Автор рисунка: Noben
Глава 5: Интергрифония Глава 7: Закон Мерфи

Глава 6: Принуждение к насилию

В которой грифоны выясняют, что ни один план не переживает столкновения с противником.

Один на миллион: Вот идёт грифон

Автор: just_wolf aka Chayn

Глава 6: Принуждение к насилию

Доброе утро, мир, доброе утро, новая битва, новая война. Та война, где я один против этого самого нового мира… пафос-пафос-пафос…

Я проснулся рано утром. Стил, который Шайнинг, ещё дрых а прохладный воздух неприятно тревожил неприкрытую одеждой кожу, намекая что соням пора вставать и вылезать из своих чайников… или она в сахарнице спала? Не так важно. Стада мурашек по моей коже ни один из вариантов не отменял.

Вставать? Перспектива радовала наличием жрачки, если её не сожрал кое-кто-не-будем-показывать-когтем, но альтернатива, неожиданно ясно и чётко высветившаяся в голове, радовала ещё больше. Что ж, подождём, проверим, может я и заблуждаюсь, как знать..

Несмотря на хмурое осеннее утро(хоть тумана на этот раз не было, и на том спасибо), настроение у меня было просто зашибись. Да, слегка побаливала голова, да и левая лапа не радовала отсутствием боли. Однако же сейчас, в данный конкретный отрезок времени это всё казалось таким… мелким и нафиг не важным. Что? Да-да, нафиг не важным, и все правила русского языка могут провалиться в пень. Тут Эквестрия, в конце концов. Интересно, кстати, а на каком языке я говорю? Заклинание-переводчик, получается, имеет место быть? Забавно, ох как забавно…

Для моего нехитрого плана, у которого шансов провалиться больше, чем получиться(впрочем, как всегда), нужно было лишь затаиться и ждать, ждать, ждать… спасибо холодному воздуху за то, что он есть, иначе бы я снова заснул, а так удавалось как-то держаться на хрупкой грани мира яви и мира грёз, и… вот оно. Тихий скрип ознаменовал пробуждение Шайнинг Стила. Вот он встаёт с кровати… незаметно поворачиваюсь, словно бы ворочаясь во сне, и наблюдаю за объектом из-под полуприкрытых век. Мда… это какого же змеям-то приходится с их постоянно открытыми глазами? А спят они как, а?! Вот ведь чушь с утра в голову лезет-то… Стил тем временем потягивается, оглядывается, и на мордочке его появляется откровенно гаденькая ухмылка. Так, уже интересно. Жеребёнок вспрыгивает обратно на кровать, поворачивается, прицеливаясь, и со всей силы бьёт меня задними копытами куда-то в рёбра. АГА! ПОПАЛСЯ!

Перехватывать конечности я не рискнул, вспомнив Эпплджек. Стилу, конечно, до неё далеко, но я читал Хэррриота и, если честно, не хочется как-то повторять его опыт. Пони не кони, но всё же. Вместо этого я просто скатился с кровати и рухнул на пол вместо того, чтобы встать в какую-нибудь пафосную боевую стойку. Эх, жаль, неполный получился эффект, впрочем… почти перед самой моей головой оказались два задних копыта, которые я не поленился дёрнуть, в результате чего и обладатель оказался, как и я, на том же деревянном полу, рухнув туда с громким грохотом.

-Я мстю, и мстя моя страшна! — Со всем возможным пафосом продекламировал я.

Всё, вот теперь эффект полон, как пить дать. И в этот момент, когда я завис над Земным, скалясь с самой мерзкой усмешкой из моего арсенала, скрипнула открывающаяся дверь, и голос Сстила Первого произнёс:

-Собираемся, караван… — Последовала пауза. Почти МХАТовская, хотя я не разбираюсь в этих театрах. И продолжение вполне в духе. — У вас есть четверть часа, чтобы закончить то, чем вы занимаетесь, и собраться.

За-ши-бись.

-Это всё из-за тебя! — Буркнул Шайнинг, выворачиваясь и принимаясь за сборы. Спал он, разумеется, в куртке, так что его сборы были недолгими. — Если бы не твоё дебильное чувство юмора, то всё было бы…

-Да-да, только Стил нас теперь обоих считает непойми кем, и в этом есть и твоя и моя вина, так что заткнись и забудем. Тем более что если бы что-то пошло иначе, то бы мне рёбра сломал, дубина!

-Чтобы сломать твои кости понадобится что-то попрочнее.

Остановившись на этом неясном замечании, Стил выходит прочь. Зашибись утречко, и правда, ничего не скажешь. Ладно, где мои стволы да вещи? Под сокращение попали только MRE, зато все.

-Мелкая скотина… — Прошипел я сквозь клюв. — Даже компенсации не запросить...

Делать же, однако, было нечего, и потому, собрав свой нехитрый скарб, я отправился наружу. Прощай, Виндвилль, прощай! Надеюсь, что больше не увидимся!

Брамина звали Покер. Нет, серьёзно. Брамин, блин...

Мы шли по растрескавшейся асфальтовой полосе дороги, что уходила прочь от Виндвилля в сторону массивного города, ну, или же массивных руин массивного города, как кому нравится больше. Как звали торговца я толком и не запомнил, не до того мне было, хотя, как оказалось, он уже со мной знаком, так сказать, заочно, спасибо напарнику. А, ну да, ещё оказалось, что именно у него я свистнул стакан, который потом раскрошил об свою лапу. Большая птица, умная птица, но ебанутая... спасибо Расти, подлатал. Но я опять отвлёкся.

Брамин. Это был брамин, и его звали Покер, что само по себе было удивительно, но... стоп.

Кто такие брамины? Хм... представьте себе корову. Представили? Хорошо. Мысленно покрасьте её в буро-рыжий цвет. Приделайте ей ещё одну голову. Дайте одной из голов потрёпанную соломенную шляпу и сигару. Всё, портрет готов. Вот таков он был, Покер.

Знакомство с ним было вполне в духе. Он выронил сигару и попросил меня её подобрать, что я и сделал, вернув владельцу, лишь минутой позже осознав, кто же именно меня об этом попросил и кто именно за оказанную услугу поблагодарил. В награду же я получил интересного собеседника и жалел разве что о том, что от этого собеседника сильно несло, или следует сказать «смердело»?. В любом случае пахло от него отнюдь не розами. Впрочем, к этому можно было привыкнуть, хотя мысленную пометку "помыться" я себе всё-таки поставил. Добраться бы до Троттингхема...

-Я хотел бы рассказать тебе, как я вырос на ранчо близ Эплузы, парень, — проговорил Покер, лениво пожёвывав сигару, — но это было бы ложью, а я не хочу меж нами дурной крови, если ты понимаешь, о чём я говорю.

-Наверное...

-Так вот, парень, я хотел бы рассказать тебе о том, как я родился на ранчо близ Эпплузы, где воздух светел и вода чиста, но, хей-хо, это было бы ложью. Я родился на караванной тропе, и моя ма, светлая ей память, была в караване па вон этого вот пони. Я достался ему по какому-то там их праву, но да это и не важно. Что же важно, парень, ты можешь спросить меня? Важно то, что у меня есть моя шляпа, моя сигара, и моя дорога. Остальное вторично.

-А еда, крышки?

-О еде и крышках пусть заботится он. — Покер недвусмысленно указал в сторону хозяина каравана. — Я просто наслаждаюсь путешествием. Вкус жизни, понимаешь?

-Эм...

Стила, кажется, откровенно забавлял этот разговор, так как не раз и не два я ловил его на том, что где-то в уголках клюва мелькала заметная ухмылка. Пусть его, а собеседник интересный, знающий, и вообще, пусть Стил кемперит дальше. А, да... караван... я не назвал бы его караваном. Так, один брамин, который умудрялся тащить за собой вагончик, как на том же диком западе, один караванщик, который им руководил, Стил, Стил, и я. Я думал, что будет что-то... побольше размером, но, видимо, не судьба. Тем более, как оказалось, крупные торговые компании, а редко, но попадались и такие, не забредали в Виндвилль. Ловить там было практически нечего, поэтому предпочтение отдавалось более интересным торговым маршрутам, например тому же Джанктауну. Но я слегка отвлёкся. Стил кемперил. На крыше вагончика была закреплена деревянная платформа, на котором можно было залечь, и рассматривать окрестности с высоты если не птичьего полёта, то несколько большей, нежели простого пешего. Словом, один Стил кемперил, второй Стил дрых, ну а я шёл и трепался. Впрочем, справедливости ради нужно было заметить, что Шайнингу и не платили за этот маршрут, Стил(который Фишер), даже и пытаться не пробовал уговорить торговца, но это было понятно — кому нужен подросток, который ещё и не факт, что сражаться умеет? В том-то и дело, что никому...

-К вопросу о... хм. Покер, а вы все... разумны?

-Я не буду тебе врать, — проговорил он с весьма странным акцентом, этакая очень интересная манера речи, которую я не могу передать словами, — не все из нас разумны даже наполовину, а некоторые неразумны вообще. Не думай, что все пони к нам относятся как к равным, хотя тот здесь является приятным исключением. Видишь ли, парень, никто не будет подозревать корову в слежке, а? А значит, можно выведать пару-другую секретов, не особо таясь.

-Разумны наполовину? — Я покосился на вторую голову брамина. — То есть...

-Да. — Кивнул Покер, перекатив сигару из одного уголка рта в другой. — Мальку не повезло. Его зовут Ленни, у этой головы три мысли. Пожрать, поспать, и потрахаться. Не то чтобы меня не посещала последняя, ха.

-Ленни, да? Хм... Покер, ты ведь много где бывал и много чего видел? Может, поделишься знаниями?

-Хей-хо! — Удивлённо воскликнул брамин и взглянул на меня с явным интересом. — Мне приятно слышать эти слова, парень. Обычно нас считают за безумных коров, или же за молчаливых животных, но тебе, парень, да, старый Покер может что-нибудь да порассказать.

-Как насчёт Троттингхема? Общую обстановку, что там да как? Чем живёт город, чем дышит?

-Троттингхем... Троттингхем, парень, город трёх мафиозных семей, больших ба-банд, как их называют некоторые. Слушай же старика Покера, и запоминай. Первое семейство это семейство Хайфезер с бароном Хайфезером во главе. Эти парни промышляют наёмниками, вооружёнными силами, и всякими штуками такого плана. И, знаешь, что я тебе скажу? У них, говорят, даже есть семья, что принесла им вассальную присягу, семья Блад, те, кто заправляют Ареной. На ту Арену, однако же, допускаются лишь избранные, приближённые семей. Эта семья, Хайфезер, состоит из грифонов и только из грифонов. Говорят, парень, что они и правда то ли семья то ли клан, смотавшиеся откуда-то в давние времена.

-Хайфезер... интересно. Кто ещё?

-Хуррикейн. Я не знаю, назвать ли их семьёй, кланом или же какой иной организацией, парень, но главным у них числится командор Хуррикейн, пегас, редкий зверь под этими тучами, реже разумных браминов, ха.

-Редкий? Почему?

-Потому что когда был уничтожен Клаудсдейл, пегасы забаррикадировались у себя на облаках и носу оттуда с тех пор практически не показывали... за редкими исключениями. — Подал голос Стил. — С одной стороны их можно понять, с другой... это эскапизм. Пегасов не очень жалуют, и всех, кто встречается в Пустоши, можно поделить на три категории.

-Какие?

-Дэшит, то есть отступник Анклава, родившийся в Пустоши, и, собственно, сам Анклав, если их посылают на какую-то операцию. Словом, крылатых здесь не жалуют. Продолжайте.

-Совсем не жалуют, да. — Кивнул Покер, соглашаясь со Стилом. — Однако же Хуррикейн правит своими подчинёнными и держит их, что называется, в железном копыте, да.

-Чем они занимаются?

-А занимаются они, парень, продажей оружия и брони, очень-очень хорошего оружия и брони. Говорят, у них есть такие штуки, как пушки, способные прожечь танковую броню, или же броня, способная отклонить удар ракеты... но я не был в их магазине, поэтому не могу сказать точно. Но, знаешь, что я могу сказать точно, парень? А точно я могу сказать то, что даже если такие штуки и есть, то они стоят уйму крышек, тысяч... десять, может больше.

Здесь есть танки. Ну… или были. Охереть новости.

-Милейшие ребята, судя по всему, и очень дисциплинированные… а третья семья? Что можешь сказать о ней?

-А, третья… — Покер скривился, и выглядело это странно. – Третья семья, парень, это семья Шейд. Кто уж ей там руководит мне и не упомнить, а вот занимаются они кемами.

-Кемы?

-Боевые стимуляторы и некоторые лекарства, используемые не совсем по назначению. – Стил перевёл взор на меня, и пояснил. – Наркотики, Ред. В Пустоши их называют кемами.

-Вот так так… ладно, спасибо, напарник, буду знать. Может, ещё чего интересного скажешь, а, Покер?

Остаток долгого и монотонного дня прошёл под байки разумного брамина да переставление лап по растрескавшейся асфальтовой полосе. Интересно, что же это за город такой был раньше Виндвилль, что к нему вела дорога, и что же такое случилось с Эквестрией, что ей понадобилось создание боевых стимуляторов. Война? Но с кем? Как был уничтожен Клаудсдейл? Чем? Когда? Кажется я напрашиваюсь на урок истории, но сколько мне ходить без самых элементарных и нужных(после выживания) знаний? Вот то-то и оно…

На ночь мы остановились неподалёку от дороги, чтобы далеко не тащиться, не иначе. Покера распрягать не стали, дескать, покормят и так, и вообще завтра с утра пораньше снова, так сказать, в седло. Мы со Стилом и Стилом сготовили и частично оприходовали попавшегося по дороге геккона. Если честно, то я думал, что гекконы это такие милые и маленькие ящерки. Ага, щаз. То есть, может на Земле это и было так, но в этом долбанутом на голову мирке эти ящурки вымахали до неприличных размеров и пытались подзакусить теми, кто помельче, например, нами. Впрочем, желание одного такого было прервано мастерски поставленным хедшотом. Эх, мне бы так.

-Завтра прибудем? – Осведомился я у хозяина каравана. – Или послезавтра?

-Завтра… — Ответил тот, слегка задумавшись. – Ближе к вечеру, если погода будет хорошая, а то всякое бывает.

-Славно… Стил?

Вскинулись оба, я даже тихо хихикнул, до того отклик показался забавным. А что? Жизнь здесь вроде неплоха… да, так можно считать если твой кошелёк и желудок полны, и если по поводу второго можно было не сомневаться, так как мяса было много, то над первым ещё нужно было поработать. Жестковатое мяско, вкус непривычный, но приятный, и, наконец-то, кто-то не тырит мои рационы. То, что эти рационы были уже кем-то изведены, казалось делом вторым. Выразительно повращав глазами, напарник, доевший свой кусок и занявшийся чисткой винтовки, вопрошает:

-Так, что надо?

-Расскажи мне сказку.

Окей, я был СЛИШКОМ сыт и доволен, но, цитируя Дискорда, «Вы бы видели выражения своих лиц! Бесценно!». Это и правда было бесценно, кажется, напарник изо всех сил старался не дать челюсти отвиснуть, а Шайнинг выразительно фыркнул, обозначив своё мнение ко всему этому. Чья бы корова молчала… интересно, а как склоняется, если склоняется, слово «брамин»? «Чья бы брамина» что ли? Впрочем, ну нафиг...

-Ладно, ладно, не сказку. – Я поднял лапы в защитном жесте. – Расскажи мне про войну. Про ту самую, после которой Клаудсдейл перестал быть. И… да, я знаю, что это за город, просто мои знания… обрывочны.

-Я заметил. – Вздохнул Стил. – Что ж, ладно, напарник, заткнись и слушай. Эта война шла меж зебрами и пони, но в ней были замешаны и иные расы. Драконы, грифоны… алмазные псы стали лишь жертвами. Так или иначе, но началась она с энергетического кризиса, кажется, уголь, который зебры поставляли в Эквестрию, стал дорожать или что-то в этом роде. Поначалу эквестрийские власти пытались решить проблемы миром, но затем последовали торговые санкции со стороны Эквестрии.

-И тогда империя нанесла ответный удар…

-Кто-то говорит что да, кто-то говорит, что Эквестрия развязала конфликт сама.

-Стоп. Стооп! – Были бы у меня брови – взлетели бы под потолок. – О какой империи ты говоришь?

-Империи зебр.

-ИМПЕРИИ?!

-Под руководством Цезаря.

-…пристрелите меня. – Взглянув на Стила и Стила, и поняв, КОМУ я это сказал, моя спина не замедлила покрыться холодным потом и ошибку я поспешил исправить. – Я фигурально выражаюсь!

-А жаль. – Синхронно заметили спевшиеся за день(или два?) пони с грифоном, и затем уже Стил, который Фишер, продолжил. – Цезарь, или же Кайзер, как его именовали сами легионеры, являлся правителем зебр, императором… и была война. Грифоны наёмничали, драконы встали на сторону зебр, три расы пони сражались бок о бок, шесть кобылок возглавили свои Министерства…

-Ещё раз, кто?

-Шесть кобылок, парень. – Подал голос Покер. – Флаттершай, Рэрити, Твайлайт Спаркл, Пинки Пай, Эпплджек, и Рейнбоу Дэш. Шестеро на страже Эквестрии. Не все их помнят, не все знают, но это не отменяет того, что они были и творили историю, да…

-Их даже грифоны уважали. – Как-то странно улыбнулся напарник. – Ну, не все, разумеется, ведь как можно уважать пони? Однако же прецеденты были, пусть и не массово.

-Я понял, война началась… а что же случилось потом?

-Потом? А потом, Ред, кто-то выпустил параспрайтов погулять, фигурально выражаясь, ха… и привычный мир сдох в агонии, а на его месте возникло то, что называют Пустошью.

-Вот оно что…

-Именно. Это так, краткий экскурс в историю. Его, впрочем, хватит. Получил свою сказку? А теперь сидите со Стилом и дежурьте, и чтоб сна ни в одном глазу. Ночи.

За-ши-бись. Что ж, ладно торговец, он босс и платит за свой спокойный сон, но, блин, ставить на дежурство МЕНЯ с НИМ значит не желать никому добра! Впрочем, может и обойдётся… хотя кого я обманываю?

Разумеется, ничего не обошлось. Это, впрочем, как посмотреть…

Кажется, что я лишь на минутку прикрыл глаза, и вот уже доброе утро, доброе пустошное утро, которое я встретил клювом в грязь. Впрочем, справедливости ради нужно отметить, что не только я, Шайнинг валялся неподалёку, отплёвывался и матерился , да так, что я поначалу аж заслушался, а потом… потом стало слегка тошно и противно. Я не святой, вовсе нет, но попытки совместить всю семью Стила, который Фишер, и влагалище Селестии… даже не знаю, чего мне больше хотелось – ржать или встать и врезать Шайнингу в морду, чтоб заткнулся. Грифоны такие грифоны… и, кстати, о них. Об одном конкретном Стиле, мать его, Фишере… Эта пернатая тварь сидела и спокойно завтракала, обсуждая что-то с хозяином каравана. О погоде они что ли, говорили. Покер был неподалёку, его основная голова жевала сигару, с ленцой посматривая вокруг, а вторая жрала сухпай в виде чего-то… сена что ли? Кто его знает? Но даже смотреть было сухо. Да и не время. Нужно как-то выбраться из той ситуации, в которую я влетел. Фигурально выражаясь, мля. Ладно, что у нас есть?

-Стил, блотспрайте тебе в задницу, какого хера?

Его величество Стил Фишер Первый(и единственный, надеюсь!) соизволил обернуться. Прожевав(ну, в грифоньем стиле), полоску мяса, он состроил слегка задумчивое выражение морды и, покосившись на моё лежащее тело, отметил, словно бы заметил лишь сейчас:

-А, проснулся.

-С добрым, млять, утром… КАКОГО?!!

-Такого. – На сей раз не было вспышки мегаярости, как я ожидал, вместо этого его голос заметно охладел. – Ты заснул на дежурстве, как и Шайнинг. Если бы это было реальное боевое дежурство, из-за вас двоих мы бы оба могли умереть, просто потому что кого-то сморил сон. Это урок, Редхарт, на будущее. Надеюсь, что ты его понял.

-ЭЙ! – Почти взрывался от злости Шайнинг. – А меня-то за что?!

-Да за то же самое. – Откликнулся наёмник скучающим тоном. – Пригодится, чтобы не подвести своих друзей или просто соратников в самый неподходящий момент. Лучше всего запоминаются те уроки, что учатся на своей шкуре. Не волнуйтесь, я вас освобожу… попозже.

Сволочь. Кто бы сомневался, да не я…

Так, или иначе, но надо было что-то делать. Что ж, начнём с простого. Грифоны у нас наполовину кошки. Трудно сказать, на лучшую или на худшую, но – кошки, глупо спорить, пусть и кошки большие, а это значит что здесь тема… Лежать мордой в грязь не пёрло совершенно, но что делать? А вот что. Сгруппировавшись, то есть прижав задние лапы к животу, или как-то так, чтобы мешали поменьше, скованными передними провожу по спине и дальше, наконец, проводя ими под собой и получаю возможность взглянуть на тот мегадевайс, которым меня стре… стрелапили? Одним ментальный фейспалмом позже, осмотрев цепь, я убедился, что неладно что-то в датском, то есть Эквестрийском королевстве. Впрочем, если новых налапников уже давно не делали, то ничего удивительного в потрёпанном состоянии цепи и нет, а коли так, то и растянуть ей можно попробовать…

Иначе как издевательством я это назвать не мог, но что делать при отсутствии должных навыков? Только так, лапками-лапками… Напарник, оказывается, наблюдал за нами вполглаза. Почему именно вполглаза? Потому что если бы наблюдение велось более внимательно, то он, возможно, успел бы предотвратить то, что последовало за этим.

-Редхарт, чтоб тебя!

Цепь порвалась с тихим звяком, успевший добежать напарник остановился, окинул картину взглядом, и молча профейспавил. Не, ну а что? Фейс – «лицо», по – «лапа», так и получается. Не фейсхуфом же это обзывать, в самом деле. Убрав лапу от лица, или морды, это уж кому как удобнее, Стил вздохнул, и этой самой лапой махнул, осознавая, что ничего более он здесь сделать не сможет.

-Ладно, понял ошибку. – Вздохнул напарник. – Дай хоть браслеты сниму, гений. Ну как…

-Цепь плохая. Если бы не она, может, ничего бы и не получилось, а так… да ты и сам видишь.

-Угу. – Браслеты упали в грязь. – Идём жрать.

-Шайнинга распакуй, иначе второй пары лишишься, не без моей помощи.

-Наградила судьба напарничком. – Рассмеялся Стил, и склонился над Земным пони. – Надеюсь, что урок вы уяснили оба.

-Уяснили…

Шайнинг поднялся с земли, бросил на меня ненавидящий взор, как-будто только я был виноват во всей этой катавасии, и отправился жрать. Не жизнь, а цирк. С понями. Примерно с такими мыслями я и направился завтракать. Хорошая компания, приятная еда, с дымком, постапокалиптический мир… что ещё нужно от жизни?

…странное дело. Пока мы шли, все оставшиеся два дня, я мысленно выл и отчаянно желал, чтобы эта дорога, эта треклятая серая асфальтовая лента, поскорей закончилась, но когда моё желание наконец-то сбылось, когда, с наступлением темноты, при спуске с очередного холма показались огни большого города, мне стало как-то… грустно, что ли. То есть... одно дело желать, но совсем другое получать желаемое. Забавно, я думал, что по прошествии какого-то времени на нас бросятся… кто? Да кто угодно! Хоть ещё одна такая же ящерица, в смысле геккон, хоть какие-нибудь такие же облезлые собаки, я не знаю! Но, нет, была лишь полоса дороги, и компания из грифона, двух Земных да брамина, который уже не первый день жевал свою сигару. Нескончаемая она у него что ли… а что, хороший артефакт! Кстати об артефактах, а они здесь есть? Хотя, что считать артефактом? Просто магический предмет? Так тут Эквестрия, страна дружбомагии и всякого такого. Оглядываюсь. Непохоже. Впрочем, ладно, с этим вопросом можно и потом разобра… стоп, если следовать рассуждению о магии, то, получается, все созданные в Эквестрии вещи, так или иначе, являются магическими. Эм… плюс первая броня, ты ли это? Ладно, звучит лучше, чем плюс первый дробовик. Впрочем, звучит-то звучит, но как выглядит…

Оглядываю себя. Как-как, маскировочно оно выглядит. Ну, если этот слой грязи можно назвать маскировкой. Да будет так, хрен бы с ним.

Город, как говорится, внушал. Серьёзно! С наступлением ночи было заметно, что улицы освещены и освещены достаточно ярко, что свидетельствовало о наличии какого-никакого, а энергоснабжения. Интересно, откуда они берут энергию? Впрочем, нет, не так уж это и важно, важно то, что мы прибыли. На фоне свинцового неба, которое казалось ещё темнее с наступлением ночи, Троттингхем выглядел полуразрушенным замком, красивым, величественным, но… одиноким? Шпили башен вздымались к небесам, и если бы я не знал, то подумал бы, что наблюдаю человеческий мегаполис, разбомбленный когда-то где-то давно.

Наша последняя остановка в качестве каравана состоялась после прохода через условные ворота и осмотра парой стражей нехитрой нашей снаряги, откровенно ленивого осмотра, скажем прямо, и потому, махнув на нас лапой, молча пропустили нас в город

-Вот мы и пришли, Троттингхем. – Огласил наш работодатель, и подал Покеру знак замедлить шаг. – Здесь наши пути расходятся. Ваша плата. – В лапы Стилу перекочевал мешочек. – И мои пожелания наилучшего пути. С вами приятно иметь дело, мистер Стил.

-С вами тоже. – Кивнул напарник, подбрасывая мешочек в лапе и прислушиваясь к звону крышек. Пара пони не слишком презентабельного вида кинули взгляд на мешочек, на вооружение грифона, и предпочли убраться подальше. – Всего доброго.

Когда торговец и его «караван» оказались несколько поодаль, Шайнинг с шумом выдохнул, и, вдохнув полной грудью, произнёс, кажется, с ностальгией в голосе:

-Давно я здесь не был… Типа… э… удачи, все дела. Стил, я твоего напарника на пару слов украду?

-Дерзай. – Был дан снисходительный ответ. – Подсказать ближайшую тёмную аллею?

Буркнув в ответ что-то вроде «спасибо, не надо», Шайнинг отводит меня в сторону, так, чтобы меж ним и Стилом оказался я, и лишь тогда его взгляд заметно холодеет:

-Тебе тоже удачи, и смотри не сдохни до нашей следующей встречи.

-Постараюсь, чего и тебе желаю.

Кажется, моя улыбка взбесила его ещё больше, и он удалился, громко топоча копытами по сохранившимся частям асфальтовой дороги. Видимо, это была главная улица или что-то вроде того. Когда жеребёнок скрылся из виду, я почувствовал себя как-то… легче что ли. Одним грузом-проблемой меньше, что не говори. Точнее, проблема отложена на неопределённый срок в сторону столь же неопределённого будущего… ну и чёрт с ней, я подумаю об этом завтра.

-Помыться бы…

-Если есть такое желание, то это тебе в «Пять-Три». – Заметил Стил, зорко посматривая по сторонам. – Там можно как минимум принять душ, по поводу ванн, если честно, не помню, вроде бы были.

-Что за «Пять-Три»?

-Это… — начал было напарник, огляделся, и махнул лапой, — идём, по дороге расскажу, тем более что помыться нам и правда не мешает… по отдельности.

-…мне кажется, или эта тема для шуток уже устарела?

-Кажется. Пять-Три на самом деле был Пятьдесят Третьим Стойлом, одним из скольких-то там бункеров, в которые запечатали энное количество живых, преимущественно пони, дабы они пережили грядущий, точнее, тогда предполагаемый ещё пиздец. Судя по тому, что я знаю, получилось не у всех. Как минимум два из известных мне Стойл представляют собой смертельные ловушки, по тем или иным обстоятельствам. Причём, забавное дело, но обычно на такие вот места обычно покушаются Стальные Рейнджеры, но не в Троттингхеме, нет… видимо местный, кхе-кхе, контингент не считает нужным ввязываться из-за одного Стойла в полномасштабную войну трёх банд, а она будет, и, учитывая Хуррикейнов…

-Высокотехнологичное оружие делает дырки и в этих ребятах?

-Не дай себе запудрить мозги, Ред. Рейджеры тоже истекают кровью, а всё, что умеет истекать кровью. Можно убить, так или иначе. Хотя броня у них толстая, не спорю.

-Что за Рейнджеры? И, кстати, это есть можно?

Мы неторопливо шли бок о бок по тому, что так и тянуло назвать главной улицей. Раздолбаная асфальтовая дорога была достаточно неплохо освещена, и это было приятным разнообразием после спотыкачей в диких потёмках. А остановило меня ничто иное, как самая обычная уличная палатка… точнее, не палатка, а, скорее, тележка, какие можно встретить на Земле, со всяким фастфудом. Но, этот мир не был бы этим миром, если бы здесь было всё то же. То есть, конечно же, параллели были, но, как водится, на свой лад. Владелец этой, например, мог предложить грибную лапшу, точнее, лапшу с грибами, вроде как достаточно густую. Оставалось надеяться, что эти грибочки не будут светиться в темноте, равно как и я после них. Стил, бегло окинув взглядом пищу, удовлетворённо кивнул, и заказал нам по миске варева. Миски оказались глиняными и их попросили по возможности не бить. Забавно. Мелочь, а приятно.

-А ничего, вкусно. – Заметил я, спешно пожирая купленную еду. С грифоньим клювом это делать весьма и весьма неудобно, но то мелочи жизни, не более. – Так, Рейнджеры?

-Да… — Стил слегка поморщился, и, мотнув головой, продолжил. – Стальные Рейнджеры это преимущественно Земные пони, потомки довоенной организации с тем же названием. Ну, или логическое её продолжение, как посмотреть. Собирают технологии, хранят технологии. Это, по сути, всё, чем они занимаются.

-Серьёзно?

-Да.

-А в чём профит?

-А, блотспрайт их разберёт. То ли кодекс у них такой, то ли ещё что, я не знаю. С их технологиями, если слухи верны, они вполне могли бы завоевать Пустошь, устроить своё государство, все дела… не знаю, Ред. Я с ними как-то не сталкивался, так что ничего сверх того, что уже поведал, рассказать не могу.

-Ну и блотспрайт с ними. – Согласился я, понятия не имея, что это за блотспрайт такой, и принялся жрать дальше. – Приятного аппетита.

-И тебя туда же.

В «Пять-Три» мы устроились без каких-либо проблем. Хозяйка, единорожка по имени Колм Винд, с готовностью приняла новых гостей, взяла платы авансом, и, не задавая лишних вопросов, провела в само Стойло. На это самое Стойло я мог сказать лишь «ого!», и всё. Иных слов не было. Стены были чисты, словно свежевыпавший снег, мерное гудение системы вентиляции и охлаждения поддерживало не слишком комфортную прохладную температуру. После Пустоши, той, что за пределами города, здесь было клёво, приятное разнообразие. Очень-очень приятное. Номер оказался не слишком большим, я бы даже сказал компактным, со спартанской обстановкой. Стол серебристого металла примостился в уголке рядом со стулом, книжный шкаф с пустыми полками, двойная кровать, и небольшая дверца, ведущая в соседнее помещение, местный санузел. Забавно, я почему-то ожидал общий душ, но и такое меня более чем устраивало. Ванны, кстати, не было, был только душ. Не знаю, наверное, это было связано с расходом воды или чем-то таким, но и душ с чистой водой меня более чем устраивал. После всех драк, беготни и грязи… мм… сказка! Мечта! Напарник, полюбовавшись на мой отвисший клюв, предпочёл по-быстрому съебаться, пообещав найти работу с достойной оплатой, и лишь затем комнату покинула, пожелав приятного времяпрепровождения, Колм Винд, которая, кажется, постоянно ходила в весьма нехилого вида явно армейской броне, сделанной под пони. Дверь закрылась с едва заметным стуком, и лишь тогда я поймал себя на мысли, извлёк последние кадры из сознания, и как-то нервно сглотнул, поняв, что пока хозяйка удалялась, все эти недолгие мгновения я откровенно пялился на её плот. Ну, или круп. Как правильно? Да неважно, по сути, что уж там! Но… чёрт, мне было почти стыдно, особенно когда следом за… кхм… кадрами… вытащились мысли весьма неприличного свойства. Селестия, будь проклята Эквестрия, в которой пони ходят без одежды, и будь благословлена одежда, то есть мои дорогие шорты, которые были куплены столь вовремя! Аминь, все дела. А теперь мне нужен душ.

ОЧЕНЬ. ХОЛОДНЫЙ. ДУШ… мля.

Стянув с себя всю снарягу, сумки-рюкзаки, которых, конечно, было лишь по одному, но всё же, шорты да броник, изрядно запачканный грязью, я таки забрался под душ, вывернув, как и намеревался, холодный кран на максимум. После той не самой прохладной погоды с улицы, ледяная вода заставила судорожно выдохнуть, пока струи текли по телу, резко охлаждая примерно до нуля. Шучу, конечно, но… хорошо. Что ещё более удивительно, так это то, что здесь были всякие щётки и прочая хрень для того, чтобы быть совсем чистым… нет, не нужно. Из всего арсенала чистящих и моющих средств я соблазнился, после частичного смытия грязи, лишь одной, самой жёсткой щёткой. Не, не устраивают меня комья грязи в шерсти и перьях, не ус-тра-и-ва-ют, и всё тут! Сложности грифоньей жизни, нда-с. И всё-таки… как хорошо было стоять здесь и сейчас, наслаждаясь ледяной водой, к которой привыкаешь достаточно быстро. Не знаю, быть может это особенность тела, которое было создано для меня заклинанием, быть может нет, но, тем не менее, после пары минут стоять стало даже как-то… приятно… надеюсь что я не расцарапаю эмаль своими большекошачьими лапами. Впрочем, сейчас это меньшая из моих забот. Потом настало время снятия бинтов, и вот уж когда я возблагодарил Эквестрию за наличие магии в мире, и, видимо, в этих самых бинтах. В противовес бинтам Земным, в смысле, с Земли родом, эти снимались в разы легче, и я, наконец-то, смог увидеть свои лапы без ставшей уже привычной белой обмотки. Минус пункт, да. Спинку, конечно, мне потереть некому, в смысле нет того, кто бы мне потёр спинку, а раз длинных щёток нет, то на этом пришлось остановиться. Ну, или не совсем…

«Не совсем» было обозначено тем, что весьма вскоре я вернулся в душ с броником и шортами, и принялся чистить уже их, насколько хватало сил и возможностей. Когда с того и другого стекла последняя видимая мне грязь, шорты я выкрутил, повесив их на какой-то трубе бывшей в ванной(интересно, отопление или нет?), броник оставил на днище душа, заодно пополнив запас воды во флягах, здраво рассудив, что раз этим можно без опасений мыться, то и пить это можно без больших опасений. Приведя себя в порядок настолько, чтобы смотреть без содрогания в зеркало, я вернулся в комнату, устроился на нижней койке, и, рухнув, смог впервые за долгие несколько дней расслабиться. Мягкая, ну, или относительно мягкая, а главное чистая, койка, тишина и покой, что ещё нужно уставшему наёмнику? Выпивки и компании. Чёрт… вот и зачем я это вспомнил..? Всё хорошее настроение сразу отправилось коту под хвост. Вспомнилась Колм Винд… забавно, почему именно она? Хотя, если вдуматься, то она единственная из пони женского пола, на которую у меня вообще было время насмотреться. Ну, в смысле уже в самой Эквестрии, сериал мы в расчёт не берём, там… кхе… детализация не та.

-Эх, жизнь моя жестянка…

В болото, мне, правда, не хочется… хочется чего-то ещё. Чего? Не знаю… что-то было, что-то такое мешалось на грани сознания, словно мелочь, неуловимо изменившаяся в комнате за время отсутствия. Лёгкое ощущение неправильности, словно мир отклонился на пару градусов. Вроде бы и неуловимо, но, тем не менее, неприятно. Передние лапы вроде в порядке, задние тоже. Торс в норме, и достаточно неплохой торс, получше того, что был. Хвост? Смешной, с кисточкой, но тоже вроде как без повреждений. Что же касается, кхм… не-хвоста… то тут я ничего сказать не мог, да и, в сущности, не хотел. Вроде бы в пределах нормы… да только что я об этой самой норме знаю? Ничего. И всё же дело было и не в нём тоже… а в крыльях. В голове что-то щёлкнуло. Вот оно. Аккуратно повожу крылом. Движение выходит неуверенным, резким, словно в действии механическая вещица, а не живая конечность, но не это сейчас важно. Не все перья были на своём месте, это не нужно было видеть, я это просто чувствовал. Как это объяснить? Никак. Ощущение внутренней дисгармонии будет самым точным из всех возможных определений. А, казалось бы, всего лишь несколько перьев… совершенно не отдавая себе отчёта в том, что именно происходит, наклоняюсь, и принимаюсь чистить пёрышки, попутно возвращая их на законные и положенные места. Ни одной сознательной мысли не нарушало этот процесс, но чем дольше он длился, тем более я успокаивался. Не расслаблялся, нет, просто какая-то часть внутренних тревог и волнений уходила куда-то прочь, и… даже верилось, что всё будет хорошо. Отчасти, возможно, это можно было сравнить с медитативным состоянием, в которое мне доводилось погружаться тогда, раньше, на Земле. Секция кендо, в которую доводилось ходить… и медитации были частью занятий. Тогда я не понимал смысла всего этого, но сейчас… кажется, слегка… тот урок, видимо, не прошёл напрасно. Пёрышко к пёрышку, одно за одним…

Напарник вернулся уже к концу неторопливой расстановки перьев по местам. Обведя взглядом комнату и моё хладное после воды и системы местного кондиционирования тело, он улыбается, и произносит сакраментальное:

-Напарник… у нас есть работа.

Вот оно, то, чего я ждал и боялся одновременно.

Как оказалось, впрочем, не всё так плохо, и напарник, вняв гласу разума в моём лице(не удержавшись от комментария в духе «устами птенца глаголит истина») согласился, что сейчас, на ночь глядя, идти к заказчику не стоит, раз мы с дороги такие оба несчастные и усталые, и броник в стирке. Над последним Стил смеялся особенно долго, но затем признал, что стирка иногда необходима, во избежание, так сказать, аромата. Спасибо кому-нибудь за приятные мелочи жизни. Интересно, как они здесь без часов живут? Словом, вняв моим словам, напарник отправился чиститься сам, а я, как последняя ленивая сволочь, завладел нижней койкой, и улёгся спать, в кои-то веки относительно сытый, и чувствующий себя более чем комфортно. Почаще бы так… удивительно, как жизнь в постапок мире учит ценить то, что в иных обстоятельствах воспринимаешь как данное. Но вот теперь… можно было расслабиться, поваляться подольше, никуда не идти… спать…

Говорят, что сколько волка не корми, не в коня корм. Нет, вроде поговорка звучала не так, но не суть. Суть была в том, что особо отоспаться мне не дали, разбудив, по моему личному представлению, ни свет ни заря. Отринув предложение подождать «ещё чуть-чуть» напарник сдёрнул одеяло, и меня вместе с ним. Аргументацию о том, что время-крышки, и выгодные контракты долго не задерживаются, я пропустил мимо ушей, но общему смыслу внял, и потому очень скоро мы покинули гостеприимное Стойло, в которое, как я надеялся, мы ещё вернёмся. В конце-концов, почему нет?

-Слушай меня внимательно, птенец. – прервал Стил моё клевание… ээ… клювом. – Мы сейчас идём к Очень Важным Клиентам, так что стой на месте, держи клюв на замке. Больше слушай, и говори только в крайнем случае, ты понял?

-Вполне, Стил, но… кто наши клиенты?

-…увидишь. Главное, что они платят, усёк?

-Усёк.

Наши клиенты оказались работорговцами, об этом Стил сообщил, но чуть позже, когда мы покинули Пять-Три и выдвинулись в путь, разумеется, плотно позавтракав, и, разумеется, вновь грибами. Разнообразия не было, но не идти же на пустой желудок, верно? Работорговцы… Впрочем, чего ещё следовало ожидать после комфортно проведённой ночи не на голых камнях и всяческого наслаждения благами цивилизации? Только этого. Пустошь, и её ну очень специфический юмор, или она просто так улыбается…

От не слишком продолжительных размышлений меня отвлёк Стил, ткнувший локтем куда-то в бронежилет и едва ли не прошипевший в ухо:

-Ты что, заснул что ли?!

-Нет, я… просто отвлёкся.

-Ладно, ещё раз, для тех, кто витает в облаках. Отвечаем на заданные вопросы честно, не раздумывая. Эмоций не показываем, храним покерфейсы и ни сном, ни духом не показываем, как нам нужна эта работа. Усёк?

-Усёк. – Мне кажется, или кто-то из нас повторяется? Наверное, что даже оба… — А если…

-Никаких «если». – Стил поправил шейный платок, и вздохнул. — Говорить буду я, а ты стой и помалкивай, это твоё основное задание на сейчас. Готов?

-Нет. – Честно ответил я.

-Тогда идём.

Скажу прямо, это четырёхэтажное здание не выделялось ровным счётом ничем, кроме как светом из окон. Если бы не знал – прошёл бы мимо. Да и сейчас бы прошёл с ещё большим удовольствием, невзирая на охрану при входе, если бы напарник очередным тычком не наставил меня на путь истинный. Наставничек, однако…

Разговор с охранниками был недолгим, в отличии от последующих событий. Внутрь нас пустили без особых проволочек, а вот уже за дверным проёмом встретила массивная баррикада, сделанная по местной моде, то есть из чего попало, но на совесть. Здесь нас разоружили, проверили несколько раз на оружие скрытого ношения, и лишь затем допустили в святая святых – обитель местного владыки. Визит едва не закончился в ту же секунду, как начался по причине того, что ровно над нашими головами в стену, под самым потолком, врезался стол, хороший, массивный стол, который тут же поспешил рухнуть нам на головы. Стил, как более опытный, ушёл резким перекатом в сторону, а вот мне только и оставалось, что подставить под падающий объект лапы, и надеяться на лучшее.

Хрясь.

Когда я нашёл в себе моральные силы открыть глаза, то обнаружил, что застыл где-то на шаг от дверного проёма, держа над собой этот самый стол, через стеклянную столешницу которого проходила разветвлённая, аки молния, трещина. А учитывая толщину стекла… ого-го у кого-то силушка!

Весь план пошёл насмарку. Скажу честно, мне раньше, может и удалось бы сохранить пресловутый покерфейс при виде летящего в меня стола, может быть… но не сейчас. Картина «охеревший грифон, держащий небесный стол» оказалась прервана весьма грубо, несколькими тычками в мой потрёпанный броник. Лишь сейчас удалось осознать, что, вернее, КТО передо мной возвышается.

Даже если бы я не знал, то должен был догадаться, что это местный главарь, или, как минимум, его главный вышибала. Огроменный и мускулистый, этот единорог насыщенно-синего цвета разглядывал меня с некоторым недоумением, которое явно читалось на его морде. Картину дополнял бежевый деловой костюм, который на нём едва ли не трещал по швам, растрёпанная пепельная грива и, неожиданно, солнцезащитные очки с красными стёклами, за которыми не было видно глаз.

-А ты ничего… — отметил он, отступая на шаг и окидывая картину меня со столом новым взглядом. – Я не знаю кто вы, но добро пожаловать. Я Спайкд Чейн, глава местного сброда. Итак… какие ко мне вопросы?

-Э… лишь один.

Единорог приподнял в удивлении бровь, и проговорил с явным интересом:

-И какой же?

-Куда поставить?

Реакция была… неожиданной. Бровь практически сразу вернулась на место, и меня оглушил рёв, ударивший в закрытом пространстве по барабанным перепонкам. Оказалось, это был всего лишь смех.

-Ты мне нравишься! – Смеялся в голос единорог. Ткнув меня копытом, он заявил в пространство, точнее, к своим подчинённым. – ОН МНЕ НРАВИТСЯ! Ставь куда хочешь. Вы за работой, да?

-Так точно, сэр.

-Проходите, проходите… откуда узнали о работе, кстати?

Ага. Она ещё и не рекламировалась… погрузочный бот в моём лице героически доволок стол до нескольких диванчиков, и поставил его на полагающееся тому место. На этих же диванчиках нам, собственно и предложили устроиться, сам же хозяин занял единственное кресло. Что ж, логично. Подали напитки, и тогда я улучил секунду, чтобы с затаённой паникой взглянуть на Стила. Напарник, уловив взор, кашлянул, привлекая внимание, и дал короткий ответ:

-От Гриффира. И описание было весьма… размытым, если не сказать больше.

-Аа, понятно… — Чейн хмыкнул, откупорил бутылку Спаркл-колы, от вида которой меня передёрнуло, и проговорил задумчиво. – И что он рассказал?

-Немного. Только то, что требуются личности для хорошо оплачиваемой работы, с опытом этой самой работы. Больше он ничего не говорил.

-Хорошо. У меня и правда есть работа… возможно что даже для вас. В иных обстоятельствах я бы послал с вами общаться моего зама, но… начнём с азов. Я Спайкд Чейн, глава одной из гильдий работорговцев… кстати, пусть теперь говорит лидер вашего дуэта. – Проговорил он, недвусмысленно маша копытом в мою сторону. – Предпочитаю поменьше общаться с шестёрками.

Ват?! Весь план после двух фраз полетел коту под хвост. Спасибо что я не пил в этот момент Сас, иначе бы стопудово заплевал бы всё помещение, сорвав тем самым спектакль. Стил хранил похерфейс. Что ж, раз так, будем выворачиваться… как-нибудь. Вряд ли этот самый Чейн привык, чтобы ему возражали. Да и вообще лучше не рисковать…

-Хорошо… — Стараясь не выдать беспокойства, проговорил я. – Не могли бы мы перейти к делу?

Стил одобрительно кивнул, устроившись поудобнее на продавленных подушках, а работорговец, поправив очки, начал рассказ:

-Не так давно местные… рейдеры, не слишком примечательные сами по себе, совершили нападение на один из моих караванов. Это были не обычные психованные ублюдки, потому что часть товара они взяли с собой. Меня не интересует возмездие, их просто наняли, и я в этом уверен, и позабочусь об этом потом. Проблема в другом. Даск, снимок.

На стеклянную столешницу легла фотография, вполне себе современная по меркам Земли, не считая того, что была она чёрно-белой. Впрочем, это лишь добавляло антуражу. С фотографии на нас взирала единорожка, молодая, еле-еле подросток, по крайней мере, так казалось мне, ибо одно дело смотреть на пони в сериале, и совсем другое видеть их своими собственными глазами. Слегка обросшая единорожка, в общем миленькая, улыбчивая, среднего телосложения и не слишком тёмного окраса. Грива слегка неровная, и одна чёлка прикрывала глаз, в то время как основная часть заканчивалась, едва доходя до основания шеи.

-Её зовут Скрай, моё недавнее приобретение. – Проговорил Чейн, когда фотография оказалась передана Стилу. – Увы, до меня она так и не добралась. Я знаю, где она находится, в лагере этих… уродов… и я плачу за то, чтобы она добралась сюда живой. Остальное меня не волнует.

-Остальные рабы?

-Мне плевать. И это не ваша забота. Как именно вы её добудете, не моя забота. Главное результат, за который я вам плачу.

-Цена вопроса?

-Две тысячи крышек.

Незаметно скашиваю взор на Стила. Переглядываемся с напарником, он согласно кивает, и я вновь смотрю Чейну в лицо, буравя взглядом стёкла очков.

-Что ж… тогда я хотел бы узнать в какой срок должно быть выполнено задание и что именно вам известно об их убежище, охране, и так далее.

-У вас максимум два дня. Даск, инфу. – На стол рухнула тонкая папка. – Здесь все данные об их базе. Завтра большой отряд рейдеров возвращается из очередного… хе… рейда. После их возвращения вернуть мою собственность будет в разы труднее. Ещё вопросы?

-Никаких, сэр.

-Можете идти.

-Спасибо, сэр.

Кола допита, дела обсудили, папку прихватили, всё хорошо… только… почему мне кажется, что что-то не так? А, ладно, потом разберёмся. Базу удалось покинуть спокойно, и лишь когда оплот местных работорговцев остался позади, раздался наш со Стилом совместный вздох, и затем точно такой же смех.

-А ты был весьма неплох. – Одобрительно улыбнулся напарник, похлопывая по плечу. – В особенности для первого раза. Не скажу, что у меня бы получилось хуже, но… хех, поздравляю, «лидер».

-Вот… С КАКОГО?! – Как приятно наконец-то поорать. – Нет, Стил, серьёзно, с какого? Я, в смысле, блин… я думал, ты разговор вести будешь, а получилось всё совсем наоборот.

-Всякое в жизни бывает, напарник. – Хмыкнул грифон, и предположил. – На самом деле… знаешь, есть племена…

-Это-то тут причём?

-Есть племена, где у самых крутых воинов самые крутые пушки. А есть племена, где у самых крутых воинов самая крутая броня. Понимаешь, к чему я клоню?

-Не совсем… тем более что о племенах ты мне ничего не говорил.

-В другой раз. – Уставившись в низкое серое небо Стил едва заметно нахмурился. – Будет дождь. Ближе к вечеру. Это хорошо. Прости, отвлёкся. Я полагаю, что наш наниматель из второго типа дикарей, да, бывают деловые выходцы, и обстоятельства разные тоже бывают… словом, возможно, он принял тебя за лидера именно из-за твоего броника. Всё просто, верно?

-Ну… спасибо, конечно, но нам что, перед следующей встрече снарягой поменяться?

-Нет уж, спасибо! Мне моя винтовка дорога как память…

-И чего ты так над ней трясёшься?

-Не первый год вместе. Ты бы смог продать своего друга?

-Нет.

-Вот и я тоже… идём. Нужно закупиться перед заданием.

Ну, идём так идём. Что такое шоппинг по-наёмничьи? Пушки, пули, расходки вроде тех же зелий, да заодно, по случаю, так сказать, нечто вроде уоки-токи, только на местный манер, да и наушники с креплениями на грифонью башку. Принцип работы этой штуковины меня волновал не сильно, но вообще было забавно. Интересно, а радио здесь есть? Должно быть. Только сейчас я понял, как на самом деле соскучился по музыке… эх… только лишившись приятных мелочей осознаёшь, насколько они были, оказывается, не мелочи, да… впрочем, мысль это не новая, но актуальности своей не теряет. Наш мирный поход по магазинам был прерван самым наглым образом – из какого-то проулка выступили трое, и преградили нам путь. Вот так так… а мне казалось, что Троттингхем это мирный город… ну да, как же. Прохожие, как им полагается, проходили мимо, чтобы не огрести ненароком, хотя вообще вели себя так, словно бы ничего особенного и не происходило вовсе.

Итак, их было трое. Две зебры по бокам, явно самки, с одинаково отстранёнными выражениями мордочек и красивых таких голубых глаз(ну куда, куда меня несёт?). Боевые сёдла с, кажется, штурмовыми винтовками, хорошая, правда кожаная броня. Ладно, красавицы зебры меня заинтересовали, конечно, но не так, как фигура, что была меж ними. Высокий и худой, реально высокий, выше меня, выше Стила, белый Земной в чёрном деловом костюме, при белой рубашке. Чёрная длинная грива опускалась почти до самой земли и была аккуратно зачёсана назад, кажется, даже умаслена каким-то гелем. Солнцезащитные очки, плотно прилегающие к морде, и вежливая улыбка. Голос его тих, вкрадчив, и спокоен. На фоне из бело-чёрной гаммы выделяется его галстук, ярко-красный, словно свежая кровь.

-Здравствуйте, господа грифоны, я искал встречи.

-Если вы по поводу найма, то у нас… — начинаю я, получаю тычок под бок, и поправляюсь. – Найдётся минута, чтобы вас выслушать.

-Премного благодарен. – Кивает он, лишь каким-то чудом не подметая гривой землю, и продолжает. – Моё имя… сейчас не столь важно, в отличии от того, что, по сведениям, что поступили ко мне совсем недавно, мне стало известно о вашем визите к мистеру Чейну…

-Допустим. – Выступает вперёд Стил. – Допустим, что это так, что же вам нужно от нас?

-Немногое. Минута времени, и согласие рассмотреть моё… контрпредложение. У вас ведь найдётся минута?

-Разумеется.

-Премного благодарен. Я знаю о цели вашего текущего задания, господа, и прошу подумать о следующем. Я плачу двойную плату за мёртвую Скрай. Коль пожелаете, можете мне предъявить её голову. И, разумеется, я позабочусь о том, чтобы вы покинули этот город целыми и невредимыми. Мистер Чейн вспыльчив… но отходчив.

-Вы сказали «коль пожелаете»… — Повторил я. – Но… если нет, то как вы узнаете?

-Поверьте, мистер Редхарт, мистер Фи… шер, я узнаю. У меня… хорошие… информаторы. Например, я знаю, что вам обещали две тысячи за живую добычу. Я… буду щедр, и заплачу пять… тысяч, разумеется, коль вы согласитесь на моё предложение. Мои интересы стоят таких денег. Что ж, если у вас нет ко мне вопросов, то я, пожалуй, отправлюсь в дальнейший путь, пожелав вам удачи и возможности сделать правильный выбор.

Они разворачиваются, все трое, и начинают удаляться, словно бы ничего и не было. Не выдерживая, и бросаю ему в спину. Только один вопрос. Всего один.

-Как мы можем доверять тому, чьё имя даже не знаем?

-О… — он поворачивается и в умилении склоняет голову набок. – Ваша правда. Меня зовут Слендермейн. До встречи, господа грифоны, до скорой встречи…

Лишь когда троица скрывается за поворотом, я нахожу силы взглянуть на напарника, стряхнуть с себя ощущение лёгкой жути, которое навеял этот странный пони, и спросить:

-Мы ведь не рассматриваем его предложение, верно?

Ответом мне было красноречивое молчание напарника, и взгляд, в котором, как мне казалось, я заметил… страх?

Вашу ж мать…

Ближе к вечеру и впрямь пошёл дождь. Сначала слабый, он всё усиливался и усиливался по мере того, как мы подбирались ближе и ближе к цели, бывшей тюрьме, а ныне лагерю рейдеров, где и должна была находиться наша цель, единорожка по имени Скрай. Миссии по освобождению заложников, терпеть их ненавижу в играх, а теперь… но выбирать, как говорится, не приходится, нда. Ладно, где наша не пропадала? Ой, много где не пропадала… дальше должен был идти список мест, которого, разумеется, не было. Ну и ладно, обойдёмся.

-Ладно, — прервал поток мыслей Стил, — работаем. Согласно полученным данным, рабы находятся в блоке Б. Нашей задачей является скрытное проникновение, освобождение рабов, разумеется, опционально, но главное разобраться со Скрай и столь же тихо уйти прочь. Глушитель навернул?

-Да. – Скривился я, проверяя пистолет в кобуре. Да, мой пистолет обзавёлся глушителем. Чёрт его знает насколько эффективным, но всё же. Джаджмент был во второй кобуре, запасным стволом. – Блок Б, да? Это вон то строение?

-Судя по плану, да.

У Стила оказался намётанный глаз и едва ли не фотографическая память на схемы, так что нужное здание на открывшемся нашему глазу комплексе он нашёл без труда, но в прицел всё же взглянуть решил. Память-памятью, но…

-Остальные строения?

-Блок А, Блок Б, административное здание, столовая, центр для встреч с посетителями, смотровые вышки.

-Из четырёх лишь две…

-Тюрьму не успели достроить, что заметно. Дозорные на обеих башнях из запланированных четырёх, но слепое пятно за административным зданием, где меж ним и забором есть достаточное расстояние для того, чтобы перебраться.

-Или за блоком Б… тогда выйдем ближе к цели, но тогда придётся делать крюк, причём дважды. Планы-планами, но это всё же не то. Большой шанс попасться. Ладно, административ так административ. Ты займёшься охраной на башнях, если что-то пойдёт не так.

-Конечно. Кстати, держи… и это тоже.

-Что это? – Один предмет сильно напоминал самый обычный нож, только кромка была темнее самого лезвия. Второй… кажется, это была отвёртка. Или отмычка. В любом случае что-то с кучей проводов. – Точнее, что за хрени обе две?

-Первое продвинутый вариант кусачек, летать ты не умеешь, так что пригодится, перерезать проволоку ограждения. Да и Скрай явно не позволила бы тебе перелететь… хотя, кто тебя знает.

-А если она под током?

-Скрай? Вот уж вряд ли. – Усмехается Стил. – Что до проволоки, то вряд ли, она не под током… не должна быть. Питание должно быть подведено к административке и обоим блокам, согласно сведениям.

— Очень обнадёживающе. Окей. Дальше?

-Второе это… у нас это называли ключом мёртвой кобылы. Универсальная одноразовая отмычка. На любой вид простых замков.

-Дверь открывать?

-Ошейник. Скорее всего на Скрай будет ошейник со взрывчаткой, а этот милый девайс позволит снять его без особых усилий. Он не так часто встречается, с трудом делается, поэтому если сможешь, постарайся обойтись без него.

-Принял.

Что-то грохочет, и я машинально поднимаю взгляд в небеса, но молнии нет, да и этот звук не слишком-то похож на гром… что это?

-Редхарт, левее и ниже.

Яркая и сочная зелень утихает, и я более чем уверен, что этот взрыв мне знаком, и облако пара, поднимающееся от земли, доказывает это. Гранаты. Те самые, магические. Прежде, чем утихает эхо от взрыва, воздух разрывается выстрелами со смотровых вышек. У рейдеров гости, и явно из числа нежданных.

-Дерьмо! Почему ничто не может пройти по плану?

-Потому что Пустошь. – Хмуро откликается Стил, забрасывая винтовку за спину. – Ну, идём?

Секунда на обдумывание всего и вся, всего лишь секунда, и чёткое и уверенное:

-Нет. Я иду, ты остаёшься здесь.

-Ты зарываешься, птенец. – Холодно и с угрозой в голосе произносит напарник. – В нашей паре старший я, и…

-И именно поэтому ты должен остаться и прикрывать отсюда. Так будет лучше, тем более что в этом хаосе проще быть незаметным.

-Редхарт…

-Стил.

Я отвожу взгляд от раскинувшегося в отдалении комплекса и смотрю на напарника, в то время как в меня вперивается столь же холодный взор грифона. Мы стоим, идёт дождь, и капли продолжают барабанить по земле, по строениям, по нашей снаряге. Игра в гляделки, но игра в гляделки двух хищников, грифоны ведь хищники, верно? Он не отводит взгляда, не отвожу и я. А время уходит…

-Кто умер и сделал тебя главным?

-Я сам. – Главное не моргать, главное не моргать… — Если мы напарники, то и ответственность и опасность делим пополам. Если мы напарники, я прошу… поверь мне. Я всё сделаю как надо.

-Неубедительно звучит.

Хорошо, я не хотел этого, но ты напросился сам. Эти реакции, одна совсем недавняя, и одна чуть пораньше… может быть, это ключ?

-Сейчас я уйду, и вернусь уже со Скрай. Ты остаёшься прикрывать меня, возражения не принимаются. Я надеюсь, что ты понял, Стил Фи… шер.

Он вздрагивает, как совсем недавно, сегодня, в разговоре со Слендермейном. Я не знаю секрета его имени, да, но что-то эта реакция значит, значит… но что? Напряжение усиливается, и когда возникает уверенность в том, что сейчас кто-то кому-то двинет в морду он не выдерживает, и отводит взгляд. Выдохнуть, едва заметно, чтобы он не увидел.

-Вали… и возвращайся, возвращайся живым и с добычей. – Невесёлая, почти болезненная усмешка. – Я прикрою. Удачи, Ред.

-Удачи, Стил… и спасибо.

Он не отвечает, лишь молча устраивается с винтовкой и принимается подкручивать оптику. Что ж, полдела сделано, но осталась вторая, и самая сложная половина…

Прикидки оказались верны, хозяевам, и правда, было не до меня. Спуск по покрытому грязью склону оказался не самым удачным, пару раз лапа едва не соскользнула, но третий оказался крайним, и путь в итоге занял куда меньше времени, чем предполагалось. О чистоте костюма можно было забыть, и путь мой остановила проволочная сетка, спасибо ей за этой. Подняться, окинуть взглядом местность вокруг, достать нож-резак, и активировать нажатием кнопки… лезвие осветилось слабым алым свечением, и принялось помаргивать, когда на него попадали капли дождя. Час от часу не легче! Встав на задние лапы, я склонился над устройством, зажав кнопку, которую, оказывается, нужно было держать для продолжения работы, и принялся резать. Как нож сквозь масло, иначе и не скажешь, и именно в этот момент в ухе раздался шум, сопровождаемый знакомым голосом.

-Стил Редхарту, приём. Как слышно?

-Ясно и чётко.

-Режь вниз. Вырежешь края, потом можешь просто приподнять сетку. Так меньше шанс, что заметят.

-Спасибо, принял.

-Хороший спуск.

-Иди к псу в глотку, Стил.

По завершении операции нож убирается в разгрузку, так что остаётся достать пистолет и, еле слышно матерясь, пробираться меж сеткой и стеной здания, попутно ещё и посматривая по сторонам. Дробовик в текущих условиях был не слишком-то хорошим оружием, особенно для «скрытной» операции, каковой та перестала быть минут так пять назад. Вот и чувствуй себя после этого каким-нибудь стелсовцем на поле боя. Угол здания, аккуратно высунуть голову… нет, не пойдёт.

-Редхарт Стилу. Доложи обстановку.

-Юго-западная башня уничтожена. Внутренний двор, перестрелка из укрытий. Двигайся, пока они не смотрят в твою сторону.

Перестрелка, да, и судя по количеству выстрелов, весьма и весьма нехилая такая. Интересно, в кого можно столько стрелять? Надеюсь, что я этого не узнаю. Грохот выстрелов кажется совсем незначительным по сравнению с грохотом ещё одного взрыва, за которым следует перестук бетонной крошки, падающей на землю, и крики боли. С неслышным ныне чавком перед самыми моими лапами приземляется кусок чьей-то передней конечности, в плане с копытом и всяким таким. Пф. Воздух пахнет порохом, кровью, и страхом, и, эй, мне нравится эта смесь! Пистолет убирается обратно в кобуру, сейчас он не так нужен, не для короткой пробежки под дождём до виднеющихся где-то там дверей. Кажется, были крики, кажется, были выстрелы. Впрочем, почему кажется? Были. Главное, что не в мою сторону. Я осознаю, что оказался в помещении лишь тогда, когда капли перестают стучать по напрягшемуся после бега на всех четырёх лапах телу. А что? Вполне удобно! Главное только привыкнуть. Может эти боевые сёдла не такая уж и плохая мысль…

Где-то там грохотали взрывы, а где-то тут были рабы, и нужно было действовать как можно скорее, чтобы убраться с поля боя. В конце-концов не за убийства нам платят… по крайней мере, не сегодня. Стойка на двух задних лапах. Тесак в левую лапу, пистолет в правую. Работаем, работаем. И… коридор оказался на удивление пуст. Простой, унылый, серый бетонный коридор. Потёки на стенах, куски бетона с обвалившегося частями потолка, проглядывающая ржавая металлическая сетка. Тишь. Глушь. Пустота. Ряд дверей по обе стороны, вплоть до самого конца коридора, заканчивающегося деревянной дверью. Ряд открытых дверей. Открытых… что-то здесь не так, определённо не так, но проверить нужно. Вдох-выдох, вломиться в первую по правую лапу камеру, и осмотреться. Ряды двухэтажных, или как они называются, металлических коек с продавленными матрацами, ряды одинаковых металлических ящиков у их основания. Личные вещи? Возможно. Застарелый запах пота и гнили. Рабов нет. Судя по тишине, здесь нет вообще никого… и это напрягает, но проверить, тем не мене, надо. Возвращаюсь в коридор, и иду дальше, посматривая по сторонам. Корпуса одноэтажные, тюрьма явно не была предназначена для слишком большого количества заключённых, или просто их, как и всё вокруг, не успели достроить. Не так важно, но картина вокруг одна и та же. Те же ряды коек. Те же ряды ящиков. То же отсутствие обитателей. Лагерь мог бы казаться вымершим, если бы не звуки выстрелов на заднем плане. Удача улыбается лишь когда я достигаю последней пары камер, и вот там уже находится единственный живой обитатель, единорог, который мирно себе дрыхнет, наплевав на всё. Вот уж точно, из пушки не разбудишь. Впрочем, от выстрела над ухом, пусть и с глушителем, он вскакивает, точнее, пытается вскочить, и в его горло упирается лезвие тесака.

-Ты молчишь, пока я тебе не скажу. Если понял – кивни.

Короткий взгляд, едва заметный кивок. Хорошо.

-Здесь должны быть рабы. Где они?

Удивлённый взгляд в ответ, и неуверенное:

-Их перевели.

-Куда? – Лезвие прижимается ещё плотнее. – Куда их перевели?

-Б… блок А.

Дерьмо. Дальше события разворачиваются стремительно. Краем глаза я замечаю свечение, которым окутывается моя правая кобура, и, прежде чем единорог успевает выхватить моё же собственное оружие и обратить его против меня, нажимаю на спусковой крючок, отчего половина его черепа дополняет местный пейзаж. Тесак и нож, идеальное сочетание. Проблем от этого меньше не становится, скорее наоборот. Наушник шипит и трещит статикой, и лишь затем через неё прорывается голос напарника:

-Редхарт, что у тебя там происходит?

-Плохие новости. Рабов перевели, блок А.

-Уходи. К блотспрайту задание, здесь становится слишком опасно.

-Нет.

-Р…

-Стил. У нас есть контракт, и мы обязаны его выполнить.

-…это я тебе должен говорить, а не наоборот. – Даже невзирая на статику, мне казалось, что в его голосе я заметил смесь удивления и гордости… казалось ли? – Секунду… нашёл. Блок А, ищи комнату с потолком из металлических плит.

-Какая у тебя там оптика?

-Хорошая! Живей!

Живей так живей. Если вдуматься, мне повезло, только вот времени на раздумья не было. Время задавать вопросы прошло, пришло время раздавать пули. Если бы рейд был на месте, из одного грифона была бы уже хорошая живая мёртвая мишень. Выбравшись наружу, точнее, осторожно выглянув, мне осталось убедиться, что бойня переместилась куда-то прочь от блоков, ближе к уничтоженной башне, а судя по следам крови и кускам мяса, счёт был явно не в сторону хозяев. Приятно знать? Не уверен. Я голосую за ничью.

Дождь продолжал лить, идеально дополняя сложившуюся дерьмовую картину. Делать ничего не оставалось, только идти вперёд, или, в моём случае, правее, пригибаясь и передвигаясь короткими перебежками, как я видел где-то, когда-то, скорее всего на Земле. Никогда бы не подумал, что пригодится. Никогда не хотел бы…

Ещё один островок «тишины и покоя» в местном хаосе встретил меня нервным Земным со сдвоенными… дробовиками, и лишь доля секунду отделяла меня от залпа в упор. Сомневаюсь, что даже мой бронежилет мог вынести такое. К счастью, проверять не пришлось. Палец на спусковом крючке нервно дёрнулся, и пуля ушла выше, лишь царапнув его щёку, прямо под глазом. Земной закусил спусковой механизм, и двойной залп дробовиков отправил меня в недолгий полёт на пол. Грудь запульсировала болью, и прежде чем жеребец успел повторить попытку, я прицелился, и начал всаживать в его тело пули, не заботясь о точности, и надеясь, что инстинкт самосохранения заставит его хотя бы дёрнуться… хотя бы дёрнуться…

Сколько пуль попало в цель? Сколько прошло времени? Не знаю, кажется, я отрубился от боли, лёжа на полу, и пришёл в себя чуть позже, достаточно рано для того, чтобы не словить сюрприз от ещё одного оппонента, недостаточно поздно, чтобы полностью отрешиться от мглы перед глазами. Тихое, скрытное проникновение… обойма с глухим стуком вываливается на пол, и я вставляю новую, из рагрузки. Дыхание осторожными, мелкими вдохами. Боль… ненавижу боль. Красный цвет начал заполнять пространство… нет. Нельзя. Не сейчас. Я не хочу убить того, кого не должен убить, даже если все здесь заслуживали смерти. Спасти хоть кого-то, получить свой плюсик в послужной список… хотя бы один.

Подняться, осторожным движением, и опереться на стену от приступа тошноты. Сотрясение? Нет, только не сейчас… осторожный взгляд за угол. Ещё двое, движутся в мою сторону. Пошло всё… пистолет и револьвер. Плохая комба, но сейчас не до того. Быстро войти. Быстро выйти. Всё просто. Всё сложно.

Развернуться мордой к стене. Стволы к бою. Два шага вправо, и нажать на спусковые крючки, как только цели становятся видны. И ещё нажим, и ещё, и ещё, пока в Джаджменте не заканчиваются патроны. Со столь короткого расстояния пули прошибают броню, проделывают дырки, и оставляют два слабо шевелящихся тела, под которыми спешно проявляются две лужи крови, сливающиеся в одну…

В смерти нет ничего красивого, наоборот, она обезображивает, обезоруживает… смерть – истинное лицо жизни? Что за чушь лезет в голову… сотрясение. Голова пульсирует болью, но в звенящей тишине никого не видно и не слышно, видимо это была номинальная охрана рабов, или что-то в этом роде. Не до того сейчас, не до того…

Они там, в первой двери по правую лапу, шестеро, из всех выделяется одна, точно такая, как на фотографии, только грива свисает сальными спутанными прядями, прибавилось пыли на шерсти, и тёмные мешки под глазами. Синяк на правой скуле… её грива пурпурно-серого цвета, а шёрстка цвета какао с молоком, метка в виде глаза на крупе, и потрёпанная джинсовка на теле. Цепь ведёт от ошейника к стене, но это не так важно, как и то, что остальные смотрят на неё едва ли не с ненавистью, это всё не так важно, здесь есть замочная скважина – и это главное.

Убираю пистолеты, быстро подхожу, чуть цокая когтями по потёртому и местами влажному бетонному полу, и спрашиваю:

-Скрай?

Короткий кивок в ответ, она даже не рискует поднять глаза, и взглянуть на своего спасителя. Впрочем, в её-то ситуации… универсальный ключ, выданный ранее Стилом, сработал быстро и чётко, чуть попищав, и, выдав сноп искр, перегорел, зато шёлкнул замок, и я мог вздохнуть с облегчением. Звон в ушах почти прошёл, и потому лязг передёргиваемых затворов за моей спиной был слышен особенно чётко.

-У нас ещё один незваный гость! – Смеётся кто-то и аплодирует. Нарочито дружелюбный тон быстро сменяется холодным и приказным. – Встань и повернись. Медленно. Очень медленно.

Делать мне нечего, и выбора нет, при мысли о ещё боли тело заранее начинает ныть, да и может не повезти так, как в тот раз, тем более что с рёбрами, судя по странным ощущениям, явно что-то не так.

Напротив меня стоит боевого вида четвёрка, боевого рейдерского вида, если точнее. Броня явно самопальная, только у единственного безоружного на вид, тоже грифона, со шрамом через левый глаз, что-то классом покруче чем у меня, и явно бывшее в употреблении.

-Достань оружие и положи его на пол. – Продолжает раздавать приказы этот таинственный кто-то. – Опять же, медленно.

При малейшей попытке достать оружие, трио его охранников вскидывается, и тычет стволами в мою сторону. Земной, единорог, и ещё один грифон. Непруха… кажется, рабы за моей спиной их не смущают. Ну да, им-то что, могут себе нового найти, точнее, новых. Револьвер ложится на пол рядом с пистолетом, и трио охраны едва заметно успокаивается. Грифону, видимо, похер на такие мелочи.

-Прекрасно. А теперь ты отвечаешь на наши вопросы, и мы, может быть, тебя отпустим. Ну как, идёт?

-Идёт. – Соглашаюсь я. А что ещё делать? Ситуация безвыходная, и дело даже не в шести тушах, на пять из которых мне, по большей части, наплевать. Просто некуда бежать, а это говорит о многом. – Можно только задать вопрос?

-Задавай! – Сопровождает свои слова грифон великодушным жестом. – Разрешаю.

-Откуда вы взялись?

-Вернулись с рейда чуть раньше, а тут шум, гам, стрельба… веселье. Ну пристрелили того мудака, который тут кровькишкибабах устроил, и сюда, проверять товар, а тут ты… итак. Что ты здесь забыл?

-Задание.

-Наёмник, хм… — грифон кивает. – Знакомо. Какое?

-Это не так важ…

-Это ВАЖНО! – Перекрикивают меня. – Не злоупотребляй моим терпением, и, возможно останешься жив. Учти, второго шанса не будет. Ну?

-Спасти её. – Единорожка, успевшая прижаться ко мне, вздрагивает. Не ожидала. Не верила. Не надеялась. Учитывая обстоятельства удивляться нечему. – На остальных плевать.

-Ты один?

-С напарником, он прикрывает.

-Тот бабахер?

Невольно фыркаю, звучит, конечно… лишь заметив сузившиеся зрачки, поспешно отвечаю:

-Дикая карта, не с нами.

-Ахха… что ж, вроде бы ты не врёшь, но я прямо даже не знаю… впрочем, сегодня я побуду грифоном своего слова, и отпущу и тебя, и её. Ты рад? Говори, рад?

-Да, сэр.

-Однако! – Оказывается, он ещё не закончил. – У меня есть одно условие. Выполнишь его, и свободен. Кёрсаш, принеси игрушку.

Земной, самый ближний к двери, с какой-то длинноствольной винтовкой на боевом седле, молча кивает, и покидает помещение. Цокот его копыт сначала удаляется, но вскоре жеребец возвращается с ножнами в зубах. Кожу сложно не узнать. Хорошо хоть брамина, а не пони, а то были бы ножны Пинкамина стайл… В ножнах оказывается клинок, больше всего напоминающий короткий меч, однако вместо простого лезвия у него множество зубьев. Меч-пила? Пиломеч? Ой, мама… вот уж чего я не ожидал от Эквестрии, даже такой… рукоять обмотана полосками кожи, источник которой не получается определить даже примерно, а на покрытом мелкими царапинами клинке кто-то постарался и выцарапал надпись, в одно слово. «Костегрыз». Рассмотреть в деталях получается лишь потом, что этот самый Костегрыз оказывается у моих ног, которые задние львиные лапы.

-Зачем это?

-Это потрошитель, прекрасное оружие. – Улыбается грифон такой нехорошей улыбочкой. – Конкретно этот используется нами для вполне… конкретных целей. – Единорог, стоящий от него слева, отводит взгляд. – Мы им отпиливаем наши пленникам рога. Разумеется, лишь тем, у которых они есть. Вот моё условие, мерк. Ты отпиливаешь рог этой крошке, и мы вас отпускаем, моё слово.

Вот нихера себе заявы! Рог у единорогов та часть тела, которая позволяет использовать магию, значит он хочет, чтобы она не могла использовать магию, верно? Ну… потеря, конечно серьёзная, но он ведь отрастёт назад, так? А что ещё? Это что, просто такое унижение или как? Ээ… кажется, я ещё легко отделался.

-Идёт.

-Что, так просто? – Кажется, что вожак этих даже удивлён. Интересно, с чего бы? — Ну ладно, давай, действуй, а мы посмотрим. Кнопка у гарды.

Скрай дрожит не переставая, и её губы что-то шепчут. Боится? В такой ситуации, конечно же, кто бы на её месте не боялся, верно? Ничего удивительного. Но что-то здесь не так.. впрочем, ладно, должно быть у этого рейдера и правда хорошее настроение.

-Это будет быстро, обещаю.

Дрожащая, словно лист на ветру, единорожка, ничего не отвечает, лишь крепко зажмуривает глаза, и губы её что-то шепчут. Она молится? Не важно, главное, что мы сможем выбраться отсюда оба, и даже живыми, а рог… отрастёт. Меч ложится в лапу легко и просто, его удобно держать, даже когда он начинает дрожать, и лезвия сливаются в белую линию. Заставляя Скрай склонить голову, привстаю на задние лапы, и, вспоминая старые уроки, бью сверху вниз, намереваясь завершить дело одним ударом.

…и, конечно же, всё идёт не так, как запланировано. Несмотря на то, что оружие хорошо лежит в лапе, непривычка и вращающиеся лезвия не позволяют пройти удару так, как должно. Вместо одного красивого взмаха, который бы позволил отпилить рог чисто, удар идёт вкривь и вкось, оставляя уродливую неровную линию, пока, наконец, с противным хрустом верхняя половина рога не отделяется от нижней, и не падает на пол с тихим, но таким отвратительно внятным стуком.

Удар? Удар длился недолго, само отпиливание шло куда медленнее, и всю дорогу Скрай не переставая орала. Когда экзекуция заканчивается, её веки смыкаются, я едва успеваю поймать обмякшее тело, а по ушам бьёт пронзительный смех грифона. Обернувшись, обнаруживаю, что он утирает глаза, плача от смеха, и это сейчас выглядит особенно… гадко. Меня поимели, и, кажется, даже сейчас я не понимал, насколько.

-Он не знал! ОН НЕ ЗНАЛ! – Смеётся грифон. – Фью… да, насмешил, парень, спасибо, давно я так не смеялся. Спасибо, это было шоу.

-Не знал… чего?

Дальше, всё как во сне. Чуть веет холодом, но, наверное, это лишь кажется, вновь, совсем ненадолго, возвращается то самое состояние. В этом кратком мгновении, я успеваю заметить, как искажается в ужасе морда Земного пони из охраны грифона, а из-за решётчатой стены вылетает и устремляется к группе снаряд, в котором узнаётся граната. Звучит взрыв, но не раньше, чем я падаю, укрывая тело Скрай собой, вновь по крылья проходятся осколки металла и мусора. Короткая вспышка боли… и время ускоряется вновь. Где-то над головой скрипит и трещит на скорую лапу чиненый потолок, и с металлическим лязгом что-то обрушивается, к счастью, где-то в стороне. Под лязг металла о бетон что-то подкатывается, касаясь моего бока, и, разлепив веки, я обнаруживаю, что этим чем-то является отрубленная упавшим металлическим листом голова грифона с закатившимися глазами и вывалившимся языком. Сейчас, впрочем, важно даже не это, а то, кто именно убил четвёрку рейдеров. Поверх звона в голове слышно перешёптывание рабов, а тем временем в камеру заходит, небрежно перезаряжая своё оружие, фигура, в которой я сразу же узнаю алмазного пса, и в голове есть только одна мысль…

Я-труп.

Заметка: Lvl up!

Получен новый перк: Gunslinger – При использовании огнестрельного или магического оружия, используемого в одной лапе, ваша точность увеличивается на 10%.