Автор рисунка: Siansaar
Глава 10 Драконовы Меры. Часть первая. Глава 12 Звёзды, упав...

Глава 11 Драконовы Меры: Часть вторая.

Спайк и Флаттершай в беде! Похоже, никто не знает, что сейчас происходит в уютном доме-дереве тихой пегасочки, кроме таинственных пони-чародеев в капюшонах. Никто не знает, чем провинились, возможно, двое самых невинных существ во всём Понивилле. И никто не знает, откуда ждать помощи.Но ночь всегда темнее всего перед рассветом...

Как вышло так,

Что мы боимся Солнца?

Пока два единорога осматривали добычу, Спайк не находил себе места. «Кто эти пони? Чего они хотят? Почему я?»

— Уверен, что это тот самый дракон? – спросил единорог с голубой шкурой, по-видимому, находящийся в подчинённых у второго; его голос был несколько приглушён тканью синего капюшона. Он захлопнул дверь и опустил свой рог, оставив своего начальника поддерживать заклинание Иммобилизации в одиночку.

— Фиолетово-изумрудный детёныш дракона. Ты вообще в этом городе других драконов видел? – с едва уловимым троттингемским акцентом раздражённо прошипел белоснежный единорог. Его рог продолжал искриться, пока мощное силовое поле буквально вдавливало Спайка и Флаттершай в стену. – Готово.

Тут он перевёл взгляд на дракончика.

— Ты пойдёшь с нами. Понятно?

Спайк краем глаза заметил, как в глазах Флаттершай отражаются бескрайний ужас и отчаяние. Волна гнева нахлынула на него, преодолевая даже страх за собственную жизнь. Он попытался пошевелиться – безуспешно. Видимо, им противостоял крайне могущественный чародей – ведь драконы были известны в том числе и значительным иммунитетом к магии.

— Всё в порядке, — отозвался голубой единорог. – Я следил за малышом от самой библиотеки. Я слышал, как он сказал вот этой, — он указал на Флаттершай. – Что просто проходил мимо. Никто, кроме находящихся в этой комнате, не знает, что он здесь.

«За мной следили? Что я натворил?» Мысли лихорадочно носились в его голове. И снова он ощутил некое облегчение: скажи он правду Флаттершай – что он с самого начала собирался поговорить с ней о Рэрити – незнакомцы были бы намного расторопнее. Они не знали, что Твайлайт может придти за ним в любую минуту — если только Дэш не отвлечёт её настолько, что единорожка и не заметит отсутствие дракончика.

— Эй! Всё чисто! – Сказал белоснежный единорог в сторону двери. Сердце Спайка упало, когда в комнату заглянул третий единорог дымчато-серого цвета. Он был хрупкого телосложения и жилистый – наверняка, он был очень быстр.

— Без помех?

— Да, — отозвался главарь. – Можешь доставить сообщение Либре. Мы выступаем, когда ты всё сделаешь.

— Я отойду от дома, чтобы никто не отследил Телепорт, — он кивнул и с лёгким стуком захлопнул за собой дверь.

Главарь банды, белоснежный единорог, подошёл поближе к Спайку. Он заговорил, старательно не обращая внимания на Флаттершай, словно она была помехой в его деле.

— Что ж, малыш. Ты, наверняка, не можешь взять в толк, почему мы здесь. – Он говорил расслабленно, не смотря на поддержание крайне сложного заклинания, озарявшего комнату неземным свечением.

«Ещё бы!», подумал Спайк, не в силах произнести ни слова из-за опутавших его тело магических нитей.

— Итак, твоя… хозяйка, Твайлайт Спаркл, допустила ряд ошибок, — заметив, как Спайк побагровел от злости при слове «хозяйка», единорог криво усмехнулся. – Мы просто подержим тебя у нас какое-то время, чтобы удостовериться, что она не совершит новых. Если же она откажется быть благоразумной – мы начнём возвращать ей тебя. По кусочкам. Пока она не выучит урок.

Если бы не заклинание, Спайк сейчас трясся бы от страха. И дело было не в характере угроз – а в ледяном взоре единорога, по которому было ясно: он в точности исполнит обещанное без лишних раздумий.

Глаза Флаттершай уже не были широко распахнуты от испуга: напротив, они превратились в узкие щёлочки, пылающие гневом. Со стороны казалось, что она пытается взглядом испепелить белого. Голубой единорог, заметив разительные перемены в пегасочке, усмехнулся.

— Смотрите-ка, настоящий боец! – Он повернулся к главарю. — Эй, Даск! А с этой что?

— Что я тебе говорил – никаких имён! – Рявкнул единорог по имени Даск, заставив голубого вжаться в пол в испуге. Но гнев белого единорога быстро стих, стоило ему окинуть взглядом недвижимую пегасочку.

— Хм-м, — пробормотал он. – Как бы мне ни хотелось подрезать крылья этой пташке, она всё-таки Элемент. Либра запрещает причинять им вред. Значит, с ней тоже придётся договориться.

Всего пара шагов – и Даск оказался прямо напротив Флаттершай, положив копыто ей на плечо.

— Послушай, — сказал он вкрадчиво. – Я не хотел никого впутывать в это, но раз уж ты всё знаешь, на тебя распространяются те же условия, что и на Твайлайт. Расскажешь кому-нибудь о событиях этой ночи – что ж… — Он оглянулся на Спайка через плечо. – Мы и тебе пришлём парочку драконьих пальчиков. Правда, малыш?

Спайк в отчаянии взглянул в окно. Стемнело, светило Селестии давно скрылось за горизонтом. Наверняка Твайлайт уже ищет его. Сейчас должно быть десять или одиннадцать часов вечера. Скоро вернётся гонец, и его унесут Селестия-знает-куда

«Пожалуйста, Твайлайт!», с надеждой подумал он.

* * *

— Готово – хотя бы не так дует!

Твайлайт аккуратно опустила последнюю книгу. Рэйнбоу застыла от удивления, глядя на то, как единорожка за пару минут полностью закрыла разбитое окно аккуратными стопками книг.

— Завтра раздобуду досочку, — сказала она и улыбнулась, глядя на Дэш. – Вот видишь? С книгами тебе всё по плечу!

— С этим не поспоришь, — хихикнула пегасочка в ответ.

Несмотря на все страхи и тревоги, тепло любви согревало души подруг. Дэш всё вспоминала события уходящего дня, и холодок пробежал по спине, стоило ей вновь воскресить в памяти тот голос. Что они сделают, когда поймут, что Твайлайт и Рэйнбоу не поддались на шантаж?

«Твай сможет защитить всех нас, ты же знаешь!», напомнила себе Дэш.

Единорожка выглянула в окно и увидела чёрное ночное небо.

— Уф-ф, — раздраженно выдохнула она. — Спайку пора завязывать с ночными прогулками! Скорее бы получить ответ Принцессы! – Она бросила на Рэйнбоу обеспокоенный взгляд. – В смысле, мы же не знаем наверняка – это просто чокнутые пони, или же за ними скрывается реальная сила?

— Чокнутые, готова поспорить, — отозвалась Дэш. – Сама подумай – кирпич в окно? Как-то не вяжется с холодным профессионализмом.

— Наверное, ты права, но всё же… Полная иммобилизация – довольно таки сложное заклинание.

— Сложное? Разве ты его не пробовала?

Твайлайт смерила Дэш взглядом.

— Я просто не думала, что оно мне когда-нибудь пригодится. Я редко занимаюсь шантажом.

— Как знать? – Рассмеялась Дэш. – Наверное, у тебя уже набралась целая папка моих очень откровенных фото, и теперь ты ждёшь не дождёшься, чтобы опорочить моё доброе имя!

— Да, так и есть! Твайлайт Спаркл, специалист по шантажу – к вашим услугам! – Хихикнула единорожка. Затем, её лицо вновь посерьёзнело, стоило ей вновь посмотреть на неотправленное послание Селестии. – Как ты думаешь, Флаттершай напоит его чаем? Утром он был немного не в себе.

— Думаешь, — нахмурилась Рэйнбоу. – Он о чём-то догадывается?

— Нет, — покачала головой Твайлайт. – Окно разбили уже после его ухода, но даже и в этом случае всё кажется странным. – Несколько минут она молчала, словно собираясь с мыслями, а потом объявила:

— Пойдём к Флаттершай! – Она подхватила свёрток силой магии, и Дэш вздохнула.

— Серьёзно? На улице хоть глаз выколи! Ты что, думаешь, они с Флаттершай куда-нибудь денутся?

— Наверное, нет, — Твайлайт улыбнулась, представив себе Спайка и его тайную возлюбленную Флаттершай, сбегающих из дома посреди ночи. – Но мне нужно отправить послание Принцессе. Чем раньше она его получит – тем быстрее у нас будут ответы на все вопросы. К тому же, мы узнаем, чем был так взволнован Спайк этим утром. Ну, идём?

— Ладно, ладно! – Рэйнбоу закатила глаза и поднялась на второй этаж, пока Твайлайт проверяла целостность свёртка. Несколько мгновений спустя Дэш уже вернулась: с собой она прихватила шарф Твайлайт, который тут же обернула вокруг шеи единорожки. – Не приведи Селестия, замёрзнешь!

— Спасибо! – Твайлайт улыбнулась, поцеловала пегасочку в щёку и открыла дверь.

* * *

Когда они добрались до домика Флаттершай, серебряный свет луны танцевал в их гривах. Было довольно холодно, и всю дорогу крыло Дэш покоилось на спине единорожки, прижавшись теснее, стоило им выйти за окраины города. В темноте ночи свет окон дома-дерева был двум пони чем-то сродни маяка, манящего к себе.

Твайлайт была несколько расстроена тем, что их вело к Флаттершай неотложное дело. Если бы не груз проблем, лёгших на плечи влюблённым, эта прогулка при полной луне могла стать прекрасным завершением дня. К сожалению, многие другие события этого дня были далеки от понятия «прекрасного», что также немало беспокоило единорожку. Непонятно откуда взявшееся недоброе предчувствие кольнуло её, стоило им подойти к жилищу канареечной пегасочки. Словно было что-то, что Твайлайт упустила из виду. Фрагмент головоломки, не хотевший занять своё место.

Она склонила голову, и в который раз окунулась в шелковистую радужную гриву Дэш, надеясь на то, что её опасения беспочвенны. У них и без этого было достаточно хлопот. Пару раз Твайлайт ловила себя на мысли, что благоразумнее было бы остановить исследования, сжечь свою работу – лишь бы эти таинственные единороги оставили их в покое. Идти на поводу шантажистов она не хотела, но это казалось поступком ответственной пони – пони, которая хочет защитить свою любимую. Но в то же самое время она понимала, что Дэш ни за что не позволит бросить начатое только ради её собственного благополучия.

— Может, всё это – глупости? – спросила она чуть приглушённо – ведь её мордочка всё ещё зарывалась в тёплую гриву Рэйнбоу. – То, что я решила продолжить исследования. Может, пора остановиться?

— Конечно же, нет! – Отозвалась Дэш. – Если уступить шантажисту однажды, то вскоре он может потребовать большего. К тому же, ты просто остаёшься верна сама себе. Разве это так плохо?

— Но ведь ещё вчера, — вздохнула Твайлайт. – Ты сама говорила о том, что нельзя делать глупости ради удовлетворения своей гордыни.

— Конечно же, — Рэйнбоу приободряюще чмокнула Твайлайт в щёку. – Я и сейчас могу это повторить. Но сейчас дело не в гордыне. Дело в том, что «правильно», а что – нет. Я ни слова не говорила о том, что нельзя совершать глупости во имя правого дела.

— Отлично, теперь мне легче! – Рассмеялась Твайлайт в ответ.

Они перешли мостик через ручей и оказались в небольшом саду, залитом светом из гостиной. Их путь лежал мимо домика Эйнджела, который мирно посапывал в окружении недогрызенных морковок. Стоило им подойти к двери, ушки Дэш дёрнулись, и пегасочка остановила Твайлайт.

— Стой! – В её голосе прозвучали металлические нотки. Она вся обратилась в слух. – Что-то не так.

Теперь, когда и Твайлайт прислушалась, она могла различить голоса, доносившиеся из гостиной Флаттершай – голоса, что не принадлежали ни хозяйке дома, ни Спайку. Её сердце забилось быстрее, когда единорожка поняла, что в доме её подруги находятся два посторонних жеребца.

— Может, это гости? – Наивно предположила она.

— В такое-то время? – Дэш перевела взгляд на луну на небосводе, затем снова на Твайлайт. – Мы и так знаем, с чем имеем дело. Подойдём поближе и послушаем!

С каждым шагом, что они приближались к окну гостиной, страх за Спайка и Флаттершай всё крепче и крепче сжимал сердце единорожки. Они никоим образом не были замешаны в её исследованиях – так что же могли задумать таинственные единороги? Отчаяние заглушало глас рассудка, мешая Твайлайт собраться с мыслями. Что если они решат, что Спайк замешан в её работе лишь потому, что живёт вместе с ней под одной крышей? Тогда Флаттершай становится случайной жертвой… Ненужной обузой, которую можно «пустить в расход»...

«Селестия милосердная! Соберись, Твайлайт! Тебе может понадобиться вся твоя магия!»

Дэш поманила подругу к окну, и спустя мгновение они обе надёжно спрятались за клумбой рядом с домом. Твайлайт положила свёрток для Принцессы на землю и обратилась в слух. Теперь голоса в гостиной были отчётливо слышны. Говорящий был жеребцом, в голосе которого звучали троттингемские нотки.

— …она всё-таки Элемент. Либра запрещает причинять им вред. Значит, с ней тоже придётся договориться…

— Либра? – прошептала Дэш. Твайлайт лишь пожала плечами.

Единорожка всё ещё была напугана, но тот факт, что Флаттершай невредима, придал ей сил. Раздался стук копыт: обладатель троттингемского акцента прошёл в другой конец комнаты.

— В моём доме был не он, – прошептала Дэш. — Мой единорог был из Кэнтерлота.

Твайлайт кивнула и хотела было ответить, но в комнате снова заговорили, и две подруги снова прильнули к окну, ловя каждое слово.

– Я не хотел никого впутывать в это, но раз уж ты всё знаешь, на тебя распространяются те же условия, что и на Твайлайт. Расскажешь кому-нибудь о событиях этой ночи – что ж… — Многозначительная пауза. – Мы и тебе пришлём парочку драконьих пальчиков. Правда, малыш?

Ледяной гнев наполнил сердце Твайлайт. «Как он посмел угрожать моему маленькому брату!» Но затем, в её голове пронеслась и другая мысль: «По крайней мере, Спайк тут. Его собираются похитить, чтобы шантажировать нас!» Она обернулась на Дэш – и в её глазах увидела ту же ярость.

— Если только они хоть копытом тронут Спайка или Флаттершай… — стиснув зубы, прошипела Твайлайт. Дэш скривилась и кивнула.

— Надо вырубить их. Быстро, — прошептала она.

— Стой! – Твайлайт со страхом посмотрела на свёрток. – Это единственная копия, и если они до неё доберутся – значит, всё было напрасно, они одержат верх.

— Тогда оставь его тут! – предложила Дэш, но Твайлайт покачала головой.

— Слишком рискованно. Если они одолеют нас, им не составит труда просто взять его и уйти, — тут её глаза расширились, а голос упал до еле различимого шёпота. – Придумала!

Дэш не сводила глаз с входной двери.

— Что бы ты ни придумала, нужно действовать. Не знаю, чего они ждут, но если они в самом деле хотят похитить Спайка, то могут уйти в любую минуту.

Твайлайт кивнула и закрыла глаза, собираясь с силами. Её рог замерцал волнами энергии, затем в воздухе появился белоснежный шар. Его свечение становилось всё ярче, он рос и рос – пока не исчез, оставив после себя перо и чернильницу. Единорожка торжествующе взглянула на Рэйнбоу – но та, похоже, не разделяла энтузиазма волшебницы.

— Слушай, Твай, перо, конечно, «сильнее меча», и всё такое, но я не знаю…

— Ш-ш! – Шикнула Твайлайт. – Зато я знаю, что делаю!

Вспышка её рога подняла свёрток с земли и выхватила письмо для Селестии из кипы листов. Обмакнув перо в чернильницу, единорожка быстро нацарапала несколько слов в конце письма. От плохого освещения и спешки буквы послания были неровными, но хотя бы читаемы. Она протянула письмо Дэш.

«… Принцесса, нам нужна помощь. У них Спайк.» — пробормотала Рэйнбоу, читая послание вслух, щурясь в неясном свете из окна гостиной. Затем, она в замешательстве посмотрела на Твайлайт.

— Точно, Спайк у них, в этом-то вся и проблема! Как мы отправим письмо?

Твайлайт вздохнула, собираясь с силами.

— Это самое сложное. Второй попытки не будет.

* * *

Даск повернулся спиной к Флаттершай и вернулся в центр комнаты, жестом подзывая помощника.

— Где гонец? – Прошипел он. – Уже давно пора вернуться!

— Если за нами организуют погоню, нас отследят по телепортационному полю! – Ответил голубой единорог, пока остававшийся для Спайка безымянным. – Что, если стражники доберутся до нашего дома?

— Да не будет тут никаких стражников! – Воскликнул Даск и его рог на секунду вспыхнул ярче от гнева. Спайк не мог не восхищаться тем, как долго чародею удавалось поддерживать поле заклинания. Хотя, он начал сдавать: над его бровями заблестели капельки пота. – Спаркл не доложит о похищении – мы сразу узнаем об этом.

Он фыркнул, достал из седельной сумки моток верёвки и протянул голубому единорогу.

— Вяжи дракона. Нам нельзя здесь оставаться. Пускай гонец догоняет нас, — тут он раздражённо топнул копытом. – Всё должно было пройти быстрее. И чего это Либре понадобились дополнительные меры предосторожности?

— Если бы не его меры, сидеть нам уже в тюрьме, — отметил помощник, приближаясь к Спайку.

— Что до тебя, — Даск снова обернулся к Флаттершай. – Хорошенько запомни: стоит тебе только пискнуть, мы…

Он не договорил. Вот уже второй раз за вечер мощный удар чуть не сорвал входную дверь с петель. Ослепительная вспышка всех цветов радуги сбила Даска с копыт, заставив его повалиться на пол. Сцепившись, пони прокатились по полу до противоположной стены. Рэйнбоу Дэш использовала тело единорога в качестве щита, заслонившись от удара о стену. Даску повезло намного меньше – в одно мгновение его заклинание было разбито – как и его нос. Спайк и Флаттершай рухнули на пол, вздохнув от неожиданности и облегчения.

Всего долей секунды позже, дракончик увидел, как по следам радужной бури в комнату врывается Твайлайт, полем Левитации сжимая перед собой объёмистый свёрток. Голубой единорог замер от удивления, не в силах пошевелить и копытом.

«Какого сена тут творится?» — пронеслось в голове Спайка, когда Твайлайт швырнула свёрток в его сторону.

— Спайк! Отсылай его! Немедленно! – закричала она. Скорее инстинктивно, чем по воле разума, Спайк выдохнул облако изумрудного пламени, мгновенно испаряя послание. Он знал, что через долю секунды свёрток окажется в покоях Принцессы Селестии. Он не знал, почему это послание не могло подождать – но времени на раздумья не было, и дракончик полностью доверился Твайлайт.

На мгновение в доме воцарилась гробовая тишина, нарушаемая лишь звуками борьбы Дэш и Даска в соседней комнате. Затем, произошло что-то из ряда вон выходящее.

С нечленораздельным криком Флаттершай прыгнула на голубого единорога, который только и успел, что повернуться лицом к канареечно-жёлтому комку концентрированной ярости, что летел прямо на него. Всё пришло в движение, и в это момент Даск изловчился и задними копытами отбросил от себя Дэш, вскочил на ноги и вытер кровь из разбитого носа. Дэш, пролетев через гостиную, ударилась головой о край чайного столика и обмякла, почти потеряв сознание.

Яростно фыркнув, Даск начал было плести заклинание Иммобилизации, но Твайлайт была готова к этому. Не сводя глаз с противника, единорожка направила все силы в свой рог, создавая мощное антимагическое поле, заполнившее всю комнату. Даск усилил натиск, пытаясь пробить заслоны волшебницы, но всё было напрасно. Воздух между ними накалился, испуская искры чистой энергии, и два единорога продолжили магическую дуэль. Стараясь не попасть под искры магии, Спайк подбежал к Рэйнбоу и склонился над ней, осматривая её голову.

Внезапно на пороге дома появился третий единорог – гонец. Он с ужасом смотрел на хаос, воцарившийся в доме Флаттершай. Он увидел двух единорогов, втянутых в магическую дуэль, лазоревого пегаса, без сознания лежащего рядом с чайным столиком, и, наконец, своего друга, осыпаемого градом яростных ударов канареечной пегасочки.

— Что за… — воскликнул он и бросился в бой.

Прорываясь через бурю магической энергии, Даск , не ослабляя натиска, наступал на Твайлайт, пытаясь достать что-то из седельной сумки. Вот в его зубах появился деревянный конический предмет; он прищурился, стараясь разглядеть хоть что-то в потоках магии. В момент забывая собственное правило, он окликнул голубого единорога:

— Фрост! Держи фиолетовую!

Но в этот момент Фрост пытался хоть как-то защититься от яростной пегасочки, подняв в воздух дрожащие копыта. Тут он с облегчением увидел Свифта – гонца – спешащего ему на помощь. Голубой единорог почувствовал, как с него спадает тяжесть тела пегасочки – ведь в этот момент Свифт опрокинул сопротивляющуюся Флаттершай на пол. Услышав приказ Даска, он вскочил на ноги и, пошатываясь, бросился к главарю, отмечая про себя то, что на следующий день наверняка будет иметь не самый лучший вид, увенчанный ссадинами и синяками.

Твайлайт поняла, что силы неравны только в тот момент, когда копыта Фроста обхватили её шею, прижимая голову к полу. Не прекращая сопротивляться, она закричала, увидев Даска, пробирающегося сквозь магическую бурю со странным предметом в зубах. Собрав все силы, она выбросила вперёд луч чистой энергии, отбрасывая Фроста в сторону, но было поздно. Торжествующе рыча, Даск набросил полый конус на её рог, полностью закрывая его.

Магическая буря стихла. Как ни пытайся, конус не давал Твайлайт создать ни малейшей искры магии.

— Сердцевина тиса. – Улыбнулся Даск. — И серебро. — Он с трудом сдерживал свой гнев. – Худшее, что можно придумать для мага, а? О да, мисс Магия, мы хорошо подготовились к нашей с вами встрече!

В это же время Свифт прижал Флаттершай к дивану.

— Мы хотели быть с вами помягче, — просипел он, занося копыто для удара. Пегасочка сжалась в комок, когда её гнев уступил место ужасу от содеянного.

«Я сделала ему больно! Я избила его!», крутилось в её голове.

— Пора научить тебя не лезть не в своё дело! – Копыто Свифта полетело вниз, и Флаттершай закрыла глаза, ожидая удара.

В ту же секунду, словно из ниоткуда, появился Спайк. Он прыгнул на голову Свифту и намертво вцепился когтями в его гриву.

— Не тронь её! – закричал он, испуская шар пламени, который тут же поджёг капюшон единорога. Свифт промахнулся, отшатнувшись назад и пытаясь сорвать с себя пылающую ткань, и Спайк спрыгнул с него, сделав свою работу. Наконец, гонцу удалось снять пылающий капюшон – за секунду до того, как огонь перекинулся бы на его собственную гриву – и яростно принялся озираться по сторонам, выискивая глазами дракончика. Ему не терпелось отомстить.

В тот же миг рог Даска вновь запылал энергией – теперь, устранив Твайлайт, он снова мог действовать. Единорожке так и не удалось избавиться от конуса на её роге, и вскоре Спайк, Твайлайт, Флаттершай и Рэйнбоу повисли в воздухе, распятые заклинанием Даска.

В воцарившейся тишине Даск гневно окинул взглядом своих помощников. Из его разбитого носа продолжала сочиться кровь. К нему приковылял Фрост, чью голову увенчивала шишка, доставшаяся после удара о потолок магическим лучом Твайлайт. Свифт, пригнув уши, медленно подходил к Спайку, испепеляя дракончика взглядом.

— Уходим,- бросил Даск, не скрывая ярости в глазах. – Дракона возьмём с собой. Подумать только, мы же хотели, как лучше… Ничего, мы скоро вновь вернёмся к мирным переговорам, но сначала отправим вам хвост дракончика в награду за ваше неподчинение.

— Разреши мне сделать это, — ухмыльнулся Свифт. – За ним должок!

— Идёт, — кивнул Даск. – А ещё мне бы хотелось знать, какой придурок решил, что никто не будет искать дракона здесь. Но позже. А сейчас сваливаем отсюда на хрен, пока к нам ещё кто-нибудь не заявился.

Он выхватил умирающего от страха Спайка из пелены заклинания и передал его в копыта Свифта.

— Скоро мы с тобой позабавимся, малыш! – пробормотал тот.

Фрост бросил последний взгляд на распятых в воздухе пони.

— Вы знаете правила. Вы говорите. Мы делаем дракончику больно.

— Кажется, они поняли. Уходим.

Сердце Твайлайт было готово разорваться на части, когда трое единорогов направились к выходу. Они забрали Спайка. Они ранили её друзей. Она оглянулась на лица Дэш и Флаттершай, на которых застыла боль от ран – и боль поражения. Единорожка поняла, что никогда не простит себе этого.

Самодовольно ухмыляясь, Даск через плечо бросил последний взгляд на поверженных пони и открыл дверь.

Яркая вспышка света ослепила его, отбросив на пол, заставив заскулить от страха, когда он вновь поднял на дверной проём обезумевший взгляд. Объятая нестерпимым светом, высокая фигура вошла в комнату, степенно осматриваясь по сторонам. Никто не мог смотреть на неё, не отводя глаз, ибо никто не мог вынести пламени её яростного взора.

— Отпустите дракона. Сейчас же, — приказала Принцесса Селестия.