Автор рисунка: Noben
Глава 11 Драконовы Меры: Часть вторая. Глава 13 Страхи и надежды

Глава 12 Звёзды, упав...

Опасность миновала. Так ли это на самом деле? С чем — или с кем столкнулись наши друзья? Кому-то пора ответить на все эти вопросы.
Тайны прошлого, признания и откровения — в новой главе "Лазоревки"!

Всё снова на своих местах –

Мы видим, как всем миром правят

Безумие и страх…

Глава 12. Звёзды, упав…

Трое незадачливых похитителей словно пытались вжаться в пол под взглядом Селестии. Никому из них не хватало смелости – или глупости – пытаться сбежать. Даск оборвал нити заклинания, и Спайк вместе с Твайлайт и её друзьями рухнули на пол. Все не сводили с Принцессы глаз. Её рог вспыхнул – и конус-заглушка слетел с рога Твайлайт, расколовшись на две половинки. Единорожка провела по рогу копытом и облегчённо вздохнула – он был цел.

Трое единорогов в центре комнаты сдавленным шёпотом обменивались отрывистыми упрёками.

— Т-ты не говорил, что в этом замешана королевская семья, — промямлил Фрост, оглядываясь на Даска.

— Я не знал! – Даск бросил взгляд на лавандовую единорожку. – Мне сказали, что Твайлайт – обычная ученица, ни слова о том, что у неё есть связи с Принцессой!

— Замолчите, — мягко произнесла Селестия. Большего и не потребовалось – единороги в одночасье стихли. – Даск Темпест, — она перевела взгляд на главаря. – Теперь ты стал членом Ордена Заката, не так ли? Неожиданные перемены…

Селестия обернулась на распахнутую дверь.

— Стража!

В дом вошли три белоснежных пегаса, закованных в золотую броню Королевской Стражи. Даск глухо зарычал, завидев их, но даже ни шелохнулся.

— Смотрите-ка, кто пришёл! – процедил он.

Не обращая внимания на Темпеста, стражники отдали Принцессе честь и замерли в ожидании дальнейших приказаний.

— Этих двоих, — она указала на Фроста и Даска, — связать и отвести во дворец. Уверена, скоро они многое смогут поведать нам. Что до тебя, — она обратилась к Свифту; тот испугано отпрянул, но спустя миг вызывающе посмотрел Принцессе в глаза. – Ты можешь идти. Возвращайся к тем, кто послал тебя. Передай им, что Элементы Гармонии, равно как и их друзья, находятся под моей личной защитой.

Она стихла, оглядывая единорога с ног до головы.

— Идея искалечить Спайка принадлежит тебе, не так ли? – В её глазах мелькнули отблески гневного пламени, и Свифт склонил голову, не в силах бороться со страхом. – Возможно, и после сегодняшнего инцидента, Орден будет продолжать думать, что лучший способ добраться до моей ученицы – угрожать тем, кто ей дорог. На этот случай я приготовила им послание.

Она кивнула одному из стражников, и тот протянул Принцессе небольшой свиток. Селестия подхватила свиток потоком магии и перенесла в седельную сумку Свифта.

— Это запечатанное заклинание. Одноразовое заклинание телепортации, чтобы ты смог вернуться к своим нанимателям и рассказать о том, что произошло сегодня.

Свифт опешил. Он никогда не блистал выдающимися познаниями в магии, но заклинания перемещения никогда не были для него проблемой. Осмелев, он вновь поднял глаза, всё ещё не выказывая ни малой толики раскаяния.

— И что мне им передать? – с лёгкой усмешкой спросил единорог.

Селестия закрыла глаза, и мягкий свет магической энергии залил её лоб. Некоторое время потоки магии клубились вокруг её рога, затем от них отделилась крохотная искорка. Все пони не сводили с неё глаз, пока частичка магии летела прямо к Свифту. Она коснулась его лба, словно растворяясь под кожей. Никто не смел проронить ни звука.

С глухим треском рог Свифта раскололся надвое и упал на пол.

Несчастный в ужасе отпрянул, глядя, как катятся по полу обломки его светло-синего рога. Фрост вжался в стену, не сводя глаз со своего сообщника. Даск почти зарычал от злости, но единственный взгляд Селестии в его сторону заставил главаря замолчать. Рог единорога лишён нервных окончаний, и Свифт ничего не почувствовал, но осознание произошедшего заставило его запаниковать. Рог не подлежал восстановлению. Он закрыл глаза, пытаясь возродить к жизни хоть малейшую искру магической энергии – безуспешно. Он мог найти протез – но даже тогда никто не сможет вернуть ему магию. У него не было иного выбора: так единорог превратился в земного пони.

— Прости меня, — прошептала Селестия. В её голосе не было ликования – только грусть. – Верхушка Ордена должна понять одно: я пойду на всё, чтобы защитить этих пони.

Двое стражников вышли из строя и ловко стянули оковами передние копыта Даска и Фроста. Антимагические заглушки – такие же, что Даск использовал на Твайлайт – украсили рога пленников, лишая их последней надежды на побег.

— Нам можно идти, Ваше Высочество? – Спросил капитан Гладиус.

— Да, — ответила Селестия. – Доставьте этих двоих в замок. Я поговорю с ними позже.

Гладиус отдал честь Принцессе и кивнул подчинённым. Те не спеша вывели арестованных за дверь – стреноженные единороги едва могли переставлять копыта, не говоря уже о полноценном шаге. Стражник, идущий последним, поклонился Принцессе и закрыл за собой дверь.

На пару минут в комнате воцарилась тишина. Затем Селестия обернулась и посмотрела на спасённых пони и дракончика. Никто из друзей Твайлайт никогда не видел Принцессу в гневе, и, хоть всё самое страшное осталось позади, они не решались заговорить с Селестией. Свифт всё ещё ощупывал обрубок своего рога, болезненно морщась от одной мысли о своей дальнейшей жизни без помощи магии.

— Я поговорю с вами чуть позже, — Селестия обратилась к Твайлайт и её друзьям, ободряюще улыбаясь. – Кажется, нам предстоит многое обсудить. Но сначала мне надо поговорить с глазу на глаз с… Напомни, как тебя зовут?

— С-свифт Зефир, — дрожащим голосом откликнулся бывший единорог.

— Идём. Мне нужно с тобой поговорить. Наедине. – Увидев, как безуспешно несчастный пытается справиться с собственным страхом, Селестия добавила. – Не беспокойся. Больше я тебе ничего не сделаю.

Она жестом указала на дверь. Секундное колебание – и Свифт, не в силах противиться воле Принцессы, вышел за дверь, которая тут же за ним закрылась. Половинки его рога так и остались лежать рядом с диваном Флаттершай.

***

Ни пони, ни дракончик сначала не проронили ни слова, словно пытаясь собрать воедино обрывки событий последних десяти минут. Твайлайт поморщилась, вспоминая треск, с которым раскололся рог Свифта. Что бы он не пытался сделать до этого, смотреть на процедуру лишения магии собрата-единорога было крайне неприятно.

Спайк шмыгнул носом. Он вскочил на ноги и подбежал к Твайлайт и Дэш, заключая их в объятия.

— Ребята! С-спасибо, что спасли нас с Флаттершай! – Шептал он сквозь слёзы. – Я обязан вам всем… Самой жизнью!

Тихонько пискнув, Флаттершай также приобняла подруг.

— Я тоже, — тихо сказала она. – Представить не могу, что бы случилось со Спайком, не появись вы!

Твайлайт и Рэйнбоу переглянулись, улыбаясь друг другу. Похвала лёгким румянцем расцвела на их щёчках.

— Всегда пожалуйста! — Ответила единорожка, крепче обнимая друзей.

— А ты, — с этими словами Флаттершай отстранилась от двух пони, подхватив Спайка передними копытцами. – Ты просто молодец! Как ты бросился на здоровяка, который повалил меня на пол – это очень храбрый поступок!

Спайк покраснел, но улыбнулся, обхватив шею канареечной пегасочки.

— Да ладно, Шай! Пустяки, правда…

В ответ она хихикнула и поставила дракончика на землю.

— И почему все драконы не такие, как ты?

— Что тут скажешь? — Спайк пожал плечами и подмигнул Флаттершай. – Я – единственный и неповторимый!

Тут он повернулся к Твайлайт: вспоминая слова Даска, он мрачнел на глазах.

— Так, что же это за история с похищениями? Единороги сказали, что в этом как-то замешана ты!

Твайлайт вздохнула и оглянулась на Дэш, ожидая поддержки любимой.

— Наверное, мне надо кое-что вам рассказать…

— Как и мне, моя дорогая ученица! – Голос, исходящий от двери, заставил их обернуться. Селестия вернулась; в её глазах была печаль. – Свифт ушёл. Ему пришлось использовать свиток.

Она, будто извиняясь, посмотрела на Твайлайт.

— Прости, что стала свидетельницей этого наказания. Я понимаю, каково единорогу увидеть что-либо подобное.

В комнате повисла тишина. Решив сделать первый шаг, Твайлайт подошла к наставнице. Больше никто не шелохнулся.

— Спасибо, что спасли нас, Принцесса! – Она склонила голову.

Селестия перевела взгляд с Твайлайт на её друзей: теперь в её взоре читался страх.

— Вы боитесь меня, — и это был не вопрос.

— Нет… — Начала было Твайлайт, но дар речи оставил её.

— Боитесь. Я вижу по глазам, — Вздохнула Селестия. – Твайлайт, ответь честно: правильно ли я поступила?

— Ваше Высочество? – Единорожка удивлённо посмотрела на Принцессу.

— Давным-давно, я дала себя клятву никогда не использовать своих сил в гневе, — ответила Селестия. – Боюсь, сегодня я преступила клятву, но сделала то, что должно. Но мне всё равно нужно услышать твоё мнение. Нужен взгляд со стороны – и лишь немногие способны быть честными со мной. Прошу тебя, ответь!

Твайлайт не торопилась с ответом: как могла Принцесса ставить под сомнение собственные решения? Сама единорожка считала наказание Свифта заслуженным. Но, увидев Селестию в ярости, Твайлайт ощутила страх, и лишь сейчас этот страх потихоньку покидал сердце единорожки: Принцесса вновь была тем мудрым наставником, которого знала и любила Твайлайт.

— Думаю, вы поступили правильно, — Ответила единорожка, встретившись взглядом с Принцессой. – Отпусти вы его целым и невредимым, это было бы воспринято как признак слабости. Похитители решили бы, что ваши угрозы не стоят и ломаного гроша, а этого вы им позволить не могли. Я бы поступила так же.

Твайлайт смолкла на мгновение.

— Знаете, — чуть слышно добавила она. – Вспоминая всё то, что они говорили про Спайка… Я бы зашла намного дальше вашего.

— Понятно, — кивнула Селестия.

— И ещё кое-что, Ваше Высочество, — Твайлайт понимала, что не могла солгать. – Да, я боюсь вас. Да и кто бы не испугался? Но это не меняет того, что вы – одна из самых лучших пони на этом свете, и я очень горжусь тем, что могу назвать вас своей наставницей!

В надежде на то, что она не нарушила ни одно из правил этикета Кэнтерлота, Твайлайт опасливо глянула на Селестию – и тут же смущённо отвела взгляд.

Глаза Принцессы блестели от слёз.

— Спасибо, Твайлайт, — чуть заметно улыбнувшись, прошептала Селестия.

— Итак, — Дэш сделала шаг в сторону Аликорна. Остальные последовали её примеру, убедившись, что гнев покинул правительницу Эквестрии. – Даск – это ещё что за тип? Похоже, вы с ним знакомы.

— Да, к сожалению, — Селестия помрачнела. – Я ещё вернусь к этому. Но сначала, я должна извиниться перед Твайлайт.

— Передо мной?

— Да, — кивнула Принцесса. – Как вы, наверное, поняли, единороги, пытавшиеся похитить Спайка – те же самые, кто незадолго угрожал вам с Рэйнбоу Дэш.

— Что? – Спайк чуть не подскочил на месте, узнав, что его злоключения не были первым испытанием, выпавшим на долю Твайлайт в этот день.

— Позже объясню, — прошептала Дэш.

Селестия продолжала.

— Есть одно общество, что называет себя «Орденом Заката». Я виновата перед тобой, что ты ничего не знала о его существовании, — вздохнула Принцесса. – Я думала, с Закатом покончено – но я ошибалась. Я должна была предвидеть всё это…

— Что именно, Принцесса? – Твайлайт не скрывала удивления и страха.

— Ты очень любопытна, — ответила Селестия. – Скажу больше: ты – великолепный учёный!

Твайлайт зарделась от неожиданной похвалы, но Принцесса продолжала.

— Ты – не первая, кто бросает вызов неизведанному. Я должна была понять, что рано или поздно загадка полёта пегасов привлечёт к себе твоё внимание, как это было и с другими исследователями до тебя.

— Твайлайт! Так вот о чём ты пыталась мне вчера рассказать! – Осенило Спайка. – Все эти схемы, таблицы…

 — Как я и думала, — кивнула Селестия.

— Н-но… Причём здесь полёты? – Пискнула Флаттершай – и тут же чуть слышно добавила: — Если вы не против рассказать нам об этом… Конечно же…

— Да уж, — вставила Дэш. – Мы же никому не мешаем, какое им дело до нас?

— Обо всём по порядку, — Селестия приподняла копыто. – Позвольте, я расскажу, кем были эти пони из Заката. Вернее, кем они являются и поныне…

Принцесса выглянула в окно, не сводя глаз с ночного неба, раскинувшегося над землёй. Затем, она продолжала.

— Каждый вечер Солнце клонится к закату. Ничто не в состоянии изменить это. Что бы ни происходило в мире, закат неизбежен. Неплохое название для Ордена, поставившего своей задачей борьбу со всем новым, с переменами. Проще говоря, Закат — это кучка единорогов, работающих на благо своей расы. Многие сотни лет они плели паутину заговоров в тёмных уголках Кэнтерлота. Они верили в «избранность» единорогов, в их превосходство – особенно над пегасами.

Селестия оглядела собравшихся.

— Не знаю, насколько хорошо вы разбираетесь в перипетиях власти, но натянутые отношения между пегасами и единорогами насчитывают не одно десятилетие. Не в последнюю очередь благодаря моим стараниям теперь многое изменилось, но когда-то любой пегас был готов вцепиться в глотку единорогу – и наоборот.

— Странно, — прошептала Дэш, игриво толкнув Твайлайт в бок. – А мы почему-то поладили…

Единорожка шикнула на подругу, но не смогла удержаться от улыбки.

— Закат всё ещё считает пегасов врагами, — продолжала Принцесса. – Пока что единороги безраздельно владеют магией, пегасы ведают погодой и покорением небесных просторов – и Закат всё устраивает. Однако, они считают, что пегасы непрестанно рвутся к власти. И, что того хуже, уверены в том, что я втайне поддерживаю пегасов, подняв их над единорогами.

— Что? – Воскликнула Твайлайт. – Это же просто смешно! Мы все — ваши верные подданные! К чему, во имя Эквестрии, вам заводить себе любимчиков?

— Они считают, что существует заговор против единорогов, — в голосе Селестии появились металлические нотки. – Это всего лишь предубеждение, но именно на нём они строят чувство собственного превосходства. Слова, выдернутые из контекста, домыслы, слухи – вот и готово доказательство на все случаи жизни. Так и я могу стать «сторонницей пегасов»…

В сердцах Селестия тряхнула гривой.

— Оправдательное мышление, — пробормотала Твайлайт.

— Это ещё что за… — подняла бровку Дэш.

— Именно так, Твайлайт, — отозвалась Селестия. – Они верят лишь в то, во что хотят верить. Как бы то ни было, их основные мотивы неизменны. Вот тут и появляешься ты со своей теорией. Многие единороги-естествоиспытатели до тебя замечали, что с полётом пегаса всё не так просто. Закат знает об этом. Они знают правду, и на всё готовы, лишь бы эта информация не попала в копыта пегасов.

— Но ради чего? – Встрепенулась Дэш. Флаттершай же распушила крыло, рассеянно поводя им в воздухе, тщетно пытаясь понять, что же с ним не так.

— Магия, — ответила Селестия. – По их убеждению, магия должна принадлежать лишь единорогам. Если пегасы узнают о своих магических способностях, это подорвёт позицию магов-единорогов, — презрительно хмыкнула Принцесса.

— У нас есть магия? — Флаттершай оторвалась от земли, не в силах сдержать удивление.

— Именно так, Флаттершай, — кивнула Селестия. – Уверена, Твайлайт сама с удовольствием расскажет о своей теории в подробностях.

Принцесса окинула взором сначала Дэш, потом Твайлайт Спаркл.

— Итак, ты решилась на смелый эксперимент. И твой успех не остался незамеченным. Закат решил заставить вас замолчать, и я не сомневаюсь, что устранять носителей Элементов Гармонии не входило в их планы.

— Так тот тип в моём доме и сказал! – Воскликнула Дэш.

Флаттершай и Спайк недоумённо уставились на пегасочку.

— Они были у тебя дома? – Испуганно защебетала Флаттершай.

— Что-то не сходится, — Твайлайт раздраженно потёрла лоб. – Вы говорите, что это – древний Орден, что они – профессионалы. Как так вышло, что они почти ничего обо мне не знали? По крайней мере, то, что я могу напрямую связаться с вами, ваше Высочество! К тому же — кирпич в окно? Никак не вяжется с профессионализмом!

— Неплохо подмечено, — кивнула Селестия. – Очевидно, это отвлекающий маневр. Решив, что это всего лишь глупая выходка, ты не станешь торопиться с поисками Спайка; в тот момент, когда ты поймёшь серьёзность их намерений, будет уже поздно – и в их руках окажется крупный козырь. Тебе просто повезло, что они не успели реализовать свой план. Что же до нашей с тобой связи – вероятно, время работало против Ордена, и они не стали утруждать себя более детальным сбором информации. Всё, что их интересовало – то, что ты можешь уже на следующее утро опубликовать свою работу.

— Понятно, — вздохнула Твайлайт. – То есть, они отчаянно пускали пыль в глаза? Признаюсь, когда Дэш рассказала мне о своём «госте» я перепугалась не на шутку, но часть меня всё ещё считала происходящее нелепым розыгрышем кучки непроходимых тупиц. Хотя, я до сих пор не знаю, почему они сразу же не похитили Спайка…

— Эм-м… Твайлайт? – Встревожено сказала Флаттершай. – Один из них подслушал наш со Спайком разговор и узнал о том, что Спайк абсолютно случайно зашёл ко мне домой – его бы никто не хватился…

— Что? Странно… — Взгляд Твайлайт, брошенный на Спайка, будто спрашивал: «Что это ты задумал?».

Спайк покраснел, вспомнив, что он предупредил Твайлайт насчёт возможной помощи Флаттершай по саду. Но тут же вздохнул с облегчением – скажи он пегасочке всю правду, его похитители были бы намного расторопнее. В этом случае шансов на спасение не осталось бы.

Он покачал головой и одними губами прошептал: «Позже!», надеясь, что Флаттершай не заметит этого. Твайлайт всё ещё пребывала в растерянности, но решила оставить эту загадку на потом.

— Похоже, сегодня нам всем просто повезло, — заключила Принцесса Селестия.

Флаттершай нервно переступала с копытца на копытце, стараясь не смотреть на обломки единорожьего рога под диваном.

— Они… Они ещё в-вернутся?

— Не знаю, — Селестия вздохнула, покачав головой. – Но уж точно не сейчас. Я уже извинилась перед Твайлайт за свою тайну, но, по правде говоря, я и сама не подозревала, что Орден всё ещё в деле. После того, как около десяти лет назад верхушка Ордена была арестована, мне казалось, с ними покончено. Эти три единорога до сих пор находятся под стражей. Мне остаётся лишь предположить, что у Заката теперь новый лидер, но я и представить не могу, кто он. Знаю наверняка – именно Даск Темпест стоит за организацией похищения дракончика.

— Похоже, вы знали его раньше, — промолвила Твайлайт.

— Да. И слишком хорошо, к сожалению, — горько вздохнула Селестия. – ещё пятнадцать лет тому назад он был капитаном Королевской Стражи.

Дэш и Твайлайт обменялись удивлёнными взглядами.

— Обычно единороги редко становятся членами Стражи, но после отставки Капитана Магнуса я поставила на этот пост именно Даска. Даже сейчас я не могу сказать, что именно заставило меня принять такое решение – но в Темпесте что-то было, какая-то искра. Доверившись интуиции, я нисколько не прогадала: с каждым годом Стража под его руководством крепчала на глазах. Но, к несчастью, его погубил собственный характер…

Селестия вздохнула и продолжила.

— Время показало ошибочность моего выбора. Пятнадцать лет тому назад на одной из площадей Кэнтерлота разгорелась пьяная потасовка. Я выслала отряд Стражи, чтобы во всём разобраться – и с самого начала всё пошло не так. Каким-то образом Темпест отбился от своего звена и угодил в самое пекло. Неудачный удар в висок заставил его потерять сознание; в страхе все смутьяны разбежались – кроме тех троих, что не успели уйти до прибытия отряда.

— Значит, он облажался на задании, и его отстранили от службы? – Перебила Принцессу Дэш.

— Нет, — горько улыбнулась Селестия и продолжила. – Один из задержанных непрестанно доставал Даска, повторяя, что тот не достоин звания Капитана. Боль ли от удара, или бессильная злоба, или усталость – не знаю, что именно заставило Капитана Темпеста в ответ лягнуть задержанного прямо в голову. Даск не рассчитал силы, сломав несчастному шею. Тот умер на месте.

В этот момент все поморщились, а Флаттершай чуть слышно вскрикнула, прижимая передние копытца ко рту.

— У меня не было выбора, — с грустью в голосе продолжала Селестия. – Его с позором изгнали из Стражи, приговорив к двенадцати годам лишения свободы за убийство и превышение полномочий. Двое пегасов из его звена выступили свидетелями на заседании трибунала, подтвердив его вину. Когда его уводили из зала заседаний, он не переставал проклинать всех пегасов за предательство…

— Лучшей кандидатуры для Заката не сыскать, — вздохнула Твайлайт.

— Именно, — откликнулась Селестия. – Прошло двенадцать лет. За ним следили с первого же дня освобождения – и он с радостью принял приглашение. Думаю, в приватной беседе ему будет, о чём мне рассказать.

Она смолкла.

— Моя самая обидная ошибка…

— Так что же нам теперь делать? – Глаза Твайлайт излучали решимость. – Вдруг они вернутся? Нам нужно подготовиться!

— Теперь они воспримут мои слова всерьёз, — напомнила Селестия. – Однако, излишняя осторожность не помешает. Ваши исследования пока полежат в королевском хранилище, в Замке. Что же до вас самих…

Принцесса обвела присутствующих взглядом, слегка задумавшись.

— Мне кажется, Флаттершай может не опасаться незваных гостей. Теперь, когда затея с похищением провалилась, Орден не станет повторять ошибок.

Канареечная пегасочка облегчённо вздохнула, а Селестия обратила взор на Рэйнбоу, Твайлайт и Спайка.

— Вы трое пока в безопасности – вряд ли Закат рискнёт выйти из тени в ближайшее время. Но на всякий случай Рэйнбоу Дэш будет лучше временно пожить в библиотеке – если, конечно, там найдётся свободная комната. Так вы сможете присмотреть друг за другом, что бы ни случилось.

Твайлайт и Дэш обменялись улыбками заправских заговорщиков.

— Мы что-нибудь придумаем, — сказала единорожка.

— Я уж точно «за»! – рассмеялась Рэйнбоу.

— Неожиданная реакция, — улыбнулась Селестия, приподняв бровку. – Наконец-то взялась за книги?

— Э-э… — Заметив, как лёгкий румянец заливает щёки Твайлайт, пегасочка и сама покраснела. – Можно и так сказать…

Селестия перевела взгляд с единорожки на Рэйнбоу, потихонечку складывая последние кусочки головоломки воедино.

— Неужели я ошиблась, и библиотекарь для тебя оказалась намного интереснее самой библиотеки?

Спайк хлопнул по лицу когтистой лапкой: «И стоило мне так убиваться?», пробормотал он про себя.

Флаттершай улыбалась во весь рот, глядя на выражение лица Принцессы. Дэш и Твайлайт зарделись словно маки, но и им было нелегко скрыть улыбки. Не совсем приятные события этого вечера заставили посмотреть на многие вещи под иным углом, и держать свои отношения в тайне не имело никакого смысла.

— Ладно, — призналась Твайлайт. – Мы… Мы теперь вместе.

— Типа того, — Дэш кивнула и поцеловала единорожку в щёку, словно подчеркнув свои слова.

— Это просто замечательно! – Селестия широко улыбалась. – Никогда бы не подумала! Мои маленькие пони, вы не устаёте удивлять меня! Могу ли я спросить, как долго?

Дэш и Твайлайт переглянулись, словно решая, кому следует ответить на этот вопрос.

— Два дня, — наконец, ответила Рэйнбоу, положив голову на плечо любимой.

— О, нет! – Воскликнула Твайлайт, оглядываясь на канареечную пегасочку. – Прости, Флаттершай! Ты ведь не знала, да? Я не хотела, чтобы ты узнала… так…Ты же не против, что мы… — Тут единорожка осеклась, поймав на себе обезоруживающую улыбку Флаттершай. Внимательный наблюдатель в этот момент мог бы заметить, что Спайк словно куда-то испарился. А ещё более наблюдательный увидел бы дрожащий фиолетовый хвостик, торчащий из-под кресла за спиной Флаттершай.

— Не бойся, Твайлайт, — проворковала пегасочка. – Я вовсе не против, даже наоборот!

Тут она восторженно пискнула:

— Вы так мило смотритесь вместе!

С души Твайлайт словно камень упал. Она вспомнила, что Дэш уже рассказывала подруге детства о своих чувствах – поэтому эта новость не была для Флаттершай полной неожиданностью. Но не только она одна могла вздохнуть с облегчением: Спайк, словно появившись ниоткуда, невозмутимо стоял рядом с креслом, как если бы и не прятался под ним какую-то пару секунд назад. Он украдкой смахнул пот с чешуйчатого лба.

Рог Селестии вспыхнул, подхватывая с пола обломки рога Свифта – Принцесса аккуратно положила их под крыло. Потом она повернулась к Твайлайт.

— Когда у меня будет хоть что-то, касающееся Заката, я сообщу тебе. – С трудом вернув себе серьёзный вид – она искренне радовалась за свою ученицу! – Селестия продолжала. – Мне нужно вернуться в Кэнтерлот, чтобы начать полномасштабное расследование.

— А как же моя работа?

— Я сделаю копию, оригинал верну вам, — ответила Принцесса, вопрошающе глядя на Твайлайт. – Не мне решать, вернётесь ли вы к своим исследованиям – теперь всё в ваших копытах.

Твайлайт посмотрела на Дэш: пегасочка мгновенно кивнула.

— Я уже всё решила. Я обещала помочь Рэйнбоу, и эта работа как раз то, что нужно.

— Хорошо, — улыбнулась Селестия. – Но только сообщайте мне обо всём подозрительном рядом с вами.

Принцесса повернулась и пошла к двери. У порога она вновь посмотрела на друзей.

— Вы просто молодцы, все вы! – Тепло сказала она. – Элементы сделали правильный выбор.

С этими словами она закрыла за собой входную дверь. Раскинув крылья, она сорвалась с места, исчезая в ночной тишине. Её тёплое сияние ещё какое-то время мерцало за окном домика Флаттершай. Пони и дракончик смолкли, не сводя глаз друг с друга. Облегчение и пережитый ужас в равной степени легли на их плечи.

— Ну и денёк, — произнёс Спайк, высказав то, что было на уме у каждого из собравшихся здесь.

Глаза Флаттершай прояснились, когда с её губ слетели слова, что испокон веков помогали справиться с самыми непреодолимыми трудностями.

— Эм-м, никто не хочет чашечку чая?