Автор рисунка: MurDareik
Пфле, какой же тут затхлый воздух Вот когда началось РЕАЛЬНОЕ безумство!

И вот она принялась изучать мою голову

— Хмм… — протянула Скайжди, взяв меня за челюсть. – Хммм…

Она повертела мою голову так и эдак, наклонила направо и заглянула в ухо.

— Интересно… — Скайджи схватила меня лапой за подбородок, чтобы развернуть лицом к себе. Долгое время она смотрела прямо в мои глаза с крайне серьёзной миной.

— Что же, сомнений нет, — сказала она, выпустив меня наконец. — Перед нами — пони.

Все-пони в комнате застонали и сползли на пол.

Стоп, простите, отмотаем немного назад. А то я, кажется, пропустил пару событий. И, конечно же, это значит, что мне придется рассказать вам об Отметёлке Скайджи. Поверьте, эта метла заслужила своё имя.

Итак, вот что было сразу же после того, как мы победили Королеву:

— Валите из моего дома! — завопила ведьма. — Трикси!

— Да, Скайджи?

— Помоги прогнать этих воров из моего дома!

— Но Скайджи…

Скайджи не стала ждать объяснений. Вместо этого она дошла вперевалочку до ближайшей стены и взялась за метлу, которую сразу начала использовать для выражения недовольства по отношению к нам.

— Мэм, мы не воры, — попыталась оправдаться Твайлайт. — Мы пришли сюда, потому что… *Шлёп!* …АЙ!

— Что б тебя, давай ты… *Шлёп!* — …Эй!

— Завязывай уже, двинутая, старая шизичка! *Шлёп!Шлёп!Шлёп!* Уф, эй, хватит! *Шлёп!Шлёп!Шлёп!Шлёп!* Может ты… *Шлёп!Шлёп!Шлёп!Шлёп!* Арх, ладно, я извиняюсь! Мааааааама! *Шлёп!Шлёп!Шлёп!Шлёп!*

Метла никого не щадила. Ну, за исключением Рэйнбоу Дэш, витавшей высоко под потолком и ржущей до дрожи в радужном хвосте, да Флаттершай, прятавшейся под столом с самого начала заварушки. И слава богиням, не могу представить, что могло бы случиться со Скайджи, если бы она шлёпнула Флаттершай метлой! Наверное, лопнула бы от чувства вины, или что-то подобное. Я бы на её месте точно лопнул.

Уверен, это было комичное зрелище. Сами посудите: Трикси стоит посреди комнаты, отчаянно пытаясь докричаться до потерявшей рассудок наставницы, но той не до неё — она гоняется за нами в меру своих сил, а мы, соответственно, от неё убегаем. Каждый раз, когда она приближалась достаточно близко к одной из нас, она одаривала нас шлепком метлы.

Каким-то образом ей удалось зажать меня в угол, несмотря на то, что мы были в круглой комнате, и углов у неё не было. Ну что тут скажешь? Скайджи в этом деле профи. Я свернулся калачиком и накрыл голову передними копытами, пока она продолжала карать колючей погибелью мой котелок.

— Валите! *Шлёп!* Прочь! *Шлёп!* Из! *Шлёп!* Моего! *Шлёп!* Дома!

— Довольно! — крикнула Твайлайт, и Отметёлка взлетела в воздух, обёрнутая аурой фиолетовой магии. Ноги Скайджи оторвались от пола, и ведьма поднялась вслед за метлой, намертво вцепившись в её ручку.

— Моя метла! — раскричалась она. — Отдай мою метлу!

— Нет, пока вы не выслушаете наши доводы! — сказала Твайлайт.

— Никогда! — дерзко заявила Скайджи, тщетно пытаясь подтянуться на метле, но лишь раскачиваясь из стороны в сторону подобно маятнику.

— Слушайте, если вы просто присядете, то мы сможем объяснить, что тут происходит, и вы поймёте, что мы всего-навсего недопоняли друг друга, — натянуто спокойно выговорила Твайлайт. — А сейчас, давайте отпустим метлу, хорошо?

— Нет, это моя метла! — упрямо возразила Скайджи. — Ты давай отпускай!

— Послушайте… ох, во имя богинь. — Скайджи с метлой начала вертеться на месте. Единорожка была вынуждена ходить вокруг неё по часовой стрелке, чтобы всё время быть в поле зрения ведьмы.

— Слушайте, мы пришли сюда, чтобы попросить вас о помощи. Но когда мы добрались, вами управляла Тёмная Королева Фей, которая, по-видимому, захватила ваш разум из-за неудавшегося заклинания. Мы изгнали Королеву, освободили вас… и тут вы, вместо благодарности, принялись нас метелить. Всё понятно?

Тяжело дыша, Твайлайт смотрела на покачивающуюся пухленькую лисовидную особу, свисавшую с предмета домашнего обихода (погибели). Скайджи моргнула и после этого улыбнулась ей.

— Так что ж вы сразу-то не сказали? — спросила ведьма и упала на пол. — Добро пожаловать в Замок Пенумбра! Трикси! Почему ты не сообщила мне, что у нас гости?

Я, честно, стал задумываться, так ли уж виновата Королева в недавнем помутнении рассудка Скайджи.

Обстановка в помещении улеглась настолько, что Флаттершай почувствовала себя достаточно уверенно и вылезла из-под стола.

Трикси отправили к выходу за Доктором Страшномордом и Плюшкой Сдобной, пока мы объясняли, что произошло, и как мы использовали Элементы Гармонии (они всё ещё были на нас, к слову) для победы над Тёмной Королевой. Когда я рассказал, как её стёрли в пыль, Скайджи лишь покачала головой.

— Королеву Фей так просто не победить, — с грустью пояснила ведьма. — Ей понадобится время на восстановление, но она ещё может вернуться.

Блин. Ну и ладно. По крайней мере, Королева – дура, и разобраться с ней будет легче лёгкого, если она когда-нибудь вернётся.

В любом случае, Скайджи бесповоротно отвлеклась, потому что в тот момент Трикси вернулась с Плюшкой Сдобной, цокавшим рядом, держа бессознательного доктора в воздухе магией.

— Ууууу! — заворковала Скайджи. — Вы посмотвите на эту малыфку! Ну пвосто миляяяааафка!

Все до единого пони в комнате осторожно отступили. Флаттершай заранее прижала уши копытами.

— Кто эта старая перечница? — произнёс Плюшка Сдобная своим хриплым голосом.

Все замолчали, после чего Скайджи с любопытством уставилась на нас.

— Что это у неё с голосом?

— А, он недавно набрёл на прогалину с зарослями ядовитой шутки, и с тех пор его голос скачет между тем, который ты услышала, и пронзительно-девчачьим, — прояснил я.

— Ох, ядошутка? Сейчас исправим! — с радостью воскликнула Скайджи и доковыляла до ближайшей полки, сняв с неё пузырёк с чем-то-там.

— У вас… есть лекарство от ядошутки? — спросил Плюшка, да так взволнованно, что его голос поменялся от девчачьего к хриплому и обратно не меньше трёх раз.

— Нет, но близко! — заявила Скайджи, откупорив склянку и передав её страждущему жеребёнку. — Вот, выпей!

Тревожный звонок прозвенел у меня в голове, когда Плюшка с нетерпением принялся пить зелье.

— Эм… а что вы ему сейчас дали? — поинтересовался я.

— Кое-что, чтобы её голос стал нормальным, — с улыбкой ответила Скайджи, после чего обратилась к крохе: — Мне нравятся твои духи! Пахнут как те, которые варит мне моя подруга Зекора.

— Почему я не превратился? — спросил Плюшка Сдобная и тут же осознал ужас произошедшего: — О пушистые щётки святой Селестии, что с моим голосом?!

Ох, народ. Ненавижу, когда я прав!

— Ну как же, это зелье вернуло тебе нормальный голос, малышка! — ответила Скайджи, счастливо улыбаясь, и потрепала жеребёнка по гриве.

— Я не малышка, я жеребец! — мило возмутился Плюшка Сдобная своим тонким, пронзительным голоском. Бедолага.

— Какие-то нынче мелкие и женоподобные жеребцы пошли, — с подозрением отметила ведьма.

— Это и сделала со мной ядовитая шутка! Она обратила меня в девчонку, вздорная плешивая старуха!

— Ох, копать икебану! — всплеснула лапами Скайджи. — Ладно, не тревожься, когда примешь зелье от ядошутки, ты полностью исцелишься от всего.

Плюшка Сдобная лишь вздохнул, окинул всех взглядом и потопал прочь из комнаты, надувшись.

— О, а это Доктор Шприц? — спросила ведьма, в первый раз заметив спящего доктора. — Он ведь только что приходил, чтобы вылечить мой прострел.

— Это было с неделю назад, — сказала Трикси. — Его тоже контролировала Королева.

— Он тыкал шприцами в мой круп! — воскликнул я.

— И в мой! — добавила Дэш.

— У него своеобразное чувство юмора, да, — заметила Скайджи, — Ну, должно быть, он вылечил мой прострел, потому что я чувствую себя превосходно! Или, может, он прошёл от того, что я повисела на метле…

— Слушайте, давайте сосредоточимся? — прервала её Твайлайт. — У нас всё ещё есть огромная проблема!

— А? И какая же?

— Тёмная Королева поменяла местами разумы моей подруги Пинки Пай и пришельца из другого мира!

— Ох ты, вот уж чего от неё не ждала, — сказала Скайджи.

— Я знаю, ясно? — отозвался я, пролистывая разные книжки на ближайшем столе. Большая их часть была дневниками сновидений.

Как бы там ни было, мы всё разъяснили, и это привело к обследованию, о котором я рассказывал вам ранее. Кроме разглядывания ушных каналов, Скайджи ласкала мои копыта (аж в дрожь бросает), дёргала меня за хвост, гладила против шерсти (это сильно раздражает, скажу я вам!) и ненадолго прикорнула, пока читала книгу.

Я воспользовался моментом и задал Скайджи пару вопросов. Например:

— Эй, Скайджи, кто ты, всё же, такая?

— Я – Кицуне, — ответила она, гордо добавив: — Мы славимся своей невероятной грацией и экзотичной красой.

Она застенчиво улыбнулась мне и скромно потупила глазки. Я уставился на неё, на пухленькую барыню-лису с лицом, напоминавшим мохнатое красное яблоко с серыми прожилками, и понимающе кивнул:

— Да, по тебе заметно.

Эй, все мы в плену своих иллюзий, разве нет?

— Что привело тебя в Эквестрию?

— Ярая конкуренция дома. Новые иллюзионисты растут как грибы после дождя в моих краях. Мда.

После того, как Скайджи поставила мне диагноз, что я пони, Твайлайт поинтересовалась, есть ли способ обратить совершённое, и вернуть меня домой, а Пинки Пай – сюда.

— К сожалению, это за гранью моих нынешних способностей, — сказала Скайджи, покачав головой. Все-пони вновь застонали. — Однако не время отчаиваться, маленькие пони! Если вы найдёте для меня Зеркало Душ, я без проблем верну обоих в их тела!

Новый квест! Йей!

— Где мы можем найти это Зеркало Душ? — спросила Твайлайт.

— Вы найдёте его во впадинах Ужасов, в затерянной Сокровищнице великого императора Чжиня. Чтобы добраться туда, вам надо будет пройти через равнины Измора, где растёт высокая и ужасная, острая как бритва трава. После придётся преодолеть топи Вечной Скорби, где трупы утопленников будут пытаться отведать ваших мозгов, а блуждающие огоньки завлекать в водяную могилу.

Если пройдёте их, вы окажетесь у подножья горы Почти-что-несомненной Погибели, и у входа во впадины, который сторожит древний дракон, известный как Милброриукс, что на древне-кентаврском значит «Большой Старый Дракон». Милброриукс задаст вам загадку, и если вы не назовёте правильный ответ, он вас сожрёт на месте. Жаль, но единственный язык, на котором говорит Милброриукс, является специфичным диалектом древне-кентаврского, на котором никто и никогда не говорил даже до того, как Кентавры вымерли тысячи лет назад.

Если проберётесь мимо него, вам надо будет войти в пещеры Ужаса. Только берегитесь лезвие-тучих мышей, туннельных червей-кровососов и духов мглы; все они роем слетятся на вас в момент, как только вы вступите туда. Пробейте себе путь до пещеры с копями сокровищ и преодолейте двадцать семь смертоноснейших ловушек, каждая из которых с лёгкостью умертвит вас даже за малейшую ошибку.

А после вам будет нужно найти Зеркало Душ в Зале Зеркал. Только не ошибитесь и не возьмите случайно не то зеркало, иначе оно высосет ваши души, и они отправятся в царство Вечных Мук, что ни капли не весело, я вас заверяю. Достаньте Зеркало Душ, вернитесь ко мне, и я тогда смогу провести ритуал по возвращению вас двоих в свои тела, в одно мгновение!

Пока мы оценивали диаметры выпученных глаз друг друга, Скайджи прокашлялась и продолжила:

— Или же, полагаю, вы можете просто попросить принцессу Селестию одолжить одно из зеркал. У неё таких, кажись, штук шесть.

— Эм… думаю, мы попросим его у принцессы, — сказала Твайлайт, бочком отодвигаясь от двинутой барыни-лисы.

— Уверены? — спросила Скайджи с нотками разочарования. — Принцесса всегда так занята. Легче отправиться к Сокровищнице великого императора Чжиня, чем попасть к ней на аудиенцию.

— Я личная ученица Селестии, — возразила Твайлайт, как-то умудрившись не звучать при этом хвастливо, — думаю, я смогу попасть к ней на аудиенцию.

— Ты личная ученица принцессы? — с разинутым ртом переспросила Трикси. — Теперь я не так сильно жалею о произошедшем в Понивилле.

— Ох, ну… и что тут такого, — ответила Твайлайт, умилительно покраснев.

В этот самый неподходящий момент кто-то решил сделать что-то потенциально очень глупое.

— Проснись! — громко произнёс девчачий голос, и, обернувшись, я увидел, как Плюшка Сдобная будит Доктора Страшноморда.

— О нет! — воскликнул я. — Зачем ты это сделал?

— Его разум тоже контролировали, помнишь? — пояснил жеребёнок. — Теперь он должен быть в норме, после того удара радугой.

Доктор очнулся и опасливо осмотрелся по сторонам.

— Эм, привет всем, — сказал он. — Не расскажет ли кто-нибудь, где я и что я здесь делаю?

Дальше пошли объяснения, в которые ему поначалу с трудом верилось.

— Я вам не верю, — сказал он в какой-то момент.

Видите?

Наконец мы ему всё рассказали, и он даже не попытался воткнуть шприц в мой копчик, так что я решил, что могу ему доверять. Хотя бы временно. Не настолько, чтобы радоваться, что он идёт с нами в Понивилль за лекарством от ядошутки, но вы поняли.

Я решил хотя бы попытаться установить с ним хорошие отношения. И потому я подошёл к нему и выдал:

— Слушайте, Доктор Страш… кхм, Шприц. Я извиняюсь перед вами за то, что сказал ранее. Вы не самый лажовый злодей на свете. Королева на дюжину голов вас в этом обскакала.

— А, эм, спасибо? — ответил он растерянно, так как не помнил ничего после визита к Скайджи больше недели назад.

— Не поймите неправильно, — продолжил я, — вы всё равно с легкостью займёте второе место по лажовости, просто у Королевы отрыв длиной в сотни километров.

— Спасибо, — сухо выдавил он.

— Всегда пожалуйста! — сказал я и упрыгал прочь.

Так или иначе, план был готов. Теперь, остановив вторжение, о котором мы даже не имели понятия, мы могли вернуться обратно в Понивилль, потом в Кантерлот, повидать Луну (или Селестию, если она вернулась), а после вернуть меня домой раз и навсегда. И всё пройдёт как по маслу, если что-нибудь не пойдёт наперекосяк.

Я знаю, о чём вы подумали. Я тоже думал об этом, с той самой секунды, как подумал эти роковые слова. Потому что, едва я подумал «если что-нибудь не пойдёт наперекосяк», как что-то тут же пошло не так!

Оно началось с резкой боли в заднем левом копыте, за которой последовали аналогичные во всех остальных. После этого я почувствовал дрожь в ногах…

— Эм, девочки? — произнёс я и был проигнорирован.

— Предлагаю вернуться тем же путём, которым и пришли, — говорила Твайлайт. — Мы быстро доберёмся до Зекоры, а после до Понивилля…

К этому времени мои ноги не просто дрожали, а натурально тряслись, как и мой хвост, дрожавший взад-вперёд будто одержимый духом.

— Народ?.. — произнёс я не своим голосом.

— Я могу просто смотаться туда сегодня за припасами и встретить вас на окраине леса завтра утром, — предложила Дэш.

— Отличная идея. — Твайлайт кивнула.

Народ! — заорал я, и все пони развернулись и посмотрели на меня, пока я вибрировал и скакал по полу, словно розовый отбойный молоток.

— Пинки! — встревожилась Твайлайт. — Что происходит?!

— О, ничего особенного, — с пренебрежением отозвался я. От вибрации в ногах я начал вертеться по кругу. — Мне просто кажется, что у меня очередная «Встряска» Пинки Пай, только и всего.

В тот момент мы заметили гудение. Поначалу оно было низким, низким и тихим, столь медленно нараставшим, что мы просто не замечали его до сего момента. Мы осматривались, ища источник звука, но Флаттершай заметила его первым.

— Зеркало! — выдохнула она, указывая копытом.

Мы все повернулись в сторону гигантского зеркала в комнате Скайджи, которое горело тусклым светом. С растущей громкостью гула нарастала и яркость света, пока всё зеркало не запылало ярче солнца. Мы не слышали слов друг друга, не видели дальше своего носа.

Лично я? Я был уверен, что это проделки Королевы. Она возвращалась в новой форме! Клянусь, лишь временная слепота и полное отсутствие зловещих песнопений на Латыни не дали мне пулей выскочить из этой комнаты. Не то чтоб я её боялся, нет, я был уверен, что мы и во второй раз её победим, просто она такая надоедливая!

А потом зеркало взорвалось, раскидывая смертоносные осколки стекла через всю комнату, которые совершенно не смогли нас даже поцарапать. Звук стих до более приемлемой громкости, и только благодаря этому я расслышал полный опустошения голос Скайджи:

— Моё зеркало…

В свете была фигура, длинная и зловещая, абсолютно чёрный силуэт на фоне слепяще-яркого света. Он возвышался над всеми пони, излучая чистейшую угрозу. Он постоял немного, будто бы позируя на свету, и крадучись направился в нашу сторону, шагая на двух ногах. Чем больше он приближался, тем яснее становились его очертания, и я начал различать детали, хотя различать мне их совсем не хотелось.

Высокий и худой, он был завёрнут в коричневую куртку. Схожего цвета фетровая шляпа сидела на его голове, по-щегольски сдвинутая на бок. На нём были чёрные штаны, плотные сапоги и рубашка под курткой. Но на этом сходства с человеком заканчивались, и начинался чистый кошмар.

Вздутые ручищи этой твари держали угольно-чёрными, похожими на сосиски, пальцами длинный металлический прут, искривший молниями и изрыгавший чёрный дым. Лицо было прямиком из фильма ужасов: вытянутое рыло, как у муравьеда, свисало под двумя большими жучиными глазами, чёрными и остекленевшими, которые смотрели на нас немигающим взглядом, отражая всё вокруг.

Остальная часть лица твари была невыразительно чёрной и по виду напоминала резину. Я не мог разглядеть ни ушей, ни других отличительных признаков на этом полностью безволосом лице.

От вида демонической страхолюдины у меня по спине побежали мурашки. Доктор Шприц меня не испугал. Тёмная Королева? Жалкое зрелище. Но ЭТО? Впервые с момента попадания в Эквестрию я был в ужасе. Не просто напуган, не всполошён, а до-самых-кончиков-копыт в чистейшем ужасе от этого создания.

Оно прошло в комнату, с явным интересом осматриваясь по сторонам, хоть это и трудно было определить по лицу иноземца. Свет за спиной существа замерцал и погас, оставив после себя каменную стену, что была за к несчастью взорвавшимся зеркалом.

Хоть я и продолжал вибрировать после Пинки-чувства, друзья сгрудились в кучку вокруг меня, когда существо выбросило свой прут дыма и молний, который, ударившись оземь, взорвался без какой-либо видимой причины.

— Ладно, — напряжённо прошептала нам Твайлайт, — будьте готовы использовать Элементы, если оно на нас нападёт.

Демон замер, уставившись на нас, и склонил голову набок в любознательной манере. Он издавал какие-то звуки мычащим голосом.

— Мппфпмпф? — сказало оно, идя на нас. Мы дружно сдали назад, и существо остановилось.

— Мфы мфм мфпфпф? — сказало оно, протягивая руки в нашу сторону.

— Что? — спросила Твайлайт. — Мы вас не понимаем.

Огромные, сосисочные пальцы поднялись и сняли шляпу с безволосой головы. С тошнотворным ужасом я смотрел, как оно после этого сняло своё лицо, на деле оказавшееся каким-то противогазом.

Вполне человеческое и очень знакомое лицо подняло на нас глаза и широко улыбнулось. Неожиданно, я перестал вибрировать, кристально ясно поняв, что означало моё Пинки-чувство.

— Я говорю: "Ты моя мамочка?" — сказала Пинки Пай моим голосом.

Что ж. Это было внезапно.