Автор рисунка: BonesWolbach
Пролог. Возрождение 02 Дружеский секрет

01 Находка в Вечноcвободном лесу

— Ох, Твайлайт, я только что узнала. Ты в порядке? Эти головорезы не поранили тебя? Я даже не могу представить себе, каково это! Ну, меня, конечно, тоже однажды утащили эти отвратительные Алмазные Псы, но это, наверное, совсем не то же самое. Ведь быть похищенной другими пони, я с трудом могу предста…

— Рэрити! — почти крикнула Твайлайт. Белая единорожка прервала её чтение, чуть ли не вломившись в библиотеку. Спайк, который в это время пытался дотянуться до одной из книжек на верхней полке, моментально смутился и растерянно помахал Рэрити.

— Привет, Рэрити.

— Здравствуй, Спайк, — произнесла единорожка, на секунду отрывая свой взгляд от Твайлайт. — Так что ты хотела сказать, дорогуша?

— Расслабься. Я в полном порядке.

— В порядке? — драматически повторила Рэрити. — Как это ты можешь быть "в порядке"? После столь душераздирающего происшествия ты, должно быть, в шоке. Я слышала, они связывали тебя! Ох, у тебя наверняка остались ужасные следы от верёвки.

Твайлайт вздрогнула и посмотрела на свои копыта.

— Признаю, те места, где меня связывали, ещё немного побаливают, но сестра Рэдхарт уже их осмотрела. Там просто небольшие ссадины, которые до завтра пройдут. Поэтому, Рэрити, поверь мне, когда я говорю, что я в порядке.

— Ты уверена?

— Да, уверена, — повторила Твайлайт, в её голосе проскочило раздражение. — Я ценю твоё беспокойство, но все остальные уже заходили меня проведать, и я отвечала одно и то же.

— Даже Флаттершай?

— Ну, честно говоря, она была первой.

— О, я ужасная подруга! — воскликнула Рэрити, театральным жестом приложив копыто ко лбу. — Прийти последней! Я бы пришла раньше, но весь день работала в бутике. И только вышла пополдничать, как меня нашла Рэйнбоу Дэш и всё рассказала. Я тут же всё бросила и помчалась к тебе.

— Рэрити, всё в порядке.

— Нет, нет, это совершенно неприемлемо. Заявляю тебе, Твайлайт Спаркл, что с этой минуты я тебе должна.

— Что именно? — спросила Твайлайт, приподняв бровь.

— Услугу. Пинки Пай известна своими Пинки-клятвами, а я — своими услугами. Если тебе что-нибудь понадобится, просто приходи, и, если это в моих силах, я сделаю всё от меня зависящее, чтобы помочь, — Рэрити запнулась и, бросив в сторону встревоженный взгляд, поправила несколько прядей в причёске. — Если это не будет связано с чрезмерным количеством грязи, разумеется.

Твайлайт слегка хихикнула над обычной для Рэрити брезгливостью.

— Хорошо, но не стоило беспокоиться. У меня всё прекрасно, правда. Хоть похищение и не входило в мои планы на вечер, но всё уже закончилось и закончилось хорошо. Я весь день пытаюсь начать эту книгу, а с постоянными визитерами моё чтение не ушло дальше первой страницы.

— Тогда мне не следует больше отвлекать тебя. Читай, отдыхай и восстанавливайся от этого душераздирающего испытания, — уже направляясь к двери, ответила Рэрити. — И запомни: в любое время и с любой проблемой.

— Да, я поняла, — ответила Твайлайт и магией закрыла за подругой дверь. Флаттершай, Пинки Пай, Эпплджек, Рэйнбоу Дэш и, наконец, Рэрити… Её проведали все её ближайшие подруги, и всем она сказала, что всё хорошо. Кроме того она получила письма от родителей и Шайнинг Армора, которых заверила в том же самом.

Это были все, кого, по её мнению, могли шокировать новости о случившемся, так что, возможно, хоть теперь она сможет спокойно почитать свою книгу.
~~~

— Спайк? — спустя несколько часов позвала Твайлайт, уже прочитав изрядную часть книги. — Принеси мне «Географический справочник Эквестрии» Монтана Вэлли. Помнишь, я его вчера читала?

Спайк, кормивший в тот момент своего феникса Пиви, остановился, уставившись в сторону Твайлайт.

— Так разве ты вчера не брала его с собой?

Твайлайт оторвалась от чтения и задумчиво уставилась в потолок.

— Ну... Не думаю... Но, может быть... Нет, погоди-ка... Я ведь и вправду брала его с собой. Да, я собиралась положить его в седельную сумку, чтобы почитать в парке, но потом поняла, что забыла справочник в библиотеке.

Твайлайт начала рисовать копытом в воздухе, мысленно повторяя свои шаги.

— Я вернулась за книгой, а затем Пинки Пай утащила меня помогать с подготовкой вечеринки. Это заняло всю вторую половину дня. Значит, всё это время книга лежала у меня в сумке. С ней я пошла на вечеринку, а потом, на обратном пути, меня похитили...

Твайлайт встряхнула головой и нервно пронеслась взглядом по библиотечным полкам. Через пару секунд единорожка начала галопом носиться по всей комнате, распахивая дверцы шкафчиков и заглядывая во все углы.

Спайк вздохнул и покачал головой. Он отдал Пиви остатки корма и устремился за Твайлайт. Дождавшись подходящего момента, дракончик перегородил ей дорогу как раз в тот момент, когда она только повернулась, чтобы метнуться в обратном направлении.

— Ух, полегче, Твай. Что случилось?

Твайлайт вытянула шею, пытаясь осмотреть ту часть библиотеки, которую загородил Спайк.

— Мои седельные сумки! Где они?

— Откуда мне знать? — ответил дракончик, пожав плечами.

— О, нет! Нет-нет-нет-нет-нет-нет-нет-нет-нет! — затараторила единорожка, тряся головой. — Когда меня похитили, сумки были на мне, а значит — либо их взяли эти пони-культисты, либо я потеряла их где-то по дороге! У меня есть копия "Географического справочника Эквестрии", но там ведь были и другие книги, которые Принцесса Селестия одолжила мне из королевской библиотеки! Я не могу потерять их! Нет-нет-нет-нет...

— Твайлайт, вдохни... выдохни… и подумай. Почему бы просто не использовать заклинание поиска?

Единорожка на мгновение замерла, а затем на её лице вдруг возникла облегчённая улыбка. Она закрыла глаза и сосредоточилась, а её рог испустил мерцающий свет. Заклинание поиска представляло собой чары, которые Твайлайт наложила на сумки из-за того, что они слишком часто терялись. Эти чары позволяли их находить и основывались на тех же магических принципах, что и заклинание, которым Рэрити искала драгоценные камни.

После того как заклинание заработало, Твайлайт повертела головой, внимательно наблюдая за частотой мерцания рога. Определив направление, на котором мерцание было самым частым, она обнаружила, что смотрит в окно. За окном виднелся Вечносвободный лес.

Единорожка застонала и поставила передние копыта на подоконник.

— Отлично, просто замечательно! Мои сумки — в лесу.

— Тогда лучше просто забыть о них, Твайлайт, — сказал Спайк. — В конце концов, это всего лишь книги.

— В том-то и дело, Спайк, — возразила Твайлайт, — что это не просто книги. Некоторые книги в сумках из Королевской кантерлотской библиотеки, и принцесса Селестия лично дала их мне. Ты понимаешь, как сильно я её разочарую, если скажу, что потеряла эти книги? Нет, я не могу оставить их там. Я иду за ними.

С этими словами она направилась было к двери, но Спайк быстро перехватил её.

— Не-а! Не выйдет, Твай. Принцесса Селестия чешую с меня спустит, если узнает, что я позволил тебе пойти в Вечносвободный лес на следующий же день после похищения!

— Значит, она не узнает, — Твайлайт магией убрала Спайка с пути, но, как только она его отпустила, дракончик бегом вернулся на прежнее место.

— А что, если те сумасшедшие пони всё ещё в лесу? Хочешь, чтобы тебя опять похитили?

— Стражники Принцессы Селестии вместе с Зекорой прочесали прошлой ночью весь лес. Сомневаюсь, что там ещё кто-нибудь остался, — рассудительно ответила единорожка. — В любом случае мне надо забрать эти книги! Они незаменимы!

— Тогда я пойду с тобой.

— Нет, Спайк,. — Твайлайт непреклонно покачала головой. — Мне нужно, чтобы ты оставался здесь на тот случай, если кто-нибудь придёт. Последнее, что нам нужно — чтобы пони подумали, будто меня опять похитили. А если кто-нибудь придёт сдать книгу? Это библиотека, мы не можем просто закрывать её, когда хотим.

Череда разумных и логичных доводов не убедила Спайка. Он скрестил лапки и сурово поглядел на Твайлайт:

— Всё равно мне это не нравится. Неужели ты не можешь найти кого-нибудь, чтобы пошёл с тобой?

— Все заняты, особенно после того, как выделили время навестить меня. Кроме того, я уже была в Вечносвободном лесу, Спайк. И я знаю, как за себя постоять.

— И это говорит пони, превращённая в камень василиском, — заметил дракончик.

— Ладно, это был не лучший момент в моей жизни, — единорожка слабо улыбнулась. — Тем не менее, если я не вернусь через три часа, ты можешь сообщить Принцессе, что я ушла. И даже можешь сказать, что я усыпила тебя заклинанием, и поэтому ты не смог меня остановить.

— Твайлайт, я не хочу отпускать тебя не потому, что мне влетит, а потому, что это может быть опасно.

— Спайк, обещаю, всё будет хорошо, — успокоила дракончика Твайлайт, направляясь мимо него к двери. — А сейчас возвращайся к своим делам. Ты даже не заметишь, как я вернусь, — она посмотрела на часы. — Сейчас чуть больше трёх, и если я не приду после шести, можешь сообщить Принцессе Селестии. Но я обещаю вернуться раньше.
~~~

Твайлайт нервно сглотнула. Низко опустив голову, она медленно шагала по тропинке в глубину Вечносвободного леса, следуя за мигающим огоньком на конце ее рога. Со всех сторон её угрожающе обступали деревья Вечносвободного леса, их скрученные искорёженные ветви нависали над ней, как смертоносные когти, а тишина леса была поразительно нервирующей. Уши Твайлайт дёргались, ловя каждый звук; по её спине от напряжения и холода бежала дрожь.

— Ладно, возможно, не всё будет хорошо, — пробормотала Твайлайт, признаваясь себе, что не следовало отправляться на прогулку по лесу в одиночку. И хотя она пыталась мыслить рационально и убеждала себя в том, что бояться нечего, воображение беспощадно над ней издевалось. Она не могла перестать вздрагивать от каждой тени, хотя бы отдаленно напоминающей пони; скрипы ветвей казались ей шагами культистов. Несколько раз она даже отпрыгивала с тропинки в заросли, спасаясь от бросившегося на неё противника, но затем обнаруживала на месте нападавшего только очередной куст или причудливо изогнутую ветку.

Вдобавок ко всему ухудшалась погода: по небу катились грозные, мрачные серые тучи. В Вечносвободном лесу собиралась первая весенняя гроза. Твайлайт могла только представить, насколько ужасно было бы попасть в один из этих печально известных диких ураганов. По слухам, ветер в этом лесу бывает настолько сильным, что может поднять пони в воздух и протащить через пол-Эквестрии! А ещё такие ураганы всегда сопровождаются молниями, которые могут...

Твайлайт встряхнула головой, отгоняя панические мысли. Она была уже очень близко к цели своего путешествия: рог мигал всё чаще. Нужно было всего лишь схватить сумки и телепортироваться в библиотеку.

— Держись, Твайлайт. Просто продержись ещё чуть-чуть, — шёпотом подбадривала она себя. Но как только она завернула за изгиб тропинки, слова на её устах замерли, зрачки сжались до крохотных точек, а дыхание участилось.

Заклинание поиска привело её к месту событий прошлой ночи. К той самой поляне, где её держали пленницей служители культа. На мгновение Твайлайт почувствовала огромное желание телепортироваться назад в библиотеку, оставив сумку с книгами на произвол судьбы. Но когда она заметила частое мерцание рога, это желание утихло. Цель была близко, очень близко! Сглотнув и собравшись с духом, она побежала вдоль края поляны, туда, где рог мерцал наиболее часто. Порывшись в кустах, кобылка с торжествующей улыбкой вытащила оттуда свои сумки.

Чтобы убедиться, что книги в порядке, Твайлайт перенесла сумки на центр поляны и открыла их. По её телу пробежала волна облегчения. Ни одна из редких книг не пропала. Фактически, вообще ничего не пропало, даже из обычных текстов. Обрадованная этим открытием, она с улыбкой пролевитировала сумки над головой и опустила их к себе на спину.

— Отлично! Осталось только телепортироваться в библиотеку, и...
ХРУСТЬ

Навострив уши, Твайлайт замерла и вгляделась в темноту..
ХРУСТЬ — ХРУСТЬ

Она повернула голову и впилась глазам в источник шума. Им оказался небольшой одинокий куст на краю поляны. Что-то, чего она не могла разглядеть, двигалось внутри куста, шурша листвой. Воображение Твайлайт тут же выдало худший вариант: это один из культистов готовится наброситься на неё, чтобы связать. А потом — порезать, причем гораздо серьезней, чем в прошлый раз. И использовать он будет не кинжал, а что-нибудь побольше, типа меча, и он не ограничится маленьким порезом, как от бумаги. И он...

Твайлайт решительно тряхнула головой. Нет, этот куст слишком маленький, в нём не мог спрятаться взрослый пони. Это, скорее всего, животное. Ну да, кролик или кто-то вроде него. Стоит ей подойти поближе, как зверушка испугается и убежит, и можно будет наконец-то вздохнуть свободно.

Если, конечно, это не змея. Ох, а вдруг это змея?..

Осторожно приближаясь к кусту, Твайлайт старалась ступать как можно тише. Она усердно вглядываясь в темноту, и держала уши повёрнутыми вперёд, стараясь не пропустить ни единого звука, который мог бы подсказать ей, кто же там прячется. Ветки вновь зашуршали, но животное и не думало убегать.
ВСПЫШКА… КРАКК-БУМ!

Единорожка подскочила, завопила и, галопом ускакав на противоположную от куста сторону поляны, спряталась за дерево. Её сердце билось так сильно, что казалось, будто оно сейчас вырвется из груди, и Твайлайт приложила к ребрам копыто, чтобы убедиться, что этого ещё не произошло.

— Это всего лишь гроза, — успокаивала себя единорожка, глядя на затянутое облаками небо. — Это всего лишь гром… Всего лишь гром… Гром, который напугал меня до полусмерти… но всего лишь гром.

Пока она так себя успокаивала, до неё донёсся какой-то странный звук. Поначалу он был довольно тихим, но, по мере того как дыхание Твайлайт приходило в норму, этот звук становился всё отчетливей. Это был... плач. Неподалёку кто-то плакал, и, судя по голосу, это была маленькая кобылка.

— Эй? — позвала Твайлайт: вертя ушами, она старалась определить источник звука. — Есть тут кто-нибудь?

Плач тотчас стих: обладатель голоса, похоже, пытался спрятаться. Но Твайлайт уже успела заметить направление, откуда доносился звук. Она возвратилась обратно на поляну и прислушалась.

— Всё хорошо, я тебя не обижу.

Ответа не было, и Твайлайт оставалось только вздохнуть и покачать головой.

— Должно быть, мне просто показалось, — тихо сказала она себе.

Закрыв глаза, единорожка начала готовить заклинание телепортации.

ВСПЫШКА… КРАКК-БУМ!

И снова гром застал Твайлайт врасплох. Но в этот раз не всё было так плохо. Ей удалось удержаться и не броситься галопом в укрытие. Впрочем, она всё же бросила раздраженный взгляд на уже дважды испугавшие её облака.

Однако от грома была и кое-какая польза: плач возобновился, и он был совсем рядом. Наученная прошлым опытом, Твайлайт уже не пыталась звать плачущего. Она пошевелила ушами и прислушалась. Плач сопровождался хрустом и шуршанием листьев того самого куста.

Больше волнуясь о плачущей пони, чем о возможности встретить сумасшедших культистов, Твайлайт максимально тихо поползла к кусту. Подкравшись поближе, она начала аккуратно раздвигать ветки магией. Кто бы там ни сидел, Твайлайт хотела по крайней мере поглядеть на него, прежде чем тот сбежит.

Подобравшись вплотную к кусту, Твайлайт нервно сглотнула и напряглась. Раздвинув последние ветви, она плотно зажмурилась: крохотная её часть по-прежнему боялась, что оттуда выпрыгнут какие-нибудь пони в плащах. Когда же ничего такого не произошло, Твайлайт приоткрыла глаза и заглянула внутрь куста.

Она ожидала чего угодно, но не этого. Кобылка возраста Эпплблум запуталась в тернистых ветвях. Порезы и царапины, полученные в попытках освободиться, покрывали всё её тело. Эта кроха, похоже, пробыла здесь не меньше нескольких часов.

Если бы это был обыкновенный жеребёнок, Твайлайт сразу ринулась бы на помощь… но единорожка застыла на месте и пыталась осмыслить увиденное. Шёрстка малышки была царственно-чёрного цвета. Её длинная густая фиолетовая грива запуталась в колючих ветках куста. И наконец, у жеребёнка имелась не только пара пегасьих крыльев, но и рог единорога — это был аликорн.

Однако сильнее всего Твайлайт поразили её глаза. Поразили и испугали. Эти глаза были не такими, как у обычных пони. В бирюзовой радужке вместо обычного круглого был узкий вертикальный зрачок. Белки также были необычны: вместо белого их цвет был чуть светлей цвета радужки.

Твайлайт уже встречала такие глаза — это были глаза Найтмэр Мун.

Дыхание единорожки участилось, а в её памяти начали всплывать события прошлой ночи. Культисты говорили, что служат Найтмэр Мун, и они, очевидно, пытались совершить какой-то обряд. Пускай у неё и не было возможности осмотреть всю поляну, но она видела линии магического круга, чаши с порошком и...

То заклинание, которое они хотели применить, явно не было простым. Заклинание, требующее такого количества атрибутов, должно было быть мощным, возможно, самым мощным из тех, что Твайлайт когда-либо видела. И, опять же, они говорили, что являются слугами Найтмэр Мун.

Но было и ещё кое-что. Когда они начали применять заклинание, Твайлайт с помощью рога это почувствовала. Воздух наполнился магической энергией, а потом магия постепенно начала меняться, становиться более знакомой. Такой магии она не чувствовала с тех самых пор, как... как...

Зрачки Твайлайт сузились до точек от ужасающей мысли, пришедшей ей в голову. Что, если заклинание было предназначено для возвращения Найтмэр Мун? И что, если оно сработало?!

Это безумие, оно не могло сработать. Но как бы ещё она почувствовала такую сильную магию? И откуда ещё тут, на поляне, мог взяться никем доселе не виданный аликорн, так похожий на печально известную Лунную Кобылицу?

Чего они добивались? Возродить Найтмэр Мун? И у них получилось? Действительно ли перед ней Найтмэр Мун?

Скорее всего, так и есть. Иначе она не могла объяснить ни такую силу заклинания, ни внешний вид этой кобылки. Этот сумасшедший культ вернул Найтмэр Мун, и Твайлайт должна предупредить хоть кого-нибудь, кого угодно. Ей немедленно нужно написать Принцессе Селестии.

Или, даже лучше — она сразится с этой... этим существом, чтобы оно не смогло убежать и навредить кому-либо. И не важно, что оно размером всего лишь с кобылку — Найтмэр Мун была мастером коварных уловок. Это всего лишь уловка. Аликорн таким образом пытается заманить кого-нибудь в ловушку, подобраться поближе, чтобы напасть.

Твайлайт нахмурилась и свирепо посмотрела на кобылку.

— Я знаю... — жестко начала она, но тут же замолчала.

Всего лишь два слова — а кобылка с хныканьем отшатнулась и закрыла глаза, не обращая внимания на колючие ветви куста, которые оставляли на её теле новые порезы и царапины. Когда малютка осмелилась открыть глаза, она глядела на Твайлайт так, как будто та была кем-то вроде голодного монстра-пониеда.

Никто ещё не смотрел так на Твайлайт, и это быстро охладило её пыл. Она подняла копыто и, двигаясь как можно медленней, попыталась дотронуться до кобылки. Результат был тот же: та отшатывалась, хныкала и тряслась, продолжая ранить себя колючками куста.

Ей явно было очень страшно.

Этот факт ввёл Твайлайт в ступор. Найтмэр Мун была одной из величайших угроз для Эквестрии, уступая только Дискорду. Она была монстром, который пытался в лучшем случае напугать Твайлайт и её подруг, а в худшем — убить их. Она должна была стать воплощением худшей части разума Принцессы Луны. По крайней мере, именно так Твайлайт представляла себе результат работы заклинания культистов.

Но перед ней была всего лишь маленькая, застрявшая в колючем кусте кобылка, и Твайлайт не могла отвести от неё взгляд. Эти глаза, что когда-то смотрели на всех пони так надменно, будто те были не более, чем мелкими насекомыми, сейчас до краев наполнены страхом и болью. Некоторые из ран кровоточили. Малышка была напугана, ранена... и нуждалась в помощи.

— Всё хорошо, — дрожащим голосом успокаивала Твайлайт, — я не причиню тебе вреда.

Она не была полностью уверена в том, что поступает правильно, но она должна была по крайней мере вытащить кобылку из кустов, пока та не поранилась ещё сильнее.

С помощью магии Твайлайт начала ветка за веткой обламывать куст. Иногда шипы задевали малышку, но та лежала смирно, не сводя глаз с единорожки, и лишь иногда легонько вздрагивала. Её взгляд по-прежнему был полон испуга, но теперь к страху примешивалась надежда — надежда на то, что освобождающий её сейчас единорог не был монстром.

Несколько минут спустя, убрав достаточно ветвей, Твайлайт аккуратно пролевитировала кобылку из куста, а затем перенесла её в центр поляны, где они продолжили глядеть друг на друга.

Мысли носились в голове Твайлайт с безумной скоростью, крутясь вокруг одного и того же. Действительно ли перед ней Найтмэр Мун? Сработало ли заклинание? Как возможно одновременное существование Найтмэр Мун и Луны? Разве они не были единым целым? Почему Найтмэр Мун — жеребёнок? Может, заклинание не сработало? Может, Найтмэр Мун просто хочет с помощью Твайлайт обманом проникнуть в Понивилль? Опасна ли она? Действительно ли перед ней Найтмэр Мун?

Раз за разом в голове Твайлайт раздавались одни и те же вопросы, и она не могла прекратить этот бесконечный цикл, пока не вмешалась гроза. Очередной раскат грома вернул Твайлайт к реальности. И тут она заметила, что малышка уже сидит рядом, крепко вцепившись в ногу и плотно зажмурив глаза.

Она была испугана… Могла ли гроза испугать Найтмэр Мун? А может, это всего лишь уловка, чтобы заставить Твайлайт поверить ей? Твайлайт не могла сказать точно. Разум говорил, что кобылке нельзя доверять. Всё, что надо было сделать — оставить её в лесу, сообщить Селестии и позволить ей разобраться во всём самостоятельно.

В то же время, если она действительно Найтмэр Мун, то Твайлайт не могла просто оставить её в лесу, так как был шанс, что она скроется. Нет, если уж кобылка представляет опасность для Эквестрии, то Твайлайт обязана приглядеть за ней: только так можно быть уверенной, что она не причинит никому вреда. Кроме того, единорожка не могла отрицать, что не чувствует себя вправе оставлять в этом лесу кого-либо, даже если этот кто-то, возможно, является врагом.

— Эм… Хочешь, пойдем ко мне домой? — спросила Твайлайт, не сумев никак иначе сформулировать вопрос. И хотя кобылка ничего не сказала, глаза ответили за неё. Чёрная пони кивнула, ещё сильнее прижавшись к Твайлайт и глянув таким взглядом, словно та была великим героем-спасителем из волшебной сказки.

— Ох, великолепно... — пробормотала Твайлайт, немного вздрагивая от всё чаще падающих капель. Все её мысли были теперь только о надвигающемся шторме. Пристроив кобылку на спине между седельных сумок, единорожка создала над собой магический барьер, чтобы защититься от хлынувшего в полную силу дождя.

Глубоко вздохнув, Твайлайт попыталась телепортироваться, но заклинание не сработало. Чтобы телепортировать себя или других пони, она использовала не только собственную, но и разлитую по всей Эквестрии природную магию. Однако сейчас, как бы она ни старалась, ей не удавалось собрать из окрестностей достаточно энергии. Вокруг не было ни капли магии, хотя ещё вчера вечером воздух был перенасыщен ею.

Наконец Твайлайт была вынуждена сдаться. Дальнейшие попытки не оставили бы ей ни энергии поддерживать барьер, укрывающий их с кобылкой от дождя, ни сил вернуться в библиотеку. Вздохнув, она пошла по тропинке, надеясь только на то, что успеет вернуться раньше, чем Спайк запаникует и отправит письмо Принцессе Селестии.
~~~

Нервно послюнявив перо, Спайк закончил письмо Селестии и бросил очередной взгляд на часы. Твайлайт ушла два часа и пятьдесят девять минут назад. У неё осталась только одна минута, чтобы появиться прежде, чем он отправит это письмо принцессе. Сворачивая пергамент в свиток, Спайк следил за секундной стрелкой на часах.

Раскат грома привлек внимание дракончика к бушевавшей за окном грозе. Около часа назад в библиотеку заглянула Дэш, чтобы предупредить Твайлайт о незапланированном урагане в Вечносвободном лесу. Погодная команда оповещала всех в Понивилле: пегасы решили не вмешиваться в естественный ход вещей — всё равно всего через два дня планировалось устроить ливень.

Конечно, смысл в этом был, но буря всё равно получилась довольно-таки жуткой. Гром, молнии… а Твайлайт ведь была где-то там, под дождем, возможно ранена или похищена.

Спайк бросил ещё один взгляд на часы и увидел, что минутная стрелка переместилась. Твайлайт официально отсутствовала три часа и не вернулась в срок. Спайк уже начал вдыхать, готовясь поджечь пергамент волшебным пламенем и отправить его в Кантерлот, как дверь распахнулась.

— Не смей выдыхать! — копыто Твайлайт было направлено на дракончика. Сама единорожка выглядела ужасно: в грязи буквально по шею, с листиками и веточками, запутавшимися в гриве. Спайк радостно улыбнулся и, отбросив в сторону письмо, подбежал к ней.

— Где ты была? — спросил дракончик. Он уже был готов обнять ногу единорожки, но удержался — всё же она была довольно грязной.

— В Вечносвободном лесу, где же ещё. Поиски сумок заняли чуть-чуть больше времени, чем я ожидала, а назад мне вообще пришлось идти под дождем, — поведала Твайлайт, безуспешно пытаясь вытереть копыта о коврик у двери.

— Почему ты не телепортировалась? Что-нибудь случилось? Ты в порядке?

— Ничего не случилось, — успокоила она Спайка, — вот только в лесу творится что-то странное: я не смогла собрать достаточный магический заряд для телепортации. Оттуда как будто высосали всю энергию. А я буду в порядке, как только приму ванну и поужинаю.

— Хорошо, иди в ванную, — ответил Спайк, забрав книги, которые Твайлайт достала из сумок, — а я приготовлю поесть. Как насчёт супа и сэндвичей?

— Если приготовишь сельдереевый суп и сэндвичи из нарциссов — это будет замечательно.

— Один сельдереевый суп и сэндвичи с нарциссом, ваш заказ скоро будет... как только я уберу эти книги, — Спайк уже карабкался по лестнице, чтобы поставить одну из книг на полку. Оставив дракончика заниматься работой, Твайлайт поднялась вверх по лестнице и прошла в ванную комнату, вход в которую располагался в спальне на втором этаже. Там стояла обыкновенная небольшая ванна, в которой можно было не только купаться, но и принимать душ. Стандартные удобства, никаких излишеств, но ничего другого ей сейчас и не требовалось.

Твайлайт закрыла дверь и с облегчением вздохнула. К счастью, Спайк не заметил маленькое черное тельце, частично скрытое сумками, а частично — гривой Твайлайт. Крошечная Найтмэр Мун лежала, уютно устроившись меж седельных сумок единорожки. Она свернулась калачиком и уснула где-то на середине пути.

Открыв воду при помощи магии, Твайлайт позволила ей подремать еще немного. Пока ванна наполнялась, она достала из медицинского шкафчика бинты и несколько тюбиков мази. Большинство ранений малышки были незначительными, но некоторые Твайлайт считала необходимым перебинтовать.

Дождавшись, пока ванна наполнится почти до краев, Твайлайт закрыла краны. Медленные клубы пара витали над поверхностью изумительно тёплой воды, от прикосновения к которой по телу единорожки прокатилась волна облегчения. Однако же прежде чем погрузиться в ванну, ей нужно было снять со спины сумки и маленькую спящую кобылку.

Единорожка аккуратно подтолкнула Найтмэр Мун своим носом, пытаясь разбудить её. Потребовалось проделать это несколько раз, пока наконец маленькая черная пони не начала просыпаться. Подняв голову, она огляделась, после чего перевела взгляд на Твайлайт, нежно улыбнувшуюся ей в ответ.

— Не бойся, здесь ты в безопасности. Это мой дом, и тебе не нужно волноваться ни о грозе, ни о чем другом, пока ты находишься под этой крышей. Правда, после прогулки под этим дождем по грязи, мне надо привести себя в порядок. Пожалуйста, слезь с моей спины, чтобы я могла принять ванну.

Кобылка ответила одиночным кивком и очень осторожно встала на ноги прямо на спине Твайлайт, после чего спрыгнула на пол, смягчив приземление взмахом крыльев. Стоило только ей приземлиться, как она снова легла, свернувшись калачиком на мягком коврике ванной.

Теперь Твайлайт смогла снять свои заляпанные грязью сумки и залезть в ванну. Слегка вздрогнув от прикосновения к горячей воде, пони все же погрузилась в неё полностью и облегченно вздохнула. После прогулки в такую грозу ей больше всего хотелось как следует отмокнуть в теплой водичке, но сейчас для этого не было времени.

Фиолетовая единорожка взяла щетку и начала оттирать грязь с собственного тела. Как только шкурка была вычищена, а все до единого листики и веточки из гривы были убраны, Твайлайт вылезла из ванны. Вытираясь при помощи магии, она спустила воду и снова открыла краны, на этот раз наполняя ванну только на четверть.

Ванна казалась практически пустой, но крошечной кобылке не нужно было много воды. Твайлайт подняла миниатюрную Найтмэр Мун и опустила её в воду. Она слегка вздрагивала, когда вода касалась её порезов и царапин, но в остальном малышка не протестовала. Она просто спокойно стояла, пока Твайлайт аккуратно протирала её щёткой.

Закончив с купанием, Твайлайт вынула кобылку из ванны, вытерла её и, взяв аптечку, начала бинтовать самые серьёзные из её порезов и ран. Проделывая всё это, единорожка поражалась той терпеливости, которую демонстрировала малышка, несмотря на грустный и усталый вид.

Разве Найтмэр Мун позволила бы искупать и перебинтовать себя, не высказав ни единого слова протеста? Пони её кровей потребовала бы королевского отношения. Но действия Твайлайт совсем не напоминали действия слуг. Она обращалась с ней, как с жеребёнком, а такая гордая и высокомерная пони, как Найтмэр Мун, ни за что бы не позволила обходиться с собой таким образом.

С каждой секундой Твайлайт было всё сложнее поверить в то, что перед ней на самом деле была Найтмэр Мун. Внешнее сходство, конечно, нельзя было не заметить — единственным отличием кобылки было отсутствие волшебной, усыпанной звёздами, гривы.

Но все доводы разума ломались о её поведение. Кобылка не выказывала прежнего надменного поведения и злобного характера Найтмэр Мун. Всё это ставило перед единорожкой новый вопрос: если она не Найтмэр Мун, то кто?

От размышлений Твайлайт отвлёк стук в дверь, раздавшийся как раз в ту секунду, когда она закончила бинтовать израненную кобылку.

— Эй, Твайлайт, я принёс тебе ужин.

— Спасибо, Спайк, — Твайлайт оглянулась в сторону двери, чтобы убедиться, что дракончик не пытается войти, — но… знаешь, я просто невероятно проголодалась после путешествия по Вечносвободному лесу, да еще и эта чехарда с бурей. Пожалуйста, сделай мне ещё одну порцию сэндвичей и налей ещё тарелку супа.

— Да без проблем. Я уже сварил большую кастрюлю, и у нас полно сэндвичей. Я могу подать хоть пять порций.

— Это отлично, Спайк, но мне хватит и двух.

— Будет сделано, Твай, — ответил дракончик и отправился за добавкой. Твайлайт дождалась, пока шаги на лестнице стихнут, и открыла дверь. Заглянув в спальню и убедившись, что Спайк, Совелий и Пиви находятся на первом этаже, она вышла из ванной. Кобылка следовала за ней, стараясь не отставать. Твайлайт пересекла комнату и подошла к кровати.

Спайк оставил ужин на тумбочке. Несмотря на то, что единорожка сама была ужасно голодна, а ужин выглядел очень аппетитно, она с помощью телекинеза усадила кобылку на кровать и поставила поднос с едой перед ней.

— Я сейчас должна буду уйти ненадолго, поговорить со Спайком. Не стесняйся, ешь, — сказала Твайлайт с успокаивающей улыбкой на губах. Кобылка вновь только коротко кивнула. Пододвинувшись ближе, она откусила от сэндвича один кусочек, за ним другой, и, быстро освоившись, кобылка с большим аппетитом начала есть.

Это было первым за вечер признаком жизни от крошечной копии Найтмэр Мун, и, надо сказать, достаточно обнадёживающим. Но как бы там ни было, единорожке пришлось оставить её наедине с ужином. Твайлайт должна была спуститься и рассказать Спайку всю правду, прежде чем он сам обнаружит кобылку и, предположив худшее, отправит письмо Принцессе Селестии.
~~~

Потребовалось несколько часов, чтобы окончательно убедить Спайка, что писать Селестии совершенно необязательно. Он был уверен: это не их ума дело и нужно предоставить принцессе право разобраться во всём самой. Дракончик даже написал письмо, и уже собирался поджечь его, как Твайлайт выхватила пергамент. Она скомкала и выбросила его в мусорную корзину.

Аргументы Твайлайт были очень слабы. Всё, что она могла сказать в защиту кобылки, — крошечная копия Найтмэр Мун вела себя совершенно не так, как вела себя падшая принцесса. Твайлайт прекрасно понимала, что Спайк, возможно, прав. Они должны были рассказать обо всём Селестии… но воображение единорожки предательски нашёптывало ей: «Селестия сослала Найтмэр Мун на тысячу лет... Вдруг она сделает то же самое и с этим жеребёнком? Неужели это то, чего на самом деле заслуживает израненная и напуганная малышка? Неужели ты позволишь отправить эту кобылку в заточение на луну?»

В конце концов Твайлайт убедила Спайка сохранять молчание. Удалось это только после того, как она пообещала купить ему огромный сапфир у Рэрити. Подкуп — худший способ заставить кого-либо молчать, н выборао у единорожки не было. Спайк дал Пинки-Клятву, что если утром он получит камень, то будет держать рот на замке до тех пор, пока Твайлайт сама не захочет сообщить Селестии.

Поскольку свой ужин она доела ещё до окончания переговоров, Твайлайт поднялась обратно в спальню. Она немного боялась, войдя туда, обнаружить, что за два часа её отсутствия кобылка выросла до взрослой версии Найтмэр Мун и уже готова атаковать. Открыв дверь, она увидела, что кобылка сидит на кровати ничуть не изменившись, а суп и сэндвичи давно съедены.

Чуть промедлив, чтобы успокоиться, единорожка подошла к кровати и поняла, что опять не знает, как ей поступить. Да, Найтмэр Мун дважды пыталась ввергнуть Эквестрию в кошмар вечной ночи, но эта малышка не кажется опасной.

Твайлайт давно должна была посоветоваться с Принцессой Селестией, но её останавливала неуверенность. С одной стороны, если она расскажет всё Принцессе, то что та сделает с кобылкой? С другой стороны, если эту маленькую копию Найтмэр Мун отпустить, не покажет ли она свою истинную тёмную сущность, и сколько пони тогда пострадает?

Всё же лучше перестраховаться, чем потом сожалеть, поэтому Твайлайт решила быть настороже и при первых признаках опасности удирать из комнаты. Но сначала нужно было разузнать о кобылке как можно больше. Нужно было выяснить, помнит ли та что-нибудь о Найтмэр Мун, или что-то ещё, что поможет понять, кто она такая.

— Тебе лучше?

Бросив робкий взгляд на Твайлайт, кобылка кивнула.

— Это хорошо, — ответила единорожка, присаживаясь на край кровати. — Так… Эм… Ты знаешь, где ты находишься? Ты помнишь, где ты была до того, как я тебя нашла?

Кобылка покачала головой; это был первый из множества таких ответов. Твайлайт расспрашивала кобылку о том, что она помнит, что знает, и задавала ей ещё целую уйму разных вопросов. Хотя время от времени кобылка и кивала, на большую часть вопросов она отвечала отрицательно. И с каждым отрицательным ответом её глаза всё больше увлажнялись.

Последней каплей стал вопрос о её имени: она не выдержала и заплакала. Нет, не зарыдала: она плакала тихо, едва всхлипывая, пока слёзы катились по её щекам.

Тут Твайлайт поняла, почему малышка до сих пор вела себя так тихо и выглядела такой подавленной. Кобылка была напугана и растеряна, ведь она помнила только последние несколько часов. Не помня ничего о себе, она, тем не менее, обладала кое-какими общими знаниями — например, прекрасно понимала эквестрийский язык.

Тяжело было даже представить, каково кобылке было перенести такое — не помнить ничего о собственной жизни. И всё же, полученная информация укрепила теорию Твайлайт: кобылка была результатом ритуала культистов. Тогда отсутствие воспоминаний имело смысл, ведь она была рождена всего лишь прошлой ночью.

И снова вопрос о том, была ли кобылка Найтмэр Мун поднял в сознании Твайлайт свою мерзкую голову, но она решила отложить его на потом. Кобылка по-прежнему плакала, и у Твайлайт это вызывало противоречивые чувства. С одной стороны, она была уверена, что нужно оставаться начеку, на случай если кобылка представляет опасность, но совесть не позволяла ей молча смотреть на слёзы напуганной малышки.

Так, вопреки своим собственным страхам, она забралась на кровать, легла рядом с малюткой-аликорном и как могла постаралась её успокоить.
~~~

Прошло около получаса, прежде чем крошечная пони наконец начала успокаиваться, выплакавшись, похоже, окончательно. Видимо, пролитые слёзы пошли ей на пользу, потому что теперь она выглядела куда менее напуганной. Положив голову на плечо единорожке, она старательно вытирала глаза.

— Тебе лучше? — тихо спросила Твайлайт.

— Д-да, — ответила кобылка дрожащим голоском: это было первое слово, которое Твайлайт услышала от неё за весь день. Голос у неё был мелодичный, но в то же время ломкий. Он напомнил единорожке игру одной земной пони на заполненных водой хрустальных стаканах — так называемой стеклянной арфе. И хотя для такого эффекта пони использовала специальные подковы, зрелище и звук были незабываемы. Голос, напоминающий звуки стеклянной арфы — этот голос Твайлайт просто не могла связать с образом злобной падшей принцессы, одержимой идеей вечной ночи.

— Это хорошо, — ответила Твайлайт и замолкла. Она судорожно пыталась придумать, что бы ещё сказать, но так ничего и не придумав, бросила взгляд на часы и заметила, что время уже довольно позднее. — Итак, хм... сегодня был тяжелый день. Как насчёт того, чтобы немного поспать?

— А могу... Могу я поспать здесь?

Этим вопросом кобылка вновь разбудила подозрения Твайлайт. А если она всё-таки Найтмэр Мун и планирует напасть ночью? И в то же время, Твайлайт не находила в себе сил отказать. Под этим умоляющим взглядом малышки, её рот, казалось, разучился произносить слово "нет".

— Да, можешь, — смягчилась наконец Твайлайт, — только давай устроимся поудобнее.

Её рог вспыхнул, приводя в движение подушки и одеяла. Укрывшись своим, она дала кобылке запасные одеяло и подушку. Они были предназначены для корзины Спайка, но для такой малышки они пришлись в самый раз.

Им было удобно и тепло, обеим едва удавалось подавлять зевоту — сказывался тяжёлый день. Несмотря на то, что ещё не было и девяти, Твайлайт уже готова была уснуть. Единорожку одолел очередной зевок, и глаза начали закрываться, когда до неё донёсся слабый шепот:

— Мисс Единорог?

Уже задремавшая было Твайлайт открыла глаза и встретилась взглядом с кобылкой.

— Извини, я, кажется, забыла представиться. Меня зовут Твайлайт Спаркл.

— Хорошо… Мисс Спаркл, можно мне спросить?

— Да?

Кобылка придвинулась ближе к Твайлайт, будто боялась, что неведомая сила увлечёт её прочь.

— Вы хотите, чтобы утром я ушла?

— С чего ты взяла?

— Вы... — кобылка на секунду замялась и прикусила губу, — выглядели так сердито, когда впервые увидели меня. Я только... Не думаю, что вы захотите, чтобы я осталась.

— Ты не виновата. Просто я сначала приняла тебя за кое-кого другого, — заверила её Твайлайт. — И нет, тебе не надо будет никуда уходить.

Крошечная пони улыбнулась, и это была её первая настоящая улыбка за весь вечер. Забыв наконец о страхах и беспокойстве, она зевнула, и её глаза начали слипаться. Через минуту кобылка уже крепко спала, и Твайлайт вскоре последовала её примеру.