Автор рисунка: Stinkehund
5 серия. Искоренители 7 серия. За пригоршню монеток

6 серия. Аромат Аленького цветочка

Криминал ослаблен и теперь коварные Шепчущие тянут свои щупальца к сокровищам далекой северной страны Праудония. Агентам Орсону Невервронгу и Дефту Страйку придется окунуться в политические интриги и мистические тайны, дабы сохранить мир двух великих стран.

Закон Эквестрии

Шестая серия: Аромат Аленького цветочка

Пролог

Винтерстоун. Царский дворец. Главный зал.17 октября. Вторник. День. 14:07.

Самые близкие гости наблюдали за репетицией коронации княжны, слуги располагались дальше всех и молились за успех своей госпожи, родственники будущей царицы восседали в богатом ложе. Патриарх – духовный голос и советник жителей Праудонии — стоял в центре и ждал государыню, рядом с ним стоял мальчик-слуга и удерживал на голове шелковую подушку с серебряным венцом.

С верхних балконов наблюдали царские советники. Главный советник Голдворд – пожилой коричневый единорог с черно-седой гривой – погрузившись в мысли, поглаживал свою козлиную бородку.

Массивные двери наконец-то открылись, и в зал вошла княжна Колди Стар, в белоснежной мантии с золотой отделкой. Она была аликорном светло-голубого цвета, ее грива была светло-синей, которая искрилась на солнце подобно льду. На ее Метке была изображена снежинка внутри золотой короны.

Княжна с беспокойством в глазах осмотрела гостей и. глубоко вздохнув, медленно направилась к патриарху.

-Княжна не готова к тому, что бы становится царицей. – Прошептал толстый советник в красном кафтане своему соседу. – Почти две недели прошли со дня смерти Соломона, а она все не может пройти даже репетицию. Стране нужен правитель. – Он пристальным взглядом посмотрел в сторону царского ложа. – Ее младший брат Блублад может подойти!

— Народ не примет Блублада! – Ответил его сосед — советник в зеленом кафтане. – Он слишком избалован Эквестрийской знатью. Праудонии нужен царь, а не богач. К тому же с ним прибили шпионы этой страны, народ хочет чтобы на троне Праудонии восседал праудонский пони! Народ скорее примет Драккен Сворда, чем его! Как вы думаете, Голдворд? – Они повернулись к главному советнику.

Голдворд продолжал гладить свою бородку и наблюдать за княжной.

— Драккен Сворд как царь нам не нужен. – Ответил он своим холодным голосом. –. Драккен Сворд слишком ярый для того что бы слушать наши советы, а Колди Стар слишком... мягкосердечна. Нам нужен правитель, который будет подчиняться нашему слову. Блу Блад может подойти!

Колди Стар встала в центре зала, поднявшись на красную платформу, где ее ждал патриарх. Княжна поклонилась и присела перед ним.

— Светом Солнца, сталью льда, силой гор и вечностью неба! – Провозгласил патриарх громким басом. – Искренне словно чистой водою сердце да примет власть! И да примет эту власть народ! И да примут они власть Помазанницу Колди Стар!

Патриарх движением копыта изобразил помазание княжны. По традиции Колди Стар должна была произнести свою часть клятвы, что бы стать царицей. В ее глазах появился страх, девушка отрыла рот и попыталась что-то произнести, но сумела лишь издать тихие звуки, похожие на мышиный писк.

Патриарх нахмурил брови, гости зашептались. Колди Стар постаралась вновь произнести клятву, но слова, словно комом встали у нее в горле и мешали ей дышать. Княжна не выдержала и. расправив крылья, улетела из зала со слезами.

Все гости, в том числе и брат княжны Блублад, с ворчанием начали расходиться, патриарх грустно вздохнул и приказал слугам убрать платформу.

— Колди Стар не примет корону! – Снова начал толстый советник. – Корону примет Драккен Сворд. Но народ не примет Драккена как царя, они его боятся. Народ хочет видеть Колди Стар на троне.

— Может народ и хочет видеть Колди Стар на троне, но совет знати не хочет. Мы ее не признаем царицей. – Добавил второй советник.

— Сильной будет – признаем. – Ответил им Голдворд, улыбнувшись лукавой улыбкой. – Надо что бы сильной не была.

Глава I

Винтерстоун. Царский дворец. Палаты для гостей.17 октября. Среда. Утро. 11:29.

Орсону не хотелось вставать, теплая огромная кровать с мягкими подушками подарили агенту самый приятный сон в его жизни. После жестких кроватей купе дирижабля, эти кровати казались королевским ложе. Но все же агента заставил проснуться долг перед Эквестрией, криминал не дремлет и мягкие кровати не должны остановить агента Контроля. Поднявшись и почувствовав невыносимую боль в суставах, Орсон решил, что и сломанные кости не должны остановить агента Контроля.

Прошло всего два дня после того как агента выписали из больницы. От встречи с Дертисоул на агенте остался шрам через шею, больная спина и хрустящие суставы, но агент не сдавался и медленно пододвинулся к тумбочке рядом с кроватью.

Не вставая с кровати, агент достал из тумбочки отчеты из Центра. Перелистывая их, Орсон шепотом перечитывал содержимое. Сначала были отчеты о погонях за гангстерами и Адептами по всей Эквестрии за эту неделю, клан Фелоне и Шепчущие, судя по всему, решили ненадолго утихнуть после потасовки в порту Небесных Кораблей.

Далее следовала информация о выборах в министры обороны, где среди кандидатов находился один из подозреваемых в содействии Боссу – директор Дэфендер. Выборы уже приближались, и все кандидаты представляли свою кандидатуру нынешнему министру, королевской знати и самой принцессе Селестии. За эту неделю Дэфендер еще не пока не вызывал подозрения и Центр начинал думать что он не причастен к Шепчущим, Орсон недовольно покачал головой, прочитав это отчет и перешел к следующим.

Дверь его комнаты отрылась, Орсон увидел Дефта. Агент одержимо направился в ванную комнату и закрылся. Орсон, не поняв действий друга, продолжил читать отчеты, его чтение прервал крик Дефта из ванной.

— До чего же у них клозеты холодные как лед! — Произнес Дефт. выходя из ванной.

— Это не самое приятное, что хочется услышать дивным утром. – Ответил Орсон, улыбнувшись. – Помоги мне встать.

Дефт подошел к другу и, аккуратно взял его за плечи. Орсон без резких движений начал опускать копыта на пол. Когда агент был, настоял на всех четырех, Дефт отпустил его.

— Что узнал? – Спросил Дефт. кивая в сторону отчетов.

— Небольшое ведение в местную политику, похоже, Босс хочет смести главную претендентку на трон, чтобы усадить свою марионетку, используя свои связи среди праудонской знати. К тому же, я узнал что в этом городе находится главный источник богатств всей страны – некий Золотой сад. Не знаю что это, но судя по названию богатое местечко.

— Наверняка обычный банк. – Ответил Дефт. – А вот насчет марионетки это наверняка дело по нам! Вот только интересно, кого Босс хочет посадить на королевский трон?

За дверью тут же послышался чей-то спор, агенты подчинились любопытству и выглянули в коридор. Они увидели Блублада, принц с возмущенным видом и недовольным тоном втолковывал служанкам прелести своего воспитания.

— Булочки и теплое молоко? Вы считаете, что это завтрак для принца?! Вы издеваетесь что ли! – Кричал Блублад, произнеся слова с противным изнывающим звуком.

Служанки, словно не понимая речи принца, молча, смотрели на него, держа на головах подносы с завтраком. Агенты, поняв, что больше интересное от принца они на сегодня не увидят, вернулись в палату.

— Не-е ну это вряд ли! – Ответил на свой же недавний вопрос Дефт. – Если Босс рассчитывает усадить этот избалованный круп на трон, то ему придется попотеть. Напомни, зачем мы сторожим этого ценителя завтраков?

— Это небольшое прикрытие, принц Блублад должен поддержать свою сестру на коронации, пока царица Саншай, ее мать, проводит собрание в Королевстве Грифонов. Народ Праудонии не терпит, когда Стража Эквестрии лезет в их дела, поэтому нам придется побыть телохранителями Блублада. – Орсон перешел на шепот. – Но на самом деле, ты же понимаешь, что мы ищем Шепчущих.

— По крайне мере нам выдали отличные номера. – Ответил Дефт. осматривая комнату. – Правда народ Праудонию настолько суровый, что не признает горячую воду в ванной.

В дверь постучались, в комнату вошла служанка с завтраком для Орсона – ржаные булочки и теплое молоко с медом. Агенты поклоном поблагодарили девушку, Дефт помог Орсону аккуратно сесть за меленький столик. Агенты принялись за трапезу.

— Каковы наши действия? – Спросил Дефт. поедая булочку.

— Вступить в связь с княгиней Колди Стар, мы должны узнать о возможных целях Шепчущих и, конечно же, уберечь ее. – Ответил Орсон. – Нашей главным подозреваемым являться советник Голдворд, он неоднократно попадался на коррупционных операциях. Но его статус советник ловко позволял ему избегать правосудия. Во время раскрытия контрабандных торговых путей Босса, Контроль неоднократно попадались праудонские товары, не удивлюсь что это Голдвордовских копыт дело.

— И почему среди наших врагов так много богатых?

— У нас возможно будет союзник, я узнал, что сегодня должен прибить ее брат – князь Драккен Сворд, я надеюсь, что он нам поможет, правда он не терпит агентов, да и вообще эквестрийцев. – Орсон до дна выпил чашку с молоком. – Но думаю, сестра сможет убедить его в нашем добром намерении.

— А вдруг Драккен желает занять трон Колди Стар?

— Невозможно. Во-первых: народ сам выбирает себе полюбившегося кандидата на трон. Во-вторых: Драккен любит свою сестру. К тому же я не думаю что он такой злодей, каким его изображают в газетных хрониках.

Агенты приутихли, услышав чьи-то радостные выкрики. Дефт вышел на балкон, Орсон попятился за ним. Холод Праудонских земель мигом охватил кости Орсона, агент уперся о перила балкона, рядом с Дефтом, и начал наблюдать за происходящим.

Снаружи, у дворца столпилась народ, они с радостью встречали кареты, запряженные боевыми пони. Вышедшие из карет воины, знаменую победу над Черной мантикорой, стали бросать народу вязки с баранками и бубликами, пони радостно подбрасывали шапки

— Народ то веселый! Видимо с радостью встречают своего князя. – Сказал Дефт. – Сладости бросает, видимо он и в правду не такой уж и…

Дефт прервал свои слова когда увидел поднявшееся знамя над каретами, воины подняли огромный деревянный штандарт, на котором висела содранная черная шкура огромной мантикоры.

— Santa Selestia! – Удивился Дефт.

— Может это просто игрушка? – решил Орсон, не смотря на понимание того, что шкура была настоящей.

Из главной кареты вышел единорог в огромной черной мантии, мантия охватывала все тело единорога и его копыта. Сам он был темно-синего цвета со светло-голубой гривой, на голове была черная шерстяная шапка. По возгласам воинов и крикам толпы, агенты поняли, что это был сам князь Драккен Сворд.

-Радуйся народ Винтерстоуна! Радуйся! – Кричал князь. – Сражена была Черная Мантикора!

Отныне ночи Праудонии снова принадлежат нам – народу страны! Сегодня же будет двойное празднество, народ! Мы помянем день смерти вашего любимого государя и моего отца, а ночью отпразднуем победу над мантикорой! Радуйтесь, пони!

Драккен встал на дыбы и поднял вверх передние копыта. Орсон и Дефт ужаснулись увидев на место левого копыта стальной протез, Орсон заметил, что протез доходил до плеча князя, тем самым заменяя ему все копыто.

— Железная длань! — С ужасом прошептал Орсон.

— Не такой уж и злодей говоришь? — Произнес Дефт, продолжая наблюдать за князем.

***

Винтерстоун. Царский дворец. Театральный зал.17 октября. Среда. Утро. 11:29.

Колди Стар леветировала себе листок со стихотворением, стихотворение было коротким, но сложным. Логопеды сидели на месте жюри и пристально наблюдали за княжной. Главный логопед

– старый толстый единорог в очках – продолжал, объясняет ей всю суть боязни публики, хотя Колди Стар уже давно перестала его слушать.

— Тут нет ничего сложного, Ваше великое Величество! – Говорил логопед. – Боязнь сцены нужно преодолевать, смотря страху в глаза. Клин клином вышибает, как говорят в народе!

Если вы сможете, прямо здесь, перед нами прочесть, просто прочесть, это стихотворение, то вскоре вы привыкните к этому. Артисты не боятся сцены, потому что каждый день выходят на нее, и мы так же решаем поступить и с Вашим великим Величием!

Колди с неохотой посмотрела на листок и медленно поднялась на сцену, логопед присоединился к своим коллегам. Шесть стариков смотрели на княжну с пристальным и хмурым взглядом, Колди Стар казалось, что их глаза вот-вот изрыгнут на нее пламя. Сердце застучало от страха, она перевела свой взгляд от логопедов в сторону стихотворения.

— С… С… Солнце…. – Начала княжна, сбиваясь и заикаясь, Колди Стар плохо себя чувствовала, понимая что шесть ученых пони ждут от нее результата. – С… Солнце…

— Продолжайте, Ваше великое Величество! — Одобрительно крикнул логопед. – Солнце что?

— С…С…Сол… Солнце…Св…св….све – Колди начинала задыхаться.

— Давайте же! Преодолевайте страх! Солнце что? – Крикнули логопеды.

На глазах княжны начали выступать слезы, губы стиснулись и не хотели освобождать слова, княжна издала звук, похожий на хнык или на писк.

В зал вошел Голдворд. Подойдя к логопедам, он шепотом направил их в весьма далекое место и приказал оставить их наедине. Колди Стар вздохнула спокойно, с советником княжна уже общалась довольно долго и поэтому перед ним она не чувствовала себя скомканной.

— Я искренне извиняюсь, моя государыня. – Сказал Голдворд, помогая княжне, спустится со стены. – Я немедленно поищу достойных логопедов, которые не будут заставлять вас унижаться.

-Нет-нет, ничего страшного, Голдворд. – Ответила Колди. – Это моя вина, скоро коронация, а еще все еще не могу произнести ни слова из этой клятвы, да еще сегодня и этот бал.

-На балу вам нужно лишь произносить «очарована» знатным гостям и более ничего. – Успокоил госпожу советник. – Кстати, спешу принести вас радость, сообщив, что ваш брат прибыл с охоты.

Колди Стар тут же ожила, в ее глазах появился яркий лучик радости, она счастливо улыбнулась и поторопилась в приемный зал. Но ее остановило копыто Глдворда.

— Перед князем следует выглядеть подобающе, особенно если это ваш брат. – Намекнул Голдворд.

Колди грустно вздохнула, поняв, что ее будет ждать в ближайшие часы. Голдворд цокнул копытом и перед княжной тут же появились служанки. Служанка-единорог направила магическую энергию на княжну и перенесла ее в царскую ванную, прямо в воду.

Колди Стар устало начал ждать, когда закончится мытье. Служанки поливали ее маслами и заграничными шампунями, тщательно втирая ароматные жидкости в ее голову. Служанки отошли и поклонились, дав знак княжне. Колди набрала воздуха и окунулась в пенную воду.

— Голдворд, почему на нашем бале должны быть эти гости? – Спросила Колди Стар, вынырнув для очередной процедуры. – Бал же в честь памяти моего отца, почему я не могу отпраздновать в круге своих знакомых и родных.

— Это обязательная традиция, ведь тем самым мы показываем свое искреннее уважение к мировой знати, приглашая их на важные праздники. – Ответил советник, стоя за ширмой. – Ведь не забывайте, что, милостью вашего брата, мы чуть было не лишились мирного договора сразу с тремя странами.

— Дракки не виноват, что ему не нравятся все эти напыщенные индюки, и я его понимаю. – Ответила Колди, после того как на нее вылили кадку с водой. – Ведь какая радость общаться с ними, они все такие скучные. Старики говорят о том, какие они богатые, молодые девушки говорят какие у них прекрасные наряды, а юноши либо намекают на то, что они холостяки, либо жалуются на жен.

— Но знакомство с ними обеспечивают стране процветания благодаря мировой торговой экономике. К тому же нельзя забывать, что и наша знать и сам народ ждет от вас превосходного дня, когда вы сможете порадовать всех дивной свадьбой с каким-нибудь лордом или принцем.

— Уауу! – Колди сморщила кислую мину. – Выйти замуж за одного из этих снобов. Дружинники моего брата и то веселее. – Колди вновь погрузилась в воду.

Когда она вынырнула, ее тут же подняли, одели в халат и посадили на кресло с сушилкой. Пока машина высушивала гриву княжны, служанки вытирали ее копыта и хвост.

— Кстати о вашем брате, надеюсь, что он не повторит тот… неприятный вечер на балу по случаю окончания траура по Вашему отцу. – Голдворд вышел из-за ширмы и сел за хрустальный столик.

— В тот вечер Дракки просто не правильно понял слова тех директоров.

— Ну, если под избиванием вышеупомянутых особ с переходящими угрозами войны, Вы подразумеваете слова «не правильно понял», то так тому и быть.

— Голдворд. Вам уже пора прекратить эту ссору с Дракки, он же хороший пони, просто он близко к сердцу воспринимает любое слово.

— Я не хотел Вас обидеть, я уважаю князя и его заслуги. Но в политических делах Ваш брат очень часто пользуется примитивными методами, которые портят наши отношения с другими странами. В это случае ваш младший брат, Блублад, более снисходителен.

— Не волнуйтесь, Голдворд, я уверена, что Дракки устроить свое собственное пиршество в своей палате в кругу своих друзей – дружинников. – Служанки включили машинку – сушилки на полную мощность.

— Надеюсь, он упьется медовухой до смерти. – Прошипел Голдворд, но шум сушилки заглушил его слова.

После сушки, Колди с недовольным лицом продолжала сидеть на том же кресле, но на это раз за ее гривой корпели лучшие парикмахеры, приводя ее прическу в порядок.

— Кстати, с Блубладом прибили какие-то странные пони, кто они Голдворд? – Спросила Колди.

— Агенты эквестрийского отдела Стражи по части расследований, прибили сюда для защиты Вашего младшего брата. Но у меня есть подозрения, что они прибил сюда для разведки а возможно для шпионажа.

— Ох, вы говорите, прям как Дракки, я уверена, что они хорошие пони. Кстати, а почему бы Вам не показать им наш дивный Золотой сад?

— Вы уверены, ведь Золотой сад это источник наших богатств и…

— ...и самое прекрасное место в Праудонии для туристов. – Перебила советника княжна. – Если Вы допускаете обычных приезжих пони в Золотой сад, то почему бы не показать его защитникам нашего брата, уверена, это покажет им наше искреннее уважение к Эквестрии и знакомство с ними может обеспечить стране процветание.

— Как скажете, моя госпожа. – Голдворд скривил недовольную улыбку.

Целый час княжне выбирали подходящий наряд, Колди уже было собиралась выйти без одеяния, но слуги предупреждали ее о холоде Праудонии и что без одежды в этой стране даже варвары не ходят.

И вот наконец, как только теплая мантия накрыло тело княжны, она галопом помчалась в приемный зал. Дворец был огромным, и Колди торопилась со всех копыт. Достигнув приемного зала, она увидела брата. Драккен Сворд терпеливо стоял у картин и ждал свою сестру, как только князь увидел Колди, его лицо охватила скупая улыбка.

— Сестричка! — Вознес он своим громким и мощным голосом.

Колди накинулась на дорогого брата с объятием. Княжна почувствовала на себе холодную сталь его протеза, механизмы внутри стального копыта издавали тихий скрежет, когда Драккен двигал протезом.

— Братец родимый, как же долго ты охотился на эту мантикору. – Произнесла она с абсолютным спокойствием, ей нечего было бояться любимого старшего брата.

— Сражен был зверь, теперь народу нечего будет бояться, растреклятая Черная мантикора ответила за свои грехи! – Произнес князь улыбаясь.

— Ты как раз успел, сегодня же окончания траура по нашему батюшке. – Колди на минуту погрустнела. – Будут много гостей из далеких стран.

— Хах, воронье иноземное! Падаль чует и за тридевять земель. – Рассердился Драккен, князь посмотрел за спину Колди. – Помяни черта.

Колди обернулась и увидела, как к ним приближались агенты из Эквестрии, Орсон Невервронг шел медленно, прихрамывая, Дефт Страйк старался держаться ближе к другу, на случай если ему понадобиться помощь. Колди Стар повернулась к агентам и почтительно полонилась им, Драккен буравил гостей нахмуренным взглядом. Колди Стар заметила, как Орсон с опасением наблюдал за протезом брата.

— С добрым утром, Ваше Величество княжна Колди Стар. – Произнес Орсон, осторожно поклонившись вместе с Дефтом. – Приветствую Вас, Ваше Величество, князь Драккен Сворд.

— Оч… — Колди набрала воздух. – Очарована.

— Шпионы Эквестрии? Знаю, зачем вы прибыли. – Ответил Драккен. – Прикинулись чревохранителями моего братца, а сами базаритесь на наши сады!

— Все совсем, не так, Ваше благородие. – Ответил Орсон. – Мы представители Закона Эквестрии, наша страна была подвергнута нападением со стороны мировой преступности. Теперь она решила обратить взором на вашу страну, мы как представители страны-союзника обязаны помочь вам и, конечно же, защитить принца Блублада.

— Не нужна нам ваша, и помощь от вашего Закона. – Огрызнулся Драккен. – У нас свой Закон и он не хуже вашего, даже лучше. Этим Законом мы вполне можем не просто победить вашу преступность, но и искоренить ее.

— Мы уже смогли оценить ваши действия. – Намекнул Дефт, почесывая нос.

— Извините моего друга, мы не имели ничего плохого ввиду. – Тут же извинился Орсон, увидев, как побагровели глаза Драккена.

— Праудония всегда полагалась лишь на свои силы. – Ответил князь, гордо ударив себя по груди правым, здоровым копытом. – Ни зверь не ворог нам не страшен.

— А разве звери не друзья пони? – Снова храбро произнес Дефт, словно специально стараясь разозлить князя.

— Зверь нападет на слабого, такому другу не стоит доверять. А я сильнее зверя, мне незачем заводить дружбу с побежденным!

Колди Стар почувствовала напряжение между агентами и Драккеном. Она хотела что-нибудь сказать, но боялась произнести хоть что-то, ее снова выручил Голдворд.

— Уважаемые агенты, будьте так добры, соблюдать правила приличия в общении с княжескими особами. – Произнес советник, встав между князем и агентами.

— Хах, не встревай Голдворд! – неожиданно князь весело засмеялся. – Мне нравятся эти пони. Хоть они и иноземное воронье, но они отвечают прямо в лицо! Я уважаю пони, которые отвечают прямо, не прятав слова за ядовитыми красотами! – Драккен отодвинул Голворда и похлопал Дефта по плечу. – Приглашаю вас на ночной пир, за победу над мантикорой!

— Брат может, стоит им показать Золотой сад. – Скромно прошептала князю на ухо Колди Стар.

— Все гости имеют право увидеть Золотой сад, но прежде я бы порекомендовал продемонстрировать Купеческую площадь – Напомнил советник.

Драккен что-то проворчал по поводу защиты сада и очередные ругательства в адрес иноземцев, но вскоре дал согласие.

***

Винтерстоун. Золотой сад.17 октября. Среда. День. 13:09.

Несмотря на то, что был октябрь, Праудония словно переживала серединную зимы. Даже в карете агенты чувствовали холод и проклинали самих себя, за то, что не прихватили теплые одеяния. За окном кареты проносились красоты столичного города. Винтерстоун словно был ожившей книгой по истории, здания чередовались между традиционными постройками праудонцев вместе с современными промышленными зданиями.

Рядом с агентами на другой стороне кареты, сидел Голдворд и смотрел на агентов недовольным взглядом.

— Невероятно красиво, правда, очень холодно. – Разрядил обстановку Дефт.

— Рассказы о красоте и богатстве нашей страны часто чередуется с рассказами о нашем климате. – Холодно ответил Голдворд.

— Да, Праудония прежде всего известна именно своим холодом, после богатств и конечно же пушек. – Сказал Орсон.

— Уверяю вас, агенты, все оружие которые изобретается в Праудонии, создано лишь для защиты народа от посягательств не самого дружелюбного соседа. Богатства страны привлекает не только мировых аристократов, но и диких горных варваров.

— Это радует, но в то же время довольно неприятно видеть, как то что было создано для защиты народа этой дивной страны, используется для укрепления власти криминала в нашей. – Намекнул Орсон.

Карета качнулась из-за кочки. Агенты выглянули в окно и увидели, что выехали за пределы города. Посмотрев вдаль, они заметили, как карета въезжает через ворота массивной крепости к куполообразному зданию около огромной ледяной горы. На стенах крепости были установлены огромные пушки, крепость охраняли легионы воинов в кольчужных доспехах.

— Ничего себе, сколько тут охраны. – Удивился Дефт.

— Босс вряд ли лишится взять ее силой, это невозможно. – Ответил Орсон.

— Надеюсь, что вы понимаете, что все это ради сохранения Золотого сада, отнюдь не ради запугивания. – Ответил Голдворд.

Наконец-то карета остановилась, и агентов пустили в куполообразное здание. Начальный зал был не просто наполнен роскошью – он сам был роскошью, каждая стена сияла от изумрудов и алмазов, агенты чуть было не ослепли от такой яркости.

Орсона и Дефта поприветствовал пони-гид и пригласил их на экскурсию. Агенты направились за ним, осматривая красоты дивного Золотого сада. Изумрудные палаты сменились залами с множеством древних гобеленов и каменных статуй царей Праудонии.

— Изначально Золотой сад был царским дворцом. – Рассказывал гид. – Более века он были крепостью и символом власти нашей страны, пока царь Птолемей не обнаружил волшебные елочки и Живой источник.

— Простите что? – Спрсоил Дефт.

— Главными сокровищами и источником наших богатств является волшебные елки с золотыми шишками. – Ответил Голдворд. – А Живая вод, это мистическая жидкость, которая обеспечивает жизнеобеспечение елок и Аленького цветочка.

— Аленький цветочек тоже источник богатств? – Спросил Орсон.

— Нет, это просто дивный и единственный в своем роде цветок. Он украшает царскую корону и является символом нашей страны.

— Волшебные елки, Живая вода, Аленький цветочек, напоминает какую-то сказку. – Проворчал Дефт.

— Я уверяю вас, уважаемые гости, что в этом месте сказки становиться явью. – Ответил гид.

Орсона привлекла внимание каменная статуя одного из правителей – гордый пегас, вооруженный щитом, возвышался над остальными пони. Несмотря на то, что его глаза были сделаны из камня, Орсон почувствовал неугасимый огонь в его гордом взгляде. Агент обратил внимание на табличку: «Спирит Прауд. Первый царь Праудонии. Основатель Праудонского царства».

Агентов сопроводили в следующий зал, на это раз это была отрытая плошать, рядом стояли массивные печи и конвейерные машины. Сотни пони-рабочих чеканили на этих печках золотые монеты. Рядом стояли другие машины, где пони измельчали изумруды в пыль. Несмотря на отсутствие крыши, агенты чувствовали жар от печей.

— Пыль из изумрудов волшебных елочек славятся загадочными свойствами. – Рассказывал гид, Показывая изумрудную пыль агентам. – Кудесники научились делать из нее особую формулу пороха, делавшие наши пушки еще мощнее. Обычные изумруды, измельченные в пыль, не представляют никакой ценности, но эти изумруды не простые. Наши ученые до сих пор находят разные способности, и свойства этой пыли. В качестве подарка мы дарим вам мешочек с этой пылью, Полейте на нее воду и вы увидите очень интересное чудо!

Пони передал агентам по мешочку с изумрудной пылью, а так же подарил им по золотой монетке. Орсон рассмотрел монетку – с одной стороны на ней был изображен беркут, а с другой снежинка.

— Почему вы изображает разные узоры на своих монетах? – Спросил Дефт.

— Это метка золота, слитая из золотых орешков. – Ответил гид. – Из-за своего происхождения оно считается необычным. Метка дает нам понять, откуда была сделана монета, к тому же с помощью нее в Праудонии появилась интересная игра «орел-решка». Правила просты: один пони ли группа пони ставит на сторону снежинки – это решка, другая на орла. Кто-то подкидывает монетку, и на какую сторону упадет она, та и победила.

— Вы упоминали некие «волшебные елочки»? – Спросил Орсон.

— Прошу – с улыбкой сказал гид и повел агентов.

— Теперь я понимаю цель Босса, эта страна прямо купается в золоте и пушки изумрудами чистит. – Сказал Дефт

— Мда! – Произнес Орсон. убирая мешочек с пылью и монету в карман пальто.

— Теперь-то вы понимаете, зачем нам нужны все эти меры предосторожности. – Сказал Голдворд.

— Не все можно защитить пушками, господин советник. – Сказал Дефт и подбросил свою монетку, не успев ее поймать, монета затерялась в снегу.

Неожиданно Орсон почувствовал холод, он удивился, ведь они стояли рядом с гигантскими жаркими печами. Орсон посмотрел наверх и увидел, на вершине горы очертания крепости.

Дефт отвлек Орсона и агенты направились за гидом. Они вошли в последний зал – зал, который действительно был садом. В огромном зале в ярд были посажены елки серебряного цвета, на ветвях росли золотые шишки. Рядом с елками были выстроены хрустальные терема, в термах работали пушистые белки. Своими зубами они с легкостью разгрызали золотую скорлупу орешек из шишек елок и вынимали из нее чистый изумруд. Рядом стояли рабочие и собирали скорлупу в один мешок, а изумруды в другой.

-И вот оно перед вами – настоящее сокровище Праудонии. – Воскликнул гид.

Агенты раскрыли рот от удивления, приникнув к чудесам Эквестрии, они е ожидали увидеть ничего подобного в Праудонии. Одна из белочек прервала свою работу и выбежала из теремка. Подбежав к агентам, она встал на задние лапки, в ее передних лапках появился платок, и после его взмаха белочка уже была одета в синий сарафанчик и башмачки. Белочка закружилась и начала танцевать.

Рано-рано, утром ранним выпала снежинка,

Девица гостя ждет, по щеке слезинка.

А как только солнце встало, молодцы к сударке,

Они ей носят, они ей дарят дороги подарки.

А ей подарков и не надо, ждет она неделю,

Суженного воина, сразившись с лютым зверем.

Вот придет он ей в светлицу, она его в объятья,

И потом сыграют свадьбу, прочь гоня ненастья.

Агенты бил удивлены и очарованы подобным чудом. Гид счастливо улыбался, видя реакцию гостей, и бросил белочке горсть обычных орешков.

Агентов сопроводили во второй зал. Гид немного рассказал о некоторых моментах истории создания Золотого сада и о нахождении волшебных елочек.

— Я ошибся, теперь я еще более понимаю цель Босса. – Сказал Дефт шепотом Орсону. – Это же золотая жила!

— За недавнее время на Золотой сад были нападения? – Спросил Орсон у гида.

— Золотой сад за всю свою историю пережил немало атак со стороны желающих заполучить его богатства, но в последнее время было затишье. Правда недавно мы стали замечать подозрительные действия, но теперь, когда князь Драккен Сворд вернулся, нам беспокоится не о чем. – Ответил гид.

— Кроме самого князя. – Шепотом произнес Дефт.

— Я надеюсь, вам понравилась экскурсия. Думаю, я выражу общую мысль, если предложу вернуться во дворец. – Сказал Голдворд, направляя агентов к выходу.

— А что это за крепость?– Спросил Орсон, указывая на гору.

Гид посмотрел наверх, в его глазах появилась нотка страха, гид медленно начла рассказывать.

— Это Ледяная твердыня – место обнаружения Живого источника. Живой источник это вода чудодейсвоенной силы, она способна творит многие чудеса, но ученые не смогли до конца понять ее свойства. Дело в том, что взять Живую воду могут только представители царского рода, если ее возьмет кто-то другой, Живая вода превратиться в Мертвую воду – губительную жидкость несущую смерть. На сегодняшний день нам лишь известно что только Живая вода питает волшебные елочки и что только в Живой воде растет Аленький цветочек — украшение царской короны. Когда царь умирает, цветочек начинает затухать и его предшественник должен полить на него новую порцию Живой воды, чтобы он снова ожил. Если это не будет сделано, Аленький цветочек пропадет на веки. Ледяная твердыня должна была защищать источник, но гора словно отвергла ее и теперь крепость заброшена. Но цари продолжают брать из источника воду для елочек и Аленького цветочка. На сегодняшний день этим занимается князь Драккен Сворд, ибо он не боится гор.

Агенты посмотрели на твердыню, несмотря на жар из печей, они почувствовали холод из этой крепости, все стало ясно, мотивы Босса были понятны как никогда.

— Босс решил прихватить слишком много сувениров. — Произнес Дефт. продолжая смотреть на твердыню.

— Ему придется попотеть, чтобы захватить все. – Ответил Орсон.

— Лучше бы он замерз – нам меньше хлопот.

— О чем это вы переговариваетесь? – Поторапливал их Голдворд.

— Да так, любопытство. – Беззаботно ответил Дефт.

— Смотрите, любопытство не всегда верный союзник пони. – С угрозой прошипел Голдворд.

Орсон продолжал смотреть на твердыню. Внутри него что-то вызывало убежать от нее, но агент продолжал смотреть. Ледяная твердыня имела вид спящего шипастого чудовища на вершине горы, и казалось оно вот-вот проснется. Орсон вспомнил стихотворение из своего кошмарного сна:

И идет то время и придет она,

Что цепью не сковать, Судьба!

И придет Вода и придет Огонь!

Бойся Железной Длани и иди со мной!

***

Винтерстоун. Царский дворец. Праздничный зал.17 октября. Среда. вечер. 10:29.

Агенты были одеты в свои лучшие наряды, сшитые Рэрити, но, несмотря на это, Орсон надел поверх своего костюма пальто, потому что в праздничном зале все равно стоял холод.

Зал был полон гостей. Тут были и послы грифонов, и лорды минотавров и мандарины Поньтая и другие представители стран с забавными названиями.

Гости с наслаждение смотрели на выступление танцоров с посохами. Рослые пони ловко бросали тяжелые палки и ловили их в такт агрессивной музыки. Агентам рассказывали, что это танец так же является боевым — стиль боя с посохом является сложным и традиционным боевым стилем воинов Праудонии. Копыта пони не были предназначены, чтобы держать посох крепко, поэтому их своими движениями они не останавливали орудие, и посох в свою очередь и оставался в копытах пони и в тоже, словно кружился вокруг танцоров.

После выступления танцоров, гости начали представлять свое благородное величие перед Колди Стар. Княжна стояла перед троном и, кланяясь, отвечала «очарована!» каждому представителю иноземной знати. Рядом с ней словно вороны столпились советники. Голдворд на ухо подсказывал Колди Стар, кто перед ней предстает. По виду княжны было видно, что ей скучно.

— Голдворд главный советник при покойном царе Соломоне. – Пояснил Орсон. – Судя по его достоинствам, советник не однократно попадался на коррупции и тайных связях. Я не уверен, что ему можно доверять, но пока он рядом мы вряд ли сможем поговорить с княжной. Единственный шанс – это танцы, каждый гость будет иметь право пригласить Колди Стар на танец, и тогда мы сможем с ней поговорить.

— Доверь это дело мне, Орси. – Уверенно сказал Дефт. – Эль Мортиферо славятся тремя чудами: Козадорами, чурросами с чили и моими танцевальными способностями.

— Не уварен что твой танец затронет княжескую особу.

— Ну, ты-то не сможешь это делать мой друг, не забывай, доктор запретил резкие движения. – Дефт на минуту помолчал. – Да и... не обижайся, но, по-моему, ты староват для танцев.

Начались танцы, представители знати стали толпится, чтобы пригласить княжну. Танец был простым – повороты и припляски на месте, но во время танцев тот или иной представитель знати либо описывал свои богатства или намекал на свою холостяцкую судьбу.

Агенты медленно подошли ближе, когда визирь грифонов закончил свой танец с Колди Стар. Дефт пригладил прическу и сделал шаг к княжне, но его тут же столкнул Голдворд, заняв Колди своим танцем.

— Вот сволочь. – Тихо ругнулся Дефт.

Агенты стали ждать своей очереди, Голдворд специально танцевал с княжной дольше и тут же отдавал ее другим кавалерам, словно стараясь увести ее от агентов. Во время танца с очередным холостым лордом, Орсон заметил как из платья принцесса вылетела записка.

— Эх, мне надо отлучится. – Сказал Дефт и вышел.

Лорд прекратил свой танец, и княжна направилась к трону. Орсон сделал шаг к ней и заметил, как Голдворд вновь намеревается пригласить ее на танец. Недолго думая, Орсон тут же снял с себя шляпу и бросил ее на голову Голдворда. Когда советник снимал с себя головной убор агента, он заметил, что Орсон уже танцует с Колди, советник разозлился, и чуть было не разорвал шляпу гостя.

Орсон осторожно танцевал с принцессой, старясь не делать резких движений, Колди Стар уводила взгляд от агента. Орсон чувствовал, что ей скучно и что она устала от этого бала от гостей. В танце Орсон приблизился к записке и хвостом поднял ее к себе. Княжна, так и не замечая Орсона, продолжала танцевать с ним. Орсон успел краем глаза посмотреть содержимое записки, в ней были указы какие-то методы дыхания при публике.

-Ваше? – Спросил Орсон, взяв записку в зубы.

Княжна с ужасом посмотрела на записку и ту же забрала ее у агента при помощи магии. Спрятав записку в платье, она продолжала, молча, танцевать с Орсоном, но теперь она уже смотрела на него обеспокоенным взглядом.

— Знаете, это странно, что у царской особы присутствует боязнь сцены. – Сказал Орсон полулукавым тоном.

-Как…вы смете... так думать? – робко спросила княжна.

— Это моя работа. Дедуктивный метод – это наша особенностью, особенность всех агентов. – Продолжая танец, рассказывал Орсон. – С помощью него можно узнать многое о пони. Например, Вы, Вы прекрасна и юна, но Вас всю жизнь окружает стервятники: советники, женихи, знать. Это видно по вашим глазам, по вашим вздохам и по вашей манере. И все-таки вы боитесь публики. Меня это очень интересует, почему? – Орсон краем глаза посмотрел на Голворда, советнику не нравилось, что агент о чем — то разговаривал с Колди. – Мой дедуктивный метод подсказывает, что во всем виноваты ваши советники. Их манипулирующие слова, их связи, их власть, они делали все возможное, лишь бы были словно птичка в клетке. Птичка всю жизнь, прожитая в клетке, начинает бояться открытого мира, но птицы рождены для мира, а не для клеток

-Может… ваш метод и хорош…- Превозмогая робость, обидным тоном ответила Колди. – Но вы все равно не правы… и ваш танец никудышен.

— Вы уже начинаете говорить больше? Это хорошо. – Орсон улыбнулся. – Да признаюсь, я не знаком с этим танцем, моя основная гордость – это танго.

— Верится с трудом. – Огрызнулась Колди.

— Хотите проверить? – Вызывающе спросил Орсон.

Колди остановилась, в ее глазах заиграло удивление и заинтересованность. Орсон сразу понял, что княжна не против опробовать что-нибудь новее. Краем глаза он заметил, как Голдворд приготовился забрать княжну у него.

— Маэстро, танго! – Крикнул оркестру Орсон и, развернувшись, произнес шепотом. – Староват для танцев значит?

Все удивленно расступились, освободив зал для княжны и агента. Колди робко осмотрелась вокруг, но осталась в центре зала. Орсон отошел от княжны на три шага.

-Святая Селестия прошу, сохрани мои кости и мой позвоночник, ибо делаю я это ради Эквестрии. – шепотом помолился Орсон.

Агент снял с себя пальто и бросил ее на голову Голдворду, советник разозлился на шутку, Орсон цокнул копытом и оркестр заиграл танго.

Орсон словно одержимый, направился к Колди и пони встали в позу для начала танца – встав на задние копыта, Орсон правым охватил бок Колди, а левым держал ее левое копытце. Сначала заиграл медленный ритм, агент и княжна просто кружились и преступали с копыта на копыта.

И тут заиграла жаркая середина танца, Орсон начал резко и ловко кружить княжну и нагибая ее к полу, переходил на другую сторону. При каждом его движение был слышен хруст костей, но агент, превозмогая боль продолжал танцевать жаркий танец.

Их танец становился еще более страстным, а боль агента еще более невыносимой. Орсон готов был закричать, и поэтому придумал хитрость. Агент приблизил к Колди ближе, пони повернули голову в левую сторону и соприкоснулись щеками. Орсон заметил среди гостей джетелькольта с розой в правом кармане и направил принцессу в танце ближе к нему. Развернувшись, он, превозмогая жуткую агонию в спине, нагнулся назад и зубами успел схватить розу. Вернувшись к танцу, Орсон сдерживал крик, используя розу как кляп.

Наконец танец подходил к своему апогею, агент вновь приблизил княжну ближе. Выставив заднее правое копыто назад, он нагнул принцессу как можно ниже к полу зала. Агент еле как сдерживал слезы, стиснув розу в зубах. Взгляды агента и княжны пересеклись на пике страстного танца. Орсон приблизил свою голову к Колди, казалось, что агент вот-вот ее поцелует на глазах мировой знати. Но по такту музыки он тут же встал прямо, и, вскружив ее, отпустил. Оркестр закончил мелодию, зал захлопал танцующим в ажиотаже. .

— Вы прост замечательно танцуете. – Еле дыша, ответила Колди Стар.

Орсон аккуратно поклонился, держа розу в зубах.

— Я думаю. Вам лучше... выйти проговорится. – Намекнула Колди с очаровательной улыбкой.

Агент почтительно поклонился и поковылял к выходу из зала. Вся знать продолжала хлопать храброму танцору, Орсон вышел из зала и заметил удивленный взгляд Дефт

— Десять лет Орсон и я до сих пор я не знал, что ты умеешь танцевать танго, даже будучи переломленным во всех местах! – Обескуражено сказал Дефт, все это время агент видел танец Оросна.

Орсон, продолжая держать розу, в зубах, что-то мычал и указывал копытом на софу с подушками. Дефт понял, что хочет друг и передал ему подушку. Орсон выплюнул цветок и углубил свою голову в подушку, послышался приглушенный крик агонии. Спустя минуту выброса крика боли, Орсон наконец то освободил голову, весь взмокший и усталый.

— Нас Драккен приглашает, не волнуйся с ним танго танцевать не надо. – Сказал Дефт..

— Только тебе придется тащить меня. – Сквозь боль сказал Орсон, застыв в позе, держа подушку.- Я не могу пошевелиться.

***

Винтерстоун. Царский дворец. Палата князя Драккена.17 октября. Среда. Утро. 11:29.

Праздник князя Драккена Сворда во многом отличался от бала. Везде царил сумрак и темная атмосфера, воины князя, одетые в черные и красные кафтаны, плясали в центре. Их танец был обычным традиционным, они стучали копытами и кружили хоровод под громкую музыку оркестров – гусляров, но в свете свечей и тени их танец походил на темный ритуал. Воины в красных кафтанах кружились на месте и походили на пламя, воины в черных постукивали копытами, двигаясь назад и вперед, словно тени.

Один из воинов, в светло-желтом кафтане встал на стол, поднялся на дыбы, распахнув передние копыта в разные стороны, и громко запел:

Черный ворог обнажил багровый свой оскал!

Да, оска-ал! – Хором повторили остальные дружинники.

Час сечи, время битвы, год дружинников настал!

Да, наста-ал!

Гойда, гойда, айда, хей-эй-хо!

Жару требуется кровь,

Повторяем вновь и вновь!

Хэй, яхо! Гойда, хэй-ха, хэй-ха, хэй-ха!

Жару требуется кровь! – Запели все хором, в хороводе танцуя вокруг певца.

А как дома ожидают золотые купола,

Купола-а!

Остей ожидает мед и прочие яства!

Да яства-а!

Гойда, гойда, айда, хей-эй-хо!

Жару требуется кровь,

Повторяем вновь и вновь!

Хэй, яхо! Гойда, хэй-ха, хэй-ха, хэй-ха!

Жару требуется кровь!

Пейте, ешьте братья пьяный сладкий мёд!

Сладкий мё-ед!

Вскоре вновь под копытом треснет лед!

Треснет ле-ед!

Гойда, гойда, айда, хей-эй-хо!

Жару требуется кровь,

Повторяем вновь и вновь!

Хэй, яхо! Гойда, хэй-ха, хэй-ха, хэй-ха!

Жару требуется кровь!

Агентов посадили за стол полный еды, но в свете слабых свечей даже угощения казались зловещим. Агенты чувствовал, что словно попали в царство Тьмы и Зла.

Сам князья восседал рядом со своим братом Блубладом, молодой принц с ужасом наблюдал за темными плясками воинов Драккена и чувствовал себя белой вороной. Сам Драккен получал наслаждение от зрелища и приказывал слугам до краев заполнять кубки странным напитком ядовито-едкого цвета. Князь леветировал кубок и поднес его к губам брата, Блублад отмахнулся от угощения.

— В чем дело, брат Блублад? – Громко произнес Драккен. – Ай, не скучаешь ли ты?? А может угощения не в сладость или веселье не в радость?!

— Дорогой брат, я понимаю, ты привык к традициям нашей страны, но я отвык от такого рода торжеств.

— Иш ты! Отвык он! – Обиделся Драккен и залпом выпил содержимое кубка. – Избаловали тебя, брата родного разлюбил! В бочку с крапивой бы тебя посадить, да крышку закрыть, чтоб уму-разуму научился.

А пока с похмелья все домой пойдут, – продолжалась песня.

Пойду-ут!

Жены в ложах своих суженных все ждут!

Да жду-ут!

Гойда, гойда, айда, хей-эй-хо!

Жару требуется кровь,

Повторяем вновь и вновь!

Хэй, яхо! Гойда, хэй-ха, хэй-ха, хэй-ха!

Жару требуется кровь!

— Ну что же, шпионы экветрийские! – Обратился Драккен к агентам. – И с чем вы к нам пожаловали? Ай, и в чем сила вашей страны?!

— Наши обычаи стоят на крепкой силе Дружбы, Ваше Величество. – Ответил Орсон. – За нашу историю благодаря Дружбе мы стали мирным и сильным государством.

— Нас считают неженками, поскольку мы полагается на дружеские отношения. – Добавил Дефт. – Но на сторону идеалов страны готовы встать воины, – которые так же связаны крепкими узами братства. И в мире и в бою Дружба всегда остается частью нашей жизни.

— Братство? Дружба? – Князь громко засмеялся. – Воинов не дружба воспитывает. Меня горы воспитали, меня сталь вырастила, меня бой закалил! – Драккен выпил еще.

— А как же ваши воины? Разве они вам не друзья? Не братья по оружию? – Спросил Орсон.

— Я дружину собрал, чтобы проклятого ворога к границе не подпускать и лютого зверя истреблять – Ответил князь и хлопнул здоровым копытом по столу. – Не может быть они мне родней. Царский род родам род! — Князь встал. – Служить они мне в праве, а не дружить. – Он вскинул взором своих воинов. – Не родня они мне! Они холопы мне! — Князь с гневом вернулся на свое место.

Агенты посмотрели в сторону танцующих дружинников, воины продолжали веселить своего господина, но в глазах, даже в сумраке, агенты заметили, что пони оскорбились на слова князя, правда, никто не решился сказать об этом ему лично. Агенты решили, что они запуганы сильной волей и жесткой натурой характера Драккена. Орсон занервничал, Дефту захотелось убраться из этого места.

— В том месте, где родился, из-за климата многие пони становятся жестокими. – Начал Дефт. – Но и там существует Дружба. Братство Козадоров, исполненное волей добра, охотятся на преступников и приносят мир в эти земли.

— Вы приносите мир, преследуя врага? — В глазах князя заиграло любопытство. – Вы мне нравитесь! Приглашаю тебя на утреннюю паству йети, вместе со мной и моим дружинниками. – Предложил Драккен, хлопая Дефта по плечу своим протезом.

Дефт посмотрел на Орсона, агенты молча переговорили между собой. Орсон кивнул головой и Дефт согласился, Дефт с поклоном принял предложение князя.

— Гойда, гойда! – Весело закричал князь.

Драккен выпил еще один кубок и, встав, присоединился к своим дружинниками. Воины хороводом стали кружить вокруг своего господина, сам князь, встав на дыбы, стал приплясывать и стучать копытами.

А как с пьяну жену я обниму, — пел князь.

Обниму-у!

Завтра утром на новый бой пойду!

Пойду-у!

Гойда, гойда, айда, хей-эй-хо!

Жару требуется кровь,

Повторяем вновь и вновь!

Хэй, яхо! Гойда, хэй-ха, хэй-ха, хэй-ха!

Жару требуется кровь!

Агентам принесли кубки с напитком ядовито-зеленого цвета, напиток шипел и излучал злобную ауру. Орсон и Дефт поморщились от вида содержимого кубков, но заметив суровый взгляд князя, не решились его обижать. Агенты, молча помолившись, выпили напиток.

Это было последнее, что они помнили на том темном празднике, дальше все словно пошло ходуном. Танец, сумрак, князь, все закружилось в темном хороводе в головах агентов. Они проснулись в своих платах, сидя на полу.

— Да-! – Медленно произнес Дефт. очнувшись от мыслей.

— Мда-а! – Ответил Орсон.

— Вот это называется повеселились. – Сказал Дефт. когда к нему вернулась речь. – Правда, я мало что помню из банкета.

— Зато теперь ты сможешь следить за Драккеном, как бы это жутко не звучало, но он к тебе тепло относится.

— Бр-р-р, не напоминай. – Испугался Дефт.

Орсон встал и медленно направился к своей кровати. Рухнув на теплую перину, он почувствовал расслабление и одно временно боль по всем суставам.

— Я, конечно, слышал, что все агенты в старых пальто умеют танцевать танго. – Сказал Дефт. – Но я думал, что это всего лишь стереотип.

-Это мой единственный стереотип, о-о-о! – Произнес сквозь боль Орсон.

— Кстати, прими мои извинения, ты не такой уж и старик, – Дефт улыбнулся, – раз уж ты закадрил саму принцессу, то считай жизнь продолжается.

— Я… никого…не кадрил. – Произнес Орсон, растягивая больные кости.

— Не отмахивайся! – Засмеялся Дефт. – Если бы музыка не кончилось, ты бы и Колди Стар устроили бы настоящую страстную ночь прямо на полу.

— Следи… за речью…

— Прости-прости. – Дефт снова улыбнулся. – Интересно, а Твайлайт не заревнует? Она вроде бы тоже к тебе неровно дышит.

— Твайлайт? Она же мне…в дочери годится. И вообще… никого я не кадрил — Ответил Орсон, прекратив свои упражнения.

— Да ты еще тот любовник, Орсон. В одной стране очаровательная сестра капитана Королевской Стражи, в другой – красавица-княжна! – Дефт засмеялся. — Умеешь ты выбирать подружек.

Глава II

Винтерстоун. Царский дворец. Палаты для гостей.18 октября. Четверг. Утро. 10:00.

Новое утро в теплых дворцовых кроватях вновь подарили Орсону сладкий сон, но испортило его чувство жуткой головной боли, видимо эффект ядовитого напитка Драккена и топот копыт за окном. Агент решил, что это был Драккен со своей свитой, направившись на паству. Из-за похмелья, Орсон чувствовал каждый стук копыт, каждого воина и из-за этого голова раскалывалась еще сильнее.

Спустя час, Орсону полегчало, он даже почувствовал, что суставы стали меньше болеть при движениях. Видимо крепкий сон в кроватях Праудонии имеют целительный эффект – решил Орсон. Агент решил начать утро с работы, нужно было приготовить отчет Рууту Хоннору, по поводу обстоятельств в царстве и по поводу явной цели Шепчущих – сокровища Золотого Сада.

Закончив отчет (не забыв описать железный протез Драккена как подозрительный объект), Орсон принял от служанки завтрак и свежую газету, которую прислали по почте из Эквестрии. В газете Орсон прочел последние известия касательно выборов в министры обороны.

Кандидатов было много, и каждый уже успел зарекомендовать себя как достойный поста. Дэфендер не показывал никаких подозрений, агент начинал сомневаться в его причастности, но вспомнив слова Дефта, решил, что это все уловка перед прессой.

Отбросив газету, Орсон вспомнил про изумрудную пыль. Достав из кармана своего пальто мешочек, он высыпал шепотку содержимого на стол. Изумрудная пыль был темно зеленого цвета, которая искрилась на солнце. С виду она не представляло собой никакой ценности, обычные толченые изумруды. Агент вспомнил слова гида и. взяв кувшин с цветами, он вылил на пыль немного воды.

Изумрудная пыль заискрилась, издав приятный мелодичный звук. За шипением последовал хлопок с яркой вспышкой. Орсон отскочил, и вскоре заметил, что вместо пыли над столом летал маленький зеленый огонек. Агент осторожно дотронулся копытом до огонька, то издал, мелодичный звук и тут же исчез.

Огонек вызвал в Орсоне знакомые мысли, он словно чувствовал связь между ним и всем делом. Агент поспешил к тумбочке и достал из нее копию манускрипта Ордена Серебряного Сокола.

Копия находилось в специальном конверте с магической печатью – ее мог открыть только Орсон. в целях безопасности копии. Открыв ее, агент достал листок с копией и внимательно осмотрел стихотворение манускрипта.

Усладой зверя будет сердце

Воина, не знавшего страха

Светом пройдет до логова

Начиная с маяка вечного праха

Закроет мантия светило

Огнем разбудит вечный сон

Поднимется в сиянии

И падет во тьму потом

Чаша наполнится слезами

Светом, душою и огнем

Поднимет ее десница та

Кто правой сталью закален

— И придет вода и придет огонь. Бойся железной Длани и иди со мной. – Прошептал Орсон.

Железное копыто Драккена, тайны Шепчущих и Ордена, магическая изумрудная пыль, вода Живого истопника, и странный мир из кошмара Орсона, агент старался соединить все эти части. Казалось, что между загадочными действиями пыли и стихотворением манускрипта есть связь.

— Подсказка? – Решил Орсон. – План действий?

Орсон немедленно вернул копию в конверт и закрыл печать. Собрав шепотку изумрудной пыли и написав свою гипотезу, он приготовил письмо для Магического отдела.

Возможно, ли что вода из Живого истопника и свойства изумрудной пыли может быть частью манускрипта? Может ли манускрипт быть планом действий. Если да то чего? Может ли с этим быть связан князь Драккен Сворд? Чего пытается добиться Босс, через этот манускрипт? Что это за тайны? — Вопросы мучили Орсона, мешая ему писать отчет Мистеру И, также его беспокоила судьба Дефта, ведь он сейчас находится с вероятным злодеем.

Отправив письмо при помощи голубиной почты, агент надел пальто, шляпу и вышел из палаты. Из-за всех этих вопросов агента охватил голод, он не знал, где находится трапезная для гостей и поэтому направился по запаху еды. Запах вывел Орсона в просторный зал с огромным столом у окна, слуги готовили стол для трапезы и агент решил подождать.

Взгляд агента пал на огромный гобелен, который украшал одну из стен зала. На гобелене была нарисована гора на фоне черного неба. На горе стояли пять воинов разных рас, два пони, два грифона и один минотавр. Один из пони стоял на самой вершине и держал знамя Праудонии, очертания воина напоминали Драккена.

— Это Ледяное Братство. – Услышал агент голос Колди Стар, княжна встал рядом с Орсоном, так же смотря на гобелен. – Его создал мой брат, семь лет назад. Это была союзническая армия, которая защищала мой народ от варваров. На вершине изображен сам Драккен, рядом с ним его друг Брайт Бим. Лорд минотавров – это Фрозен Хорн, а грифоны – братья Нордвинг, Блэк Клоу и Орнинг.

— У Драккена были братья по оружию? – Удивился Орсон.

 — Были. – Грустно ответила княжна. – Они были неразлучны, я не помнила и дня, когда Драккен не общался с ними.

— Что же случилось?

— Пять лет назад варвары захватили три наши деревни и забрали в рабство всех жителей, Братство гонялись за ними через Кристальные горы. Но в итоге оказалось, что кто-то из воинов предал своих, и братья оказались в засаде. Братья Нордвинг погибли, Фрозен Хорн лишился ног, а Брайт Бим лишился памяти.

— А Драккен лишился своего копыта. – Добавил Орсон.

— Да это так, с тех пор Братство распалось. Фрозен Хорн стал адмиралом, а Брайт Бим начал новую, другую жизнь, не помня своих братьев. Драккен же с тех пор потерял веру и в дружбу и в братство и вообще во все хорошее на свете. – Колди Стар печально вздохнула.

Орсон посмотрел на печальную Колди Стар, затем он снова повернулся к гобелену. Агента охватила чувство вины, зная, что в душе он обвинял Драккена в возможном злодействе, когда сам князь оказался лишь жертвой. Агент решил, что стоит сказать об этом Колди и повернулся к ней, но вместо княжны, Орсон увидел перед собой лукавую физиономию Голдворда, сама Колди Стар уже была за столом.

— Вы довольно хорошо выплясываете, сударь. – Прошипел Голдворд с легкой ненавистью, изобразив улыбку.

— А вы хорошо изображаете из себя честного советника. – Ответил Орсон, намекая, что знает о темных делишках советника.

Назревающий спор между советником и агентов прервала княжна, пригласив Орсона присоединиться к завтраку. Агент сел рядом с Колди и слуги подали ему пшенную кашу с медом и рябиновый морс.

Трапеза происходила в полном молчании, агент решил взять инициативу и решиться помочь княжне.

-Вчера я взял смелость и заметить содержимое того листочка, который Вы обронили. – Начал он.

Колди засмущалась.

— Надеюсь, княжна так же простит еще один мой акт смелости, я считаю, что все эти задания не помогут Вашей проблеме.

— Как Вы можете так говорить, вы же не логопед. – ответила Колди, без обиды.

— И все же вы стали говорит со мной, безо всякой робкости. – Ответил Орсон. – Я может, и не явлюсь логопедом, но за годы совей жизни, я научился многому, и думаю, я могу предложить Вам небольшую помощь.

Колди не ответила и задумалась.

— Я просто подскажу Вам пару приемов.

Орсон улыбнулся. Княжна долго думала, и все-таки не устояли перед агентом. Через минуту агент и Колди уже были в главном зале, где княжна объясняла ему всю суть коронации.

— От меня лишь требуется сказать свою часть клятвы на престол, но когда я вижу столько взглядов и взгляд патриарха, которые ждут от меня действий слов и решений, я просто не могу собраться. – Сказала Колди.

— Напомните мне, кто такой патриарх?

— Патриарх – это выбранный представитель народа. В древности гласом народа были жрецы, а сейчас мы их переименовали в патриархи. Они коронуют царей, выслушивают просьбы и являются духовными посредниками между знати и народом. Обычным пони легче сказать все доверенному им патриарху, чем знатному пони.

— И через взгляд уважаемого патриарха вы чувствуете на себе взгляд всей страны, каждого пони, каждого жителя?

Княжна, молча и кротко, покачала головой в знак согласия. Орсон легко улыбнулся и осмотрел зал. Агент мало что знал о борьбе с застенчивостью, тем более, если пациентом является государственная пони, и все же Орсон вспомнил одну уловку.

— Нам нужна повязка. – Произнес Орсон.

— Повязка? – удивилась Колди.

— Повязка. – С улыбкой ответил Орсон.

Княжна не поняла, что имел ввиду агент, но все же приказала слугам принести повязку. Слуги тоже не сразу поняли приказание госпожи, но поспешили его выполнить. Агент своей улыбке словно говорил княжне, «Доверьтесь мне».

***

Вечнозимний лес. Пастбища йети.18 октября. Четверг. Утро. 10:48.

Дефта разбудили рано утром. Не успев, как следует проснуться, агент уже был в санях, вместе с остальными дружинниками. Сани, запряженные быстроходными слугами, мчались из города в сторону Вечнозимнего леса, всю дорогу Дефт провел в полусне.

Вскоре Дефт уже находился во временном лагере воинов на огромной поляне и готовился к некой «пастве». Дефту выдали кольчугу, теплый плащ и шапку из черной шерсти. Агент, поняв кому, раньше принадлежала эта шерсть, сначала не решился одевать головной убор, но холод заставил его передумать.

Одевшись, он подошел ближе к костру, чтобы согреться. Дружинники готовились, кто-то одевался, кто-то готовили паек на костре. Присев рядом с остальными, агент почувствовал на себе суровый взгляд, но Дефта больше волновала головная боль после княжеского пира.

— Что в первый раз что ли? – Спросил один из воинов.

— Не понял? – Спросил Дефт.

— В первый раз йети гоняешь, говорю?!

— Сложно ответить, я не встречал йети, если конечно вы так не называете каких-нибудь коров или бизонов.

Дружинники хором рассмеялись.

— Да ты еще зеленый! – Сказал дружинник.

— Это из-за того пойла, что давал нам князь. – Пошутил Дефт.

— Крапивная водка? Хах, вот уж действительно новенький.

Рядом с Дефтом сидел огромный жеребец черного цвета с темной гривой. На Метке был изображен посох. Дружинник смотрел на Дефта, нахмурив брови и жевал печеную картошку.

— Вы не доверяете мне. – Решил Дефт.

— Иноземцам нет веры. – Пробубнил воин.

— Почему вы отвергаете нашу дружбу? Ваш князь называет вас холопами, а мы за теплые и дружественные отношения. – Спросил Дефт.

— Я обет давал служить князю до смерти. – Ответил дружинник, бросив недоеденную картошку в огонь. – Князь никогда не продаст нас и не доверится иноземцу.

Дефту было не по себе от местной компании. Казалось, что воины вот-вот наброситься на него и выплеснуть на нем всю злость, что в них копится. Дефт услышал голос князя.

— Эй, эквестрийский шпион, подь суды! – Крикнул Драккен.

Агент лениво подошел к Драккену. Князя одевали слуги, мальчик-пегас надевал на железный протез огромную меховую накидку.

— Этот чертов механизм не привык к нашим морозам. – Ворчал Драккен по поводу своего протеза. – Кудесники не знали, что железо быстро замерзает на холоде. — Слуги наконец-то закончили со снаряжением, и князь встал во весь вой рост. – Ты когда-нибудь гонял йети?

-Я в юности пас коров, думаю что это не сложнее. – Ответил Дефт.

Драккен громко рассмеялся над ответом Дефта. Агент немного оскорбился на реакцию князя.

— Держись рядом. шпиён! – Весело сказал князь. – Будет сложно, йети не самые страшные звери Вечнозимнего леса, но если их не гнать с наших полян, то они начнут нападать на лесников. – Князь встал и осмотрел место. – Вечнозимний лес всегда прекрасен и зимой и летом. Как бы я не любил холод, но летом здесь мое самое любимое место. Когда здесь начинает расти рябина и малина, я начинаю чувствовать всю прелесть жизни. Знаешь в чем особенность рябины и малины, шпиён?

— Нет. – Ответил Дефт.

— Рябина горька на вкус, но вот если съесть целую груздь, тогда то и начинаешь ценить сладкий сок малины. Лишь через горесть начинаешь ценить сладость, запомни это.

Князь встал на крышу своей кареты и громко ударил по ней своим протезом, все дружинники мигом собрались вокруг.

— Ну что молодцы! Готовы ли вы показать наглым йети где их место? – Провозгласил Драккен.

Дружинники ответили радостным и громким боевым кличем, Дефт чуть было не оглох от их криков.

— Вперед! – Скомандовал Драккен.

Дефт и дружинники галопом помчались за князем, табун яро настроенных пони готовых были смести все на своем пути.

Полчаса Дефт и дружинники скакали по поляне, приближаясь к пастбищу. Дефт никогда не видел йети и не знал, как они выглядит, агент решил, что так местные называют горных козлов или буйволов. Вскоре агент понял, как сильно он ошибался.

Йети представляли собой огромных мохнатых чудовищ, передвигающихся на двух ногах. Их лапы были вооружены огромными когтями, зубастые пасти были настолько огромными, что туда бы поместился целый пони.

— Гойда! Окружай! — Скомандовал князь.

Табун разделился на две команды, Дефт помчался вместе с князем в первой. Воины окружили чудовищ, те увидев столько пони, начали кричать и махать своим когтистыми лапами. Но вскоре, на удивление агента, они начали панически собираться в кучку, воины стали гнать их в лес, выкрикивая боевые кличи.

Но вдруг, из стаи йети выбежал огромный самец. Он был в два раза выше остальных и, судя по всему, не боялся воинов. Он побежал навстречу второй команде дружинников.

— Айда ребята, вали его! — Приказал князь.

Огромный йети набросился на дружинников, воины старались связать монстра веревками, но когтистые лапища с легкостью разрывали их путы. Размахивая лапами, йети отталкивал от себя дружинников, некоторые из них получили ранения от острых когтей.

— Ну, давайте же, холопы! Чего размякли! — рассердился князь.

Драккен разбежался и пригнул прямо на спину йети. Монстр постарался опрокинуть князя, но единорог не сдавался. Ухвативши зубами за его шерсть, он поднимался все выше к голове, взбираясь по спине как на гору. Йети хотел дотянуться до князя, но Драккен отбил когтистую лапу, ударив по ней своим протезом, монстру стало больно и он, издав яростный рык, специально повалился на спину, намериваясь раздавить Драккена.

Воины поспешил на выручку князю, но судя по всему, протез Драккена вонзился прямо в позвоночник монстра. Йети стало еще больнее и встав, он начал яростно махать лапами, сбивая воинов. Князь держался за его шерсть, ударяя протезом по спине чудовища.

Дефт заметил, что монстр начал сдаваться, но Драккен вряд ли сможет добраться до головы и оглушить его. Агент быстро осмотрелся и увидел брошенную одним из воинов веревку. Вспомнив былые годы, Дефт тут же связал лассо и побежал на чудовище.

По пути размахивая петлей лассо, Дефт увернулся от удара чудовища и забросил его прямо на лапу. Агент тут же резко притормозил и со всей силы натянул веревку. Чудовище было сильнее, но теперь йети нацелился на Дефта. Агент пробежал вокруг ног йети. связав его колени, монстр махнул связанной лапой и отбросил Дефта. Агент приземлился на снег, йети начал падать на землю, запнувшись из-за связанных веревок

Драккен, не теряя времени резкими прыжками взобрался на голову и всеми копытами ударил точно по затылку йети. Чудовище потеряло сознание, князь спустился, подбежал к Дефту и радостного обнял его по-братски.

— Вот ведь ловок, щучий сын! – Радовался князь. – Учитель холопы, как надо йети загонять!

Воины радостно воскликнули, но в их глазах агент почувствовал еще большую ненависть. Дефт на минуту пожалел, что решился на спасение князя, но вспомнил что это его работа – спасать пони, даже если пони серьезный и беспощадный воин.

После того, как йети были прогнаны, воины принялись праздновать победу во временном лагере. Дружинники вскрыли бочку с напитком и принялись жадно его поглощать, распевая песни. К Дефту подсел сам Драккен, предлагая ему выпить.

 — Удивил ты меня. – Улыбался князь. – Вроде бы первый раз йети гонял, а такую дуру помог мне завалить. – Рядом сидел черный жеребец с посохом на Метке, князь посмотрел на него с озлобленным видом. – А вы бы постыдились! Пока ваш князь, живота не жалея йети сраживал, вы даже не додумались отвлечь его!

— Негоже князю с иноземцами якшаться, мы бы сами бы справились. – Ответил мужик.

— Не тебе меня учить, холоп! Я запоминаю тех, кто помогает мне в бранном деле!

Дружинник угрюмо шмыгнул носом и повернулся к Драккену спиной, в ответ на такую наглость, князь пнул его. Дружинник ничего не ответил, а лишь попятился к своим.

Князь вновь вернулся к напитку и Дефту, агент чувствовал вину за обиду дружинников, ему хотелось поскорее вернуться обратно.

И тут он заметил, как среди воинов появилась странная фигура, пони был одет в огромную шерстяную мантию, на голове была одета разноцветная маска, а на копыта были надеты странные деревянные башмаки. Ни цвета, ни расы, ни Метки из-за этого костюма не было видно. Воины поднялись и поклоном проводили пони к князю.

Драккен встал и с почтение предложил гостю кубок с напитком.

— Кто это? – Спросил Дефт слугу

— Это жрец. Раньше они были знахарями и советниками древних царей, теперь же они стали странниками и отшельниками, по своей воле. – ответил мальчишка.

Дефт внимательно посмотрел на жреца, сквозь прорези для глаз причудливой маски агент почувствовал суровый взгляд старика.

— Здрав будь, жрец. – Поприветствовал его Драккен. – Садись, выпей с нами, отпразднуй обеду над зверем лютым.

— Не до питья мне! — Злобно ответил жрец. – Пока ты тут пьешь, князь, на твои границы враг наступает. Смилодон!

— Выбирай слова, когда говоришь с князем! – Рявкнул черный дружинник.

— Замолчи холоп! Сам попридержи язык! — Остановил его князь и обратился к жрецу. – Со Смилодоном мы заключили перемирие, когда я изгнал его войско с Колдбора!

— Не веришь мне, князь? – С этими словами жрец бросил к ногам Драккена ожерелье из рыбьих косточек.

Драккен, молча, леветировал себе ожерелье и подхватил его копытом, он долго смотрел на него и вскоре повернулся к Дефту.

— Ваша драгоценная дружба — ложь ядовитая не более. – Мрачно сказал он агенту

***

Винтерстоун. Царский дворец. Палаты для гостей.18 октября. Четверг. Утро. 11:14.

Колди Стар ничего не видела из-за повязки. Она осторожно двигалась вперед, отчитывая шаги от двери до центра главного зала, ровно сто шагов и княжна встала, поклонившись воображаемому патриарху.

— Светом Солнца, сталью льда, силой гор и вечностью неба! – Услышала она голос агента Орсона.. – Искренне словно чистой водою сердце да воспримет власть! И да воспримет эту власть народ! И да воспримут они власть Помазанницу Колди Стар!

Колди ничего не видела и поэтому сосредоточилась на клятве.

— И приму венец я, будет царствие мое светлым как свет Солнца. Дух мой будет стальным подобен льду, ради защиты народа. Сила слова моего будет подобно силе гор, чтобы услышал меня мой народ. И будет клятва моя вечной, подобно небу! – Произнесла Колди с уверенностью и четкостью.

Колди услышала аплодисменты, и ее сердечко дрогнуло от удивления, она думала, что в зале никого нет. Орсон снял с нее повязку, и княжна увидела, что вокруг стояли ее слуги и топали копытами, радуясь за свою госпожу

— Вот и все! И вы будете царицей. – С улыбкой сказал Орсон.

Слуги снова зааплодировали, Колди не ожидала такого и счастливо улыбнулась.

— Это просто невероятно, я ни не знала, что рядом было столько народа! – Радовалась Колди. – Правда вряд ли это трюк удастся во время настоящей коронации.

— Повязка не обязательна, нужно лишь закрыть глаза. – Ответил агент. – Мой дед однажды мне сказал «Когда мы не видим, чего боимся, тогда и боятся нечего». Вы волнуетесь, когда вы видите взгляды ожидающих от вас решений, но теперь, когда вы не будете видеть ни патриарха, ни других, вы сможет произнести клятву.

Слуги принялись поздравлять княжну, и рассказывать какой отличной была клятва. Слуги искренне были уверены, что Колди Стар сможет произнести ее и на настоящей коронации.

Вскоре, после того как Колди достаточно расхвалили, Орсон назначил ей еще пару репетиций. Во второй раз, княжна уже произносила клятву без повязки, с закрытыми глазами. Несмотря на то, что Колди все равно немного волновалась и иногда сбивалась, у нее начинало получаться, княжна стала уверенней и стала верить в будущий результат.

— Я даже не знаю, как Вас отблагодарить. – Сказала Колди после того как пони завершили очередную репетицию.

— Не стоит благодарностей. – Скромно ответил Орсон.

— Нет, я действительно вам благодарна! За всю свою жизнь меня окружали лишь те пони, которые хотели от меня либо своей подписи, либо своего согласия. Никто не хотел мне помочь, без выгоды, только моя семья, мать, отец и Драккен поддерживали меня во всем просто по любви. Драккен утверждал, что все иностранцы лживые и корыстные, но благодаря вам я убедилась, что он ошибается.

— Ваш брат настоящий патриот, даже слишком. – Орсон скромно улыбнулся.

Колди улыбнулась, теперь она была готова хоть сейчас проводить настоящую коронацию. Скоро она сможет стать царицей, эта мысль радовала ее и одновременно вызывала печаль.

— Что-то не так, Ваше Величество? – Спросил агент, заметив грустный взгляд княжны

— Честно признаться, за все свои неудачные репетиции, я начала терять веру, что когда-нибудь стану царицей. Я даже свыклась с этим. Но теперь, если все пройдет так же отлично, как и сейчас, я возьму на себя бразды правления целой страны. Это немного… пугает меня! Если во время репетиций я не могла произнести клятвы перед знатью и патриархом, что будет во время советов, совещаний и судов? Я же не могу вечно отвечать на любую просьбу народа «очарована»! Я должна буду говорить с ним, помогать ему и… править им! А я…я даже не знаю с чего начать! – Колди увела взгляд от агента и начала беспокойно дышать.

— Не волнуетесь, Ваше Величество, уверен, вы сможете справиться с эти бременем. Я не разбираюсь в политике, но думаю, вы сможете завоевать любовь народа, если начнете… с небольшого подарка в виде какого-нибудь приятного нововведения развлекательной формы.

-Хм…! – Колди задумалась. – Несколько лет назад, я и моя мама отправились на банкет в Эквестрию. Тетя Селестия сводила нас в Королевский театр, где я впервые увидела кинофильм. Это была прекрасная романтическая история про принцессу и простого рыцаря, кинофильм был без слов, но музыка и игра актеров говорили за себя. И само по себе кинофильм казался чудом, словно живая картинка. – Колди повернулась к агенту со счастливым блеском в глазах. – Да! Я принесу в страну кинофильмы! Я построю театры и дома для их создания! Народ будет счастлив, увидев это чудо техники!

— Замечательная идея.

— Правда Драккен вряд ли примет кинофильмы, он ненавидит технологии, даже пушки, хотя он часто пользовался ими во время своих походов. Мой брат вверен старым традициям страны, вы наверняка заметили, что он говорит на устаревшем диалекте.

— А как же его… протез.

— Он тоже его ненавидит. – Колди печально вздохнула. – Когда врачи установили его, он поначалу отказывался принимать его, говорил, что лучше прицепит деревяшку на место копыта, чем эту колдовскую машину. Вскоре он просто перестал замечать его, он никогда не смотрел под ноги и уводил взгляд от копыт. Лишь через пять лет он полностью привык к нему, правда я уверена, что его гордость пострадала из-за этого протеза.

— Ненависть ни к чему хорошему не приводит. За десять лет службы я убедился в этом, правда, на примере своего коллеги – Орсон провел копытом по своей гриве. – Но если ваш брат сумел преодолеть гордость и принять железное копыто, то есть шанс, что он может принять и веру в дружбу народов.

— Ваш друг Дефт Страйк, какой он?

— Он храбрый и сильный, его характер дерзок, но сердце чистое и верное. Правда, порой он способен допускать серьезные ошибки, но от этого никто не защищен. – Орсон задумался. – Он чем-то напоминает мне вашего брата.

— Надеюсь, вы не обидитесь, если я скажу, что вы напоминаете мне отца. Вы также не судите поверхностно действия других и всегда готовы ответить мудрыми словами.

Агент скромно улыбнулся, Колди ответила тем же. На ее щечках появился прозрачный румянец смущенности. Скромное молчание агента и княжны прервал появившейся советник Голдворд.

— Государыня, спешу сообщить вам пренеприятнейшую новость: на границы страны напали варвары и ваш брат, князь Драккен Сворд, немедленно направился с ним, вместе с отрядом своих дружинников. Я взял на себя смелость направить ему на подмогу часть нашей армии.

Колди ужаснулась, она забеспокоилась и немедленно направилась к выходу. Голдворд посмотрел в сторону Орсона и лукаво улыбнулся.

— Вижу, что княжна начинает делать успехи. – Произнес он с сарказмом.

— Разве вы не должны быть рады за свою госпожу?

— Я рад за нее, но меня беспокоит тот факт, что ей помогают шпионы другой страны.

— Боитесь, что вы потеряет над нею власть?

— Боюсь, что ее власть перейдет к не тем пони! – Голдворд подошел ближе к Орсону и уставился на него грозным взглядом. – А я не позволю, чтобы страной управляли ненадежные копыта.

— Считает свои копыта надежнее? Я-то думал, что вы любите иностранцев, особенно контрабандистов. Не думаете, что мы не знаем о ваших коррупционных действиях. Голдворд. Вы не попали за решетку, лишь потому, что ловко убеждаете знать в своей чистоте и подкармливает князя Драккена ненавистью к нам. Но когда он узнает о вашем настоящем служении стране, он вряд ли обойдется бочкой с крапивой.

— Смотрите, как бы князь первым не узнал о том, что бы манипулируете его любимой сестрой. – Ответил Голдворд, уходя из зала

***

Граница Праудонии. Пограничная башня. 18 октября. Четверг. День. 14:03.

Не успели воины отдохнуть после нескольких часов бега и схватки с йети, как уже началась подготовка к бою. Дефт увидел вдали, за деревьями огромную деревянную башню – пограничная застава. Дружинники остановились на холме, дабы оценить местность. Воины приготовили пращи и посохи, специальная подготовка и тренировки делали эти, как казалось, неудобные орудия настоящим оружием. Воины надели броню покрепче и нацепили на морды кольчужные и стальные маски. Дефт решил обойтись своими копытами. Драккен готовил план атаки.

— Смилодонские коты напрут вперед, как всегда без всякой мысли. Первое крыло пускай примет удар, а второе обойдет их со спины, тем самым мы возьмем их в петлю. Смилодона беру на себя! – Приказал Драккен.

Воины двинулись к башне через лес. Дефт не знал, как выглядели варвары, ему казалось, что это были минотавры или пони с жестоким нравом, но вид врага вновь убедил Дефта в пестром списке местной агрессивной фауне.

Вокруг башни рыскали огромные барсы с огромными клыками, которые выпирали из пасти, словно кинжалы, шерсть хищников была раскрашена в устрашающие метки. Один из них – самый огромный – носил на плечах волчью шкуру как плащ, на шее было ожерелье из рыбьих костей. Дефт решил, что это и есть Смилодон – вождь варварских барсов.

Дефт забеспокоился, вид клыков и огромных когтей, и сам факт того что врагами были разумные барсы вызывал страх в агенте, но вспомнив учения искоренителей, что агенты не должны поддаваться страху, взял себя в копыта и приготовился к бою.

— В бой! – Приказал Драккен.

Пони бросились в атаку, выкрикивая боевые кличи и свист. Смилодон издал громкий и устрашающий рык и его варвары с дикой яростью побежали навстречу войску князя.

Дружинники разделились, вооружение пращами встали позади всех и начали бросать во врага камни и куски льда, остальные, вынув посохи, начали исполнять сложные движения, ловко размахивая посохами. Барсы накинулись на воинов, но те начали отбиваться от их клыков, ударяя по ним всеми концами посоха с яростной скоростью.

Атаки дружинников князя напоминали танец, который Дефт видел на балу. Зрелище было и ужасающим и прекрасным в плане боевой акробатики. Агента отвлек барс с синими рисунками на спине, Дефт успел отпрыгнуть от его прыжка, и отмахнутся от замаха огромной когтистой лапы. Барс рычал и пытался атаковать агента с невероятной быстротой, Дефт еле успевал избегать его когтей.

Барс снова зарычал и пригнул на агента, Дефт успел проскользнуть под хищником и наступить на его хвост, варвар зарычал от боли. Агент, не теряя времени, запрыгнул на его спину и принялся колотить его по позвоночнику.

Барс сбросил с себя агента и ударил лапой, когти ранили правую щеку Дефта, жгучая, невыносимая боль охватила всю половину лица агента, правый глаз невольно закрылся. Дефт прижал копыто к раненой щеке и отбежал от варвара, хищник, рыча, медленно направился к агенту.

На помощь Дефту подбежали два дружинника, один повали барса, ударив посохом по его лапам, а другой вырубил, опустив свое орудие на его голову.

— Не спи, это тебе не йети. – Произнес дружинник, сняв с себя кольчужную маску.

Дефт присоединился к воинам, дружинники валили барсов с помощью своих посохов, а Дефт добивал, ударяя своими копытами.

Дружинники приближались к отряду Драккена, который атаковал варваров сзади. Сам князь в одиночку побеждал сразу троих врагов, посох в его здоровом копыте и в железном протезе словно стал частью князя. Его атаки были настолько быстрыми и ловкими, что никто не мог разглядеть, куда опускался конец посоха.

Дружина Драккена начинала побеждать, неожиданно раздался громкий и ужасный рык и бой тут же прекратился. Варвары отступили на свои позиции, дружина встала стеной в противоположной стороне.

И воины, и варвары словно образовали круг-арену для боя лидеров. Из остатка варварского войска выбежал Смилодон и рыком вызвал Драккена на поединок, Драккен спрятал свой посох в крепление — ножны на боку и приблизился к барсу.

Сначала предводители своих воинов долго кружились в кольце, ожидая первого удара. Смилодон напал первым, не успела лапа варвара опуститься на князя, как по ней ударил ловко вынутый посох. Драккен, совершенно не используя свою магию, принялся размахивать посохом.

Князь начал атаку, на морду Смилодона тут же опустился веер из ударов посохом. Вождь ударами лап отбивался от орудия князя. Пони и барс сошлись в схватке, снег, словно кубарем поднимался из-под копыт князя и лап вождя. Варвары поддерживали Смилодона громким рыком, а дружинники топотом копыт и кличем поддерживали Драккена.

В ходе сражения, Смилодон сумел отбить замах посохом, и орудие упало на землю. Варвар тут же постарался вонзить свои огромные клики в Драккена, саблезубую пасть остановил протез.

Драккен пытался освободить протез от укуса Смилодона, но варвар крепко сжал свои зубы. Единорог сумел поднять свой посох при помощи хвоста и ту же опустить тяжелый конец орудии на голову Смилодона.

Смилодон разжал зубы и пал, потеряв ориентацию от удара князя. На вождя опустился еще один удар, и барс пал без сознания.

Дружинники, издав боевой клич, тут же набросились на остальных барсов. Дефт не успел осознать происходящее, все варвары ту же были связаны, дружина распевала радостный ор.

Агент с удивлением смотрел на радость воинов, двое из них с счастьем обнимали Дефта, выкрикивая громкое «Ура!».

— Хей ха, молодцы! – Крикнул князь. – Славная была битва! А теперь же перейдем к славному суду.

Воины бросили к ногам князя связанного оклемавшегося Смилодона, рядом они поставили огромный и твердый кусок льда. Голову Смилодона переложили на лед, барс издавал тихое и уставшее рычание.

— Сегодня у меня будет новое покрывало – Коварно произнес Драккен.

Скрипя механизмами протеза, Драккен подошел к Смилодону и опустил свои передние копыта на его голову. Дефт ужаснулся, поняв, что хочет совершить князь. Драккен встал на дыбы и поднял копыта, приготовившись тяжелым ударом опустить их на Смилодона и размозжить его голову об лед. Дефт в прыжке столкнул князя и остановил убийство варвара.

— Поднять копыто на князя! – удивились и разозлились дружинники.

— Да как ты смеешь! — Крикнул князь, вставая и сталкивая с себя агента. Дефта тут же схватили два рослых воина.

— Это вы как смеете! Нельзя так делать! Пони не могут убивать! – Крикнул в ответ Дефт, его сердце было переполнено ужасом.

— Варвары убивали моих воинов, так почему мне не отвечать им? Думаешь, я не марал копыта кровью вражескою? Нет пощады моему врагу! Я же пощадил этого кота, отпустив его с миром, а чем он мне ответил? Теперь же пускай поплатиться за это!

— Нельзя отвечать злом на зло! Я уже совершал такую ошибку и в результате пострадали сотни мирных пони и мой друг! – Сказал Дефт. пытаясь выбраться из хватки воинов. – Убив его, вы не спасете свою страну от нападений, вы не будете отличаться от них, от своих же врагов!! Зло порождает зло, убийство порождает убийство! Прошу вас князь, не опускайтесь до их уровня!

— Князь обязан показать врагам свое место. – Вдруг произнес жрец, который неожиданно появился из толпы.

Дефт с ужасом посмотрел на жреца и на Драккена. В глазах князя не было никаких эмоций, он, молча, направился к Смилодону и вновь приготовился для казни.

— Нет никакой дружбы. Дружба — ложь ядовитая не более. – Произнес Драккен.

Дефт попытался выбраться и остановить это безумие, но воины не отпускали его. Драккен молча начал смотреть в глаза Смилодона. Барс издал пронзительны, долгий и жалостливый рык. Князь набрал воздуха и встал на дыбы. Воины начали стучать копытами, их топот напоминал такт барабанов.

Драккен закрыл глаза и опустил свои копыта на землю, воины, жрец и Дефт удивились. Драккен приказал отпустить остальных, дружинники сначала не выполнили приказ, принявшись перешептываться, Драккен в ответ громко топнул протезом и дружинники выполнили его приказ. Через минуту Смилодон и его воины были развязаны.

— Убирайся, чтобы больше я тебя не видел! – Прошипел Драккен Смилодону.

Вождь варваров с достоинством поклонился и рыком приказал своим воинам отступить. Князь приказал отпустить и Дефта, агент с удивлением смотрел на действия князя. В душе он радовался, что Драккен поступил правильно.

— Что ты делаешь! – Ругался жрец. – Врага отпускаешь! Иноземца слушаешь!! Князь ты или дитя?!!

— Я не отпускаю врага, я исполняю волю воина. – Драккен повернулся к Дефту. – Теперь в расчете мы, ты помог мне, а я запоминаю тех, кто помогает мне в бранном деле! – Князь взмахов копыт отдал приказ собираться — Правда чувствую, что тяжело аукнется мне эта воля.

Воины принялись завязывать раны, и заняли башню, до прибытия основных царских войск. Дефт с подозрением посмотрел на жреца, старик буравил агента гневным взглядом сквозь разноцветную маску. Дефт приблизился к нему, чтобы задать несколько вопросов, но неожиданно ветер поднял вокруг жреца пургу и скрыл его из вида.

***

Винтерстоун. Царский дворец. Палаты для гостей.18 октября. Четверг. Вечер. 19:47.

Орсон метался из одного места дворца в другой, после сообщение о нападение варваров, он начал беспокоится за Дефта. Агент чувствовал вину, его мучили мысли о том, что с Дефтом могло что-нибудь произойти, а ведь именно он позволил ему отправиться с Драккеном. Орсона успокаивала лишь одна мысль о том, что Дефт все же является сильным бойцом и что он сможет за себя постоять.

Агент, углубившись в мысли, не заметил, как начал проходит мимо царских палат. Краем ухо он услышал тоненький мелодичный звук, похожим на звон колокольчиков. Звук доносился из палаты Колди Стар. Любопытство вновь захватило Орсона и он аккуратно приоткрыл дверь, плата была пустой.

Орсон медленно вошел в княжескую палату. Она была большой, и словно напоминало дом. В ней были отдельные комнаты, и каждая изобиловала дорогой мебелью и роскошью, стены и потолок были украшены драгоценной мозаикой и росписью.

Агент увидел в центре палаты столик, на котором находился хрустальный кувшин с необыкновенным цветком. С виду цветочек походил на маленькую розочку, но лепестки сияли ярким красным светом, от всего цветка искрилась аура и слышалась тихая музыка. Агент приблизился к цветку ближе и понюхал его, аромат был дивным и непонятным одновременно, словно в один момент почувствовалась и прохлада осени, и запах весенней сирени и зимний холод, и летний запах свежего меда.

— Аленький цветочек иногда издает такую музыку, а когда его поливает Драккен, он сияет так ярко, что на него сложно смотреть. – Услышал агент голос Колди.

Орсон развернулся и увидел перед собой улыбающуюся княжну.

— Моя госпожа, простите. – испугался Орсон.

 — Ничего. Будьте моим гостем. – Успокоила агента Колди. — Я просто репетировала, у меня начинает получаться. Думаю, скоро я привыкну говорить и с открытыми глазами, не боясь взгляда других пони. Правда Голдворд считает, что это все уловки убеждения, что на деле это не поможет. Он не доверяет вам.

— Я думаю, Голдворд доверят лишь своему цирюльнику. – Бросил в ответ Орсон и улыбнулся.

Колди звонко засмеялась над шуткой агента, но вскоре в е глазах появилась печаль и она прекратила смех, задумавшись о чем-то.

— Вы беспокоитесь о Драккене?

— Нет, то есть да, я всегда беспокоюсь, когда он отправляется в поход. Но вместе с этим я беспокоюсь о будущем, правление страной это сложное дело, из-за этого я не могу спокойно думать.

— Мой дед говорил «Внук, я пони глупый и не образованный, но даже такой деревенщина как я знает, что от волнений всегда спасает лишь мороженое» — Изобразив старческий голос, процитировал Орсон.

Колди снова рассмеялась над словами агента, рредложение Орсона понравилось ей, и она вызвала слуг, что бы те принесли мороженое. Спустя пять минут агент и княжна сидели за столом и рассказывали друг другу случаи из своих жизней, наслаждаясь сливочным пломбиром.

— И тогда Дефт предлагает мне нарисовать на морде усы и бородку, словно меня в ней не узнают. И что вы думаете? Нас, конечно же, узнали. – Рассказывал Орсон.

— А откуда у вас это шрам на шее? – Поинтересовалась княжна.

 — Это результаты не самой приятной беседы с не самой приятной бандой не самых приятных пони. Благо Дефт сумел показать им силу нашего Закона. Хорошо иметь под копытом такого друга как Дефт, я пролежал целую неделю в больнице из-за встречи с наемниками и все эти дни он навещал меня.

— А у меня никогда не было друзей. – Грустно ответила Колди. – Нет, конечно мы дружили с братьями, но у меня не было друзей не из семьи. Все пони вокруг либо являются слугами, готовые выполнять любую мою волю с улыбкой, либо знать, которая хочет от меня лишь свое подписи.

— Что ж… в этом случае, почему бы нам не завести дружбу? – Предложил Орсон. – Мы уже общаемся на свободном языке, рассказываем друг другу истории и, конечно же, едим вместе мороженое. В Эквестрии этим обычно занимаются именно друзья.

-А ведь действительно. – Колди звонко засмеялась. – Друг, агент и телохранитель с дедуктивным методом, это звучит здорово. Ах да, нельзя забывать и о том, что это друг отлично умеет танцевать танго, даже не смотря на то, что он недавно лежал с переломанными костями. – Колди снова засмеялась. – Кстати Орсон, а почему бы нам не потанцевать? Не танго, а нашу простую, праудонскую пляску?

— О, нет-нет-нет-нет! У меня спина, копыта, голова! — Отказался Орсон.

Княжна посмотрела на агента умоляющим взглядом, Орсон не мог сопротивляться этим очаровательным глазам и с неохотой встал, вместе с Колди в центр комнаты

 — Праудонская пляска, это самый просто танец. – Объясняла Колди. – Танцоры стучать копытами и кружатся в такт музыки

Рог Колди засиял магической энергией и из соседней комнаты появился патефон с пластинкой. Аппарат включил традиционную музыку с национальными инструментами, под звуки гуслей агент и княжна принялись танцевать, сначала Орсон не поспевал за Колди, но затем он начал понимать такт музыки и вскоре и агент и княжна забылись в танце.

Во время последнего поворота, Орсон слишком резко шагнул назад, чем вызвала боль по всей ноге. От боли агент на минуту скорчил смешное выражение, вызвав смех у Колди. Агенту не было обидно на княжну, наоборот, ее смех очаровывал ее.

Пони остановились, и стали молча смотреть друг на друга. Ветер из отрытого окна принялся легонько раздувать гриву княжны, В эти минуту Орсон почувствовал себя одновременно мальчишкой, который впервые увидел снег и юношей, который пригласил королеву класса на выпускной.

Сердце Орсона начало биться от страха, но в душе появилось странное приятное чувство.

Агента влекло к княжне, по глазам Колди, Орсон понял, что и она испытывала аналогичное чувства.

Колди и Орсон начали медленно приближать друг к другу головы, агент чувствовал, что сейчас он совершает ошибку, но желание поцеловать княгиню затупили его мысли.

Вдруг, дверь резко распахнулась, и в палату вошел Драккен, пони с испугом развернулись к нему. Князь был озлоблен, он посмотрел в сторону Орсона с гневом в глазах.

— Драккен, ты уже здесь? – Удивилась Колди. – Но, почему меня не предупредили о твоем возвращении.

Князь не ответил, он продолжал грозно наблюдать за Орсоном, агенту становилось не по себе от его взгляда.

— Вон. – Приказал Драккен.

Агент не стал спорить и, поклонившись, немедленно вышел из палаты. Не успел Орсон закрыть дверь, как он услышал слова Колди.

— Агент Невервронг помогал мне с репетицией, я думаю, что скоро могу…

— Давно пора! – крикнул князь. – Почти две недели ушли после смерти нашего отца, а ты до сих пор не венчана и не помазана! Отец на смертном одре заставил меня поклясться, что бы я помог тебе стать царицей. Но ты, вместо того чтобы готовить себя к царствию, якшаешься с иноземным вороньем! — Драккен приготовился уходить. — Завтра же примешь корону!

Орсон немедленно отошел от двери, уходя дальше в сторону палат для гостей, он услышал за спиной, как Драккен закрыл дверь палаты Колди с громким ударом.

Вернувшись в свою палату, Оросн увидел Дефта, агент аккуратно вытирал йодом шрам на щеке.

— Это кто тебя так? – Спросил Орсон.

— Небольшие непонимания с местным семейством кошачьих. – Ответил Дефт, агент улыбнулся, но из-за шрама улыбка вызвала в нем боль. – Как будущая царица?

— Дело не очень, Драккен объявил, что коронация будет завтра, Колди Стар еще не готова. – Печально ответил Орсон, сев за столик. – Все эти советники и князья превратили бедную девочку в игрушку.

— В детстве я боялся своего дяди Хуана, потому что у него был жуткий голос – Начал агент. – После поимки того колдуна в Понивиле, мой список пополнился безумной улыбкой этого негодяя. А теперь в список тех пони, от которых у меня мурашки по спине попал и князь Драккен, жуткий тип, я тебе скажу.

Дефт присел рядом с Орсоном.

-Вот ведь задание, какое, сплошная политика, интриги, странности. – Сказал Дефт.

— Странности только начинаются. – Мрачно ответил Орсон.

Агент высыпал на стол шепотку изумрудной пыли и вылил на нее капельку воды из кувшина, перед агентами появился мистический огонек.

— Да уж… — задумался Дефт, смотря на огонек. — Либо в купе с магией и тайной Ордена из этого получится самое страшное оружие… либо Босс просто балдеет от магических огоньков, надеюсь, что второе, так хотя бы его можно понять.

Глава III

Винтерстоун. Царский дворец. Главный зал.19 октября. Пятница. День. 12:57.

На следующий день Орсон и Колди Стар возобновили репетицию. Главный зал уже был оформлен для вечерней коронации, вокруг стояли почти, что все слуги дворца, и княжна и агент волновались. Будущая царица поднялась на платформу и закрыла глаза.

— Светом Солнца, сталью льда, силой гор и вечностью неба! Искренне словно чистой водою сердце да воспримет власть! И да воспримет эту власть народ! И да воспримут они власть Помазанницу Колди Стар! – Повторил клятву Орсон. В его голосе отображалась грусть и легкое переживание за Колди.

Княжна не ответила, она держала глаза закрытыми, не произнося ни слова. Орсон понял, что Колди была встревожена.

— Может, попробуем позже? – тихо спросил агент.

— Нет, нет, я… — Начала княжна и отрыла глаза. Увидев вокруг себя столько народа, она заволновалась. – Я не смогу.

Слуги разошлись, кто-то начал обустраивать главный зал, кто-то вернулся к своим обязанностям в других частях гигантского дворца.

— Не волнуйтесь Ваше Величество, до этого у вас отлично получалось и сейчас получится. Вам просто нужно перестать думать о коронации и просто прорепетировать со мной. – Добрым тоном сказал Орсон.

— Это слишком сложно! Я не смогу, стать царицей, это слишком сложно! – запаниковала Колди.

— Вы сможете, я уверен в этом! До этого вы же были готовы, почему сейчас начали сдаваться? Это Голдворд?

— Нет, он здесь не причем, просто Драккен стал требовать от меня коронации. – По щеке Колди скатилась крохотная слезинка. – Драккен устал ждать, когда я перестану бояться публики и наконец-то стану царицей. Он чем-то озлоблен, он говорил, что это из-за вашего друга, Дефта.

— Почему вы так зависимы от слов брата и советника? – Честно спросил Орсон. – Вы начинаете терять веру себя лишь по одному их слову. Вы же взрослая пони и будущая царица! Почему бы вам не перестать слушать их слова и делать то, что хочется Вам? Вы же хотите стать царицей, вы хотите принести в страну кинематограф и стать хорошей правительницей для своего любимого народа, но вы не сможете исполнить свое желание, если не прекратите слушать слова Голдворда и Драккена.

Неожиданно, Колди резко встала и с гневом посмотрела на агента, Орсон вздрогнул от ее реакции. Княжна смотрела на Орсона с обидой и ненавистью.

— А чем Вы отличаетесь от них? – Грозно произнесла она.

— Не понимаю Вас. – Удивился агент.

— Вы смеете говорить такое о тех пони, которые были со мной всю жизнь! – Княжна говорила четко и сердилась с каждым словом. – А вы в стране лишь три дня и уже смеете говорить со мной так, будто я вам чем-то обязана! Будто я вам должна и теперь отыгрываю долг! Вы смеете обвинять моего родного брата и верного советника в том, что ни являются виновниками моей боязни публики! Вы смеете говорить мне, чтобы я перестала слушать их! Может Драккен и не является идеалом добра, а Голдворд не самый честный советник, но они были со мной всегда и всегда поддерживали все мои действия!

— Я не хотел вас обидеть. Я просто хотел помочь!

— Княгине решил помочь обычный агент-телохранитель! – С сарказмом ответила Колди, продолжая грозно смотреть в глаза Орсону. – Мой брат был прав, вы пришли сюда, лишь бы взять контроль над Праудонией! Вы вторглись в мое доверие и теперь пытаетесь оградить меня от близких мне пони, чтобы использовать меня как марионетку! Чтобы через меня управлять страной, как вы этого хотите!

— Я исполняю волю вашей родной тети. – Агент пытался убедить разозленную княжну. – Мой настоящий долг – защищать Эквестрию, но все эти репетиции – лишь акт доброй воли и желания помочь вам!

— Защищать Эквестрию? От кого же? От жесткого тирана – царя Драккена Сворда?! Вы не хотите, что бы он стал царем и знаете, что народ не примет Блублада! Вы пользуетесь мной! Вы воспользовались моим доверием, моей добротой и моей слабостью! – Княгиня громко топнула копытом. – Я вас видеть не могу!!!

На шум прибежал советник Голдворд, в компании двух царских стражников.

— А, Голдворд, вы как раз кстати. – Высокомерно произнесла Колди Стар и выпрямилась в гордую позу. – Сделайте так, чтобы агента Невервронга не подпускали ко мне на расстоянии двадцати шагов!

— С удовольствием! – С коварным наслаждением ответил Голдворд.

Орсон печально посмотрел в глаза Колди Стар, Княжна отвернула взгляд от агента. Дружинники грубо выпроводили Орсона из главного зала. Агент не сопротивлялся, продолжая наблюдать за Колди, пока стража не закрыла двери главного зала перед его носом.

Несколько минут Орсон продолжал стоять у дверей главного зала, углубившись в печаль. Он словно смотрел сквозь двери и видел там Колди Стар, рассерженную и опечаленную из-за слов агента. Так он и простоял, пока его не нашел Дефт.

-Ах вот ты где, я тебя везде ищу, это не дворец а целый город – Агент запыхался. – Пойдем, у нас тут появилось небольшое развлечение, в стиле старого доброго расследования.

— На Золотой сад было совершено нападение? – Орсон словно проснулся от своей печали.

— Еще лучше, были похищены пушкари! – Ответил Дефт. – Целая дюжина знатных специалистов своего дела, во главе с пороховым мастером Ган Паудером! Бедняг похитили по дороге в столицу, а Ган Паудера в его доме!

— Ты думаешь, нам позволят начать расследование? Мы же здесь как телохранители Блублада.

— Вот именно! — Дефт улыбнулся. — Мы должны будем «уверится в том, что принцу не будет угрожать опасность», через помощь расследованию! Естественно через согласия самой важной персоны в виде самого принца Блублада! – Дефт издал радостный смешок. – Ты не поверишь моим словам, но сейчас я рад, что мы телохранители этого принца.

***

Винтерстоун. Терем Ган Паудера.19 октября. Пятница. День. 13:26.

Двухэтажный деревянный дом, или как было принято его называть по традициям страны «терем», был окружен забором из частокола. Внутри забора пороховой мастер обустроил себе курятник, баню и небольшую теплицу, где он выращивал овощи. Все вокруг словно говорило о добром характере хозяина, уважающего провинциальность, такие качества сложно было представить у создателей смертоносного оружия.

Прогнав со своего пути панически настроенных кур, видимо напуганных от вторжения чужаков, агенты вошли внутрь. Первый этаж терема был самым обычным, деревянная мебель, белокаменная печь и несколько картин для украшений. Все оставалось на своих местах и не выдавало признаков нападения.

Признаки нападения агенты обнаружили на втором этаже, там располагался кабинет — лаборатория Ган Паудера, где он работал. В комнате располагалась два стола – для бумаг и химическая лаборатория, на стене располагалась полка со стальными изображениями драконов. Везде был хаос: поломанные инструменты и ампулы, разорванные чертежи и следы драки.

Агенты взялись за работу, Дефт начал рассматривать поломанную мебель, пытаясь вычислить по следам битвы образы преступников.

Орсон перебирал бумаги. Его голова была занята тревожными мыслями по поводу Колди Стар, поэтому агент не мог сосредоточиться.

— Стражники пушкарей рассказывали, что по дороге в столицу на них напали пони в черных костюмах, примерно четыре пегаса, два единорога и десяток земных. Они их оглушили и похитили мастеров. – Сообщил Дефт, прекратив расследование.

— Адепты?

— По их описанию – нет, их стиль боя был грубее и они не использовали сонный газ, и описание одежды не сходится.

Бумаги не представляли никакой ценности: счета, договоры и контракты. Взгляд Орсона заметил кучку пепла в дальнем углу кабинета, в пепле находился кусочек чертежа. Подобрав его, агент сумел разглядеть черты пушки.

Орсон услышал звук щелкающего механизма, агент развернулся и увидел, что Дефт случайно тронул одну из статуэток, намериваясь рассмотреть ее. Картина на стене, около стола с бумаги раскрылась, и агенты увидели сейф.

По началу, Дефт пытался вскрыть сей своими копытами. Пока друг тщательно пробовал свои силы, Орсон сумел найти ящичек, где находились две сохранившиеся ампулы с взрывной смесью. Коварно улыбнувшись, Орсон отодвинул Дефта от сейфа и поставил ампулу на стол, другую он спрятал в кармане пальто, соорудив фитиль из подручных средств, агенты подожгли его при помощи горелки и немедленно убежали на первый этаж.

На первом этаже уже находились царские стражники, которые рассматривали помещение.

— Что вы тут делаете? – Спросил командир.

В ответ командир и все пони услышали громкий взрыв на второй этаже. Терем покачнулся от взрывной волны, агенты скорчились в виноватой улыбке. Дружинники собирались было подняться и проверить, но агенты убедили их, что там была бомба от преступников.

Дефт и Орсон вернулись в кабинет и заметили, что терем начинал гореть. Потушив огонь ударами копыт, агенты увидели, что дверца сейфа была открыта. Внутри сейфа находились два запечатанных конверта, воздав хвалу Селестии, они достали уцелевшие бумаги и мигом спрятали их в карманы.

Выбравшись из терема, они направились в ближайшую деревянную беседку, где и вскрыли найденные конверты. В первом находились чертежи огромной пушки и непонятные химические формулы.

— Что будем с этим делать? – Спросил Дефт. намекая на свои малые познания в химии.

— Отправим Мистеру И. –Ответил Оросн, вскрывая второй конверт.

Содержимое конверта было намного понятней,– это было письмо Ган Паудера самому себе, своеобразная запись собственных мыслей.

Пишу данную запись, находясь в состоянии паники и страха за собственную грешную жизнь.

В этом мире трудно найти место, если твой талант состоит в создании оружия, которые несут гибель и разрушение. Само существование такого проклятия — «проклятия» было написано после зачеркнутого слова «дара» — вызывает во мне чувство вины и несправедливости за свое происхождение. Ведь в этом случае тебя могут оценить лишь те пони, которые желают приносить гибель и разрушение. Но я не хочу такой судьбы

Благо Селестии, в этом мире можно найти место, даже такому как я. Праудония дала мне не дом и возможность исполнять предначертанное мне моим талантом. Я творил ради защиты это страны, а не уничтожения. Меня почитали, у меня были последователи. Даже сам царь Соломон наградил меня за заслуги перед этой страной.

Но от Зла невозможно скрыться за крепкими стенами Винтерстоуна. Вскоре мне начали приходить страшные заказы от неизвестных клиентов. Сначала они предлагали немыслимые деньги, но я отказывал их просьбе, ибо чувствовал в этом заказе Зло. Затем они стали угрожать мне! Благо я был под защитой самого царя, и моя жизнь была в безопасности.

Но теперь, когда Соломон скончался и в стране начала разжигаться борьба за трон, меня перестали защищать. Я не знал что делать! Уехать из Праудонии не было вариантом – я не знал куда себя девать!

Но вскоре мне начали приходить предложения помощи. Я сначала не доверял такому неожиданному акту добра, но теперь у меня просто нет выбора. Сегодня ночью я отправлюсь в голубятню, на севере от Золотого сада, около палаты Печати. Мне объяснили, как я смогу отыскать потайной вход, где я встречусь со своими таинственными спасителями.

В случае неудачи мне придется бежать. Куда? Я не знаю. И я не хочу это доверить простой бумаге.

Записано мастером Ган Паудером в городе Винтерстоун, Праудония. Датируемо 16 сентября.

— Тайны, тайны, тайны. – Проворчал Дефт.

— Кажется, я начинаю понимать. – Орсон задумался. – Видимо Босс или Фелоне решится переманить на свою сторону пушкарей, дабы избавить охрану Золотого сада от пушек – главного козыря местной защиты.

— Или же с помощью их крайне особых талантов устроить небольшой ба-да-бум и забрать себе елочки с орешками да белочками. – Пошутил Дефт. – Ну что ж, давай осмотрим местную голубятню на желтой поляне.

Следуя не самым точным координатам из письма, агенты добрались до голубятни. Что и следовало ожидать, в голубятне были голуби.

— Фу-у, помет. – Скривился Дефт, почуяв запах.

Среди ящиков с зерном и клеток с птицами агенты обнаружили странный знак на стене, напоминающий механизм. Не успел Орсон рассмотреть символ, как в голубятню кто-то вошел.

Агенты немедленно спрятались за бочками с птичьим кормом. Из-за резких движений, Орсон почувствовал боль в спине, к тому же агенты спрятались в неудобной позе. Вошедшим оказался тот самый пони из дружины Драккена, с которым разговаривал Дефт. Мужик целенаправленно направился к символу.

Терпя боль, Орсон старался не выдавать своего укрытия, но, не выдержав, агент распрямился, издав хруст костей. Дружинник вздрогнул, он осмотрелся и принялся рыскать среди ящиков и бочек, агенты не хотели, что бы дружинник их обнаружил, и попытались отвлечь его.

Дефт заметил, что несколько клеток были полуоткрыты. Тихо достав из ящика зерно, он незаметно бросил его в сторону птиц, голуби тут же вылетели из своих клеток, громко запорхав крыльями, и принялись клевать зерно, издавая приятный гул.

Дружинник испугался, когда голуби вылетели из клеток. Плюнув в их сторону, он вернулся к символу и ударом открыл потайную дверь. Подождав еще минуту, агенты направились следом за ним.

В тоннеле было темно и сыро, из-за тяжелого воздуха, агенты придвигались медленно. Наконец, они увидели, что тоннель привел их в подземную систему канализаций, пройдя небольшое расстояние, они заметили вдали свет.

Осторожно, не поднимая шума, Орсон и Дефт приблизились к источнику света. Это был небольшой фонарь, рядом с ним стоял дружинник, ожидая кого-то. Агенты нашли себе подходяще укрытием и принялись наблюдать за пони.

Не прошел и часа, как из тьмы канализаций к свету пришли Голдворд и жрец.

— Чего и следовало ожидать. – Шепотом произнес Дефт, увидев старого знакомого старика.

— Все готово? – Спросил Голдворд, его голос эхом пронесся по канализации.

— Все идет не так, как было задумано. – Хрипло произнес жрец. – Ган Паудер скрылся от нас, а пушкарей похитили.

— Говорил же я, что не стоит доверять иноземцам. Мы пытались убедить мастера Паудера в нашем праве, но тот скрылся, используя свою магию. – Рассержено ответил дружинник. – И мало того, князь Драккен совсем изменился, когда начал якшаться с этим шпионом! Он стал унижать нас и хвалить действия чужака, того и гляди он в конце концов заменит нас на иноземных борцов! Я давал князю святой обет, а он сам его нарушает! Говорю же, иноземцы околдовали князя и похитили пушкарей!

— Ган Паудер может и скрылся, но он не сможет далеко убежать, уверен, он решил спрятаться в Эквестрии. – Успокоил сообщников Голдворд. — Насчет иноземцев, не беспокойтесь. Скоро от них не останется и слуху и духу!

— И от Драккена тоже. – Коварно прошипел жрец.

— Сегодня же, ты исполнишь свой долг перед страной.– Сказал Голдворд, передав дружиннику черный мешочек. — Наш друг-жрец поможет тебе исцелить Драккена от ядовитого проклятия иноземных шпионов!

— Во имя истинного князя и Праудонии. – поклялся дружинник.

Заговорщики скрылись в неизвестном направлении, агенты не успели проследить за ними. Они вернулись прежним путем и поспешили во дворец.

***

Винтерстоун. Царский дворец..19 пятница. Четверг. День. 14:03.

Агенты торопились из-за всех сил во дворец, Орсон не поспевал за Дефтом из-за своих больных костей. Вскоре агенты добрались до своей цели, и в первую же очередь целеустремленно направилась в княжеские палаты.

В палате князя Драккена никого не было, агенты заволновались, что опоздали, но вокруг не было следов борьбы, такой пони как Драккен наверняка ты не сдался без боя,

Агенты немедленно побежали к палате Колди Стар, но их остановили стражники, встав у двери.

— По воле княгини, вам не дозволено приближаться к ней! – Грозно сказали дружинники.

— Нам срочно нужно к государыне, ее брат в опасности! – Крикнул Дефт.

Двери палаты открылись, и из них вышла Колди. Она посмотрела на агентов с недовольным и уставшим видом.

— Что вам нужно? – Строго спросила она, не сводя глаз с Орсона.

— Ваше Величество, ваш брат в опасности! На него готовится покушение, в это замешен Голдворд! – немедленно сообщил Орсон.

— Вы опять за свое? Может Голдворд и был замешен в коррупции, но он не решится на предательство. Никто в Праудонии не может предать родича! К тому же Драккен в окружении своих верных воинов, вы может сами убедится, он обходит Купеческую площадь.

Именно этого и боялись услышать агенты, Дефт немедленно направился к выходу, Орсон на секунду посмотрел на Колди, он хотел ей что-то сообщить, но недовольный взгляд княжны убедил Орсона. что она не будет его слушать.

Орсон направился за Дефтом и напоследок с печалью посмотрел на Колди. Княжна все так же смотрела на Орсона с недовольством. На секунду, Орсону показалось, что Колди погрустнела, но агент вспомнил о своем долге и поторопился к Дефту.

Дефт терпеливо ждал своего друга в главном зале, зал уже был готов для настоящей коронации: были установлены ложа для важных гостей и украшения. Агенты побежали через зал к выходу, но на их пути встали два стражника.

— По воле Голдворда, вы должны оставаться во дворце! – Грозно сообщили стражники.

— У нас нет времени на приличия! – ответил Дефт и напал на стражников.

Стражники ловко достали из-за ножен свои посохи и отбили атаку Дефта. Совершив пируэты своим орудием, они ударили агента сразу по нескольким местам и отбросили в дальний угол зала.

Дефт приземлился у колонны, почувствовав боль по всему телу. Теперь дружинники нацелились на Орсона, размахивая посохом, они медленно приближались к агенту. Орсон пятился назад, боясь попасться под удары, дружинники вели агента к ложу. Орсон вовремя вспомнил про вторую ампулу с взрывной смесью. Быстро достав зубами бутылочку из кармана, он взял ее в копыта и, бросив ее в дружинников, запрыгнул в ложе. Прогремел небольшой взрыв, который откинул воинов и оглушил их.

Из-за своего прыжка в ложе, у Орсона свело спину, превозмогая боль, он вышел из-за своего укрытия и, убедившись, что стражники не пострадали, медленно направился к Дефту.

— Химия рулит! – Произнес Дефт, вставая.

— Химия рулит. – Согласился Орсон.

Теперь агенты двигались с одинаковой скоростью – медленной. Они успели выйти из дворца, прежде чем на шум собрались слуги и остальные стражники. Не раздумывая о том, что их будет ждать за подобную самозащиту, они поспешно направились в сторону Купеческой площади.

Удача показалась на их стороне, в сторону дворца приближалась княжеская дружина во главе с самим Драккеном. Князь шагал быстро и целеустремленно, дружинники поспевали за ним стройным рядом. Рядом находился дружинник — заговорщик.

Агенты направились навстречу отряду, как вдруг увидели, что в сторону князя приближался жрец вместе с двумя единорогами. Как только дружинник заметил жреца, он достал из кармана своего кафтана черный мешочек.

— Князь, берегитесь! – Крикнул Дефт.

Драккен отвлекся на шум, но было уже поздно, дружинник резко набросился на князя и засунул его морду в мешочек. Драккен сопротивлялся, но вскоре пал без сознания, дружинники тут же схватили предателя и окружили князя.

Жрец растолкнул воинов, подойдя ближе к Драккену. Единороги рядом с ним активировали магическую энергию и вскоре, на удивление воинов, и князь и жрец и единороги скрылись в яркой вспышке.

Никто из воинов не ожидал такого, они схватили предателя и принялись трясти его расспросами. К ним присоединились агенты.

— Что ты наделал? Это же князь! Ты предал государя! — Кричали взбешенные дружинники.

— Не предавал я его, а спас! – Воин растолкнул остальных. – Разве не видите ли вы, что князь был околдован иноземными колдунами! Не он ли нас учил доверять только родной крови, а сам сдружился с этим вороньем поганым. – Он указал на Дефта.

— Спас? Ты напал на своего господина! Это преступление! Вы знаем о твоем заговоре с Голдвордом. – Крикнул в ответ Дефт.

Дружинники зашептались, они не доверяли агентам, но видели в словах Дефта некую связь.

— Жрец мне все поведал, иноземные вороги околдовали князя, не стал он более видеть в воинах — братьев своих. – Дружинник обратился к остальным. – Разве вы не видите, братцы? Мы стали шутами для него. Раньше мы были словно одной родней, а теперь он обращается с нами как с холопами и доверяет иноземцам! Разве это тот князь, которого мы знали? Разве тот князь, которому мы поклялись в верности?

Воины призадумались.

— Воины, вы, что не видите что это все заговор. – Сказал Орсон. — Мы видели, как он, Голдворд и жрец готовили западню на князя. Неужели вы предадите своего господина? Вы же клялись в верности ему.

— Мы клялись в верности истинному князю Драккен Сворду! – ответил за всех заговорщик. – А ваша кукла на веревочках нам не нужна. Пущай сам пляшет!

Дружинник направился домой. Воины долгое время стояли и рассуждали. Затем они стали один за другим расходится.

-Вы что, вашего князя похитили, и вы уходите? Праудонцы не бросают своих, забыли?! – Ужаснулся Дефт.

Воины не ответили, обида на Драккена оказалась сильнее клятвы. Слова дружинника, словно стали откровением для всех. Агенты с ужасом наблюдали, как верные защитники Праудонии вмиг предали все идеалы.

Агенты услышали, как со стороны дворца начали приближаться стражники, решив не рисковать, они спрятались в одной из деревянных беседок.

— Теперь мы одни в этом городе. – Мрачно ответил Дефт. – Не стоило было устраивать драку с этими стражниками. Что будем делать Орсон?

— Я думаю, мы знаем, где искать Драккена. Я уверен, что это жрец и Голдворд работают на Босса или Фелоне. В любом случае, ясно, что им нужна Живая вода, видимо для раскрытия тайн Ордена Серебряного Сокола или же для формулы оружия, которое мы нашли у Ган Паудера.

— Живую воду может добыть лишь представитель королевской крови, значит, Драккена увезли в...

 — ...в Ледяную твердыню. – Закончил за друга Орсон.

***

Винтерстоун. Ледяная твердыня.19 октября. Пятница. День. 16:40.

Агенты спешили из дворца, остерегаясь встречи со стражниками. Любой воин Праудонии могут быть на стороне Голдворда, и к тому же выходка Орсона не может пройти незамеченным. Агенты спешили в Золотой сад.

На это раз агентам повезло, к их прибытию в Золотой сад, уже готовилась новая экскурсия для туристов. Когда гид повел толпу зевак во второй зал, агенты успели проскользнуть за огромные печи и направится к горе.

К удивлению, они обнаружили, что проход к крепости не охранялся, видимо заговорщики заранее обеспечили себе свободный путь.

Огромная каменная лестница вела на вершину горы, к Ледяной твердыне. Подъем по ней занял больше часа, с учетом медлительности агентов. Кроме сильного ветра никаких преград не встречались, агенты не отрицали мысль о возможности западни в крепости.

Ледяная твердыня представляла собой небольшую крепость, состоящую из четырех стен с зубчатыми башнями и огромным донжоном посередине. Ледяные глыбы и снег образовали внутри крепости целый лабиринт, гигантские сосульки свисали с крыш башен, место казалось более чем заброшенным. На одной единственной башне был установлен разорванный временем потемневший флаг, приглядевшись, Орсон сумел разглядеть на флаге очертания дракона.

— Мрак, жуткость и запустение, если эти три страшных слова умножить на два и сложить, то в принципе может получиться подходящее слово для обозначения данной атмосферы. – Сказал Дефт, замерзая из-за ветра.

— Если приглядеться, то можно увидеть знакомые символики. Думаю, в прошлом это место было либо пристанищем рыцарского Ордена, предположительно Серебряного Сокола, либо Шепчущим. Не стоит говорить, что мне совершенно не хотелось бы, чтобы второй вариант оказался правдой. – Рассуждал Орсон.

— Проклятье, из-за этого холода у нас приступы излишнего использования словарного запаса. – Пошутил Дефт.

Обойдя ледяные глыбы, агенты обнаружили у донжона скалу с озером. С вершины скалы стекалась прозрачная вода, которая искрилась на солнце. Озеро переходила к разрушенной стене крепости, и стекалось в пропасть.

— Второй вариант, не второй вариант, но все же Шепчущие здесь присутствуют. – Сказал Орсон.

Совершенно не вздрогнув, агенты заметили, как их окружили пять Адептов.

— Вернее их последователи. – Добавил Дефт.

— Иногда мне так хочется ошибиться. – Ответил Орсон.

Замершие двери донжона открылись с жутким скрипом, из крепости вышел жрец с двумя Адептами — единорогами в черных плащах. Адепты держали в заложниках князя Драккена, выставив леветируемые клинки к его горлу, Драккен с невозмутимым спокойствием следовал за своими похитителями, не делая резких движений.

— Вы не сможете противиться силе гор! Князь вышел против традиций и теперь поплатился за это! Ваших сил не достаточно, что бы совладать с мощью моего слова! Бойтесь меня! – прорычал жрец.

— Избавь нас от этого пафоса и маскарада, Слики Джим. – Ответил Дефт.

Жрец удивился, посмотрев на князя. Затем он снял с себя маску и мантию. Чего и ожидали агенты, это и был Слики Джим.

— Не буду спрашивать, как вы узнали! У меня не было времени, что бы выучить это проклятый диалект.

— А стоило бы, хоть мы и не так часто встречались, но твою привычку понижать голос, когда ты начинаешь нервничать, трудно не запомнить. – С улыбкой сказал Орсон.

— И к тому же от тебя на версту веет отсутствием оригинальности. – Добавил Дефт.

— Говорите что хотите, но вы окружены. Вы не сможете нам помешать!

Агенты услышали шаги, обернувшись, они увидели приближающегося со стороны входа в твердыню Голдворда. Советник с ехидной улыбкой подошел ближе к агентам.

— Вы даже не представляете, как приятно видеть вас в таком положении. – Прошипел он, направившись к Слики Джиму. – Еще приятнее будет заточить вас в темницу, за нападение на представителей закона страны, одновременно с этим, стоит добавить еще похищение пушкарей… и, конечно же, князя.

Голдворд подошел ближе к пленному Драккену, князь стоял смирно, наблюдая за предателем глазами полные ярости.

— С чего же ты взял, что тебе удаться посадить нас? Мы закреплены за Блубладом и принцессой Селестией. Вам не поверят. – Ответил Дефт.

— После того, как мы получим свое, нам не просто поверят, а поверят с искренней верой. – Ответил Слики Джим.

— Верно, уж не беспокойтесь, за нас, агенты, мы все предусмотрели. – Сказал Голдворд.

Его рог засиял магической энергией и слеветировал себе клинок у Адептов. Он выставил свое оружие ближе к горлу князя и подошел ближе.

— Мы предусмотрели сразу два варианта событий, все зависит от выбора решения самого князя. — Продолжил советник.

— Как ты мог, Голдворд, ты же верно служил моему отцу. – Сквозь зубы произнес Драккен.

— Вот именно! – Советник рассердился. – Соломон верно прислушивался к моим словам, я желал лишь добра и мира для Праудонии, и верно служил ее идеалам всю жизнь. Но затем неожиданно ты вырос и стал воителем. Твоя ярая натура разрушала до основания все то, что я делал! А Соломон в ответ награждал тебя самыми высшими наградами, конечно же, его родной сын важнее верного советника. И пусть сын разрушает страну к чертям, главное, что он это делает во имя любимого батюшки. – Советник со злости надрезал на шее князя маленькую царапинку – Из-за тебя мне пришлось пойти на коррупцию! Это ты сделал меня преступником! А я лишь хотел, чтобы Праудония расцветала!

— Расцветала? И поэтому ты пошел на поклон черным деятелям. – Возразил Драккен. – Я не верю не одному твоему ядовитому слову! Жадность наживы и делание править – вот что двигало тобою!

— Давайте прекращать эту драму и переходить к делу! – Прошипел Слики Джим.

— Верно! – Голдворд улыбнулся. – Итак, Ваше Величество, у Вашей персоны есть два выбора. Первый: вы преподносите нам чашу Живой воды, а мы в ответ стираем из памяти этот день. Вы вернетесь к прежней жизни, не подозревая ни о заговорах, ни о том, что совершили. Будете снова весело скакать по просторам Вечнозимнего леса, гнать йети и бросать проклятия в адрес другим странам.

— Никогда! – Ответил князь.

— Второй вариант! – Голдворд стал спиной к князю, по-прежнему держа лезвие у его горла. – Мы убиваем вас, здесь и сейчас! Ваша драгоценная сестра уходит в траур и через эту печаль мы получаем от нее Живую воду. Ведь из-за потери любимого брата, бедняжка Колди Стар будет нуждаться в поддержке. В поддержке от сильного мужчины… — Голдворд лукаво улыбнулся. — … Мужчины, который был с ней всегда, в этом случае она будет готова на все… даже за то что бы выйти замуж за него!

Орсон стиснул зубы от злости, Драккен от ярости чуть было не напал на советника, но лезвие не дало ему сделать и шага.

— Выбирайте князь! – Ехидно произнес Слики Джим.

Драккен тяжело дышал от злобы, казалось, что вся его ярость вот-вот вырвется наружу на злодеев. Голдворд лишь улыбался и терпеливо ждал ответа от него.

 — Подумайте, Драккен. – Снова начал Голдворд. – Зачем вам эта жизнь? Заграница считает вас тираном, верные воины отвернулись от вас, любимая сестра решается впустить в страну толпы иноземцев со своими игрушками, этот мир не для вас. Вы устаревший вид, вы никому не нужны.

— Драккен не тиран! – Заступился Дефт. – Он воин и патриот. Да, может его поступки не

самые чистые, но его намерения всегда были основаны на любви к стране и к семье! Это такие как вы, Голдворд и Слики Джим не нужны никому! Это вы не достойны этого мира!

— Вами движет алчность и злоба! Ради этого вы идете на преступления. Драккен же совершает все это ради того чтобы уберечь страну от врагов. В данный момент вы доказывает, что он был прав! Но, к сожалению даже среди родных оказались предатели! – Добавил Орсон.

Драккен удивился, услышав слова агентов.

— А не смешите меня! Это все лишь сказки! Вы еще скажите мне что прямо сейчас на помощь князю примчаться все его дружинники с извинениями перед ним! – Засмеялся Слики Джим.

Наступило молчание. Но через минуту послышался странный гул, напоминающий барабаны. Подул сильный ветер. Преступники с тревогой начали оглядываться. Со всех сторон послышались слова боевой песни:

Праудонские сердца, изо льда,

Лед и гром!

Не сдадутся никогда,

Лед и гром!

Вечно князю верные,

Молодцы!

Дружинники верные,

Молодцы!

Лед и гром, лед и гром, лед и гром!

— В этом месте сказки становиться явью. – Улыбнулся Дефт.

На стенах появились дружинники, единороги — Адепты встали рядом с Слики Джимом, Голдворд продолжал держать клинок у горла князя, остальные Адепты приготовились к бою. Дружинники в один громкий голос продолжили песню:

Вечность, слава и могучих дух, изо льда,

Лед и гром!

Не предадим страну родную. Никогда!

Лед и гром!

Вечно князю верные

Молодцы!

Дружинники верные

Молодцы!

Лед и гром, лед и гром, лед и гром!

Со стороны входа появилась остальная часть дружины, вооруженная посохами, воины вытащили свое оружие и, размахивая им, начали приближаться к Адептам. Остальные продолжали петь:

Посох, пушки, дух воина изо льда,

Лед и гром!

Не предадут дружинника, никогда!

Лед и гром!

Вечно князю верные

Молодцы!

Дружинники верные

Молодцы!

Лед и гром, лед и гром, лед и гром!

При виде такого зрелища, у агентов пробудилась надежда нас спасение и одновременно холодок страха. Князь улыбнулся, в его глазах появилась гордость.

— Братья! – Произнес он.

Адепты накинулись на дружинников, ловкие акробатические трюки против боевых танцев с посохом, это напоминало смертоносное представление. Невероятная скорость и ловкость, и Адепты, и дружинники был достойны друг друга. Адепты изворачивались и ударяли с бешеной скоростью, отбиваясь от посохов, дружинники ловко махали своими посохами и с той же ловкостью атаковали Адетов.

Агенты нацелились на Слики Джима, но злодей тут же встал за спины своих единорогов и те телепотрировали его в неизвестное место.

Кусок льда, брошенный одним из дружинников, попал прямо по Голдворду, из-за этого у советника сорвалось заклинание, Драккен освободился от хватки оружия.

Князь немедленно поднял советника а и бросил его в сторону ледяной глыбы, Голдворд ударился об тяжелый лед и издал больной хнык. Князь подошел ближе и пнул предателя железным протезом и ударил по животу. Затем он схватил зубами за его гриву и потащил в сторону пропасти, агенты постарались остановить Драккена, но на их пути стали дружинники.

— Князь, не делайте этого! – Крикнул Дефт.

Князь бросил Голдворда у краю пропасти и яростно ответил:

— На этот раз никакой пощады!

Драккен начал медленно приближаться к Голдоворду, механизма протеза из-за холода издавали пугающий скрип при каждом его шаге. Голдворд пал к ногам князя и принялся со слезами целовать его копыта.

— Прошу князь, прошу, пощадите! – Советник плакал и умолял. – Я не хотел этого, это все иноземцы! – Он обнял шею Драккена и начал нашептывать ему на ухо. – Вы всегда были правы, иноземцы приносят в нашу страну лишь зло! – Князь ударом отбросил от себя советника. – Это все агенты – они околдовали меня! Прошу умоляю, пощадите!

Советник пал к ногам и жалостливо заплакал. Дружинники начали стучать копытами по замершей земле крепости, их удары походили на такт барабанов. Агенты с ужасом стали наблюдать за действиями князя.

Князь приготовился для удара. Он замахнулся протезом, железное копыто издала жуткий скрип. Князь долгое время стоял с запахнутым копытом и думал, советник плакал и казался жалким и беспомощным. Драккен вспомнил момент со Смилодоном и слова агентов.

Драккен мирно опустил свое копыто на землю, дружинники удивились и прекратили свой такт.

— Хватит с меня крови. – Прошептал он и обратился к Голдворду со всей злостью. – Убирайся из моей страны. Этот мир не для тебя.

— Да конечно — конечно! – Голдвор попятился за спину князя. – Все будет исполнено…. – Его рог засиял, из скрытого кармана его кафтана выдвинулось лезвие. –… Ваше Величество!

Голдворд резко бросил кинжал в Драккена, лезвие попало прямо в плечо здорового копыта, князь сквозь зубы сдержал боль, издав приглушенный крик. Дружинники бросились на Голдворда, советник собрал все силы и столкнул Драккена в пропасть.

Среди присутствующих не было ни одного пегаса, никто не мог помочь князю, Драккен сгинул во тьме глубокой пропасти. Голдворда схватили и сдерживая желание убить предателя связали.

Агенты подошли к краю пропасти, с ужасом и грустью посмотрев в бездну. Дружинники столпились у пропасти, словно ожидая, что Драккен появится из нее, но в ответ было лишь молчание. Лишь холодный ветер со зловещим свистом играл с почерневшим старым знаменем на одной из башен Ледяной твердыни.

***

Винтерстоун. Царский дворец. Главный зал. 19 октября. Пятница. Вечер. 20:07.

Весь день агенты были окружены вопросами. Их допрашивали стражники по поводу их поведения в главном зале, и по случаю в Ледяной твердыне. Письма из Центра несли в себе лишь вопросы по поводу недостаточной информации, агентов не волновали ни те, не другие. За весь день агенты устали и теперь молча сидели на скамье в главном зале, наблюдая как сотни слуг, дружинников и представители знати обсуждают недавнюю трагедию. Дружинники отказывались верить в смерть Драккена, ведь пегасы не смогли найти его тело и значит, князь мог быть еже жив.

Спорящие замолкли. Когда в зал вошла грустная княгиня Колди Стар. Пони поднялась на платформу и, без нотки страха, сказала:

— Сегодня черный день в истории Праудонии. В этот день я увидела, как были преданы идеалы сразу двух великих стран. – Княгиня грозно посмотрела в сторону дружинников. – Я увидела, как была предан клятва. — Княгиня посмотрела в сторону знати. – Я видела, как была предана Дружба. – Княжна поднялась во весь рост, сейчас она напоминала грозную статую своих предков из Золотого сада. – И из-за этого мы потеряли великого князя и моего любимого брата. Но я отказываюсь верить в его смерть, пока не увижу его бездыханное тело. Поиски Драккена Сворда будут продолжаться, до тех пор, пока не угаснет моя надежда. Что же до предателя Голдворда? Исполним же волю моего брата – он будет изгнан из знати и из страны с позором. Я убедилась, что страну раздирает на части жадность, Зло и предательство, и по воле моего покойного отца и потерянного брата, я клянусь, что сделаю все, чтобы этот ужасный день был единственным в истории Праудонии. Я провозглашаю, что завтра же утром, я приму корону на царствие Праудонии.

Все пони в зале оглушили зал громкими аплодисментами. Агенты смотрели на другую княжну, они смотрели на сильную, закаленную льдом и скорбью девушку, готовая встать на защиту светлых идеалов своего народа и которая более не боялась ни его, не своей силы.

— Итог? – медленно спросил Дефт.

— Центр убедил в том, что наша выходка была актом самозащиты, благо стражники не пострадали. К тому же, Мистер И согласен с моей теорией, что Живая вода является частью секрета Ордена, и вскоре прилети сюда, чтобы рассмотреть Ледяную твердыню и источник. С позволения Колди Стар, конечно.

— Что насчтет Драккена?

— Я солидарен с дружинниками, хоть спасатели и не нашли его, еще не значит что он погиб.

Агенты замолчали

— Что же будет с Колди Стар? – Спросил Дефт.

— Все что она пережила, закалит ее сердце. Она примет корону. Но сложно сказать каким будет ее правление.

— Драккен все же был прав, от иноземцев одни лишь беды. Мы приносим с собой лишь горе. — Произнес Дефт

— Он прав с иноземцами, но не прав с Дружбой. Быть может, если он принял бы Дружбу и гармонию, то тогда ничего этого не произошло. В этом случае так можно сказать и обо всех.

До самой ночи агенты просидели в темноте, не произнося ни слова. Лишь утро сумело поднять в них дух и заставить работать дальше. Утро, на котором они увидел восхождение царицы.

Эпилог

Винтерстоун. Царский дворец. Главный зал. 20 октября. Суббота. Утро. 10:00.

Главный зал вновь был полон, в королевском ложе вновь находились царица Саншай и Блублад, знать располагалась рядом, сотни дружинников готовы были преклонить колени перед новой государыней.

Агенты наблюдали за торжеством на балконе. Орсон с грустью смотрел на остальных, его настроение изменилось, когда он увидел Колди.

Двери распахнулись, и в главный зал вошла Колди Стар. На ней было темно-синее платья с бриллиантовой выделкой, она напоминала ледяную звезду в сиянии своего наряда. Княжна шла спокойно, с открытыми глазами и храбро направлялась к центру.

Колди Стар взобралась на платформу, и предстал на колени перед патриархом. Патриарх приготовил масло, мальчишка в кафтане рядом с ним держал подушечку с короной, покрытой шелковой простыней.

Орсон заметил, что Колди не закрыла глаза, но по взгляду он понял, что княжна готова сказать свою клятву. Патриарх помазал ее лоб маслом.

— Светом Солнца, сталью льда, силой гор и вечностью неба! – Провозгласил он громким басом. – Искренне словно чистой водою сердце да воспримет власть! И да воспримет эту власть народ! И да воспримут они власть Помазанницу Колди Стар!

Колди молчала, она не показывал никаких чувств, ни страха, ни паники, ни горести. Она просто молчала. Она повернулась к балкону и посмотрела на агента, народ вокруг начал беспокоиться. Орсон и Колди смотрели друг на друга с разного расстояния. Агент успел заметить кроткую улыбку княжны, прежде чем он повернулась к патриарху.

— И приму венец я, будет царствие мое светлым как свет Солнца. Дух мой будет стальным подобен льду, ради защиты народа. Сила слова моего будет подобно силе гор, чтобы услышал меня мой народ. И будет клятва моя вечной, подобно небу! – Произнесла Колди с уверенностью и четкостью.

Патриарх поднял корону – небольшой серебряный венец, в центре которого находился яркий Аленький цветочек – вновь оживший после смерти царя Соломона и сияющий ярким светом. Патриарх поднял венец верх и медленно надел его на голову Колди Стар.

— И по сей день и до конца правления, правь достойно, Колди Стар, царица всея Праудонии! – Провозгласил патриарх.

Царица поднялась под громкие аплодисменты всего зала. Дружинники, не выдержав, начали счастливо свистеть, приветствуя новую госпожу. Горе по утрате князя, сменился на радость вознесения царицы.

Колди с легкой улыбкой помахала всем в зале. Дефт громко хлопал копыта и кричал поздравления, Орсон же молчал. Он наблюдал, как кроткая пони становится правительницей сильной страны. Когда Колди повернула свой взгляд к агенту, они оба улыбнулись.

Конец шестой серии

Приложение

Перевод имен персонажей:

Описываются неканоничные персонажи, созданные автором

Главные герои:

Орсон Невервронг — Orson Neverwrong – Orson – Человеческое имя. Назван в честь кинорежиссера Орсона Уэллса. Neverwong – «Никогда не ошибается» (Never – никогда.Wrong – ошибиться/неправильно).

Дефт Страйк — Deft Strike – Ловкий удар.

Действующие лица:

Колди Стар – Coldy Star – Cold Star — «Холодная звезда»

Драккен Сворд – Drakken Sword – «Меч Дракона» — Drakken – 1.Одно из названий драконов в игре The Longest Journey. 2.Имя главного злодея мультсериала «Ким Пять-с-Плюсом.»

Голдворд – Goldword – «Золотые слова»

Эпизодичные и упомянутые:

Соломон– человеческое имя. Отсылка к библейскому мудрому царю.

Саншай — Sunshine – «Солнечный свет»

Ган Паудэр – Gun powder — Gunpowder – «Порох»

Ледяное братство:

Брайт Бим — Bright Beam – «Яркий луч»

Фрозен Хорн – Frozen Horn – «Ледяной рог»

Блэк Клоу Нордвинг — Black Claw Northwing – Black Claw — «Черный коготь», Northwing – «Северное крыло»

Орлинг Нордвинг – Orling Northwing — Orling – Исковерканное слово: 1) происходит от Orni — «Птица» — греческий. 2) Происходит от Орел – русский , Northwing – «Северное крыло»