Автор рисунка: aJVL
VII. Тьма Шайнблизз IX. Яблочные вакханалии

VIII. Знакомство с Эпплами

Ферма «Сладкое яблочко» располагалась не так далеко от города, и была, пожалуй, одним из самых интересных мест в городе – наравне с бутиком «Карусель» и библиотекой Твайлайт Спаркл. Сложно сказать, что так цепляло в ней местных жителей. Ферма выглядела… ну, как ферма. Небольшое поместье, на территории которого располагался солидных размеров яблоневый сад. Точнее, это был и не сад вовсе. Складывалось такое ощущение, что это был очередной лес, только деревья в нем были аккуратно посажены, и здесь не так уж и сложно заблудиться. Если вы, конечно, не забрели сюда ночью.

Шайнблизз не видела здесь ничего особенного. В свое время ей приходилось видеть места и покрасивее, хотя просторные поля, усаженные различными плодовыми культурами, выглядели и правда… внушительно. Владельцы этой фермы могут собой гордиться.

Когда славная компания Ред Кросс проходила мимо кукурузного поля, до их носов донесся уcтойчивый аромат горячей выпечки. Это окончательно сбило все мысли пегаски в хаотичную кучу, в которой умные и интересные идеи забивались желанием чего-нибудь пожрать.

-Обожаю выпечку, — сказала она, непроизвольно облизнувшись, — напоминает о родном доме.

-Надеюсь, мы не будем её воровать? – спросила Шайблизз.

-Воровать? Посреди бела дня? У малознакомых мне пони? Никогда бы не подумала, — усмехнулась Ред. Пегаска внимательно всматривалась вдаль – в сторону огромного сарая.

И в самом деле, Кросс не собиралась ничего воровать. Тем более, у незнакомых ей пони. Хотя… как незнакомых? Семья Эпплов была достаточно знаменита здесь, в Понивилле. Как-никак, целая династия земных пони-фермеров, чей «яблочный бум» давно охватил и этот город и засушливый юг, до самой Эппллузы. К тому же, Кросс мельком знала и знаменитую пони, которая жила и работала здесь. Занятный типаж. Первая монография Кросс о «трудоголизме среди земных пони» была как раз посвящена именно ей. Правда, исходя из соображений медицинской тайны и определенной анонимности, она немного изменила её имя, чтобы избежать последующих проблем.

-Паддлджек? – спросил я у неё, критично осмотрев её «magnum opus», — ты это что, серьезно?

***

Ред Кросс первой подошла к ферме. Перелетев через ограду, она оказалась перед небольшой группой пони, которые с интересом смотрели на неё.

-Всем пони — пламенный привет от сбежавших психопатов! – махнула она им копытом. Кто-то засмеялся. Кто-то помахал ей копытом. Вперед вышла пони оранжевого окраса. На её голове была ковбойская шляпа.

-И вам привет, уважаемые психи! Добро пожаловать на ферму семьи Эпплов! – крикнула она, — меня Эпплджек зовут!

-Очень приятно! Я Кросс, а это мои друзья – Элфи и малышка Шайнблизз, — представила Ред своих друзей, а сама продолжила: — я тут смотрю, у вас семейное воссоединение. Даже не знаю, может, мы зря зашли?

-Зашли вы точно не зря! Рановато – эт да. Но скоро сюда весь город сбежится, и если честно – мы по уши в работе!

Кросс усмехнулась и обратилась к своим друзьям:

-Я думаю, если славная семейка Эпплов не возражает, мы бы могли им помочь. Что скажете?

Глупый вопрос, если честно. Шайни просто кивнула, а Элфи с безумной улыбкой притопнул копытами и заржал, выражая свое исчерпывающее мнение по этому вопросу.

-Вот и славно, — кивнула Ред.

***

-Я думаю, ты знаешь, кто такая Эпплджек, не правда ли? – спросила Ред Кросс у маленькой единорожки.

Шайнблизз кивнула. Да, если о Твайлайт Спаркл её мама готова была рассказывать часами, то о других Элементах Гармонии она слышала лишь мельком. Но имена каждой пони она помнила очень хорошо.

Эпплджек воплощала собой элемент Честности. Да, очень символично. Оранжевая пони явно не из тех, кто бросает слова на ветер, или особенной любительницей приврать ради красного словца. Не было в ней и этого кентерлотского снобства, которое часто встречалось Шайни в Кентерлоте в окружении богатых и влиятельных единорогов мира сего. В разговоре Эпплджек говорила прямо и производила впечатление решительной пони.

-Вот что я тебе показать хотела, — произнесла Кросс, — Пони не только отдыхают и валяются на солнышке, они еще и работают. Кому-то это приносит радость, кому-то… мнда, в общем, — перед Кросс вдруг резко нахлынули воспоминания о врачебной рутине, которую ей так часто приходилось терпеть.

-Эпплджек – как раз такая пони, которая искренне рада своему призванию. Работает на ферме, стряхивает яблочки, а потом продает их на рынке…

Когда из амбара вышла Эпплджек, Кросс гордо встала, ожидая приказаний.

-Итак, поняши, есть для вас небольшая работенка! – весело сказала она.

-Два пони на песчаный карьер! – гордо воскликнула Кросс. Эпплджек усмехнулась:

-Да ну, какой карьер! Тут так, по мелочи... У нас тут небольшой праздничек намечается, надо бы к нему разогнать парочку облаков. Я бы попросила Дэш, но она опять куда-то запропастилась.

-Дэш? – удивленно спросила Шайнблизз, — в смысле, Рэйнбоу Дэш?

-Ага, — гордо кивнула оранжевая пони, — я так понимаю, ты из её нового клуба поклонников?

-Нет, — ответила она.

-Ну да ладно, я как-нибудь вас с ней познакомлю. Она моя лучшая подруга.

-Парочка облаков, — Кросс внимательно осмотрела нарушителей небесного порядка. Вот они, перед ней, как на ладони – белые и пушистые, как овечья шерсть, начинают мало-помалу собираться над фермой, изредка заслоняя собой яркое светило Селестии.

К слову сказать, Кросс, как и любой достойный пегас, умела разгонять облака. Правда, она не занималась этим еще со студенческих пор, когда всех более-менее способных сгоняли на уборочные работы. Копать плодовые культуры ей претило, а облака… уж лучше это, чем в грязи картошку собирать.

-Так-с… а для маленькой пони есть одна непыльная работенка. Пойдем за мной, — позвала её Эпплджек. Они прошли в сторону яблоневых садов. Деревья возвышались над Шайнблизз, радуя глаз маленькими яблочками, которые свисали с веток, как яркие зеленые игрушки.

-Красота, а? – усмехнулась Эпплджек, — этот участок только остался, надо б стряхнуть, да времени мало. Через час мы уже будем гостей созывать.

-Каких гостей? – спросила единорожка.

-Ярмарка семьи Эпплов! – гордо воскликнула она, — весь город придет посмотреть на это!.. а вот, мы и пришли!

Под сенью яблочных деревьев перед Шайнблизз предстал небольшой столик, на котором уже красовалась гора из разноцветных ленточек и бантиков. У этого столика стоял и другой удивительный гость, о котором стоит рассказать чуть поподробнее.

Это был жеребенок. Маленький черный аликорн, примерно того же возраста, что и Шайнблизз. Его темно-бордовая грива была растрёпана и к его хвосту прилипло несколько «липучек» — если кто не помнит, есть такое растение, которое прилепляет свои «плоды» (если их так можно назвать) к шерсти, коже… или к гриве. Похоже, что этот юный жеребец уже успел полазить по кустарникам. Да и судя по его расхлябанному внешнему виду, он вообще любит лазить там, где не нужно. На его боку, впрочем, кьютимарки еще не было. Ничего странного. Наверое…

Если не считать того, что у него были рог и крылья.

-Это настоящий аликорн? – с выпученными глазами посмотрела на него Шайнблизз.

-Да ну, ты что, — рассмеялась Эпплджек и позвала его: — эй, Тали! Ходь сюда!

Жеребенок по имени Тали подбежал к ней, на ходу уронив бутафорский рог.

-Как продвигается работа с праздничными гирляндами?

-Ну, еще штук двадцать осталось, тётя Эпплджек, — бодро сказал он.

-Отлично! Только ты это… тётей меня больше не называй, ладно? Не такая я уж и старая, – усмехнулась Эпплджек и слегка подпихнула к нему Шайнблизз, — познакомься: вот тебе кобылка в помощь!

Сразу видно, что оба жеребенка заметно смутились, встретившись взглядом друг с другом. Правда, больше смутился именно Тали. Что касается Шайнблизз, то она не придумала ничего другого, кроме как представиться:

-Меня Шайнблизз зовут, — она несколько стушевалась. Тали смущенно отвел глаза. Воцарилась неуютная пауза, которую нарушила Эпплджек:

-Я думаю, вам будет вдвоем веселее. Глядишь, и работа быстрей пойдет. В общем, не буду вам мешать, мне еще самой надо целую кучу яблок стрясти. Я к вам еще зайду!

И она резво побежала, оставив двух жеребят наедине.

***

Легко понять смущение Шайнблизз. За те годы, что она провела в клиниках разных городов по всей Эквестрии, ей нечасто приходилось общаться со сверстниками, и ничего дальше общих игр, завтраков и обедов никогда не доходило. Конечно, у неё раньше была одна подружка. Или даже две. Но вся их дружба заканчивалась всегда одинаково – рано или поздно, за её новыми знакомыми приходили родители и забирали их домой.

Возможно, после второго или третьего такого знакомства она и перестала предпринимать какие-либо попытки. Рациональное мышление (у многих единорогов это считается наследственным) говорило ей, что это бесполезная трата времени – легко заводить друзей, а потом так же легко их терять.

За исключением Кросс. Но Кросс – взрослая. У неё много взрослых друзей-кобылок, с которыми она общается, даже не видя их столь долгое время. И кажется, что для Шайнблизз это стало очень даже показательным примером. По крайней мере, в этот неловкий момент её рациональное мышление всё же уступило простому желанию подружиться с этим юным пегасом.

***

Кросс лихо пинала очередное небольшое облачко, размеренно помахивая своими крыльями. В её нелегком деле у неё тоже появилась помощница.

-Так вы из психушки сбежали? Круто! А вот мы сюда приехали с племянником. Хотела его познакомить с семьей Эпплов, — говорила темно-бордовая кобылка по имени Солин Корд. У неё была голубоватого окраса грива и кьютимарка в виде облачка, из которого выглядывали чьи-то глаза. Что оно означает, для меня и Кросс так и осталось тайной за семью печатями.

-Я как раз пристроила к нему Шайнблизз. Пускай вместе поработают, — крикнула обеим пегаскам Эпплджек. Рыжая пони расставляла возле каждого дерева корзины для яблок.

-Ух ты! Да, малышке Шайни не помешает новый друг, — Кросс хищно набросилась на другое облако, вгрызаясь в него зубами. Не подумайте, что это какая-то тайная пегасья методика разгона туч, просто Кросс очень хорошо вжилась в образ душевнобольной.

-Не сомневаюсь! Тали славный малый, а вот с общением у него явные проблемы. Как только с ним заговорит какая-нибудь кобылка, он краснеет и бледнеет… — усмехнулась Солин, оттаскивая облако вместе с грызущей его Кросс куда подальше. Эпплджек со знанием дела пнула очередное дерево задними копытами. От удара зеленые яблочки посыпались прямо в корзину.

-Как думаете, они быстро найдут общий язык? — спросила Эпплджек

-Ну, учитывая, что Талип настолько застенчив... вряд ли, — ответила Солин, — скорее уж в доме Спаркл появится двуногий наемник из другой галактики.

-А я-то думала, зачем ей дома ионная пушка, — усмехнулась Кросс.

-Наверное, его в школе задразнили. Пегасы это умеют, — крикнула Эпплджек.

-Не спорю. Застенчивый очень, так его все теперь в классе «лунным пони» дразнят, — ответила ей Солин. Кросс только усмехнулась. Да, лунный пони – это звучит… жутковато. Не позавидуешь пареньку.

***

-Вот, смотри: берешь две красные ленточки, потом… эээ… переплетаешь их с зелеными. А потом желтые переплетаешь с зелеными. И так же… синие. К зеленым.

-Понятно, — кивнула Шайнблизз. Кобылка взяла зубами две красные и намотала их на переднее копытце, слегка приподняв его. Так же она взяла зубами и две зеленые…

-Эээ… слушай, а может, ты и магией сможешь так сделать? Было бы проще, — тихо предложил ей Тали. Жеребенок старался не смотреть на неё, и сам прикладывал на свои копытца разноцветные ленточки, пытаясь их завязать в узел.

Шайнблизз промолчала. Ей было не очень приятно вспоминать о таком. Но она честно ответила:

-Я не умею колдовать.

И она ожидала любой реакции, но только не такой. Тали – а точнее, его звали всё же Талип. Талип Кнайт. Пегас понимающе кивнул и сказал:

-Ну что же, бывает.

-«Бывает?» — удивленно посмотрела на него Шайнблизз.

-А что такого? – недоуменно спросил он, — я вот тоже летать еще не научился. Тётя Солин говорит, что всё придет со временем. И крылья, и тренировки. Я вроде как еще маловат.

-Ну не сказала бы… ты скорее, как…

-Как ты?

-Точно, — сказала Шайнблизз и тут же поправилась, — ну, прости, то есть… похоже, что я с тобой одного возраста, и…

-Ну да, — пегас неловко усмехнулся, — ну, наверное, ты тоже скоро научишься колдовать.

-Я так не думаю, — вздохнула она, — у меня с этим… проблемы.

-А ты уже пробовала колдовать, да? – спросил у неё пегас.

-Ну да.

-И как?

-Если честно, не очень.

-Ну… тогда и не волнуйся. Может, потом научишься. Я тоже однажды попробовал полетать.

-И как?

Талип задумался.

-Видимо, так же, — признался он.

***

Вот так, неловко, постепенно, но между двумя смущенными маленькими пони завязался разговор. Шайнблизз первой предложила интересную идею – она будет держать ленточки обеими копытами, а Талип будет их завязывать. Таким образом, производительность гирлянд была увеличена вдвое.

К тому же, любая работа пролетает быстрее за разговором. Талип рассказал ей о том, как ему живется в Клаудсдейле, и очень даже подробно расписал его окружение. Еще он рассказывал про свою маму, про тётю Солин, и как он сюда попал. Шайнблизз поначалу с интересом его слушала, но когда пришел её черёд , поняла, что ей о своем прошлом рассказывать нечего.

Хотя…

И Шайнблизз рассказала ему о своем настоящем. О том, как познакомилась с Кросс. О путешествии в Вечнодикий лес и знакомстве с Зикорой. Рассказала и про странного Элфи Твитча и его чудачествах. Рассказала о Кэррот Топ, хотя и намеренно упустила некоторые не совсем приятные эпизоды, такие как воровство морковок, предсказания зебры и путешествие Ред Кросс в «студенческое прошлое».

-Вот это да! – воскликнул Талип. Пегас с восторгом смотрел на неё, что еще больше смутило маленькую кобылку: — Да я о таких приключениях только мечтал!

-Ты… правда так считаешь?

-Ну да. В Клаудсдейле скучно. Сижу всё время – то в школе, то под боком у мамы… никакого веселья. Один раз только тётя Солин попыталась меня вырвать оттуда – и вот я здесь.

И маленький пегас смущенно замолчал, посмотрев на неё.

***

-Ну что, поняши, смотрю вам тут не скучно!

Задорный голос Эпплджек заставил обоих жеребят вздрогнуть. Талип смущенно отошел от Шайнблизз, а маленькая кобылка понуро опустила голову.

-Всё готово, Эпплджек, — ответил ей юный пегас. Гирлянды, аккуратно разложенные, лежали на столе, радуя глаз смешением разноцветных ленточек.

-Просто отлично, — послышался свист крыльев. Кросс аккуратно приземлилась возле стола и с живым интересом осмотрела эту чудесную парочку.

-Я смотрю, вы уже и познакомились, да, поняши? – усмехнулась она, залихватски подмигнув Шайни. Она ничего не ответила.

-Так-с. Скоро начнется праздник. Талип, тебя тётя Солин к себе зовёт.

-Ладно, иду, — пегас нахлобучил бутафорский рог себе на голову и вскоре скрылся за яблонями. Прежде, чем уйти, он помахал Шайнблизз копытом. Она помахала ему в ответ.

-Ладно, Шайни, пойдем, — позвала Кросс кобылку. Шайнблизз отложила ленточку, и послушно замесенила вслед за ней.

-Эй, постойте! А вы не останетесь на праздник? – недоуменно спросила Эпплджек.

-Что? Конечно, останемся! Как мы можем такое пропустить? – усмехнулась Кросс, — просто хочу немного поговорить с Шайни.

-Ааа… — Эпплджек махнула им копытом, и не отвлекаясь от работы, поставила небольшую корзинку возле яблони, — ну, тогда… не будем прощаться!

И, уходя вслед за Кросс, Шайнблизз услышала глухой удар, за которым последовал грохот падающих яблок.

***

Всю дорогу Кросс не скрывала своей довольной улыбки. Даже… слишком довольной. Когда она так улыбается – жди беды. Ну, или какой-нибудь шуточки.

-Что-то не так? – спросила у неё Шайнблизз.

-Да нет, ничего особенного. Кроме того, что у моей маленькой Шайни появился друг.

Кобылка покраснела.

-Ну… мы познакомились. Талип очень хороший пони.

-Это хорошо. Даже очень хорошо. Просто отлично! И что же ты почувствовала, когда вы начали общаться?

-Мне было… очень приятно. Он действительно хороший собеседник и очень интересный…

Внезапно Кросс расхохоталась.

-Что такое? – удивленно спросила у неё единорожка.

-Всё с тобой понятно, Шайни, — сказала она, распахнув свои крылья, — Кобылка и жеребец встречаются, общаются… ты наверное, почувствовала себя рядом с ним особенной…

-Ммм… возможно, — задумавшись, сказала Шайнблизз.

-Интересной, даже несмотря на то, что тебе приходится всё время молчать.

-В каком-то роде.

-И ты готова слушать всё, что угодно от него, даже если всё сказанное им — чушь.

-Я… что?

-Ты влюбилась, Шайни, — улыбнулась ей Кросс, — примите мои искренние соболезнования, моя милая пони. Я как бывший врач говорю вам, что это неизлечимо.

Особенно было забавно посмотреть на реакцию юной кобылки. Похоже, что она начинала терять над собой самообладание. Сначала она обиженно надулась, затем хищно посмотрела на Кросс, и…

Это была победа. Первая победа за столь долгий день. Кросс была готова сделать «бочку», глядя на то, как пони, которая никогда не смеялась, вела себя серьезно и чересчур пассивно, всё же нашла в своем сердце немного радости.

А когда такая искорка пробегает по жилам, почему бы и не улыбнуться?