S03E05
Часть 10 Часть 12

Часть 11

— Ох поняши — вздохнула Пинки Пай — Двадцать первый регион — та ещё жопа, я вам скажу.

 — Эт точно — пробубнила Флаттершай, поднося зажигалку к сигарете. Раздался чирк и едва слышный звук потрескивающей бумаги.

 — Эй! — возмутилась Рэрити, находящаяся на сидении позади — А ничего, что мы в самолёте?!

 — Мне норм — ответила Флаттершай не поворачиваясь, и выпустила клуб густого дыма. Рэйнбоу Дэшь, сидящая рядом с Рэрити закашляла.

 — Так, а ну хватит! — подала голос Твайлайт — Флаттершай, потуши! Сейчас весь салон провоняет!

Флаттершай обернулась и посмотрела на неё с унынием:

 — Ох, ну раз приказывает сам Ключ... — с этими словами она бросила бычок в стаканчик, где он с шипением потух.

 — Сколько раз можно просить называть меня по имени?! — взбесилась Твайлайт.

Эпплджек, доселе смотревшая в иллюминатор на проплывающие снизу облака, крикнула:

 — Девочки! — пони по прежнему ругались, не обращая внимания — ДЕВОЧКИ! — все замолчали и уставились на неё — Во, заметили наконец. Я конечно понимаю, что мы все здесь не выспались, но для срачей вы выбрали крайне не подходящее время. Флаттершай, пожалуйста, потерпи до приземления. Да, я понимаю, что нам ещё лететь десять часов, но именно по этой причине курить не стоит: самолёт маленький, и по этому если ты будешь курить каждые пять минут, как ты это обычно делаешь, мы просто задохнёмся. Капля никотина убивает лошадь, а пачка сигарет выкуренная в тесном помещении убивает шестерых.

 — Ну ты может и лошадь — ответила Рэрити — А я — молодая пони в полном расцвете сил.

 — О, да правда что ли? — приподняла бровь Эпплджек, выражая снисходительную жалость к собеседнику. Пробежав глазами по Рэрити сверху вниз, она продолжила — Как бы то ни было, Селестия не оценит юмор, когда мы скопытимся ещё до посадки при таких обстоятельствах. Это, пожалуй, будет слишком иронично даже для...

 — Эй, смотрите! — перебила Рэйнбоу Дэшь.

 — Что такое, Дэши?

 — Вон там! — указала она копытом в иллюминатор, и припала лицом к стеклу. Остальные тут же последовали примеру.

 — Охуеть! — восторженно пискнула Пинки Пай.

 — Что это? — с беспокойством спросила Твайлайт, глядя на то, как из под облаков вырывались клинья плоских самолётов, по десять штук в каждом. Эскадрильи улетали далеко вперёд, возвышаясь над облаками всё больше, а затем круто брали вверх, и улетали ввысь, перпендикулярно облакам, вытягивая за собой длинный белый шлейф, и сверкая оранжевыми бликами заката на прощание.

 — Ебануться как шпарит! — сказала Флаттершай — Это если мы летим восемьсот, то они получается...

 — Примерно семь махов — не дожидаясь ответила Рэйнбоу Дэшь — Это флот «Ковчег» мисс Луны. Каждый самолёт оснащён ГПВРД — гиперзвуковым прямоточным воздушно-ракетным двигателем. Вон там, видите? — указала она копытом вверх на блестящие точки далёких фюзеляжей — Должно быть они уже перешли в ракетный режим, так как находятся в сильно разряжённых слоях атмосферы.

 — Откуда ты всё это знаешь? — спросила Эпплджек.

 — Мисс Луна мне рассказала. Впрочем, я и без неё догадалась, с первого взгляда.

 — Э-э?

 — По форме. Самолёт имеет вид сильно вытянутой трапеции, и такой толщины, словно его под пресс засунули. Это сделано специально, так как на гиперзвуковая динамика сильно отличается от сверх- и дозвуковой, как например динамика нашего самолёта. Так например, если мы попытаемся разогнаться на нашем до скорости звука, то самолёт начнёт дребезжать и буквально трещать по швам из-за вибрации, которая, в свою очередь будет тем больше, чем больше площадь сопротивляющейся поверхности...

«Плохо дело. Очень плохо» — думала Твайлайт — «Значит чейнджлинги совсем рядом с Лос-Аликорнсом. Или уже... Селестия, Спайк...» —Ах! —закрыла она копытом рот.

 — Твай? — тихо спросила Эпплджек, наклонившись с соседнего ряда — Ты в порядке?

 — А?... Да, конечно. Да, выглядит действительно впечатляюще!

Эпплджек смотрела ей прямо в глаза. Напрасно Твайлайт пыталась скрыть от неё реальное настроение.

 — Не думай об этом, Твай.

 — Не могу — прошептала Твайлайт.

 — Я уверена, они что-нибудь придумают. А если нет, то уж точно сумеют уйти оттуда в целости и сохранности. Ты же помнишь, какие у Спайка игрушки.

 — Думаешь если бы они были достаточно эффективны, стали бы нас отсылать на другой континент? Это же не просто подземный город, Эдж, это бункер, способный выдержать прямой ядерный удар! А у Спайка ни много ни мало — вооружённый космический корабль! Но нас решили выслать в другую точку планеты подальше, хотя казалось бы именно там, рядом со Спайком и остальными самое безопасное место!

 — Ты же слышала что сказала Селестия. Мы летим не просто в двадцать первый регион...

 — Она просила не называть Земли Порядка так. Это важно для неё... Во всяком случае судя по её эмоциям.

 — Хорошо, в Земли Порядка. Мы летим не только и не столько туда, сколько в Кантерлот.

 — Боже мой, Эдж, ты действительно веришь, что существует какой-то там город которому миллион с лишним лет, и который до кучи волшебный, не фиксируемый никакими современными приборами, даже драконьими?!

 — Чш-шь! Да, верю. И я не понимаю, почему ты до сих пор не веришь. Более того — ты словно специально закрываешь глаза на увиденное. Даже чисто логически: сначала на нас ни с того ни с сего нападает беспилотник — а я напомню, что мы не в Зебростане каком-нибудь живём, чтобы нас бомбили прямо на дороге — потом мы едем в Кристалл Маунтс, где нас чуть не убивает атомным взрывом, от которого нас спасает дракон на космическом корабле, после чего мы прибываем во всего лишь подземный город под другим городом, и не просто городом, а мегаполисом, из которого потом в один день эвакуируют всех жителей — всего-то семнадцать миллионов пони — и набивают военными под завязку! И если со взрывами и эвакуацией я готова ещё списать всё на совпадение, то космический дракон и оккультное мировое правительство — это уже через чур, знаешь ли. После такого в ряд ли может быть что-то невозможное.

 — Не знаю... Я... Честно говоря, я просто не хочу в это верить. Ещё совсем недавно мы тихо-мирно жили, а теперь нам говорят, что мы все скоро умрём, и заставляют спасать мир. Буквально. Одно дело, когда всё это происходит на экране, и совсем другое — когда по-настоящему, взаправду, Эдж. Я просто боюсь никогда вас больше не увидеть. Ни вас, ни Спайка.

 — Я тоже боюсь, Твай. Все мы боимся. От паники меня сдерживает только мой оптимизм и вера в лучшее. Этого у меня, пожалуй, никакими атомными бомбами не отнять.

 — Хотела бы я так же...

 — Эй, вы чё тут шушукаетесь? — выскочила из-за кресел Пинки Пай.

 — Эм... Обсуждаем планы о том, э-э... как угнать этот самолёт и впилить его в Эквестрия Бэнк Тауэр! — отшутилась Эпплджек.

 — Ха, вот это по-нашему! Слышь, Флатти?

 — М-м. Я думаю в этом нет необходимости. Вся мало-мальски значительная банковская шваль давно разлетелась куда подальше, и писает в штанишки, забившись в самый дальний угол какого-нибудь бункера. Тем более здание Эквестрия Бэнк Тауэр сейчас используется в качестве наиболее выгодной огневой позиции, как самое высокое в городе.

 — Надеюсь в таком ключе оно не пригодится — сказала Твайлайт оглядываясь в иллюминатор, на летевший неподалёку истребитель сопровождения.

Отшлифованные углеродные пластины защитного костюма отдавали матовым блеском в лучах закатного солнца. Луна поправляла микрофон шлема:

 — Так слышно? Хьюстон?... Эй! — махала она копытами своему отражению в зеркальных очках Селестии, так называемых «пилотах».

 — Угу — мыкнула та в ответ, жуя зубочистку, глядя далеко вперёд, на противоестественно-чёрное облако, затянувшее весь горизонт. Затем, поправляя камуфляжную кепку, добавила: — Есть контакт.

 — Не, обычно отвечают «принято»... Стой, подожди, ты в смысле...

 — Вон там — указала она копытом на жёлто-оранжевые вспышки, озаряющее облако. На рукаве формы сверкнули лычки, провожая бликами уже почти севшее солнце. Раздалось шипение рации, затем послышался голос:

 — Центр, докладывает двадцать восьмой, контакт с противником, повторяю, контакт с противником! Дистанция: тридцать. Есть потери, повторяю, есть потери! Как поняли?

 — Вас понял, двадцать восьмой: контакт, дистанция тридцать. Доложить о состоянии ударной группы — ответила Селестия.

 — Полностью разбита.

 — Огневая дистанция?

 — Двадцать километров, сэр! Они даже не успели открыть огонь!

 — Дьявол! Двадцать восьмой, срочно отступать, повторяю: СРОЧНО отступать! Как поняли?

 — Вас понял, центр! Отступ... Бля! — из динамиков раздался грохот, а затем белый шум. На горизонте сверкнула очередная вспышка.

 — Началось... — шепнула Селестия, затем вновь взялась за рацию:

 — Вниманию наземной ударной группы! Огонь на двадцать пять, повторяю, огонь на двадцать пять!

В ответ из рации немедленно посыпались «вас понял» с номерами ракетных батарей. Неподалёку впереди, над лентой шоссе, ведущей на север, с шипящим гулом взмыли сотни ракет, сверкая огоньками двигателей, и немедленно унеслись в сторону приближающегося чёрного облака. Спустя секунд десять, раздались множественные тусклые вспышки — ракеты залетели глубоко — а затем докатилось глухое рокочущее эхо взрывов.

 — Поздравляю, теперь они знают что такое ракета — сказал Спайк.

 — Что? Так быстро? Они же не могут просто.... — сказала Селестия.

Спайк грустно усмехнулся:

 — Могут. Ещё как могут... Вон, уже смогли.

Из облака вылетел рой чёрных сгустков оставляющих за собой дымовой след. Селестия, припавшая к биноклю, отчётливо наблюдала, как прямо на лету, из клубков шевелящихся чёрных отростков начали проявляться вытянутые аэродинамические формы, а затем и надлежащий цвет. Спустя всего несколько секунд на них летели точь-в-точь такие же ракеты, которые были выпущены менее минуты назад.

 — Что за дерьмо...

Раздалось эхо взрывов, один за другим: эстакада шоссе, на котором стояли ракетные установки, пылала огнём. Из облака вылетели ещё сгустки, на этот раз по численности раза в три превышающие предыдущие.

 — Противоестественно быстрый, не поддающийся рациональному объяснению полиморфизм — сказал Спайк — Способность к моментальному обучению. Один- единственный эсминец чейнджлингов против армады боевых крейсеров драконов. Потери противника: ноль. Наши потери: сто процентов. Нашим же оружием, которое мы опрометчиво им продемонстрировали. Так, похоже лучше нам лучше перебраться ко мне...

Две пони и Спайк находились на крыше гипермаркета, стоявшего на возвышенности. На опустевшей парковке, подмяв под себя фонари и продавив асфальт метров на пять вглубь, стоял корабль Спайка. Под соплами двигателей медленно остывали выжженые дыры с оплавленными краями. Раздался крик Луны:

 — Воздух!

 — Твою ж мать... — выругалась Селестия глядя на приближающиеся ракеты — Бежим!

Спустя несколько секунд послышался «вжик» и раздался взрыв: ракета угодила в угол здания, разворотив при этом четверть. Бегущих кобыл и дракона сбило с ног ударной волной. Выбежав на парковку, они остановились, тяжёло дыша.

 — Так... здесь безопасно — сказал Спайк — пока что. Селестия? Эй! — пощёлкал он пальцами перед её лицом. Сама же Селестия ничего не слышала, кроме писка в ушах, и с широко открытыми глазами наблюдала, как прямо на них летит ещё три ракеты. Сверкнула вспышка, и Селестия закрылась от яркого света, а затем, сквозь чёрные пятна, сумела разглядеть голубоватый контур защитного поля, вокруг которого гуляли клубы огня.

 — Селестия!— легонько пошлёпал её Спайк по лицу. Его голос был словно под водой — Не время отвлекаться!

 — А?...Да, просто малость дезориентировалась...

 — А я говорила: надень костюм — сказала Луна откуда-то из-за оранжевого стекла шлема, за зеркалом которого Селестии не было видно ничего, кроме собственного выражения лица, и часто моргающих глаз.

 — К чёрту костюм! Я в норме. Рацию мне, живо!

 — Луна протянула чёрную коробочку с антенной.

 — Всем войскам! Немедленное отступление. Повторяю: всем войскам — немедленное отступление! Привести в исполнение «план Б», повторяю, всем войскам — «план Б»!Спайк, поднимай нас! Если «план Б» не поможет, задействуем «план В»!

 — Война ещё даже не началась, а буквы планов расходуются со скоростью патронов — иронично заметила Луна. В ответ Селестия во мгновение ока подскочила к ней, схватила за шлем, и прорычала:

 — Поспешу тебе напомнить, моя «высшая» подруга, что если бы не ваши умники, никакой войны вообще бы не случилось!

 — Селестия, чёрт тебя возьми, держи себя в копытах! — рявкнул Спайк, и отдёрнул её назад — Успокойся! На меня смотри!

Грудь Селестии ходила вверх-вниз, прокачивая один кубометр воздуха за другим. Она была на взводе, и поведением сейчас походила на типичного ваххабита с гор, что на окраинах региона сорок два, или «Медвежьи Земли» в простонародье.

 — Да что с тобой такое?! Соберись же наконец! Сейчас не время выяснять отношения!

 — Да, ты прав, прости — сказала Селестия, отходя назад и протирая глаза — просто... Чёрт, я только что прикончила более сотни солдат, и это... скажем так, деморализует.

 — Технически их прикончили чейнджлинги — сказала Луна — В конечном итоге мы были должны проверить наши силы.

 — Это всё юриспруденция, как ты не поймёшь... Ладно, к чёрту. Спайк! Взлетаем.

 — Наконец-то. Прошу на борт, пока твой «план Б» не прилетел. Что же до «плана В», то я категорически против запуска двигателя дальнего перелёта в атмосфере. От озоновой дыры ни одной пони пока лучше не становилось. От ударной волны, эквивалентной десятку бомб, взорванных в Кристалл Маунтс — тем более.

 — Разберёмся — отрезала Селестия — Шевелитесь!