Автор рисунка: Noben
Глава 8: Костяной лес Глава 10: Козырь

Глава 9: Орчард

Вокруг Орчарда возвышалась огромная стена. Это была длинная, опоясывающая город, груда зазубренного камня. На одинаковых расстояниях друг от друга располагались остатки охранных вышек, курганы каменной кладки и металла, державшие своё неутомимое дежурство.

Большинство зданий за стеной держались молодцом против подосланной пустошью коррозии. У них был совсем не такой дизайн, как в остальном Хорнсмите — он имел более индустриальный вид вместо пресно-серого. Трубы огибали большую часть зданий и вели к складским помещениям и к крупным постройкам с дымовыми выходами.

Ещё даже не дойдя до него, мы уже услышали стрельбу. Шлейфы дыма пометили место проведения горячей заварушки. По звуку я смог различить разнообразный ассортимент орудий: начиная от резкого трескающего звука винтовок и заканчивая оглушительными взрывами из вещицы посерьёзнее.

Наш путь до стены прошёл без помех, лишь только Фластер слегка задержалась позади, чтобы проверить, догоняет ли нас её новый питомец. Эш продолжал бросать на неё косые взгляды, явно не в восторге от новой причины замедляющей нас, но я верил, что если Фластер окажется далеко, она сможет нас нагнать. У неё, кажется, был талант оставаться невредимой и находить нас при любых стечениях обстоятельствах.

Когда мы направились вдоль стены, во владения Орчарда, Айвори озвучила то, о чём я с не охотой размышлял,

— Итак, мы просто будем ошиваться по округе, пока не найдём не-рейдера? Просто... как вы справляетесь с подобными вещами?

— Эй, это была твоя идея прийти сюда. И ты уже знаешь, как мы это делаем. Просто это всё из-за того, что я не достаточно... — Я остановился, подыскивая идеально характеризующее меня слово.

Айвори ухмыльнулась и посмотрела мне в глаза,

— Красноречивый? Потому что ты самый неубедительный собеседник, которого я когда-либо встречала.

Эш и Фластер кивнули.

— Ну ладно. Когда мы их встретим, можешь заняться переговорами, Айвори. Веселись.

Моё освобождение от обязанностей трепача снова заставило её рассмеяться, она явно наслаждалась тем, что победила меня в словесной схватке. Болтовня не моя стихия. Вот например, попытался я убедить Вайрса, но тот взорвал нас. Синдер в свою очередь почти поджарила меня. Чёрт, да даже Шейд ударила меня в глаз.

Значит чем больше я разговариваю с пони, тем больше потом на мне болячек. Запомню.

Повернувшись к грифону, чья винтовка была в активном поиске рейдерской жизнедеятельности, я указал ему в небо,

— Эш, проверь-ка, где проходит сражение, — Он кивнул, и взмахнув крыльями, устремился в небеса.

Он остановился примерно в стах футах над нами и наблюдал через прицел своей винтовки, пока красный трейсер не устремился в его направлении. Быстро среагировав, он ушёл от выстрела по спирали, но ещё больше пуль пришло оттуда же, вынуждая его провести ряд незамысловатых аэробических трюков, прежде чем он, сложив крылья, упал камнем к земле. Мы ринулись встречать его.

Когда мы подбежали к нему, он потирал одну из своих лап, получившей выстрел по касательной.

— Блядское энергомагическое оружие... пиздецки жжётся, — пробубнил он про себя, когда Шейд достала бинт и начала обматывать его вокруг раны. — Где-то в квартале отсюда засел какой-то пидор с лучемётом. Рейдеры точно не могут так хорошо стрелять.

— Почему ты так уверен, что это не рейдеры? — Айвори смотрела за спину грифону, ожидая толпу врагов из-за угла, которых она сразу же изрешетит.

— Слишком хорошо снаряжены. Я не слишком чётко их разглядел, но могу догадываться, кто это, и очень надеюсь, что окажусь не прав, — Грифон начал что-то искать в своей сумке. — Надеюсь, у меня есть бронебойные, а то мне не очень нравится идея переть на Анклав без того, что может прошить их насквозь.

Это заинтересовало меня. Эш проявлял такую осмотрительность только с Совершенными и лифтами, но их места сразу же сместил какой-то там Анклав, кажется с головой превосходящий по опасности рейдеров или гнашеров.

— Ага, вот вы где... — Грифон издал победный возглас, когда нашёл в своей сумке желаемое, и вынул из неё несколько крупнокалиберных пуль, которые он для быстрого доступа сразу же подвесил на ремень. Затем он указал на винтовку. — Анклав те ещё крепкие ублюдки.

— А что такое этот Ан... — только начал я задавать вопрос, как тут же маленький шарик отскочил от рядом стоящей стены прямо нам в ноги.

Мы все с тупым взглядом смотрели на неё, пока до нас доходило, что это была граната. А красная полоса, опоясывающая её, только подтвердила мои опасения, и я точно был уверен в том, что перспектива снова погореть меня полностью не устраивала.

— Блять! — выкрикнул Эш, схватив по пути закончившую перевязку Шейд, когда мы метнулись от гранаты кто куда, пытаясь сократить как можно большую дистанцию от опасной сферы.

Пусть мы и отошли на небольшое расстояние, я всё равно почувствовал на своём крупу дюжину мелких укусов при её детонации, приправив область вокруг себя осколками шрапнели. И первое о чём я сразу же подумал в тот момент было, что бывало и похуже. Айвори, кажется, не разделяла моего энтузиазма. Она начала плеваться руганью, когда кровь просочились в некоторых местах её брони, где шрапнель достала её.

На Эше и Шейд казалось вообще нет ни царапинки, чему поспособствовало достаточно большое преодолённое расстояние, чем у остальных. Крылья хорошо исполнили свой долг.

Прямо в тот момент у меня не было времени беспокоиться о благополучии нашей разношёрстной компании. Рейдеры уже были полны желания прикончить переживших взрыв.

На удивление ни один из этих рейдеров не имел при себе оружие, а то я уже было был уверен, что нас пришьют на месте. Они пошли в атаку через дымовую завесу от взрыва, крича и размахивая различными заострёнными инструментами. Кузнецы со Стадиона постарались над этим не по-детски.

Воздух наполнился криками, жаждущими крови воплями и стрельбой Айвори и Эша. Я всё ещё вытаскивал Сломленного, пока первый рейдер замахнулся на меня. Я отпрыгнул назад, но лезвие всё же зацепило мою броню, не нанося при этом никакого серьёзного вреда. В ответ он получил порцию свинца прямо в морду.

Передёрнув затвор, я отправил в полёт пустую гильзу, подсчитав, чтобы в этот самый момент оба рейдера добрались до меня одновременно. Но они поступили умно, не ринувшись ко мне сразу вдвоём, а по одиночке. Подняв ногу с ПипБаком я спарировал удар от заострённой металлической глыбы, грубо косившей на топор и задребезжащей под силой удара. Второй, более мелкий и прыткий земнопони, сумел подобраться ко мне и воткнуть нож в плечо.

Рейдер завопил от радости, но долго она не длилась, так как я до хруста врезал ему ПипБаком по голове. Этого было недостаточно, чтобы убить его, но он отшатнувшись от удара дал мне достаточно места для проведения атаки. Рейдер с топором был намного больше своего дружка и выглядел серьёзной угрозой, поэтому я выбрал его своей целью.

Размахнувшись Сломленным, я ударил прикладом оружия в его глаз. Его голова откинулась в бок от удара, и он пошатнувшись влетел в своего ошеломлённого друга. Сломленный нацелился в своём мягко-сером сиянии к парочке, лежащей вповалку. Нажав на спусковой крючок, я послал разрывающих двух пони поток свинца, попав одному в шею, а другому в туловище. И на всякий случай я зарядил ещё один патрон и выстрелил. Не встретив никаких больше попыток надавать мне по сусалам, я переключился к более насущным проблемам.

Схватившись зубами за лезвие в моём плече, я выдернул его. Меня пронзила острая, но короткая боль, после которой я выбросил нож с остатками моей крови на землю. Было больно, но нет ничего, что не могло бы вылечить лечебное зелье.

Вернувшись обратно в пекло, я увидел, что рейдеры начинают отступать под вянущей стрельбой Айвори. Эш подцепил некоторых отставших, ознаменовав тем самым конец потасовки. Шейд метнулась к моей боку, осматривая мой порез с таким же ярым беспокойством, с каким она осматривала все остальные мои раны. Я не мог припомнить, когда это наша пони-инженер заделалась в пони-медика, но кажется она отлично справляется с обоими своими амплуа. К плюсам ещё можно было отнести её умение поднимать мне настроение, которое в данный момент было абсолютно испорчено ножом, валяющимся у моих копыт.

— Всего лишь одна граната? А эти рейдера и вправду тупые... — Эш начал обыскивать трупы, также как и Фластер, которая на время всей битвы где-то отсутствовала. Её маленький дружок был рядом с ней и откусывал кусок мяса от мёртвого рейдера. Шейд тоже заметила это и успела погримасничать, пока не перевела всё своё внимание на мою ножевую рану.

Я закончил осмотр место столкновения и кивнул Эшу. Я представлял этих рейдеров не такими хилыми, из чего я предположил,

— Может это разведывательная группа? Типо не ожидали, что мы им попадёмся, но и воспротивиться жажде крови тоже не могли?

Эш прикрыл глаза и вздохнул,

— Почему все рейдеры так не похожи друг на друга? Куда бы я ни пошёл, они действуют каждый раз по-разному... У Хорнсмита может и есть приличные цифры, но по-настоящему отмороженных становиться всё меньше. Ты бы видел Хуф... Там одни ебучие психопаты.

Когда Шейд закончила с перевязкой моей раны, я, проверяя, подвигал своим плечом. Всё ещё немного болело, но магические бинты быстро справлялись со своей работой. Проклятие мумификации будет вечно меня преследовать. Но её улыбка после того, как она закончила, стоила того.

Эш внезапно дёрнул своей головой куда-то в бок,

— Слышишь это? Похоже они возвращаются... и судя по звуку и про друзей своих не забыли.

На это заявление Айвори сразу же оживилась, а то она выглядела уж больно опечаленной, когда они дали дёру.

— Ооу, а я уж подумала, что всё веселье закончилось, — Она оскалилась и выстрельнула пустую гильзу, отправляя её в гранд-тур по пустоши.

Эш поднял лапу и приказал бледной кобыле замолчать. Он вслушивался ещё пару секунд, пока остальные ждали, когда он снова заговорит,

— Извини, дорогуша, но мне кажется, что там их немного больше, чем мы сможем проглотить. Я также думаю, что они без сомнения взяли ещё и пушки, так что нам лучше пошевеливаться, если не хотим сдохнуть здесь.

Она нахмурилась, но он стоял непоколебимо, подвесив свою винтовку за спину. Потом она умоляюще посмотрела на меня,

— Ну давай, Рип. Мы же справимся с ними, да? — Я мельком взглянул на грифона, который энергично качал своей головой и жестикуляцией показывал, что нам нужно торопиться.

— Я пойду с Эшем. У него в конце концов больше опыта, чем у всех нас вместе взятые. Если он сказал, что это слишком опасно, значит так и есть, — Я, насколько мне позволяла моя сущность, пытался говорить мягко и в успокаивающем тоне.

Не знаю, насколько хорошо на неё повлияла дальнейшая перспектива умереть, но она похоже адекватно восприняла моё решение, просто немного обиделась и постучала пару раз копытами по земле.

— Ну ладно. Тогда убьём их позже, — Она поправила свою гриву и прошла мимо Эша, издевательски фыркнув ему.

О, Селестия...

Мы выдвинулись в глубины Орчарда. По мере ходьбы, мы всё обсуждали, что мы предпримем, когда объявятся обидчики Эша. Тяжеловооружённый пони мог бы стать отличным союзником, если только он не из Анклава, как предположил Эш. Или они могли быть простой группой пони, наткнувшейся на тайник с оружием, и скорее всего принявших Эша за работорговца или рейдера. Имело смысл, если каждый грифон, идущий этим путём, работал на этого Красного Глаза, но нам пока это было неизвестно.

Эш, к своей чести, смирился с недавней раной, но если они выстрелят в него ещё раз, он уже будет не в состоянии давать гарантии, что не превратит их в решето. Грифон всё продолжал сгибать и разгибать свою лапу, свежую рану на которой прятал бинт, но могу догадаться, что он был не в восторге от его магического вмешательства. Такие шрамы не заживают быстро. Поймав своё отражение в окне, доказательства были на лицо.

Пока мы шли, я стал замечать повторяющиеся эмблемы на всех стенах. Они было блеклыми, но я всё же смог различить символ яблока. Это напомнило мне о тех звёздах, которые я видел в бункере М.Т.Н. и о бабочках, которые я постоянно хочу найти.

— Эй, Эш, это министерская эмблема?

Пока мы проходили мимо одной такой, грифон посмотрел на неё и кивнул.

— Военные Технологии. Они делали оружие.

Внезапный ответ грифона взбудоражил меня, но он всё же ответил на мой вопрос. Так значит это были министерские здания. Это был хороший знак... если бы только мне попались бабочки. Бабочки означали Министерство Мира, а Министерство Мира означало, что его ищут Хэйт и его прихвостни.

Затем голос грифон развеял мои домыслы,

— Вот, блять.

Я поднял взгляд и увидел, от чего он так взбаламутился. В конце прохода, по которому мы шли, на нас надвигалась шайка рейдеров. И они были серьёзно вооружены. Оглянувшись назад, я заметил такую же пачку.

Мы оказались в ловушке. Нас превосходили и числом, и вооружением.

— Пиздец, — согласился я с грифоном.

— Э... мы можем пойти здесь, — С первого раза я даже не понял, кому принадлежал голос. Фластер почти ничего не говорила долгое время. Посмотрев в сторону, она толкнула дверь с эмблемой большого яблока на ней.

Грохот голосов послышался из обоих концов прохода, в котором мы застряли, и я быстро кивнул. Выстрел отскочил от стены, заставляя Фластер вздрогнуть, но затем она резво открыла дверь, и мы рванулись внутрь. Я запихнул в неё Шейд, Айвори шла позади нас. Эш закрыла за собой дверь и сразу же начал искать, чем её можно было подпереть.

А остальные просто уставились в комнату, в которой оказались.

Исполинские машины заполняли почти всё пространство, о практическом применении хотя бы одной из них я не мог даже догадываться. Фластер порысила вперёд, и спорю, что её глаз был широко раскрыт от появившегося интереса. Шейд заговорила первой,

— Это... это оружейный завод. Никогда ещё не видела пресс для боеприпасов таких размеров.

Ну, теперь всё стало понятно насчёт армии рейдеров. Армиям нужны припасы, а оружейные заводы в плохих копытах могут нанести непоправимый вред пустоши.

Но раз дверь была открыта... то почему они не нашли его раньше?

Я обо что-то споткнулся и посмотрел вниз, обнаружив мёртвого рейдера у своих ног. Ряд почерневших отверстий испещрял его бок, и похоже он умер всего лишь в течение последних часов. Здесь были также и другие трупы... все они были похожи на разведывательную группу, напавшую на нас раннее. Их всех убили здесь, на заводе.

Я быстро пролевитировал Сломленного, всматриваясь в пространство перед нами. Громкий лязг позади привлёк моё внимание на короткое время, но это был всего лишь Эш наконец-то разобравшийся с замковым механизмом на большой двери. Его глаза расширились, когда он увидел все эти тела. Айвори тоже их заметила и была готова открыть огонь в любую секунду.

— Шейд... Фластер... назад.

Они посмотрели на меня, а затем тоже увидели их. Глаза Шейд начали метаться по комнате, пока она пятилась в хвост, но у Фластер в одно ухо вошло, а из другого вылетело, поэтому она порысила вперёд, чтобы обыскать одно из тел.

Красный луч чуть не попал по пони в мантии, которая с тихим вскриком отпрыгнула назад. Из-за угла выехал робопони со стеклянным куполом вместо головы и хорошо различимым мозгом внутри него. Он начал стрелять по нам смертельными энерго лучами, но к счастью он был ужасным стрелком.

Эш перехватил свою винтовку и выстрелил, крупный патрон вгрызся в мозг, разорвав его в потоке металла, воды и серого вещества. Пока эхо от выстрела распространялось по зданию, я смог услышать стук металлических копыт вдали. Мы пробудили двухсотлетнюю охранную систему.

Дверь позади нас начала грохотать и дребезжать под ударами добежавших до неё рейдеров. Это была крепкая дверь, но их было слишком много, она не сможет сдерживать их вечно.

Эш дёрнул затвор на винтовке и двинулся вглубь помещения.

— Ну же, если останемся стоять здесь, то сдохнем. Лучше найдём выход и проживём долго и счастливо.

Эш шёл в голове, а Айвори в хвосте группы. Когда мы проходили мимо павшего робота, я увидел, что на нём было написано потускневшими буквами "Протектопони". Не очень креативно, но ему виднее.

Я уже начал ненавидеть это здание. Каждое движение и не движение отражалось эхом, и мы не могли наперёд сказать, преследовал ли нас ещё один Протектопони, пока он не начнёт стрелять по нам или не появится в поле зрения. Даже подземные пони, давно привыкшие к акустике тоннелей, не смогли сладить с этой. Каждый робот представлял непосредственную угрозу.

Я перезарядился, когда положил уже четвёртого металлического монстра. Они не были супер быстрыми, но их лучи приносили неприятный спектр боли. Очень неприятный. А Шейд всё старалась забинтовать ту рану от гранаты на моём крупе, но я лишь прогнал её.

Затем мы дошли до самой дальней стены здания. Это была металлическая заготовка, идущая во всех направлениях, но только без дверей, люков, окон или каких-либо других заметных путей выхода наружу. Когда я разочарованно вздохнул, случилось две вещи.

Первая — это то, что по помещению прокатился громкий взрыв, что означало лишь то, что рейдеры наконец-то прогрызли себе путь внутрь.

А второе — откуда-то справа от нас из темноты скользнул красный луч и попал прямо в лицо Айвори. Она закричала и рухнула на пол, лихорадочно растирая своё лицо передними копытами. Эш и я развернулись и выстрелили во мрак, надеясь убить невидимого обидчика, прежде чем он сумеет сделать ещё хоть что-нибудь.

Шейд и Фластер кинулись к Айвори, когда Эш выбросил винтовку и выхватил револьвер, быстро опустошая барабан. Дослав ещё один патрон, я выстрелил, и в этот раз комната заполнилась искрами и запахом озона от поверженного робота.

Я в истерике посмотрел на Эша, крикнув ему,

— Выведи нас отсюда! Не важно как! — Он кивнул и, запрыгнув на одну из машин-исполинов, исчез из виду.

Я побежал к Айвори, но не чтобы помочь, а чтобы больше убедиться, что она жива. Здесь я ничего не мог поделать.

Она перестала брыкаться и кричать, но зато рыдала, когда Шейд пыталась успокоить её после того, как сделала Айвори укол Мед-Икса. Но когда я увидел её лицо, я вздохнул с облегчением. Тот луч мог бы стать для неё последним, если бы только большую часть его энергии не поглотили её очки, которые сейчас переживали свои не самые лучшие времена, валяясь ненужным наполовину оплавившимся мусором рядом с ней. Но без них луч угодил бы ей прямо в глаз.

В лучшем случае, она получит такой же шрам, как и у меня. А в худшем, скоро умрёт. Мех под её правым глазом оплавился, демонстрируя всем на показ небольшой участок обугленной кожи. Шрам без сомнений будет, но не такой большой, как у меня. Она ещё легко отделалась.

Откуда-то из глубин здания, я услышал стрельбу и трескающие звуки, которые издавали энергомагические орудия Протектопони. По звукам можно было понять, что наши охотники наткнулись на неприятеля, который в этот раз играл на нашей стороне. Это бы значительно скосило их ряды, облегчая нам задачу в предстоящей потасовке.

— Шейд, она может идти? — На самом деле в данный момент мы бы всё равно без Эша никуда не ушли, но было бы крайне кстати, если бы каждый был на ногах, когда он всё-таки найдёт выход.

Голубая кобылка слабо кивнула, помогая рыдавшей Айвори подняться на ноги.

— Она просто растеряна... может быть у неё шок. Не знаю, — Она наклонилась ближе к Айвори. — Ты как, можешь идти?

Она сопела и морщилась от болезненных ощущений на лице. Я хорошо знал, что такое боль. Шейд начала обматывать бинт вокруг её глаза, пока Айвори немного покачивалась, как маятник, но равновесия не теряла.

— Ага... Я в порядке... Насколько всё плохо? С моим лицом? Я теперь похожа на Рипа?

Я прыснул от смеха. В её лицо только что пальнули, а она волнуется лишь о том, как она выглядит.

— Не-а, такого же большого шрама, как у меня, у тебя точно не появится. Может, чуть поменьше. Не волнуйся.

Она слабо улыбнулась, слёзы и кровь стекали по её щекам. Она так быстро поправится, что я даже не замечу.

Затем что-то укусило меня. Я заорал и посмотрел на свежую пулевую рану на боку. Блять. Рейдеры уже здесь.

Я нацелил Сломленного между механизмами и выстрелил в приближающихся рейдеров, заставляя их броситься в укрытие, когда картечь срикошетила по узкому проходу. Девчонки тоже не дремали и нырнули в укрытие, пытаясь огородиться от рейдеров стольким количеством металла, сколько вообще позволяла обстановка.

Айвори попыталась в свою очередь вернуться в строй и вставить свой вердикт в мою защиту, но пошатнувшись упала. Её равновесие всё ещё хромало от той травмы, что означало до прибытия Эша, что против рейдеров я был сам по себе.

Такая перспектива мне не улыбалась.

Маленькая сфера отскочила от пола и прокатилась прямо ко мне. В прошлый раз я жёстко затупил, но сейчас я знал, что делать. Я схватил гранату своей магией и бросил так сильно, как только мог по той траектории, откуда она вылетела ко мне. Через две секунды я услышал крик, незамедлительно последовавший от оглушительного удара, вызванного детонацией. Я очень надеялся, что они не усвоят этот жизненный урок и продолжат закидывать меня ими. Возможность убийств без применения моего снаряжения я с радостью принимал.

Следующей вещью, которую они кинули в меня, были слова,

— Эй... эй, прекратите стрелять! Ты ведь Два-Пинка, так? Совершенный? Зачем ты дерёшься против нас? Мы же на одной стороне... или нет? Ты ведь друг Хэйта.

Это выбесило меня. По-настоящему выбесило. Я выкрикнул в проход на заявление пони, решившего, что безопаснее будет нас уговорить, чем выкуривать гранатами,

— Если Хэйт стреляет всем своим друзьям в лицо, то я больше не хочу быть его другом.

Они затихли на достаточно долгое время... что было именно тем, что я и хотел. Выиграть немного времени. Хоть маленько. И тут мне быстро вспомнился момент, как я по крупицам отбирал время для Эша, пока тот искал выход. Огненный дракон. Химический запах. Моя экс-кобыла. Точнее сука, которая чуть не спалила меня.

Шейд выпустила резкий вздох оттуда, где она, Фластер и Айвори прятались, и я развернулся, нацелив Сломленного. Тупица. Конечно же они обошли нас с тыла, как ты мог забыть об этом?

Лишь одна голова пони выглядывала из-за угла, и я нажал на спусковой крючок, разрывая её на мелкие кусочки. Голова взорвалась как шарик, наполненный костями и мясом. Я услышал знакомый крик и дослал ещё один патрон в Сломленного. Из глубины прохода вырвался поток стрельбы в ответ на мой выстрел, испещривший стену позади меня дырами и вмятинами.

Эш вышел из-за угла, держа мёртвое тело пони, чьё горло было разорвано, в качестве щита, на случай, если я вдруг снова выстрелю. Он настороженно огляделся по сторонам и увидел, что я всё же опустил Сломленного. Вздохнув, он аккуратно положил тело и показал нам следовать за ним. Он посмотрел вниз на Айвори, встать которой помогала Шейд, и шумно вздохнул, прежде чем нагнулся и мягко поднял её.

Сейчас мне оставалось только добраться до них. Расстояние до них было беспрецедентно маленькое, но и примерно с таким же маленьким шансом преодолеть его из-за периодично появляющегося свинцового дождя. Я открыл свой инвентарь и стал смотреть, что мне может помочь. Голос всплыл в моей голове, но к моему удивлению не тот, что жаждет крови.

Это была Трафик.

"Картечь. Дробь. Магнум. Зажигательный."

Всё верно... она дала мне такое разнообразие патронов, но я пользовался только картечью да дробью. И я, не теряя ни секунды, нашёл десять зажигательных. Все те мысли о Синдер, поджигающей мой зад, принесли свои плоды. Спасибо, Трафик. Надо бы не забыть поблагодарить её, когда в следующий раз буду в Блэнке.

Я зарядил зажигательный патрон и понадеялся на ожидаемый эффект. Сделав вдох-выдох, я левитировал Сломленного пониже так, чтобы его не зацепил шальной выстрел. Нажав на спусковой крючок, я ощутил пламенный рёв, прокатившейся по всему проходу и заставляющий ответный огонь прекратиться, и одновременно с этим вызвав удивлённые возгласы.

Я резво перекатился через пространственную ловушку к безопасной области за машиной, где дожидался Эш. Он вернул мне кивок, которым я его одарил, и мы рванули. Он шёл впереди, неся армированную громаду в виде Айвори очень аккуратно. Это натолкнуло меня на мысль, что все их колкости в адрес друг друга были лишь исключительно для показухи, и, возможно, мне не стоило серьёзно волноваться по этому поводу, всё равно они не прекратят этого.

То, что он нашёл оказалось широкой лестницей, ведущей вниз. Всё же лучше чем ничего, но когда Фластер пошла первой, я заметил, как Эш немного задержался наверху.

— Давай же, Эш. Или идём туда, или смерть, выбирай.

Он вздохнул и последовал вниз за нами. Внизу лестницы, я заметил, как Шейд подняла на нас взгляд, держа своё копыто на стене. Когда Эш вошёл в проход, она что-то нажала и две металлические двери выскользнули из стен, закрыв и погрузив нас в темноту, прежде чем вспыхнуло несколько оранжевых ламп. Она надавила на другую кнопку и свет вокруг панели, рядом с которой она стояла, загорелся красным. Надеюсь это значит, что дверь закрыта.

Тоннели были абсолютно не похожи на те, к которым я привык, находясь в подземельях Хорнсмита. Они были более... промышленными. Провода и кабели бежали вдоль всех стен, уже давно блеклые указатели вели в разных направлениях. Я было начал любопытно рассматривать их, как меня тут же отвлекла острая боль.

А, ну да, меня же снова подстрелили. Шейд уже гомозилась над пулевым отверстием в моём боку, обматывая вокруг него бинты, чтобы остановить кровотечение. Надо бы не забыть сказать ей, что ей не помешала бы небольшая мед практика... может, оставлю её с Кримсон Найф на какое-то время. Сразу после этого телепортирующаяся кобыла выковыряла пулю или две из моего бока.

Я вернулся к изучению указателей. Неожиданно Фластер появилась подле меня и тоже начала рассматривать их.

— Хах... такие бы пригодились в Андерхуфе, — Она в конце концов была экспертом по тоннелям. Когда она достаточно изучила их, она встала на задние ноги и ткнула копытом по одной из табличек. — Министерство Мира. Как раз это тебе и нужно.

Она опустилась на четвереньки, но когда она протянула копыто вперёд, я не мог не заметить, что оно, как и голова, было покрыто сплошными шрамами. Моя теория заключалась в том, что у неё было намного больше шрамов, чем мы уже знаем, просто она это очень умело скрывает и не вдаётся в подробности.

Она кивнула мне, прежде чем с головой окунуться в свою мантию. Я услышал чавкающий звук, который продолжался даже после того, как она снова появилась в капюшоне. Я внезапно осознал, что не видел Ферна уже некоторое время. Она держала его в... да кто бы знал, что там у неё вообще творится. Она просто подкармливала маленького монстра.

Я ухмыльнулся от такого зрелища, за что сразу же получил от неё странный взгляд. Если ей комфортно держать монстра близко к себе, да пожалуйста — я не собираюсь возражать. Она развернулась и порысила по одному из тоннелей.

— Сюда. Нам лучше поторопиться, пока они не нашли способа проникнуть и через эту дверь.

Эш кивком согласился с пони в мантии, и убедившись, что Айвори может сама ходить, поспешил за Фластер.

Я повернулся к Шейд и наклоном головы указал на Айвори.

— Присматривай за ней. Я буду в порядке. Но прямо сейчас она нуждается в твоей заботе.

Я слегка потёрся о её шею, что она сделала и в свою очередь, прежде чем я отошёл в сторону, давая бледной кобылке точку опоры. Они порысили по тоннелю вслед за грифоном и пони в мантии, так что замыкать наш артель пришлось мне. Эти двери выглядели серьёзно, и я подозревал, что они использовали почти всё своё вооружение для открытия дверей завода, так что боятся нам нечего.

Но не умаляя того факта, что скрывающиеся тут и там робопони, играли на моих нервах, как на лютне, я зарядил дробь в Сломленного. Мне кажется они наносят больше всего повреждений металлическим обноскам пресловутым жестянкам.

Единственная вещь, которой я был обязан Орчарду, так это полному отсутствию гнашеров. Но то, что я не увидел никаких признаков жизнедеятельности этих тварей, было слабым утешением. И всё же встречи с роботами-убийцами, безжалостными рейдерами и неведомой фракцией, стрелявшей в Эша, было не так сложно разрулить, когда под боком не мешаются орды прожорливых когда-то-пони, пытающихся сожрать тебя со всеми потрохами.

— Должно быть это здесь, — Тихенький голосок Фластер, отразившись от стен тоннеля, дошёл до меня, что заставило меня поторопиться.

Она нашла металлическую дверь, точно такую же как и все здесь, но именно эта была с тремя бабочками. Министерство Мира. Замечательно.

Шейд оставила улыбающуюся Айвори, всё ещё выглядящую довольно неважно, и подошла к терминалу, встроенному в стену рядом с дверью. Включив его, она нажала пару кнопок, прежде чем усесться и приложить кончик копыта к подбородку.

— Что-то не так? — Эш заглянул в терминал через её плечо.

Я абсолютно не вкуривал, как по большей части работают эти штуковины, поэтому сидя в стороне и не высовываясь, я окажу им большую услугу.

— Он оказался намного сложнее, чем я думала. Но я постараюсь, — Она сидела так ещё несколько минут, то включая, то выключая терминал.

В итоге дверь издала громкий, отозвавший эхом, щелчок. Шейд издала тихий победный клич и отступила от двери, которую раскрыл Эш. На всякий случай, я держал Сломленного наготове. Когда двери открывал Эш результат всегда был неожиданным.

Но к счастью, эта дверь не осыпала нас сюрпризами с головой. Внутри было всего лишь белоснежно чистое оборудование, которое у меня ассоциировалось с Хорнсмитским МиМ. Взяв на себя инициативу, я прошёл мимо всех, вездесущая чистота зала обескураживала. В мире грязи такие места были на вес золота.

Затем мы подошли к лифту.

Мельком взглянув на Эша, невооружённым глазом можно было заметить, что ему очень плохо удаётся скрывать свою нервозность, потирая при этом забинтованную лапу и пристально смотря на лифт.

— Эш, мы туда все не поместимся, поэтому ты остаёшься здесь, с Айвори и Фластер. Охраняй их; мы скоро вернёмся.

Я нажал на кнопку лифта, и он примчался всего лишь через секунду с доброжелательным "динь". Когда двери откатились, мы с Шейд зашли внутрь. Я взглянул на сегодняшнее меню и выбрал уровень B4 — Исследование. Там я нашёл первый куб в региональном штабе.

Шейд вздохнула и прислонилась ко мне. Мы уже достаточно много времени на ногах, и она хваталась за каждый случай побыть со мной. Я улыбнулся, наслаждаясь этой короткой передышкой. Я не имел ни малейшего понятия, что нас может поджидать в исследовательской лаборатории, и меня осенила внезапная мысль, что брать с собой Шейд было плохой идеей, как бы мне ни была приятна её компания.

Почему о самых главных вещах я задумываюсь в последний момент?

Звонок оповестил открытие дверей, и я приготовился, слегка встав перед Шейд. Через дверь на нас ринулся... никто. Никаких смертельных лоз или неумолимых гнашеров, просто лёгкий запах антисептика, который сопутствовал каждому зданию Министерства Мира.

Я сделал пару аккуратных шагов из лифта, Шейд осторожно последовала за мной. Она подозрительно посмотрела на меня, не привыкшая видеть, как я проявляю излишнюю осторожность. Я ухмыльнулся ей и порысил более уверенно по коридору, ведущему к большой комнате.

Я улыбнулся ещё шире, когда, завернув за угол, обнаружил то, что надеялся найти. Также как и первый, он плавал в магическом поле — Чёрный Куб. Наличие защитного поля означало, что он, как и первый куб, был в состоянии стазиса, так что я оглянулся в поисках главного научного офиса.

Лианы ломают рёбра, разрывают плоть, крошат кости в муку. Боль, боль, как же много боли.

Я тряхнул головой, когда мысль прорвалась через мои ментальные щиты. Ну да, я уж забыл, каково это — находиться рядом с кубом без кейса. Как раз один такой и лежит в нём в моей сумке, и не принёс мне никаких проблем на всё время путешествия. Обычно Шейд оказывала необычный эффект, который я не мог внятно объяснить, но Куб забирал все регалии себе и выпускал голос на свободу.

Ещё один? Да что, ебать тебя в рот, с тобой не так? Разве ты забыл предыдущий раз!? Лианы! Как ты можешь не слышать этот шум?!

Заткнись. Если Хэйт хочет этот Куб, то я тоже хочу. Ты не сможешь меня остановить. Когда я положу его в ячейку, а потом в сумку, ты надолго заткнёшься.

Твоя маленькая подружка. Я бы с ней покувыркался как-нибудь. И как она? Похоже любит покричать.

Я начал двигаться быстрее, когда голос начал очень подробно описывать то, что он хотел бы сделать с Шейд. Каждое произнесённое им слово заставляло меня ненавидеть его всё больше.

И вот, дверь с надписью: "Д-р Инк Квилс". Очень похожа на дверь Блуминг Лиф. Она отъехала, демонстрируя мне самую захламлённую комнату, которую я когда-либо видел. Всё пространство было усыпано бумагой, каждое живое место комнаты было покрыто надписями, они были нацарапаны даже на скудном убранстве комнаты. Это... выглядело довольно интересно по сравнению с остальными Чёрными Кубами.

— Ух ты, — Голос Шейд заставил меня подпрыгнуть и понять, что она стоит рядом со мной в дверной проёме.

Плёвое дело. Вы одни. Ну же. Я понаблюдаю, и если что морально поддержу. Давай, веселись.

Нет. Этого не случится. Заткнулся нахуй.

Я порысил в комнату, обходя по пути стопки книг, кучи свитков и кипы бумаг. Должно быть это здание имеет какое-то магическое явление против разложения, а не то всё это превратилось бы к сегодняшнему дню в трухлявую мешанину. Я всё ещё мог прочитать, что было написано повсюду... но всё это было, конечно, далеко за пределами моего понимания, но факт остаётся фактом.

Я обошёл вокруг стола и обнаружил, что до терминала Инк Квилс, к счастью, не дотянулся и не подписал его. Экран был безупречно чистым. Я нажал на кнопку, выводя его из многолетнего спящего режима.

>>Проект Брайтайс
>>
>>Доброе Утро, Д-р Инк Квилс.
>>
>>Пожалуйста, Введите Пароль
>>

Дерьмо.

— Шейд, нам нужно поискать пароль, — Я было собрался подойти к ближайшей стопке бумаг, но она слегка кашлянула, привлекая моё внимание, чтобы я обернулся. Она указывала копытом на стол, на котором что-то было нацарапано. Пароль: Вивид.

Вау. Да Инк Квилс был самым защищённым от взлома пони в истории.

Я вернулся к терминалу и ввёл его. Машина что-то пропищала мне и вывела новый текст.

>>Проект Брайтайс
>>
>>Текущий Статус: В Стазисе, Ожидает Транспортировки
>>
>>Меню

Я выбрал меню, довольным тем фактом, что я уже могу забрать Куб. Я могу получить его из терминала под пьедесталом, над которым он парит.

>>Личные письма
>>
>>Открыть Сейф
>>
>>Связь

Я осклабился и выбрал функцию "Открыть сейф", услышав сзади тихий щелчок. Последний сейф, который я открывал, был с чёрным кейсом, предназначенный под Кубы, и я не мог ничего поделать с чувством эйфории, предвкушающее сокровища.

Внутри сейфа были лишь один шар, один-одинёшенек. Я остановился, впившись в неё взглядом на довольно длительное время. Картинки и ощущение от лиан были всё также свежи в моей памяти, также как и голос, напоминавший мне о случившемся. Он отчаянно пытался увести меня отсюда, оставить Куб и сделать кое-что объективно грязное с милой голубой кобылой сбоку от меня.

Снова тряхнув головой, я аккуратно перекатил шар в свою сумку. Посмотрю его позже. Вернувшись назад к терминалу, я выбрал "Личные письма", обнаружив, — Шейд это серьёзно позабавило -, что Инк Квилс — жеребец, из моих предположений — был в очень сложных отношениях с парочкой пегасок-близняшек. Просмотр первого письма заставил меня густо покраснеть. А он не особо скрывал, что делал с ними.

— Ладно, это всё, что нам нужно, — Я отошёл от терминала, в то время как Шейд ещё немного задержалась у него; она, разинув рот, дочитывала текст. Я прочистил горло, и она посмотрела на меня, густо покраснев. Она улыбнулась и порысила ко мне. Выражение её глаз было странным, почти хищническим. Замечательно. Я даже не мог сказать было ли это "замечательно" сарказмом или нет.

Кобылы.

Приблизившись к центру комнаты, я почувствовал сильное ощущение, закрадывающееся прямо в подсознание, тревоги. Это всё из-за куба. Он был не такой сильный, как Гринхуф, значит Брайтайс был менее опасен. По крайней мере, я надеялся на это.

— Рипл... что это? Я... так возбуждена.

Я слегка повернулся к ней, когда подошёл к Кубу.

— Не волнуйся. Сейчас это пройдёт...

Я включил терминал и обнаружил, что всё шло по плану. Всё, что мне было нужно, так это нажать на одну кнопку, и магическая аура вокруг Куба исчезнет. Готово.

Когда поле исчезло, комната наполнилась этим чувством ещё больше, и я, не теряя времени, вынул чёрный кейс с другим Кубом. Когда я положу их обоих туда, потом закрою, и будучи свободными от этих ощущений мы начнём уходить отсюда. Эш должно быть уже беспокоится, почему мы не возвращаемся. Я открыл кейс и...

Всё заволокло белой пеленой.

Я стоял в абсолютном нигде, простирающееся далеко в бесконечность.

— Что за хуйня?

Мой голос отразился эхом отовсюду, прозвучав намного громче, чем я предполагал. Это застало меня врасплох. Я умер? Опять контузия? Нет... я не ударялся головой, это другое ощущение.

— Так-так, кто же у нас здесь? Не уж то мой спаситель? Пони. Одни пони.

Я резко оглянулся вокруг, пытаясь найти голос, говорящий со мной. Он лился отовсюду. Я вздохнул, взглянув на свои копыта.

Там была пара глаз, расположенных чётко подо мной и смотрящих в мои глаза. Я отпрянул и потянулся было за Сломленным, но обнаружил, что на мне ничего нет. Я был голым. Это не очень хороший знак. Я наблюдал за тем, как силуэт выскользнул из белого ничто, принимая очертания существа, которого я мимолётом видел в шаре памяти.

Драконэквус.

— Да. Это я. Моё имя, мой растерянный пони, Пандемониум. Я так рад, что мне выпал шанс, собраться воедино и представиться. Я попытался поговорить с другим тобой, но он всё равно ничего не смог бы со мной сделать. Он довольно грубоватый, хочу заметить, — Существо, громоздясь надо мной, поглаживало свою тонкую бородку, пока говорило.

Он показал в сторону, и я увидел себя, но и не себя одновременно. Дикий, обезумевший от наркотиков взгляд, длинная грива, покрытая бинтами. Это был прежний я. Он что-то кричал мне, но я не слышал этого. Так вот на что похож голос в моей голове?

Я попятился от Два-Пинка, но Пандемониум протиснулся между нами, заслоняя почти весь мой обзор. Он выглядел так, будто может разорвать меня на лоскуты, даже глазом не моргнув. Я уставился на когти, испещряющие одну из его конечностей.

— Где я?

Он засмеялся.

— Где? В свой голове, конечно. И даже я в ней на данный момент. Ну, точнее половина меня, а другая половина куда-то запропастилась, но я верю, что ты знаешь, куда именно. И нет, я не собираюсь разрывать тебя на лоскуты. Ты можешь помочь мне собраться вместе, — Пока существо говорило, оно, словно змея по воде, скользило по воздуху.

Ухмыльнувшись от такого сравнения, он обвился вокруг меня так быстро, что я даже не смог ничего предпринять, и расположил нас лицом к лицу.

— Ты — то, что хочет Хэйт, не так ли? — Я сверкнул на него глазами, но не уверен, что эту штуку можно хоть чем-то напугать.

Пандемониум захихикал,

— Предположительно, да. Когда я только вступил на ваш проклятый маленький клочок земли, все пони разом захотели то, чем я мог их обеспечить. Затем... — Его глаза сузились в угрожающие щели. — Затем, они нашли способ, как до меня добраться. Эти кубы. Поломали меня на части, лишив меня моей же силы без моего же согласия.

Потом он оскалился, жалкое выражение отразилось на его лице.

— Хотя ты... ты уже на пол пути. Достанешь ещё два, и я свалю из этой треклятой тюрьмы и оставлю вашу проклятую расу. И конечно же... я награжу тебя как следует, — Он щёлкнул пальцами, и белое ничто изменилось.

Мы стояли, по моего сильному предчувствию, в Нейвере. Армия хорошо вооружённых пони, рядами стоящие перед нами. Пандемониум положил коготь на моё плечо и направил мой взгляд к башне.

Наверху этой башни, я увидел себя. Я выглядел немного староватым, но всё ещё хорошо держал форму. Я увидел Шейд, стоящую с другим мной, она счастливо улыбалась. Также там были Эш, Айвори и Фластер. Они выглядели по-другому, облачённые в броню со знаком два копыта.

— Я могу сделать тебе известным лидером. Королём. Ты сможешь объединить пустошь, вернуть виду пони былую славу, — Он снова щёлкнул пальцами, и в этот раз я оказался в уютном доме. Шейд тоже там была, но на этот раз вместе с двумя маленькими кобылками. — Я могу обратить в прах твоих врагов и даровать тебе спокойную жизнь. Заведёшь семью. Детей.

Я протянул копыто одной из кобылок, которая подошла ко мне, прежде чем Пандемониум снова щёлкнул когтями, перенося нас снова в пустое ничто.

— Я могу сделать всё что угодно для тебя, но только при условии, что ты соберёшь остальные мои части.

Я был обескуражен тем, что он мне показал. Я нисколько не сомневался, что ему по зубам провернуть такие вещи, но что-то мне казалось подозрительным, что он просто наградит меня и уйдёт. Если бы меня поделили на четыре части и использовали против моей воли, я бы желал мести.

— Ты прав, желаю, но на тебя она не распространяется. Большинство пони, которым я желал смерти, давно мертвы. То, что помогло бы меня сдержать от этого, так это....

Затем, белый мир пропал. Мои глаза раскрылись, и я посмотрел на, заинтересованно глядящую на меня, Шейд. Она держала закрытый кейс во рту. Я больше не чувствовал той тревожной атмосферы. Она положила второй куб в кейс и закрыла его.

— Моя девочка, — Я кашлянул и перекатился, чтобы встать. Когда я уже крепко стоял на ногах, она подбежала и крепко поцеловала меня. Я слегка ошалел от такого поворота событий, но быстро справился с этим чувством и устроился поудобнее. Это было приятно.

Когда она остановилась и немного отошла, я ощупал своей магией пол и поднял с него кейс, который она в порыве страсти обронила. Положив его в сумку, я ухмыльнулся ей,

— А в честь чего это было?

Она улыбнулась и захихикала,

— Ты же сам назвал меня своей.

Я рассмеялся и застенчиво потёр свою гриву.

— Ага. Видимо и вправду.

Официально у нас ничего с ней не было, но, кажется, этими словами, я быстро всё исправил.

Она улыбнулась, но и также быстро её улыбка перешла в обеспокоенный взгляд.

— Что случилось? Ты просто упал... Я положила Куб в кейс, а потом ты проснулся. Что это было?

Я пожал плечами,

— Я думаю, это меня то чувство добило. Ничего, кроме неприятностей, эти Кубы не принесут, но мне придётся к ним привыкнуть, если хочу помешать планам Хэйта, — По понятным причинам я не упомянул Пандемониума. Говорить Шейд об этом было не лучшей затеей, это только заставит её волноваться ещё больше. Я выясню, как поступить с... его предложением. Затем поделюсь с ней.

Это было делом времени.

Я отвернулся от пьедестала и показал головой, чтобы она следовала за мной. Она мягко улыбнулась и порысила догонять меня, пока мы шли, она, как обычно, прислонилась ко мне. Я улыбнулся, но мои мысли витали далеко в облаках. Если я заполучу все четыре Куба, то... смогу изменить пустошь. Смогу избавиться от пони, похожих на Хэйта. Да при желании я бы мог развязать целую войну... но всё это, если только Пандемониум верен своему слову. Может, он реально просто хочет поскорее свалить из Эквестрии. Всё-таки он был заточён там не пять минут.

— Нет, правда, что-то не так?

Шейд. Всегда способна вывести меня обратно в реальность. Я обнаружил, что мы уже дошли до лифта, пока я с головой был погружен в свои мысли. Я тряхнул головой.

— Нет, просто планирую, что нам делать дальше. Давай лучше вернёмся к остальным... Планирование у Айвори получается лучше, чем у меня.

Шейд слегка захихикала и нажала на кнопку вызова лифта. Двери звонко открылись, и мы зашли внутрь. Мы попали в это здание во втором подвальном помещении, и это был тот этаж, на который мы сейчас направлялись. Когда лифт начал подниматься, я задумался о том, что они могли делать там прямо сейчас.

Я предположил, что Фластер сейчас хватает всё, что не прибито гвоздями к полу, и гребёт это в свою мантию, чтобы позже продать. Айвори, должно быть, наблюдает за этим краем глаза, пока сама пристально смотрит на какую-нибудь отражающую поверхность, чтобы убедиться, что с её лицом всё порядке. Эш, скорее всего, ходил из угла в угол, ожидая нашего возвращения, чтобы мы могли поскорее вернуться на поверхность, как бы небезопасно на ней сейчас ни было.

Когда двери разъехались в стороны, я не обнаружил ни единого моего предположения. Двое серых металлических пони, разительно отличающиеся от Протектопони, сверлили нас взглядами, дула здоровых пушек были направлены прямо мне в лицо. Позади них я смог различить ещё одного такого же, также как и Эша с Айвори, бессознательно валяющихся на полу.

Я потянулся было за Сломленным, надеясь, что до их выстрела мне удастся выполнить этот манёвр, но после голубой вспышки от одной из пушек, мир почернел.

Пиздец.

-----

Когда я наконец-то очнулся, я понял, что лицезрею очень яркий свет. Я был связан. Но ещё хуже — безоружен.

— А, ты очнулся. Хорошо, а то мне уже не терпится.

Голос кобылы раздался откуда-то из комнаты, но ничего, кроме этого света, я не мог увидеть. Я попытался заговорить, но это привело лишь к приступу кашля. Мои бока сильно болели. Как будто рёбра были переломаны.

— О, насчет этого не волнуйся. Вы с грифоном были чуточку тяжелее, чем остальные. Поэтому мы использовали роботов, чтобы донести вас; заняло бы кучу времени, если бы именно мы вас тащили.

Я оправился от кашля и выдохнул единственную вещь, которую смог.

— Кто...

— Кто мы такие? Думаю, мы и вправду не пользуемся всеобщей популярностью в Хорнсмите. Мы... — Она ступила в свет, и я увидел кобылу, облечённую в ту тяжёлую броню, но только без шлема. Светло-жёлтая шкура, коричневые глаза и коричневая с белыми вставками грива. Ухмыляясь во весь рот, она определённо наслаждалась этим представлением. — Орчардский отдел Стальных Рейнджеров.

Я тупо посмотрел на неё. На большее я не был способен. Чем бы они не приложили меня, понадобиться много времени, чтобы это прошло.

— Ох, не волнуйся. Скоро это пройдёт.

Я снова закашлялся.

— Почему?

Она снова опередила мои слова. Она, должно быть, очень гордится собой.

— Почему мы вырубили тебя вместо того, чтобы убить? Мы наблюдали за вами с тех пор, как нам объявили о грифоне в Орчарде. У банды рейдеров у ворот не хватило бы для этого мозгов, поэтому мы предположил, что вы либо элитная группа рейдеров, норовившиеся обойти нас сбоку, чтобы ударить с тыла... либо вы случайная группа бродяг, оказавшаяся не в том месте, не в то время, — Она слегка засмеялась. — Ох, мы так удивились, когда поняли, что вы были последними.

Открылась дверь, и я услышал, как кто-то ещё вошёл, тяжёлые металлические шаги поведали, что новоприбывший также был заключён в броню. Низкий, грубый голос наполнил комнату,

— Рыцарь Лемон Меринга, хватит изводить нашего гостя.

Третий пони вошёл более тихо, чем предыдущий, и я заметил приближающийся ко мне силуэт в мантии. На секунду я было подумал, что это была Фластер, но нет — цвета были разными.

У третьей пони был поднос с лекарствами, с которого она взяла лечебное зелье и дала мне, я разумеется не противился в свою очередь. Я сразу же почувствовал себя лучше: как сломанные рёбра начали залечивать сами себя, а голову перестали заслонять назойливые мысли.

— Выключите это. И включите лучше настоящий свет... а то развели тут светопредставление.

Я услышал, как Лемон Меринга отошла от нас, бормоча себе под нос,

— Так точно, Звёздный Паладин Броукен Эроу.

Яркий свет выключился, погружая нас в короткую темноту, прежде чем над нами ярко замерцали подвесные лампы, осветившие всю комнату. Звёздный Паладин Броукен Эроу имел довольно отталкивающий вид, чем у Лемон Меринги, пусть даже на нём был его шлем. На его боку была крупная одноствольная пушка и уравновешивающая её ракетная установка на другом.

— Теперь, кто ты такой и что делаешь в Орчарде? Ты пришёл сюда с какой-то целью, и я хочу знать, с какой именно.

Я сделал пару глубоких вдохов и к сожалению обнаружил, что без очередного приступа кашля это сделать было невозможно.

— Мы... мы простые мусорщики. Услышали, что тут есть здание Министерства Мира, и пришли посмотреть. Мы хотим найти лекарства, чтобы принести их обратно домой.

Он гортанно засмеялся,

— Врун из тебя тот ещё, Рип. Я уже поговорил с твоей подругой, Айвори. Она была очень откровенна с нами. Ты думаешь, что мы можем стать союзниками. И у нас впридачу есть общий враг. Вот зачем ты сюда пришёл. Она немного смутно ответила о том, что вы искали в Министерском здании, но об этом я всё равно хотел спросить именно тебя.

Блять. Вот и рухнули мои планы.

— Ладно... я искал маленький чёрный кубик.

Он смотрел на меня какое-то время, его глаза были спрятаны за забралом шлема.

— Ты нашёл его?

Я не понимал, дразнил ли он меня. Он уже поймал меня на лжи, и я не знал, что он будет делать, если поймает и на второй.

— Да.

Он кивнул. Я расслышал приглушённый разговор из-под его шлема, и через пару секунд, в комнату вошла пони в мантии, несущая чёрный кейс.

— Значит, это то, ради чего ты проделал весь свой путь.

Я кивнул.

— Хорошо. Я думаю, мы сможем найти компромисс, — Он развернулся и начал уходить из кабинета. Открыв дверь, он обернулся и посмотрел на меня. — Рыцарь Лемон Меринга, сопроводите нашего друга к его напарникам. Накормите и приведите их в порядок. Скоро у меня состоится с ними небольшая беседа.

Я услышал голос кобылы-театрала, зашедшей в кабинет из коридора, она развязала и подняла меня на копыта. Она была удивительна ловка для пони в танковой броне.

— Давай, отведём тебя под стражу.

Она вывела меня в коридор, у которого, также как и у завода, был промышленный дизайн. Пока она гнала меня по коридору, я не мог не задаться вопросом, в какое же дерьмо мы вляпались.

Это было определённо не то сотрудничество, на которое я уповал.

Нахуй Стальных Рейнджеров.