая праведный гнев. -Есть тому доказательства?

Одна из единорожек телекинезом поднесла Вальтеру перья, оставленные им ночью:

-Вот. Это нашли на месте преступления.

Вальтер осмотрел перья и, сложив их в карман, сказал:

-Отведите меня к месту преступления. Сегодня я наведаюсь вновь к Селестии, — добавил он, обращаясь к Твайлайт.

-Я с тобой, Вальтер!, — горячо воскликнула единорожка, но Вальтер, погладив её, сказал тихо:

-Нет, Твай. Оставайся здесь. К брату тебя всё равно не пустят. А я его не забуду, будь спокойна. Посмотри мне в глаза!, — единорожка вперилась своими большими сверкающими глазами, которые полнились теперь отчаянием, на него, -я, Вальтер Химмельсберг, обещаю тебе — я установлю порядок и верну безопасность всей Эквестрии!

Твайлайт обняла его и прошептала:

-Клянёшься Пинки-клятвой?

Вальтер не понял, о какой ещё Пинки-клятве идёт речь, но всё же сказал, что клянётся.

-Я скоро вернусь, Твай!Разбуди моих двух обалдуев и скажи,чтобы через сорок минут были на станции. Они мне понадобятся. А вы ведите меня! И скорее!

Тело Магнолии лежало на прежнем месте. Вокруг стояли несколько стражников. «Значит, Селестия уже в курсе. Ну, тем лучше», — решил Вальтер.

-Любезные! Позволите мне осмотреть тело? Я должен убедиться, что...

-Не положено, — был ему сухой ответ.

-Я должен осмотреть для отчёта перед Селестией, — парировал Вальтер.

-А мы должны стоять здесь и никого не подпускать. Для отчёта перед Селестией, — отчеканил стражник. -Принцессой Селестией, — тут же поправился он.

Спорить со стражниками вальтер не стал, как и не стал упоминать о том, что улику в виде перьев они уже профукали.

-Я единственный, кто сможет очистить Эквестрию от этой зловредной инфекции — грифонов!, — высказался напоследок Вальтер.

Стражники переглянулись и один из них сказал:

-Да, грифоны всегда были агрессорами по натуре...Но в этот раз они перегнули палку. Если ты и впрямь сможешь их приструнить...Ладно, осмотри тело. Но быстро.

Вальтер наклонился над телом. Теперь отчётливо были видны три раны с запекшейся кровью. Они очень удачно походили на удар трёх когтей.

Вальтер встал. Подойдя к охранникам, он сказал:

-Благодарю. Я получил информацию. А вам следовало бы ответственнее относиться к службе. Нарушение приказа — а вы нарушили приказ — в военное время карается строго. Оч-чень стро-го, — произнёс Вальтер, заглядывая стражникам прямо в глаза.

-Но...Но-но-но мы же..., — от удивления стражники не могли ничего возразить.

Вальтер шагал к станции. Не останавливаясь, он крикнул через плечо:

-Вашей недисциплинированностью я займусь позже!

Ландерс и Дрешер ждали командира на железнодорожной станции, как и передала им Твайлайт.

-Ерунда какая-то творится, — ворчал Ландерс, щурясь от яркого солнца и пожёвывая травинку. -Брат Твайлайт — между прочим, начальник стражи, смерть той пони...Как-то это всё подозрительно. Понимаешь, мне кажется, ничего подобного в принципе не могло произойти в Эквестрии. Без нашего появления. Улавливаешь?

Дрешер поправил ремень и пожал плечами:

-Хочешь сказать, командир стоит за этим? Он может. Химмельсберг такой человек. Который без дела сидеть не будет. У него шило в заднице, говорю тебе. Говорю тебе, он задумал что-то. Но! Соваться сюда я не буду. И тебе не рекомендую.

Ландерс нахмурился, пытаясь сообразить, что же мог задумать Вальтер. Он никак не мог увязать Шайнинг Армора и Магнолию. Однако догадки стали складываться в теорию сами собой.

-Полагаешь, Химмель хочет сместить Селестию и..., — Ландерс схватился за живот и громко заливисто захохотал. -Хахахаха, госпади! Ну, умора! Дреш, ну ты сам подумай! Я Вальтер Химмельсберг, — заговорил он нарочито басовитым голосом, -и я король добродушных говорящих пони! Хахаха, чёрт, ничего смешнее в жизни не слышал!

Дрешер без тени улыбки посмотрел на своего товарища и сказал мрачно:

-Ничё смешного. Власть — она и в Эквестрии власть. Особенно в руках национал-социалистов.

Чёрная тень упала на Дрешера из-за спины.

-Простите, голубки, что нарушаю вашу идиллию, но я вас не просто так здесь собрал. Едите со мной к принцессе.

Ландерсу этого было недостаточно. Он. Как всегда, жаждал подробностей.

-Господин оберштурмфюрер, а по что мы там? Всё равно говорить будете вы, а мы с Дрешером — люди маленькие...

Вальтер поднял удивлённо бровь и, криво ухмыльнувшись, сказал:

-Ландерс, ты преувеличиваешь. Вы вообще не люди. Но даже такое дерьмо собачье, как вы, может пригодиться. Так что приказываю прикрыть свои пасти до тех пор, пока вам не прикажут их снова раскрыть.

Поезд довёз солдат до Кантерлота. За всю дорогу троица не проронила ни слова, как всегда. Ландерсу это давалось с большим трудом, Дрешеру же молчание доставляло одно удовольствие.

На удивление Химмельсберга, Селестия сама вышла к ним навстречу.

-Вальтер!, — она так быстро кинулась к нему, что даже крыльями подмахнула для скорости. -Вальтер, я вас так ждала!, — принцессу разрывало от отчаяния и нараставшей паники. Однако, стоит отдать ей должное — держалась Селестия исключительно по-королевски.

-Ах, Селестия, — заговорил Химмельсберг, — я ведь предупреждал вас по поводу этих ужасных грифонах. Я ведь как чувствовал!

Селестия виновато опустила голову.

-Простите, Вальтер...Я должна была сразу прислушаться к вам. Возможно. Мы бы успели принять меры...Но что же теперь делать?

Вальтер поджал губы и отвёл принцессу в сторону.

-Вы же понимаете, дорогая Селестия. Что теперь у вас нет выбора. Кроме как довериться мне. Я единственный, кто сможет спасти Эквестрию. Я офицер, у меня есть опыт не только в военном деле, но и в вопросах внутренней политики. Мы можем пройти в замок?

-Да-да, конечно!, — засуетилась Селестия, -идём!

Вальтер жестом позвал солдат за собой.

Селестия и человеческая троица вошли в тронный зал, рассевшись за столом. Вальтер сразу же перешёл к делу.

-Во-первых, Селестия, — она слушала его, широко раскрыв глаза и впитывая каждое слово, -почему у вас до сих пор свободна должность начальника стражи?

Селестия вздрогнула и, виновато потупив взгляда, сказала:

-Ну, я не знаю...Вся эта суматоха...столько всего рухнуло разом и...

-Это не оправдание! Вам нужен кто-то, кто разбирается в тактике, безопасности государства и работе с подчинёнными.

Вальтер замолчал в ожидании. Его глаза как бы говорили «И так?...Чё тут думать?!» Глаза же Селестии говорили «И кто же этот «кто-то»?» Наконец, принцесса поняла тонкий намёк и спросила:

-Вальтер, не желаете занять эту должность? Мне кажется, лучше вас никто с этим не справится.

Химмельсберг сделал такое лицо, словно он очень удивлён и польщён.

-Я очень благодарен за доверие, Селестия. Я не подведу и обещаю вам сделать всё, что в моих силах, чтобы исправить сложившееся положение. Теперь так, Селестия. План действий следующий — необходимо создать комитет по обеспечению внутренней безопасности. Ведомство, необходимое для пресечения внутренних конфликтов среди населения и попыток...Скажем, бунтов. Поймите, Селести, — Вальтер встал и прошёлся вокруг стола, -ваши солдаты совсем не обучены. Они не имеют ни малейшего представления о дисциплине. Я уже молчу об уровне их военной подготовки.

Он остановился позади Селестии и нагнулся так, что его лицо оказалось на уровне её «лица»:

-Мне нужны полномочия, Селестия. Развяжите мне руки, и я вытяну всю Эквестрию из той ямы, в которую она теперь погружается.

Селестия задумалась. Вальтер говорил очень уверенно и убедительно.

-Хорошо, — согласилась она. -Я наделяю вас, Вальтер. Полномочиями...Вы вольны делать всё, что сочтёте нужным!

-Эта лошадь не ведает, что творит, — шепнул Ландерс Дрешеру, на что тот кротко кивнул.

-В таком случае, — продолжил Вальтер, -Пауль Дрешер, ты назначаешься ответственным за отбор кандидатов в карательные отряды. Ландерс, ты ответственный за физическую подготовку. Военной подготовкой займусь лично.

Селестия как-то недоверчиво посмотрела на Вальтера:

-Простите, вы сказали «карательные» отряды? Но кого мы собираемся...Карать?, — её передёрнуло от этого слова.

-Для начала грифонов. И не цепляйтесь, принцесса. За слово «карать». Конечно, мы будем ставить на путь исправления, а не наказывать в полном смысле этого слова. Вот какие у вас есть идеи по поводу грифонов?

Селестия замялась. Похоже, в свете последних событий она и не думала о решении проблемы.

-Полагаю, необходимо найти виновного и посадить в тюрьму. Это будет достойным наказанием.

Вальтер молчал. Он ожидал, что Селестия скажет что-то ещё. Кажется, просто лишения свободы ему было мало.

-А с остальными что делать?, — наконец спросил он.

-С остальными?, — не поняла принцесса, -что вы имеете ввиду?

-С грифонами, — неожиданно для всех присутствующих подал голос Дрешер. Он встал и поймал на себе сразу три удивлённых взгляда. Впрочем, Вальтер смотрел ещё и с любопытством.

-Принцесса, — продолжал Дрешер, -вы ведь понимаете, что грифоны — реальная угроза обществу. Карательные, или, если хотите, охранные отряды, будут не только следить за порядком на улицах Эквестрии, но и отлавливать грифонов. Они не будут объявлены вне закона, просто их права будут несколько...Урезаны. И я буду тщательно отбирать солдат для этих целей.

Вальтер был доволен этим ходом мысли, однако ему вовсе не понравилась эта бесцеремонность. Но он решил вернуться к этому позже. Теперь он продолжал излагать свой план.

-Селестия, вы должны распорядиться о постройке на территории Эквестрии особых лагерей, где будут концентрироваться все населяющие эти земли грифоны. Они будут продолжать нормальную жизнь лишь с той разницей, что они будут ограничены от пони. Тем самым мы можем обеспечить защиту вашего общества от этой...Угрозы. Кроме того, грифоны должны держать ответ за содеянное. Все. Да, — Вальтер прочитал в глазах Селестии непонимание и некоторое несогласие, — да, это круговая порука. И это справедливо. В этих лагерях грифоны будут работать на благо Эквестрии. Кроме того, эти существа, видимо, признают лишь грубую силу. Используем это! Пусть свою дикарскую неуёмную энергию вкладывают в тяжёлый труд, требующий физической силы. Пони слишком благородны для этого. Как вам такая мысль?

Селестия слушала и не могла не согласиться со всем сказанным. Но её что-то смущало. Как-то это было далеко от идеалов Дружбы, Магии и Гармонии. Но этот человек говорил очень складно и верно, придраться было не к чему.

-Но разве это не рабство?, — усомнилась Селестия.

-Рабство?!, — Химмельсберг, казалось, был оскорблён этим словом, -разве мы их держим силой? Пусть возвращаются на свою историческую родину! А если нет — пусть работают. Грифоны не те существа, что способны работать головой. Им даны сила и животная ярость. Это определяет их трудовую деятельность. А «особые» лагеря, — Вальтер поднажал на слово «особые», -лишь вынужденная мера. Дорогая Селестия, они сам себя так зарекомендовали. И, конечно, потребуется усиленная охрана этих лагерей. Недовольных будет много, но они привыкнут. У вас есть придворные архитекторы?

Селестия кивнула.

-Прекрасно. Ландерс, встретишься с архитектором и объяснишь ему концепцию лагеря. Надлежащие чертежи — планы, разрезы, фасады, характерные узлы — представите мне на согласование. Дрешер, сейчас отправишься со мной на смотр стражников.

Селестия вдруг пришла в себя, её будто пробудили от долгого крепкого сна.

-Вальтер, я бы попросила вас не забываться!, — заявила она строгим голосом. Впрочем, пока не королевским кантерлотским. -Я всё ещё правительница Эквестрии, а вы. При всём моём уважении. Ведёте себя, словно вы стали здесь хозяином!

Химмельсберг не мог понять, что он сейчас чувствует в большей степени — удивление, раздражение или опасение. Медленно повернувшись к аликорну, человек заговорил тихо, но очень отчётливо, как он это делал в моменты злости.

-Прошу меня простить, дорогая принцесса Селестия, но не вы ли наделили меня полномочиями? Не вы ли позволили мне делать всё, что я сочту необходимым? Не вы ли каких-то десять минут назад говорили мне о каком-то доверии?

Принцесса гордо вскинула голову и для уверенности слегка притопнула копытом.

-Я думала, вам, Вальтер, не надо напоминать о том, что все решения прежде необходимо согласовывать со мной! В конце концов, речь идёт о благе моего народа, за который я несу ответственность!

-Ответственность?, — Вальтер поднял брови и лицо его несколько скривилось, словно он был удивлён, что принцесса Селестия знает это слово. -Принцесса, вам напомнить, до чего довела ваша «ответственность»? Если вы её несёте, тогда что здесь я делаю?

Эти слова человека отбросили тень на лицо аликорна. Селестия нахмурилась, сверкнул глазами, вскинулась и гневно воскликнула:

-Что?! Вы смеете обвинять меня в несостоятельности как правителя?! За три тысячи лет я впервые сталкиваюсь с такой наглостью и с таким неуважением к правителю! Вальтер, вы меня очень разочаровали!

Нет, это не был королевский кантерлотский голос. Но звучала Селестия очень грозно и даже пугающе. Даже Ландерс и Дрешер почувствовали себя неуютно. Да что там, они сейчас предпочли бы вернуться в окопы! А Вальтер стоял перед Селестией, словно ничего не произошло. Всё так же вытянут, ноги чуть расставлены, руки сложены за спиной в замок. Постояв так с пол-минуты, Вальтер немного прищурился, поджал губы и сухо проговорил:

-Счастливо выпутаться, Ваше Высочество! Уверен. Вы найдёте массу прекрасных способов разрешения ситуации. Дрешер, Ландерс! За мной, — скомандовал он, развернувшись и решительно шагая к выходу.

«Ну а теперь», — думал Химмельсберг, — «5,4,3,2,1...»

-Подождите, Вальтер!, — прозвучало мягко за его спиной. Офицер остановился и криво улыбнулся. Повернувшись на каблуках, он наклонил голову слегка набок, показывая тем самым, что он готов слушать.

Селестия подошла к нему и очаровательно улыбнулась.

-Вальтер, давайте забудем об этом...мы повели себя очень незрело...Оба. Поймите, я не против ваших методов, к тому же учитывая, что они весьма убедительны и, к счастью, бескровны. Я готова оказать вам любое содействие, но и вы должны понимать, что ваши решения должны проходить через меня.

Как ни крути, а Селестия была права. И Вальтер это понимал. Более того, он понял, какую ошибку чуть не совершил. И хорошо, что Селестия обратила на это внимание сейчас, думал офицер. Ведь пойми она это позже — дело очень бы осложнилось.

-Вы абсолютно правы, Ваше Высочество. Я погорячился и приношу потому свои извинения. Это не повторится более, — он склонил голову в знак сожаления и своих извинений.

-Значит, забыли, — мягко улыбнулась Селестия, -а теперь давайте начнём осуществлять ваш спасительный план? Вас и господина Дрешера проводят на главный двор для встречи со стражниками, а я пока устрою встречу архитектора и господина Ландерса.

Вальтер ещё раз учтиво склонил голову в знак благодарности и почтения и они с Дрешером направились за одним из пони-стражников во двор.

Пауля давно подмывало спросить кое-что у офицера, но он примерно знал ответ, потому не решался задать вопрос. Но сейчас, пока они шли во двор, солдат всё же решился.

-Господин оберштурмфюрер. Разрешите обратиться?

-Обращайтесь, рядовой, — привычно ответил Химмельсберг.

-У меня вопрос, господин Химмельсберг, на отвлечённую тему. Праздное любопытство — как зовут Ландерса? Я никогда не слышал его имени, как ни странно. Его всегда называли исключительно по фамилии. Я как-то пытался узнать его имя у него самого, но он не сказал.

Вальтер поймал себя на мысли о том, что он и сам понятия не имеет, как зовут Ландерса. Подумать только, офицер не знает имени подчинённого. Впрочем, Ландерс никогда Химмельсбергу особенно не нравился, мягко говоря, потому офицер до сих пор не удосужился узнать его имя. Появился в его распоряжении этот солдат совсем недавно и надо сказать, случайно. Вальтер даже не видел его личное дело. Поэтому он решил честно ответить на вопрос:

-Понятия не имею. Ландерс — не тот человек, имя которого мне бы хотелось узнать.

Офицер и солдат вышли во двор. Ни одного солдата. Впрочем, ничего удивительного, решил Вальтер.

-Где личный состав?, — спросил Вальтер у проводившего их стражника.

-А, так они, поди, собираются. Щас выйдут, — успокоил офицера стражник-пони. Однако речь солдата и сам факт неготовности войск к смотру совсем офицерское сердце не успокаивали.

Однако и впрямь, вскоре начали «подтягиваться» отдельные группы солдат. Кто-то сладко зевал, кто-то пережёвывал остатки пищи, кто-то просто разговаривал с товарищами...Они неспешно и лениво шли, еле передвигая копыта, словно это была прогулка.

-Как тебе зрелище, Дрешер?, — поинтересовался Вальтер.

-На первый взгляд удручающее, господин оберштурмфюрер. Материал сырой, но доработать можно. Думаю, стоит сделать им скидку на то, что они просто пони...

-Нет, Дрешер, — категорично отреза Вальтер, — они в первую очередь солдаты. Армейская дисциплина не делает различия ни по полу, ни по возрасту, ни даже по видовому признаку.

Вальтер, наконец, выцепил взглядом из общей массы коней в доспехах пони, который более-менее отличался от прочих. Его доспехи были массивнее и эстетичнее. Вальтер подошёл к нему.

-Вы офицер?, — спросил он у пони-стражника.

-Так точно!, — ответствовал тот, -капитан Стронгвилл, к вашим услугам, — он отдал честь копытом. -А вы наш новый начальник стражи?

Вальтер также чётким резким движением приложил ладонь к фуражке и представился:

-Оберштурмфюрер СС Химмельсберг, — представился офицер. Прочитав в глазах капитана некое смятение, Вальтер тут же пояснил, -В вашей иерархии — полковник.

Конечно, Вальтер очень сильно преувеличил в звании. Однако он посчитал, что капитану Стронгвиллу совершенно необязательно знать, что перед ним стоит всего лишь старший лейтенант. -Капитан Стронгвилл, будьте любезны, прикажите своим солдатам наконец построиться!, — Вальтер начинал раздражаться от этого зрелища.

-Да, конечно господин полковник!, — услужливо заговорил Стронгвилл. -Стража! Построение! Живо!, — рявкнул командир.

Шёпотом Вальтер обратился к Дрешеру:

-Что ж, во всяком случае, в отличие от солдат, этот Стронгвилл являет собой хотя бы какую-то пародию на военного. Кривую, неудачную пародию, но всё же это офицер.

Дрешер коротко кивнул, хотя, в сущности, ему было плевать на всё, что говорил Вальтер.

На удивление, стражники очень быстро выстроились в несколько идеально ровных шеренг. Они стояли теперь неподвижно, словно статуи и были абсолютно одинаковы, будто братья-близнецы. Это несколько реабилитировало их в глазах Вальтера.

-Здесь все?, — просил Химмельсберг у капитана.

-Так точно, господин полковник!, — ответил Стронгвилл, но тут же добавил, -Точнее, вся королевская стража — в составе двухсот семидесяти солдат. Наша регулярная армия насчитывает пятьдесят четыре тысячи восемьсот девяноста три солдата. Гарнизоны рассредоточены по всей территории Эквестрии и а её границах. Особенно усиленна граница с королевством этих мерзких грифонов, — добавил он гневно.

Стронгвилл определённо нравился Вальтеру всё больше.

-И так, господин полковник, — начал Стронгвилл, — вот наша гордость! Лучшие сыны Эквестрии!

Девять шеренг по тридцать солдат в каждой чередовались следующим образом: первыми стояли земные пони, за ними — стражники-единороги, а за единорогами стояли пегасы.

-Они готовы меня выслушать?, — спросил капитана Химмельсберг.

-Конечно, господин начальник стражи!

Вальтер не готовил речь. Так получалось, что нужные слова рождались у него сами собой в необходимый момент. Вот и сейчас он как никогда был готов выступить перед стражниками.

-Солдаты!, — начал пламенную речь Вальтер, -меня зовут Вальтер Химмельсберг, полковник. Говорил он громко и уверенно. Такие речи поднимали солдатов в атаки. -С сегодняшнего дня по распоряжению принцессы Селестии я назначен на пост начальника стражи. Ваш предыдущий капитан оставил после себя много огрехов. Ваша дисциплина, отношение к службе и военная подготовка оставляют желать лучшего. Но я исправлю это! Я превращу вас в настоящих солдат! Притом без всякой магии. Будет сложно. Поблажек не ждите. Но только так мы сможем обеспечить безопасность Эквестрии в сложившейся ситуации.

Солдаты стояли, не двигаясь. Они слушали.

-О какой ситуации идёт речь?, — продолжал вальтер, -Эквестрия испытала на себе недавно попытку свержения власти и агрессию со стороны грифонов. Что я могу сказать по этому поводу? Для начала скажу о бунте. Это омерзительнейшее явление, которое является результатом незрелости мышления и слабой гражданской позиции. Бунтари и заговорщики подобны крысам — спрятавшись по углам, они подло, за спинами у всех вынашивают свои коварные планы. Прикрываясь тем, что хотят изменить мир к лучшему, тем, что они выражают волю «уставшего» народа, эти мерзавцы лишь разрушают и разлагают государство, а значит и общество! Любые бунтари и несогласные с режимом являются антиобщественными элементами! Это враги принцессы. Это ваши враги! Это враги вашего народа, пони! А к врагам отношение должно быть соответствующее — никакой пощады! Теперь о грифонах. Вы долгое время сосуществовали с ними под одной крышей. Вы были добры и расположены к ним, а они регулярно платили вам презрительным и даже агрессивным отношением. И во что это вылилось? Грифоны перешли всякие границы! Убийство пони, — эта фраза серпом резанула по сердцам стражников и по шеренгам прошла еле заметная дрожь, -этот жуткий, вероломный, гнусный поступок открыл истинное лицо этих существ! Я не призываю вас к возмездию. Вы, пони, выше этого! Но зло должно быть наказано. Зачем я всех вас здесь собрал и говорю вам это? С сегодняшнего дня вы не просто королевская стража. Из вас сформируют специальные карательные отряды. Вам будут добавлены обязанности — отслеживание антиобщественных элементов и очистка Эквестрии от них. Вы станете элитой вооружённых сил Эквестрии. Кроме того, считаю своим долгом добавить следующее. За вами также будут тщательно следить. Неверное выполнение приказа или отказ от выполнения приказа — предательство. Проявление трусости при выполнении долга — предательство. Содействие или сочувствие антиобщественным элементам — предательство. Поступки, речи, мысли, не соответствующие политике, которую ведёт принцесса Селестия — предательство. Предательство строго карается. Возможно, сейчас вам кажется, что я гадкий, злой и жестокий пришелец, который только и хочет, что замучить вас до потери сознания. Можете быть уверены, я гораздо хуже. И если мне придётся замучить вас до потери пульса — я сделаю это. И только от вашей преданности родине и принцессе зависит, потеряете вы свой пульс или нет. Поэтому если вы хотите доказать свою верность и свою любовь принцессе Селестии — выкладывайтесь на полную катушку и делайте невозможное. Закаляйте тело, дух, волю и рассудок — и вы станете непобедимы!

Он подошёл к какому-то солдату в шеренге и прокричал ему в лицо:

-Я гляжу, тебе что-то не нравится, солдат?!

Пони был ошарашен этой резкостью и, прижав уши, содрогнувшись и отступив назад, промямлил:

-Эээ...да нет...я...эээ...

-Ты что мямлишь, червяк?! Может, хочешь сказать, что я не прав?!

-Никак нет, господин полковник!

-Я тебе не нравлюсь, а?!, — орал Химмельсберг.

-Никак нет!, — крикнул обалдевший солдат.

-А очень зря! Ты должен меня ненавидеть! И вы все! Если вы хотите любить принцессу, вы должны научиться ненавидеть! Теперь ненависть — ваше оружие! Боевые товарищи — ваши братья! Я — ваш отец и ваша мать! Всё, что у вас теперь есть — это дисциплина и преданность принцессе! Слушайте меня и Эквестрия не забудет вас! Помните, что вы закладываете первый камень в фундамент Новой Эквестрии!

Вальтер замолчал. Гробовая тишина повисла в воздухе. Что-то приближалось. Какая-то невидимая, но ощущаемая туча. И она вот-вот готова была прорваться, породив небывалую бурю. И туча разродилась этой бурей. Громогласное «УРА» прокатилось по шеренгам, сотрясая стены Кантерлота. Глаза солдат пылали. Их крики были не отрепетированным «ура», а самым настоящим боевым кличем, выражавшим одновременно преданность, ярость, радость...

-Теперь можете быть свободны. Завтра в шесть утра жду вас всех здесь! Опозданий не потерплю! Разойтись!

С кипящей кровью и горящими глазами стражники, галдя, потянулись в казармы.

-Они готовы, — сказал Вальтер и хлопнул в ладоши.

За всем происходящим из окна замка наблюдала принцесса Луна. Она сидела на подоконнике с самозабвенной улыбкой и без отрыва следила за каждым движением Химмельсберга. Когда его речь была окончена и двор опустел от стражников, Луна поспешно спрыгнула с балкона и, поправив гриву копытом, побежала во двор.