Автор рисунка: Siansaar
Эмм... Здрасьте? На чём я там остановился?

И снова прошу меня простить...

...за то, что случилось ранее. У меня эти помешательства до сих пор иногда случаются. Вот так “раз!”, и накрывает, понимаете? Просто, я знаю, что всегда желал попасть сюда, но всё же... когда чувство реальности разбавляется бредовостью происходящего и начинает тебя подводить, то становится трудно сохранять хладнокровие и не психовать. Надеюсь, теперь вам точно понятно, что я имел ввиду.

И те-е-ем не менее, наверное мне стоит наконец вернуться к истории. Я остановился на том, что решил послушаться голоса разума и отправиться к Твайлайт Спаркл за помощью. Это решение я не сразу принял, о нет. Мне понадобилось примерно полчаса на то, чтобы принять это решение, и ещё столько же времени, чтобы пересилить себя и попытаться хотя бы предпринять этот рискованный шаг.

Я поднялся, подошёл к лестнице и как можно осторожнее (четыре ноги и копыта, помните?) спустился с третьего на второй этаж «Сахарного Уголка» (хотя вы, наверное, и сами догадались, где я). На этом этаже располагались комнаты, в которых жила чета Кейков и... мда... двойняшки. Я уж и забыл о них, пока не прошёл мимо открытой двери (бывшей, вероятно, дверью детской комнаты), в которой сидела миссис Кейк и... скажу прямо, вскармливала младенцев.

Сразу двух одновременно. Должен отдать ей должное, это требует нехилых навыков.

Снова начал отвлекаться. Как я уже говорил, кормёжка. Миссис Кейк посмотрела в мою сторону и, видимо, приняла мой полный страха взгляд за знак то ли одобрения, то ли радости при виде детишек (признаю, эти двое и правда очень милы), потому что улыбнулась и помахала мне передним копытом. Я оторвал взгляд от этого неприятного зрелища и вяло улыбнулся в ответ, промямлив что-то про навещение Твайлайт. Пекарка лишь кивнула в ответ, с головой уйдя в материнские обязанности.

Я спустился на первый этаж, помахав перед этим на прощание миссис Кейк, чуть не потеряв сознание от сюрреализма произошедшего, и подошёл ко входной двери кондитерской.

К двери. Ведшей. На улицу. От этого факта у меня все поджилки затряслись! Как только я её открою, то покину относительно безопасный «Сахарный Уголок», который был хоть и странным, но по крайней мере хорошо знакомым местом.

По ту сторону двери меня ждут пони. Десятки разноцветных, счастливых, маленьких поняшек. Думать об этом было, мягко говоря, страшно. Меня наверняка разоблачат, как только я выйду наружу. Я засомневался... но вспомнил, что по эту сторону двери находилась миссис Кейк, кормящая выменем жеребят, и мгновенно принял решение!

Я открыл входную дверь «Сахарного Уголка» и сделал свои первые шаги в повседневность Понивилля. Это оказалось не так ужасно, как я представлял. Будто бы ты попал в самую середину фестиваля «Эпохи Возрождения», вот только вместо парней в лосинах и женщин, одетых как распутные девки, везде были пони.

Я уже начинаю скучать по женщинам... Ах да. “Не думать ни о чём непристойном”. Извините.

Я пошёл вдоль грунтовой дороги, весело проводя время, пока вдруг не остановился, внезапно осознав, что в душе не ведаю, в какой стороне находится дом Твайлайт. Я начал осматриваться, пытаясь разглядеть за крышами домов большое дерево, в котором располагалась городская библиотека, но так и не смог его найти. Зато я нашёл очень много знакомых лиц, а точнее мордочек. А если ещё точнее, то множество знакомых грив, хвостов и кьютимарок, потому что у всех этих пони были практически одинаковые морды, как и в самом сериале.

Вон там, например, стояла за продуктовым ларьком и продавала овощи Кэррот Топ. Или она на самом деле Голден Харвест? Или... может в “реальной жизни” её зовут вообще по другому? Кто сказал, что Хасбро знает настоящие имена всех пони, не говоря уж о фанатах! Я начал потихоньку волноваться из-за того, что находился сейчас в городе, полном пони, которые знают меня по имени (а может и не знают), но о которых я лично ничего не знаю!

Вон та молоденькая единорожка... Я абсолютно точно уверен, что её зовут не Колгейт, и уж тем более не Романа, как её обозвали хасбровцы, но прямо сейчас она начала улыбаться и махать мне копытом, будто мы были старыми друзьями! А мы наверняка были старыми друзьями! Я просто помахал ей в ответ, надеясь на то, что она не захочет подойти и поболтать со своей “подружкой”, и, к счастью, кобыла прошла мимо.

А вот этот лавандовый жеребёнок со светлой гривой? Не спорю, она и правда миниатюрна, но точно ли её зовут Динки? И эта парочка жеребят, пинающая мячик... кьютимарки вроде те самые, но их взаправду зовут Снипс и Снейлз? Какими нужно быть родителями, чтобы додуматься так назвать своих детей?

Я безуспешно пытался придумать выход из этой дилеммы с именами, пока смотрел на беззаботно игравших детишек. И тут мне в голову влетела мысль! И мяч.

— АЙ! — выпалил я, потирая ушибленную мячом мордашку.

— Ой, простите нас пожалуйста, мисс Пай, — сказал подбежавший Снипс(?) и посмотрел на меня виноватыми глазками.

Так, пришло время для первого выпуска: “А что бы на моём месте сказала Пинки Пай?”.

— Окли-докли. Да ничегошеньки... это было супер-пуперски... ошеломитель... ненько?

Аггрх, это уже не Пинки вышла, а жалкое подобие Неда Фландерса! Кошмар. Просто ужасно. Дико извиняюсь.

Но что я сделал после, было намного, намного кошмарнее. В тот момент я честно думал, что это будет гениальным выходом из ситуации, но на самом деле это оказалась наитупейшая идея из всех, которые вы только можете себе представить.

— Но кажется, этот удар по голове вызвал у меня временную амнезию! — уверенно заявил я. — Поэтому давайте вы быстро назовёте мне ваши имена, лады?

Вот видите? Я не шутил.

— Эм... я Снипс, мисс Пай, — ответил жеребёнок, посмотрев на меня так, как в нашем мире чаще всего смотрят на больных и шизиков. — А он Снейлз, — добавил Снипс, кивнув в сторону своего друга, который был очень сильно занят безучастным разглядыванием стены одного из домов.

“Хех, кто-то всё же додумался назвать так своих детей. Но это всё равно здорово! Два имени узнали, ещё сотня впереди!”

— Да-да, конечно, как я могла забыть! А... в какой стороне находится библиотека, Снипс?

“Вот это уже хорошая идея,” — подумал я. — “Раз уж мне удалось убедить малыша в том, что у меня поехала крыша, то почему бы не выудить из него немного важной информации напоследок?”

Мелкий упитанный единорожек тут же указал копытом туда, откуда я пришёл. Великолепно.

— Спасибо, Снипс! — сказал я на прощание с нотками искренней радости в голосе, перед тем как развернуться и пойти в том направлении, куда он мне указал.

В тот момент я чувствовал себя просто великолепно. Думаю, слово “спокойствие” идеально подошло бы для описания моего состояния, тем более, что накатившая ранее волна страха неожиданно быстро улетучилась. Стрелка моего измерителя настроения перешла с “напуган до смерти” до “счастья полные штаны”, пока я шёл по дороге, напевая про себя случайную мелодию.

А потом я подумал, что будет здорово не только напевать мелодию, но и отстукивать её копытами. Мне потребовалось некоторое время на то, чтобы научиться отбивать ритм и не спотыкаться при этом, но в конце концов я достаточно натренировался.

И вот я шёл по дороге вдоль улицы, слушая мелодию в голове, как неожиданно вместе с мелодией в голову пришли и слова песни.

  «Зовусь я Пинки Пай, и я хочу сказать...»

“Батюшки. Это же песня Пинки Пай «Смайл, смайл, смайл»!” Я очень надеялся в тот момент на то, что это резко нахлынувшее ощущение того, что что-то собирается вокруг меня, подобно грозовой туче или непонятной энергии, было лишь плодом моего воображения.

Встав как вкопанный посреди дороги, я услышал громкий гвалт за спиной. Кровь тут же застыла у меня в жилах. Я очень-очень медленно повернул голову в сторону шума, боясь того, что сейчас увижу.

Позади меня примерно два десятка разношёрстных пони образовали небольшую суматоху, резко прекратив маршировать. И все они как один улыбались до ушей и смотрели на меня выжидающими глазами.

“О боже, они только что устроили импровизированный музыкальный номер за моей спиной!!” Я уставился на них и сказал первое, что пришло в голову. И было это:

— ААА-ааа-а-а!!!

А потом рванул со всех ног от-тудова, оставив недоумевающую толпу пони позади.

Должен отметить, создатели сериала не преувеличивали возможности Пинки Пай в мультфильме. Блин, эта пони может очень быстро двигаться, когда ей это нужно! Я бежал в слепой панике неизвестно куда, дома мелькали вокруг меня. Попытаюсь это описать, не вдаваясь в подробности: копыта грохочут, ноги мелькают, ветер раздувает гриву, хвост развевается сзади, ну и всё в таком духе, что можно сказать про “пони-которая-очень-быстро-мчится!”.

И естественно, так только я успокоился, то понял, что умудрился снова потеряться. Я обнаружил себя в одном из случайных парков, которые вы время от времени видели в мультфильме. В этом парке располагался фонтан и статуя безымянной пони, одевшей седло и вставшей на дыбы.

Стрелка моего измерителя настроения снова сдвинулась и упала на шкалу “печальный и угрюмый”, поэтому я сел под ближайшим деревом, чтобы перевести дыхание. Я не был готов ещё раз встретиться лицом к лицу с городом, по крайней мере не сразу, поэтому я просто сидел, пытаясь расслабиться и взять себя в руки. В копыта. Без разницы, вы и так поняли, о чём я.

“Заметка на память номер два: ничего не петь, пока ты не выберешься из шкуры Пинки. От её песен чертовщина творится.”

Я просидел тут... даже не знаю, может минут двадцать? Мозги начали потихоньку успокаиваться, и я вновь стал ясно мыслить. Ну ладно, не так ясно по сравнению с тем, как я ясно мыслил раньше.

И пока я сидел и потихоньку отходил, Тихий Голосок в Голове снова подал голос:

“Если ты одновременно и Пинки Пай, и новенький в городе, то это разве не значит, что ты должен устроить вечеринку самому себе?”

Мне это показалось до абсурда смешным, и следующее, что я помню – это как я буквально катался по земле в истерике, давясь от смеха. Я испытал новое ощущение, то, чего никогда не испытывал, когда был человеком: Величайший Фырк-хихик!

Но это вероятно не показалось бы мне очень-очень смешным, если бы я не чувствовал себя очень-очень подавленно пару минут назад.
Тем не менее, когда волна смеха сошла, я поднялся на ноги, чувствуя себя превосходно. Вот только мне очень захотелось пить, поэтому я недолго думая подошёл к фонтану со статуей и глотнул немного воды, которая на вкус была гадостью несусветной. По крайней мере она смыла остатки привкуса сахарной глазури у меня во рту. Мысль о том, что я чувствовал вкус еды, которую Пинки съела до того, как я занял её тело, казалась мне чуть менее, чем полностью бредовой.

И тут я заметил неподалеку питьевой фонтанчик и сделал самый настоящий фейсхуф самому себе.

Ладно, парни (Или девушки? Или кем бы вы ещё там ни были), я говорю это со всей искренностью. Если у вас неожиданно на концах передних рук/ног отрастут копыта, то будьте очень осторожны с фейсхуфингом! На полном серьёзе, я себе так крепко врезал, что чуть не потерял сознание на месте. Закончилось всё тем, что у меня на лбу вскочила здоровенная шишка, которая... вероятно, ещё сослужит мне пользу, если вдруг снова придётся рассказывать выдуманную истории об амнезии.

Значит, всё не так уж и плохо. Я прав?

Ну что же, после того, как дал себе по морде, я попил немного воды, и на этот раз из питьевого фонтанчика. Вода, к слову, была намного вкуснее и чище.

А потом я чинно и степенно пошёл обратно в город. Никаких песен, никакого шума, никакого ничего. Проклятые безумные музыкальные пони!

Я побродил по улицам ещё некоторое время, в надежде наткнуться на Дерево-теку. Понивилль же не такой уж и большой город, так? По крайней мере, я так думал. На самом деле Понивилль огромен, по крайней мере когда вы понятия не имеете, где находитесь. Я случайно прошёл мимо бутика “Карусель” примерно пять раз, не найдя ни одного знакомого ориентира.

И в конце-концов, я вернулся туда, откуда пришел: к «Сахарному Уголку». Снипс и Снейлз всё ещё были там и играли в мяч. Снипс одарил меня взглядом “глазки-навыкате”, и, вероятно, подумал, какую же бредятину я выпалю в этот раз.

Но теперь, когда я (вроде бы) знал, где нахожусь, пришло время сходить в библиотеку!

И я бы сразу пошёл туда, если бы не...
Упс, простите, надо бежать. Ко мне тут пришли, а одновременно передавать эти сообщения через четвёртую стену и разговаривать с кем-либо очень трудно; сделаем небольшой перерывчик, а потом продолжим, лады?