S03E05
Глава 9: Орчард Глава 11: Белые Плащи

Глава 10: Козырь

Я до сих пор не до конца был уверен, зачем зданию, в котором мы находились, клетки. Как бы то ни было, в нём было несколько таких, оснащённых толстыми металлическими прутьями и неудобными койками, которые вообще не были предназначены для сна. Многие лампы либо перегорели, либо были разбиты, но был и единственный выживший, прошедший проверку времени и освещающий так много пространства, сколько мог из себя выдавить.

В одной из клеток расхаживал очень сердитый грифон. До этого я никогда не видел Эша безоружным, но несмотря на это, одна лишь хищная атмосфера вокруг него могла убить любого. Разминая свои когти, его взгляд метался из одного угла в другой, в тщетной попытке ища возможности сбежать. Он был самой несчастливой птицей на свете.

Меня бросили в камеру напротив Эша, в которой был ещё один пони. Пегас. Он был или в отключке, или мёртв, так что я в любом случае отодвинулся от него подальше. Лемон Меринга в ярости покинула комнату, разозлившаяся на то, что её низвели до работы простого курьера.

— Рипл!

Я оглянулся вокруг и обнаружил Шейд в соседней камере вместе с Айвори. Потрусив к прутьям, я на несколько секунд прижался к ней через них, прежде чем осмотреться более тщательно. — Ты в порядке? — Она кивнула со слабой улыбкой.

— Мы тоже в порядке, Кик, — донёсся голос Эша из другого конца комнаты, где он уже смешивался с тенями в одно целое. Я мог различить только его золотые глаза в углу клетки, но ничего более.

Я кивнул. — Рад слышать. — Эту часть мы вроде бы прошли. Пробежавшись глазами по помещению, я заметил, что что-то не так. — А где Фластер?

Айвори ответила из той же клетки, что и Шейд, где она бездельничала на наре, пренебрежительно махнув копытом. — Она смылась прямо перед тем, как появились стальные пони. Больше я её не видела.

— Как вы вообще подпустили их к себе так близко? Не видно, чтобы пони, облачённые в металл, были хороши в скрытности. — Эш был тем типом, который никому не позволит так к себе подкрадываться. Та граната, когда мы подошли к Орчарду, была редкой оплошностью для его чувственных способностей, но это всё же ранило его.

— Мы просто ждали Фластер, когда она откуда-то вернётся, я предположила, что она пошла рыться в мусоре. Открылись двери, и эти металлические амбалы ворвались внутрь. Они начали шмалять из своих пушек, и это была последняя вещь, которую я помню, прежде чем очнуться здесь. — Айвори всё ещё лежала на койке. Я видел, что раны от шрапнели у неё уже зажили, вокруг её груди, также как и у глаза, был обмотан кусок марли.

— Да блин, вы не моште чуточку потише, у мня голова раскалывается. — Я, не узнав кому принадлежит голос, развернулся, уже приготовившись пнуть кого-нибудь. Может я и был безоружен, но пинать-то я не разучился. Развалившийся в углу пони — пегас, которого я заметил раннее, — оглянулся на меня. Он не предполагал никаких усилий подняться, просто потёр свои заспанные глаза. — Я с небольшого бодуна... а шум никак не вылечит его.

Я осторожно ступил ему на встречу. Он всё это время слушал нас, или только что проснулся? — Ты кто такой?

Он кое-как поднялся на ноги, немного пошатываясь из стороны в сторону, и опёрся на одну из стен. Он язвительно отсалютовал мне, представившись: — Крэш Курс. Собиратель. — Он слегка облизнул свои губы и оглянулся. — Тут есть что-нибудь выпить? Виски, может?

Я вздохнул. Зашибись, меня закрыли с алкашом. Затем его глаза остановились на Айвори и широко раскрылись. Он вытянулся по струнке смирно, пробежавшись копытом по гриве, и порысил к ней навстречу. Она настороженно посмотрела на него, когда он подошёл поближе, начав лыбиться. — Приветик, красопеточка. Что такая куколка, как ты, делает в таком месте ужасном месте, да ещё и взаперти?

Айвори вздохнула и с фырканьем отвернулась от него. Думаю, она всё ещё на взводе из-за своей глазной травмы. Я взглянул на Крэш Курса, покачав головой. — Отстань от неё. У тебя нет дел поважнее, например, как ты собираешься сваливать отсюда?

— Эй, Кик, не хочешь поменяться клеткой? А то я уже давно не ел пегасов. — Глаза Крэша чуть не выкатились из орбит, когда он посмотрел на грифона, который уже стоял за прутьями своей решётки, сверля голодным взглядом крылатого пони. Я уже видел такой взгляд. Он просто прикалывается, но, думаю, Крэш этого не понял. Он попятился назад, поняв намёк.

— Итак... — Его голос слегка дрогнул, когда он говорил, но по крайней мере на другую тему. — За что вы тут сидите? Вы не похожи на рейдеров... слишком много хорошеньких кобылок. — Взгляд из другого конца комнаты заставил его вздрогнуть. — Стальные Рейнджеры обычно не берут заключённых... Точнее, если они не могут извлечь из них выгоды.

Это так, поэтому я и ждал Броукен Эрроу, чтобы он сказал мне, зачем вместо того, чтобы застрелить нас всех, он оставил нас в живых, но я отказывался понимать, почему Стальным Рейнджерам вдруг понадобился пегас-алкаш-бабник. Теперь когда он был чуть ближе и на свету, я мог рассмотреть его кьютимарку. Кирпич с крыльями. Тут даже объяснений не надо. Его бронзовая шкура и чёрная грива делали его похожим на ржавый кусок металла.

— Мы искали, чем поживиться. Они накрыли нас, когда мы убегали от рейдеров. Не сомневаюсь, что у тебя похожая история. — Я уже сказал Рейнджерам, что мы ищем, иначе они бы, копытом не пошевелив, прикончили всех нас. А этого пони я мог бы, скорее всего, размазать в пюре. Ему не следует знать о Кубах или Министерстве Мира.

— Пони-единомышленники, значит. Мне нравится. А вы откуда? Я время от времени останавливаюсь в Блэнке, но мои убежища в основном севернее. Большинство из них вокруг Каулуна. Дикий городишко. — Я уже начал жалеть, что разбудил этого пони. Он ни на секунду не умолкал..

В конце концов я поднял копыто, чтобы перебить его. — Послушай, Крэш, ты не мог бы... заткнуться?

Пегас остановился на полуслове, замерев с таким же выражением морды. Он посмотрел на меня и, кивнув, закрыл рот. — Простите... Иногда я много болтаю. Тётушка Муриэль постоянно говорила это, а потом она выстрелила в меня. Она всегда мазала, зато теперь-то я знаю, что она не всерьёз. — Взгляд моих глаз заставил его замолчать. Медленно отвернувшись от меня, он зашагал обратно к своему месту и лёг на него.

Всего лишь пару минут рядом Шейд — это всё, чего я хотел. Я нашёл, что искал, пусть это и длилось недолго, пока нас не схватили. Лемон Меринга протиснулась в дверной проём, за ней вышагивал бронированный пони, нёсший с собой какое-то массивное орудие, которое я не мог опознать. Эш сразу же воспрянул духом и уже стоял у прутьев, тыча свои когтем на перебинтованную лапу.

— Ты! Это ты стрелял в меня! Болит, между прочим, ты, железный пидармот! — Если бы Эш смог прорваться через прутья и добраться до закутанного в броню пони своими когтями, ему было бы несдобровать.

Пони ответил ему сильным хохотом. — Ха, ты был просто идеальной мишенью. Большой и толстой мишенью в небесах. Давненько я не подстреливал грифончиков. Хах, мой прицел был просто немного сбит, поэтому ты так легко отделался. В следующий раз я не промажу.

Лемон Меринга оглянулась. — Нотчес, остынь. Звёздный Паладин Броукен Эрроу хочет, чтобы они были живы. Дай им немного времени.

Нотчес — бронированный пони с лазером — фыркнул и отошёл в сторонку. Лемон открыла сначала мою клетку, затем Эша, внимательно следя за обозлившимся грифоном. Эш, разминая свои когти, зыркнул на Нотчеса, но удержался от прыжка. Нотчес же просто прицелился из своей здоровенной дуры, прикреплённой к его боку, в Эша, выжидая пока тот выкинет какой-нибудь трюк.

Прочистив горло, Лемон привлекла внимание обоих, прежде чем начать выпроваживать нас за дверь. Эш и я шли бок о бок с двумя Рейнджерами на хвосте. Лемон указывала нам, за какой угол завернуть, в какую дверь зайти. В коридорах я заметил несколько пони в робах, но больше всё же было в броне. Полагаю, что они все снаружи внимательно следят за армией рейдеров, ищущих способ пробраться внутрь.

В конце концов мы дошли до комнаты, занятой главным Рейнджером и пони в мантиях. Наше оружие и снаряжение лежало разбросанным на паре столов. Они явно проверили и забрали всё, что по их мнению, нам не понадобится. Мои накопытные пушки, чёрный кейс и Сломленный были там, вызывая на моём лице улыбку. Винтовка и револьвер Эша тоже присутствовали. Наши медикаменты были нетронуты.

— Этот твой дробовик, Рип. Очень интересное творение. Мои писцы не могут определить места, откуда он взялся. Ты не знаешь случайно? Посвятишь? — Броукен Эрроу всё ещё был в своём шлеме, который искажал и усиливал его голос. Я покачал головой, пристально смотря на него. Даже если бы я знал, как получил Сломленного, я бы ему всё равно не сказал.

— Не хочешь способствовать нашему делу, да? Тебе повезло, что ты можешь быть нам полезен, иначе нам пришлось бы оторвать нахрен твою ногу вместе с Пипбаком. Это открыло бы нам множество секретов о тебе. — Он подошёл к нам, встав под охраной в центре комнаты. — В Хорнсмите есть лишь одно стойло, про которое мы знаем. Стойло 87. Вот что делает вас загадкой. Ты должен быть одним из тех рейдеров снаружи, но ты здесь. Из разведанных, которые мы собрали, только ваши, покидая Нейвер, или сбегают, или идут главарями таких банд. Как они себя кличут, Рыцарь Лемон Меринга?

Жёлтая кобыла с открытой головой быстро проговорила: — Совершенные, Звёздный Паладин Броукен Эрроу.

Он кивнул. — Спасибо. Совершенные. Двое из которых, как мы определили, ведут к нашим дверям целую армию. Не примет ли этот сюжет другой оборот, если к нам вдруг в копыта свалится третий Совершенный? Интересно, что же мы могли бы сделать с этим.

То, куда это ведёт, вызывает у меня плохое предчувствие.

— Итак, ты либо Совершенный, либо, как ты сказал, беглец, который намеревается бодаться со всеми, кто выйдет из того Стойла. В любом случае ты поможешь нам.

Он замолк и посмотрел на меня. Я понял это как знак, что теперь мой черёд говорить. — Помочь с чем?

— Ты избавишься от всех рейдеров для нас. У нас недостаточно огневой мощи, чтобы расправить плечи, и было бы благоразумнее отдать инициативу более умелым пони, способным облегчить наши проблемы. — Он кивнул головой на оружие на столе. — Вы двое вооружитесь, проберётесь в лагерь рейдеров и убьёте Совершенных. Без направляющего армия, скорее всего, пуститься по ветру по всей пустоши. Рейдеров очень легко спровоцировать. Осада будет снята. Вы будете свободны отправиться на все четыре стороны.

Ну и пидорас. Я уже дрался с двумя Совершенными. Первая чуть не сравняла город с землёй, а вторая была настолько сильной, что пришлось со всех ног драпать, чтобы не сгореть заживо. Просить нас убить двух Совершенных... Я глянул на Эша, на что тот серьёзно покачал головой.

— Даже не думай бежать. Рип, я не верю, что ты способен оставить эту голубую кобылу в клетке. Вы такая милая парочка, жмётесь друг к другу и всё такое. — Дерьмо. Блять. Я и не думал, что они будут следить и обнаружат, что Шейд является моей слабостью.

Стальная голова повернулась посмотреть на нерадивого грифона. Я мог увидеть, что это очень забавляет Лемон Мерингу, а по лёгкому подрагиванию Нотчеса я понял, что тот хихикает. Броукен Эрроу продолжил говорить в том же низком рокотании, сделав пару шагов навстречу Эшу, пока не оказался в зоне его досягаемости.

— Эшред, я не думаю, что у нас есть что-то, способное остановить тебя от ухода. Я знаю, как вы, грифоны, работаете, поэтому могу предположить, что у тебя заключён контракт с одним из путешествующих с тобой пони. Не имеет значения с кем, пока мы держим всех, кроме Рипа, в клетках до твоего возвращения. Если кто-нибудь из вас не вернётся... что ж, мы увидим, как долго они смогут продержаться без еды и воды.

Эш зарычал, было странно услышать этот звук из его клюва. Я сжал зубы, используя каждую частичку своей выдержки, чтобы не рвануться на Броукен Эрроу. Я полностью уверен, что смогу прописать один последний смачный пинок, прежде чем буду испепелён, хотя с моей бронёй я не уверен, что это будет летально. Я хочу, чтобы этот пони умер... и я хочу выбраться живым. Похоже сейчас у нас нет никаких других вариантов.

Я прикончу Броукен Эрроу. Однажды я разорву его на части голыми копытами. Пони, подобные ему, заслуживают только такой участи.

Ненавистный Рейнджер, взмахнув передней ногой, сделал шаг назад. — Вы можете вооружиться своим снаряжением. Для нас ведь нет никакого смысла отправлять вас на такое задание без подобающей экипировки, не находишь?

Пока я надевал свою броню, Эш приступил к закреплению ремней и сумок, державших его оружие и амуницию. Пара минут прошла в тишине, пока мы полностью не экипировались под ядовитые взгляды тяжеловооружённых Рейнджеров, наблюдающих за нами.

Скользнув Сломленным, который по моим предположения был не заряжен, в его кобуру на моём боку, я был готов выдвигаться. Эш был точно также готов, нервно перекатывая пулю в своих пальцах. Нотчес и грифон всё ещё недобро смотрели друг на друга. Эш слегка подкинул пулю в воздух и поймал её так, чтобы видел Нотчес. — Это твоя. Я сохраню её. — С этими словами он прицепил пулю на ремень и повернулся ко мне. — Давай покончим с этим.

Он не скалился с тех пор, как я спустился в камеру с Кубом. Никогда не видел его таким безумным.

— Рыцарь Лемон Меринга, Рыцарь Нотчес, будьте так добры, сопроводите наших друзей к запасному выходу, я думаю, что для них самое время приступить к задаче, на них возложенную. — С этими словами Броукен Эрроу распустил нас, прежде чем сам не развернулся и не вышел из комнаты.

— Пошли, грифончик. Ты и твой дружок единорог идёте впереди. — Нотчес рассмеялся, подтолкнув Эша копытом. Мы вышли из комнаты, противоположную той, в которой находился Звёздный Паладин, обратно в коридоры. Мы шли в тишине, Эш, скорее всего, планировал, в какую часть Нотчеса он выстрелит. А я всё обдумывал наше затруднительное положение в голове. Мы откровенно и филигранно проебались.

В коридорах было не так уж много других Рейнджеров, но парочки позади было достаточно, и если мы попытаемся что-то вычурить, то, сомневаюсь, что от наших тел что-либо останется. Наше оружие было разряжено, и этого было вполне веским аргументом, чтобы убедить нас ничего не натворить. В любом случае, пока они удерживают Шейд и Айвори, я даже не буду пытаться что-нибудь выкинуть.

— Пришли. Открывай дверь. — Лемон Меринга была до сих пор сварлива из-за факта её понижения Броукен Эрроу, она кивнула Эшу на небольшую дверь в стене. Это было вообще не то, чего я ожидал. Очень неприметная. Эш нажал на ручку и толстые металлические прутья, вкраплённые в дверь, отъехали от стены, после чего грифон смог толкнуть дверь. Ни скрипа, ни ржавых хлопьев, ни искр, абсолютно никакого звука. Я не знаю почему, но я отвлёкся фактом того, что это была единственная встреченная мной дверь, которая не сделала ничего из перечисленного.

Затем мы оказались снаружи, дверь за нами закрылась. Мы оба сразу же начали заряжать свои пушки. — Кик... какой план? Как мы, блять, собираемся сделать это?

Я стоял, заряжая патроны в мои накопытные пушки, также как и в Сломленного. Мои плечи слегка поникли, мой голос звучал поражённо, когда я признался Эшу, в чём сам не хотел себе признаваться. — Я... я не знаю. Двое Совершенных? Нам по горло хватило и одного.

Грифон глубоко вздохнул, встав на четвереньки. — Напомни мне сказать спасибо Айвори за то, что привела нас сюда. — Эш разозлился после сказанного, и тогда меня осенило. Я до сих пор не сказал ему, что нашёл куб.

— Мы с Шейд нашли ещё один Куб, пока не напали эти стальные гондоны. По крайней мере он у нас.

Грифон кивнул. — Что ж... значит ещё не всё напрасно. Хотя мы всё равно в полной пизде.

Мы уже споткнулись на старте. Отстой. Мы стояли ещё с минуту, сверля взглядом землю, прежде чем я нарушил молчание. — Как насчёт найти хотя бы лагерь рейдеров? Может ты сможешь снять Совершенных издалека, тогда мы вернёмся, заберём девочек и свалим отсюда.

Грифон едва заметно кивнул. — Может прокатить. — Встав на задние лапы и вытянув шею как кран, он начал осматривать окрестности. Он указал куда-то вниз по дороге. — В той стороне дым. Возможно лагерь.

Мы направились к уходящему в небеса столбу дыму, стараясь придумать актуальный план действий. Хуже уже быть не могло.

Затем снова начался дождь.

-----

Первые рейдеры, на которых мы наткнулись, оказались лёгкой добычей. Мы услышали голоса через открытую дверь; здание, в которое она была установлена, разрушилось и пришло в запустение. Пробравшись к ним за спину, мы застали парочку врасплох. Кобыла и жеребец, решили притаиться, чтобы провести время наедине. Я бы почувствовал себя херово, взяв преимущество над ситуацией в свои копыта таким образом, если бы не был в таком паршивом настроении. Рейдер есть рейдер, неважно чем он занимается.

Эш скинул жеребца с кобылы и острым, как бритва, когтем полоснул по горлу рейдера так, чтобы из него хлынула кровь. Кобыла обнаружила, что в паре дюймов от её глаза плавает дуло Сломленного. Подняв свои наполненные страхом глаза, я лишь мог вернуть ей взгляд.

Грифон обрушил жеребца оземь, выдавив из него крик боли. Кобыла заскулила в ответ, и острая боль вины пронзила меня. Давай же, Рипл. Они же рейдеры. Враги.

«А она тоже ничего. Как на подбор. Ну же, возьми её. Ты знаешь, что хочешь этого.»

Я ударил своим ПипБаком по виску, боль от удара ненадолго заткнула голос в моей голове. Я должен поскорее вернуться к Шейд.

«Или принять немножко Стампида. Это же было так давно.»

Кобыла поползла прочь от меня, явно думая, что я с катушек съехал. Впрочем, если рейдеры, которые преследовали нас ранее, вернулись к своим дружкам, то вероятнее всего, что каждый рейдер в Орчарде теперь знает, что павший Совершенный бороздит развалины.

— Ты знаешь, кто я?

Кобыла шустро кивнула головой, пропищав в ответ: — Два-Пинка.

Страх даст мне всё, что я хочу. Голос в моей голове засмеялся и поздравил меня, но я ответил ему небольшим ментальным ударом. Заткнись нахуй.

Посмотрев вниз на кобылу, я надавил Сломленным на её шею. — Значит ты знаешь, на что я способен. А теперь я хочу, чтобы ты ответила мне на несколько вопросов.

Она дрожала. Её день так быстро пошёл под откос. Кажется, это никогда не закончится. Покачав головой, она осмотрела жеребца, которого Эш прижал к земле. Ни одна из его ран не была смертельной, но я знал, что грифон лёгким движением кисти мог порвать горло пони.

— Совершенные ведут вас. Кто? Куда?

Несколько секунд я побоялся, что она уже не ответит. Тогда придётся застрелить её. Её губы задрожали, и она начала говорить низким голосом, будто она боялась, что Совершенные узнают о её предательстве.

— Холпанч и Фларри. Холпанч находится в старом здании, вокруг которого мы обустроили лагерь с западной стороны руин. Фларри... мы никогда не знаем, где находится Фларри. Теперь... пожалуйста, не убивай меня. Отпусти нас. — Я поколебался, когда она вперила в меня свой полный слёз взгляд. Я сказал себе, что каждый рейдер заслуживает пулю в лоб. Я всегда держал этот принцип ближе к сердцу. Я нарушил его в лесу... Я уже щадил рейдеров.

Я услышал влажный, хлюпающий звук, и мои глаза уставились на Эша и на пони, которого он держал в своих когтях. Одна из его лап, которая некогда держала шею пони, была покрыта кровью. Жизненная сила фонтаном била из рваных остатков горла жеребца в нарастающую лужу на полу под ним.

— Эш!

Кобыла подо мной начала кричать. Я вскинул Сломленного и ударил им ей по виску, вырубив её. Конечно же она была в отключке, но не мертва, я пулей рванулся к грифону. — Мы могли больше от них узнать! Они бы, вероятно, покинули Орчард, если бы мы дали им шанс!

Грифон фыркнул, слизывая немного крови со своего когтя. — Тебе не нужно выходить из роли, Кик. Ты убийца. Такой же как и я. Твоей подружки здесь нет, чтобы восхищаться тобой.

Я пнул его в грудь. Он ударился об стену, бормоча про себя проклятия. Затем он рванул на меня со всей силой своих могучих крыльев, врезавшись в меня как реактивный снаряд. Мы превратились в кучу из меха и перьев, перекатывающуюся, пинающуюся, толкающуюся и кусающуюся.

Мы остановились у одной из стен. Я ощутил его коготь поперёк моего горла, кровь жеребца до сих пор покрывала его; он сжимал его достаточно крепко, чтобы пронзить мою шкуру. Сломленный подлетел к нему, его дуло твёрдо упёрлось ему в горло. Крохотное движение одного приведёт к гибели другого.

Мы лежали так, уповая, пока кто-нибудь из нас сделает первое движение. Шум у двери прервал нас, и в мгновение ока Сломленный и револьвер Эша были направлены на вторженца, наша склока была ненадолго забыта.

Фластер издала короткий писк и скрылась из виду. Увидев её, Эш отпустил моё горло и встал, отстраняясь от меня. Зачехлив оружие, он подошёл к двери. — Всё в порядке, Мисс Фластер; вы можете выходить.

Это был добрый Эш, который вёл себя так только с работодателями, но не со мной. Тот самый, которого я впервые встретил. Тот далёкий образ, которого я был готов застрелить секундой ранее.

Я еле-еле поднялся, зачехляя Сломленного и стряхивая пыль и кровь со своей гривы. Потирая рану на шее, я не смог сдержать улыбки, когда из-за двери медленно показалась голова Фластер в капюшоне. Когда она убедилась, что битва закончилась, она вошла в здание. Её глаз сошёл сначала на мёртвого жеребца, лежащего в луже крови, затем на меня и на Эша, таких же потрёпанных.

— Вам двоим запрещается драться. Вы должны защищать меня. Поэтому я наняла вас.

Эш слегка ухмыльнулся впервые за некоторое время. — Когда вы убегаете от нас, вас становиться трудно защитить, Мисс Фластер.

Прикрыв свой глаз, её лицо почти полностью исчезло в недрах капюшона. — Я прошу прощения... когда я вернулась, Рейнджеры уже настигли вас.

Я раздумывал над её ответом, пока Эш игриво гладил её закутанную в капюшон голову. — Вы знаете Стальных Рейнджеров? — Никогда не слышал о них до нашего взятия в плен. Ни Айвори, ни Шейд, и даже Эш. Эш — грифон авантюрист до мозга костей — не знал, кто такие были эти бронированные пони. Фластер же уроженка Андерхуфа. Откуда она могла знать о Стальных Рейнджерах?

Она кивнула. — Я... я вела с ними дела раньше. Когда они схватили вас, я начал искать способ освободить вас оттуда. А где Айвори и Шейд? — Она осмотрела комнату, ища любые признаки бледной кобылы с пулемётом или голубой, проводившей всё своё время под моим боком.

Ухмылка Эша испарилось, и вернулся лишь злобный взгляд. — Они всё ещё у Рейнджеров. В качестве козыря.

Её глаз расширился, отразив немного света и ярко сверкнув в тёмных угодьях капюшона. — Козыря?

— Мы вернём их, когда убьём несколько Совершенных и прорвём осаду. — Эш вновь перешёл к рычанию, вся его радость улетучилась, когда мы вернулись к насущному вопросу. Охоте.

Фластер тянуло к куче вещей парочки рейдеров, и пока Эш говорил, она начала рыться в них, больше заинтересованная присвоить всё, что сможет обнаружить, себе.

— Мы вычислили имена тех двоих. — Я стрельнул в него косым взглядом, который, как я думаю, он умышленно проигнорировал. Кобыла в отключке тихо простонала, и я порысил к ней, на ходу доставая Сломленного. Я не хотел, чтобы Эш сейчас был рядом, и я чувствовал, что сейчас, возможно, самое лучше было держать его подальше от рейдерши, по крайне мере на пока.

Фластер вернулась с парой крышек, различным оружием, и несколькими гильзами, посчитав всё остальное как мусор. — Какие? Я ускользнула от пары рейдерских патрулей по пути сюда, может быть я слышала их ранее.

— Холпанч, про которого Шейд мне говорила, и какая-то пони по имени Фларри. — Фластер сортировала собранный улов в свою мантию, когда Эш сказал последнее имя. Издав тихий писк, крохотная кобыла уронила гранату, которую она хранила в своей робе, отправляя её в турне по всему полу прямо в лапу к Эшу, которой он её и подобрал. Выражением её глаза было полно удивление, пока она полностью не взяла себя в копыта. Потрясение и страх. Она быстро закрыла рот и фальшиво кашлянула, но я уловил её взгляд.

— Знакомое имя? — Эш кинул обратно ей гранату, которую она в воздухе поймала своим ртом и припрятала подальше. У Эша и у меня были те же самые взгляды на лицах, пока мы смотрели на пони в плаще. Она никогда не издавала таких звуков прежде, по крайней мере не как реакция на что-то сказанное нами. Она просто занималась тем, что и делала, но это был первый раз, когда я увидел её, делающую паузу на что-то, кроме неминуемой опасности.

Отведя взгляд, она начала искать в комнате всё, что могла бы выгодно продать. Её голос, хоть он и был сам по себе тихим, легко был услышан нами. — Я встречала её... если это она. Садистка. Не та пони, с которой я бы хотела снова увидиться. — Безмолвно продолжив путь, у меня создалось ощущение, что это всё, что нам удасться выудить из неё. Я знал её дольше, чем Айвори, но я практически ничего не знал о собирательнице, привязавшейся к нам чисто из взаимовыгоды.

Кашель и стоны привлекли моё внимание, и я увидел, как некогда вырубленная рейдерша медленно поднимается на копыта. Перед её глазами всё плыло, но она быстро поймала фокус на Сломленном, которого я снова направил прямо на неё. Она просто вновь легла, слёзы прызнули из её глаз, когда она увидела труп своего приятеля. Снова это чувство вины... если бы они атаковали нас, или просто были вооружены, она бы сейчас была мертва, и нас бы уже здесь не было.

— Итак, Кик, что будем делать. Ты знаешь, что если отпустишь её, то у неё будут все причины привести друзей. Просто убей её и смирись. — Эш сложил лапы на груди, вперившись в меня взглядом. Фластер покачала головой и вернулась к обчистке помещения. Рейдерша сверлила меня взглядом со слезами на глазах.

Блять. Почему это так сложно?

«Не парься. Пристрели её. Прямо в морду. Веселись.» 

Я должен застрелить её. Эш был прав... и голос был прав. Отпустить её — обрести нас на опасность. Большую опасность.

Смотря в её глаза, я с сожалением покачал головой. — Простите.

Я опустил Сломленного и взглянул на Эша. — Я не могу сделать это. Это просто... — Грифон вздохнул, расстроенный тем, что я не могу сделать, что должен. Он достал свой револьвер и выстрелил одним стремительным движением. Пуля угодила рейдерше прямо между глаз, мгновенно убив её. Взгляд в его глазах пробудил во мне какое-то первобытное чувство, чувство, которое я давненько не чувствовал рядом с ним. В присутствии хищника я был жертвой.

— Давайте... уйдём. — Я отвернулся и зашагал прочь от рейдерши, направившись к двери. Эш заменил выстреленную пулю и зачехлил своё оружие, когда я в безмолвии прошёл мимо него. Фластер, основательно проверив всю комнату, выстроилась за мной. Эш задержался в здании, смотря на пару мёртвых пони, прежде чем последовать за нами. Над крышами Орчарда я смог увидеть предательские столпы дыма от рейдерских костров. Это будет всего лишь лёгкая прогулка, затем мы возьмём ситуацию под свой контроль и вернём Шейд с Айвори. Назад в Хорнсмит.

Избавься от Стальных Рейнджеров. От этого блядского места.

-----

Фластер вела нас прямо в осиное гнездо, её навыки скрытности поспособствовали нам избежать стычки с несколькими рейдерскими бандами, рыскающих по руинам. Насчёт того, что они искали, я не был уверен. Нас, мой куб, способы пробраться на базу Рейнджеров. А возможно и всё вместе.

Рейдеры осели в старом складе, который без труда можно было назвать самым крупным зданием в Орчарде. На крышах были снайперы, а периметр патрулировали тяжеловооружённые рейдеры. Наше первое предположение оказалось верно; самые хилые, но всё-таки при оружии, были отправлены в патрули в Орчард. Лучших же держали здесь, при необходимости отправляя их, куда нужно. Достаточно хитро для рейдеров... сразу видно копыто Совершенного.

Мы расположились в здании неподалёку. Войдя, мы обнаружили, что оно пустовало. То есть вообще пустовало. Должно быть его обчистили ещё до войны, здесь даже не было бумаги. Обычно бумага была везде и всюду. Со второго этажа нам открылся подробный обзор на рейдерскую оборону.

— Как мы попадём внутрь? — Я смотрел на Фластер, произнеся это. Нам нужно что-то пониже к земле, возможно даже подземка. Если здесь и были туннели, я не сомневался, что пони в плаще сумеет найти их.

Она была слишком занята высовыванием головы из грязного окна, разыскивая что-то. Она не ответила, её глаз метался взад и вперёд, сканируя улицу. В конце концов она издала тихий шум и вытянула копыто. — Дальше по улице есть вентиляция. Значит там есть и туннель. Похоже, что он идёт к зданию, но я не вижу никакого входа.

Я кивнул ей. — Что ж, может тогда посмотрим поближе? Эш прикроет. — Грифон кивнул мне, веселье так и не возвращалось к нему. С той заварушки он только пристально смотрит на меня, когда представляется возможность. Надо поговорить с ним об этом... мы не могли рисковать ещё одной такой битвой. Один из нас точно бы был сейчас мёртвым, если бы Фластер не вмешалась.

«Убей его, пока он не убил тебя. Когда он отвернётся, то не увидит даже собственной смерти.» 

Захлопнись.

Возвратившись на первый этаж, я позволил Фластер заняться своими делами. Пока я, в основном бесцельно, бродил, ища какую-нибудь дверь или кнопку, она метнулась в соседнюю комнату. Прошла только минуту или две, прежде чем из задней комнаты послышался грохот. Я молнией рванулся туда, обходя угол с поднятым Сломленным.

Фластер стояла наверху лестничной клетки. Я заметил, что она была скрыта за металлической дверью, идеально смешанной с тёмным углом. Я улыбнулся кобыле, которая по всей видимости была горда собой, когда я прошёл мимо неё, чтобы посмотреть в новообразовавшийся проход. — Я знал, что у тебя получится.

Встав рядом со мной, она вглядывалась в проход. — Рипл... у вас всё нормально с Эшем? Когда я нашла вас... вы выглядели так, будто готовы были убить друг друга.

Вздохнув, я опустил взгляд на низкую кобылу, глаз которой сверлил меня из-под мрака её капюшона. — Я не знаю. Я думаю, ему не нравится мои действия с тех пор как... ну, с тех пор как я нашёл Шейд в Хорнсмите. Типо я слишком размяк, идя к цели, на которую он подписался идти со мной. Остановить Хэйта.

С этими словами она улыбнулась. — Ты нравишься мне таким. У тебя появилась решимость, которой не было когда мы спускались убить тех гнашеров. Даже с тех пор как Шейд и Айвори приметились к нам.

Я не думал об этом. Может быть дело было и не в том, что я смягчился. Это всё из-за погасшего маяка, который указывал на мою потребность остановить Хэйта, помочь пони, и теперь вновь разгоревшегося на защите нескольких пони. Я поклялся защищать Шейд и Айвори, даже если это убьёт меня. Их заточение запятнало эту клятву. Бродя по лезвию ножа, с этим обещанием я окончательно сорвался.

Я думаю, Эш видел всё именно так. Я потерял суть всей картины. Я должен с ним согласиться. У меня было пару снов — за редким исключением я всё же сплю, а не валяюсь в отрубоне — в котором я просто умываю копыта и ухожу из Хорнсмита. Вместе с Шейд. Завожу семью.

Пандемониум уже прочухал про это. Прибавляя ещё и то, как самоотверженно я бы выглядел, если бы Свипс и Синдер выбили меня из игры, я знал, что никогда не смогу просто уйти. Те вещи, которые он пророчил…

— Рипл? Ты в порядке? — Я пришёл в себя, вновь взглянув в серый глаз, наполненный беспокойством.

— Э... да. Порядок, просто задумался. — О мирной жизни с Шейд. Она спасёт меня от моих мыслей, от моего прошлого. Всё, что мне нужно было сделать, так это найти оставшиеся Кубы и уповать на то, что Пандемониум не простой трепач.

Шорох из-за угла привлёк моё внимание, и я поднял Сломленного, указав Фластер держаться за мной. Пони в робе незамедлительно подчинилась, мой исполинские габариты полностью закрывали её. Услышав звук лап, нежели цокот копыт, я опустил Сломленного как раз в тот момент, когда Эш завернул за угол. Было бы лучше, если бы я перестал направлять на него свой ствол.

— Прикинь, почти всё здание сотрясло. — Эш прошёл мимо нас, смотря на вскрытую лестницу. — Ну конечно, ещё подземки... когда мы вернёмся в Хорнсмит, как насчёт направиться в Блэнк? Чисто и просторно. Никаких туннелей. Никаких лифтов.

Я кивнул, надеясь задобрить этим грифона. — Ага, звучит здорово. Уверен, Трафик по нам уже соскучилась. — Затем я вышел вперёд, вновь спускаясь в Орчардскую подземку. Фластер трусила позади меня, и я расслышал глубокий вздох грифона, прежде чем он спустился за нами. Добравшись до низу, Фластер потянулась и нажала на кнопку, захлопнув за нами дверь.

Этот туннель был очень сильно похож на тот, который мы обнаружили под фабрикой. Как и обычно Фластер начала читать все указатели, чтобы выяснить, куда нам нужно идти. — Склад роботов, — озвучил я вслух.

Кобыла в капюшоне кивнула, когда я прочитал указатель. Смотря на нужный туннель, она наклонила к нам голову. — Я бы сказала, что это выглядит как складское помещение. Идём же? — И как всегда загорающаяся новой жаждой наживы.

По крайней мере, если рейдеры всё ещё были там в полном составе, то казалось маловероятно, что здешние роботы были в рабочем состоянии. Откровенно говоря я бы предпочёл холодным и безжизненным машинам, стрелявших по нам на фабрике, врагам, с которыми я знаю, как сражаться. Шрам на моём лице на секунду дал о себе знать, когда я подумал, что может сотворить энергомагическое оружие.

Туннель никак не охранялся, и даже выход со склада был широко распахнут. Я первый высунул голову, проверяя наличие ловушек. Ожидая засаду. Помещение было тёмным... пыльным и заброшенным. Судя по толстенному слою пыли, покрывающим пол, никто уже давно здесь не находился. Я помахал Эшу и Фластер, когда первый завалился в помещение. Когда-то это был офис, и это всё, что я мог сказать, судя по старому рабочему столу и сломанному терминалу.

Здесь было пусто, поэтому я направился к двери. Окно, которое на удивление всё ещё было не разбито, почерневшее много времени назад, возможно когда ещё пони всё ещё работали здесь. Попробовав открыть дверь, она не поддалась.

— Фластер. Подсоби-ка. — Она порысила ко мне, вытащив отвёртку и тонкий кусочек металла, прежде чем приступить к работе над замком. Ювелирная работа; дверь с мягким щелчком открылась. Я в благодарности кивнул ухмыляющейся кобыле, прежде чем прогнать её от двери. Открыв её, я выглянул.

Роботы. Сотни роботов. Бесконечные ряды, модели которых различались от тех, с которыми мы бились на фабрике. Эти выглядели ещё более угрожающе. Намного более.

Каждая была похожа на пони, но на их суставах располагались клинки, а бока пестрили прикреплённым к ним разнообразным орудием. Это была армия. Ещё одна ебучая армия... и тут-то я подумал, что рейдерская армия была той ещё занозой в заднице.

Выйдя из офиса, я прислушался к звукам. Хоть как-нибудь звукам пони. Ничего. Я медленно добрался до ближайшего робота и осмотрел его. Серия P-27 трафаретными белыми буквами было выведено на нём.

Знали ли Рейнджеры, что они здесь были? Сомневаюсь, что так, или бы они уже ворвались, паля во всё что движется, несмотря на перевес в количестве. Кто бы ни контролировал этими штуковинами, он бы точно стал самым крутым засранцем на пустоши.

Хэйт никогда их не получит.

Пронзительный визг электроприбора привлёк моё внимание. В ещё одном офисе, располагавшимся пару этажами выше, горел свет. К нему вела лестница, к которой я начал приближаться. Никто в этом здание не был хорошей новостью... возможно, это был Совершенный.

Я кивнул своей головой по направлению помещения повыше Эшу, который кивнул и достал огромную винтовку со своей спины. Фластер стояла рядом со мной, несмотря на потенциальную добычу, разбросанную здесь, как грязи, на которую она смотрела. Я шепнул обоим: — Эш... ты прикроешь меня из того окна. Как в ретрансляторе. Фластер, оставайся сзади, никуда не уходи.

Оба кивнули, прежде чем Эш, хлопнув крыльями, направился к одной из стен. Нам ещё повезло, что освещение здесь не так хорошо работало, его тёмный мех и перья идеально сочетались с тенями, высоко отбрасываемых на стену.

Ступени были сделаны из толстой металлической решётки, и я сделал всё возможно, чтобы приглушить шум, издаваемый от моих копыт, пока я поднимался наверх. Металл моих накопытных пушек никак не упрощал задачу, но по большей части я старался минимизировать любой шум. Это была всё та же лютая какофония по сравнению с тихим шелестом плаща Фластер.

Наверху ступеней я задержался у двери. Из комнаты доносился голос. Я приоткрыл дверь, совсем чуть-чуть, чтобы услышать разговор.

— Если я пробурю здесь, то смогу напрямую подключиться к источнику питания. Отсюда я смогу включить терминал. Да. Затем я смогу начать диагностику. О да. Волшебно.

Толкнув дверь дальше, я просунул свою голову в комнату. Опять это чувство дежавю. Я знал пони в этой комнате. Имя не било в набат, но догадываюсь, что это был Холпанч.

Если это были просто шкура цвета тан и пурпурная грива, он выглядел вполне обычно. Снаряжение, которое он носил, так и выделяющееся роборуками и вариативными электроинструментами, его и выделяло. Он использовал одну из своих рук, чтобы пробурить дыру в огромном количестве какой-то машинерии вдоль одной из стен, разговаривая с самим собой по ходу дела.

Каждый встреченный мной Совершенный, кроме Масэкера, казалось любил слушать собственный голос.

Я полностью зашёл в помещение, вытаскивая по пути Сломленного из кобуры. Я скорее почувствовал, чем услышал, как Фластер зашла за мной. Для убойной эффективности Сломленного мне нужно подобраться поближе... Я хотел, чтобы эта битва закончилась быстро. Оглянувшись, я увидел, что большущее окно вдоль стены было расположено так, что Эш не сможет увидеть Холпанча, так что в этом я немного просчитался.

Когда я сделал ещё шаг, он внезапно прекратил сверлить. Я начал искать укрытие, но всё что я нашёл — пара рабочих столов, которые были ближе к самому Совершенному, чем ко мне. Я вскинул Сломленного, но он не обернулся. Он не услышал меня?

— И кто же к нам пожаловал? 

Блять.

Он слегка повернул ко мне голову, и я увидел, как он смотрит точно на меня одним своим пурпурным глазом. — А, заблудившийся Совершенный. Давненько не виделись, Два-Пинка; как ты?

Он полностью развернулся, сделав шаг назад от проделанной им дыры. Посмотрев на меня осуждающим взглядом, он улыбнулся. — Выглядишь так себе. Шрам, кстати, ничего. О да. Синдер упомянула, что ты теперь будешь светиться с парой новеньких шрамов.

Так значит она всё-таки настучала им. Прямо как я и полагал. Вот сука.

Я не сумел увидеть хоть какое-то оружие во множестве инструментов, которые он носил на этой насекомоподобной роборуке, по крайней мере ни один из них не был под это предназначен. Газовый резак, дрель, циркулярка... эти я сразу распознал. О значении нескольких инструментов я не имел ни малейшего понятия, но все они выглядели так, будто могут убить на близкой дистанции.

Если я хотел уйти при всех своих конечностях, то пинок, как вариант, сразу отбрасывался.

— И что, теперь работаешь на Стальных Рейнджеров? Так? О да. Какое-то время они пытались попасть сюда, но та прелестная маленькая армия, которую продолжает присылать Масэкер, помогла их остановить. — Одна из его рук, на наконечнике которой было очень тонкое лезвие, вытянулась. Он начал чистить ей зубы, смотря слегка флегматично. — Я ожидал, что они пошлют убийцу, но не тебя. Это приятный сюрприз. О да.

Две своих роборуки он положил на стол, а остальные на пол. Я напрягся, приготовившись к любым его фокусам. Затем он швырнул в меня целый стол. Когда я пошёл на уклонение, я выстрелил в Холпанча, хотя почти весь выстрел ушёл в стол, свинцовый душ безвредно отскочил от твёрдой поверхности. Стол чуть не попал по мне, врезавшись в дверь, через которую я вошёл. Это сбило со стены хороший такой кусок, точно как и от двери, отправляя все осколки вниз по ступеням словно лавина мусора.

Подняв дробовик, я поднял взгляд как раз вовремя, чтобы увидеть, что он был практически вплотную, передвигаясь при помощи своего снаряжения. Я отпрянул назад, только чтобы циркулярка почти не прошлась по моей шее. Я перекатился, и вскочив на копыта, поднял Сломленного для выстрела.

Механическая рука отбила оружие в последнюю секунду, но когда я нажал на спусковой крючок, то был награждён брызгами крови, вырванные моим выстрелом из его бока, измельчая то, что, по-моему, было кьютимаркой с гвоздём и молотком на его левой ноге. Заорав от боли, он обрушил на меня одну из своих рук.

Когда рука ударила меня, я почувствовал до жути знакомую боль, дополненную резким "пуф". Это был гвоздемёт. Я отпрыгнул назад, медленно пошатываясь к отверстию в двери, через которую я вошёл, почувствовав в своём боку три гвоздя, задевшие мои рёбра. Это бледнело по сравнению с дюжиной таких же, но всё равно саднило.

Где, чёрт возьми, Эш? Сейчас я и Холпанч были в отличной видимости этого окна... Я очень надеюсь, что он не решил кинуть меня только из-за нашей с ним драки. Отправив ещё один патрон в затвор, я вновь выстрелил, но большинство дроби было заблокировано сложенными вместе металлическими руками. Осталось только два выстрела, прежде чем я буду вынужден перезарядиться.

Рука пошла на апперкот, эта была похожа на пневматический молоток, на которую я среагировал немного заторможено. Она промазала, и я рад этому, потому что иначе она бы выпотрошила меня, но металлический стержень выстрелил в мою левую перемётную сумку, отправляя её, и меня заодно, на лестницу. Мне знатно пришлось, и я потерял хватку на Сломленном, вследствие чего тот загремел по лестнице к куче роботов.

Блять.

Падая с лестницы, я ощутил, как несколько рёбер треснули, когда я отскочил от двери, которая застряла на полпути вниз. Достигнув дна, я мог сделать немногое — а именно лежать и переводить дыхание. Я мог слышать, как он спускается за мной, но с большей частью стены, удерживающей его, у меня было всего несколько секунд форы.

Поднявшись, я почувствовал, что вывихнул свою заднюю левую ногу. Было больно ходить, но я поковылял к предполагаемому месту, где упал Сломленный. — Эш! Не хочешь немного помочь? — выкрикнул я, добравшись до лабиринта роботов, до последнего надеясь, что грифон ошивается где-то поблизости. Он не мог просто бросить меня, не так ли? У меня всё ещё был его контракт... Я думаю, это ещё что-то значит для его народа.

— Эти роботы, не правда ли замечательные, Два-Пинка? О да. Какое изящество... какая мощь. Если бы я только заставил их двигаться. По задумке они должны были перевернуть исход войны с зебрами, но их вовремя не соединили, чтобы вершить перемены. Теперь они здесь, для нас, для Хэйта, чтобы вершить перемены.

Голос Холпанча эхом отразился по огромному помещению, откуда-то из роботов рядом со мной. Я должен найти Сломленного, я должен перезарядить его…

Вот. Сквозь ряды пони-роботов я уловил проблеск моего верного дробовика, терпеливо ожидающего, когда я найду его. Я перешёл на ковыляющий бег, моя задняя нога до сих пор посылала мне стреляющую боль, которую я мог игнорировать, но не мог избавиться.

Я услышал отголосок выстрела винтовки Эша откуда-то из глубин помещения, что дало мне знать, что он всё ещё здесь, но дрался ли он с Холпанчем или что-то ещё, я не имел ни малейшего понятия.

Отблеск металла был моей единственной целью. Я отпрыгнул назад, когда пневматический молот, пролетев сквозь двух роботов, едва не попал по мне. Выстреленный оружием стержень попал в одного из ближайших ко мне роботов, проделав в нём дыру и отбрасывая его на соседнюю машину. Они оба с лязганьем упали, задев ещё одного, от чего упал ещё один и так далее. Звук бьющегося о пол металла раздался на повышенных частотах, когда я перескочил упавшего робота и ринулся к своему оружию.

Я услышал, как копыто опустилось позади меня, чувствуя, что Холпанч идёт за мною по пятам, но моим приоритетом был Сломленный. Без него я не смогу победить. Пробегая мимо, я схватил его с земли и на ходу начал заряжать зажигательными патронами из своей сумки. Я бы посмотрел, как он заблокирует огонь.

С тремя заряженными патронами я развернулся, чтобы узреть наступающего на мои копыта Совершенного. Он весь прогибался под своей амуницией, что было единственной причиной, по которой он ещё не догнал меня. Я нацелил Сломленного ему в лицо и нажал на спусковой крючок.

Он, как раньше, поспешил закрыться от выстрела, но огонь не устроен, как свинец. Он просочился сквозь руки, достав его, несмотря на все его усилия. Его лицо и гриву обуяло пламя, и он закричал. Он дико замахал руками, одна из которых задела меня за грудь. Удар подбросил меня вверх через несколько рядом роботов, обрушив на новую шеренгу. Каждый раз, когда одна из таких ударяет меня, я удивляюсь, сколько силы заложено в них. Они были тонкими, даже тоньше чем моя передняя нога, но они били так, что я даже не мог представить себе. Приземлившись, я застонал с пустым духом внутри.

Холпанч медленно вышагивал ко мне. Его лицо было серьёзно обожжено, а его дыхание прерывистое, но это не помешало бы ему пронзить меня, разорвать на части, или какое-нибудь ещё бесчисленное количество таких вещей. Как бы я ни пытался, я не мог встать. Мои ноги работали против меня.

— Это... грязный трюк... Использовать огонь... таким образом... — Я понёс какой-то урон его горлу или лёгким, не могу точно сказать по манере его речи. — Синдер... будет гордиться... — Он поднял руку с циркулярной пилой, обоюдоострый металл завращался с убийственной скоростью. Замахнувшись ей для удара, он приостановился. — Я скажу... ей о…

С вышины соседнего робота фигура прыгнула на спину Холпанча, прямо между клешнёй. Он дёрнул головой, чтобы посмотреть, кто это был, но Фластер уже кусала и пинала все провода, до которых могла добраться. Со вспышкой искр рука с циркуляркой отключилась, камнем упав на землю.

— Прекрати! Ну-ка... слезь! — Она крепко вцепилась в него, не намереваясь отпускать. Ни одна из его рук не могла добраться до неё, поэтому он только размахивал ими вокруг да около, сбивая ещё больше роботов и громко и прерывисто матерясь. Моя очередь.

Мои лёгкие наконец-то повиновались моему приказу, и я вдохнул. Болело, но именно это мне и надо. Перекатившись, я встал и направился к бесноватому Холпанчу. Пригнувшись под автогеном, я залез в радиус поражения его клешней, но его целью был не я. Что его и погубило.

— Не забыл кое-кого? — Я крутанулся и прописал ему с двух ног в грудь, активируя свои накопытные пушки. С разрушительным взрывом, я взорвал его грудь, разворошив всё снаряжение, на котором держался механизм его рук. Фластер вместе с руками кучей соскользнули на пол, оставляя коричневого пони смотреть на меня в неверие. Я мог видеть сквозь его грудь слабое биение его сердца.

— Это... О нет. — Огонёк жизни потух в его глазах, и он рухнул наземь, огромная лужица крови разлилась под ним.

Я, кряхтя, упал на землю. Всё болело, но я смогу справиться с этим. Мне просто нужно чем-то снять напряжение.

«Стампид. Он у тебя. Прими его. Найди грифона, убей.» 

Мед-Икс тоже сойдёт. Я пролевитировал несколько из моей помятой седельной сумки и воткнул их в свой бок, игла правильно вошла и распространила холодное оцепенение по моей груди и ногам. Уже лучше. Последовавшее вслед зелье помогло ещё больше, и я мог ощутить, как всё в моей груди встаёт на свои места.

Хотя я всё ещё чувствовал, как ребро где-то плавало в моей грудной полости... когда я кашлянул, я харкнул на пол кровью. Фластер обеспокоенно смотрела.

Я улыбнулся ей. — Спасибо... это убийство... тебе зачтётся. Ничего бы... не получилось... без тебя. — Больно дышать. Я не мог не заметить, как начал говорить в точности как Холпанч после того, как я подпалил его огнём.

— Ты будешь в порядке? — Она всегда будет спрашивать меня об этом. Прежде чем я успел ответить, пара рапортов от револьвера Эша эхом пронеслась по помещению. Он всё ещё дрался. Он не бросил меня... он был отвлечён.

Я зарядил дробь в Сломленного и принялся ковылять через весь склад к предполагаемому месту, где засветился грифон. Фластер догнала меня, выглядящая поразительно нетронутой битвой с Совершенным. Некоторым пони просто чертовски везёт.

Услышав ещё больше выстрелов, я начал набирать скорость. С моим-то усложнённым дыханием и подвёрнутой ногой, я мог только ходить ускоренным шагом, но я всё равно надавил. Я должен добраться до грифона. Помочь своему другу.

Обходя ряды роботов, я нашёл его. Он целился своим револьвером в воздух, его голова крутилась по сторонам, выискивая цель. Кровь рекой стекала к его ногам, в дюжинах местах по всей груди, шеи и крыльям виднелись порезы.

Чёрный силуэт пронёсся мимо него, очертив его плечо ярко красной линией. Пегаска, успел выяснить я, прежде чем фигура снова не исчезла в рядах роботов. Фластер побежала вперёд, к раненому грифону. Я никогда не видел прежде, как она врывается в гущу событий, и прежде чем я успел что-либо сказать, чёрный силуэт вновь появился, направляясь прямо к ней.

Она повернула свою голову, чтобы впиться взглядом в чёрный силуэт и во всю силу своих лёгких выкрикнуть: — Фларри! Остановись!

Фигура остановилась на полпути, паря короткую секунду. Пегаска с чёрной шкурой. Клинки устилали её копыта, вымазанные в грифоньей крови. Глазная повязка, такая же как у Фластер, только на другом глазу. Я видел Фластер без капюшона, лишь однажды, но и из этого можно было достаточно сказать.

Они могли бы быть близнецами.

— Фластер! — радостно крикнула пегаска, прежде чем спикировать в ряды роботов, исчезнув из виду.

Каким образом Совершенным стал пегас? Не припомню, чтобы в Стойле 87 были хоть какие-нибудь пегасы, по крайней мере из того маленького зерна, что я мог вспомнить. У неё также нет ПипБака, которые я встречал у всех остальных Совершенных. Свипс, Синдер, Масэкер, Холпанч. У них всегда было такой.

— Ты знаешь эту крылатую суку? — У Эша было сильное кровотечение, но он всё ещё стоял на ногах, нацеливая револьвер в направлении, в котором ускользнула пегаска.

Фластер кивнула, осматривая своим глазом ряды роботов на малейший намёк на чёрное пятно. — Моя сестра. Фларри.

— Фластер! Я и не знала, что ты ещё жива? Что за плащ? Стыдишься шрамов?

Жестокая сестра. Садистская Фларри. Все они были такими. Совершенные.

Пятно вернулось, направляясь к Фластер. Тихий писк послышался от кобылы в капюшоне, длинный порез прошёлся по всему плащу. Это был мастерски точный разрез, который скинул с неё мантию, полностью обнажив её.

От головы до крупа она была покрыта шрамами. Точно такой же цвет, как и у её сестры, только шрамы и повязка на другом глазу отличали их друг от друга. На месте кьютимарки у неё были глубокие скверные шрамы. Но что меня больше всего удивило так это крылья. Фластер была пегасом. Её крылья были плотно прижаты к её телу. Её устилали ремни, всевозможные карманы и седельные сумки.

С шоком во взгляде она посмотрела на меня, прежде чем взглянула на себя. — Нет! — завизжала она, стараясь обернуть плащ вокруг себя.

— Не милашка ли? — раздался голос позади меня, и я развернулся, спустив крючок на Сломленном. Если бы у меня были зажигательные, лицо пегаски было бы преисполнено огнём. Дробь, вылетев из дула, промазала по ней, однако, проделав дыру в лицевой панели спящего P-27. Флари обошла меня по спирали, по ходу полоснув крылом по моему лицу.

Я ощутил кровь до того, как почувствовал рану. Притронувшись к своему лицу, я ощупал длинный порез, идущий по моей щеке. Она всего лишь задела меня своим крылом, как оно вообще порезало меня?

Рана по моей спине вернула меня обратно к насущным проблемам. Летая, она не издавала ни звука, и я никогда не мог сказать, где она окажется в следующий раз, если не заговорит. Теперь я понимаю, почему Эш был так ранен.

Фластер всё ещё пыталась надеть на себя мантию, когда Фларри материализовалась из воздуха позади неё, обернув копыто вокруг шеи кобылы со шрамами, удерживаю Фластер, как живой щит между мной и ей. Её здоровый глаз выглянула из-за головы Фластер, и взгляд был довольно причудливым, будто один и тот же цвет смешался вместе. Будто два пони слились воедино.

— Ты убил Холпанча? Я говорю браво. Не очень-то он мне и нравился... все вы Стойловские странные. Не то что мы, небесные. Как я и малышка Фластер. — Пока она говорила, её рот был практически у уха Фластер, но я мог видеть по её глазу, что она оцепенела от страха. Эта пони устлала её шрамами, вырезала её кьютимарку, вырезала глаз. Её собственная сестра.

Совершенная глянула вскользь меня, и я услышал приближение Эша, с каждой каплей крови смерть подкрадывалась к нему всё ближе. На периферии зрения я увидел, как дуло револьвера направилось на пару.

— Оу, так ты злишься на меня, м? Из-за царапинок? Они тебе необходимы, ты был слишком красивым. Я должна была изрезать малышку Фластер. Она всегда была папиным любимчиком, особенно после того, как я потеряла глаз. Немножко крови всегда помогает сбросить пони с облаков на землю. — Она двинула копытом, слегка нажав на шею Фластер, чтобы выступила кровь.

— По... поэтому ты и изрезала меня? — Голос Фластер слегка посуровел, когда она говорила, удивив пегаску с клинками. Чуть-чуть убирая лезвие от горла Фластер, Флари поцеловала свою сестру в висок.

— А я тебе не говорила? Должно быть у меня совсем вылетело из головы. Как я погляжу ты обзавелось друзьями. Неплохо. Я наслышана о твоём друге жеребце. До недавнего времени Хэйт запрещал мне находиться рядом с Совершенными, так что у меня никогда не было случая представиться. Приветик, Два-Пинка. — С ухмылкой на лице она помахала мне крылом.

— Отпусти Фластер. Отступишь... и я позволю тебе уйти, — зарычал Эш, нацеливая револьвер. Я достал Сломленного, но если я спущу крючок, то поджарю и Фластер, и Фларри заживо.

Фларри засмеялась, вернув клинок обратно на горло Фластер. — Да ну, правда отпустишь? Если честно, я вижу, что вариантов развития событий всего два…

Пока она говорила, то погрузилась в себя, сделав глубокий вдох волос Фластер. — Я скучала по твоему запаху, сестрёнка. — Она пробежалась своим языком по шее Фластер. — Твой вкус. Я так рада, что ты жива.

— Я старше тебя на пять минут... — пискнула Фластер, стараясь много не двигаться, так как клинок всё ещё был прижат к её горлу.

— Я всё равно была больше. Может мы и выглядим схоже и одного размера, но я сделала кое-что сама. Я стою выше вас! Я встала на свои четыре копыта и взяла то, что моё по праву! Те пони снаружи? Та армия!? Они мои! Они делают всё, что я скажу! — Её крылья широко распахнулись, когда она начала кричать на Эша через плечо Фластер. С каждым словом изуродованная кобыла вздрагивала.

— Вариант первый! Я приведу их сюда! Вы не сможете одолеть их всех! Они будут просто в бешенстве, узнав, что вы сожгли всё их время, убив Холпанча. — Её лицо внезапно смягчилось, её ярость ниспала. — Или вариант второй. Вы отпускаете меня. Я отзываю армию обратно. Каждый пони живёт, чтобы биться за завтрашний день.

Сделав шаг вперёд, я вперил в неё свой взгляд, Сломленный всё ещё левитировал рядом со мной. — Так зови свою армию. Веди их сюда. Я не думаю, что у тебя это получится, не отпусти ты Фластер.

Она улыбнулась с пугающим выражением лица. Она выглядела в точности как Фластер, но кобыла, которую я знал, никогда бы так не улыбнулась. Как хищник. Как Эш. — Вы доведёте меня до туда. И да, это правда единственный вариант. Сейчас у нас нет веских причин оставаться здесь, и если я пойду и приведу всех, вам не жить. У нас будут сотни сломанных роботов, но не неудержимая армия. Сомневаюсь, что у Холпанча получилось бы запустить их. Он занимался этим уже несколько дней, но безрезультатно. Армия нервничает.

— Так что я склоняюсь ко второму варианту. Я ухожу. И забираю армию с собой. При условии, что ты исполнишь две вещи. — Подняв вверх крыло, она загнула все, кроме одного большого пера. — Ты отпускаешь меня. Не преследуешь, не стреляешь. Без меня армия будет бесноваться. — Подняв ещё одно большое перо, она продолжила. — Ты будешь защищать малышку Фластер. Никто, кроме меня, не может причинять ей боль. Я пообещала Папочке, что защищу её от всего мира, пока резала его глотку.

Я мельком глянул на Эша, глаза которого начали закатываться. Он потерял огромное количество крови... Я поражён тем, что он ещё может стоять. Дышать было больно, и я, если честно, был рад, что стоял долгое время. Ходьба тоже приносила боль. Никто из нас не был в состоянии убегать от армии. Мы бы умерли. Шейд и Айвори бы умерли. Хэйт бы победил. Я даже не хотел думать, что случилось с Фластер на копытах её сестры. Эш кивнул мне, вид проигравшего проникал в черты его лица.

— Хорошо. Иди. — Два слова вылетели из моего рта. Я с тяжёлым грузом произнёс их, но другого выбора у меня не было.

Поцеловав Фластер в щёку, Фларри мягко сказала в ухо кобылы со шрамами: — Увидимся, сестрёнка. Не умри... нам ещё столько нужно наверстать. — Со взмахов своих крыльев, она влетела во мглу огромного помещения. Она ушла.

Фластер рухнула на пол, тихо рыдая. Я выждал пару секунд, чтобы посмотреть, вылетит ли на нас Фларри с атакой, но она была верна своему слову. Она ушла.

Зачехлив Сломленного, я использовал свою магию, чтобы поднять изрубленный плащ Фластер с земли. Обернув его вокруг неё, я опустился на колени, чтобы помочь ей встать. Она расправила крылья, впервые за долгое время, и использовала их, дабы обернуть тряпками своё тело, прикрыть так много шрамов, сколько получится.

Нам нужно возвращаться к Рейнджерам. Я посмотрю, что смогу сделать, чтобы они осели и зализали свои раны, как бы мне ни была ненавистна эта мысль, но только бы избежать возвращения в Хорнсмит параллельно армии рейдеров. Если они поймают нас на открытом пространстве, у нас уже не будет шанса. Айвори сейчас была единственной боеспособной единицей.

Трое из нас поковыляли обратно ко входу в здание. Я на секунду остановился у трупа Холпанча, копируя всё, что выйдет, с его ПипБака. Шейд показала мне как. Как бы то ни было он мог помочь нам выяснить, куда идти дальше. Куда мы должны пойти…

Мы направимся в Блэнк, как и посоветовал Эш. Нам нужен перекур.

Очутившись вновь в туннелях и пройдя через них в здание напротив склада, мы укрылись на втором этаже. На улицах стоял дикий гул, рейдеры были повсюду. Фларри выполнила свою часть сделки. Она отзывала армию со всего Орчарда, готовясь к турне обратно в Хорнсмит. Разрушенный город будет менее безопасным, чем обычно, но меня это ни сколько не волновало.

Единственные пони, которых я удосужил своими крупицами мыслей о Хорнсмите были в Андерхуфе. Андерхуф существовал обособленно от всех, потому что вообще никто не знал, где он находится.

Ночью не спалось, по округе шастали рейдеры. Разведённые костры, смех и шутки пони по поводу возвращения домой, я наблюдал из окна, как они отправляются сквозь ночь. Поразительная согласованность, хочу признать. Я-то думал, что рейдеры были неуправляемой шайкой, берущих, что пожелает, и делающих всё, что вбредёт им в голову.

Эш сказал, что рейдеры очень разнятся меж собой. И ни одна из их видов не подстраивается под действие армии, что я видел прошлой ночью. Хэйт должно быть сказал, что весь мир падёт перед ними ниц, чтобы заставить их идти за собой и делать всё, что он прикажет.

На секунду я понял, что заметил Фларри. Сложно было сказать из-за такой темени. Оглянувшись на Фластер, я почувствовал жалость к кобыле. Я и предположить не мог, что ей пришлось пройти через такие мучения. Она свернулась калачиком в углу, прикрываясь своей мантией, насколько она ей позволяла. Я решил тогда и решил сейчас, что защищу её.

Такими темпами я стану самопровозглашённым защитников всех кобыл на пустоши.

Все окружавшие меня кобылы были глубоко ранены. Связано ли это совпадение с моей встречей? Сбежавшая рабыня. Пони, потерявшая своего брата. Испещрённая шрамами пегаска. И я не мог не заинтересоваться, кто ещё ко мне привяжется... и буду ли я способен им помочь, если это всё же случится.

— У тебя опять этот взгляд, Кик. — Я бросил взгляд на Эша, лежавшего у стены. Он был почти весь перебинтован, поглотив большую часть моих припасов, чтобы остановить кровотечение, но даже с исцеляющей силой бинтов и пары зелий его голос звучал больным.

Я поднялся и аккуратно порысил к нему, миновав окно. — Какой взгляд?

Он захихикал, что заставило меня улыбнуться. Я был рад увидеть хоть что-то, кроме сварливой мины на его лице. — Тот, которым ты смотришь на Шейд. Ты и во Фластер втюрился? Отличный ход, не так ли.

Я тихо рассмеялся. — Ничего подобного. Просто решил, что не позволю Фластер пострадать. Это странно, но, кажется, я чувствую, что моё предназначение защищать девочек. Они и сами неплохо могут справиться... но и они иногда нуждаются в небольшой помощи.

Он слегка толкнул меня в плечо, это был первый момент нашего контакта с ним после того, как он подставил когти к моему горлу. — Я прошу прощения за то, что наговорил тогда, Кик. Я знаю, что ты делаешь это не для того, чтобы впечатлить Шейд. Ты хороший пони, но ты ведь знаешь, что эти кобылы тебя в могилу уведут, м?

Я кивнул. — Возможно.

Он начал тихонько смеятся, дабы избежать лишнего внимания с улицы. Я присоединился к нему, и вскоре мы уже сидели друг напротив друга, бесшумно смеясь. Мы победили, по крайней мере на сегодня.

— Мы справились, Кик. С двумя Совершенными покончено. Пустошь самое надёжное место.

— Именно так, Эш. Именно так.

Мы сидели в темноте, смотря на луну за окном.

-----

Утро наступило тихо. Думаю, это меня и разбудило. Никаких кричащих и снующих снаружи рейдеров. Медленно встав, я высунул голову из окна. Улицы были пустынны. То, что я видел в лагере рейдеров, было заброшено.

— Эш. Фластер. Пора выдвигаться.

Пара нехотя проснулась, но вскоре мы уже были на ногах. Штаб Рейнджеров ждёт. Я сделал всё возможное, чтобы помочь Фластер с её плащом, но это была чересчур жалкая попытка. Ей нужен новый. Лучшее, что мы могли из этой сфарганить так это мелкую накидку, капюшон на голову, а рукава завязать вокруг шеи. Хотя её крылья были всё равно видны, также как и передние ноги, покрытые глубокими рубцами.

Эш выглядел как грифонизированная версия меня, закутанная в бинты. Встав, он вытянула и сделал парочку смачных хрустов своей спины. — Спать на полу — себе дороже.

Он был прав. Камень или что это было сосёт в плане сна. Я весь был покрыт ранами, не только мои грудь и нога. Порез на моей щеке затянулся одним зельем, оставив после себя только корку засохшей крови на моей шерсти.

Оказавшись на улице, я обнаружил, что накрапывает мелкий дождь. Морось окрасила утреннее настроение в угрюмые тона. Не то чтобы это утро отличалось от всех других. В том или ином случае всегда шёл дождь.

Используя карту ПипБака данной местности, я нашёл дверь, из которой нас выпустили. Я несколько минут барабанил копытом по ней, прежде чем услышал, как с громким лязгом отъехал закрывающий механизм. Дверь открылась, и я обнаружил себя стоящим лицом к лицу с Лемон Мерингой. Позади неё расположились двое Рейджеров с надетым шлемами, их тяжёлое оружие было направлено на нашу троицу.

— Нифига себе. Уж не ожидала увидеть тебя снова. Ты и нового друга нашёл! — Фластер стояла позади нас, и юркнула за большого грифона, когда внимание переместилось на неё. — В любом случае, входите. Я уверена, что Звёздный Паладин Броукен Эрроу захочет встретиться с вами. — Она звучала разочарованно. Как будто она надеялась, что мы подохнем в Орчарде. Я был очень рад не оправдать её ожиданий.

Нас привели в комнату, в которой Броукен Эрроу рассказывал нам суть задания. Его здесь не было, поэтому двое из нас тихо сели. Лемон Меринга и Нотчес стояли у двери, с направленным на нас оружием. Никто из нас не был в духе для обмена словами.

В конце концов дверь отъехала, и пони, которого я поклялся убить, вошёл через неё. Броукен Эрроу вошёл внутрь, с высоко поднятой головой, остановившись перед нами. — Мои разведчики доложили, что армия ушла. Вы двое справились. Впечатляюще. — Повернув свою голову к Нотчесу, он слегка кивнул. — Иди и приведи наших гостей. Не пегаса.

Нотчес вопреки моим ожиданиям вышел из комнаты без единого язвительного замечания в сторону Эша. Я какое-то время глядел на Броукен Эрроу, прежде чем заговорить. — Итак, ты просто позволишь нам уйти?

— Я пони своего слова. Вы дошли до конца, и будет правильнее, если я тоже так сделаю. — У меня создавалось ощущение, что он никогда не ожидал увидеть нас. Он больше был готов позволить Шейд и Айвори умереть взаперти. Я не собирался спрашивать у него, можем ли мы остаться ненадолго, чтобы полечиться. Мы должны убраться из Орчарда куда-нибудь в более дружелюбное место. И чем скорее, тем лучше.

В данный момент мне бы так хотелось столько высказать Броукен Эрроу. Но я чуял, что если я буду держать свой рот на замке, то только так мы сможем уйти отсюда. Эш тоже, кажется, пришёл к такому заключению, или же он просто отрубился из-за потери крови. Я не мог точно сказать.

Дверь открылась, и Шейд молнией ворвалась внутрь, обернув вокруг меня свои ноги и поцеловав в полный рот, прежде чем я успел хотя бы поздороваться. Айвори порысила через дверь и, остановившись, громко ахнула. — Фластер! — Она рванулась к пони со шрамами, съёжившейся под столом в попытке спрятать свои раны.

— Я тоже в порядке. Спасибо. — Сказав это, Эш рассмеялся. Было радостно видеть его подъём духа, связанный с перспективой покинуть это место.

— Теперь когда вы все заново познакомились, я бы предпочёл, если будете так добры, чтобы вы покинули помещение. У нас ещё много работы, и сюсюканье с... собирателями находится не на самом первом месте в нашем списке приоритетов. — Он повернул свою бронированную голову к Лемон Меринге. — Рыцарь Лемон Меринга, не будете ли вы так добры сопроводить наших гостей до двери. Спасибо.

С этими словами он ушёл. Лемон Меринга дёрнула головой к двери, за которой, как я выяснил, стоял Нотчес. Когда мы проходили мимо, я заметил, что Фластер была почти приклеена к Айвори, её мантия в качестве укрытия была накинута на них обеих.

Когда Эш прошёл мимо Нотчеса, я услышал его шипение сквозь шлем. — Ещё увидимся, грифончик. — Проходя, Эш удосужил бронированного пони лишь косым взглядом. — Если только я не встречу тебя первым.

Затем нас погнали через всё здание и бесцеремонно вытолкали за дверь. Оказавшись снаружи, я спокойно выдохнул. Они нас не перестреляли, как я поначалу думал. Они правда отпустили нас, всех нас. Крэш Курс всё ещё находился в здании, но, если честно, меня куда меньше волновала дальнейшая судьба сирого пегаса.

— Так... куда мы отправляемся теперь? — Эш понимающе посмотрел на меня. Он уже сказал куда, но, полагаю, он просто прикалывался, даруя мне мнимую возможность порешать хоть что-то.

— В Блэнк. Там нет рейдеров и можно отдохнуть.

Айвори ухмыльнулась. — Я никогда там не была. Там хорошо? — Фластер всё ещё была прижата к её боку, стараясь делать всё, чтобы получше спрятаться, хотя я уже и так увидел всё, что она пыталась скрыть.

Я кивнул. — Думаю, тебе понравится. Вам обеим.

Когда мы покинули Орчард, одна назойливая мысль кружила в голове.

Орчард отстой.