Автор рисунка: MurDareik
VIII. Знакомство с Эпплами X. Откровения двух пони

IX. Яблочные вакханалии

Предупреждение: алкоголь наносит значительный урон вашему рассудку!

-Вот она, типичная ярмарка Эпплов, — довольно заключила Кросс. Белоснежная пегаска в застиранном халате бродила среди десятков разноцветных пони, пегасов и редких единорогов. На огромном транспаранте, который украшал вход на ферму, была нарисована большая деревянная кружка, полная яблочного сидра. Более лаконичного приветствия нельзя и представить.

Элфи Твитч очень удобно устроился на ярмарке. Он исполнял роль официанта (как бы это странно ни звучало в подобном месте) и стойки для еды в одном лице. Зеленый пони держал на своей голове тарелку, предлагая всем пони отведать «сладкого хлеба». Увидев Кросс, он заулыбался и подошел к ней.

-Привет, Кросс! А где малютка Шайни?

-А? Скоро подойдет, — усмехнулась она, — ты как тут?

-Просто здорово! – воскликнул он, — Эпплджек попросила, чтобы я стоял тут и всех угощал! А ты?

-Я… в порядке. Спасибо, Элфи, — Кросс подумала о том, как долго рыжая пони искала для него подходящее занятие. Судя по всему, она остановилась именно на этом варианте, как на менее разрушительном.

Зеленый пони улыбнулся ей.

-Рыжая пони мне сказала, что на ярмарке будут всякие конкурсы и призы! Здорово, правда?

-Призы? Какие еще призы? Хотя… ладно, это неважно. Элфи, что там за конкурсы?

-Ну… дай-ка подумать… «Приколи кобыле хвост», например. Еще будет конкурс «Кто выпьет больше сидра», соревнование по метанию подков, а еще…

Через некоторое время Кросс ознакомилась со всем списком предлагаемых здесь развлечений. А заодно и с возрастными ограничениями. Так, «приколи кобыле хвост» была предназначена для маленьких жеребят с магическими способностями (Кросс обеспокоенно посмотрела по сторонам, выискивая Шайнблизз), с метанием подков тоже были проблемы – Кросс с местными чемпионами не потягаться.

-Хм… а вот «Кто выпьет больше» мне нравится, — признала она, — а ты что думаешь по этому поводу, Элфи? Мы вдвоем столько сидра выдуем, что…

-А мне нельзя, — ответил ей зеленый понь,- доктор сказал, что после трубки мне вообще поменьше пить нужно.

-Какой труб… — и вдруг Кросс сама всё поняла. Пони-библиотекарь в её голове тут же послушно развернула перед ней огромный медицинский том на нужной странице.

-Подожди-ка! Тебе вводят белую трубку и подключают к большому аппарату, в котором качается кровь, да? – спросила она, втайне надеясь, что всё не так. Элфи Твитч недоуменно кивнул.

Кросс резко помрачнела. Её реакцию заметила и Шайнблизз. Маленькая кобылка только-только вернулась, кладя красное яблоко к себе в сумку.

-Что-то случилось? –она обеспокоенно посмотрела на неё. Пегаска сжала зубы, глядя на зеленого пони.

-Да, малышка. Случилось… я только что узнала, что у Элфи серьезные проблемы.

***

-Слушай, ты бы вернулся в клинику, – предложила ему Кросс, — с почками не шутят, знаешь ли.

-Так что с ним не так? Он заболел? – непонимающе спросила Шайнблизз.

-Нет. Не совсем. Просто я дура. Знала ведь, что он не просто так в клинике отлеживается. А теперь… — Кросс тяжело вздохнула, — Элфи нужно вернуться в клинику, чтобы закончить диализ.

-Диа… а, так я его сделал. Неделю назад, — ответил ей зеленый пони, — доктор мне сказал, чтобы я лежал и отдыхал, а потом он меня выпишет…

Кросс облегченно вздохнула.

-Кажись, пронесло. Но больше так меня не пугай, ладно? – попросила она его. Элфи Твитч кивнул. Весь этот разговор он держал тарелку, с которой пегаска уже потянула горбушку, чтобы хоть как-то успокоить свои расшалившиеся нервы. И поморщилась.

-Ну как, вкусно? – спросил у неё Твитч.

-Не, не очень. На вкус как земля, — сказала она.

***

-Знаешь, что плохо, малышка? Мне нечего тебе подарить на память.

-Ничего и не нужно, Кросс, — сказала ей Шайнблизз. Они вдвоем бродили по ярмарке, осматривая достопримечательности и красочные витрины, заполненные яблоками.

-Не-а, — Кросс ехидно улыбнулась, — у меня нет с собой денег, поэтому подарок тебе нам придется выиграть.

-Это лучше, чем украсть, — заметила единорожка. Когда они остановились возле небольшой толпы, которая собралась возле игравших в «Приколе кобыле хвост», что-то внутри Шайнблизз резко оборвалось.

Грустно и больно ей было смотреть, как жеребята и кобылки её возраста с завязанными глазами пытаются приколоть нарисованной кобыле хвост с помощью магии. Кросс потянула её копытом за собой.

-Пойдем, Шайни, — Кросс тоже было очень неловко наблюдать за тем, как мучается маленькая кобылка. Она даже начала беспокоиться – а не случится ли у неё очередной всплеск воспоминаний. Как тогда, в городском парке.

Но кажется, всё обошлось. Шайнблизз только тяжело вздохнула и поплелась вслед за ней. В самом центре собралось очень много пони, которые столпились возле небольшого помоста.

Там происходило что-то интересное. Силами семьи Эпплов была расчищена небольшая площадка, на которой в несколько рядов располагались столы. Брат Эпплджек, Биг Макинтош, выкатывал бочки, полные яблочного сидра, одну за другой. Возле столов уже собрались взрослые земные пони, под стать друг другу – все большие, массивные, крепкие и мускулистые.

Спустя несколько минут к микрофону, который стоял в центре, подбежала Эпплджек. Рыжая пони осторожно постучала по нему, проверяя звук и сказала в него:

Так… вроде нормально слышно, да? Вот и славно! Ну что, дорогие поняши, я рада приветствовать вас на ярмарке семейства Эпплов! Всем добро пожаловать, мы начинаем наш «Яблочный праздник!». Сегодня шоу будет вести мой кузен из далекой Эпплузы! Поприветствуйте Брэйбёрна!

Под восторженный стук копыт к микрофону вышел земной пони в ковбойской шляпе, как у Эпплджек, и c кьютимаркой-яблоком.

-Большое всем спасибо! – когда стук поутих, Брэйбёрн продолжил: — сегодня у нас особенный день! Я вижу здесь очень много храбрых пони, которые решили побороться за наш главный приз!

-А следить за тем, чтобы никто не нарушал правила, будет Биг Мак! Эй, старина, ты готов?! – крикнул ему Брэйберн. Красный пони присел неподалеку от него, спокойно пожевывая хворостинку.

-Агась, — сказал он заранее отрепетированной фразой. Наверное, долго готовился.

-Если среди вас есть храбрые пони, которые готовы бросить вызов нашим участникам, не стесняйтесь, подходите!

Воцарилась неловкая тишина. Ред Кросс посмотрела на Шайнблизз. Маленькая кобылка грустно ей улыбнулась:

-Ты совершенно не обязана это делать, — сказала она.

Как ни странно, но это придало белой пегаске решимости. Ред расправила крылья и воспарила над удивленной толпой.

-Стойте! – крикнула она. Брэйбёрн с интересом посмотрел на потенциальную участницу.

-Да-да. Белоснежка хочет что-то сказать?

«Белоснежка?» — одного слова было достаточно, чтобы Ред впала в ступор. Среди окружающих пони послышались смешки.

-Вы… э… не против, если я… ну, присоединюсь к вашему… празднику жизни?

-Хм! – Брэйбёрн посмотрел на Биг Мака. Красный пони посмотрел на Кросс. И кивнул.

-Ну, раз уж наше авторитетное жюри не против, то добро пожаловать! – воскликнул он, — прошу вас, подойдите воон туда, — и он показал на четвертый ряд из расставленных столиков, где на неё с интересом взирали участники конкурса. Кросс подлетела к ним.

Брэйбёрн еще некоторое время взывал к смелости других пони и удостоверившись, что больше участников не будет, подошел к столам:

-Итак! Поприветствуем Белоснежку (жеребцы возле Кросс прыснули), и прошу вас, не стоит недооценивать новую участницу только потому, что она кобылка! Между прочим, наш пятикратный чемпион тоже кажется милой и худенькой, а на самом деле… — и Брэйбёрн показал всем на фиолетовую пони, которая лежала кверху животом, под столом с кубками и медалями.

-Ээээ… думаю, что сегодня Берри Пунш не сможет к нам присоединиться, — под общий хохот возвестил в микрофон Брэйбёрн, — Ну да ладно. Итак, дорогие поняши, напоминаю вам правила нашего конкурса! Выигрывает тот, кто выпьет как можно больше сидра и доживет до того момента, когда все остальные участники будут валяться на земле и хвататься за свои животы. Думаю, вы сами понимаете, почему. Каждому мы дадим по кружке, но учтите – засчитывается только полностью выпитая кружка эля! Никаких половинок, четвертинок и прочего! Старайтесь поспевать за другими участниками, и не вешайте нос почем зря! Через минуту мы начинаем!

Ред Кросс встала между двумя жеребцами. Судя по их внешнему виду, они были большими любителями поесть и выпить. Тем более, бесплатно. Пегаска неуверенно оглянулась. Элфи Твитч и Шайнблизз стояли среди остальных пони и махали ей копытами, желая удачи. Кросс неуверенно махнула им в ответ.

-Итак… на старт… внимание… Начинаем!

Голос Брэйбёрна заставил пегаску вздрогнуть. Пони из семейства Эпплов начинали подкатывать к каждому участнику бочки. Кросс подставила свою кружку под небольшой кран из своей, глядя на то, как быстро она заполняется мутновато-желтой жидкостью. Она осторожно отпила немного.

У яблочного сидра очень мягкий и приятный вкус. Да, это можно пить.

Кросс мигом опустошила свою кружку, чувствуя, что начинает отставать от других участников.

***

Глупо было бы утверждать, что такое захватывающее зрелище происходило в полном молчании. Пони вокруг Кросс бесновались, кричали, топали копытами и искренне болели за своих друзей, которые в данный момент заполняли свои животы живительным напитком.

-Пей до дна, Пей до дна, Пей до дна, Пей… — вот эта постоянная «пейдодна» её раздражала больше всего. Но Кросс за долгие годы работы наловчилась не обращать внимания на внешние раздражители, что и показала на практике, спокойно осушив четыре кружки подряд.

Начиная с шестой кружки, Кросс почувствовала неприятное ощущение в животе. Он медленно и верно начинал заполняться. И хотя сидр был очень вкусным и совершенно не бил в голову, в отличие от некоторых алкогольных напитков, она начинала замечать, что этот вкус уже приедается.

Допустим, вы в пустыне. Вы не пили несколько дней и помираете от жажды. И вдруг к вам подбегает добрая пони и дает кружку, полную сидра. Конечно, первая мысль в вашей голове – «Это самый лучший напиток на свете!». Но если пить его каждый день?

-Бее, — уже в Филлидельфии, когда мы сидели с Кросс в баре, она решительно отодвинула от себя кружку, — опять этот сидр…

***

Спустя восемь кружек появились первые жертвы.

-Ох ты! Кажется, первый жеребец уже сдался! – услышала Кросс голос Брэйбёрна. Но, поглощенная своим напитком, она даже не оглянулась. На каком-то из соседних столов повалился новичок. Первая кровь, так сказать.

Спустя еще пару кружек свалились еще несколько. Одни пони, не допив свою кружку, хватались за животы и падали. Другие со всей силы бились мордочками об столы, свесив языки и выплескивая содержимое изо рта. Столы начинали пустеть, выжившие в этом яблочном аду занимали другие столы, где продолжали пить дальше.

-Ну что же вы так… позвольте вам напомнить, что абсолютный рекорд в 25 кружек принадлежит нашей незабвенной Берри! В прошлом году она показала отменный результат, я надеюсь, что это послужит нашим поняшам хорошим уроком!

«Как её только не разорвало?» — невольно подумала Кросс. У неё уже было на счету двенадцать полностью выпитых кружек. Перед её глазами красный жеребец с кьютимаркой-топором еле сдерживался, чтобы не выплюнуть содержимое желудка.

-Я… не… могу… — и жеребец, выпучив глаза и надув щеки, резво убежал далеко- далеко, да так, что только копыта сверкали.

К Кросс подсел крепкий белый земной пони со светло-оранжевой гривой. Кросс с интересом посмотрела на его кьютимарку. Кружка с сидром. Опаньки…

***

…Семнадцатая кружка. Кросс чувствовала, как её живот просто разрывает от пролитого туда напитка. Вкус яблочного сидра… мать-Селестия, это просто ужас. Это – самая настоящая пытка.

Её стол оказался последним. Все остальные давным-давно лежали кверху животами, прося пощады.

-Напряженная борьба! – не переставая, кричал в микрофон Брэйбёрн, — осталось всего пятеро участников! Напоминаю вам, что у нашего известного фаворита, Уайт Пинта, на счету уже восемнадцать кружек! Хоум Ситтер держится на шестнадцати! А наша Белоснежка задает всем жару! Семнадцать кружек, это неплохо для новичка… у Крайта на счету пятнадцать кружек… держись, дружище!..

Неплохо. Но Кросс не была новичком. В свою бурную молодость она была скромной пони. Это совершенная правда – она редко валандалась по плохим компаниям, в вечеринках почти не участвовала, предпочитая зубрить медицину. Но в те редкие моменты, когда её чуть ли не силой затаскивали на вечеринки, полные студенческого отрыва, она словно преображалась. Её сокурсники видели уже не кроткую белую пегасочку, засевшую в библиотеке, а развязную, хамоватую, довольно ироничную Кросс, которая приносила свою скромную лепту в общее безумие.

Чтобы поддержать финалистов, на фоне радостных криков заиграл аккордеон. Суровый серый пони с фуражкой на голове сидел и наигрывал зажигательную мелодию, при этом постоянно отводя взгляд от любопытствующих. Видно, что он стесняется, хотя по его физиономии вообще сложно что-либо сказать. Настоящий солдат! Странно, что он не в шлеме.

Песенка придала Кросс еще немного сил. Осиливая девятнадцатую по счету кружку, она посмотрела на Уайт Пинта. Белый пони уже брался за двадцатую. И, прикончив её, шумно рыгнул и вялым копытом показал, что уже готов.

-Уайт Пинт! Двадцаточка! Поздравляю! Ситуация складывается напряженная! Ближе к нему наша дорогая Белоснежка, и её от победы отделают всего-то две жалкие кружки! Давай, белая пони, мы в тебя верим! Пинт, без обид!

-Нет проблееееем, — фраза белого пони потонула в очередной отрыжке.

Две жалкие кружки. Легко сказать. У Кросс помутнел рассудок. Её мочевой пузырь давно подавал сигналы о помощи. В такой момент в её голове, подобно аварийному режиму в каком-нибудь фантастическом звездолете, терминалы начинали сбоить, светиться красным и механическим женским голосом твердить «Ошибка! Критическая ошибка!»

Но она. Не могла. Просто вот так взять. И сдаться. Это было не в её правилах. Она жалобно посмотрела на Шайнблизз. Она видела, как малышка Шайни с надеждой смотрит на неё.

Остальные пони, не дотянув до финала, уже давно распластались по полу. Кросс решительно допила уже двадцатую по счету кружку. Осталась всего одна. Последняя…

-Ох, какая жалость! – воскликнул Брэйбёрн. Эпплджек, заботливо подливая ей еще одну кружку, вдруг непонимающе постучала по бочке. Сидр в ней закончился, заполнив кружку до середины.

-Кажется, у нас закончился весь сидр! Ну поняши, ну обжоры! Эй, Биг Мак, а помнишь, в прошлый раз у нас даже осталось два бочонка про запас – и это при двадцати пяти кружках, которые выдула Берри!

-Агась, — кивнул Биг Мак.

Ничья. Какая… жалость. Кросс тяжело вздохнула, глянув на свою кружку. Там была только половина, которую не могли засчитать из-за глупого правила. Уайт Пинт заулыбался.

-Да, эт те не повезло, Белоснежка,- услышала Кросс его голос.

Белоснежка. Ох, зря. Зря он это сказал. Самогонный аппарат в голове белой пегаски работал на полную мощность, воспроизводя декалитры кипящей ненависти. Её голова теперь походила на чайник, из которого вот-вот пойдет пар. На глазах удивленных пони, Кросс решительно взяла свою кружку и, невзирая на подкашивающиеся копыта, поплелась к столику Берри Пунш. Взяв в зубы поварешку, она зачерпнула немного пунша из чана и подлила его к себе в кружку. Затем она подошла к столу Биг Макинтоша, на котором лежала аптечка. Раскрыв её, Кросс немного покопалась в её содержимом, после чего выудила оттуда небольшую скляночку на общее обозрение.

«Спирт медицинский, 70 градусов».

У всех пони отвисли челюсти.

-Что… что она делает? Она собирается выпить это?.. – Брэйбёрн заговорил в микрофон, не сводя взгляда от того, как Ред раскупоривает бутылочку и выливает её в свою кружку.

-Знаешь, Биг Мак. Даже если это против правил нашего конкурса, я готов лично съесть свою шляпу, если она это выпьет. Ситуация нешуточная, скажу я тебе. Как думаешь, можно ли засчитать… эту кружку? В ней и сидр, и пунш, и…

Биг Мак окинул взглядом пегаску. И, тяжело вздохнув, выдал свой окончательный вердикт.

-Ну… Агась. Я просто хочу на это посмотреть, если что, — признался он.

Кросс вместе с кружкой прошла к своему столу и поставила её на него. Круг пони опасно сжимался вокруг неё. Шайнблизз в ужасе смотрела на неё. Уж чего точно она не ожидала, так это того, что ради неё храбрая пегаска решится на такое. Даже награда не стоила всех тех мучений, которые будут ожидать Кросс после этого. И ей очень хотелось, чтобы она остановилась.

И тут пегаска посмотрела на неё.

«Всё хорошо, малышка. Доверься мне», — говорили её глаза. И Кросс медленно, глоток за глотком, выпила всю кружку. Без остатка.

К слову сказать, это было действительно нелегко. Адская смесь обжигала ей горло. Живот с первыми каплями превратился в огнедышащий вулкан, готовый выплеснуть её внутренности наружу. Опасная ситуация. Ох, опасная…

Но Кросс опустила свою кружку, и Брэйбёрн закричал в свой микрофон:

-Победа!!! Это победа! Мать-Селестия, это самая настоящая победа! Вы все это видели! Да. Все это видели! Белоснежка только что уделала двадцать крепких жеребцов! Вот это сила! Вот это выдержка… Берри Пунш тобой гордится, Бело…

-Меня зовут Кросс,- Ред подняла голову от стола, — и я вам не сраная Белоснежка.

И тут же пулей вылетела в сторону уборной.

***

-Кросс, ты в порядке? – Шайнблизз и Элфи Твитч стояли возле небольшого деревянного сооружения, на троне которого ныне восседала Кросс. Восседала очень долгое время, стоит заметить.

-Я нормально, Шайни… ох… передай там Брэйбёрну и компании, что я скоро приду, ладно?

-Хорошо, обязательно, — сказал ей Элфи Твитч и побежал обратно.

Шайнблизз подошла поближе к двери и шепнула.

-Кросс.

-Да, малышка?

Некоторое время маленькая кобылка колебалась. Но потом всё же шепнула:

-Тебе не стоило этого делать.

-Я знаю, — услышала она ответ.

-Так почему сделала?

-Потому что ты мой друг, Шайни. Пора бы уже и понять наконец.

Шайнблизз грустно улыбнулась. И, когда Кросс всё-таки соизволила выйти, крепко её обняла. И тут же заметила, что на Ред не было её белого халата пациентки.

-А где твой халат?

-А, выбросила. Мне он больше не нужен, — улыбнулась ей Кросс. Но другая пони в её голове мысленно проклинала того, кто израсходовал всю туалетную бумагу. Впрочем... ей этот халат и так не нравился.

***

-А вот и наша славная Кросс! – возвестил Брэйберн. Кросс вышла под общий радостный гул. Встав на помост рядом с пони в ковбойской шляпе. Рядом с ним стоял и Биг Мак, который водрузил на её шею медаль.

-Итак, пришло время нашей пони сказать речь, — он пододвинул к белой пегаске микрофон. Кросс замялась. Но самообладание всё же взяло вверх, и она заговорила:

-Вы знаете, мы все совершаем необдуманные поступки. Кто-то больше, кто-то меньше. У кого-то есть на то видимые причины… у кого-то нет. Последние, кстати, в основном мои пациенты, — и она ехидно улыбнулась.

-Но сегодня вам стоит знать, что я преодолела весь этот ужас яблочной попойки. И всё это ради одной маленькой пони, которая находится возле вас. Шайни, подойди сюда, — позвала её Кросс.

Шайнблизз медленно выглянула из-за толпы пони и пошла к ней, чувствуя множество взглядов, адресованных в её сторону. Она подошла к Ред и посмотрела на неё. Кросс одарила её нежной улыбкой и снова продолжила:

-Знаете, я совсем недавно познакомилась с ней. Но у нас на пути стояли опасности, проблемы, и нас ждал целый ворох приключений, пока мы находились с ней здесь, в Понивилле. Но я хочу сказать, что такого хорошего друга у меня еще никогда не было. И свою славную победу я посвящаю тебе. Кстати, Брэйберн,- обратилась она к земному пони, — ты подыскал бы для неё какой-нибудь подарок. Пока я не напомнила всем пони, что ты еще и шляпу съесть должен.

Толпа расхохоталась. К ним присоединился и Брэйберн.

-О да, я и совсем забыл! – бросив смеяться, он снял со своей головы шляпу и на глазах у всех вокруг вцепился в неё зубами,- офень нефкуфно! – и нахлобучив её обратно на голову, продолжил: — так что уж лучше я помогу маленькой пони выбрать достойный подарок, не так ли?..

***

Кросс, Брэйберн и Шайнблизз остановились возле небольшого лотка с игрушками.

-Выбирай любую, — залихватски подмигнул ей рыжий пони. Единорожка осмотрела огромное множество разнообразных зверюшек всех форм и расцветок.

Непонятно почему, но её взгляд остановился на маленьком плюшевом минотавре, который смотрел на неё своими блестящими шариками-глазами, свисая с потолка. Игрушка была довольно странная, и разительно отличалась от всех этих мишек, зайчиков и прочих обитателей лотка. И она была не такой огромной, как скажем, розовый дракон, который занимал добрую половину пространства, немилосердно оттеснив все остальные игрушки.

У Шайнблизз никогда не было собственных игрушек. А те, которые находились в больших красных ящичках в специальной комнате для досуга, где больные маленькие пони проводили время за играми, собственно целиком состояли из этих самых зайчиков и мишек. Может, в этом и заключалась уникальность этого маленького плюшевого рогастика. Может, Шайни видела его слишком одиноким в этой разноцветной толпе. Она показала копытцем на него.

-Держи, — Брэйбёрн снял игрушку с гвоздика и вручил ей.

Кросс усмехнулась. Когда рыжий пони ускакал по своим делам, Шайни подошла к ней чуть поближе…

И чмокнула в щечку. Кросс расплылась в улыбке, даже несмотря на гневное бурчание своего желудка. Побурчит и успокоится. А вот такое, пожалуй, не забывается никогда...