Автор рисунка: Devinian
IX. Его прощальный глоток. XI. Второе дыхание.

X. Фуга в подарочной обертке

Развязка близка, да.

-Да. Такая вот часть Дерпи Хувс. Не очень приятно видеть такое. Вы молчите, но я с вами абсолютно согласен. Добра и любви в этом мало.

Доктор Кросс посмотрела на кровать. На ней, прикрытый белым покрывалом, лежал несчастный Броксо. Мориатти ушел в себя – его задумчивости могла бы позавидовать сама Зикора. Доктор Мэй нервно бродил по кабинету. Доктор Хвонг, уснувшая под ударными дозами успокоительного, отсыпалась на соседней кушетке. Зикора... да, стоя рядом с Мориатти, она очень удачно его пародировала. Или он её. Или просто время остановилось специально для них.

-Доктор Броксо. Знал ведь, на что идёт, — Дерпи даже не смотрела в его сторону. Её взгляд скользил в сторону доктора Кросс, затем прошелся по копытам Гиппо, и остановился на...

Бутылка с пуншем. Кстати, хотелось бы заметить – глаза «Эксайла» смотрели прямо. Да и вообще, от типичной придурковатости Дерпи ничего не осталось.

-Да уж. Прощальный подарок. Он считал меня правильным, верным своему делу.

Вся проблема в том, что он не ошибся. Он был прав во многом. Я действительно помогал Дерпи всё это время. Я один спасал её, когда всё ваше прогнившее общество презирало её и считало уродиной. Знаете, что самое неприятное? Она вас всех любила. Каждого, кто смеялся над ней. И любит, несмотря ни на что. И Броксо был абсолютно прав в этом.

-Но он ошибся насчет меня. Дерпи никогда не создавала меня, как убийцу, или чтобы оправдать с моей помощью свой гнев, это верно. В ней никогда не было ненависти. Но ей было больно. И когда её сбросили с обрыва одной поздней ночью, она нарисовала в своем сознании мой портрет. Она создала такого пони, который мог бы помочь ей. Утешить. Забрать её боль себе.

Но видите ли, я защищаю Дерпи. Защищаю любой ценой. Её память, её детство – всё это давит тяжелым грузом на её сознание. Отпусти я этот груз – и она упадет под вечным мраком и тьмой, которая поглотит её сердце.

-Да что не так с её детством?! – воскликнула доктор Кросс.

-Вы же видели те рисунки, что вам показал Броксо? Доктор Хруфф увидел их первыми и забил тревогу. Я не смогу вам показать, что же такое скрываю я в потаенных уголках сознания Дерпи, — отвечал ей Эксайл, — но вы же это видели? Вас бы не убил тот факт, что в вашей голове ютятся такие воспоминания? Меня нет, разумеется. Дерпи наделила меня стальными нервами. В полном соответствии с моим образом.

-Кое-что из её воспоминаний я всё же оставил. Маффины. Она так любила их в детстве, лишать такого было бы слишком жестоко. И не забывайте про её кьютимарку.

-А что она означает, кстати? – поинтересовалась доктор Кросс.

-Очень многое. Считайте, что пузырьки дали ей вторую жизнь.

-Но всё же, если отмести все факты о Дерпи, ты – убийца. Убийство не делает никому чести, — жестко отрезал Гиппо Мэй.

-Я и не говорил о чести, доктор Мэй, — заметил Эксайл, — я изгнанник, я не подчиняюсь вашим правилам. А ведь когда-то я говорил, что изгнанный создаст себе свои собственные законы, и станет жить по ним.

-Но я не иду на это просто так.

-А Броксо?! А Вайолин Кейс?! – вдруг рявкнул Гиппо.

-Вы же знаете, что я ценю Дерпи выше всех. Выше своей жизни. Для меня убийство – это защита. Я это не от веселья делаю. Вайолин Кейс была слишком опасна для милой Хувс. Она была честной, верной и доброй – да. Потому и ненадежной. Она не пойдет против своей совести. Это правильный выбор. Я его уважаю, если вам вообще мое мнение интересно.

-Оно довольно любопытное, — задумчиво признал Мориатти.

-Что насчет доктора Броксо? Он нашел, как копнуть глубже. Он стал заискивать у Дерпи, не знает ли она что-нибудь из своего детства. Тем самым, он пытался уничтожить мою с ней связь. А доктор Хруфф за это уже поплатился.

Повисло тяжелое молчание.

-Вы же и правда не думали, что он всего лишь отправился на покой после своего фиаско?! – рассмеялся Эксайл, — долгое время после своей отставки он старался уничтожить меня всеми силами. Мне пришлось поболтать с доктором Броксо. Это было очень рискованно. Но он помог мне. Между жизнью Дерпи и моей смертью он выбрал первое. Старый доктор был лишь помехой в моем нелегком пути.

Так что сами понимаете – как только доктор Хруфф «отправился на покой», в нем вдруг проснулась совесть. Он решил, что во мне есть светлая сторона, и поэтому пытался её раскрыть. Вот только он забыл о том, что я всё еще на страже Дерпи.

-Что же мне нужно от вас. Вы всё еще живы благодаря мне. Я не желаю вашей смерти, поэтому надеюсь на ваше милосердие…

-К кому?! К тебе, убийца? – вскинулся Гиппо.

-К Дерпи, — ответил Эксайл, — ей всё еще нужна помощь. Если вы не сможете ничего сделать, мне придется полностью уничтожить все её воспоминания. Не будет больше её. Но зато останусь я. Как истинное и единственное её воплощение

-А теперь работайте. Думайте. Поднимите доктора Хвонг, думаю, вы зря уложили её спать.

И на этом Эксайл замолчал.

-Что скажете, Гиппо? – обратилась к нему доктор Кросс.

-Слишком много смертей, — мрачно заметил он, — но если то, что он говорит, правда, мы просто обязаны его остановить. Доктор Мориатти?

-Без доктора Броксо будет трудно, — проскрипел он, — но раз уж мы за это взялись, то…

-Юной Дерпи помощь наша нужна, — тихо произнесла Зикора.

Доктор Кросс задумалась. В её памяти вдруг всплыла маленькая программка. «Прощание друзей». А что, если…

-У меня есть идея, — вдруг произнесла она, — Эксайл?

-Слушаю вас.

***

-Мы создадим с помощью гипноза новый вариант реальности. В ней Дерпи и Эксайл должны разыграть прощание друзей.

-Разыграть? – спросил доктор Гиппо.

-Именно так. Я приму на себя роль рассказчика. Я буду указывать Дерпи, где она находится, и что происходит.

-Ну-ка… — Дерпи-Эксайл заметно оживился.

-Это как пьеса. Каждый играет свои роли. В этой роли Дерпи лежит в больницы, а её навестил… ну, Эксайл. Он устал, он хочет попрощаться… и он просит, чтобы она отдала все плохие воспоминания ему.

-Затем гипноз даст ей информацию, что Эксайла больше нет. Но вся плохая память исчезнет вместе с ним. Мы… потеряем некоторое из её воспоминаний – детство, возможно, что-то из случаев в Клаудсдейле… но всё это перестанет давить на неё, верно?

-Выглядит на теории неплохо, хотя и странно. А что с практикой?

-Жеребятам на ночь читают сказки, чтобы их успокоить. Мы не просто напишем для Дерпи сказку – мы сыграем её как маленький спектакль, чтобы у неё не осталось никаких сомнений. Маленький добрый спектакль. И очень грустный.

-Эксайл?

-Начинайте, — услышала доктор Кросс.

***

-Итак, разум к ней вернулся. У нас есть целый час, — прикинул доктор Мэй, — История?

-Поздней ночью Дерпи летела к себе домой после долгого рабочего дня. Было очень темно, она не видела пути и врезалась в дерево. Как результат – тяжелый перелом… доктор Мориатти? Что вы делаете?!

Единорог как раз примеривался к крыльям Дерпи. Его рог светился оранжевым светом, притягивая к себе медицинский молоток.

-Простите, — задумчиво произнес он, расправив ей левое крыло, — я не могу понять, перелом чего у неё? Правое, левое крыло? Вы уж простите, но я не крылопатолог, у меня в этом плане некоторые… сложности. Но если перелом головы или, скажем…

-Доктор Мориатти! – в ужасе воскликнул Гиппо, — одумайтесь! Мы же не собираемся калечить Дерпи из-за максимального отыгрыша этого невинного спектакля!

-А, серьезно? Ну… ладно, — доктор отложил молоток.

-Как вы, Хвонг? – участливо спросила Ред.

Доктор Хвонг устало улыбнулась ей.

-Я в порядке. Нет, правда, — произнесла она, — спасибо, что разбудили. Всё-таки бедняжке Дерпи нужна помощь. Доктор… Доктор Броксо ведь нас для этого и собрал, правда?

Пони старалась не смотреть на кушетку, где лежал её учитель. Она подключала электроды к Дерпи, проверяя, работает ли кардиограф. Спустя несколько минут она запустила ЭКГ. Самописцы со скрежетом выдали ей небольшой кусочек от кардиограммы.

-Пульс нормальный, дыхание ровное, есть легкая аритмия. Пока что всё в пределах нормы, доктор Мэй, — слабым голосом сказала она

-Хорошо. Доктор Кросс, вы готовы?

Доктор Кросс кивнула.

-Все готовы? Зикора?

Зебра кивнула. Ей вторил Мориатти и доктор Хвонг.

-Кстати, я до сих пор кое-чего не понимаю, — заметил Мориатти, закрывая за собой дверь и скидывая своё промокшее пальто на вешалку, — зачем мне нужно было будить в столь позднее время достопочтенных Кейков и просить их продать мне целый поднос с маффинами? Это какой-то странный план, правда, Гиппо?

Гиппо Мэй тяжело вздохнул.

-Так надо, коллега. Начинайте.

Бубен в копытах Зикоры отбивал ритм, постепенно сливаясь со стучащим сердцем Дерпи. В кабинете стоял тяжелый запах разнообразных припарок. Атмосфера была очень запоминающейся. Доктор Кросс даже ловила себя на том, что и сама засыпает под действием мистических сил. Иногда ей казалось, что эта странная шаманская маска, поставленная у изголовья кровати, смотрит только на неё и светится неестественно ярким светом.

Доктор Гиппо пихнул её в бок. Видения развеялись сами по себе. Доктор Кросс шумно вздохнула.

-Доктор Кросс.

Ред посмотрела на Дерпи. Пегаска мирно засыпала под действием гипнотических опиатов, чувствуя, что слабеет телом. «Дело нужно закончить», — подумала она.

Доктор устроилась поудобнее возле пребывавшей в гипнотическом сне Дерпи, раскрыла свою походную тетрадку и начала свою историю…