S03E05
Эпизод 022

Эпизод 005

Флаттершай непрерывно ходила взад и вперед; взор ее, направленный в пол, не замечал заинтересованных взглядов ее друзей-животных.

— Ох, почему она так долго? — спросила она, обращаясь в пустоту, — Она должна была придти еще пару часов назад! Я же сказала, что у меня к ней очень важное дело, но ее все еще нет!

Переполненная отчаяньем, желтая пегаска разрыдалась в уже, наверное, энн-иллионный раз, если счет вести с того момента, когда она поняла, что втрескалась в Рэйнбоу Дэш. И всякий раз, как ей в голову приходили негативные мысли — о том, как Рэйнбоу отреагирует на ее признание; сколько раз она уже могла в этом признаться, но так и не осмелилась, трусиха; или когда она видела, что Рэйнбоу тусуется с кем-то еще, но не с ней, — она начинала рыдать так, будто все кончено. По началу, ее друзья-животные сочувствовали своей хозяйке, но, в конце концов, бесконечные рыдания их достали. Тем не менее, сейчас они, с неохотой, утешали рыдающий пегаску, моля Селестию о том, чтобы самая быстрая летунья в Эквестрии, наконец, прилетела.

И их молитвы были услышаны! Раздался стук в дверь, напугавший Флаттершай так, что та перестала рыдать и начала задыхаться. Кое-как отдышавшись, она вытерла слезы, оправила свою гриву и ринулась к двери и, сделав глубокий вдох, открыла. Ее любовь стояла на пороге. Ох, эта великолепная небесно-голубая шерстка, эти мускулистые крылья, эти прекрасные вишневые глаза...

— Эй, Флаттершай, ты мне хотела что-то сказать, что-то важное?

Сердце желтой пегаски екнуло, когда она поняла, к кому эти слова были обращены.

— Эмм, умм... привет, Дэш, з-заходи, п-пожалуйста...

Рэйнбоу вошла в дом и прошла прямо в центр гостиной, после чего развернулась и в ожидании уставилась на Флаттершай. Выражение ее лица быстро сменилось в сторону озабоченности, когда она заметила, в каком измученном состоянии находится ее подруга; застенчивая пегаска стояла в той же позе, в которой она открыла дверь, глядя за порог, словно Дэш была снаружи. Кроме того, она, казалось, слегка дрожала.

— Эмм, Флаттершай? — Желтая пони напряглась, услышав свое имя, но Дэш этого не заметила и продолжила говорить, спустя несколько секунд тишины. — Прости, что задержалась, навалилась погодная работа и... хм, ты как? Ты, вроде как, еще тише, чем обычно... как мне кажется, по крайней мере.

Собрав всю свою волю в копыто, Флаттершай повернулась к своей подруге и взглянула ей прямо в глаза.

— Дэш, с тех пор, как ты спасла меня от тех хулиганов в летной школе, я всегда чувствовала к тебе... чувства — не обычные дружеские, нет. Лишь недавно, после всех неудач и проблем, с которыми я столкнулась, когда помогала вам переместить воду в Клаудсдейл, я поняла, что это за чувство.

Притормозив на мгновение, чтобы сделать глубокий вдох, застенчивая пони выдавила из себя:

«Я люблю тебя».

Дэш тупо стояла некоторое время, пытаясь разобрать невнятное бормотание своей подруги. В конце концов, она решила, что ее попытки — бесплодны.

— Ты не могла бы повторить, Флаттершай? Я не расслышала.

— Я сказала, что... я люблю тебя, — повторила скромная пегаска, повысив голос лишь на полтона.

— Надеюсь, у тебя нет ничего важного ко мне, так как я вообще ничего не слышу. Ну же, давай еще раз, Селестия любит троицу.

— ДА ЛЮБЛЮ Я ТЕБЯ!

— Во! Другое дело! Теперь я тебя услышала. Стоп, ты реально... — начала было радужная пегаска, внезапно запнувшись. Колесики-винтики закрутились в ее голове, сложив, наконец, воедино то, что сказала Флаттершай.

— Ты... ты любишь меня?

Флаттершай поколебалась чуть-чуть, а затем быстро кивнула в ответ.

Рэйнбоу широко распахнула глаза... затем плотно закрылись, когда ее копыто нашло свое пристанище чуть выше них.

— Блинский блин, Флаттершай! Ну вот, из-за тебя сейчас наружу всплывут подавленные воспоминания. Тьфу!

Выражение на ее лице снова изменилось, на этот раз — на безэмоциональное. Оно вообще ничего не выражало. Ее тело застыло на месте, глаза смотрели прямо вперед и в никуда. Затем, ни с того ни с сего, Дэш подпрыгнула на месте, перевернулась и упала прямо на спину, задрав копыта вверх.

И вдобавок, наверное, чтобы подчеркнуть очевидное, цвета ее шерстки и гривы пропали, заменившись на бледный серый, как в том эпизоде с Дискордом.

— Рэйнбоу! — Флаттершай кинулась к ней и попыталась пробудить одноцветную пони — кричала ей в ухо ее имя, трясла ее, говорила, что Вондерболты пришли и ждут ее за дверью.

Не сработало. Несмотря на все ее медицинские старания, Дэш оставалась неподвижно лежащей на спине, с широко распахнутыми глазами; словно упавшая, но невредимая статуя.

Осознав, что ее попытки тщетны, Флаттершай взвалила статую пони себе на спину и, собрав все силы, что могла, со всех копыт понеслась в библиотеку, не обращая никакого внимания на пони, которых она сшибала с ног по пути.

Распахнув без стука дверь, она ввалилась в выдолбленную в дереве библиотеку и бросила Рэйнбоу на пол, после чего рухнула рядом, судорожно хватая ртом воздух.

По какой-то загадочной причине, все остальные ее четыре подруги были там. Они бросились к ней, с прилепленным на их мордах выражением беспокойства, забрасывая пегаску вопросами.

— Что случилось?

— Что с Дэши?

— Почему она серая?

— Какого черта тут творится, дорогая моя?

— Я не знаю! — прокричала выдохшаяся пегаска (голосом почти нормальной громкости), — Я собралась с духом и призналась, что люблю ее — прямо как вы мне и советовали, когда я к вам приходила за помощью, хотя ни у кого из вас нет опыта в романтических отношениях — а она фейсхуфнула и с раздражением сказала что-то о "подавленных воспоминаниях", а зате...

— Стоп-стоп-стоп, — прервала ее Твайлайт, — Всплытие наружу подавленных воспоминаний, так? А затем она стала серой и, как видно, впала в трупное окоченение?

— Да...

Раздалось совместное "Блин", сопровождаемое совместным фейсхуфом. Ну, от всех, кроме Флаттершай и Дэш, разумеется.

— Что это зна...

— Твою мать, Флаттершай, что ты сделала?! — вновь прервала ее Твайлайт.

— Я...я лишь сказала, что люблю ее, как я и сказала. Так же, как вы мне сказали сделать!

— Ну, значит, ты сказала это как-то неправильно, потому что сейчас у нее одна из этих магических коматозных штук!

— Магических... Магическая кома?

— Бууу, будет так скучно, — шептала Пинки Пай на ушко Рэрити, — теперь мы тут застряли на пару часов и будем глазеть, как Дэш лежит и ничего не делает.

— Сахарок, наша сахарок застряла в состоянии сна, продолжает мечтать и мечтать, и обычными средствами ее не разбудить. Тебе, сахарок, надо войти в сны сахарка и сделать так, чтоб наша пустоголовая снова стала пустоголовой, сахарок, — заявила Эплджек.

— Войти в ее с-сны?

— Да! — продолжала уже Твайлайт, — И тебе надо поторопиться, иначе она умрет или ее ждет повреждение мозга, правда, не знаю почему, но так и есть.

— Я еще и крыло сломала, — встряла Рэйнбоу Дэш, приподнимая голову и глядя на Флаттершай и Твайлайт, — ну, типа, когда свалилась прям на спину. Ах да, я, типа, в коме.

— Сууупер, — саркастично сказала Твайлайт и повернулась к застенчивой пегаске (Дэш, в это время, вернулась к своей изначальной позиции), — Значит, она еще и крыло сломала. Значит, как только мы — вернее ты — здесь закончим, тебе придется взять ее к себе домой; ты будешь заботиться о ней, выслушивать ее нытье о том, что она не может летать, и жизнь ее разрушена, и все такое. Но я уверена, что, таким образом, ваши отношения будут развиваться, и окрепнут, такие дела. Но! Все по порядку. Сперва — попасть к ней в голову и исправить все там.

— И как мне это сде...

— Волшебное зелье для пегаски пылкой; все, что нужно — клок гривы кобылки.

Все мигом взглянули в сторону, откуда исходил этот новый голос, потрясенные внезапным появлением.

— Зекора? Какого... Откуда ты взялась? — спросила фиолетовая единорожка.

— Разве я вам не нужна была? Вот я пришла, как только смогла. — Простой ответ на простой вопрос.

— Но как ты сюда... а, пофигу.

— Зекора, — вмешалась Флаттершай, — Это правда? Рэйнбоу по правде в коме? И мне действительно надо к ней в сон?

Видно все по ее глазам — наша Дэши баиньки, беда вам.

Желтая пегаска вздохнула.

— Ладно, что мне нужно сделать?

Достав из сумки флакон с зельем, Зекора вырвала клок волос из головы Рэйнбоу и кинула его в сосуд с зеленой жидкостью, от чего она забулькала и зашипела. После чего зебра дала его Флаттершай.

— Выпей зелье сие сейчас и отправишься в сон тотчас.

— Мы будем здесь и проследим за вами, — уверила ее Твайлайт (хотя и с неохотой).

— Окей... — все, что сказала пегаска — больше самой себе, чем остальным — прежде чем выпила зелье и легла рядом с Рэйнбоу.

— Пожалуйста, не тормози, Флаттершай, — зевнула Пинки, в ее голосе отчетливо прослеживались следы скуки, — У меня на сегодня еще куча дел запланирована — печь выпечку, разыгрывать розыгрыши. А я еще не выполнила дневную квоту по непредсказуемости!

— Ни капельки не бойся, сахарок. Я и сахарки будем здесь, и если что — поможем те проснуться, сахарок. Давай уже, сахарок, помоги нашему сахарку! — подбодрила ее Эплджэк.

Темнота медленно и мягко сомкнулась вокруг нее. Последнее, что она услышала — слова Рэрити: «Что ж, полагаю, нам следует устроиться поудобнее», после чего погрузилась в глубокий сон. Ее разум слился с разумом Дэш.

-----

Спустя несколько часов сюрреализма, эмоций и физических страданий, испытаний, где Флаттершай приходилось быть напористой (от чего после она много плакала), пегаски, наконец, очнулись и немедленно обнялись. Слезы радости стекали по щекам Рэйнбоу, к которой вернулась нормальная расцветка.

— Ох, наконец-то, слава Селестии. Что ж вы так долго-то? — сказала Пинки раздраженно.

Как только плач, наконец, утих, пегаски заявили о своей взаимной любви, и все пожелали им добра и счастья, Твайлайт смогла-таки спросить то, что ее волновало все это время.

— Так, Дэш, какие именно потревоженные воспоминания погрузили тебя в кому?

— Ох, ух, — начала голубая пони, робкая улыбка появилась на ее лице, — еще в летной школе, Я-я.. много пони думали что я... по кобыльей части. Тогда это было не так, конечно, но надо мной издевались постоянно. И с тех пор я была в состоянии отрицания. Ну, до сегодняшнего дня, конечно.

Единорожка стояла с невозмутимым видом.

— И это все? Над тобой издевались в летной школе, и из-за этого ты сегодня впала в кому? Серьезно? В моей школе был жеребенок, над которым постоянно издевались за его рыжий цвет гривы, и ничего! С ним все нормально! А ты вырубилась из-за такой мелочи? Действительно?

Улыбка Дэш стала еще более робкой; она медленно кивнула.

— Это очень, очень... ох, забудь. Возвращайтесь в дом к Флаттершай. Пусть она присмотрит за тобой и займется твоим крылом; мне нужно заниматься, я отстаю от графика.

Итак, Флаттершай и Рэйнбоу Дэш вернулись в дом. Крылья Дэш зажили, отношения между ними крепли и крепли, и, наконец — окрепли. Они и их четыре подруги жили долго и счастливо.

Ну, пока все они, кроме одной, не померли от старости и сопутствующих им болезней. Последняя из них сидела над могилами мертвых подруг, вспоминая о былом, пока тоже не умерла прямо там.

КОНЕЦ!

Продолжение следует...