Автор рисунка: Siansaar
Акт четвёртый. Щедрость и Предвестник Акт шестой. Я – Антимагии Предвестник!

Акт пятый. Мне чужда Доброта

И вот уже мой рассказ подходил к концу… Но в этот же момент ворвались ещё семь действующих лиц. Восьмое лицо не ворвалось в силу своего характера, оно просто появилось за семью другими.

— Что случилось? – обернулась Твайлайт, не выпуская меня из захвата.

— Ещё один случай за сегодня, — сквозь зубы процедила Рейнбоу. – Ну, Харбинджер…

— А я предупреждал, — я бы пожал плечами, но мне схватили ещё сильнее, чем раньше.

Ещё один? – Твайлайт посмотрела на меня ещё более разъярённым взглядом.

— Аг-гась, — ответила Эпплджек. – Утром сёдня он к Флатти приходил. Та же фигня.

— Как ты мог, Харбинджер? – чуть не плача спросила Лиф Виспер.

— Отдайте его мне, — злобно проговорила Инсэйн, — и он пожалеет, что попал сюда.

Молчали лишь Наликрис-Торнадо и Колд Скай, ибо они знали о происходящем, Пинки Пай, потому что она единственная рассказавшая истину о своём сне, Рэрити, которая так до сих пор не пришла в себя, и Флаттершай, ну, в целом потому, что она Флаттершай. А что мне оставалось делать? Я вздохнул и продолжил свой рассказ.

***

Девять часов назад

Я вышел из дома Инсэйн и осмотрелся. Да уж, место выбрано явно не в моём вкусе. Мне не очень нравятся людные районы. Впрочем, людей я здесь так и не заметил, но всё же. Приветственно помахала мне копытом бирюзовая единорожка, Лира, если мне память не изменяет. Я усмехнулся и поднял ладонь. Нет, всё-таки хорошо, когда на улицах тебя узнают, плохо, когда пялятся или ржут с тебя во весь голос.

О, а вот и ещё один знакомый! Я тут же направился к нему.

— Привет, Прокс! – поздоровался я. Шэдоушейп дёрнулся, услышав голос, но, увидев меня, успокоился.

— И тебе доброе утро, Харбинджер! Что же привело тебя ко мне в такую рань?

— Да ладно тебе, рань, — отмахнулся я. – Всего-то семь часов утра.

— Ты, может, и привык так рано вставать, — чейнджлинг зевнул, — но меня нагло разбудили и сказали направляться сюда. Мол, произойдёт нечто невероятно важное.

— Да, например, встреча, — голос Тезерона был немного неожиданным, так что подпрыгнули мы оба.

— И зачем нам надо было встретиться? – тут же спросил я.

— Нам нужно будет пробраться в секретную библиотеку Замка Двух Сестёр. Именно двоим, дезактивировать ловушку можно лишь стоя на месте, а там их две.

— Стоп, стоп, стоп, — помотал головой я. – То есть в замке три библиотеки?

— Да, — ответ я получил, как ни странно, от Шэдоушейпа. – Одна – общедоступная и две секретных. Обычно вторая секретная библиотека спрятана хуже, чем первая, но путь к ней преграждают смертельные ловушки.

— Я думал, этот мир менее жесток, — нахмурился я.

— Потому что то, что находится в той библиотеке, может уничтожить этот мир, если попадёт не в те копыта, — он посмотрел на меня встревоженным взглядом. – И мне бы не хотелось доставать ничего оттуда.

— Да, это всё верно, — кивнул Тезерон. – Но знание темнейшей магии может быть полезным, особенно если знать, как ей противостоять.

— Я так понимаю, идём мы втроём? – поинтересовался я.

— Боюсь, что нет, — мотнул головой Игрок. – Проходы будут для тебя слишком тесными, Харбинджер, поэтому третьим будет Колд Скай.

— Кто тут меня вспоминал? – вышел, зевая, упомянутый пегас. – Ах, Тизер… Ты не говорил, что с нами пойдёт Проксимат.

— Забыл, извини, — усмехнулся Тезерон. – Ну а тебе, Харбинджер, рекомендую пока спрятать вещи в надёжном месте.

— И встретимся там же, — кивнул я. – Прокс, как насчёт твоей хижины?

— Я до сих пор не понял, как ты нашёл мой дом, но… Эх, ладно, — махнул копытом чейнджлинг.

— Удачи! – я помахал рукой внешне обычной троице. Кстати, интересно, как бы отреагировал Шедоушейп на Тезерона и Колд Скай на обоих, в их истинном облике? И да, я ведь тоже не видел истинного обличья Игрока…

***

Восемь часов назад

Судя по всему, прогулка в лесной замок затянется. Почему бы мне не навестить, к примеру, Твайлайт? Собственно, эта мысль пришла мне в голову не сразу, и я успел некоторое время побездельничать. Рисунок Рейнбоу Дэш потихоньку приобретал всё более чёткие формы, и вскоре он уже будет готов к раскраске, если мне хватит времени. Вот только оживать в цвете моё творение будет уже в моём мире, здесь мне не хватает красок и даже карандашей.

Всю дорогу до волшебницы я думал. Да, я уже неоднократно убеждался, что мне это вредно, но ничего не могу с собой поделать! На этот раз я думал о том, каким же образом я предотвращаю войну между мирами. А может всё это зря? Может, мои старания бессмысленны или направлены в другую сторону? Пока не сделаю – не узнаю, а если ничего не буду делать… Неизвестность меня просто прикончит.

— Привет, Харбинджер! – Не мешайте думать. – Эй, Харбинджер? Ты здесь?

Откуда здесь тёмно-синее копыто? Пони такой расцветки я здесь вроде не видел, однако… О, здравствуй, Луна!

— Какими судьбами? – удивился я.

— Моей сестре, да и мне, собственно, очень интересно было бы узнать, что кроется за внезапными вспышками энергии. Ты случайно ничего об этом не знаешь?

— И да, Дарки, — что, блин? Как-как меня Твайлайт назвала? – Эта информация может быть невероятно важна для возвращения тебя в твой мир.

Я закашлялся. Нет, серьёзно, Дарки? Я чувствую себя маленьким злобным, но в то же время до ужаса милым существом, жаждущим вечной тьмы! Хотя, вполне возможно, что это месть за «Твай».

— Ну, кроме того, что я всегда попадаю в нужное место и в нужное время – пока ничего.

— Постарайся вспомнить, Харбинджер, — настойчиво произнесла Луна. – Ты ведь каждый раз знал, что делать, не так ли?

— Ну, не каждый, но знал, — не стал лгать я. Первый раз вышел действительно интуитивным. – Но то, что я знал, что делать, не значит, что я знаю, что происходит в целом, не так ли?

— Вполне логично, — согласилась Твайлайт, — но вдруг ты заметил что-нибудь необычное? Какая-то незначительная деталь, которая могла бы пролить свет на случившееся. Всё может быть важным.

Я призадумался. Вообще Губительный дождь чем-то был похож на кислотный дождь в моём мире, но вот полный эффект отличается… Да и действует он на органику в целом. Что произошло с Эпплджек, я не знал, ибо опоздал на сам Выплеск, поэтому мог лишь предполагать, что случилось. А предположений было мало, и ни одно не знакомо моему миру. Разве что солнечный удар, но это бред, Эпплджек ведь не снимает шляпу. А вот с Пинки Пай что-то очень знакомое. Шаровая молния? Возможно. Её эффект непредсказуем. Рассказать принцессам? Определённо. Если не это, то лучше не говорить ничего, а это уже будет подозрительным, мол, хоть что-нибудь я заметить и мог.

— В общем, я думаю, что молния, поразившая Пинки, была шаровой молнией. Такая фигня встречается в моём мире…

— То есть ты думаешь, что все произошедшие явления как-то связаны с твоим миром? – спросила Твайлайт.

— Ну, что-то вроде того, — неуверенно продолжил я, — но всё же не совсем. Губительный дождь тоже чем-то мне знаком… а вот что произошло с Эпплджек… задаюсь вопросом до сих пор.

— Хорошо, — кивнула Луна. – Если что-то вспомнишь, дай нам знать.

— Всенепременно, — поклонился я. – Удачи вам в ваших поисках!

А вот теперь время подумать над ситуацией. Итак, у нас есть принцессы, занимающиеся расследованием Выплесков. Наверняка они заметили две схожести в каждом случае, и первым делом пойдут опрашивать именно эти схожести. Как я оцениваю свой ответ? Средняя информативность, но всё мне рассказывать нельзя, пристанут ещё с межмировой теорией, в которой я и сам несильно подкован… И ни слова об Инсэйн. Надеюсь, она уже уехала… уехала… уехала. Как же. Размечтался. Вышеупомянутая единорожка вышла из-за угла и, заметив меня, приветливо помахала копытом.

— Ты что, решила не слушать меня? – пробормотал я. – Ты же только всё усложняешь…

***

Шесть часов назад

Я уже двадцать минут ждал в условленном месте. Не то, чтобы я жаловался… хотя да, я жалуюсь. Мне стало скучно. Десять минут назад я закончил делать набросок рисунка, и теперь за неимением красок был вынужден прекратить работу над ним. Моя грусть начала улетучиваться после появления в поле моего зрения уставшей троицы.

— Ничего не спрашивай, — прервал мои порывы Колд Скай. – Это было скучно.

— А уж мне как интересно, — в тон ему устало подхватил Шэдоушейп.

— А я виноват, что эта книга оказалась не на той полке? – возмутился Тезерон. – Скажите спасибо, что она ещё на том стеллаже оказалась…

— Да чтоб я ещё раз согласился тебе помогать, — ничего не выражающим голосом сказал Колд Скай. – О, так вот где, оказывается, твой дом! А чего он так скрыт?

— Стой! – закричал Шэдоушейп, но было поздно. Пегас уже толкнул дверь и увидел обстановку внутри дома. Чейнджлинг тут же упал на землю и обхватил голову копытами. Я отодвинул офигевшего пегаса с дороги и положил сумку у столика. Подумав, я вытащил оттуда «Легенды времён Раскола» и оставил так. Выйдя из дома, я не заметил никаких изменений. Разве что перевёртыш теперь следил за реакцией пегаса.

— Так, — севшим голосом произнёс Колд Скай, — то есть ты у нас чейнджлинг, Проксимат?

— Получается так, — тихо ответил Шэдоушейп, прижав уши.

— Что ж, тогда и я представлюсь полностью. – Пегас выпрямился и повернулся к перевёртышу. Его взгляд не сулил ничего доброго. – Колд Скай, лейтенант разведотряда «Рейнджеры Агиляр».

— Вот чёрт! – вскрикнул Шэдоушейп и тут же телепортировался в гущу леса.

— Чего это он? – нахмурился я.

— Небольшая историческая справка для приезжих, — поучительным голосом начал говорить Тезерон. – Отряд «Рейнджеры Агиляр» создавались специально для обнаружения чейнджлингов и пресечения их действий на территории Эквестрии. По большому счёту, контрразведка, нацеленная против перевёртышей.

— Абсолютно верно, — отчеканил пегас. – А теперь, прошу меня извинить, но я должен доложить о текущей ситуации той, кто может поймать лже-Проксимата.

Не успел я и глазом моргнуть, как Колд Скай взлетел и пулей помчался в сторону Понивилля. Да уж, он вполне может составить конкуренцию Рейнбоу. Тут же из тени деревьев вынырнул Шэдоушейп.

— Чёрт, плохо, очень плохо… Придётся мне отсюда валить. Только скажи, Харбинджер, ты позаботишься о Наликрис? Она теперь единственная разведчица чейнджлингов в Эквестрии.

— Постараюсь, — кивнул я. – И да, если запираешь дом, окно оставишь открытым?

Чейнджлинг кивнул, запер дом и взял низкий старт. А так действительно выгодно начинать полёт, скорость впечатляет! Моё внимание привлёк Тезерон:

— Ты это, книгу-то возьми. Зря старались, что ли?

Я взглянул на обложку. «Демонология»? Что, блин?

— Почитай, поймёшь, — пояснил Тезерон. – Ну, а теперь мне пора! Удачи! И постарайся не облажаться!

— Стой, что значит пора? – встревожился я. – Только не говори, что ты уходишь из игры!

— Не навсегда, — улыбнулся Игрок, — но моя роль выполнена. Дальше ты справишься без меня. До встречи, Харбинджер!

Вспышка – и вот я уже стою один, с одной-единственной книжкой по демонологии. Вдали я заметил летящего Колд Ская и бегущую… Инсэйн?

— Так вот кто у нас спец по чейнджлингам? – удивился я.

— Вроде того, — ответила единорожка на бегу. – Где он?

Я лишь махнул в сторону Леса.

— Скрылся в тенях. Между прочим, единственный из моих знакомых, способный сливаться с тенью, шанс найти его почти нулевой.

— То есть ты всё о нём знал и молчал? – вскричал пегас. – Мы ведь могли поймать его гораздо раньше!

— Нет, не могли, — холодно возразил я. – Я сделал бы всё ради его спасения. Он нам не враг.

— Если бы это было так, не создавали бы отряд «Рейнджеров Агиляр», — вздохнула Инсэйн. – Что ж, если всё так, как ты сказал… Я в тебе разочарована. Ты должен был знать, какая угроза исходит от перевёртышей.

Я кивнул и виновато поглядел в землю. Однако улучив момент, когда единорожка отвернулась, я сделал знак пегасу, чтобы он остался здесь. Вскоре Инсэйн вновь повернулась к нам.

— Хорошо, думаю, нам стоит осмотреть тут всё насчёт убежища чейнджлинга. Где оно, Харбинджер? Ты ведь говорил, что видел его.

— Да, насчёт этого… — замялся я.

— Думаю, мы вдвоём здесь справимся, — перехватил инициативу Колд Скай. – Спасибо за помощь, Инсэйн.

Та пожала плечами, сказала, что ничего не сделала, и ушла в Понивилль, периодически подозрительно на нас поглядывая.

— Говори, — сурово произнёс пегас. – Почему Инсэйн не стоит быть здесь во время нашего разговора?

— Потому что ей определённо не понравится это, — я достал из-за спины книгу. Пегас побледнел и сел на землю.

***

Пять часов назад

— Так, низшие демоны… Не, ради такого не полезли бы, — я читал оглавление и пытался догадаться, что же имел ввиду Тезерон. – Хм, одержимость… Признаки одержимости… Высшие демоны. Как думаешь, оно?

— Не знаю, я не читал о столь тёмной магии, — помотал головой Колд Скай. – По правде говоря, я вообще не читал про магию…

— Проехали, — прервал его я. – Давай выяснять, что ли…

Я раскрыл книгу на близкой к нужной странице. Всего пять листов… Но тут поднялся ветер и перенёс меня на десять страниц назад. Остановив перелистывающиеся листы рукой, я внезапно зацепился за весьма интересный отрывок.

— Слушай!

Сто лет назад произошло изгнание принцессы Луны. Селестия тут же сообщила о её помрачении рассудка, умолчав, однако, об одной весьма важной детали. В покоях ночной принцессы был обнаружен свиток призыва демона. Кто призвал демона – неизвестно, но одно известно точно: Луна была одержима демоном, и именно в этом причина её «сумасшествия». Демон, призванный заклинанием, Террифер, лорд Кошмаров – один из самых мощных демонов Эквестрии(см. Высшие демоны) Это один из самых известных случаев одержимости демоном.

— Вот так сюрприз, — присвистнул пегас.

— Ага, книга написана за сто лет после того, как замок был заброшен, — подхватил я. – Как она оказалась в замке?

Пегас посмотрел на меня как на умалишённого, затем махнул копытом и вновь сел, ожидая продолжения. Однако дальнейшая информация меня не интересовала. Поэтому несколько листов я перевернул, отыскивая взглядом то, ради чего мне мог дать книгу Тезерон, потому что это было явно не то. И я не ошибся! На 253-ей странице я нашёл следующее:

Террифер, лорд Кошмаров – один из квинты Высших демонов, второй по силе после Лестера, лорда Преображения. Единственный демон, жаждущий полного уничтожения Эквестрии, о чём свидетельствовали его попытки проникновения в этот мир. Первая его попытка закончилась созданием Тирека, вторая – приходом Вендиго, третья – изгнанием принцессы Луны. Основной источник его силы – страх, и чем больше страха в Эквестрии, тем его сильнее его влияние в этом мире. Заклятый враг Террифера – Феникс, дух Надежды. Поэтому если вы вздумаете призывать Террифера, попытайтесь иметь рядом с собой феникса, чтобы заставить демона подчиняться вам, а не наоборот, либо элементы Гармонии, чтобы изгнать демона из этого мира.

— Вот это уже лучше, — произнёс я. – Демон, пытающийся уничтожить Эквестрию… Это уже похоже на описание врага, противостоящего нам!

Внезапно раздался крик из глубины Леса:

— Помогите!

— Это же Скуталу! – Колд Скай тут же полетел на голос. Мне не оставалось ничего другого, кроме как последовать за ним.

***

Четыре часа назад

Погоня длилась уже полчаса. Всё дальше и дальше мы слышали голос Скуталу. Оглянувшись однажды назад, я заметил мелькнувшее позади голубое пятно, но во второй раз я мельком приметил оранжевую шёрстку. Показалось? Или всё же мы не единственные, кто услышал просьбу о помощи?

И всё же через несколько минут мы догнали похитителя, точнее, похитительницу. Ею оказалась мантикора. Эдакая двухметровая скотина, мордой лев, а задом скорпион. Выглядело сие чудо весьма недовольным. Оно и понятно, если вокруг меня кружился тёмно-синий вихрь, периодически наваливающий по щам, я бы тоже не светился счастьем, как и любой другой нормальный человек или пони.

— А – ну-ка – отпусти – её! – с каждым хлопком по морде зверя вихрь вещал голосом Торнадо. Вот только не всё было столь радужно, как она предполагала. Мантикора замахнулась хвостом и резко ударила.

— Торнадо! – вскричал Колд Скай и ринулся на помощь. Тем временем зверь обратил своё внимание на меня. Что ж, теперь мой черёд? Я осмотрел небольшую полянку, на которой мы дрались. Что ж, вон та палка неплохо подойдёт для…

— Послушайте, мистер! – Вот это да! А Флаттершай я вообще не заметил! – Отпусти её сейчас же!

Я посмотрел на пегаску. Взгляд сосредоточен, серьёзен. Да, в такие моменты мужества ей не занимать. Правда, была одна деталь, сильно меня настораживающая. Скопление магической энергии…

Додумать мне не дал слабый голос чейнджлинга:

— Прости, Колд Скай, я должна была рассказать тебе об этом сразу…

Слабое зеленоватое свечение тут же привлекло моё внимание. Из-за кустов показалась грива Колд Ская, видимо, чем-то невероятно сильно поражённого. Я в один миг оказался рядом с Наликрис. Разочарованно присвистнул. Дело плохо… На боку перевёртыша была небольшая ранка от жала мантикоры.

— Нет-нет-нет-нет! – я подскочил к ней и обнял. – Слушай меня, слушай! Не засыпай! Не смей засыпать, слышишь?

Одной рукой я нащупал рану и, за неимением свободной руки, начал чертить очищающее заклинание у себя в голове.

— Зачем ты её спасаешь? – безжизненным голосом произнёс пегас. – Она – чейнджлинг, разве не видишь? Вспомни Инсэйн…

— Вспомни её отношение к нам! – разъярённо проорал я, резко оборачиваясь. – Она не относилась к нам как к врагам, никогда! Не знаю, что видел ты, а я видел лишь дружеские намерения, во всех её поступках! Она – мой друг, и неважно, чейнджлинг она или нет! Если тебе безразлична её судьба – я тебя не держу, можешь улетать. Но если я узнаю, что благодаря тебе она пострадала – будь уверен, я до тебя доберусь!

Слабый стон позади меня напомнил о раненой. Я вновь обнял Наликрис и начал чертить символ очищающего заклинания. На этот раз Колд Скай меня не отвлекал. То, что он по-прежнему стоял рядом, я слышал по дыханию над ухом.

— Харбинджер… — едва слышно сказала перевёртыш.

— Не сейчас, — мотнул я головой. – Береги силы. И во что бы то ни стало, не засыпай!

— Харбинджер, — чуть громче произнесла она.

— Подожди. – Мгновение – и заклинание было готово и начало действовать. Через несколько секунд, показавшихся мне вечностью, я почувствовал, что не трачу магическую энергию. В моей руке оказался небольшой шарик из яда мантикоры. Дыхание Наликрис постепенно из прерывистого превратилось в спокойное, но её глаза всё так же остались печальными.

Всплеск! От удивления я чуть не выронил перевёртыша из рук. Удерживая раненую левой рукой, я обернулся к Флаттершай и зачем-то протянул вперёд правую руку. В этот же момент пегаска судорожно вздохнула, закатила глаза и упала без сознания. Мантикора взревела.

— Ну уж нет! – Я схватил настолько длинную ветку, насколько это было возможно, и тут же поджёг её. Аккуратно положив Наликрис на землю, я прыгнул в сторону мантикоры. Та явно не ожидала появления нового противника, поэтому среагировала далеко не сразу. Этим я и воспользовался, нанеся ей два размашистых удара. Шерсть мантикоры воспламенилась, отчего она выронила Скуталу, заревела и понеслась прочь.

Сколь внезапно ветвь в моих руках загорелась, столь же внезапно она и погасла. Магическое пламя – штука полезная, скажу я вам. Однако вернёмся к лежащим на земле пегаскам.

— Скуталу, в порядке? – возможно, чуть резче, чем следовало, спросил я.

— Вроде того, — неуверенно ответила она. – А что с Флаттершай и с Торнадо?

— С ними всё будет хорошо, — клятвенно заверил я. Хотя сам я в свои слова не верил. Книги со мной не было. И хоть я и читал все эти символы, я не был уверен, что смогу правильно воспроизвести заклинание. – Сходи пока к Торнадо, помоги Колд Скаю, если понадобится.

Метконосец кивнула и помчалась к двум пегасам, один из которых бережно поддерживал другую. Надо же, ей всё-таки хватило сил на перевоплощение.

— Надо же, смотрите, кто тут у нас, — голос Инсэйн мне не понравился. Он звучал как-то… враждебно? – Ну и что же ты сделал с Флаттершай?

— Я? – Мои глаза расширились, а палец сам указал на меня.

— Не прикидывайся дурачком, — произнесла злобно единорожка. – От тебя исходил магический поток, когда ты вытянул руку к Флаттершай, и в этот момент она потеряла сознание.

Оххх… Благими намерениями выстлана дорога в Ад. Так, кажется? Помог Наликрис, сдерживая обещание, данное Шэдоушейпу – и очернил себя в глазах Инсэйн. И Рейнбоу Дэш тоже. Хоть она и не делала попыток напасть на меня, но её свирепый взгляд был целиком сосредоточен на мне.

— Эх… — вздохнул я. – Ждёте, пока я её вылечу, а потом сдадите принцессам? Или самосуд?

— Посмотрим, — уклончиво ответила Инсэйн. – Давай, исправляй то, что натворил.

Я посмотрел на неподвижную Флаттершай. Подошёл к ней, наклонился и проверил дыхание. Слабое, едва чувствуется. Её что-то душит. Но что?

В голове вспыхнули нужные символы. Времени доставать блокнот не было, тем более мне кто-то услужливо помогал, подставляя в заклинание сразу же расшифрованные слова. Осталось только их произнести.

— И каждую представит

Герой, раскрывши суть.

И лишь Фортуна знает,

Кто верный выбрал путь.

Ведомый Злом лишь Злостью

Путь рубит без стыда.

Другой же ляжет костьми,

За имя – Доброта.

Такое ощущение, будто стих начинается не здесь… Где его начало? Ещё одна загадка. Мои глаза закрылись, и я провалился в сон Флаттершай.

***

Только теперь я понял, почему дыхание пегаски казалось мне затухающим. Она каждый миг переживала заново всю эту ситуацию. Вот вновь она перед мантикорой, применяет Взгляд. Но что-то идёт не так, и мантикора отбивает Флаттершай в сторону.

Картина меняется…

Флаттершай зависла перед мантикорой. Она чего-то ждёт. С небес падает Рейнбоу, нанося один удар за другим. Но зверю плевать, и он, отбивая голубую пегаску, сбивает ею Флаттершай.

Картина меняется…

Флаттершай пытается подкрасться к мантикоре, чтобы незаметно выкрасть Скуталу. Шаг за шагом, шаг за шагом… Под копытом внезапно хрустит веточка – и пегаска обнаружена. Взмах хвоста – и она отправлена в полёт.

Картина вновь поменялась. Но на сей раз пегаска ничего не предпринимает. Она лишь плачет и повторяет одно и то же слово: «Прости»

— Флаттершай? – Пегаска обернулась.

— Харбинджер, — всхлипнула она. – Помоги мне, пожалуйста. Я не могу её спасти. Я пыталась, но… Всё напрасно! – Слёзы хлынули из глаз Флаттершай.

— Сожалею, но я не в силах сделать это за тебя, — тихо произнёс я. – Я могу лишь подсказать. Порой кажется, что Доброта – не выход. Но даже если не получилось решить проблему сразу, это не повод сдаваться. Вспомни о Доброте, Флаттершай. Помни о ней, даже когда кажется, что реальность против тебя.

Пегаска посмотрела на меня с надеждой. Мои слова оказали нужный эффект. Она вытерла слёзы и повернулась к мантикоре.

— Послушайте, мистер, — осторожно обратилась она к зверю. – Не могли бы Вы отпустить моего друга?

Мантикора с сомнением посмотрела на Скуталу, затем перевела взгляд на Флаттершай. И ещё крепче прижала к себе маленькую пегасочку, но теперь уже как бы сомневаясь и спрашивая разрешения.

— Нет, прости, котёнок, — улыбнулась чуть увереннее Флаттершай, — но ты должен её отпустить. Ты можешь случайно её поранить, и тогда ты точно не сможешь с ней поиграть.

Мантикора разом погрустнела и нехотя отпустила Скуталу. Но глядя на столь разочарованного зверя, можно было сказать, что это ещё не конец. И действительно, пегаска решила утешить зверя:

— Но ты можешь иногда приходить и играть с ней здесь, если она согласится. Согласишься, Скуталу?

В реальности я бы сказал, что Метконосца уже здесь и не было бы, но ведь это сон Флаттершай!Неудивительно, что я услышал тихое «может быть».

И, глядя на радостную мантикору, я произнёс:

— А теперь, Флаттершай, время проснуться.

***

Я встал на ноги и отряхнулся. Что произошло вокруг меня? Да особо ничего. Хотя… нет, всё же произошло. Очнулась Флаттершай, Торнадо уже стояла на ногах, поддерживаемая Колд Скаем, а вот откровенно враждебный взгляд Инсэйн мне совсем не добавлял уверенности…

— Так ты Игрок! – завопила она. Я проследил за направлением её взгляда… Ой-ой. Нехорошо. Аметистовая бабочка. М-дя. То есть из-за Антиэлемента она сделала такой вывод…

— Не Игрок, а Курьер… — попытался возразить я, но единорожка уже не слушала.

— А я тебе верила… Думала, ты хочешь спасти Эквестрию… Ну что ж, я поклялась уничтожить Игрока, чего бы мне этого ни стоило.

Пока все остальные пытались сообразить, что к чему, мы с Инсэйн одновременно начали создавать заклинания. И я оказался чуть-чуть медленнее. Во вспышке телепортации я успел заметить, что в меня летит огненный шар…

***

— Одержимость, говорите, — хмыкнул я. – Вот вам одержимость! Уж поверь мне, Террифер, как бы ты ни старался, но с тобой расправятся. Не я, я здесь бессилен, но расправятся!

С этими словами я вновь призвал магию и выделил нужный текст зелёным цветом. Закрыв книгу по демонологии, я положил её на трон Твайлайт.

— Моё дело почти завершено, — произнёс я. – Осталось два акта…