Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 6

Глава 7

Очень доло ничего не писал, ибо творческий застой. Не было идей и желания. Всё один шлак выходил. Но, перешанув через себя, написал эту главу. "Перешагивание" через себя сказалось и на скудном объёме, и на скомканности, за что корю себя. Но я понимаю, что если бы я не написал эту главу сегодня, возможно, я бы положил на фанфик в целом. Ну, надеюсь не всё так паршиво))

Луна буквально летела по ступеням вниз. Ей очень хотелось поговорить с Химмельсбергом. В его обществе она чувствовала себя...Она даже сама не могла определить, как себя чувствовала. Это было что-то новое и необычное. Вот и выход. Луна открыла дверь и выбежала на улицу. Впрочем, чтобы не терять королевского вида, она сменила бег на медленный величаво-размеренный шаг. От двора, на котором сейчас стоял Вальтер с Дрешером, Луну отделяла протяжённая арка. Дойдя до её конца, Луна остановилась. Она услышала разговор и не могла теперь даже пошевелиться. Нет, Луна не любила подслушивать; более того, она считала это ниже своего достоинства. Однако на этот раз Луна сочла необходимым поступиться этим принципом. Люди говорили на родном языке, поэтому Луна воспользовалась заклинанием-переводчиком. Теперь она понимала, о чём говорили немцы.

-...надо, господин Химмельсберг? Я имею ввиду, самим пони. Они живут здесь своей тихой, спокойной размеренной жизнью. И тут появляетесь...Появляемся, — Дрешер поймал вопросительно-угрожающий взгляд, -и рушим им привычный уклад. Зачем?

Вальтер улыбнулся и похлопал Пауля по плечу.

-Пауль, мой мальчик, — начал он объяснение, -видишь ли, народ, — он сформировал кистями рук подобие сферы, -это как маленький неразумный ребёнок. Он постоянно требует странного и желает неясного. Очень деятельный и амбициозный ребёнок, но вместе с тем тупой до безобразия. Он очень хочет продвигать что-то, самому двигаться вперёд..., — Вальтер развёл руками и сделал огорчённую физиономию, -вот только народ — этот ребёнок — не знает, что его ждёт впереди. Более того, он даже не представляет, чего хочет! И тут появляемся мы — родитель! Который точно знает, что нужно, чтобы вырастить красивого, здорового и умного ребёнка!, — Вальтер устремил взгляд в небо, отчего стал похож на самого стереотипного идейного мечтателя. -Ребёнок будет протестовать, плакать, кричать, что его права ущемляют — где-то он даже будет прав, в воспитании обязательно нужен и метод кнута — но позже он поймёт, как был неправ. Он поймёт, что его взрослый родитель хотел ему лишь блага и будет искренне благодарен. Так случилось у русских с их Сталиным, так случилось у нас с нашим дорогим фюрером!, — Вальтер поднял в воздух кисть и яростно сжал её в кулак в припадке патриотизма.

Пауль не хотел спорить с офицером, особенно с распалившемся Химмельсбергом. Вальтер каждой фразой разогревал сам себя. Ещё немного, и он довёл бы себя до такого состояния, что запросто смог бы захватить Эквестрию с перочинным ножом. Однако Паулю было интересны мысли Химмельсберга.

-Но, господин оберштурмфюрер, у Эквестрии есть «родитель». Даже двое.

Вальтер захохотал. Нет, не театрально и не демонстративно, а искренне и очень заливисто.

-Хахахаха, Дрешер, ты что, серьёзно?, — Вальтер отсмеялся еле-еле, -Ты про Селестию? Про эту лошадку?, — услышав это, Луна почувствовала приступ гнева и лишь любопытство, что же ещё скажет этот человек, остановило её. -Из Селестии правитель, как из дерьма пуля, — продолжал Вальтер. -Она беспомощна. Она ничего не сможет сделать, случись что. Да у неё даже армии нет! Я уже не говорю про её сестру — Луну. Кретин Ландерс, интеллект которого колеблется между поляком и окурком, и то кажется мне более ответственным и вдумчивым, чем эта пони!

С каждым новоуслышанным словом Луна отступала в тень разочарования и жалости к себе. На её место выходила Найтмер Мун, не желавшая пощады гнусному предателю. Глаза Луны, полнившиеся слезами, внезапно вспыхнули ярким белым светом и сама пони как-то потемнела. Она вышла из-за арки, телекинезом отшвырнула Дрешера в сторону с такой силой, что он долетел до спины и, ударившись, потерял сознание. Грохочущим кантерлотским голосом аликорн прокричал:

-Вальтер Химмельсберг! Ты, жалкое ничтожество! Мы всё слышали и знаем о твоих гнусных помыслах и коварных планах! Как смеешь ты, подлый червь, топтать землю Эквестрии, тая в своей мерзкой душонке такое?!

Но вот Вальтер стоял, не шелохнувшись. Его лицо не выражало абсолютно ничего. Он лишь ждал, когда гневная правительница закончит. Но она продолжала:

-Ты не достоин даже нашего разговора с тобой, так приготовься же к каре!

Вальтер поднял руку и сказал спокойно:

-Послушай, Луна, всё, что ты слышала...Ты не так поняла. Да, я сказал всё это. Но я проверял Дрешера! Кстати, не стоило его так сильно швырять! Ты могла его убить! Я проверял, насколько он верен. Не станет ли он поддакивать мне и...

Найтмер Мун ударила копытом и прогремела:

-Ложь! Ты смеешь дурачить нас?! Теперь пощады тебе не будет!, — она подняла Вальтера телекинезом над землёй и начала магией душить его.

Впервые в глазах офицера читался страх и растерянность. Да и сам он вряд ли мог припомнить, когда до этого он был растерян и напуган. Нет, даже не так. Сейчас Химмельсберг был раздавлен и полностью деморализован. Он хватал воздух ртом и пытался освободить шею от нематериальных магических пут. Вальтер хрипел:

-Лу...на! Что..ты...дела...ешь! Не...надо...Прошу! Всё нетакха-кха-кхех, — закашлялся он от удушья.

В глазах офицера потемнело. Мысли его начали сбиваться, он почувствовал, как мозг его перестаёт слушаться.

-Что здесь происходит?!, — прозвучал чистый, свежий, но в то же время громкий и строгий голос. Это была Селестия. Она увидела из окна, что происходит нечто неладное и мигом спустилась всё выяснить. -Луна, прекрати сейчас же! Что ты творишь!

Но Найтмер Мун и не пошевелилась.

-Я прекращу, Селестия, как только этот жалкий мешок костей испустит дух!, — кстати, до этого прекрасного момента оставалось совсем немного.

Селестия поняла, что перед ней уже не её любимая сестра.

-Найтмер Мун, я приказываю тебе отпустить этого человека! Ты не ведаешь, что творишь!

Госпожа ночи подбросила магией Вальтера и отпустила — он мешком рухнул на землю и остался лежать на ней без сил, пытаясь восстановить дыхание.

-Ты снова поддалась гневу и только что чуть не погубила единственное наше спасение!, — в справедливом гневе воскликнула Селестия.

Найтмер Мун вытянулась, глаза её вспыхнули новой яркой вспышкой и она прокричала:

-Ты и впрямь слаба и несостоятельна, Селестия! Ты не имеешь права носить гордый титул правителя Эквестрии!

Этого Селестия снести не могла. Она уже сталкивалась с Найтмер Мун прежде и она знала, что сейчас до её сестры Луны уже не докричаться. Как бы не было больно признавать Селестии, но Найтмер Мун поглотила Луну. А значит, выход был только один...

-Прости, Луна, но это ради твоего блага!, — рог Селестии засветился и приготовился к атаке. Но Найтмер Мун была готова к такому повороту.

-Нет, Селестия! Ты не в состоянии защитить подданных! Этим займусь я! И начну с тебя!, — она первая «выстрелила» магией, поразив принцессу. Та вскрикнула и упала. Попытка встать была пресечена новым ударом.

Селестия корчилась от каждого удара. Она пыталась сконцентрировать свою магию и отразить заклинания Найтмер Мун, но не могла ничего сделать. Владычица ночи была слишком сильна, а гнев её придавал ей новых сил.

-Луна, сестра моя, опомнись! Что ты делаешь! Это же я!...Ах, — вскрикнула Селестия от нового «удара», — прекрати! Ты не такая! Я же знаю мою маленькую сестрёнку, — голос принцессы слабел. -Луна, вернись...

-Ты никогда со мной не считалась! Ты сама поплатилась за свою слабость!, — ещё «выстрел» по ослабшей и не способной уже сопротивляться Селестии. -Снова меня на Луну хотела отправить?! Ну уж нет, мой солнечный лучик, на луну в этот раз отправишься ты!

Мощная вспышка полыхнула и Вальтер перестал видеть. Раздался громкий хлопок, похожий на выстрел из миномёта. Вальтер судорожно начал тереть глаза, чтобы увидеть, что же происходит. Образы начали проясняться. Перед глазами его возникло тёмное пятно, склонившееся над ним и офицер услышал гневный шёпот:

-посмотрим, кто поможет тебе теперь!, — и вальтера прижали копытом к земле.

-Принцесса Луна, остановитесь!, — раздался чей-то баритон.

«Луна!» — эхом разнеслось по двору Кантерлота и белая пелена сошла с глаз принцессы. Она убрала копыто с Вальтера и, сделав несколько шагов назад, села на траву.

-Что же...Что же я наделала!...Селестия! Сестра моя!, — кричала в небо Луна, обливаясь слезами, которые она была не в силах сдержать. -нет! Нет! Я погубила всех нас...Селестия, вернись!, — беспомощно кричала Луна. Тем временем принцессу обступил отряд единорогов в тёмных латах. Тех самых, которые были при Селестии. Они были под предводительством сержанта Стронгвилла.

Луна увидела их и воспрянула духом:

-Сержант! Хорошо, что вы здесь! Вы ведь всё видели, так?, — Луна надеялась, что Стронгвилл поможет ей разоблачить предателя. Стронгвилл, виновато опустив голову, ответил:

-Да, принцесса, я всё видел. К сожалению. Поверьте. Лучше бы я этого не видел..., — Стронгвилл сокрушённо покачал головой. Собравшись с духом, он приказал:

-Солдаты! Взять...Принцессу Луну!..., — видно было. С каким трудом выходят эти слова из его рта. Словно каждое слово причиняло ему жуткую боль. Но «чёрные» единороги. И бровью не поведя, двинулись вперёд, засветив рогами.

-Нет!, — вскричала Луна, -Это ошибка! Он, — она показала дрожащим копытом на Вальтера, -он предатель! Неужели вы не видите! Он причина наших бед!, — Луна полыхнула рогом и отбросила несколько подступивших к ней единорогов. На их месте тут же появились другие. Луна что-то кричала ещё про вину и предательство, пытаясь «отстреливаться» от стражников. Но те, наконец, сменили тактику. Объединив магию, они применили оглушающее заклинание и Луна, наконец, без сознания упала на землю.

-Как же так, господин Химмельсберг?, — спросил Стронгвилл, подойдя к Вальтеру. Ноги сержанта подкашивались и видно было, что его дух вот-вот будет сломлен. Вальтер не хотел этого допустить.

-Сержант. Сегодня трагичный день — мы потеряли нашу дорогую принцессу Селестию Более того. Мы лишились принцессы Луны. Эквестрия обезглавлена, — Стронгвилл вздрогнул и открыл рот, испустив слабый стон. -Однако, дорогой сержант, не всё потеряно. Найтмер Мун победила Селестию, но ей не удастся победить Эквестрию! Принцесса Луна будет под стражей — обеспечьте ей мощную магическую защиту, чтобы она не смогла выбраться. У принцессы помутнение, поэтому сейчас она способна на всё. Хорошо, что её сущность проявилась теперь, когда я оказался рядом и смог принять основной удар на себя, выиграв время.

-А что с принцессой Селестией?, — с надеждой спросил Тронгвилл.

-Сегодня же я распоряжусь, чтобы лучшие маги Кантерлота отработали заклинание возвращения. Это займёт время — это сильная магия, подвластная только аликорнам. Но мы всё сможем вместе! Слышите, сержант Стронгвилл? Наш дух не сломить! Несмотря на все эти перипетии, мы ни на шаг не отступимся от постройки Новой Эквестрии! И кстати, — добавил Вальтер, положив по-дружески руку на плечо Стронгвилла, -»сержант Стронгвилл» не звучит. Капитан Стронгвилл, а?

Вальтер угадал. Искры в лазах пони-вояки выдали его с потрохами.

-Спасибо, господин Химмельсберг! Я всё сделаю, что в моих силах!

Вальтер посмотрел в глаза капитана.

-Нет, Стронгвилл. Если вы хотите увидеть обновлённую, улучшенную родину, если вы хотите вернуть вашу принцессу, вам придётся сделать больше, чем в ваших силах...

Стронгвилл покорно кивнул и спросил:

-Но что же с обезглавленностью Эквестрии?

Вальтер поджал губы и развёл руками.

-Боюсь, у меня нет выбора. Я не могу бросить вас в такой ситуации, особенно теперь, когда я замешан здесь. Я готов временно, покуда мы не вернём принцессу Селестию, принять бразды правления. В конце концов, я также ответственен за частично за все эти...События.

«События...», — вдруг задумался Вальтер. «Я ведь был на волоске от гибели сегодня! Я запаниковал...Стыд и позор мне! И за то ещё, что не был готов к этому! На будущее тебе, Вальтер! Но я жив и удача как никогда улыбается мне. Это значит, что я всё делаю правильно. Бог не оставил меня! Он благословляет меня! Выходит, моё дело правое!»

Стронгвилл отдал честь Вальтеру и прервал эти нахлынувшие размышления:

-Господин Химмельсберг, благодарю вас от имени всей Эквестрии! Я верю в то, что вы спасёте всех нас и принцессу!

Вальтер кивнул благодарно:

-Приятно, Стронгвилл, приятно. Я не обману вашего доверия. Вашего и всей Эквестрии. Но, как новый правитель, хоть и временный, хочу вас попросить вот о чём...

Вальтер взял в руку правое копыто Стронгвилла, которым он отдавал честь и поднял его вверх:

-Отныне будьте любезны — и передайте остальным — приветствуйте меня так.

Стронгвилл повторил жест и сказал:

-Конечно, господин Химмельсберг, но что это значит?

Вальтер пожал плечами, глядя в небо:

-Ну...Это значит, что мы посылаем нашу любовь и надежду на скорейшее возвращение от сердца, — он приложил правую руку к сердцу, — к нашей любимой принцессе Селестии, — и вытянул руку к солнцу.

-От сердца...Селестии..., — проговорил Стронгвилл и повторил жест ещё раз. Вслед за ним повторили и «чёрные» единороги.

Продолжение следует...