Автор рисунка: MurDareik
"Когда пони мокрая, то вытри её" - © Народная мудрость.

"Когда пони грязная, её надо помыть" - © Народная мудрость

Дождь. Никогда не любил дождь.
Капли стучали по окну, просясь впустить их в тёплый дом, но я сегодня был на столько суров что оставил их мерзнуть на улице. Они бились о стекло, словно старушки в ЖКХ за своё место в очереди. Т.е. в живых приземлялось очень мало.
Но вот, к звукам стенаний и боли прибавился ещё один...

Дверь распахнулась словно от взрыва и на пороге возникло жестокое лицо Рэрити. Ветер со свистом пролетал мимо неё, развивая испортившуюся причёску, как будто плохо закреплённый парус во время сильнейшего шторма. Одного взгляда на явившееся существо было достаточно, что бы с чистой душой, во время великого апокалипсиса, когда миллиарды будут сгорать заживо, сказать: "видал и по страшнее".

Если быть честным, то я, даже спустя десятилетие, почти каждую ночь просыпался в холодном поту, вспоминая Дикую единорожку у входа. Капли дождя, падая на её тело, превращались в мелкий пар, на столько оно было горячим от испытываемой ей чистейшей ярости.

С диким рыком Рэр вошла в помещение, оставляя за собой мокрые следы (я даже знаю, кто их потом будет убирать). Но тогда мне эта мысль не пришла в голову. Как и любая другая. Все мысли сейчас в панике бежали, словно крысы с тонущего корабля, когда белая единорожка стала не спеша идти в мою в сторону. Грязное от грязи лицо подчёркивали удивительно гневные глаза.

Нервно сглотнув слюну, я постарался пошевелится, но получилось как то неубедительно. Оставив жалкие попытки хотя бы шелохнутся, я, покорившись судьбе, сделал вид что зажмурился зажмурился.

— Закрой дверь. — тихо сказала Рэрити и вместе с ней, синхронно, за окном вспыхнула молния. Хотя не знаю, кто был быстрее, я или это физическое явление, но уже через пару мгновений дверь была закрыта. На секунду создалось впечатление, что буря, занесённая в дом, прошла. Но ведь секунда не может длится вечно, верно?

— Помой меня. — словно всплески вулканической магмы, её голос, наполненный такой злобой и гневом на сегодняшнюю погоду, о которой даже самые безумные и самые двинутые злодеи не могли даже и помыслить, загрохотал, сотрясая стены и потолок.

Против такой речи любой бы потерял самоконтроль. Святая Селестия! Да я даже поддакнуть ей не мог, на столько страх сковал мои голосовые связки.

Единорожка забралась в ванную и вынуждающе посмотрела на меня. Прочитав в глазах её мысли, а заодно увидев то, какие страшные вещи могут случится со мной, если я их не исполню, я тут же стал усердно крутить вентили крана. Тёплая, слегка горячая, вода хлынула на грязную пони, окутав её небольшим облачком пара. Стрелка напряжеметра, до этого вертевшаяся словно полоумный кретин в красной шапке и с бородой во круг ёлки, начала плавно замедлять свои обороты. Если бы этот прибор и существовал, то напряжение в нём измерялось бы по шкале гневных Рэрити.

Спустя минуту, громкого молчания, единорожка закрыла глаза и левитацией подала мне шампуньку. Это была раритетная и дорогая шампуня, с экстрактом крови девственников, городского снега и запахом крупа Селестии. Ни чуть не удивлённый, я выдавил из черного тюбика немножко багровой, тёмно-светлой эмульсии, которая тут же стала с шипением растекаться по моей ладони. Наверное, уже начала действовать.

Не теряя времени даром, я закрыл упаковку и принялся за размазывание вещества по гриве. Мои пальцы плавно вошли между волос её гривы, проталкивая внутрь чистящую субстанцию. Медленными круговыми движениями, руки начали массировать ей голову и шею, создавая белоснежную пенку. Маленькие пузырьки, отлетая от возникающей общей кучи, словно созревшее яблоко от яблони; лопались неподалёку с приятным хлопком. Спокойными движениями, стараясь не нарушать общую гармонию, я стал плавно переходить ниже.

Но ниже было пузо.

Я старался не говорить ей об этом, так как она могла расстроится, но постоянное поедание принесённых в жертву фруктов, овощей и сладостей делало Рэрку похожую со стороны на небольшой стройный шарик с ножками. Хотя она сама всё понимала и умело скрывала своё отнюдь не основное достоинство прекрасной гривой. Но сейчас я стоял сбоку от неё, не зная как решить это огромную задачу. В очередной раз стадо мурашек пробежало по моей спине.

Но проблема решилась сама, когда я просто на время забыл про эту часть тела и стал приятно массировать ей спинку. Фейерверк наслаждения, который волнами раскатился от того места, заставил её чуть-чуть улыбнутся. И эта очаровательная, многообещающая улыбка была мне наградой. Значит я все сделал правильно. Мои пальцы согнулись, став небольшими расчёсками, которыми я тут же принялся чесать ей спинку. Взрыв удовольствия и счастья тут же подкосили намыленную единорожку, которая из последних сил держалась на ногах. Мышцы уже почти переставали повиноваться её аналитической части мозга, когда переизбыток эмоций накрыл разум нежно-розовой тёплой приятной шалью.

Не останавливаясь, я стал опускаться дальше к крупу, подбадриваемый охами и ахами. Приятный и томный стон пронёсся по ванной комнате, когда мои руки уже во всю наяривали шампуньку на круп. Пены уже почти не осталось, поэтому я щедро выдавил весь тюбик прямо на её спину и в то же мгновение с утроенной силой стал расчёсывать её интимные места. Через десяток секунд белая поняша уже полностью покрылась мыльной камуфляжной пеной, маскирующей и полностью скрывающей её от любопытных глаз.

Моих любопытных глаз.

Дальше я стал пробираться на ощупь. Мои пальцы расчёсывали уже ту часть крупа, в котором находилось основание хвоста.

-Эй!

Я проигнорировал этот выкрик, полностью увлечённый процессом. Мои шаловливые руки стали спускаться ниже и ниже.

Во имя всего существующего, гигиена превыше всего! Как истинный хранитель чистоты и стерильности, я должен...

Нет...

Я просто обязан отмыть ВСЕ места от грязи. Даже если они почти не испачканы.

Пальцы медленными круговыми движениями добирались к сокровенному. Дыхание Рэр участилось, как и стоны, которые стали доносится чаще. Я стал усерднее мылить и вычищать грязь, которая наверное была там. На самом деле я просто издевался над ней, но ей ведь не обязательно про это знать, верно?

Спустя десять кропотливых минут, я довольный собой вышел из ванной. На дне ванночки лежала Рэрити, уставшая и гневная. Её грудь часто поднималась и опускалась, пытаясь наполнить кислородом мозг, который ещё не до конца пришел в себя.

Я знал, что она мне сегодня отомстит. И я был готов.

"Когда пони злая и просит помыть её, то помой" — © Народная мудрость