Экспедиция

Катаклизмы... Непредсказуемые стихийные бедствия, возникающие спонтанно, неожиданно, по причине естественных процессов на планете. Но все-ли они являются результатами капризов природы? После прошедшей серии землетрясений в Сибири в горах происходит что-то странное. Туда направляется группа археологов и исследователей с целью выяснить, что же произошло на самом деле...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Вычитка клопфиков — отстой

Твайлайт предложили вычитать фанфики её друзей. Если бы она только знала, на что соглашается.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Глубинный мрак

После событий рассказа "Властелин Колец: Содружество - это магия" прошло несколько лет. Обычную, повседневную жизнь нарушает видение, которое предвещает великие беды. Смогут ли подруги вновь остановить абсолютное зло, и спасти не только Эквестрию, но и вымирающее на останках своего прошлого человечество?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Одиночка

Описание жизни одной пегаски, уверенно держащей первое место в номинации "самая замкнутая пони в мире". Ее страхи, мечты, увлечения - и бесплодные попытки что-либо изменить. В таких делах нужна помощь друзей. Но разве возможно подружиться с той, для кого даже выйти на улицу - громадное свершение?

Эплджек ОС - пони

Спасение

В волшебной стране Эквестрии любовь является самой ценной валютой. Ценнее денег, дороже золота, лучше славы. Любовь — это то, что делает пони богатыми. Или бедными, если её нет. Единственное, что сейчас объединяет Рэйнбоу Дэш и Рэрити, — это потеря. Одна игнорирует собственную боль, другая же упивается ею. Но теперь, в кругу старых друзей, становится трудно скрывать истинное лицо. Ложь больше не может быть тем единственным, что скрепляет их дружбу. Любовь объединяет нас, но она же нас и убивает.

Рэйнбоу Дэш Рэрити

Два в одном

В Понивилле появился новый пони. Как удивительно, скажете вы, такой оригинальный сюжет! Да, я не мастер аннотаций.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк ОС - пони

Всего лишь человек

В историях всегда есть главные и второстепенные персонажи. Но что, если ты и есть такой персонаж? Тебе неведомы события происходящие с главными персонажами, но так или иначе последствия затрагивают и тебя.

Принцесса Селестия Другие пони Человеки

Школа Оненного водопада

Маленькая ночная единорожка убегает из дома вместе с лучшей подругой. Они не умея пользоваться картой отправляются на север. Туда, где раньше находилась Кристальная империя. Отважные жеребята чудом перебрались через Кристальные горы и оказались в новом, незнакомом им мире...

ОС - пони

Бонни и Клайд

"Leurs noms Bonnie Parker et Clyde Barrow." (Serge Gainsbourg)

Твайлайт Спаркл Спайк

Voice of another world

Иногда обстоятельства меняют тебя, и жизнь наполняется новым смыслом. Правда, никто не знает, когда и с кем это произойдет в следующий раз.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

S03E05
Глава 6 Дорога Глава 8 Город

Глава 7 Лёгкая поступь

Страх — болезнь, расслабляющая душу, как расслабляет тело физический недуг.
© Даниель Дефо.

Уже неделю провела в госпитале и это действительно потрясающе. Похоже начинаю понимать, что значит настоящий отдых. Не мимолётная передышка, пусть и в безопасном месте. Можно не ждать, что вот-вот и снова придётся куда-то бежать, загоняя себя до полусмерти. Напряжение постепенно отпускает и тем лучше становится заметно, насколько же я устала. Разве что, вновь вижу ночные кошмары, но к этому быстро привыкаешь.

Но лучше наверное обо всём по порядку.

В первый день разместилась в палате, и никто меня не тревожил, так что была куча времени осмотреться. Что могу сказать, помещение пусть и не очень большое, но вполне приличное. Чистенько, что впрочем неудивительно, кровать и тумбочка рядом с ней, небольшой диванчик рядом с широким окном, столик, пара шкафов, в одном из которых я развесила свои немногочисленные вещи, книжная полка над кроватью, пара цветков на подоконнике. Довольно большое зеркало на стене, в которое пока стараюсь особо не смотреть. Обстановка даже напоминает домашнюю, по крайней мере, мне так кажется. За дверцей в углу туалет, и самая что ни на есть настоящая ванна! В которую я влезаю целиком!

О, это было блаженство...Уговорила дежурную медсестру снять с меня повязки и часа два нежилась в тёплой воде, чуть не заснув при этом. Сразу почувствовала себя намного лучше, чистой и расслабленной. Потом был ужин. Никаких консервов! Нет, не то чтобы я была особо привередливой, но свежей пищи всегда не хватало. Так что, в настоящий момент, впечатление сложились крайне положительные. Персонал, в целом, вежлив и улыбчив, военных помимо, конечно, пациентов, довольно мало, большая часть врачей — гражданские.

Утром второго дня, разбудив меня вежливым стуком, появился лечащий врач, представившийся Йоргеном. Устроил мне настоящий допрос с пристрастием, периодически что-то дописывая в документы, которые я сдала в регистратуру. Похоже это и правда история болезни, моя первоначальная догадка оказалась верной. Наконец поток вопросов, казавшийся бесконечным, иссяк, и Йорген приступил собственно к осмотру. Что порадовало, ни намёка на жалость не промелькнуло в зелёных глазах врача. Небось и не такое видел.

Осматривал долго и весьма тщательно, не ограничившись магией. Больше всего времени, конечно, ушло на крылья, кончики которых до сих пор загипсованы. Наконец был вынесен вердикт, в повязках больше нет необходимости, на свежем воздухе всё должно зажить быстрее, но мазь другого типа всё же пока придётся использовать. Синяки и порезы к тому времени уже сами зажили, внутренних повреждений тоже практически не осталось. Основная работа, по словам Йоргена, предстояла с крыльями, поэтому из палаты мы направились в перевязочную, снимать гипс. Процедура получилась довольно болезненная, но конечно с тем, что было в первые дни, сравнивать глупо.

Опять долгий осмотр, прерываемый многозначительным хмыканьем врача, после чего он потребовал максимально раскрыть крылья, после чего, стоя спиной ко мне, медик левитацией достал с ближайшей полки какой-то странный и не очень приятный инструмент. Стиснув зубы, приготовилась терпеть боль, но более-менее обошлось, поморщилась-то буквально пару раз. Более неприятным был звук скрежета металла по кости, который я легко узнавала. По моей кости. Брр...Хорошо, что я не вижу происходящего.

Минут через пятнадцать врач наконец отстал от многострадального крыла и с задумчивым видом отвёл меня обратно в палату. Пообещал зайти завтра и попросил не покидать пока пределов выделенной мне комнаты. Выбора собственно не было, но за один день не заскучаю. Вечером заходила медсестра, быстро и профессионально намазавшая все поражённые участки на теле мазью с запахом ромашки. Не то что предыдущая гадость.

Проснулась только когда принесли завтрак, после которого пришёл и Йорген, выглядящий всё так же задумчиво, как и вчера. Хотя может это его постоянное состояние.

— Могу вас порадовать, гражданин, состояние явно улучшается, причин для волнения нет, — врач говорил спокойным и ничего не выражающим голосом. — Собственно большую часть работы уже выполнили до нас, остальное вылечит только время. Это не считая крыльев, по этому поводу и хотел с вами серьёзно поговорить.

— Слушаю. — Лейтенант отозвалась, обеспокоенно расправив и сложив крылья обратно.

— Как вы конечно же в курсе, ампутация была единственным возможным вариантом на тот момент и, ознакомившись с записями коллеги, который лечил вас на первоначальном этапе, полностью согласен с таким решением. Теперь же стоит вопрос, что делать дальше, — единорог поманил лейтенанта за собой, к большому зеркалу у стены. — Расправьте крыло, сейчас объясню вам, в чём основная проблема.

— Без проблем, — похоже кобыла всё же нервничает, расправляя левое крыло параллельно полу и уставившись в зеркало.

— Вот, смотрите, — Йорген начал указывать карандашом, который удерживал левитацией. — Кость довольно значительно выступает, около трёх сантиметров. Конечно можно надеяться на то, что плоть нарастёт обратно, но честно предупреждаю, обычно такое не происходит, а если и повезёт, это дело десятилетий. И перьев на этой части крыла точно никогда уже не будет, — карандаш переместился дальше, — Начиная отсюда, уже появятся, процесс восстановления тканей вовсю идёт, так что ожидать вам осталось не так уж долго. Лучше питайтесь, больше бывайте на свежем воздухе и всё нормализуется.

— Но вернёмся к основной теме разговора, — врач откашлялся. — Есть несколько вариантов дальнейшего лечения. Первый — просто оставить всё как есть, кромка крыла в этом месте подживёт постепенно, и я не сомневаюсь, что вы сможете летать, пусть и даваться вам будет сложнее, значительно больше сил уйдёт на то, чтобы удержаться в воздухе. Второй вариант близок к первому, только в дополнение мы удалим выступающие части кости, которые в повседневной жизни вам будет только мешать и для полёта никак уже не пригодятся, к слову, заживать тоже быстрее будет. Ну и третий, мы можем попытаться изготовить специальные протезы для вас, имитирующие недостающую форму крыла с перьями. Закрепить их как раз будет проще всего на кость, конструкция получится жёсткой, сильно в полёте не поможет, но лучше, чем ничего. Этот вариант я вам и советую рассмотреть, как наиболее интересный и продуктивный. К тому же, с эстетической точки зрения, он будет наилучшим.

На некоторое время в палате воцарилось молчание, Чейни продолжала рассматривать крыло в зеркало, поворачивая его из стороны в сторону.

— Вот значит как. Мне нужно время подумать, я же могу повременить с решением? — взгляд кобылы остановился на враче.

— Торопиться совершенно некуда, в любом случае, что-то делать сейчас не стоит, нужно дать время ранам закрыться. Да и если не воспользуетесь вторым вариантом, хоть всю жизнь думайте.

— Благодарю, в таком случае завтра я смогу ответить. Могу я теперь покидать палату, раз состояние удовлетворительное и проблема только вот в этом? — Чейни тряхнула крылом.

— Несомненно, но не территорию госпиталя. Медсестра занесёт вам пропуск позднее. Только об изнуряющих тренировках забудьте сразу, лейтенант. Судя по всему, форму вы конечно потеряли, но не стоит пытаться восстановиться за неделю, ни к чему хорошему это не приведёт. Вы чудом себе хребет не сломали, так что будьте осторожнее. — врач вежливо кивнул и покинул палату, прикрыв за собой дверь.

Ложусь на заправленную кровать и прикрываю глаза, обдумывая слова единорога. Второй вариант отпадает сразу, не хочется мне терять ещё больше, чем уже отрезали. Первый пока вполне симпатичен, просто оставить всё как есть и не обращать внимания. Протезы же...расправляю крыло и некоторое время рассматриваю, пытаясь представить результат. Не хочу, не лежит душа к такому. Время подумать ещё есть тем не менее, так что нужно старательно взвесить все за и против. Почему-то стало немного страшно.

Я стояла под небом, полным холодных и злых звёзд.

Потом звёзды медленно собрались в хоровод, кружась над моей головой.

Вся вселенная смотрит на меня, и я чувствую этот страшный, пронизывающий душу взгляд.

Звёздный хоровод и огромное, бесконечно-чёрное небо вокруг.

Бесконечно-чёрная вселенная.

А через несколько мгновений звёзды упали прямо на меня, обжигая холодом.

Я закричала, не в силах двинуться с места и даже отвести взгляд, пока они не выжгли мне глаза.

Проснулась с бешено колотящимся сердцем. За окном, судя по всему, только начинался рассвет. Заснуть бы я точно не смогла и, забравшись в ванну, подставила лицо под ледяную струю воды, приводя мысли в порядок. Вскоре страх спрятался обратно, в самые глубины души.

— Думаю пока меня устраивает первый из предложенных вами вариантов, — Чейни обратилась к врачу, заканчивавшему осмотр. — Возможно в дальнейшем решение поменяется, но пока я бы не хотела...

— Хорошо, пусть так, — единорог кивнул, — Я назначу необходимые процедуры и медикаменты для скорейшего выздоровления. Рекомендации уже дал ранее. Так же необходимо будет посетить пару обследований, дня через три.

Вскоре медик меня покинул, поспешив похоже к другим пациентам, а я остановилась перед зеркалом и, расправив крылья, легонько ими взмахнула. Было почти не больно. Вот и славненько, а теперь пора прогуляться. Вчера, обследуя территорию госпиталя, удалось обнаружить небольшой стадион. К нему я и направилась.

Не слишком популярное место похоже, большинство пони предпочли греться под солнышком на лавочках в парке. Впрочем, учитывая, что сюда обычно попадали тяжелораненые, не удивительно. Мысленно поблагодарила судьбу и рысью пробежала пару кругов, постепенно ускоряя темп. Пока пожалуй единственное упражнение, на котором стоит сфокусироваться — бег. Через пару дней попробую выполнить стандартный комплекс, но пока чувствую, что ничего кроме боли это не принесёт. Продолжаю скакать, развив довольно неплохую скорость и отсчитывая круги, на сегодня пожалуй не более пятидесяти, для разминки. Длина каждого круга похоже километр, так что вполне подойдёт.

На двадцатом круге замечаю, что ко мне присоединяется какой-то пегас, который, впрочем, не приближается, держа такую же скорость шагах в двадцати позади. Может быть тут становится более оживлённо к вечеру? Впрочем, страдать из-за отсутствия компании не буду, делом заниматься, а не развлекаться пришла.

На последнем круге значительно замедляюсь, некоторое время прислушиваюсь к своим ощущениям. Ноги слегка побаливают, завтра похоже будет расплата за эту небольшую тренировку. Не привыкать, переживу. Шагом направляюсь к своему корпусу, поглядывая на прочих пони, находящихся на улице. Складывается ощущение стабильности в жизни, ну что тут может произойти...

Бегаю каждый день, увеличивая расстояние, потихоньку начала выполнять другие упражнения, разрабатывая мышцы. Всё же, что бы врач не говорил, хочется скорее восстановить форму, ненавижу чувствовать себя слабой. Много сплю, тут нет побудки на заре, к счастью. Ем, моюсь, иногда лежу на скамейке в парке. Врач теперь навещает раз в два дня. Периодически посещаю назначенные процедуры, которых, впрочем, немного. Втягиваюсь в этот неторопливый ритм жизни. Один и тот же кошмар каждую ночь тоже становится вполне обыденным, даже научилась засыпать обратно. Поговорить, к сожалению, совершенно не с кем, так и не решилась завести знакомство с прочими пациентами, но без этого можно жить. За прошедшую неделю похоже набрала свой прежний вес, больше не напоминаю скелет, обтянутый кожей. Новая шёрстка уже закрыла почти все шрамы. Остаётся жить да радоваться.

-НЕТ! -Чейни вылетела из кабинета, судя по всему испытывая весьма бурные эмоции и захлопнула за собой дверь, щёки пылают алым цветом.

Уффф, оглядываюсь по сторонам, тяжело дыша и пытаясь успокоиться, к счастью, в коридоре никого больше нет. Кипя от гнева и стыда, быстрым шагом спускаюсь на пару этажей и захожу в свою палату. Произошедшее было весьма унизительно, хотя похоже я воспринимаю слишком близко к сердцу. Какое ей вообще дело, когда...Гррр! Нет, всё, хватит об этом думать. Главное, что всё в порядке, в чём эта единорожка меня и заверила, правда в каких выражениях. Чувствую, что опять краснею. Сразу вспоминается врач-единорог из форта, небось тоже был гинекологом, отсюда и идиотский юмор. Всё, отдышусь и на улицу, бегать. Лучший выход для эмоций, надеюсь, это было единственное обследование подобного плана. Лишь бы не добавились новые штрихи к уже мучающему меня кошмару.

Сегодня, после разговора с врачом, с некоторым трудом натянула на себя парадную форму самостоятельно. Скоро закончится время моего пребывания в этом госпитале, нет больше ни малейшего смысла держать меня тут. До полного восстановления ещё с месяц, летать так вообще неизвестно когда, но тут вопрос только во времени, дозы медикаментов уже сократили до минимума.

На душе радостно, госпиталь в итоге всё же несколько скучноват, пусть я и почти привыкла к такой жизни. Но есть ещё некоторые неоплаченные долги, да и Столица, до которой всего-ничего, манит. Так что верчусь перед зеркалом, тщательно осматривая униформу и поправляя кепи, по которому любой военный сразу узнает горного стрелка, даже не взглянув на шевроны. Мы, кажется, единственные, кому они положены по уставу и как полевая, и как парадная форма одежды.

Правда цвета различаются, новая и почти не ношеная — чёрного, в отличие от нежно мною любимой — серой, в которой я, как говорится, прошла огонь и воду. Но парадка чудо как красиво на мне сидит, не могу удержаться от улыбки. Резко контрастирует с белым цветом шёрстки, в ней я кажется даже выше выгляжу. Осталось немного отгладить, всё же, учитывая сколько времени форма провела в моём вещмешке...Так, попробую выпросить у медсестры утюг, наверняка же есть.

Последний день в госпитале проходит по тому же распорядку. Кошмар, резкое пробуждение, голову под холодную струю воды, слушая бешеный стук сердца, опять в кровать и дремать до завтрака. После еды в парк, погреться на скамейке под весенним солнышком часок. Затем на стадион, размяться простейшими упражнениями и, конечно, бег. В этот раз замахнулась на две сотни кругов и, с некоторым трудом, справляюсь с поставленной задачей, хотя последние два десятка уже едва переставляю ноги. Обед в палате, отдых, последний раз забираюсь в ванну и провожу в ней пару часов, вот по чему я буду скучать совершенно точно. Перед сном заходит Йорген, последний осмотр, рекомендации, выдаёт несколько коробок с лекарствами, которые мне следует пить.

Скупо прощаемся, утром я покину это место сразу после завтрака. Раздеваюсь и забираюсь в кровать в приподнятом настроении, уверена, всё будет хорошо.

Звёзды опять выжигают мне глаза. Резкое пробуждение, холодная вода, кровать...

Облачаюсь в парадное, завтракаю, собираю вещи и покидаю госпиталь, забрав в регистратуре необходимые документы. Некоторое время стою за воротами, мысленно прощаясь с пожалуй самым тихим и спокойным местом за всю свою жизнь. Рысцой направляюсь к станции, до ближайшего поезда, на котором я и планирую попасть в Столицу, ещё полчаса.

Немного страшно.