Автор рисунка: MurDareik
Акт третий Акт пятый. Мне чужда Доброта

Акт четвёртый. Щедрость и Предвестник

— А вот теперь, Харбинджер, тебе придётся всё нам рассказать, — сурово произнесла Твайлайт. Человек растерянно посмотрел на аликорна, скользнул по приходящей в себя Рэрити, затем перевёл беспомощный взгляд на стоявшую немного поодаль Луну и, не найдя поддержки в её взгляде, глубоко вздохнул.

— Ладно. Я вам кое-что расскажу. Но не всё. И не надо так на меня смотреть! У меня самого связаны руки!

***

Днём ранее…

— Называй меня Тезерон. Я – Игрок.

— Да я уже догадался, — кивнул я. – Ты ведь всё это подстроил, верно? Ловушка…

— Нет, ловушку ставил не я, — покачал головой единорог. – И в действие её привёл кое-кто другой. И сейчас не время говорить об этом. Сейчас мы с тобой поговорим о твоём задании.

— Ну класс! – вскричал я. – Такое ощущение, что о моём задании знают все, кроме меня! Хоть кто-то мне собирается прямо сказать, что мне делать?

— Да, собирается, и он прямо перед тобой, — проворчал Тезерон. – И всё же я попрошу выслушать тебя до конца.

— Ведь то, что ты скажешь – супер-важная тайна? – не преминул съязвить я.

— Нет, это вовсе не тайна, — пожал плечами Тезерон. – Но определённую важность имеет. Итак, слушай. Ты ведь уже наверняка знаешь про Выплески, так ведь? Не могла Никс тебе этого не рассказывать. Так вот, каждый из этих Выплесков – нацеленный. И нацелен он именно на носителей Элементов. Этот мир уже знавал подобное, и доказательство этому – книга в твоих руках.

— То есть ты хочешь сказать, что здесь есть информация о всех прошлых Выплесках? – поражённо воскликнул я.

— Именно. Что интересно, все они были нацелены именно на носителей Элементов, но никогда не имели такой мощи. Поэтому ты и получаешь за каждое спасение Элемента соответствующий Антиэлемент.

— То есть я должен собрать все Элементы Дизгармонии? – подытожил я.

— Неверно, — покачал головой единорог. – Не Элементы Дизгармонии, а Антиэлементы Гармонии. Извини, терминологию придумывал не я. Впрочем, могу объяснить, почему это не одно и то же. Помнишь случай с той же Рейнбоу Дэш? Опиши всё произошедшее.

— Я сказал ей, что она не должна предавать своих друзей, даже если положение безвыходное, — задумчиво сказал я.

— Да, и это вернуло её к жизни, — продолжил Тезерон. – А теперь вспомни случай с Дискордом. Сравни её поведение. Это не одно и то же. Элемент Дизгармонии – предательство, а Антиэлемент Гармонии – безысходность.

— Так, а вот теперь поподробнее про все Антиэлементы, — взволнованно сказал я. – Похоже, я начал понимать, как возвращать к жизни носителей Элементов.

— Да пожалуйста, — усмехнулся Игрок. – Честность – Иллюзия, Смех – Скорбь, Щедрость – Спонтанность, Доброта – Реализм и, наконец, Магия – Ярость.

— Не вижу логики… — растерянно произнёс я.

— А где логика в связке Верность – Безысходность? – наклонил голову вбок Тезерон. – Прямой логики нет, разве что намёк на неё в связке Смех – Скорбь, и то не совсем всё просто. Связь между Элементом и Антиэлементом гораздо сложнее, чем между Гармонией и Дизгармонией.

— Зато зная природу Антиэлемента можно определить, как действовать с Элементом, не обнаруживая связь, — хмыкнул я.

— А вот и нет, — хмыкнул единорог в ответ. – Чтобы полностью использовать силу пробуждения, нужно найти связь. И порой тебе придётся делать это по ходу пробуждения.

— Так, если коротко, моя задача – добыть Антиэлементы?

— Верно, — кивнул Тезерон. – И я помогу тебе по мере сил. Однако не всё так просто.

— Что ещё? – я поёжился. Снова какая-то бяка, так?

— Мы с тобой заключим небольшую сделку. Договор. Я помогу тебе, а через некоторое время ты выполнишь мою просьбу. Идёт?

— Что за просьба и что за помощь? – насторожился я. – Я не буду заключать сделку, не зная подробностей.

— Ты не в том положении, чтобы диктовать условия, Курьер, — холодно ответил Тезерон. – Если до заката ты не свяжешься с Никс, боюсь, она обратится за помощью к Совету Избранных. А из-за накала обстановки они не станут разбираться и отправят оба мира в корзину.

— Оба?

— Твой и этот, — невозмутимо произнёс Тезерон. – Факт присутствия Игрока здесь Наблюдателю известен, но то, что этот Игрок – я, он не знает. И до определённого момента ему лучше об этом не знать.

— А ну-ка стоп, — завопил я. – Два мира под угрозой – и ты так спокойно об этом говоришь?

— А что в этом такого? – да у этого гадёныша просто стальные нервы!

— Да то что это всего-навсего ДВА ГРЁБАННЫХ МИРА!!!

— Держи себя в руках, парень, — нет, серьёзно, приз за невозмутимость достаётся этому единорогу!

– Нас могут услышать, а ведь мы этого не хотим, верно?

— Да мне наср…

— Заткнулся, — раздражённо бросил Тезерон. Я продолжил двигать губами и напрягать свои голосовые связки, но без толку. Я не издавал ни единого звука. Через пару минут он снял заклинание и услышал примерно следующее:

— … твою семью вплоть до четвёртого колена!!!

— Насыщенная жизнь, оказывается, была у тебя с моими предками, — засмеялся Тезерон.

— А то! Подробности рассказать?

— Нет, не надо, я уже понял, что тебя злить не стоит, — смех всё продолжался, оказывая на меня умиротворяющее воздействие. Успокоились мы одновременно: он от смеха, я от злости.

— Так что за помощь и что за просьба, ты так и не сказал, — напомнил я.

— Помощь – магическое развитие, — на этот раз он ответил. – А вот просьба пусть останется в тайне.

— Какое ещё нахрен магическое развитие? – удивился я. – Из меня маг как из ежа балерина!

— Ах, тебе не рассказали об этой мелкой детали, верно? – улыбнулся единорог. – Каждый Избранный имеет связь со своим миром и связан с ним определёнными законами – так гласит один из межмировых законов. Наглая ложь, призванная сдерживать Избранных от внезапных порывов ярости. На деле каждый Избранный может применять силы всех миров, но проявляет в основном силы знакомых ему миров. И применяет их в исключительных случаях. Но везде есть исключения, и такие исключения – это мы, Игроки. Нам начхать на все законы межмирового сообщества, и считаемся мы только с непосредственными указаниями Совета.

— То есть я смогу использовать магию этого мира? — с надеждой спросил я.

— Угу, только нелегально, — кивнул он. – Если что, в некоторых случаях я смогу взять на себя ответственность за произошедшее, но будь осторожен, прикрывать тебя всё время я не смогу.

— И как же мне использовать магию? – эх, блин, студент-недоучка – великий маг всея Эквестрии. О чём я думаю своей тупорылой башкой?

— Так мы заключаем сделку? – хитро улыбается Тезерон.

— Эх… — махнул я рукой. – Была не была! Всё равно мне сейчас тяжко будет, так хоть полегче…

— Не боись, — Тезерон хлопнул меня по спине. – Уничтожать мир я тебя не заставлю.

***

Четыре часа назад.

Так, «Легенды времён Раскола». Что же я взял такое? Тезерон, конечно, сказал, что там что-то про прошлые Выплески, но поподробнее узнать бы не мешало. Моя дорога лежала мимо фермы «Сладкое яблоко» от Вечнодикого Леса. Я достал интересующую меня книгу, подобрал с земли чудом незамеченное никем яблоко и, жуя, начал читать.

За всю историю существования Эквестрии было пять явлений, необъяснённые до сих пор, но периодически повторяющихся. Первое – Губительный Дождь. Капли этого дождя заставляют на время отмирать клетки растений. Влияние на животных – неизвестно. Влияние на пони – смертельное. Причина смерти – отказ центральной нервной системы. Второе явление – Магический Взрыв. Любое заклинание пони может быть прервано энергетическим разрывом непонятной природы. Влияние на растения и животных – нет. Влияние на единорогов — возможна потеря памяти. Влияние на пегасов и земнопони – смерть. Причина смерти – временный отказ пси-способностей для единорогов, отказ центральной нервной системы для пегасов и земных пони. Третье явление – Магическое Истощение. Любое заклинание может потребовать все магические силы единорога, вызывая сильнейшее истощение, вплоть до смерти. Влияния на животных, растения, пегасов и земнопони нет. Влияние на единорогов – полное выжигание магической энергии, возможна смерть. Причина смерти – выжигание жизненной энергии вслед за магической. Четвёртое явление – Паралитический Разряд. Появляющаяся из ниоткуда молния, поражающая случайную цель. Влияние на все живые организмы – паралич, в редких случаях немедленная смерть. Причина смерти – отказ нервной системы. Пятое явление – Воздушный Удар. Внезапное уплотнение воздуха, вызывающее удушье. Проявляется в основном на небольших высотах. Влияние на живых существ – потеря сознания, возможна смерть вследствие падения с высоты.

Едва надкушенное яблоко упало на землю, да так и осталось там, позабытое всеми. Это не легенды, чёрт побери! Я вновь посмотрел на название книги. Какие к чёрту легенды? Это совсем на них не похоже! Впрочем, следующая фраза многое объясняла:

Именно на основании этих явлений и составлены многие из легенд времён Раскола.

Ага, а Раскол, если я правильно понял, это тот период, когда все виды пони враждовали между собой. Тогда единороги, пегасы и земнопони были разделены, и Гармония пала. Похоже на попытку избавиться от этого мира… Необъяснимые явления, да? А что если они необъяснимы лишь с точки зрения Эквестрии, но обыденны для какого-то другого мира? Например, Паралитический Разряд чем-то напомнил шаровую молнию. Её природа неясна даже в моём мире, а эффект может быть различным, даже тот же паралич. Нужную мне информацию я нашёл, а сами легенды как-нибудь на досуге почитаю. Ибо времени мало, а сделать надо много.

Хм, а вот это интересно… Наликрис встретилась с Колд Скаем, и они начали о чём-то беседовать. Ну как беседовать… Со скоростью около слова в минуту… Наликрис, видимо, пыталась подобрать слова. Я перемахнул через забор и спрятался за деревом поближе.

— В общем… Я должна тебе кое в чём признаться.

— Да я уже догадываюсь, — голос Колд Ская скорее весёлый, чем серьёзный. – Я знаю, почему ты говоришь как единорог.

— Да? – неуверенно спросила перевёртыш.

— Ну конечно! Если ты знала, где находится библиотека в Замке Двух Сестёр, то ты просто зануда, которая любит читать книги! – засмеялся пегас. – А там можно многого начитаться. Ну и нюх на магические выплески тоже.

На пару секунд наступила тишина, а затем обиженный крик Наликрис:

— Я не зануда!

— А вот и зануда! – весело ответил Колд Скай.

— А вот и нет!

— А вот и да!

— Ну ладно тебе! Ты бы сказал, что я зануда?

— По внешнему виду – нет, но вообще – да, ты зануда.

— Ах ты…

Смех пегаса постепенно стих, как и возмущённые вопли чейнджлинга, и я мог спокойно выкатиться из-за дерева, не опасаясь быть замеченным. Наликрис – зануда? Серьёзно? Да он на нашей лекции по экологии не был! Вот там уж точно занудство так занудство!

***

Три часа назад

Увидев вдали разыскивающую меня Инсэйн, я тут же спрятался за домом. Вот чего мне сейчас не хватало, так это встречи с разъярённой единорожкой! Она же на мне живого места не оставит! Кстати об этом. Не знаю когда именно, но мой иммунитет на магию почти перестал действовать. Возможно, сказывается бытность Курьером, не принадлежащим ни одному миру как таковому, а может, просто истекает срок заклинания, наложенного когда-то… Не уверен. Но теперь меня вполне могут удержать магией. Уже на себе испытывал.

— Харбинджер? – От голоса кобылки рядом я чуть не улетел на облако, но потом увидел, кто именно ко мне подошёл.

— А, привет, Лиф, — бросил я, выглядывая из-за угла. То ли Инсэйн что-то заподозрила, то ли просто так остановилась и смотрит по сторонам. Только бы не нашла!

— Ты чего это от Инсэйн прячешься? – весело спросила она.

— Поссорились, — соврал я, — и мне пока лучше ей на глаза не попадаться.

— ХАРБИНДЖЕР!!! – Громогласный крик единорожки ясно свидетельствовал о том, что меня обнаружили. Чертыхнувшись, я начертил в воздухе символ телепортации, который перенёс меня…

— Да какого ж хрена?!? – Я стоял на одной улице с Инсэйн, на пять метров позади. Единорожка моментально обернулась и, злобно скалясь, начала что-то колдовать. Нет, спасибо, сегодня я не хочу быть испепелённым! Я развернулся и побежал зигзагами.

— Стой, гад! – кричала преследовательница, но безуспешно. Тут я услышал стук копыт. А ведь она вполне может меня догнать, только если не… Я протянул руки вверх, схватился за вывеску и прыгнул, отпустив руки в полёте. Вовремя! Инсэйн пробежала как раз надо мной. А теперь с небольшой магической помощью ухватимся за крышу и…

— Попался! – А тебе-то чего, Рейнбоу? Пегаска схватила меня копытом за ногу и пыталась стащить с крыши. Делать нечего, придётся вновь рискнуть. Отпускаю руки и вновь быстро черчу символ телепортации. На этот раз всё выходит более успешно, и я оказываюсь прямо над озером. Почему не полностью успешно? Ну, потому что я завис в воздухе.

— Эй, Деши, — задорно спросил я, — а может отпустишь?

Вместо ответа я почувствовал, что меня больше ничего не удерживает. Вся округа была оглашена громким криком «Бомбочка!» и не менее громким «бултых». И только я понадеялся, что мне больше ничто не угрожает, как я вспомнил пару печальных моментов. Пожалуй, список этих моментов лишним не будет.
1. Книга, одна штука. Эх, прощайте, легенды…
2. Фонарик, столько же. А ведь он только недавно зарядился от Выплеска…
3. Одежда. Как ни крути, а плавать в ней неудобно.

Спасибо что сумку с книгой Дискорда, блокнот и Антиэлементы оставил в Лесу! Хоть их вода пощадит! Но не думаю, что мне это сильно поможет. Утопленнику вещи без надобности. Попытки всплыть, как я и думал, оказались тщетными. Когда я додумался отпустить уже бесполезную книгу, силы были на исходе. Хватило только на то, чтобы прощально булькнуть. Прощайте…

***

Два часа назад

Откашлявшись, я огляделся. Собственно, особенно ничего не изменилось. Рейнбоу теперь выглядела немного виноватой, а Луна и Наликрис о чём-то мирно беседовали. Стоп. Наликрис в своём обычном виде? Что-то новенькое… Однако как только они все услышали мой кашель, они сразу же повернулись ко мне.

— Прости меня, Хар… — начала было извиняться Рейнбоу, но я поднял ладонь вверх.

— Не стоит. Я бы на твоём месте сделал бы то же самое. Ты ещё пожалеешь об этих своих словах.

— Что ты имеешь ввиду? – прищурилась Луна.

— Позже, у меня мало времени, — ответил я и сел. – Потом я обязательно вам всё расскажу. А пока я тут сижу… Какого лешего Наликрис в своей обычной форме?

— Ну, Луна уже давно об этом знает, — пожала плечами перевёртыш, — а Рейнбоу поклялась Пинки-клятвой, что никому не проболтается. Хотя, знаешь, сначала было ощущение, что она готова плюнуть на клятву…

— Хех, да, — усмехнулась пегаска. – Ну я ж не знала, что вы не готовите следующую атаку на Эквестрию.

— А то и не была атака на Эквестрию, — спокойно ответила Наликрис. – Это был всего лишь штурм Кантерлота во время одного из крупнейших праздничных событий. Маленький набег, скажем так.

— Маленький? – ужаснулась Рейнбоу.

— Ты серьёзно думала, что мы начнём захват всей Эквестрии с её центра, со столицы? – засмеялась чейнджлинг. – Тогда ты очень плохого мнения о нас…

Я взглянул на часы. Собственно, сейчас это было единственной работающей вещью, да и вообще вещью, которая у меня была. Два часа дня. Замечательно, время пока ещё есть!

— Но времени мало, — закончил я свою мысль вслух. – Спасибо вам большое, я побежал, мне ещё в Лес заскочить надо. – Я вскочил на ноги и помчался в сторону Леса.

— Стой! – услышал я голос позади себя. Нет, нет, нет, вы уже должны были осознать, что меня останавливать бесполезно… А тем более после яростного крика Инсэйн, заставившего припустить меня ещё быстрее.

Минут через десять я был на границе Вечнодикого Леса. Взгляд быстро пробежал по деревьям, выискивая дом Шэдоушейпа. Ага, вот же он! Метров пятьсот ещё бежать. Не поймала бы меня Инсэйн… Да вон и Рейнбоу снова за мной летит. Хотя нет, она поравнялась с единорожкой и начала ей что-то втолковывать. Судя по мотанию головы Инсэйн, договориться им не суждено. Тем временем я уже подбежал к дому и, оббежав его, впрыгнул в окно. А вот теперь – фокус! Вырываем листок из блокнота и телепортируем его в Понивилль. И тишина… Звук копыт стих, а следом и хлопки крыльев.

— Странно, — произнесла Рейнбоу, — он был здесь…

— Да ничего странного! – выпалила Инсэйн. – Телепортировался! Я чувствую магию! Обратно!

Вновь стук копыт, хлопки крыльев – и вскоре всё стихло. Для верности я подождал ещё минуты две и выглянул наружу.

— Ловко, — присвистнула Наликрис в обличье Торнадо откуда-то сверху. – Я уж было поверила…

— А ты разве не была в убежище Шэдоу? – удивился я. Она покачала головой. – Ну, теперь будешь. Добро пожаловать!

— Да уж, — грустно усмехнулась чейнджлинг. – Он в ближайшее время точно будет не против.

Перевёртыш влетела в распахнутое окно. Собственно, это я уговорил Шэдоушейпа открыть окно перед побегом. Как знал, как знал…

— А у него определённо есть вкус! – заметила Наликрис. Ну, кому как… Хотя мне такой стиль тоже нравится. Весь домик состоял из одной маленькой комнатки, выполненной в тёмно-зелёных тонах. Было видно, что убежище строилось с целью привлечь как можно меньше внимания, потому что если бы кто-то даже случайно увидел открытое окно, то подумал бы, что это всего лишь причудливая игра теней. Однако при детальном рассмотрении можно было рассмотреть все черты жилья подданного королевы Кризалис. Основной материал украшений – малахит, месторождений которого в Эквестрии почти нет, да и чёрно-зелёные ткани в моде в основном у чейнджлингов. Довершало картину полотнище в пол-стены с изображением родового герба королевы перевёртышей.

— Ну, особо в первый раз внимания не обратил, — не стал увиливать я, — но мне нравится. Честно. Так, а вот и то, зачем я сюда пришёл…

Подхватив сумку и водрузив к себе на плечо, я присел на кровать и посмотрел на Наликрис. Та в свою очередь смотрела на меня. В таком положении мы просидели минут пять.

— Вспомнила! – хлопнула перевёртыш себя копытом по лбу. – Я же должна была передать тебе книгу!

— Книгу? С чего бы это вдруг Кризалис мне книги шлёт?

— Не шлёт, — улыбнулась Наликрис. – Ты же сам мне её отдал, помнишь?

Мне в руки легла «История Эквестрии, том 1». Забавно, всего три дня прошло, а я уже и не помню, почему оказался тогда в Замке Двух Сестёр…

— Спасибо, Наликрис, — я протянул руку и обнял её. – Ты осталась моим единственным союзником в этом мире. Впрочем, и это ненадолго…

— Что ты задумал? – встревожено спросила она.

— Кое-что невероятно опасное, — грустно улыбнулся я, — но в тот же момент единственно верное действие в моём случае.

— Один лишь обернулся, ведь враг у нас другой… — печально произнесла Наликрис. Меня словно шибануло током. – Удачи, Харбинджер!

Я лишь кивнул. Голова лихорадочно соображала. Откуда я это знаю? Откуда? Откуда?

***

Пятнадцать минут назад.

— Здравствуй, Рэрити, — поклонился я. – Позволь поинтересоваться, по какому делу к Твайлайт?

— О, привет, Харбинджер, — единорожка немного удивилась, увидев меня, но тем не менее ответила. – Да так, просто поболтать зашла.

— А я тут вот, стою, жду…

— Чего ждёшь? – Упс! «Случайно» выроненный блокнот. Рэрити тут же подняла его. Внезапно выражение её лица сменилось на испуганное, и она постаралась отменить своё заклинание.

— Не старайся, — отстранённым голосом ответил я. Она с ужасом посмотрела на меня. – Магическое Истощение. Прости.

Я действительно ничего не мог сделать. Рэрити медленно осела на пол, затем так же медленно закрыла глаза. Наконец телекинетическое облачко исчезло, и я подобрал блокнот.

— И даже он не знает,

Во благо иль во вред

Он беды все исправит,

Оставив в мире след.

Хороший друг не будет

Твердить: «Что за нелепость!»

Окажет помощь людям -
Вот истинная Щедрость!

А каким чёртом тут затесались люди? Да уж, текст заклинания не из этого мира… Но тем не менее

оно так же замечательно сработало, как и все предыдущие.

***

Итак, мир иллюзий Рэрити. Но что-то отличается от остальных. Место действия – не Эквестрия! Мы просто летим меж звёзд! И перед Рэрити стоит кто-то иллюзорный. Подождите… Так ведь это же я!

— Здравствуй, Рэрити, — улыбнулся он. – Прости за моё столь наглое вмешательство в твою голову…

— Харбинджер? – сурово произнесла она. – Тебе мало моей магии? Чего ещё ты от меня хочешь?

— Что ж, всё просто, — что-то в «моём» голосе было неправильно. Какая-то тайная угроза исходила от моего двойника. И самым странным было то, что я никак вмешаться в происходящее не мог. – Я получил не всю твою магию. А мне нужна вся. Но, пожалуйста, выслушай меня.

Рэрити оценивающе посмотрела на иллюзию, затем недоверчиво хмыкнула, но всё же села.

— Вашему миру угрожает опасность, — двойник посерьёзнел. – Спасти его могу только я. Но мне не хватает сил для задуманного. Каждая капля магии важна для моего заклинания, которое оградит Эквестрию от опасности.

— Но ведь это бред! – закричал я. Двойник лишь злобно зыркнул на меня, заставляя все мои слова уйти в никуда. Рэрити даже не обернулась. Чёрт, её иллюзия – одна из сильнейших!

— Могу заверить, что ты не первая, у кого я позаимствую магию, но мне всё время чего-то не хватало. И я, кажется, догадываюсь, чего. Сам Элемент Щедрости напитывает тебя энергией. Прояви же ко мне такую же щедрость, отдай мне свою магию!

Единорожка задумалась. А вот этого я не ждал! На этот раз мои слова бессильны! А такой намёк на Элемент… Она же погибнет от своей иллюзорной Щедрости! Я вырвал листок из блокнота и быстро написал следующее:

«Иногда Щедрость кажется такой простой, не так ли? Отдай магию – и всё будет хорошо. Но спонтанность – враг щедрости. Порой спонтанные решения оказываются наименее щедрыми из всех возможных. Помни это.»

Комкаю бумажку и кидаю вперёд Рэрити. Та замечает записку и разворачивает своей магией. Мой двойник заметно занервничал и посмотрел на меня испепеляющим взглядом. Смотри, смотри, мне уже всё равно. Я свою часть выполнил, остальное должна сделать она сама.

— Но если Элемент Щедрости такой мощный, — осторожно начала Рэрити, — то какой же силой обладают все шесть элементов?

— Эммм… — Иллюзия явно растерялась. Впрочем, неудивительно, учитывая состояние её хозяйки.

— Тогда зачем тебе моя магия? Ты вполне можешь обойтись своими силами, либо предоставить всё Элементам Гармонии, и они со всем справятся. Ведь так?

— Ну, так… — разочарованно вздохнул двойник.

— В таком случае, Харбинджер, — я вновь вздрогнул, услышав своё имя, — наиболее щедрым даром будет твой дар. Верни мне мою магию.

Иллюзия одарила единорожку долгим печальным взглядом, а затем рассыпалась прахом. Рэрити победно улыбнулась.

— Рэрити? – А откуда тут голос Твайлайт? – Рэрити! С ней всё в порядке?

— Да здесь и Харбинджер! – Вот же твою налево! Вовремя пришли принцессы, ничего не скажешь!

***

Пробуждение было не из приятных. Подвешенный в воздухе, держащий блокнот в одной руке и пробирку в другой, я попытался улыбнуться взбешённой Твайлайт Спаркл. Вышло криво.

— Это уже не смешно, Харбинджер! – вскричала она. – Каждый раз, когда происходило что-то с моими подругами, рядом находились ты и Инсэйн. Три случая! И вот он четвёртый, Инсэйн рядом нет! Ты ведь понимаешь, что это значит?

— Э-э-э, я неудачник? – предположил, улыбнувшись, я.

— Нет, Харбинджер, — мрачно проговорила Луна. – Время шуток и любезностей прошло. Я прекрасно помню твои рассказы о своём мире, а также о снах. И что-то во всём этом не стыкуется.

— А вот теперь, Харбинджер… — грозно произнесла Твайлайт.