Автор рисунка: BonesWolbach
11 серия. Гости из прошлого 13 серия: Рыцарь и Ищущий Часть I

12 серия. Гарде Железной Длани

Еще один ход в партии против криминала, до суда Дэфендера остались считанные часы. Агенты Контроля готовят все свои силы, чтобы предотвратить достижениям преступников, но Босс не сидит на месте и готовит свой смертоносный удар.

Закон Эквестрии

Двенадцатая серия. Гарде Железной Длани

Пролог

Двенадцать лет назад. Граница Праудонии. Пещера Темного льда.1 декабря. Понедельник Утро. 07:45

Фрозен Хорн, Брайт Бим и Орнинг Нордвинг медленно осмотрели своды пещеры Темного льда. Перед тремя командирами Ледяного Братства раскинулась темная бездонная пропасть, покрытая толстой, но прозрачной коркой льда. Воины, которые с самого начала своей жизни вселяли страх в сердца врагов, сами почувствовали его холодное касание.

— Безумием одержим его разум, если он решил провести воинство через этот ледяной мор. – Сказал Фрозен Хорн, минотавр присел и внимательно осмотрел пропасть подо льдом.

— Одержим он битвой, которую он так желает немедленно начать, на той стороне горы. – Ответил Брайт Бим, воин осторожно постучал по льду.

 — Пройти мы можем, но меня более тревожит свод над нами. – Сказал Орнинг.

Братья по оружию посмотрели вверх и увидели сотни гигантских сосулек, свисающих со свода пещеры, готовые вонзиться в каждого, кто решится пройти через пропасть по льду.

Командиры вернулись в лагерь, чтобы найти Драккена Сворда. Воины Ледяного Братства расположились на предгорье, построив временный форт из бревен горных сосен. В небе кружили грифоны, тренируясь для боя, минотавры точили топоры, а пони-дружинники тренировались с посохами.

Орнинг заметил у командирских шатров своего родного брата Блэк Клоу. Белогривый грифон сидел около костра и кормил маленького ястребенка кусочками хлеба.

— Где Драккен, брат? – Спросил Орнинг.

— Разве он не с вами был? – Спросил в ответ Блэк Клоу.

— Мы шли проверить путь, через который он решил нас повести. – Сказал Брайт Бим.

— Если не с вами, то тогда возможно в шатре своем, готовит план для битвы будущей.– Ответил Блэк Клоу и скормил ястребенку еще один кусочек хлеба. – Окрепни, малыш.

Братья поспешили в шатер Драккен Сворда. Как и ожидалось, молодой князь работал над картой ледяной пещеры, расставляя на ней маленькие шахматные фигурки. В его взгляде отчетливо блестел одержимый энтузиазм.

— Лучший день для нашего испытания, братья мои! – Провозгласил он, не отрываясь от карты. – Сегодня мы сразим древнюю природу, а завтра сразим шайку Мегаладона!

— Одумайся брат! – Прервал его Брайт Бим. – Пещера Темного льда погубила немало искателей приключений! Ее можно пройти, силам малыми, но для армии тысячной гибелью окажется она!

— Что я слышу, неужто страх?! – Дерзко ответил Драккен, топнув своим левым копытом.

— Не страх, а ясность. – Заступился за друга Фрозен Хорн.

— Вот что действительно удивительно! – Дракен усмехнулся. – Брат-Бим забоялся, а теперь еще и брат — Хорн! А я думал, минотаврам страх не ведом! — Князь посмотрел в сторону Орнинга. – Может и грифоны цыплятами стали? А, старший Нордвинг?

— Неужели нет пути иного? – Ответил князь грифонов. – Мы можем обойти горы и встретить врага у Черных сосен! Пойми, мы больше воинов потеряем в попытке перейти эту пещеру, чем в бою!

Драккен хотел ответить, но замолчал, увидев, что с мнением Орнинга согласны остальные члены Ледяного Братства. Князь лишь с досадой топнул левым копытом, слеветировал себе на голову кольчужный шлем и вышел из шатра. Братья задумались и присели. В шатер вошел Блэк Клоу.

— Я брата-Драккена видел! Досада и злоба в глаза его я увидел. – Сказал младший грифон, придерживая к груди ястребенка. – Неужели беда, аль новость тревожная пришла?

— Жажда боя и силу затуманил разум брата нашего, Блэк Клоу. – Ответил Брайт Бим.- Должны мы что-то сделать, иначе жажда обратится в безумие.

Орнинг вытащил из кольчуги золотистый амулет в виде руны – символ Ледяного Братства. Рассматривая украшение, грифон печально вздохнул.

— Должны мы ему помочь. Мы братья все и только мы в силах уразуметь его!

Орнинг прислушался, за шатром послышался топот. Командиры вышли наружу и увидели, что воины начали собираться у входа в пещеру Темного льда.

— Тысячи лет нас пугали сказками о пещере Темного льда! – Послышался голос Драккена из пещеры, но самого князя не было видно. – Тысячи лет эти пещеры оставались самой темной переправой к Замершим водам и Черным соснам! Но теперь прошли эти времена!

К удивлению воинов и братьев-командиров князя, Драккен выскочил из пещеры, храбро скользя по льду над пропастью.

— Пещеры не опасна, когда ты один! – Сказал князь. — Но она не знает, что сегодня ее посетят не просто войско пони Праудонии. Копыта дружинников сильны, но в тоже время и бесшумны, ведь так?!

— Драккен! Драккен! Драккен! – Крикнули воины-пони.

— Своды пещеры покрыты ледяными клыками, но сильны крылья грифонов Праудонии! Пред вами станут они не острее иголки молодой ели, ведь так? – Продолжал Драккен, вдохновляя воинов.

— Драккен! Драккен! Драккен! – Крикнули грифоны.

— А вы, минотавры Праудонии, неужели лед вас остановит? Ваши копыта – сами лед, ваши рога – ледяные колья, ваши руки – стальные длани! Вы сами дети льда, так чего же вам боятся ее? Ведь так?!

— Драккен! Драккен! Драккен! – Крикнули минотавры.

— Безумец! – Ужаснулся Брайт Бим.

— Он не посоветовался с нами? – Удивился Блэк Клоу.

— Похоже, темный лед пещеры заморозил его разум. – Сказал Фрозен Хорн.

— Страшнее будет, если темный лед заморозит его сердце. – Сказал Орнинг, сжав в своей лапе амулет.

— На той стороне нас ждет зловещее войско Мегаладона! – Продолжал князь, размахивая своими копытами. – Они надеются, что мы пойдем через горы, путь, который заберет у нас месяцы, пока они пройдут Темный лед и нападут на наши деревни! Но они ошибаются, сегодня мы пройдем эту пещеру, мы победим глупые сказки, и завтра же победим врага!

— Драккен! Драккен! Драккен! – Кричали все воины Ледяного Братства. Пони стучали копытами, грифоны хлопали крыльями, а минотавры подбрасывали свои топоры, возвышая безумный план Драккена Сворда.

Глава I

Мэйнхеттен. Полька-стрит 221b. Офис частных агентов Мэйнхеттена. 21 ноября. Среда. Утро. 11:37

Чувствуя холод под своими копытами, Орсон продолжал медленно идти до берега, стараясь идти как можно аккуратней по тонкому льду. Темная пропасть, покрытая прозрачной коркой замершей воды, ждала неловкого шага агента, каждый треск льда вызывал в Орсоне ужас.

Агент осмотрелся. Чтобы выйти из своего положения, ему нужно было пройти несколько шагов до берега из керамики, окруженного красными занавесками.

Как только Орсон стал на расстоянии пяти шагов до своего спасения, из тени занавесов появился серый седогривый единорог с Меткой в виде черной двери на фоне красного круга.

— Страшно, агент Невервронг? – Мрачно спросил колдун. — Каждый шаг приближает Вас к спасению и одновременно к Вашей гибели.

— Даже не пытайтесь, может у Вас и сильные союзники, но мы найдем Вас. – Ответил Орсон, сделав еще шаг.

— Не сомневаюсь. – Колдун подошел ближе к пропасти. — Я тут вспоминал наш разговор в пещере. Помните, когда Вы и капитан Хоннор меня преследовали? Вы так много рассказали интересного о теории теней, что я вынужден продемонстрировать свой новый аргумент.

Колдун ударил по тонкому льду, от удара его копыта поверхность покрылась трещинами, словно паутиной, окружив Орсона.

— Посмотрим, как воздержитесь от помощи теней, когда они покроют вас с копыт до головы! — Сказал колдун.

Лед издал предательский треск и Орсон пал во тьму пропасти.

Орсон проснулся в кресле за своим столом, жадно глотая воздух. Агент, осознав, что это снова был сон, успокоился и опрокинулся на сиденье.

Его нос учуял приятных запах подсолнечного масла и тушеных овощей. Орсон открыл глаза и увидел, что на другой стороне офиса князь Праудонии Драккен Сворд и агент Дефт Страйк готовили источник аромата на маленькой плите.

— Вот так, главное это контролировать уровень перца. – Сказал Дефт, помогая князю. — Если перца будет слишком много, рагу будет как варенье из чили моей бабушки – есть можно, но только одну ложку, иначе сгоришь.

— А если его будет мало? – Спросил Драккен, размешивая рагу.

— То будет неинтересно. – Ответил Дефт.

— Кажется, оно подгорает. – Сказал Драккен и приготовился выключить плиту.

— В этом сама соль! – Остановил его агент.

— Мы же ее добавили.

— Нет, это поговорка, в смысле в этом вся изюминка.

— Изюм в рагу? Странное блюдо.

— О, спящий amigo соизволил раскрыть свои очи! – Сказал Дефт, увидев Орсон.

— День добрый, агент Орсон. – Кивнул агенту князь.

— Как говорит моя мама: готовьте желудки, пока еда горяча. – Сказал Дефт. выключая плиту.

Разложив ароматное рагу по тарелкам, агенты и князь начали трапезу прямо за столом Орсона.

— А знаешь, спать в ванной не так уж не дурно, если приложить фантазию.- Сказал Дефт.

— Ты же меня столкнул с раскладушки. – Ответил Орсон.

— Я знаю, просто конспектирую факт.

— Да, хоромы тесные, но пригодные. – Князь осмотрелся. — Почему бы вам не купить себе терем?

— Да знаете князь, просто мы привыкли к этому месту. – Ответил Дефт. — А если учесть какой был наш первый офис – то это как ваши царские палаты.

При упоминании дома, в глазах Драккена на минуту появилась грусть. Князь промолчал, продолжая свой завтрак.

— Вы не собираетесь, хотя бы, тайно сообщить вашей сес... царице о том, что вы живы? – Спросил Орсон.

— Долг свой я должен здесь искупить, врага остановить, вам помочь! Не могу я, пока, вернутся домой, хоть и сильно мое желание увидеть матушку и сестру.– Ответил князь. — Колдушка все же приняла корону?

— Царица не теряла надежды, на то, что Вы живы. – Сказал в ответ Орсон. — Она будет счастлива, когда снова вас увидит.

— 1 декабря же Гала в Кэнтерлоте будет! – Вскочил Дефт. — Она будет почетной гостей Селестии, Вы можете устроить ей сюрприз!

— Колдушка любит сюрпризы. – Драккен задумался. — Что ж, решено, как лед скует воду, иду к сестре.

— Да будет так! – Радостно сказал Дефт.

— До тех же пор я помогу вам, я слышал, что до освобождения кудесника, вы пытались остановить знатного Дэфендера.

— Дэфендер – слуга Босса Шепчущих, на который и работает колдун. – Ответил Орсон. — Если он станет министром, то у них будет безграничная власть. Мы уже нанесли ему серьезный удар, теперь же осталось только сделать финальный ход конем в суде.

— И в этом нам поможет магнитофон Дайаны. – Добавил Дефт, убирая тарелки.

— Именно, но чтобы снять подозрения Дэфендера мы должны его отвлечь. – Сказал Орсон, поднимаясь.

— Каким образом? — Спросил Дефт.

— Благодаря поездке на фабрику «Куррант Пай», мы выяснили, что контора Дэфендера теперь находиться к северу от Мэйнхеттена, ближе к Кристальным горам, в месте под названием «Лалипоп Тауэр». – Орсон подошел к вешалке и надел свое пальто и шляпу. — Дэфендер готовиться изменить ход партии в свою сторону, а значит, Босс весьма бдительно следит за каждым нашим шагом. Уверен, в конторе Дэфендера есть масса чего интересного – но важна не находка, а эффект. – Орсон обратился к Дефту. — Дэфендер должен отвлечься на меня, пока ты и Дайана добудете запись.

— Добудем? А почему мы не можем просто забрать ее?

— Все не должно вызывать подозрения, к тому же еж мы уже и так нагло поступили, используя капитана Армора, поэтому лучше нам…

-…поступить еще наглее и похитить из защищенного кабинета машинку с записью, мда! — Дефт задумался. — А если план не удаться?

— Тогда будем молиться, что суд сам вынесет справедливый приговор, не поддавшись харизме Дэфендера.

— А что же я? — Возразил князь. — Я не собираюсь сидеть, пока вы боретесь. Я поеду с вами Орсон!

 — Я понимаю князь, Вы хотите помочь, но уверяю, это задание покажется Вам скучным. – Ответил Орсон. – Уверяю, Вы не останетесь в углу. Когда мы получим веские доказательства на Дэфендера, Босс лишится союзника и тогда ему придется обратиться к нашему «мистеру Доуру». – Орсон подошел ближе к князю. – Вы сами видели его методы, и в этом случае Ваша помощь будет бесценна. Но пока Вам лучше остаться здесь, ненадолго.

Князь прикусил губу и поник головой. Немного обдумав, он поднялся и подошел к агенту.

— Да будет так, агент Орсон.

Князь одобрительно похлопал стальным протезом по плечу Орсона. Как только искусственное копыто коснулось агента, пальто Орсона издала мелодичный звук.

— Что это? – Удивился Дефт.

Орсон достал из кармана пальто малахитовый кувшин и положил его на стол. Чувствуя князя, Живая вода внутри кувшина вновь издала мелодичный звук.

— Живая вода? Откуда она у вас? – Спросил князь.

— Это подарок царицы, с ее помощью мы раскрыли тайны Ордена Серебряного Сокола. – Ответил Орсон.

— Это ценный дар, вода еще не была исследована нашими учеными мужами и таит в себе великую силу. – Сказал князь.

— Мы в этом убедились и не раз. – Орсон задумался и пододвинул кувшин ближе к Драккену. – Вы можете забрать ее, княже, это Ваша собственность.

— Не смотря на то, что эту воду мы нашли в катакомбах на Драконьих островах. – Добавил Дефт.

— Мудро. – Ответил князь, забирая кувшин.

— Нам нужно поторопиться, завтра состоится суд над Дэфендером. – Сказал Орсон, посмотрев на часы. – Вечером Вас навестит капитан Бэк, чтобы проведать Вас.

— Я никуда не выйду, останусь здесь и остерегу дом ваш. – Ответил князь.

— Не скучайте, Ваша светлость. – Сказал Дефт и агенты вышли из офиса.

***

Кэнтерлот. Королевский дворец. Здание министерства. Кабинет Дэфендера.21 ноября. Среда. День. 12:02

Дэфендер охладился холодной водой, не сводя взгляда со своего зеркального отражения. Обвиненный кандидат готовился к назревающему суду, и был на взводе. Может улики агента, и могли сыграть в его пользу, но без помощи Босса Дэфендер чувствовал себя обреченным.

Дэфендер вздохнул и наклонил голову к раковине, чтобы как следует вымыть лицо. Как только он посмотрел в зеркале, то в ужасе увидел в нем отражение колдуна позади своего.

— Здравствуйте, господин бывший кандидат. – С улыбкой сказал единорог.

— Вы с ума все посходили? – Дэфендер в ужасе повернулся к колдуну. — Вы совсем хотите меня за решетку посадить? Сначала Слики Джим, потом Клевер, а теперь еще и ты!!

— Вы разве не скучали по мне? Я все таки был в месячном каменном отпуске… и я очень нуждаюсь в дружеских объятиях. – Колдун сел на плитку ванной и раздвинул передние копыта. — Обнимашки?

— Что вам здесь нужно? Вас Босс послал? У меня без того хватает проблем! – Дэфендер нервничал.

Вдруг послышался стук в дверь его кабинета. Дэфендер осторожно вышел из ванной и увидел перед собой Королевского Стража.

— Господин Дэфендер? К вам капитан Руут Хоннор и капитан Шайнинг Армор! – сообщил Страж.

Дэфендер кивнул и вернулся в ванную.

— О Селестия, сиди тут и не шуми! – Пригрозил он колдуну.

Дэфендер принял достойный вид, широко улыбнулся и вышел из ванной. Шайнинг Армор и Руут Хоннор уже сидели перед его столом, в окружении нескольких пони в одинаковых костюмах и с одинаковым выражением лица. На столе Дэфендера была маленькая разноцветная коробочка.

— Господа капитаны, какая честь! – Скрывая панику, сказал Дэфендер, садясь за стол.

— Директор Дэфендер, мы здесь чтобы ознакомить Вас с Вашими правами, а также предоставить на рассмотрение рекомендации адвокатов, которых Вы может выбрать для своей защиты. – Холодно сказал Руут, пони позади него кивнули головами в один такт.

— Я ценю такую заботу и уверяю, я сделаю все, чтобы эта трагедия быстрее закончилась. – Ответил единорог.

— Что Вы имеет в виду под трагедией? – Спросил Руут.

— Вы не обижайтесь, но в последнее время наша защитная система начинает сдаваться. — Начал Дэфендер, расслабившись. — Агенты поддаются на уловки контрабандистов и публично обвиняют уважаемого кандидата в преступности. – Дэфендер провел копытом по своей гриве. — Что уж говорить о недавней битве в темнице, надеюсь, никто их преступников не сбежал?

— Уж поверьте, может я и не видел Ваших истинных действий, но я верю своим агентам. – Грозно сказал Руут.

— Вы настоящий командир, капитан. – Дэфендер кивнул. — Я не хотел вас обидеть

— Несмотря на то, что я солидарен со своим коллегой и другом, мы не можем не пожелать Вам удачи. – Сказал Шайнинг.

— О, это просто… — Дэфендер заметил, что колдун пытался выйти из ванной и удержался от крика. – Это просто чу-у-удесно-о-о!

— Если вы окажитесь преступником, Вас будет ждать справедливое наказание, но в случае доказательства вашей невиновности, мы принесем Вам искренние извинения. – Капитан посмотрел на коробку. – Моя жена, принцесса Меамора Каденца, верит в честность пони и право на прощения, она прислала вам небольшой подарок.

Дэфендер открыл коробку и вытащил из нее горшок с маленьким кустом дивных роз.

— Идею подарить розы предложили агенты Центра, несмотря на то, что они не верят Вам, они чувствуют вину за тот… инцидент около стадиона. – Сказал Шайнинг Армор. – Моя жена лично выбрала цветы, подготовила их и упаковала.

— Передайте вашей супруге мою искрению благодарность. – Дэфендер посмотрел на цветы. – И поклон всем агентам Центра. – Последние слова Дэфендер старался произнести с наименьшим сарказмом.

Капитаны поднялись, Дэфендер поднялся вместе, поглядывая в сторону ванной. Колдун выглядывал из-за двери с ехидной улыбкой, словно намериваясь выдать себя.

— Адвокаты будут ждать вас в зале совещания, когда будете готовы, Вы сможете начать отбор. – Сказал капитан Хоннор напоследок.

— Конечно – конечно, напомните, когда состоится судебный процесс?

— Завтра, в зале суда, ровно в 12:00. – Ответил Руут. – Советую не опаздывать.

Капитаны и адвокаты направились к выходу из кабинета. Дэфендер проводил их с невинной улыбкой, и как только последний пони вышел, резко закрыл дверь. Колдун уже сидел в кресле кандидата и сдерживал смех от вида Дэфендера.

— Во имя всех ветров, когда это ты стал таким жалким, Дэфендер. – Сказал он.

— Наверно тогда, когда каждый третий прислужник Босса начал портить мою предвыборную компанию! – Огрызнулся Дэфеднер, приближаясь к столу.

— Жаль от тебя такое слышать, ведь я же здесь, чтобы помочь?

— И какая же будет от тебя помощь? – Дэфендер разозлился. — Только не говори, что ты возьмешь всю вину на себя! Я однажды доверился Клеверу и Слики Джиму и вот результат! – Дэфендер раздвинул копыта, оценивая свое состояние. — К тому же, я удивлен, что Босс позволил тебе вернуться, после того как твой «гениальный» план в Понивиле разрушился.

— Он не разрушился, наоборот, все идет именно так как я и задумал. – Колдун расслабился и опрокинулся о сиденье кресле, положив задние копыта на стол. — Ты можешь не доверять мне, но я знаю, как тебе помочь. Ты обвиняешь всех в том, что они тебе мешают, но при этом не заикаешься о главной проблеме – агенты.

— И что же ты предлагаешь? – Спросил Дэфендер с легким интересом.

Колдун ухмыльнулся и принял гордый вид.

— Все просто, я намериваюсь убить агентов. – Ответил он.

— Продолжай. – С интересом сказал Дэфендер.

— Мне нужна от тебя маленькая услуга.

— Я слушаю.

— Напомни мне, где ты спрятал свои документа члена Общества? – Колдун посмотрел на свое копыто, и сдул с него пылинку. — Мне они нужны.

— Зачем они Вам?

— Это будет сюрприз. – Единорог понюхал цветы на столе. — Дивный запах, принцесса Меамора Каденца знает толк в выборе ароматных цветов.

— Почему вы просто не записали эту просьбу в письме? – Продолжал свои вопросы Дэфендер.

— Я не доверяю бумагам, к тому же я люблю пообщаться.

— Вы ведь в курсе, что тут полно Стражей?

— Не волнуйтесь, я умею скрываться.

Дэфендер занервничал и погладил свой затылок. Кандидат направился к окну, и, наблюдая за падающим снегом, расценивал свое положение.

— Вы действительно можете убрать агентов? – Спросил он, повернувшись к колдуну.

— Конечно, но на суде вам придется полагаться самому.

— Суд? Хха! – Дэфендер подошел к столу в порыве вдохновения. — Эти наивные поняшки настолько избалованы своей Дружбой, но стали похожими на детей! Достаточно показать хорошее личико, добрые глазки и прочитать стишок и даже эти высокомерные принцессы готовы будут меня обнять! Мне бы только убрать с пути все преграды и тогда я не просто сниму с себя обвинения, но и верну утраченное положение!

— Да, теперь я узнаю старого доброго Дарк Смоука. – Колдун снова понюхал розовый куст. — Небеса, до чего де дивный аромат.

***

Окрестность Мэйнхетенна. Поезд «Мэйнхеттен – Лолипоп Тауэр».21 ноября. Среда. День. 14:25

С тех самых пор, когда дело о похищение Королевского дипломата резко превратилось в продолжительную эпопею расследований и погонь, поездки на поезде стала нормой для Орсона.

Путь от ближайшего к офису вокзала до Лолипоп Тауэр был недолгим, но для агента он стал невыносимо продолжительным, когда выяснилось, что его соседки по купе – две кобылки-подружки пожилого возраста – страдают типичным для их типажа болезнью – неумолкаемой болтовней. Орсон вышел из поезда с чувством освобождения.

Лалипоп Тауэр представлял собой небольшую деревянную крепость, из которой были убраны все намеки на воинственность. Вместо бойниц были установлены утепленные окна, а на месте бывшего маленького подъемного моста через грязный ров был построен красивый мостик через замерший водоем.

Внутри Лалипоп Тауэр не отличался от своего внешнего вида, сквозь гостеприимные и современные изыски наблюдался бывший стиль некогда боевой пограничной крепости.

Лалипоп Тауэр встречал гостей, как подобает, у самого входа был установлен камин, для замерших от зимнего холода, а во время жарко лета гостей ждал целый ряд автоматов с прохладительными напитками.

Орсон отогрелся у камина и вошел в холл дипломатической конторы. У правой стены агент заметил ряд кабинетов, который продолжался вплоть до верхнего яруса. Рабочие Лалипоп Тауэр мельтешили по лестнице от одного кабинета к другому и напоминали муравьев.

В самом центре холла восседал главный секретарь Лалипоп Тауэр. Это был единорог средних лет, темно-серого цвета и серебристо-синей гривой. Жеребец был явно спортивного телосложения, что было крайне редко среди других представителей его профессии. Секретарь восседал за небольшим столом и разбирал сразу несколько бумаг, не обращая внимания на Орсона.

— Чем могу помочь? – Спросил единорог, не отрываясь от работы.

— День добрый, я агент – Контроля Королевских Искоренителей Криминала. Мое имя Орсон Невервронг. – Агент предоставил свою карточку. – Я расследую дело, по поводу обвинения господина Дэфендера в соучастии преступной группировки. Я могу рассмотреть его рабочее место на поиск улик?

— Подождите, мы сейчас. – Ответил единорог, так и не взглянув на Орсона.

Секретарь продолжал работать, Орсон терпеливо ждал, но вид бюрократической работы вызывал в нем скуку и сонливость. В какой-то момент Орсону показалось, что секретарь забыл о его просьбе.

Орсон вздохнул и приподнял голову. Луч от лампы на потолке отразился на чем-то блестящем. Агент заметил на шее секретаря амулет. Украшение явно было сделано из золота и было отлито в форме непонятного знака, напоминающий не то оружие, не то цветок.

Агент решил, что амулет является подарком его пассии и проскользнул взглядом по столу, дабы удовлетворить любопытство и найти фотографию возможной второй половинке секретаря. То, что он обнаружил на табличке с именем, удивило агента.

— «Брайт Бим.» — Прочел табличку Орсон. – Вы Брайт Бим!

— Извините, что7 – Отвлекся секретарь.

— Да… нет, просто показалось. – Ответил Орсон.

Агент напряг память и вспомнил гобелен во дворце Праудонии. Конечно, на рисунке воины Ледяного Братства были изображены с художественной стороны, но воинские черты праудонского жителя словно ожили на этом обычном работнике. Орсон вспомнил, что Брайт Бим лишился памяти, после неизвестного несчастного случая.

— Можете пройти. Второй ярус, кабинет 13 – Сказал Брайт Бим, подписав бумагу.

Агент решил оставить возможного члена Братства на потом, и вернутся к своему долгу. Орсон направился к лестнице на верхний ярус. Когда агент отошел, к секретарю подошел посыльный.

— Вам посылка. – Сообщил работник почты, положив на стол деревянный ящичек.

Орсон поднялся наверх и вошел в кабинет 13. Кабинет одного из главенствующих руководителей нью-Шепчущих не отличался от кабинета любого другого работника бюрократической службы.

Среди бумаг, договоров и фотографий не было ничего полезного для обвинения Дэфендера или ничего важного, чтобы привлечь внимание Босса. Информация лишь поведала Орсону, что Дэфендер в последнее время редко посещал рабочее место, из-за кандидатуры в министры.

Орсона привлекли договоры о содержания оружейных заводов. Особый интерес агента пробудили координаты генерального завода в Мэйнхеттене. Агент решил, что Дэфендер наверняка запрятал там информацию, достаточную, чтобы растормошить нервы Босса и дать время Дефту и Дайане.

Агент запомнил адрес и направился к выходу из кабинета. По воле злой судьбы, за дверью послышался взрыв и крики.

Орсон немедленно вышел из кабинета и увидел, что холл окружил туман. Огня и разрушений не было, возможно это была дымовая шашка.

В клубе дыма загорелся магический огонек, вызванный рогом Брайт Бима. Храбрый секретарь убрал туман при помощи своей магии. Его стол был опрокинут, рядом дымилась посылка – явный источник взрыва.

— Как вы? – Спросил Орсон, спустившись.

— Я в порядке, просто царапины. – Ответил Брайт Бим.

— Ждите здесь. – Скомандовал Орсон.

Орсон вышел из холла с целью отыскать почтальона. Вокруг Лалипоп Тауэр была степь, и агент заметил вдали удаляющую фигуру преступника. К агенту присоединились охранники Тауэра, и вершители закона бросились в погоню.

Преступник бежал быстро и постепенно скрывался из виду, охранники и Орсон ориентировались по его следу на снегу. В конце пути след оборвался.

— Похоже, он скрылся, используя телепортацию. – С досадой сказал Орсон. – Проклятье и почему я не обратил внимания на почтальона!

— Был просто туман и все! Что ему было нужно? – Спросили охранники.

— Странно конечно. – Ответил Орсон.

Агент и охранники вернулись в Лалипоп Тауэр, агент подошел к Брайт Биму. Взрыв не принес никакого ущерба, все это казалось просто злой шуткой.

— Все в порядке? – Спросил Орсон.

— Да так мелочь. – Ответил секретарь.

Орсон заметил, что у Брайт Бима стала отсутствовать одна деталь.

— Ваш амулет! – Сказал агент. – Преступник похитил Ваш амулет.

— Амулет? – Удивился Брайт Бим. – Из-за этой безделушки столько шума?

— Может в данный момент она для Вас безделушка, но возможно она имеет куда большую ценность. – Сказал Орсон.

— То есть? – Не понял Брайт Бим.

— Не волнуйтесь, мы найдем его. – Не ответил Орсон и вышел из холла.

***

Кэнтерлот. Кафэ «У Донат Джо». 21 ноября. Среда. Вечер. 20:35

Кафе было заполнено посетителями, выбравшись от вечернего холода ближе к теплу горячих пончиков и какао.

Дефт торопливо закрыл за собой дверь, не пустив ноябрьский ветер в кафе. Стряхнув с себя снег, он подошел к стойке хозяина кафе – Донату Джо.

— Эй, Донат Джо, дайте-ка мне что-нибудь из свежеиспеченного. – Сказал агент, бросая на стойку деньги.

— Пять минут подожди. – Ответил пекарь.

Дефт осмотрелся и увидел за дальним столиком скучающую Дайану Верити. Девушка оставила место для агента. Дефт присел рядом, улыбнувшись своей самой очаровательной улыбкой.

— Конечно не самый романтичный уголок, для того чтобы приглашать сеньориту. – Сказал он.

— Вообще мы здесь для встречи по делу, а не для романа, не забывайте, агент, что нам предстоит сделать. – Ответила с улыбкой Дайана.

— Я понимаю, нам предстоит тяжелая работа, которая в каком-то смысле переступает закон.

— Я не раз преступала Закон, агент Страйк, ради достижений своих целей.

— Вы смелая женщина, ваша смелость может поспорить только с красотой ваших глаз, которые прячутся под этими восхитительными локонами гривы. – Начал флиртовать Дефт, подсев ближе.

— Агент, не пытайтесь меня соблазнить, уж поверьте, я подобных комплиментов слышала много раз, меня таким не удивишь. – Девушка с улыбкой отсела от кавалера.

— Это только начальный этап, моя дорогая.

— Ох, вижу, вы от меня не отстанете, если я вас не поцелую.

— Я люблю посоревноваться с столь прелестными особами.

— Уверена, я не единственная соперница, с которой вы соревновались. – Резко спросила Дайана.

— Ну… не буду скрывать, но Вы… — Заикнулся Дефт.

— А вот интересно вы задумывались о постоянных отношениях? – Перебила его девушка.- Или вы боитесь?

— Ну что вы, ведь к этому все и идет. – Тут же ответил Дефт, не задумываясь. — Я ищу себе такую женщину, рядом с которой я бы ощутил покой. Я встречаюсь с сеньоритами, не потому что я любвеобильный обожатель кобылок, а потому что я вечный искатель. Кто знает, может быть, Вы станете последней чертой моего поиска.

— Как банально, агент. – Дайана посмотрела на Дефта влюбленными глазами. — До чего же грустно видеть, как вы теряете молодые годы на минутные свидания с минутными кобылками. Ведь когда-нибудь пройдет время, и эта прическа поседеет, это очаровательное лицо покроется морщинами, а это сильное тело согнется под ревматизмом. И даже этот харизматичный след от когтей на щеке не сможет остановить время, которое вы теряете за своими «поисками».

— А может я решил завершить свой поиск, но моя цель не хочет встречать бегуна на финишной прямой? – Уловил намек Дефт.

— А кто знает, может цели просто не нравиться бегун. – Резко ответила Дайана, пересев подальше от Дефта.

— Но вы же только что так лестно меня оценили. – Удивился Дефт.

— Я просто прочла ваше мнение о себе по вашим глазам. – Ответила Дайана.

— По моим очаровательным глазам? – Улыбнулся Дефт.

-Да нет, они скорее похоже на два…

— Пончики! – перебил их Донат Джо.

Леветируемая Джо тарелка с горячими пончиками остановилась на столе агента и Дайаны.

— Итак, мы проберемся через вентиляцию, старясь не попадаться. – Сказал Дайана, взяв булочку. — Для этого нам нужно попасть на кухню, минуя двор.

— Вы уже все приготовили?

— Да, надеюсь, вы тоже зря время не теряли и подготовили укрытие.

— Да, я забронировал место в гостинице «Сапфировый путь».

— Надеюсь, вы не заказали один номер на двоих, да еще и с подготовленным романтическим продолжением вашего неуклюжего флирта. – Дайана встала и улыбнулась. — В таком случае я вас заставлю спать на улице.

 — Ну что вы, у меня и в мыслях не было. – Ответил Дефт.

Дефт забрал пончики и пони направились к выходу. Но как только Дайна вышла за дверь, Дефт развернулся и подбежал к стойке.

— Донат Джо, срочно сообщив в гостиницу «Сапфировый путь», чтобы они забронировали еще один номер на имя Дефта Страйка и пусть официанты уберут из номера 345 цветы, конфеты и прочую романтическую фиготень! — Протараторил Дефт, бросая кошелек с монетами.

Донат Джо понимающе кивнул и Дефт вышел из кафе, догнав Дайану.

— До чего же крепость неприступна, сказал бы князь Драккен. – Сказал про себя Дефт.

***

Мэйнхеттен. Рич-стрит 007. Особняк Пайл Пауэра 21 ноября. Среда. Вечер. 20:44

Холод за окном яростно пытался ворваться в особняк Пайл Пауэра, но тепло камина было сильнее природы. Уайт Хэлмет и Пайл с тоской наблюдали за огнем, углубившись в свои мысли. В комнате было темно, из освещения был только огонь камина.

— Агенты хорошо справляются, но меня беспокоит тот факт, что похититель Элементов на свободе. – Сказал Уайт.

— Агенты уже не раз показали себя в самых сложных делах, думаю, они справятся. – Ответил Пайл. – К тому же, мы помогаем им, как можем, несмотря на их отношение к нам.

— Их не стоит винить. Они, как и мы, устали от этих мистических тайн.

Пайл Пауэр задумался, не сводя глаз с танца огня в камине.

— Никогда бы не подумал, что окажусь в такой ситуации. – Мрачно сказал магнат.

— Ты хороший джентелькольт. Пайл. – Ответил Уайт. – Тебе не стоит себя обвинять, мы все угодили в пропасть.

— Общество, Орден, Шепчущие. – Прошептал Пайл. – Дэфендер этом плане быстрее понял эту игру.

Уайт Хелмет медленно поднялся с кресла, покряхтывая и разминая старые суставы.

— Дэфендер жаден и коварен, он был худшим лидером Общества, ты не был таким. – Сказал старик. – До свидания.

— До свидания, господин Хелмет. – Пайл поднялся и попрощался с другом.

— Не думай о плохом, мой друг.

Пайл проводил своего гостя и взялся за работу. Пайл Пауэр боролся со сном, подписывая последние бумаги на столе. В его офисе было душно, но магнат не обращал внимания на дефицит воздуха. Дороти забрала последние отчеты и простившись, ушла домой.

После работы, Пайл Пауэр первым же делом принял горячую ванную и после начал сушиться у камина, почитывая газету.

Неожиданно, аристократ почувствовал холод, он повернулся и увидел, что одно из окон был раскрыто. Холодный ноябрь раздувал шторы, посвистывая ледяными порывами ветра. Не желая простудиться, Пайл Паур поспешил закрыть окно.

 — Знаете, для кондитерского магната у Вас уж больно мрачная атмосфера. – Знакомый голос пробудил в Пайл Пауэре холодок страха.

Он повернулся и к своему ужасу увидел в своем кресле знакомого седогривого единорога. Колдун довольно улыбался и подправлял горящие поленья в камине леветируемым крюком. Пайл Паужр, медленно направился к выходу.

— Не пытайтесь убежать или звать на помощь, иначе Вы навредите себе больше. – Спокойно сказал колдун.

— Мой дом окружен? – Спросил Пайл Пауэр.

— Нет, но если вы сдадите меня сейчас, ваши друзья — агенты узнают о маленьких тайнах Общества и вам снова придется выслушивать мутную лекцию агента Невервронга, касательно мифа о пещере.

— Какие еще тайны?

— Те тайны, которым Вы не поверили, при нашей первой встрече.

Колдун бросил Пайл Пауэру старый пергамент. Пайл Пауэр зажег магический огонек и прочел содержимое. Старый пергамент пережил многие годы, и Пайл Пауэр не разобрал содержимое.

— Что это? – Спросил Пайл Пауэр.

— Подписи нескольких важных пони, Вы должны их знать, ведь это создатели вашего Общества.

— Но… почему я не могу разобрать слова клятвы?

— Потому что они написаны на языке Шепчущих! – Ответ колдуна был для магната, словно громом посреди ясного неба.

— Где вы нашли эти бумаги? – Ужаснулся Пайл.

— Каждый лидер Общества знал об этом контракте, он был спрятан в потайном месте, аккурат под Кэнтерлотом. – Ответил колдун. – Все дороги ведут в Кэнтерлот и все тайны прячутся под Кэнтерлотом.

— Я был главой Общества, но ничего не знал!

— Потому что вы были слепы!

Колдун слеветировал себе пергамент и раскрыл его перед огнем камина. Пайл Пауэр подошел ближе и увидел, что сквозь свет, на пергаменте была изображена карта, скрытая водяными знаками.

— В начало своего существования, каждый лидер Общества знал об этом пути. – Колдун спрятал пергамент. — Но тогда были другие времена, тогда Общество было куда большим, чем оно представляется сейчас.

— Хватит с меня Вашей лжи, убирайтесь или я вызову Стражу! Нет, вы преступник, я обязан вызвать Стражу.

— Может вам стоить напомнить наш прошлый разговор? — Колдун встал и подошел к Пайлу вплотную. — Может вам стоить напомнить, почему вы согласились на предательство своего друга Олоувета и всего Общества? То, что вы наверняка утаили от агентов?

— Вы лжете, это была неправдой.

— Ох, конечно! Я как смею клеветать на простое и скромного общество, которое всего лишь помогает богачам избавляться от стресса и одновременно охранять манускрипт Ордена. – Колдун говорил с серьезным тоном. — Вы действительно уверены, что все это правда? Конечно же, ложь намного слаще, чем правда, вам как кондитерскому магнату известна ценность сладости. – Преступник обошел магната. — Но правду не утаишь, вы есть и остаетесь потомками истинных Шепчущими, если не по родству, то по сообществу.

Пайл Пауэр вспотел, он хотел закрыть уши, но что-то заставляла слушать ядовитые слова безумца.

— Подобно Адептам, подобно Черному перу и подобно мне, вы являетесь частью единого культа, который был разрушен предрассудками и клеветой. – Продолжал колдун, делая круги вокруг Пайл Пауэра. — Вы были уверены, что вами двигает честь перед Орденом? То, что вы сохраняли манускрипт не более чем уловка. Общество испокон веков обманывала правительство Эквестрии. Мы руководили страной много лет, шифруясь через стихи и держа в копытах казну, пока Селестия не узнала наш маленький секрет.

— Ложь, ложь, ложь. – Шептал себе Пайл Пауэр.

— Тогдашнее Общество состояло из таки же жалких и трусливых богачей, как Вы, вы тут же согласились, служит Эквестрии, лишь бы не лишаться своих денег. А затем вы просто забыли о своем истинном долге, как страшный сон и стали верить в то, что Общество это своеобразный клуб никчемных, но богатых стихоплетов. – Колдун встал прямо. — Но вы, Дэфендер и Уайт Хэлмет знали, что это не так, ведь вы же знали, что тайна манускрипта была доверена вам не просто так. Вот тогда то вы и поверили в новую сказку – про то, что манускрипт передали вам рыцари Серебряного Сокола, опять же позабыв о Шепчущих. Манускрипт был у Общества, потому что они искали Чашу, но когда рыцари изгнали лидеров – Шепчущих, они вбили в головы вашим предкам эту сказку, дабы сохранить свою бумажку и одновременно получить контроль над кучкой трусливых богачей!

— Нет, это не правда! – Крикнул Пайл.

— Взгляните на ваши драгоценные бумаги! Вы ведь больше верите им, чем словам.

— Это не правда!

— Ах, а что же будете, если они попадут в копыта агентов? — Колдун отошел на шаг. — Или еще хуже – Селестии? Интересно она вспомнить старые обиды?

Пайл Пауэр ужаснулся.

— Вы жалки, но мне нужна от вас помощь, в вашем понятном плане — финансовом. – Колдун достал из внутреннего кармана своего пиджака журнал. — Купите мне эту игрушку, и я отдам вам этот документ, ну а вы сможете его уничтожить или спрятать, как хотите.

Преступник передал Пайл Пауэру журнал «Алмазной статуэтки», раскрыв нужную ему страницу. Богач прочел колонку и отбросил журнал.

— И вы думаете, я вам поверю? – Сказал он.

— В отличие от Вас, я редко лгу. – Ответил колдун. — К тому же, у вас нет выбора.

— Мы можете получить этот камень любым другим способом, почему вы пришли именно ко мне?

— Мне нравиться вами манипулировать, Пайл Пауэр. Это напоминает мне былые времена. Вы подобно Ордену Серебряного Сокола, верите, в свою святость и это забавляет. Вы подобно нашему культу пытаетесь скрыться за ложью, но душой ищете правду. Вы подобно тени, которым доверились бедные пещерные пони, и мне интересно. Как поведут себя эти пони, когда узнают о вашем предательстве. Ведь по версии агента Невервронга тени из пещеры — лживые предатели. – Колдун слеветировал Пайл Пауэру конверт. — Держите.

— Что это?

— Два билета в театр, советую сходить, там Вас будет ждать очень интересный гость. Можете взять с собой этого старого осла Уайт Хэлмета, а лучше пригласите вашу очаровательную секретаршу, девушка заслужила светский отдых, после работы на такого подлеца как Вы.

— Я не подлец, я жертва шантажа!

— Тогда вы слабак, раз поддались! — Колдун подошел к окну. — Буду ждать презента. — Он коварно улыбнулся и исчез во вспышке телепортации.

Глава II

Кэнтерлот. Королевский дворец. Здание министерства. 22 ноября. Четверг Ночь. 02:15

Несмотря на ночь, Королевский дворец сиял в свете фонарей, словно магический бриллиант в темной пещере. Дайане и Дефту пришлось потратить много времени, чтобы дойти до маленького дворика, ведущего на кухню отдела Министерства. Агент и журналистка встали у стены, за которым находился дворик.

— Ну что пошли? — С энтузиазмом спросила Дайана, вытаскивая крюк из кармана своей куртки и надевая черную шапку. – Мы можем успеть, сейчас будет смена поста и нас никто не заменит.

— Может все-таки, договоримся? – Спросил Дефт.

— Вы струсили, агент Страйк?

— Нет, просто я как представитель Центра имею права…

— Орсон сказал, что мы не может вызвать подозрения у Дэфендера. – Ответила Дайана и перелезла через стену, при помощи крюка.

— А его она главное по имени называет. – Проворчал Дефт.

Агент залез на стену и аккуратно спрыгнул вниз. Дворик был очищен от снега, фонтаны были выключены на ночь, поэтому вокруг царило ощущение анабиоза.

Дайана поспешила к зданию Министерства, Дефт последовал за ней, не поднимая шума. Вдруг они услышали чей-то зловещий рык. Пони остановились и повернулись, сзади них стоял огромный черный доберман.

— Ой, пес. – Прошептала Дайана.

— Без паники. – Дефт осторожно достал из куртки свернутые в салфетки пончики. — Ей, сеньор Собакин, пончик не желаете. – Агент бросил лабрадору сладости.

Страж дворика медленно подошел к пончикам, и преднамеренно обнюхав их начал с наслаждением поедать один за другим, позабыв о своем долге. Пони воспользовались слабостью пса и осторожно, дойдя до черного входа на кухню, спрятались за его дверью.

Кухня пустовала, агент и журналистка расслабились. Дайана проверила карту вентиляции и, найдя нужную решетку, вскрыла ее своей заколкой.

— Идите вперед. – Шепотом сказала Дайана.

— Не хотите, чтобы я палился на Ваш круп? – Спросил Дефт.

— Нет, просто хочу проверить, сможете ли Вы пролезть.

Пробираясь по узкой вентиляционной трубе, Дефт невольно начал задумываться о диете. Дайана следовала за ним, иногда подсказывая путь.

Наконец-то, Дайана дала приказ отрыть решетку и пони вышли из душной трубы. Они находились в темном коридоре Министерства, до кабинета Дэфендера было уже недалеко. Коридор блистал роскошью, на каждой стене были картины, под каждой из которой были удобные диваны, окна украшали красные шторы.

Вдруг, пони услышали чьи-то шаги. Дайана спрятались за красными занавесами штор, Дефт же нашел укрытия под диваном. Мимо них прошел уборщик, двигая вперед тележку с инструментами и напевая себе под нос песню.

— Ах, если был я мореходом, бороздил бы я моря,

Но судьба на том причале, познакомили меня,

С дивной красоткой, с глазами цвета неба,

Увидеть ее улыбкой, было как победа!

Уборщик остановился и. размахивая шваброй, продолжал изображать из себя оперного певца:

 — Ах, до чего же океан суров, силен и хладнокровен,

Жесток в силе своих волн и как всегда немногословен!

Уборщик сделал пируэт и, поднявшись в гордой позе, поднял копыто вверх и, на удивление Дайаны и Дефта, запел громким профессиональным баритоном:

— И если будет ждать меня, и если встретишь на причале,

На том, что познакомил нас, не будет более-ие-ие печа-а-али!

Уборщик вернулся в тележке и ушел. Дайана и Дефт вышли из своего укрытия, с удивленными глазами.

— Что только не увидишь, когда подкрадываешься в чужой дом. – Сказала Дайана.

— Ты взломом баловалась? – Дефт кокетливо подмигнул. — А если я тебя арестую?

— Ты не сможешь, мне достаточно сделать милые глазки и ты сам нацепишь на свои копыта кандалы. – С легким флиртом ответила Дайана и направилась дальше по коридору.

— И то, правда.

Кабинет Дэфендера уже был рядом, на счастье пони, дверь не охранялась, не смотря на то, что в коридоре горел свет. Дайан, вновь демонстрируя мощь своей заколки, начала вскрывать замок двери.

— Кто-то идет! — Сказал Дефт, услышав шаги.

— Отвлеки его!

— Как я…?!!

Дефт не успел возразить, как Дайана открыла дверь и тут же спряталась за ней во тьме кабинета. Дефт на минуту запаниковал и приготовился встретиться с охраной. К агенту подошел Королевский Страж.

— Агент Дефт Страйк, что же Вы тут делаете? – удивился охранник.

— Э-э, да так проверяю безопасность. – С улыбкой ответил Дефт, упершись о дверь кабинета.

— Не беспокойтесь, если Дэфендер невиновный, то он под нашей защитой, а если преступник, то под нашим надзором. – Отдал честь Страж.

— Удобно! – Ответил Дефт. – Вольно солдат. Продолжайте патруль.

Страж ушел и Дайана вышла из кабинета, держа во рту испачканный в земле целлофановый пакетик с магнитофоном. Пони скрылись в темном коридоре, и Дайана, вытащив магнитофон из пакета, прослушала запись.

— "Ты обвиняешь всех в том, что они тебе мешают, но при этом не заикаешься о главной проблеме – агенты» — Прозвучал из динамика голос колдуна.

— И что же ты предлагаешь?» — Послышался Дэфендер.

— Все просто, я намериваюсь убить агентов!"

— Поразительно! Дэфендер не заметил? – Удивился Дефт.

— Для преступника он крепко спит.

Дайана вытащила из куртки коричневый конверт и положила в него магнитофон. На конверте уже был напечатан адрес офиса агентов.

— Немедленно отправим это Орсону, я видела почтовый ящик на кухне, скорее.

К разочарованию агента, пони вернулись тем же путем через вентиляцию. Как только их тяжелый путь по трубам окончился, Дайана с облегчением бросила конверт с магнитофоном в почтовый ящик. Скрежет закрытой дверцы ящика был для девушки и агента победоносным гимном.

Вновь, воспользовавшись слабостью пса к сладостям, Дефт и Дайана перелезли через стену, и направилась в гостиницу.

Поскольку в это время не было ни одного такси, пони шли пешком, но Дефт и Дайана чувствовали себя прекрасно. Холод ноября и усталость не смогли затмить чувство скорейшей победы над преступностью, пони шли с прекрасным настроением.

Это прекрасное настроение затмило их бдительность, агент не заметил проскочившей за ними тени.

— Сеньорита, преклоняюсь перед гением Вашего отца и Вашим талантом. – Наконец-то сказал Дефт.

— Ох, может, еще устроите банкет в честь такого события? — Улыбнулась Дайана.

— Почему бы и нет, жаль, что рестораны уже закрыты. – Сказал Дефт.

— Не волнуйтесь, я могу устроить вам прощальный ужин. – Перебил его голос Клевера Фэллоу.

Дефт оглянулся, и к ужасу заметил, что их окружили бандиты Черного пера. Дефт с досадой ругнулся, осудив себя за свою невнимательность, и приготовился к бою. Дайана с волнением смотрела во всех стороны.

— Дайана держитесь ближе.- Прошептал Дефт.

— Верно, так будет удобнее. – Ответил за девушку Клевер.

Бандит бросил в Дефта снаряд с сонным газом, агент отбил его ударом копыта, но газ уже начал свое действие.

— Жулик! – Успел крикнуть Дефт, прежде чем пасть на холодный асфальт.

***

Мэйнхеттен. Оружейный завод. 22 ноября. Четверг Ночь. 02:15

Завод по производству брони для Стражей ничем не отличался от обычных заводов Мэйнхеттена. Орсон и не представлял себе темную крепость с магическим щитом, потому со спокойствием принял возможный факт, что их вылазка в это место вряд ли принесет пользы.

Агент не решился пройти через охранный пост. Подозревая, что охранники являются наемниками Шепчущих. Орсону хотелось привлечь внимание путем добычи важного трофея, а не передразниванием возможных замаскированных бандитов.

Агент обошел решетчатую стену вдоль и поперек, ища удобную позицию для вылазки. Наткнувшись на мусорные контейнеры, он собрал в себе все силы и передвинул тяжелый ящик к стене, старясь издавать как можно меньше шума.

Взобравшись на ящик, агент ловко перелез через стену и спустился на землю на все четыре копыта. Для обратной дороги, Орсон нашел несколько деревянных коробок, из которой он смастерил лестницу. Покончив с планом побега, агент вошел в завод.

Цех пустовал, на что Орсон и рассчитывал. Блуждая мимо заснувших кузнечных машин и конвейеров с металлом, агент наткнулся на кабинет директора. Как и ожидалось, и в этом месте было немало бумаг, подтверждающих малый интерес Дэфендера к своему бизнеса, во время кандидатуры.

Информация была пустой для дела, и Орсон решил пойти менее изощренным путем. Устроив в кабинет хаос, он создал иллюзию взлома, надеясь, что Босс клюнет на эту уловку. Оставалось малое, но самое сложное.

Орсон подошел к кнопке пожарной тревоги и ударил по ней копытом, вызвав сигнализацию. Рыбка клюнула и охранники, покинув пост, поспешили на источник шума. К тому времени, агент уже вышел из цеха.

Орсон спешил к своей лестнице из коробок, чтобы выбраться из этого места. Зловещий и знакомый голос резко остановил агента.

— Здравствуйте, агент Невервронг. – Голос колдуна был отчетливо слышен, но самого единорога не было видно.

— Вечер добрый. – Ответил Орсон, стараясь найти преступника во тьме цеха.

— Вижу, Вы решили испытать на себе все прелести взлома. Какая низость, для Вашего ума.

— Кто бы говорил. использовать недешевую дымовую шашку, ради кражи золотой бляшки на цепочке — оригинально, что тут сказать. – С сарказмом ответил Орсон.

— Мы оба прекрасно знаем, что это не безделушка. По крайне мере, если она весит на шее представителя Ледяного Братства, агент Невервронг. – Серьезно ответил колдун.

Не успел Орсон сделать и шаг, как получил оглушительный удар по голове.

Спустя время, агент почувствовал головную боль и неприятную сжатость по всему телу, словно его ноги крепко привязали к бокам, а задние сдавили силками. Головная боль мешало агенту нормально оценить ситуацию, в эту минуту он почувствовал себя Дефтом.

Когда агент открыл глаза, он сумел убедиться, что действительно был связан. Так же интуиция Орсона подсказал, что он находился на конвейере к выключенному прессу, лежа на нем спиной.

Посмотрев на правую сторону, Орсон заметил стенд с готовой продукцией, в виде брони и копий. Посмотрев налево, Орсон увидел старого знакомого колдуна. Преступник находился на соседнем конвейере, леветируя вокруг себя инструменты. Рядом, на конвейере, была часовая бомба, и колдун с интересом изменял ее конструкцию.

— О, Вы проснулись! – Заметил агента колдун. – Как себя чувствуете?

— Сжато. – Ответил Орсон.

— Не волнуйтесь, это ненадолго. – Колдун вернулся к работе. – Извините, я сейчас закончу. Просто это очень сложный и интересный процесс. Чудесное изобретение. Праудонские пушкари действительно гении, раз уж сделали этот шедевр, учитывая тяжелые условия работы на Фелоне.

— Пушкари не солидарны с Вами. – Ответил Орсон.

— Да, жаль, что они уничтожили чертежи. – Колдун сделал последний штрих в своей конструкции. – Готово!

— Мне не то что бы интересно, но все, что Вы делаете? – Спросил агент.

— Маленький апргейд, но это сюрприз! – Сказал колдун и подошел к рубке управления пресса. – И думаю, для этого сюрприза, вам нужно принять форму.

— У Вас весьма плоский юмор. – Ответил Орсон, посмотрев на пресс.

— Уж извините, до скорой встречи, агент Невервронг.

Колдун нажал на кнопку питания и запустил машину. Пресс тяжелыми ударами своего подъемного молота начал стучать по конвейеру, пока тот повел агента прямо к нему. Преступник тем временем забрал бомбу и скрылся.

— Я не имел в виду буквальность. – Успел ему сказать агент. продолжая смотреть на пресс.

Агент приближался к своей гибели, нужно было действовать. Снова посмотрев на копья, агент оценил ситуацию и приготовился к ностальгическому взрыву памяти, в котором он вспомнил былые юношеские годы на уроках хореографии.

— Главное, успеть поймать шляпу. – Сказал сам себе Орсон.

Вобрав в себе всю свою физическую и духовную силу, агент набрал воздух и оттолкнулся задними копытами от конвейера, подняв тело и встав тем самым на голову. Издав крик боли, агент снова набрал все силы, скомбинировал ее с силой своего мозга и оттолкнулся головой от конвейера, тем самым перепрыгнув в сторону копий.

Острие оружия разрезало веревки, и агент немедленно забрал с конвейера слетевшую во время акробатического номера шляпу, прежде, чем та попала под пресс. Как только шляпа вернулась на голову Орсона, его спина резко щелкнула, и агент скрючился от боли.

— Ух, черт. Спина-а!

Медленно ковыляя к выходу, ощущая агонию. Агент долго мыслил над одним вопросом: если он мог просто перекатиться и слезть с конвейера, то, что тогда вынудило его совершить такой сложный акробатический трюк, если рядом не было зрителей? Больная спина еще долго напоминала Орсону об этом вопросе.

***

Окраины Мэйнхеттена. Склад. 22 ноября. Четверг. Ночь. 05:45

Дефт проснулся, ощутив терпкий запах картошки. Он открыл глаза и заметил, что на его голову был надет мешок, аромат которого подсказал агенту, что его первичным предназначением было хранение картошки. На копытах, агент почувствовал знакомое сжатие крепких пут.

Судя по затекшим суставам, Дефт понял, что их тащили долго. В эти моменты агентов учили специальному отчету координат, но для этого нужны были часы и сознания во время похищения. Ни того ни другого в данный момент Дефт не имел.

— Дайана ты где? – Спросил он, старясь хоть что-то увидеть через мешок.

— Я здесь, позади! – Ответила девушка.

— Ты ранена?

— Нет, я в порядке, думаю даже смогу развязать нас.

— Как?

— Заколкой, погодите.

Агент услышал, как Дайана начала вытаскивать заколку, каким образом ей это удалось, до сих пор оставалось загадкой для агента. Дефт перевернулся на другой бок и почувствовал, что его путы начали слабеть.

— Я когда-нибудь говорил, что у тебя шикарная заколка? – Признался агент.

В ответ, Дефт слушал звук отворяющейся деревянной двери. Агент забеспокоился за Дайану. Кто-то поднял его вверх и бросил в другую сторону их темницы.

— Интересная ситуация, не правда ли Дефт Страйк. – Послышался голос Клевера Фэллоу.

Пегас снял с агента мешок, яркий свет лампы ударил Дефту в глаза. Агент увидел, что Клевер держал их в маленькой деревянном сарае, полный мешков с картошкой. Дайана лежала рядом, успев спрятать заколку в своем хвосте. Клевер стоял рядом, смотря агенту в глаза. Дефт поднатужился и сел на пол.

— Я, конечно, предполагал, что ты ко мне неравнодушен, но это чересчур, для начала мог и в кино пригласить! – Пошутил Дефт.

— Смейся, смейся, лично я ничего смешного в этом е нахожу! – Сказал Клевер.

— Да у тебя всегда было плохо с чувством юмора. – Ответил Дефт.

Клевер в ответ ударил агента по лицу.

— Учитель не разрешил мне трогать тебя, но придет время, и я отомщу тебе за ту ночь в «Грей Пони». – Прошипел Клевер.

— Ты представляешь, насколько двусмысленно звучат твои слова. – Вновь пошутил Дефт.

Клевер снова его ударил, вызывая у Дефта только смех.

— Вы слишком долго переступали дорогу Боссу, но сейчас вы в наших копытах. – Шипел юноша.

— Боссу? Я думал, вы работаете на себя! Интересно, Босс в курсе о ваших личных амбициях?

Клевер коварно улыбнулся и подошел к Дайане. Сняв с нее мешок, он вновь улыбнулся, но уже зловеще.

— До чего прелестное личико, у меня было мало времени для девушек. – Клевер понюхал гриву Дайаны. — Может быть, ты сможешь загладить потерянные прелести юности.

— Только попробуй ко мне прикоснуться, и я тебе прибавлю еще пару узоров под глазами. – Угрожающе ответила Дайана.

— Amigo, она не врет! – Добавил Дефт.

— Дерзкая! — Клевер усмехнулся с предвкушением. — Мне это нравиться.

Дефт начал злиться и поспешил снять с себя ослабленные путы, чтобы остановить Клевера, но обоих жеребцов отвлек вошедший колдун.

— Клевер, что ты делаешь? – Крикнул колдун, заметив как Клевер тянулся к Дайане.

— Я просто… знакомился? – Оступился Клевер.

— Я что тебе говорил? – Единорог подошел к Адепту вплотную. — Воздержись от мести, желаний и шуток! Я говорил тебе это?

— Да, учитель.

— Ты верный ученик, но тебе нужно научиться контролировать эмоции. – Колдун ударил ученика по щеке. — Это тебе урок!

— Я понимаю учитель.

— Мамочка все решила? — Ехидно сказал Дефт.

— Уведи девушку, и запомни — даже волосок с ее гривы не должен упасть! – Приказал единорог. — Мы вежливые джентелькольты, а не варвары! Если ты с ней хоть что-то сделаешь, без моего приказа – я тебя убью.

— Я понимаю, простите меня учитель.

Колдун повернулся к стене, погладив свой затылок. Клевер надел на голову Дайаны мешок и, подняв ее себе на спину, направился к двери.

Дефт заметил, что Дайана успела бросить ему заколку. Не теряя времени, агент спрятал ее в хвосте, прежде чем колдун повернулся к нему.

— Сурово Вы с ним, парнишка только начинал приобщаться к общению с девушками. – С улыбкой сказал Дефт.

— Ха-ха-ха, Дефт Страйк, как приятно знать, что вы не тратили свое низкое чувство юмора, после нашей последней встречи. – Ответил колдун.

— Я только приобретаю, а не теряю.

— Да, я это уже понял. – Колдун подошел ближе. — От вас прямо веет клеймом Ордена. – Он задумался. — И это дает вам фору – ведь если вы убьете своего друга Орсона, как Ищущего, то вы мигом испортите практически все наши планы.

— Я не сделаю это.

— Я знаю и верю и в каком-то смысле даже надеюсь на это.

— Снова ваши планы и намеки, почему бы вам не раскрыть весь Ваш план, как это делают другие?

— А почему вы просто не освободитесь от этих веревок и не выбьете из меня эти планы, как выбили из Клевера?

— Я переосмыслил свои методы.

— Правда? Значит, все-таки Вы кое-что потеряли. – Колдун обошел Дефта. — Думаю это мужество? Но мы это можем проверить.

Колдун активировал свой рог и перед Дефтом телепортировался маленький отрытый ящик. Крышка ящика медленно отворилась и из нее выползла огромная коричневая кобра. Заметив пони, змея подняла голову и с шипением раскрыла свой капюшон.

— Встречайтесь – это ваш ровесник из Сан Паломино — Мортиферская кобра. – Представил рептилию колдун.

— Hola, сеньорита.

— Вообще-то это мальчик.

— Отсюда не разберешь.

— Он реагирует на движения, так что у вас будет много времени, чтобы воспитать мужество, пока я занимаюсь подготовками к финальному спектаклю. – Колдун направился к двери. — Развлекайтесь, но не ш-ш-шумите сильно.

— И после этого он упрекает меня в плохом юморе? — Прошептал Дефт, когда единорог ушел.

Кобра с шипением приближалась к агенту, оскалив свои длинные ядовитые зубы. Дефт усмехнулся, старясь не двигаться.

***

Мэйнхеттен. Полька-стрит 221b. Офис частных агентов Мэйнхеттена. 22 ноября. Четверг. Ночь. 02:56

Окончив вечерний патруль, Щилд Бэк отправился к офису агентов. В городе царила, холодна и тихая ночь, лишь городские фонари продолжали освещать улицы, вплоть до выключения.

Возницы патрульной кареты неспешно скакали по улице Полька-стрит, приближаясь к офису агентов. Следом за ними выключались фонари, казалось, что сама тьма преследовала Городских Стражей.

Щилд Бэк вышел из кареты, отдав указание сопровождающим его Стражам быть рядом. Капитан направился к дому, горящий свет в окнах дал понять, что князь еще не спал. Мимо Щилда пролетел ястреб, который прятался в тени. Капитан удивился наличию дикой птице в городе.

Издавая как можно меньше шума, чтобы не разбудить миссис Пибоди, Щилд Бэк вошел в офис. Как и ожидалось, Драккен не спал. Князь стоял около Ударницы, то и дело, перебирая бруски, складывая их в узоры. Он был углублен в мысли и казался печальным.

— Доброй ночи князь. – Поздоровался Щилд.

— Здрав будь. – Ответил Драккен, закончив с игрой.

— Агент Орсон просил проведать Вас, извините что поздно, работы выше гривы.

Щилд присел на софу, Драккен повернулся к капитану. У князя был гордый, но печальный вид. Щилд Бэк словно ощущал его королевскую ауру, обычный капитан Городской Стражи и не подозревал, о подобной встрече, учитывая причудливый для Щилда механизм на место левого копыта князя.

— Если говорить честно, я даже не знаю, как начать. – Усмехнулся Щилд.- Не сочтите за грубость, но вы неожиданный гость и я даже не знаю что сказать. Просто, никогда не ожидаешь увидеть в офисе своих коллег-друзей настоящего князя.

— Времена такие нынче. – Ответил Драккен. — Я сам понимаю вас. Не считайте меня князем. Гость я сейчас и друг.

— Вы правы, по идее я уже привык ко всем странностям. С тех пор, как я познакомился с агентами, одно событие становите чудесатее другой. Казалось, вот недавно я просто патрулировал улицы, а теперь я помогаю двум талантливым агентам Контроля в поимке самых опасных преступников, от мафии, до культа. Вот уж точно, времена нынче такие.

Драккен усмехнулся и повернулся к Ударнице. Ударив по кружку, она включил механизм и снова принялся перебирать бруски правым здоровым копытом.

— Мне пришло сообщение от Орсона, он просил мне передать, что к северу от города, в пограничной дипломатической конторе Лалипоп Тауэр есть один единорог, и он считает, что Вы будете в нем заинтересованы. – Сказал Щилд, вытащи из кармана жилета письмо. — Его имя – Брайт Бим.

Князь резко остановил свою игру.

— Он Ваш друг? — Спросил капитан.

— Я и Брайт Бим были братьями, не по крови, но по оружию. – Князь повернулся к Щилду и начал свой расска: — Пятеро нас было, Ледяным Братством мы себя звали. Я был, Брайт Бим был, братья Нордвинги были и Фрозен Хорн был. Вместе мы были единым мечом, который защищал Праудонию от варваров, вселяя страх в их сердца. – Князь усмехнулся от собственной речи. — Я был лидером, по праву родства с царем. Фрозен Хорн и Блэк Клоу Нордвинг были нашими щитами, они были искусны и яры в бою. Орнинг был тактик, знания свои он применял против врагов, делая наши победы легче и лучше. Брайт Бим был душой Братства. Той душой, которую я погубил.

— Что случилось между вами?

— Желал я битвы, желал я крови, желал я победы. Вождь варваров Мегаладон долгие годы тиранил мой народ, и я не желал ждать, когда он нападет на нас всеми силами. Я собрал Братство и повел войско через пещеру Темного льда. – Драккен замолчал, углубившись в тяжелые воспоминания, а затем продолжил. — Сама погибель обрела форму в этом месте. Тьма и лед объединились, что лишить меня моего Братства. Ослепленной безумием я повел войско через пещеру, веря, что сражу ее тайны темные. Лед не выдержал нас всех, и пришла смерть. Первым пал Брайт Бим, ударившись, лишился он крови, но мы смогли его спасти. Фрозен Хорн лишился копыт своих. Ну а Орнинг... – Драккен снова замолчал. — Орнинг лишился родного брата.

Последовала пауза, Щилд слушал князя и его рассказ страшными кадрами образовался перед глазами. Треснувшийся лед. Падающие сосульки и крики боли. Капитан отряхнулся и убрал из себя эти мысли.

— Фрозен Хорн восстановил ноги и адмиралом стал, сторожа наши моря от пиратов. – заканчивал свой рассказ князь. — Орнинг, как и я, лишился своей длани. Брайт Бим лишился памяти, не только о моем грехе, но и всей своей жизни. – Князь погрустнел. — Так и рассыпалось Братство. Фрозен Хорн ушел в море, Брайт Бим жить начал заново, ну а меня и Орнинга сковали стальные длани. – Драккен посмотрел на свой протез. — Напоминанием они стали о моем грехе, долго мы с Орнингом спорили об этом и вскоре он ушел. Много лет прошло, когда я видел его и других. И с тех пор я не научился ничему. В ошибке своей обвинял я всех, кто с теплом относился мне. Но теперь, жизнь дала мне и урок и шанс.

 — Позвольте выразить честность. – Начал Щилд и набрался храбрости. – Вы совершили настоящее преступление перед своими братьями. – Капитан на секунду замолчал, решив, что князь сейчас его прикончит. – Но в отличие от тех преступников, за которыми мы охотимся, Вы признаете свою вину. Это делает Вас выше них.

 — Ты верно говоришь, капитан. – Улыбнулся князь. – Честно и верно говоришь. Это правильно, будь честным и верным, именно это я уважаю в воинах. – Драккен поклонился. – Благодарю, за то что выслушал, что дал душу излить и честностью подытожил мое терзание. Теперь я готов к искуплению, теперь я готов к бою.

— Рад был помочь. – Ответил Щилд.

— Уверен, Вы станете…

Вдруг князь резко прервал свои слова, его глаза расширились и наполнились удивлением. Драккен подошел к окну и положил правое копыто на грудь, нервно и часто дыша.

— Что случилось? – Вскочил Щилд.

— Чувство! – Сказал князь, продолжая нервно дышать. – Чувство мерзкое и знакомое! Такое было. когда двойник мой рядом был! Но я сразил его… что же это?!

— Возможно, кто-то рядом с офисом и вы его…чувствуете. – Щилд приготовился. – Выйдем на улицу, тихо и аккуратно. Проверим.

Капитан медленно вышел из офиса, князь направился за ним, стараясь не стучать своим протезом. Пони вышли наружу, и медленно направились на улицу.

Щилд посмотрел на левую сторону и заметив одного из своих патрульных дал ему условный сигнал, тихо постучав по асфальту. Щилд и Драккен заметили в соседнем проулке чью-то тень и приблизились к нему ближе.

— Кто-то там есть. – Шепотом сказал князь.

— Рядом есть пара моих надежных ребят, они сейчас подойдут. А пока нападем на них, быстро. – Ответил Щилд.

— Мудро.

Выждав подходящий момент, князь и капитан набросились на тени в проулке. Щилд не видел прячущихся, но они явно не сдавались. Рядом мельтешило стальное копыто князя, сбивая с ног таинственных пони.

— Стоять! – Приказали подоспевшие Стражи.

В узком проулке развязалась драка, при помощи ярых атак Драккена и точного расчета стражей, преступников вытолкнули из убежища и представили к стене дома. Стражи вытащили фонари и осветили их лица.

Это были жеребцы, один полный. Коричневого цвета и зеленым пузырем на Метке, другой бежевый, с изображением сломанной трости. Оба были одеты в черные пальто.

— Дуллди и Баблсбу, два приспешника Слики Джима, условно освобожденные. – Узнал преступников капитан. – И что вы тут делаете?

— Да так, гуляем. – Ответил Дуллди.

— Это ясно, учитывая, что ваш капитан, по условному освобождению недавно сообщил о вашем побеге от него.

— Мы ничего не делали, начальник! – Возразил Баблсбу.

— Это мы разберемся. Обыскать их.

Стражи приказали преступникам встать лицом к дому, сесть ан землю и приложить передние копыта к стене. Щилд начал обыск.

— Э, следи за копытами – Возражал Дуллди.

— Мои конфеты! – Ныл Баблсбу.

— Не ерзайте, если что-то не так – вы будете арестованы. Если нет, то вам все равно придется отчитываться перед капитаном.

Обыск не дал результатов, у Дуллди был лишь пустой блокнот, ручка, игральные карты. домино и несколько монет. У Баблсбу в основном были сладости.

— Боюсь это признавать, но походу все в порядке. – Сказал Щилд. забирая у Баблсбу пакетик с драже и передавая его Стражам.

— Вот видите, мы просто прогуливались! – Сказал Дуллди.

— Верните мои конфеты! – Ныл Баблсбу.

— Но это не значит, что мы вас отпускаем. – Щилд повернулся и подошел к князю. – Благодарю князь, Ваша интуиция помогал нам.

— Но не их я чувствовал. – Сказал князь и осмотрелся.

Один из Стражей решил полакомиться конфискованным драже и неаккуратно раскрыл пакетик. На асфальт с тихим стуком посыпались разноцветные конфеты. Следом за ними из пакетика со звоном выпал странный золотой амулет.

Князь заметил его и слеветировал себе. Щилд заметил странный блеск в его глазах, который превратился в ярость. Князь подбежал к Дуллди, развернул его лицом к себе и пригвоздил к стене своим протезом.

— Откуда это у тебя?! Отвечай! – Рявкнул князь.

— Мы не знаем о чем вы! – Вымолвил преступник.

— Агент Орсон сообщал, что у Брайт Бима был похищен золотой амулет. – Сказал Щилд. – Возможно, именно Вы его и украли!

— Да ничего мы не крали! – Признался Дуллди. – нам его передал тот ненормальный единорог! Нам предложили легкую работу: просто перетащить агента Дефта и какую-то девку на «Куррант Пай», а затем бросить амулет в окно, князю и все!

— Агент Дефт и…- Щилд подошел к преступнику. – Что вы с ними сделали?

— Да ничего. мы просто их тащили! Это Адепты готовят для них что-то страшное, а мы просто из тащили!

— Князь, отпустите их, прошу. – Обратился к Драккену Щилд.

Драккен отпустил Дуллди и Стражи арестовали преступника, вместе с Баблсбу. Драккен смотрел на амулет и явно было беспокоен.

— Дефт и мисс Верити должно быть в беде, я вышлю Стражей на Куррант Пай. – Сказал капитан.

— Времени нет, нужно бежать сейчас, если они в беде. – Сказал князь.

— Возьмите мою карету, они знают дорогу, я постараюсь прислать подкрепление как можно скорее.

Князь кивнул и направился к транспорту. Щилд тем временем отдал приказ остальным Стражам сообщить обо всем в участок.

Стражи немедленно направились для сбора подкрепления, прежде чем уйти, капитану показалось, что около офиса промелькнула вспышка телепортации. Щилд не обратил на это внимание, сконцентрировавшись на спасение друзей.

***

Окраины Мэйнхеттена. Кондитерская фабрика «Куррант Пай». Стройка цеха №4. Склад. 22 ноября. Четверг. Утро. 06:13

Кобра смотрела прямо в глаза агента, ожидая от него неловкого движения. Дефт осторожно провел глазами по складу, стараясь не двигаться. Агент спокойно оценил ситуацию и медленно вздохнул.

— Ну что ж, попробуем. – Прошептал он.

Агент медленно начал падать в левую сторону, кобра зашипела, оскалив свои клыки, но не атаковала. Дефт аккуратно приземлился на пол и нацелился на ящик, в котором была кобра. Вобрав в себе все силы, он резко пнул ящик. Змей не успел отползти, поэтому полетел вместе со своим убежищем в дальнюю сторону сарая.

Кобра выползла из ящика и медленно поползла к агенту. Не теряя времени, Дефт подбросил заколку и поймал ее зубами. Агент покатился в сторону стены, чтобы выиграть время, кобра не торопилась, и Дефт воспользовался удачей.

Немедленно ослабив веревки заколкой, Дефт резко раздвинул копыта, освободившись от пут. Кобра напала внезапно, но агент успел ее поймать, схватив ее голову копытами.

— Уйди, злыдень! – Крикнул он змею и немедленно засунул его в первый попавшийся мешок с картошкой.

Освободив свои задние копыта, Дефт поцеловал заколку Дайаны и спрятал ее в кармане куртки. Агент вышел из сарая и увидел перед собой двух охранников

– бандитов. Не теряя времени, агент резко прыгнул в их сторону и ловкими ударами оглушил их обоих.

Агент быстро осмотрелся: вокруг него была стройка, уже было утро, но рабочих не было, вдали он увидел кондитерскую фабрику. Агент, не раздумывая, поспешил на поиски Дайаны.

— Скорее, он где-то здесь! – Послышались вдали голоса бандитов.

— В сарае?

— Да нет же, остолоп, у выхода!

Не предав значению словам охранников, агент направился дальше. Дойдя до центра стройки, Дефт остановился у огромных котлов с водой, для перемешивания цемента. Над ними, на строительных лесах, стоял Клевер Фэллоу, держа в копытах связанную Дайану. На шее пони была петля с повешенной гирей.

— Тебе сегодня улыбнулась удача, Дефт Страйк, сегодня мы узнаем, что для тебя важнее! – Крикнул ему пегас.

Дефт приготовился к бою.

— Слева от тебя, в подвале заперты рабочие этой стройки и фабрики, над ними установлена бомба! — Крикнул Клевер. — А здесь у меня твоя очаровательная подруга, с килограммовой гирей на шее над чаном полным воды!

Дефт ужаснулся, но сохранил спокойствие.

— У тебя есть выбор, Страйк, спасти красотку или спасти мирных пони, или же погнаться за мной и закончить с этим делом! – С этими словами Клевер бросил Дайану в чан. — У тебя минута!

Клевер расправил крылья и улетел прочь. Дефт набрал воздуха и приготовился. Время вокруг агента словно остановилось, мысли терзали его мозг, каждая секунда, словно ударом била по его сердцу. Выбор был тяжелым

Скрепя сердцем, терзаясь душой, но подчинившись долгу, Дефт побежал в левую сторону, на спасение рабочих.

Пони находились в подвале, они звали на помощь и пытались выломать дверь. Где-то был слышан тик детонатора бомбы. Этот тик мучил Дефта, когда он пытался скрыть замок.

Замок двери в подвал не поддавался, Дефт в ярости бил по нему, стараясь сделать хоть что-то. Вдруг, солнце она секунду ослепило его, отразившись на стальном протезе Драккен Сворда. Стальное копты врезалось в замок и разбило его на несколько частей.

Не сказав ни слова, не поддавшись удивлению и не спрашивая ничего, Дефт тут же развернулся и побежал на спасение Дайане. Рабочие выбежали из подвала и поспешили за князем, уходя все дальше от бомбы.

В прыжках, Дефт забрался на строительные леса и, набрав воздуха, прыгнул в чан с водой. Сквозь темную муть воды, агент увидел связанную Дайану, девушка уже потеряла сознания от удавки петли. Агент подплыл к веревке и со всех своих сил, прокусил веревку, тут же поймал Дайану и выплыл на поверхность.

Как только Дефт ощутил драгоценный холодный воздух, со стороны подвала послышался оглушительный взрыв. Столпы огня подняли чан и опрокинули его на землю.

Как только чан приземлился на землю, Дефт посадил Дайану себе на спину и, набрав все силы, что остались, побежал из стройки, пока она окончательно не разрушалась.

Дефт выбежал на безопасное расстояние. Все его суставы изнывали от боли, но агент не обращал внимания на усталость. Дефт опустил Дайану на землю и снял с нее мешок.

Девушка была без сознания и Дефт, освободив ее от веревок и, положил оба копыта к ее сердцу и начал надавливать на нее, делая массаж. После этого, агент набрал побольше воздуха и выдохнул его прямо в рот Дайане.

Дайана пробудилась, Дефт отвел свою голову, что она смогла дышать. Дайана откашляла из себя воду, и жадно глотая воздух, начал судорожно дрожать от шока и холода. Увидев Дефта, Дайана резко обняла его и заплакала. Дефт вздохнул со спокойствием, успокаивающе гладя гриву напуганной пони

Глава III

Мэйнхеттен. Улица Полька-стрит 221b. 22 ноября. Четверг. Утро. 06:49

Полицейская карета привела Орсона прямиком к офису. Спина агента до сих пор болела, но больше всего его беспокоила судьба Дефта и Дайаны. Отчет Щилда успокоил его.

— Рабочие, Дайана и агент Дефт спасены, князь Драккен Сворд подоспел как раз вовремя. – Рассказывал Щилд.

— Благо, благо. – Облегченно ответил агент.

— Если бы князь Драккен не успел, было бы поздно. – Щилд задумался.

— Не правда ли хороший союзник для нашего дела? – Улыбнулся Орсон.

 — Верно, не смотря на свою тяжелую судьбу, он все же сумел найти в себе ту толику света, которую он не видел. – Сказал капитан. –

— Думаю, после этого, он отправится в Лалипоп Тауэр, для встречи со своим другом – Брайт Бимом.

 — Его можно понять, братья были для него все, и он их потерял. – Щилд усмехнулся. – С одним из них он даже получил одно и то же увечье. У него и его другого друга… не помню имени, тоже стальной протез. – Капитан задумался. – Драккен. судя по виду, немало пережил. Сложно представить еще одного.

— Это точно. – Ответил Орсон, агент посмотрел в окно и увидел родной офис. – Спасибо, что подвезли. Скоро будет суд над Дэфендером.

— Удачи, агент Орсон.

Поблагодарив Стражей, Орсон сразу же проверил почтовый ящик. Магнитофон внутри коричневого конверта вернул агенту уверенность и радость. Он поспешил в офис.

До начала суда оставалось немного времени, и Орсон решил подготовиться. Он сел за свой стол и достал чистый листок бумаги, для отчета. Но тут, взгляд агента заметил маленький конверт на столе. Раскрыв его, Орсон узнал знакомый почерк.

Уважаемому агенту Орсону Невервронгу.

Если Вы это читаете, значит агент Дефт Страйк сумел выбраться из своей темницы, либо вы не согласились садиться в свою. В любом случае, если вы сели на свое кресло, рекомендую не подниматься, к вашей мебели установлена бомба.

Орсон ужаснулся и прислушался. Тиканья не было слышно, и Орсон продолжил читать:

Не пытайтесь услышать детонатор – это новый вид, детонатор присоединен к маленьким весам, в вашем кресле и рассчитан именно на Ваш вес. Если вы встанете — бомба детонирует и вы умрете, вместе с доброй половиной района. И не пытайтесь вылезти в окно, если вы уже в кресле – вы обречены. Это и есть мой «апргрейд». Я его установил прошлой ночью, предварительно вытащив из офиса Вашего друга – князя всея Праудонии. Теперь Вы наверняка понимаете, зачем мне понадобился амулет Брайт Бима.

Не поймите меня правильно – вы сами до этого дошли, если бы вы сдались властям и сидели бы тихо до окончания суда, вы бы не оказались в такой щекотливой ситуации. То же самое я могу сказать и о вашем друге Дефте, если он и сбежал, то его ждет куда более противная участь.

В любом случае прощайте, агент Невервронг, мне было приятно посостязаться с вами.

Орсон отбросил письмо и начал чувствовать панику, но мигом взяв себя в копыто, он восстановил дыхание и задумался.

Агент аккуратно открыл шкафчик стола и достал из него маленькое зеркало. Перевернув его отражающей стороной к потолку, агент осторожно бросил его на пол и пододвинул хвостом к столу.

Зеркало отразила бомбу, установленная под сиденьем, агент заметил провода детонатора, но не смог их узнать, колдун перекрасил все провода. Один проводок был меньше других и выделялся своей невзрачностью.

Глубоко вздохнув и сохраняя спокойствие, Орсон проверил другой шкафчик стола и достал из него нож для вскрытия писем и скотч. Приклеив нож к своему хвосту, Орсон аккуратно махнул им и, следуя отражению, зацепился за маленький невзрачный провод.

Агент не был уверен, что этот провод останавливает детонатор. Агент достал праудонскую монетку и подбросил его. Монета приземлилась орлом кверху. Орсон закрыл глаза и, нашептывая молитвы, из-за всех сил дернул хвостом.

***

Окраины Мэйнхеттена. Кондитерская фабрика «Куррант Пай». 22 ноября. Четверг. Утро. 06:58

Дефт с привычным чувством наблюдал за работой медиков. Пони-врачи проверяли здоровье напуганных рабочих и Дайаны. Среди них был Пайл Пауэр, немедленно прибывший на фабрику, после того как ему сообщил о взрыве.

— Спасибо, великий князь, Вы нам помогли. – Поблагодарил князя Дефт.

— Благодарите вашего брата по оружию – Щилда Бэка. – Ответил Драккен.

— Я себя ужасно чувствую, Клевер, маленький негодяй, выбил из меня все нервы.

— Он опасен, но еще опасней его наставник – кудесник. Я должен идти, мне нужно защитить одного своего старого друга, на случай если они решаться на него напасть. Но я вернусь, дабы помочь.

— Удачи. Ваше Величество и спасибо. – Поклонился Дефт.

Драккен направился на север, но тут, что-то его остановило. Князь развернулся и передал Дефту кувшин с Живой водой.

— Держите, в данное время это вам нужнее.

Пони простились, и князь направился в Лалипоп Тауэр. Дефт спрятал кувшин в карман куртки и облегченно вздохнул. К нему подошел Пайл Пауэр.

— Пойдемте ко мне в кабинет, вы наверняка замерзли.- Предложил аристократ.

— Да, спасибо.

— Нет, это вам спасибо, вы спасли всех моих рабочих. – Пайл посмотрел в сторону разрушенной стройки. — Они напуганы, но живы.

— И им придется все делать заново.

— Это не страшно, главное – их жизни.

Пайл Паурэр сопроводил Дефта в кабинет директора фабрики. В кабинете был чайник и Пайл разогрел напиток.

— Надеюсь с агентом Навервронгом в порядке? – Спросил Пайл, наливая чай в чашку, стоя спиной к агенту.

— Орсон, как и я, крепкие орешки. Шепчущим нужно постараться, чтобы нас расколоть.

— Верно, говорите. – Улыбнулся Пайл Пауэр.

Магнат передал Дефту чашку. Агент отхлебнул бодрящий напиток и чуток поморщился от терпкого вкуса.

— Вы не подвезете меня до Кэнтерлота? – Спросил агент, допивая чай. — Скоро состоится суд над Дэфендером и я не хочу его пропустить.

— Конечно- конечно, я дам вам свою карету, но сначала предоставлю помощь пострадавшим. – Пайл направился к выходу.

— Вы поможете Дайане?

— Девушка просто напугана, врачи дадут ей все необходимое, я вызову их.

— Благодарю, мистер Пайл.

— Не стоит меня благодарить. – Пайл остановился. — Лучше простите меня.

— За что?

— За все, и за это. – Сказал магнат и закрыл за собой дверь.

Дефт не разобрал последних слов Пайла, поэтому не придал им значения. Спасение от взрывов выбило агента из сил, и он почувствовал усталость во всем теле и головокружение. Дефт почувствовал странную тошноту, но решил что это из-за слишком крепкого чая.

Дефт повалился в кресло директора, чувствуя духоту и жар. Он заметил вчерашний впуск журнала «Алмазная статуэтка». Журнал был раскрыт на странице с колонкой, посвященной янтарным изделиям.

Инклюзы. Весьма популярным среди аристократов стало коллекционирование редких насекомых, закованных в янтарь — инклюзы. Пожалуй, самым дорогим из них является инклюз с редчайшим и опаснейшим Красном скорпионе.

Известно, что Красные скорпионы жили тысячу лет назад, их яд был настолько силен, что многие считали это создание порождением Зла. Яд Красного скорпиона действует не сразу, но опасная отрава вызывает у жертвы медленную и страшную смерть.

Ученые, изучающие яд Красного скорпиона, ужаснулись, когда выяснили, настолько губителен был их яд. Яд, так или иначе, находя путь к сердцу, начинал сжимать кровяные сосуды, и тем самым жертва погибала от остановки сердца. Благо, мы можем быть рады, что Красные скорпионы давно вымерли и то, что наша медицина далеко ушла вперед.

Дефт с ужасом поднялся, ему было тяжело дышать, а лоб покрылся потом. Чувствуя судороги. Агент дошел до своей чашки и посмотрел на дно. Черная едкая жидкость убедила агента в ужасном решении.

Вдруг, агент почувствовал сильную боль в груди. Сердце сжалось, и боль словно пригвоздила Дефта к полу. Казалось, что все его тело вот-вот сожмется. Агент попытался позвать на помощь, но агония комом встал в его горле.

Задыхаясь, агент упал на пол. Из его куртки с приятным звоном выпал кувшин. Вспомнив про возможные чудодейственные силы Живой воды, агент потянулся за кувшином. Кувшин словно находился за тысячи мили от агента. Дефт пытался дотянутся до него, но резкая конвульсия от боли отбросила кувшин еще дальше.

Казалось, что ничего больше не спасет агента, Дефт уже чувствовал, как его сердце сжимается. Вобрав себе силы и желание жить, агент поднялся и рывком приблизился к Живой воде.

Каждый стук сердца молотом отдавался по всему телу, вызывая невыносимую боль. Дефт дотянулся до кувшина, со всей силы открыл крышку и залпом осушил весь сосуд. Как только живительная магическая вода коснулась его горла, агент почувствовал легкую эйфорию и потерял сознание.

***

Кэнтерлот. Королевский дворец. Зал правосудия. 22 ноября. Четверг. День. 12:01

Зал правосудия приготовился к суду над Дэфендером, все пони в зале приготовились к долгожданному процессу. Несмотря на то, что все пони выглядели спокойными, у участвующих в судебном процессе внутри происходили самые настоящие душевные конвульсии.

Дэфендер волновался за процесс, но сохранял свой стойкий и безмятежный вид благородного директора. Руут Хоннор и Шайнинг Армор не спускали глаз с Дэфендера, ожидая от него новых ударов. Шайнинг лишь иногда отвлекался на комментарии сидящей с ним рядом Кейденс. Слики Джим совершенно не беспокоился и, расслабившись, подмигивал зрителям и присяжным.

Наконец – то, в зал вошла принцесса Селестия, взявшая на себя роль судьи. Повелительница Эквестрии вола гордой и одновременно легкой походкой. Ее взгляд теплом встречал присяжных и праведным гневом подсудимых.

— Встать, суд идет. – Скомандовал Страж.

— Да здравствует наш суд, самый гуманный суд в мире! – Прокричал Слики Джим и захлопал копытами.

Несмотря на общения прессы в том, что это будет самым громким судебным процессом, суд, как и обычно, начался с утомительных и долгих показаний свидетелей, расследований всех возможных улик и вопросов.

Расспросы коллег Дэфендера, Фишбоуна и Скамкурса, не дали результатов – напуганные заговорщики тщетно оберегали своего господина, беря всю вину за себя. Брейзены только упрекали Дэфендера в использование их персон и часто переходили на ругательства. Процесс затянулся и даже Селестия начала чувствовать утомленность от этого суда.

— Итак, мистер Слики Джим, вы утверждаете, что Дэфендер был вашим врагом? – Начал расспрос прокурор.

— Он стал моим врагом, целый месяц он значиться писал мне, мол, ты крут, давай дружить, а как только мы встретились — ХЛОП! Взял и сдал меня агентам! Ну, я-то благо не из простого теста слеплен, кстати, это этично говорить на суде о тесте? Ну, то есть пони как тесто, пони любят сласти, сласти это тесто, пони из теста, пони-сласти! – Ответил Слики Джим, преступник отвечал расслабленно и насмешливым тоном.

— В ходе расследования, мы узнали, что вы раньше работали психологом в Филлидельфии. Что вас подтолкнуло стать преступником?

— Зарплата была низенькой! — Слики Джим топнул копытом и рассмеялся.

— Признавайтесь, Дэфендер был вашим сообщником? – Начал терять терпение прокурор.

— Селестия помилуй, — Слики Джим повернулся к принцессе, — Извините за то, что упоминаю Ваше имя всуе, но вы только посмотрите на этого парня! – Слики Джим указал на Дэфендера. — Ну, какой их него преступник?! Он скорее кукла на веревочках, для истинных манипуляторов, чтобы через него получать выгодные партии. План Босса как раз и состоял в контроле Дэфендера через его глупых секретарей, которые провалили свое дело и…

— Мы уже достаточно слышали подобных сказок, мистер Слики Джим, но как вы можете доказать то, что Дэфендер не преступник?

— Да никак. Так же как и вы не может доказать, что он преступник. Да скорее легче найти доказательство того, что принцесса Селестия всем нам врет по поводу солнечной магии и что Солнце поднимается само. А она просто нам врет, лишь бы ей поклонялись. – Слики Джим снова повернулся к принцессе. — Простите великодушно, просто вырвалось!

Зал зашептался, Слики Джим разогрел обстановку, но его показания были слабыми и больше походили на комедийные выпуски. Наконец-то очередь дошла до виновника торжества.

— Слово представляется защите подсудимого. – Сказала Селестия.

— Позвольте, я защищу себя сам. – Неожиданно ответил Дэфендер.

Адвокаты, присяжные и капитаны Армор и Хоннор удивились такому повороту. Дэфендер медленно подошел к судебному столу, поклонился принцессе и обратился к залу.

— Друзья мои, я понимаю, что нам тяжело верить в преступность, ведь мы живем в добром и чудном мире. Но нельзя забывать, кем этот мир был построен. Он был построен героями, которые жертвовали всем, лишь бы сделать наш мир лучше. Вспомните главных советников трех Властелинов – Смарт Куки, Кловер Премудрую и Пэнси, которые, несмотря на розни своих повелителей, сумели противостоять Зиме Вендиго и основать Эквестрию. Вспомните наших недавних героинь – шестерых обычных пони, из Понивиля, которые сумели дважды спасти наш мир от ужаса вечной тьмы Найтмер Мун и царства хаоса Дискорда. Эти пони рисковали всем и выстояли. История повторяется, мы стоим на краю пропасти, где каждый наш шаг подобен риску. Криминал ослабевают всю суть нашей страны и гармонию всего мира и наша задача противостоять ему. Я попал под один из сильнейших ударов преступности – клевету! Она отравила наших защитников, она разрушает нашу идеологию и она затмевает собой самое ценное сокровище Эквестрии – Дружбу!

По щеке Дэфендера скатилась скупая слеза.

— Клевета лишила меня самых ценных друзей – моих избирателей. Я не знаю смогу ли я когда-нибудь вернуть к себе их радостные улыбки и взгляд полный доверия. Это тяжелое испытания, но я не сдамся. В заключение, я бы хотел процитировать народное стихотворение, которое, возможно, убедит вас больше.

Дефендер откашлялся и, вобрав всю харизматичность своего голоса, прочел стихотворение:

— Под бурей океана, под градом ледяным,

Не пасть, пройти, выжить и встать!

Не поддаться соблазну, не сдаться теням немым,

И подобно фениксу из пепла восстать!

Сталью в сердце, но с теплом Дружбы в душе,

Не пасть, подняться, восстать и пройти!

И пусть даже море не даст переплыть мне,

И пусть даже горы встанут мне на пути!

Не сдаваться, выжить, попытаться снова,

Неважен твой чин, не важен твой род!

Ведь лишь победителю дано право слова,

Пред которым восхищается весь добрый народ!

Некоторые пони их зала, воодушевленные таким выступлением, невольно зааплодировали.

— Слово представляется агентам Контроля, Орсону Невервронгу и Дефту Страйку. – Сказала Селестия.

Наступило молчание, агенты не вышли. Капитан Руут осмотрел зал и не нашел своих агентов. Кэйденс, почувствовав неладное, прижалась к своему мужу.

— Ох, а разве вы не знали? — Вдруг сказал Слики Джим. — Агенты не смогли придти, они немножко приболели смертью.

— Что? – Наглядно ужаснулся Дэфендер.

— А вы думали, для чего Босс освободил одного из самых неуловимых преступников Эквестрии, а? – Слики Джим ехидно улыбнулся. — Конечно же, чтобы отомстить им!

— Ты врешь, Слики Джим, скажи, что ты врешь! – Дэфендер изобразил гнев и удерживал себя от желания ударить Слики Джима.

-Оу, поверь мне Дэфендер, сейчас я говорю самую чистую правду. – Ответил Слики Джим.

Зал запаниковал, Стражи успокоили толпу и суд продолжился. Присяжные начали шептаться, Руут и Шайнинг застыли на месте, после слов Слики Джима. Присяжные вынесли решение и передали его принцессе Селестии.

— Поскольку, в силу непредвиденных обстоятельств, суд постановляет…

Вдруг, слова принцессы прервали распахнутые двери залы. К суду присоединились агенты Невервронг и Страйк. Оба пони выглядели ужасно, они был усталыми, озлобленными и готовые на решительные меры. Дефт Страйк, прихрамывая, еле удерживался на ногах, Орсон ковылял с больной спиной. Так агенты и дошли до принцессы.

— Простите, мы опоздали. – Сказал Орсон.

— У нас двоих было незапланированное свидание со смертью. – Добавил Дефт.

— Я уже рассказывал эту шутку. – Сказал Слики Джим.

Дэфендер удивился, он обеспокоено посмотрел на Слики Джима, преступник ответил лишь усмешкой.

— Ваше Величество, господа присяжные, Ваше Величество, народ Эквестрии, мы долгое время повторяли это и повторим снова, Дэфендер, а если быть точнее Дарк Смоук – член опасного преступного синдиката Шепчущих. – Произнес Орсон.

Присяжные зашептались. Зал, затаив дыхание, продолжали наблюдать за дальнейшими действиями агентов.

— Вы снова меня обвиняете? Как вы…- Разозлился Дэфендер.

— Пожалуйста, избавьте нас от этих ядовитых слов! – перебил его Орсон. — Мы жутко устали от них, всего лишь час назад мы оба пережили смерть, моего коллегу отравили, а я несколько часов пытался перерезать провод детонатора бомбы хвостом, так что соизвольте заткнуть свой рот, господин Дэфендер!

Слова агентов вызвал новый ажиотаж и зала, Дэфендер хотел возразить, но его харизма резко исчезла, когда Невервронг продолжил:

— Все это время этот пони защищал свое истинное лицо под маской клеветы, лжи и предательства. Мы единственны пони, которые видели его настоящую сущность и теперь мы, спустя столько времени способны ее продемонстрировать прямо здесь.

Орсон достал из кармана своего пальто маленькое стальное устройство – магнитофон Дайаны.

— Что это, агент Невервронг? – Спросила Селестия.

— Это прогресс, Ваше Величество! – Ответил агент. — Это изобретение, способное записывать звуки на магнитную пленку и проигрывать ее, подобно музыке. До этого мы представляли лишь слабые доказательства, в виде бумаг и обвинений, теперь же вы может услышать настоящие слова Дэфендера.

Орсон аккуратно нажал на одну из кнопок устройства. Из динамика диктофона послышался знакомый многим голос, несмотря на то, что устройство было не большим, звук отражался по всему просторному Залу правосудия, раскрывая всем пони правду.

— "И какая же будет от тебя помощь? Только не говори, что ты возьмешь всю вину на себя, я уже слепо доверился Клеверу и Слики Джиму и вот результат. К тому же, я удивлен, что Босс позволил тебе вернуться, после того как твой «гениальный» план в Понивиле разрушился.

— Он не разрушился, наоборот, все идет именно так как я и задумал. Ты можешь не доверять мне, но я знаю, как тебе помочь! Ты обвиняешь всех в том, что они тебе мешают, но при этом не заикаешься о главной проблеме – агенты.

— И что же ты предлагаешь?

— Все просто, я намереваюсь убить агентов.

— Продолжай.

— Мне нужна от тебя маленькая услуга.

— Я слушаю!"

Орсон остановил запись, вместе с ней, весь зал замолчал. Никто не шептался, никто ничего не говорил. Все просто смотрели за судебным процессом, в состоянии ажиотажа.

— Как?! Как вы это сделали? — Удивился Дэфендер.

— Устройство было в цветах принцессы Миаморы Каденцы. – Ответил Орсон.

Кэйденс дрогнула, но сохранила спокойствие. Дэфендер коварно улыбнулся и подошел к жене капитан Армора.

— Вы знали об этом, Ваше Величество? – Спросил адвокат.

Кэйденс, не произнося ни слова, лишь покачала головой.

— Вы использовали других, ради своих целей? – Дэфендер перевел суд на агентов. — Вы обманули честных пони? Да чем же вы отличаетесь от меня?

— Тем, что мы можем признаться в своих преступлениях. – Ответил Дефт. — Мы искренне сожалеем, и просим прощение за такой ход, но если бы вы знали, что мы пережили, лишь бы заполучить эту запись.

— Да это же чистая игра чужими пони, вы воспользовались доверием честных пони, и теперь смеете утверждать, что эта запись доказывает мою вину? – Дэфендер снова обратился к залу. — Так вот знайте, что в это время колдун меня шантажировал!

— О да, мы знаем. – Ответил Орсон.

Орсон снова нажал на кнопку диктофона, следующая запись окончательно уничтожила все шансы Дэфендера стать министром обороны:

— "Суд? Хха! Эти наивные поняшки настолько избалованы своей Дружбой, но стали похожими на детей! Достаточно показать хорошее личико, добрые глазки и прочитать стишок и даже эти высокомерные принцессы готовы будут меня обнять!"

На этот раз, когда запись остановилась, весь зал поднялся и начал ругать Дэфендера, требуя арестовать его. Когда зал успокоился, присяжные и Селестия вынесли правильное решение:

— Дэфендер Дарк Смоук, именем Закона Эквестрии мы обвинены в контрабанде, в соучастии криминального синдикату, обману страны и в преступлениях против Экветсрии и всего мира. Вы приговорены к тюремному заключению! – Вынесла приговор Селестия.

— Что?! То есть как?! Вы с ума сошли? Это же просто игрушка, это все подстроено, это все проделки Слики Джима! – Кричал Дэфендер, когда его выносили из зала.

— Да ладно тебе, Дэфенди, зато, если нас посадят рядом, будет с кем поговорить! – Сказал ему Слики Джим.

— Замолчи?!

— А чего молчать, все уже решено! – Слики Джим повернулся к агентам. — Молодцы агенты, я снимаю перед вами шляпу.

Зал зааплодировал, когда, Дэфендера арестовали и направили в темницу. Бывший кандидат сопротивлялся и сыпал зал то новыми аргументами, то ругательствами, но одни его слова были слабее другого. От бывшего, как казалось, благородного джентелькольта Дэфендера осталась только тень от кричащего и сопротивляющегося правосудию контрабандиста Дарк Смоука.

Орсон улыбнулся, агенты почувствовали блаженное облегчение, когда

Дэфендера вытащили из зала. Облегчение ушло, когда они заметили печальный взгляд у Кэйденс. Агентов пронзил стыд за свои действия.

— Надеюсь, нас не сильно будут ругать. – Сказал Дефт.

— Нет, возможно, просто будут бить. Возможно даже ногами. – Ответил Орсон.

К агентам подошла Селестия. Правительница страны имела строгий вид, но в е глазах отражалась доброта и снисходительность.

— Агенты Орсон Невервронг и Дефт Страйк, в вашем поступке есть своя хитрость, которая имеет свою толику подлости. Но учитывая обстоятельства и ваши заслуги, я прощаю вас. – Сказала Селестия.

Агенты почтительно поклонились.

— Надеюсь, вы познакомите меня с изобретателем этого чуда? – Подмигнула принцесса.

— Мы это можем устроить, Ваше Величество.

К агентам подошли капитан Руут Хоннор и Шайнинг Армор с женой. Кейденс выглядела спокойной, но агентам все равно было совестно на душе, что они воспользовались ее добротой.

— Это было, неожиданно. – Сказал Руут Хоннор.

— Принцесса, великодушно, простите нас. – Извинился перед Кэйденс Орсон.

— Я не в обиде, вы поступили так, как велит ваш долг.- Ответила принцесса.

— И вы сумели спасти Эквестрию от власти этого преступника, вы просто герои. – Сказал Шайнинг Армор.

— Босс лишился еще одно фигуры, что вы намерены делать дальше? – Спросил Руут.

— Нужно проверить одну пешку. – Ответил Дефт.

***

Кэнтерлот. Серебряный водопад. 21 ноября. Четверг. День. 13:46

Карета медленно направляла агентов к Серебряному водопаду, где они назначили встречу с общим знакомым. Дефт отошел яда и чувствовал себя нормально, Орсон наблюдал за городом в окно. На другой стороне кареты сидел Руут Хоннор.

— Это был смелый шаг и благодаря нему, вы смогли победить Дэфендера. Босс лишился еще одного помощника, но расслабляться еще рано. – Сказал капитан.

— Верно, я уверен, Босс припас нам еще несколько сюрпризов. Дэфендер — это запасной план, теперь возможно он будет действовать решительно. – Ответил Дефт.

— Или же придумаем куда более изощренный план. К тому же на его сторону вернулся нан общий знакомый похититель Элементов. – Добавил Орсон. — Мы снова играем одинаковым количеством фигур, правда, сегодня мы лишим его одной пешки.

Серебряный водопад покрылся туманом, агенты вышли из кареты и осторожно направились к мосту над водопадом.

Пайл Пауэр ждал агентов в самом центре моста, тоскливо взирая на падающую воду. Магнат нервно гладил свой затылок, мысли, совесть и волнение не давали ему покоя.

— А вы снова доверились теням, мистер Пайл Пауэр, простите за подобную издевку, но это меньшее чего вы заслуживаете за попытку отравить агента Контроля. – Сказал Орсон.

— Думаю, стоит сказать спасибо, что вы оставили журнал, иначе я бы не смог даже понять, что меня убило. – Сказал Дефт.

— Я понимаю агенты, я снова подвел вас и…

Пони на минуту замолчали, агенты дали Пайл Пауэру собраться с мыслями.

— Я понимаю, что мои слова меня не спасут, но все же позвольте мне сказать. – Пайл повернулся к агентам. — Я искренне верил и продолжаю верить в Эквестрию. Эта страна обеспечила меня всем, чтобы я и мои потомки жили счастливо. Но я и не подозревал, в какую глушь занесет меня вступление в Общество. Я думал, что это самый обычный клуб и ошибся. И эта ошибка стоила мне всего. Я верю в Эквестрию, и я старюсь не верить в это.

Магнат передал агентам древние бумаги основателей Общества. Агенты внимательно прочли их и продолжали слушать Пайл Пауэра.

— Я устал. Я устал от теней, тайн и сообществ. Я просто… я не знаю, чего я хотел и чего добился. Но я устал. Если вы дадите мне уйти, я пообещаю, и на это раз искренне, что более я не побеспокою вас.

Агенты не ответили. Пайл Пауэр вытащил их кармана пиджака несколько конвертов.

— Здесь…все бумаги о моей увольнение, прошу, предайте это Дороти. Отныне она ответственная за мои предприятия.

— И ваше членство в Обществе? Переносите все тяжести своей ошибки на нее? – Спросил Дефт.

— Нет, я ей отдаю только свое кондитерское предприятия, она хорошая и ответственная девушка она справится. За грехи Общества я должен отвечать сам. – Пайл подошел ближе. — Пообещайте, что передадите ей это.

— Мы обещаем. – Ответил Орсон.

— Благодарю. – Пайл передал еще один конверт. — Этот конверт для вас. –

Магнат направился к краю моста.

— Куда вы? — Спросил Дефт.

— Пришло время выйти из пещеры теней. – Ответил Пайл Пауэр.

Подправив костюм, Пайл Пауэр собрал в себе все остатки своего благородства и направился в туман в сторону водопада. С этого дня агенты больше не видели его. Агенты сопроводили магната взглядом и раскрыли конверт.

— Что это? – Спросил Дефт.

— Билеты на сегодняшнюю оперу в Золотом театре. – Ответил Орсон.

***

Кэнтерлот. Золотой театр. 22 ноября. Четверг. Вечер. 20:37

Золотой театр был огромным, агенты заблудились в поисках своего места. Спектакль уже заканчивал первый акт своей истории, пока агенты не узнали, что их места на балконах.

На сцене, на удовольствие многочисленным зрителям гордо шагал единорог в черной мантии и кольчуге. Единорог выглядел возвышенно и гордо, но в его манерах улавливалось провинциальность. Рядом с ним, чуть сгорбившись, бегал слуга в желтом наряде и белом парике.

— Спешу сообщить Вам, милорд, что готово все.

Спешу сообщить Вам милорд, что гости уж ждут.

Спешу сообщить Вам милорд, что наряд уж готов.

Спешу сообщить Вам, милорд, что время пришло и часы все идут. – Пел слуга.

— Время пришло, верно, настал тот час,

Час великой силы.

Когда узнает весь свет, познает всех нас.

В Час великой силы! – Мощным баритоном запел единорог.

Позади единорога начали собираться пони в черных одеждах. Они танцевали по

сцене, размахивая своими огромными черными плащами. Единорог, тем временем, леветировал себе чашу, наполненной темной жидкостью.

— Настал тот день, настал тот час, блаженная минута идет!

Вот он пришел, испью я до дна, чашу где сила моя ждет!

Свою мощь, свою мощь, свою мощь! – Единорог залпом выпил зелье.

— Милорд? — Удивился слуга.

— Темной силой! Темной силой! Темной силой!

Темной ложью! Черной тенью,

Мощь же знает лишь уменья!

Черной тенью, силой лживой,

Не обернешь ее ты силой! – Пели пони в черных одеждах, их плащи соединялись в единый темный танец, словно сцену окатил черный огонь.

 — Да! Да! Я это чувствую! — Кричал в экстазе единорог!

— Темной силой! Темной силой! Темной силой! – Пели тени.

— Милорд? Что вы наделали? – Слуга пал в ужасе.

— Годы изучения, мой друг, годы поисков, и вот он успех,

Источник молодости, источник силы, источник власти!

Верну себе я годы, воскрешу в себе я силы и воздам за обиды тех,

Кто ждет меня за дверью, в единой голодной пасти. – Пел единорог.

— Остановитесь, прошу вас! – Кричал слуга

— Нет! – Ответил единорог.

— Вы безумны, умоляю окститесь!

— Нет!

— Одумайтесь, пока не поздно!

— Нет! Нет! Нет!

Мимо агентов пролетел ястреб и остановился в темном углу балкона. Агенты поняли, что рядом с ними был еще один зритель. Агенты слово почувствовал темную ауру от этого гостя. Именно подобное ощущение ожидали агенты при встрече с Боссом нео-Шепчущих.

— Красивая птица, как назвали? – Спросил Дефт.

— Блэк Клоу. – Ответил голос из тени.

— Назвали в честь брата, не так ли? – Спросил Орсон.

Из тьмы вылезла стальная орлиная лапа, ястреб присел на нее и принялся чистить перья. Протез Босса словно доказал все мыслимые связи, между целью захвата власти Эквестрии и с желанием погубить Драккен Сворда.

— Вижу, вы все же смогли добиться встречи со мной. – Сказал Босс.

— В списке наших успехов не только это, мистер Нордвинг, вы ведь уже знаете о том, что Дэфендера все — таки арестовали. – Ответил Орсон.

— И угадайте на кого он работал? — Сказал Дефт.

— Поздравляю, вы добились небывалых успехов. – Босс наградил агента тихими аплодисментами. — Сначала Фелоне, а затем и мои друзья. Признаюсь, я недооценил вас с самого начала и теперь поплатился за это.

— И теперь вы признаете свое поражение и сдадитесь нам? – С улыбкой спросил Дефт.

— Ох, ну что вы, я ведь еще не начинал собственную партию. – Ответил Босс и посмотрел на сцену.- Знаете о чем эта пьеса? Это история о Графе, который возжелал познать неопознанное и обнять необъятное и за это поплатился собственной душой.

— Прям как Вы? – Спросил Орсон.

— Нет, я не стараюсь обуздать пределы, я просто вершу свое правосудие. А вот вы своими действиями переступаете моим пределам.

— То есть вы сравниваете нас с Графом? Но что будет…

— Смотрите сами.

На сцену вышел пони в темной мантии, его лицо было покрыто белой пудрой, а вокруг глаз были нарисованы крылья летучей мыши. Темный пони, пританцовывая, подошел к Графу.

— Ах, вот вы где? Вижу, вы попались! Попались в мои сети. – Запел он.

— Что такое, кто говорит со мной? – Ужаснулся Граф.

— Кричите, но не услышат! Зовите, но никто не придет. Прячетесь, но ничто не спасет.

— Слуги! Стража!

— Почему вы боитесь. У вас же сила? Зачем боятся? Или сила не дала ожидаемых плодов? – Темный пони засмеялся и начал петь:

— Грехом омытый лик,

Тень тень тень!

Могучий на колени поник!

Тьма, тьма, тьма!

Уродством покрылся светоч алмаза,

Ложь, ложь, ложь!

Не ожидали Вы такого гостя, в доме могучего Графа?

Не будет суда, ибо нет такого правосудия,

Который поставит на колени вас и воздаст по заслугам!

Не будет суда, ибо нет такой темницы,

Где подвергнут вас справедливым мукам!

Не будет суда – приговор исполнен,

За грех, за алчность, за зло, что сей лик воссоздал,

Кара лишь одна.

— Прошу остановитесь! – Умолял Граф.

— Кара лишь одна! — Продолжал актер в черном одеянии.

— Я просто хотел познать!

— Кара лишь одна!

— Темной ложью! Черной тенью,

Мощь же знает лишь уменья!

Черной тенью, силой лживой,

Не обернешь ее ты силой! – Запели «тени», танцуя вокруг актеров.

— Дайте слово мне, дайте шанс мне, , молю лишь об этом, дайте высказать ответ,

Дайте убедить вас, дайте мне прощение, прощу, не отвечайте мне «нет»!

Я объясню, я отплачу, я вымолвлю! – Умолял Граф.

— Нет таких слов, чтобы убедили меня!

Нет таких денег, чтобы усладили меня!

Нет такой молитвы, которая растрогала меня!

Нет у вас ничего, дабы защитить свой лик! – Ответил темный пони.

— Темной ложью! — пели «тени».

— Неужели нету шанса? – Умолял граф.

— Черной тенью,

Мощь же знает лишь уменья!

— Я объясню, я отплачу, я вымолвлю! – Граф пал на колени.

— Черной тенью, силой лживой,

Не обернешь ее ты силой! – Танцевали вокруг него тени.

— Не будет суда – приговор исполнен,

За грех, за алчность, за зло, что сей лик исполнил,

Кара лишь одна!

— Дайте мне прощения!

— Кара лишь одна!

— Дайте мне искупится!

— Кара лишь одна — забвение во тьме!

Сцена окатилась магическим огнем, и Граф остался один, в темноте, поникнув голову и с поседевшей гривой.

— Кто это? – Спросил Орсон.

— Это Тень — апофеоз жажды Графа, и его погибель. Вы тоже можете закончить также, если не прекратите свою жажду остановить мои планы. – Ответил Босс.

— Это наша работа, у нас нет выбора. – Ответил Дефт.

— У вас был выбор: вы могли просто удивляться каждому моему плану, и оставаться на своих местах, иногда арестовывая самых слабых моих пешек. Берите пример с ваших коллег — братьев Брейзен. Но вам этого было мало, и вы переступили черту, взявшись за моих агентов! Но какой ценой вы добились это победой? Вы агент Страйк, чтобы остановить похитителя Элементов и банду Дертисоул, чуть было не превратились в убийцу и пожертвовали многими жизнями для своей выгоды. А вы, агент Невервронг, врали, использовали других и использовали самые темные планы. Вы начинаете переступать Закон, чтобы остановить меня, это вас и погубит.

— Не думайте запугать нас. В отличие от вас, мы признаем свои ошибки и несем ответственность за свои действия. Вы же прячетесь в тени и в случае неудачи сдаете своих же агентов. – Сказал Орсон.

— И не думайте, что методы вашего освобожденного друга смогут нас остановить. – Добавил Дефт.

 — Вы про те фокусы с бомбой и ядом? Это было просто предупреждением! Шанс одуматься и бросить свою борьбу, но теперь придется показать вам настоящие методы.

— Это будет касаться и Драккена?

Глава Шепчущих не ответил, он лишь поднялся и направился к выходу. Агенты остались на своем месте, слушая тихий стальной шаг Босса.

— Вы уже уходите? – Спросил Дефт.

— Мне никогда не нравилась концовка этого акта – она превращает всю драму в наивную сказку. – Ответил Босс.

— Позвольте дать вам совет: можете поступать, как хотите, но не доверяйте колдуну, иначе вы сами повторите судьбу героя этой пьесы! — Сказал Орсон.

Босс ушел, а агенты продолжили просмотр пьесы. К забытому и уничтоженному Графу подошла красивая пони, в ослепительно белоснежной платье. Исходящий от нее свет прогонял тьму сцену, освещая Графа.

— Слышу мольбу, вижу я и чувствую,

Чью-то горесть!

Слышу я мучения стоны, не из тела, а из души,

Словно совесть!

Кто же зовет этим плачем

Меня, меня, меня?

Неужели? Даже такая темная душа способна воззвать меня? — Воспела пони.

— Слышу, чувствуя, понимаю,

Но не вижу!

Тепло в душе, в крови, и мыслях.

Я это слышу!

Неужели кто-то услышал мольбы

Мои, мои, мои?

Неужели даже у такой темной души,

Будет прощения? – Поднялся граф.

— Чернь, тьма, тень и ложь, хотя на миг оставь место сие!

Уйди от света свечи, хотя бы на минуту, не останься во мне!

Вознесись и пройди путь свой,

Сквозь тени и черни яда и лжи,

Прощения да будет тебя ждать, друг мой

Сладок будет ее аромат, ты только дойди. – Запели вместе пони и Граф.

— Вознесись! — Завершили спектакль актеры, выдав долгую и высокую арию, вызвав ажиотаж у зала. Зрители ответили им бурными аплодисментами.

— Кто это? – Спросил Дефт.

— Надежда. – Ответил Орсон.

Эпилог

Мэйнхеттен. Полька-стрит 221b. Офис частных агентов Мэйнхеттена. 23 ноября. Пятница. Ночь. 03:17

Агенты не спали. Находясь в полной темноте, они сидели по обе стороны шахматной доски и думали. Не включая свет, не зажигая свечей, агенты сидели во тьме и смотрели на еще не начатую партию.

Мысли агентов ушли далеко за рамки обычной игры в шахматы. Орсон и Дефт думали о будущем, о том, что их будет ждать и что им делать. Планы, тактики, поиск решений, агенты знали, что осталось немного, но последние ходы против противника может окончиться плохо не только для них. Этого и боялись агенты.

Орсон медленно приблизил голову к своим фигурам, осторожно взял в зубы центральную пешку, и перетащил ее к центру доски. Дефт, словно прочитав по ходу своего друга мысли Орсона, спросил:

— Ты уверен?

Орсон не ответил, Дефт понял решение друга и печально вздохнул.

Конец двенадцатой серии.