Автор рисунка: Stinkehund
Глава 2 Глава 4.

Глава 3

“Что было сначала? Я не говорю о зарождении жизни, я говорю о первоначальном состоянии вселенной. Материя не существовала как таковая, но перед нами встаёт вопрос: была ли тогда фундаментальная энергия, которую мы зовём магией?

Я считаю, что ответ: нет. Проведенные мной исследования показывают, что магия зародилась одновременно с материей, о чём свидетельствуют незначительные флюктуации в космических потоках. Но что же тогда являлось первичным состоянием Вселенной? Существует что-то еще, что-то за гранью нашего понимания действительности!..“Старсвирл Бородатый, “Природа Вещей”

Глава 3.

Карл сидел в чреве чёрного броневика и вертел в копытах шлем, наполненный сложной и дорогой электроникой. Его задумчивый взгляд сверлил дырку в скамейке напротив. Огромная и тяжелая силовая броня, полноценная боевая платформа, используемая для огневой поддержки спецподразделений, покрывала его тело. С правого плеча свисал шестиствольный пулемет, за спиной находилась гранатометная установка, на левом плече была закреплена звуковая пушка.

Напротив него сидел Джейсен в таком же облачении. Он напряженно вслушивался в шипение наушника.

-Ладно, Карл, единственный способ предотвратить грядущую войну – устранить их вождя, — произнёс он, убрав копыто от гарнитуры. – Он находится в том отеле. Мы тихо войдем, поднимемся наверх на лифте и…

-Стоп, на лифте? Мы же там как на копыте будем! – прервал его Карл, размышляя о перспективе подниматься на головокружительную высоту в незащищенной стеклянной колбе.

-В этих костюмах мы будем слишком долго идти по лестнице! Помни, наш козырь – неожиданность, у нас будет мало времени.

-Какая к чертям неожиданность, если мы прямо сейчас едем в броневике по городу?

Джейсен не успел ответить, транспорт остановился, покачнувшись на мощных рессорах.

-Мы прибыли, — прохрипел динамик под потолком.

Джейсен, совершенно забыв о разговоре, взглянул на Карла.

-Готов?

-Готов, — ответил он, надевая на голову шлем. Автоматические приводы на шее защелкнулись, загерметизировав стальную маску. Перед глазами Карла появились столбцы цифр и данные с систем прицеливания. Мир окрасился в рыжие тона.

Створки в задней части броневика открылись, и два костюма, похожие на шагающие танки, выпрыгнули наружу. Они стояли на мосту, ведущему к самому фешенебельному отелю Эквестрии, похожему на огромное крыло пегаса. На них двигалась огромная толпа его постояльцев.

-Пропустим их. Они – не главная цель, — произнес Карл, снимая блокировку с оружия.

-Мы ведь объявлены террористами, не так ли? Так что их жизни ничего не изменят… — протянул Джейсен, раскручивая вхолостую пулеметные стволы.

-Ты сам на себя не похож…

Джейсен лишь пожал плечами. Когда все гражданские скрылись за спинами двоих Джаггернаутов, навстречу им выехали джипы, полные солдат.

-Всё всегда идет не по плану, не так ли? Тихо мы не пройдем, – фыркнул Карл.

-Я не против слегка размяться… Включай счетчик, ставлю двадцатку, что я тебя уделаю.

-Принимаю…

Неразлучная парочка еще на подходе успела сжечь шквальным огнем несколько машин, но из остальных, как из рога изобилия, посыпались вооруженные до зубов сотрудники охранной корпорации Стил Вилл. Мелкокалиберные пули и шрапнель стучали по обшивке костюма Карла, не причиняя ему вреда. Перед его глазами проносился настоящий фейерверк: гремели взрывы, свистели пули, раненые кричали, мертвые молчали — симфония войны. Как ни странно, боль и страдания вокруг никак не касались его души, она словно покинула тело и следила за происходящим со стороны.

Они с Джейсеном зачистили пару нижних этажей и убили около сотни солдат, просто пытаясь найти вход в лифт. В конце концов, они запрыгнули в кабину и начали подъем. Им сильно помешал десантный челнок, обстреливавший их беззащитную капсулу из всех стволов. Это была опасная дуэль, но два друга вышли победителями, пусть и несколько экстравагантно: после полутора центнеров свинца, выпущенного по двигателям челнока, пилот потерял управление, предварительно направив нос своего летуна прямо в башню. Взрывом повредило привод, толкающий кабину лифта, и два героя повисли на волоске от гибели на высоте около пятисот метров. По счастливой случайности, параллельно как раз находилась еще одна кабина, в которой два агента и продолжили подъем.

Едва двери лифта раскрылись, в Карла, стоящего напротив них, вонзилась противотанковая ракета. Удар отбросил его на заднюю стенку капсулы, а Джейсен начал обстреливать баррикаду, составленную из отельной мебели, стоявшую в глубине помещения. Его гранаты зачистили комнату за пару секунд.

-Джейсен, ядро сгорело! – в голосе Карла проскользнула легкая паника. — Я не могу шевелиться!

-Сейчас, – рог его друга засветился, и броня начала пластами слезать с Карла. На нем остался лишь легкий обтягивающий костюм-подложка. – Иди наверх, он удирает! Мы должны закончить всё здесь и сейчас!!!

Карл вскочил и ринулся вверх по лестнице, обстреливая противников из лазерного пистолета, закрепленного на передней ноге. Они не могли следовать прицелами за такой юркой целью. Бой превратился в причудливый танец. Карл постоянно лавировал между солдатами, отбрасывал чужие гранаты и искусно орудовал ножом, прорубая себе путь на крышу. Когда он добрался до цели, он был жутко измотан, но невредим. С взлётной площадки уже поднимался маленький вертолётик, предназначенный, по-видимому, для туристов. В его брюхе сидел их злейший враг, Мистер Рубин.

Карл разбежался и прыгнул, сумев ухватиться зубами за лыжу вертолета. Дверца открылась, и оттуда высунулась голова Рубина. Всё его лицо заменяла стальная пластина, пронизанная голубыми полосами. Его копыто, инкрустированное огромными драгоценными камнями, нанесло мощный удар по лицу незаконного пассажира, заставив его разжать зубы.

Карл падал в море. Ветер трепал его гриву, а вертолет тем временем растворился в облаках. Вода была всё ближе и ближе. Последнее, что он чувствовал – холодный удар…

***

Поезд мирно пересекал равнины Эквестрии. Двенадцатичасовое путешествие подходило к концу. Карл дремал, прислонившись к прохладному окну мерно качающегося вагона. Ритм железной дороги быстро отключал его разум, наполняя мозг приятными сновидениями.

— Внимание, прибытие на вокзал Понивилля через пять минут, — предупредил искусственный интеллект поезда. Транспортная система Эквестрии давно была автоматизирована, и поезда работали на магической тяге, а не на угле. Обширное внедрение машин, предпринятое государством, вызвало всплеск безработицы, а следом за ним – волну массовых мятежей и разбоев, которая описана в учебниках, как “Эквестрианская Депрессия”. В истории Эквестрии вообще много темных этапов, о которых мало кто хочет вспоминать, но приходится, чтобы не повторять былых ошибок.

Карл проснулся, с трудом отлепился от стекла и зевнул. Сон был на редкость интересный и красочный, как игра или хороший боевик. Снаружи приветливо светило садящееся солнышко, теплое, несмотря на ноябрь на календаре. В Понивилль зима приходила поздно.

Он вспомнил Сталлионград, город вечной зимы, куда ездил в командировку в прошлом сентябре. Тогда он сильно простудился, потому что не ожидал такой суровости климата и взял с собой только лёгкую одежду.

Напротив него, на койке, сидела молодая кобылка, листавшая информационные буклеты. Она была хорошим собеседником: вежливым, начитанным, с юмором. Ехать с ней было одно удовольствие, но всё хорошее рано или поздно заканчивается. Она ехала дальше, в Мейнхэттен, для поиска работы. По её рассказам, она училась на системного администратора. Едва Карл об этом узнал, он достал небольшой листок и написал на нём номер телефона. В Мэйнхэттенском отделении ЭпплКиберТех работал его знакомый по имени Исаак. Карл посоветовал кобылке найти его и передать привет.

-Он всё поймет и поможет тебе устроиться, — менторским тоном протянул Карл, обращаясь к своей попутчице. Она смотрела на него с нескрываемым любопытством. — Учти – он строгий, но справедливый пони. Сможешь ему понравиться – работа и карьерный рост тебе обеспечены. Исаак своих не бросает.

Поезд остановился. Кобылка поблагодарила Карла за помощь.

-Да не за что! – произнёс он, выпрыгивая из вагона.

Инженер ЭпплКиберТех стоял на перроне родного городка, глядя на поочередно зажигающиеся в окнах домов огоньки. Он помнил, как покидал его много лет назад, когда ехал искать работу по своей специальности в Филлидельфии. И ему в купе помог попутчик, дав адрес и телефон пони, к которому можно обратиться. “Вот так жизнь и идет по кругу” – подумал Карл, глядя на других пассажиров, покидающих вагоны.

Вечерний воздух был чистым и свежим, со стороны городка пахло сеном и кексами — запахи детства. Захваченный ностальгией, Карл заглянул в Сахарный Уголок. Построенная около двухсот пятидесяти лет назад, эта пекарня стала негласным символом Понивилля. Каждый приезжий первым делом заходил сюда и пробовал фирменную выпечку семьи Кейк, и никогда не уходил разочарованным.

В пекарне пахло корицей и клубникой, как и много лет назад. Торговый зал был пуст, как и обычно по вечерам. Слух о том, что поедание сладостей после шести часов полнит, был очень стар, но Карлу на его фигуру было плевать, он не собирался отказываться от своих любимых лакомств.

Он дёрнул зубами маленький колокольчик, висящий возле кассы. Из подсобки донесся мягкий голос Миссис Кейк.

-Иду, сейчас…

Из подсобки появился висящий в воздухе поднос, нагруженный круасанами и кексами. Миссис Кейк была единорогом песочного цвета с розовой гривой, заплетенной в косу, спускавшуюся почти до пола. Она была слишком сосредоточена на левитировании и балансировании тяжёлого предмета перед собой, так что не рассмотрела лицо посетителя, точнее, своего бывшего постоянного клиента. Она опустила поднос на стол и стала раскладывать выпечку по полкам.

-Мне, пожалуйста, клубничный эклер, – тихо произнёс Карл, с невинным видом оглядывая стеллаж с леденцами.

Миссис Кейк слегка повела ухом и повернулась к нему.

-Карл? Это правда ты? Боже, ты такой… Взрослый! Я же тебя еще вот таким, — она показала небольшое расстояние от пола. – Помню. Всегда забегал после школы и клянчил эклерчик… А я еще спрашивала “Ты обедал?”, а ты отвечал “Ну, вроде того…”.

Её взгляд слегка затуманился. Карл покраснел и стал рассматривать свои передние копыта. Это была правда, всё до последнего слова. Его знали все жители Понивилля и держали с ним ухо востро. Он и его друг, Лоуренс, повсюду наводили шороху. Он был белым единорогом с голубыми глазами и синей гривой. В результате шалости с петардами, он получил большой ожог на правой щеке, но это не умерило его пыл и юношеский задор. Он вообще любил пиротехнику, взрывчатку и приключения, а Карл не разделял его интересов, после небольшого инцидента… Позже, они расстались, Карл уехал в Филлидельфию, а Лоуренс начал путешествовать по Эквестрии в поисках древних реликвий, начитавшись книг о Дэринг Ду, с тех пор они не виделись.

-Что ты заказывал? Хотя я знаю, сейчас принесу твои любимые… — голос Миссис Кейк вывел Карла из воспоминаний. – Как дела? Сумел – таки устроиться в большом городе? И где?

-Замечательно, я работаю в ЭпплКиберТех инженером. Недавно получил что – то вроде повышения, перевели на особое положение. Буду много путешествовать.

-Ну и правильно, нечего в душных ангарах штаны просиживать, — Миссис Кейк, улыбаясь, протянула Карлу пахнущий клубникой эклер. – Твоя семья уже знает, что ты тут?

-Нет, делаю им сюрпризец… Сколько с меня?

-Селестия упаси, дорогой, нисколько, ты ведь мой любимый покупатель! Ты у нас надолго?

-На недельку. А у вас как дела?

-Ох, ты не представляешь, такая морока появилась… У нас же единорожка родилась, недавно совсем. Совершенно неконтролируема, едва она просыпается – вся комната пускается в пляс, — при этих словах, из-за стены донесся детский смех, и из дверного проема вылетел плюшевый медведь.

-Поздравляю вас! А где Том? – спросил Карл, глядя на еще одну игрушку, вылетевшую из соседней комнаты.

-Он занимается учётом, столько всего накопилось…

-Ясно-ясно… — протянул Карл. Его терзало это странное чувство, когда видишь старых знакомых, тебе приятно с ними общаться, но тем для разговора просто не находится. — Ну, я, пожалуй, пойду…

-Конечно, милый, иди, — ответила Миссис Кейк. – Передай своим привет!

Карл, поедая эклер, вышел на улицу. В рубиновом небе, освещаемом засыпающим солнцем, висели маленькие мягкие облачка. На некоторых из них лежали пегасы и любовались закатом. Карл не стал спешить домой, и пошел на Главную Площадь Понивилля. Напротив здания мэрии стоял памятник Великой Шестерке, Хранителям Гармонии, спасшей Эквестрию от полного разрушения несколько раз. Элис говорила, что они встречались с Дискордом лицом к лицу, но тот бой был иным. Тогда, едва Дискорд освободился, он начал изменять мир в соответствии со своими вкусами, а сейчас он затаился. “Он стал умнее… Лезть на рожон ради создания шоколадного дождичка – глупая идея, он затевает что-то грандиозное”, – так Элис прокомментировала затянувшееся затишье.

Едва доев эклер, Карл закурил, после чего сел на туристический воздушный шар и взглянул на Акры Сладких Яблок с высоты птичьего полета. По полю, густо засеянному яблонями, сновали огромные роботы, собиравшие урожай и ухаживавшие за деревьями. В этом гигантском саду урожай созревал каждые два месяца, что позволяло ему держать пальму первенства в поставках свежих яблок по всей Эквестрии. Это место с момента своего основания принадлежало Семье Эпплов, поэтому сейчас им заведовала ЭпплНэтурэлс, одна из дочерних компаний ЭпплКиберТех. С воздушного шара также был виден торговый центр “Карусель”, открытый на месте, где раньше находился одноименный и очень популярный бутик-ателье. Он принадлежал Рарити, пони, вдохнувшей новую жизнь в моду своего времени. Посреди ТЦ стояла статуя давней владелицы “Карусели”, её кьютимарка, три ромбовидных сапфира, украшала вход. Она была прекрасна, у неё при жизни наверняка было много поклонников. Правда, хроники в унисон голосят о её стервозности и изнеженности, но она была гением, что ни говори.

После окончания полета, Карл пошел посмотреть на жилища Ловцов, особой организации, расположенной на границе Вечнодикого Леса. Лес являлся настоящим кладезем различных магических веществ: Лунная Пыль, Звездный Песок, Мантикорья кровь, Слеза Дракона – они добывались именно там. Эти субстанции являлись объектом постоянного внимания ученых и исследователей, и Ловцам щедро платили за их поиск, а еще они были единственными, кто защищал древние чащобы от вторжения чужаков. Многие хотели получить редкие магические вещества без посредников, просто вырубив Лес, так что Ловцы были очень даже нужны Понивиллю и всей Эквестрии, ведь они держали уникальный заповедник в целости и сохранности.

Те хижины, которые Карл видел, были лишь “верхушкой айсберга”. Все остальные постройки находились в кронах деревьев или под землей, а потому не были заметны. Казалось, их деревушка спит, но Карл знал, что Ловцы всегда готовы к схватке с любыми чужаками. А сражаться, используя рельеф Леса, они умели прекрасно. В бою, помимо сверхсовременного вооружения, которое им поставляли некоторые организации в обмен на магический материал, они часто использовали специально натренированных лесных зверей. На памяти Карла, корпорации пытались вмешаться в дела Ловцов дважды. Первый раз был тихим, бюрократическим, и особых последствий за собой не повлек, а вот второй был очень запоминающимся.

Это произошло в день празднования Рождественского Вечера, зимой, около пяти лет назад. Воспользовавшись тем, что жители Понивилля собрались на главной площади, боевая техника корпорации АйронХувз вышла на границу Вечнодикого Леса. Огнеметные танки дали первый залп прямо под бой курантов, сжигая несколько гектаров деревьев за несколько минут. В ответ, оттуда полетели мины и снаряды. Пехота, войдя в Лес, попала в запутанную сеть ловушек, а в конце этой полосы препятствий их поджидали разъяренные Ловцы. Сражение продолжалось несколько часов. Понивилль, затаив дыхание, ожидал исхода боя. В конце концов, войско корпорации отступило, но деревня лежала в руинах. Это событие помнят как “Понивилльский фейерверк”, официальная версия заявляет, что виновата террористическая организация “Лунное Братство”, но правда известна всем, кто ею интересовался. АйронХувз была на грани банкротства, потому и решилась на столь рискованный шаг. После провала операции, корпорация распалась, тысячи мелких вкладчиков разорились, а совет директоров тихо-мирно разъехался по курортам.

Главная Библиотека Понивилля, находившаяся прямо внутри старого дуба, была уже закрыта. Карл вспомнил, что до сих пор не сдал книгу “Легенды и сказания Эквестрии”, но возвращать её совершенно не хотелось. Библиотекой заведовала сварливая старушка, так что он мог получить палкой по голове, если бы попытался сдать книжку после такого опоздания.

Школа тоже была закрыта. Следующим утром, сюда устремятся маленькие жеребята и кобылки, жаждущие знаний. “А может, и не жаждущие” — подумал Карл, вспомнив себя в школьные годы.

Он ходил в школу в основном, потому что родители заставляли, и чтобы с Лоуренсом поболтать, но вот после уроков, они начинали беситься на всю катушку. Однажды, их учительница, Мисс СанЛейк, рассказала детям о кьютимарках, тогда ни у кого из учеников она еще не проявилась. Она также поведала о Клубе Меткоискателей – жеребят, ищущих свои таланты. Учительница сказала, что этот клуб очень древний, и каждое поколение учеников создавало свой собственный. Предложение о создании такого же клуба встретило всеобщее одобрение. Она “по секрету” поведала, что кьютимарки быстрее появляются у тех, кто помогает жителям Понивилля. Сейчас Карлу было понятно, что это была простенькая уловка, но тогда все малыши исправно участвовали во всех праздниках, от Зимней Уборки, до Ночи Кошмаров, помогали всем Понивилльцам в житейских проблемах. Это было веселое и беззаботное время.
“А что сейчас?”- подумал Карл, глядя на зажжённый кончик сигареты под носом. – “Тьма и злоба. Еще и Бога Хаоса пробудили… Где те деньки? Надо бы Лоуренса найти, поболтать о том, о сём…”
К слову о Ночи Кошмаров, это был любимый праздник всей малышни Понивилля. Согласно записям, когда – то давно, Луна посещала праздник каждый год, но потом, из – за занятости Принцессы государственными делами, она раздвинула временные рамки, и стала приезжать в Понивилль лишь каждые десять лет. И, по-видимому, она получала от каждого последующего визита всё меньшее удовольствие. Карл в глубине души её понимал – нелегко быть вечным пугалом для детей.

Ему вообще казалось странным, что измененную версию Принцессы Луны считали злодейкой и монстром. Он читал легенды Эквестрии, и знал, что когда – то очень давно, Принцесса Луна огорчилась, что никто не ценит те усилия, которые она вкладывает в создание ночного небесного полотна, и превратилась в Найтмер Мун, попытавшись погрузить Эквестрию в Вечную Ночь. Вместо того чтобы постараться вразумить свою сестру, Селестия заключила её на луне на тысячу лет, что казалось несколько экстремальной мерой.

Карл посмотрел на небо. Там блестела полная луна, а над головой проявились звезды. “А я не против вечной ночи. Красиво…”
***

Макушку пригревало теплое июньское солнышко. Маленький, лет семи, Карл стоял возле старого дуба – оговорённого места встречи с Лоуренсом. Заскучав, он начал чертить на земле странные символы палочкой, зажатой в зубах.

-БУ! – крик Лоуренса донёсся из кроны многолетнего дерева. От неожиданности, сердце Карла чуть не выпрыгнуло из груди. – Испугался?

-Ничуть, — соврал Карл, оборачиваясь и всматриваясь в листву. Едва заметная белая точка переместилась, и тихо спрыгнула на землю. – Давно ты тут сидишь?

-Я пришел – увидел тебя – обошел – залез на дерево – напугал! – в глазах Лоуренса плясали веселые искорки.

-Не напугал, я неиспугаем… — гордо заявил Карл. — Так зачем ты оторвал меня от важных дел…

-От игр? Не смеши меня, — перебил Лоуренс, откидывая небесно-голубую челку на лоб. Взгляд Карла, как обычно, приковал шрам на его щеке. – Я тут нашел приключение! Мне одна девчонка сказала, что недалеко от Понивилля, в Гранд-Карьере, проводят… — он оглянулся и заговорщицки понизил голос. – Раскопки! Она сказала, там много классных штук можно найти! Пойдем!

-Её случайно не Лара зовут? – Карл пошел за другом, слегка склонив голову набок, хотя и знал ответ на свой вопрос.

-Как ты узнал?

-Она показала нам ту стройку в прошлый раз.

-Вот именно, она классная! Знает всякие прикольные штучки…

-Похоже, кто-то влюбииился, — протянул Карл.

-Неправда, у нас деловое сотруд… Сотрудни… Сотрудничество, вот! – сказал Лоуренс, важно задрав голову. Он выглядел оскорбленным.

— Не верю! – засмеялся Карл.

— Давай оставим эту тему! Лучше скажи, как там у нас с Бэтмэр?

-Я достал билеты. Ты спросил маму об этом?

-Не, она на меня до сих пор злится за то, что я превратил кота в кактус. Я всё исправил, а она меня наказала…

— Да ладно тебе, она забудет.

-Это твоя мама отходчивая, а моя может долго на меня дуться… — Лоуренс мечтательно перевел взгляд на безоблачное небо. — Эх, жил бы я с вами…

-А твой папа? – спросил Карл, глядя на проволочный забор с табличкой “Опасно” вдалеке.

-До сих пор не вернулся. Мама сказала, там, где он сейчас, ему лучше, чем здесь, так что он нескоро вернется. Но ничего, подождем.

Два друга остановились перед КПП со шлагбаумом. Внутри сидел серый в яблоках, лысый, престарелый охранник с толстыми очками на носу. Заметив детей, он отложил газету и выглянул из окошка.

-Эй, пареньки, куда идете? – его голос был живым и веселым.

-Навстречу приключениям! – так же весело ответил Лоуренс, широко улыбаясь.

-Ну, тут их вам точно нельзя искать, тут слишком опасно, — охранник в ответ покачал головой. – Я вас не пропущу.

-Ну пожааааалуйста, — протянули Лоуренс и Карл хором, сделав самый жалостливый взгляд, на который они были способны. Охранника, впрочем, это не впечатлило.

-Детки, у меня около пяти внуков, “щенячьи глаза” тут не сработают. Извините, но вам сюда нельзя.

Карл, понуро опустив голову, развернулся и начал уходить от ворот, но его быстро нагнал Лоуренс.

-У меня есть идея… Вон там есть небольшая дырка в заборе, залезем – и дело в шляпе!

-Но он сказал, это опасно! – попытался оправдаться Карл.

-Да брось, ты что, струсил? – его друг слегка изогнул бровь.

-Нет! Пойдем! – ответил Карл, шагая впереди. Выпад Лоуренса задел его за живое.

Они сумели протиснуться в маленькое отверстие, сделанное, по-видимому, бобром. С маленького холмика, на котором они стояли, открывался прекрасный вид. В большом карьере, прежде использовавшемся для добычи драгоценных камней, раскопали кусок гигантского сооружения, напоминавшего храм. Величественные полуразрушенные арки вырастали прямо из земли, приглашая детей войти в неизвестность. Рабочие-археологи были на обеде, так что вокруг никого не было. Карл и Лоуренс проскочили в один из проходов. Там было очень темно, поэтому на конце рога Лоуренса загорелся маленький огонёк.

Они оказались в большом круглом помещении, напоминавшем тронную комнату. В дальнюю стену было встроено большое колесо с разными фазами луны. Каждая фаза являлась большой ячейкой, способной вместить в себя взрослого пони. Лоуренс начал осматривать линии, идущие по остальным стенам комнаты. Судя ним, древний механизм был обесточен. Карл зашел в одну из ячеек огромного колеса и стал глядеть на непонятные письмена, огибающие полную луну. Он не видел, как Лоуренс закрыл глаза и сосредоточился.

Послышалось громкое гудение, по полу помещения прошла ощутимая вибрация, а линии на стенах загорелись голубым светом. Карл, обернувшись, понял, что колесо пришло в движение, и он находился в одной из его ячеек. Он медленно начал подниматься вверх.

-Что ты сделал?

-Классно, да? – вопрос Карла сбил заклинание Лоуренса, и линии на стенах погасли. Колесо остановилось. — Я запустил эту штуку!

-А ну спусти меня! Тут слишком высоко!!! – закричал Карл.

-Так-с, сейчас, не мешай! – линии вновь засветились, но колесо не двинулось с места. Лоуренс попытался приложить чуть больше силы, но по комнате внезапно прокатилась волна вибраций. С потолка посыпалась каменная крошка размером с голову взрослого пони.

-Так, стой, так не пойдет! – крикнул Карл, испуганно оглядываясь. – Её нельзя запускать! Нас тут завалит!

-Я пойду, позову кого-нибудь, — ответил Лоуренс, направляясь к выходу из комнаты.

— Они всё расскажут нашим мамам, и тогда нам обоим крышка! – закричал Карл вдогонку.

-Но ты по крайней мере слезешь оттуда… — ответил Лоуренс, покидая помещение. Вместе с ним пропал единственный источник освещения. Карл остался один в кромешной тьме, и на головокружительной высоте…

***

Когда он вынырнул из воспоминаний, он уже стоял напротив дверей родного двухэтажного коттеджа, где он провёл свои самые счастливые годы — детство. Из окна мягко тянуло запахом ромашкового супа. Весь фасад дома обвивал виноградник, который его отец посадил, когда Карл был еще очень маленьким. Сигарету он выкурил уже давно, так что дымом от него уже не пахло, его мама относилась к курению очень неодобрительно. Он нерешительно занес копыто над дверью, и наконец, постучал. Из-за двери немедленно донеслось ворчание его любимого папы.

-Кого там на ночь глядя носит? Не нужны нам ваши пылесосы!

Он вновь постучал.

-Ты что, глухой? Уйди к чертям!

-Дорогой, успокойся, может, это не рекламщики! – тихий голос его матери звучал отчетливее и приближался к двери. – Сейчас открою!

Дверь начала отворяться.

-Простите сварливость моего супруга, чем могу…

-Уж прощу, прощу… — прервал её Карл, широко улыбаясь.

Его мама застыла, оглядывая его. Она нисколько не изменилась: доброе личико, кроткий нрав, тихий голос. В темно-красную гриву уже закрались седые волоски. Её шерсть, как и много лет назад, отливала медным цветом. Несмотря на кажущуюся скромность, мама Карла, Эвелин, была очень сильной и волевой пони, но показывала свой истинный характер крайне редко.

-Сынок… Это правда ты?

Улыбка на его лице стала еще шире.

-Нет, я привидение, — произнёс Карл и обнял свою маму.

-Милый, ну не обнимаются же с порога… — она была весьма суеверной.

-Кому какая разница? – фыркнул он, не разжимая объятий.

-Дорогая, кто это? – низкий голос отца звучал как музыка для ушей Карла.

-Ты не поверишь! – крикнул он в коридор, ведущий в каминную, где его папа обычно сидел, листая исторические книги.

Шелест страниц мигом утих, и раздался цокот копыт по паркету. В проёме появился отец Карла, Майкл. Он тоже совершенно не изменился: бирюзовая, как у Карла, грива, в которой уже появилось несколько лысинок, и светло-фиолетовая шерсть.

-Сынок? Ахаха, замечательно, рядовой Дентон-Младший вернулся в казарму! Жена, готовь ему пир горой! – он отдал указания Эвелине, которые она немедленно ринулась исполнять. – Вот, жаль, ты не зашел на час раньше, мы как раз ужинали! А Кэт уже ушла спать, устала она сегодня. Ну ничего, успеешь поздороваться! Сейчас ты нам всё расскажешь! – последнюю фразу Майкл произнес скороговоркой, после чего крепко схватил Карла и начал трепать ему гриву. После этого он затолкал сына на кухню и усадил за стол. Перед ним мгновенно выстроились горы тарелок, супниц и мисок.

-Я не сильно голоден… — попытался отказаться Карл, но его немедленно оборвала мама.

-Знаю я ваше “не голоден”, молодой человек! Кожа да кости! В этом своем городе небось вообще воздуха не видишь, да питаешься только консервантами! Вот у нас всё свежее! Даже слышать ничего не хочу, всё съешь! – закончив тираду, Эвелин развернулась к плите и стала следить за духовкой.

Карл взглянул на стол и испуганно сглотнул. Этой еды хватило бы на целую Галу. А когда мама заставляла съесть всё, она действительно не выпускала “заключенного” из-за стола, пока все тарелки не становились пустыми. Но едва Карл попробовал яблочное рагу, он понял всю выгоду своего положения: его мама готовила лучше всех на свете!

Пока Карл уминал её блюда за обе щеки, папа сходил в подвал и принес оттуда большую бутылку: сидр “Белый Жеребец”, его любимый напиток.

-Надеюсь, городские пареньки научили тебя пить, сынок? – лукаво спросил отец, наполняя кружки янтарной пенящейся жидкостью.

-Пап, я не пью… — Карл испуганно взглянул на бутылку и прикинул её объем. Выходило около четырех литров.

-Вот еще! Начальство приказало, значит, придется! – сказал его отец, поднимая свою кружку. — Такое событие надо отметить. Нет, мы ОБЯЗАНЫ отметить! И ты должен всё нам рассказать, но сначала, кушай.

Майкл стал рассказывать своему сыну о событиях, произошедших со времени его отъезда. Карл не помнил многих имен, но общую картину всё равно понял: жизнь здесь не изменилась ни на йоту. Но как раз это ему и нравилось: островок спокойствия в океане перемен, и он оставался тут на целую неделю!

Карл не сумел съесть всё, но его мама восприняла сытую отрыжку как сигнал того, что её “клиент” доволен. Со стола в мгновение ока пропали тарелки, осталась лишь большая кружка.

-Ну, сынок, давай, за возвращение!

Карл вздохнул, и цокнулся своей кружкой о кружку отца. Напиток был восхитителен, но он опасался последствий. В его жизни, алкоголь являлся всеразрушающей силой. Эвелин тем временем начала нарезать морковку, не обращая на пьющих родственников никакого внимания.

-Расскажи, подругу – то ты себе нашел? Небось, красавица? Кстати, за подругу! – Майкл вновь поднял кружку.

-Нет, пап, не нашел ту самую…

-Ты слишком зациклен на идеале! Можешь прозевать действительно хорошую пони, гоняясь за мечтой… — отметил отец, после чего задумался. — За мечту!

Первая кружка опустошилась лишь за первые несколько вопросов. Сидра было еще много.

-Ты не первый, кто мне это говорит… — сказал Карл, глядя на то, как его папа наполнял кружки.

-И кто этот мудрец? Кстати, за мудрость! – очередной тост.

-Друг мой по работе, Джейсен.

-О, за друзей! – вновь короткий цок.– По чекам видно, работаешь ты усердно, но не слишком ли? За усердие!

Карл действительно переводил большую часть своей зарплаты на свою семью. Ему – то, в принципе, деньги не были особенно нужны, он тратился только на содержание квартиры. Излишки он откладывал на “Черный День”, отец воспитал в нём эту запасливость. Майкл работал проектировщиком в Понивилльской Строительной службе, многие здания в городе – его копыт дело. Он вполне резонно считал, что денег много не бывает, и работал наравне со своим сыном, несмотря на околопенсионный возраст, и гордился им, но редко это показывал. Карл пытался догнать его в работоспособности, да куда там…

-Замечательно! Недавно перевели в особый отдел, буду работать на открытом воздухе, — с этими словами, Карл взглянул на маму, чистящую картошку. Она едва заметно кивнула, не отрываясь от своего занятия. – И платить будут больше. Правда, работенка чуть рискованнее.

-За финансовое благосостояние! За риск! – цок, цок. – Что нам риск, мы же жеребцы, именно на нас мир держится! – при этих словах Эвелин вонзила нож в разделочную доску и бросила на Майкла странный взгляд. Он его не увидел, так как сидел спиной к жене.

-Ладно, пап, я всё, а то я сейчас выключусь. Уже слегка пошатывает, – произнёс “ночной гость”, вставая из-за стола.

-Мы же только начали! Эх, не настоящий ты жеребец… — задумчиво протянул Майкл, слегка покачивая кружкой перед носом Карла.

-Па, ты знаешь, меня на “слабо” не возьмешь. И после алкоголя я никакой… Я еще хочу вас завтра утром увидеть, а не глотать полдня таблетки.

-Ладно, ладно… Мы твою комнату не трогали, можешь идти. Вольно, — последняя фраза была произнесена с изрядной долей иронии. Отец Карла служил в Королевской Гвардии в юношестве, так что часто травил солдатские байки и сыпал строевыми фразами по поводу и без повода.

Карл, пошатываясь, прошел через каминную, комнату с двумя высокими креслами и большими стеллажами, заполненными историческими книгами, и поднялся на второй этаж. Там находились спальни родителей, Карла и Кэтрин, его младшей сестры. Он слегка приоткрыл её дверь. Она мирно спала, тихонько посапывая. Её стены были украшены плакатами Вандерболтов. Что любопытно, она была единственной пегасочкой в семье. Мама говорила, что её бабушка была Вандерболтом, именно от неё малышке передалась любовь к полётам и крутым виражам, но от неё к Кэтрин перешло и довольно редкое заболевание.

Она с рождения была нема. Атрофация голосовых связок – диагноз врача. В любом случае, она не была способна произносить членораздельные звуки. Слава прогрессу, ей еще до первого похода в школу установили имплант в горло, способный к речевому синтезу, но создавать эмоции в голосе механизм не умел.

Карл присел на кровать младшей сестры. Она сильно подросла с тех пор, как он уехал. Её грива потемнела, и сейчас была красной, цвета арбузной мякоти, раньше она была розовой. А шерсть окрас не изменила – как была, так и осталась ярко – желтой. Гнездо в её горле было пусто – имплант лежал на прикроватной тумбочке. Карл попытался вспомнить, сколько ей лет. Получалось, что семнадцать.

Он приблизился к её тоненькому лбу и мягко поцеловал. Этого, к несчастью, хватило, чтобы она проснулась. Кэт слегка приподнялась и сонно оглядела Карла. В её глазах мелькнула искра узнавания, и её копыта сомкнулись вокруг шеи старшего брата. Он почувствовал себя распоследним козлом. Приехал, никого об этом не предупредив, разбудил сестренку посреди ночи, которую так давно не видел… Комната начала слегка плыть в его глазах. Может быть, это от слез, может быть, от алкоголя. Главной на данный момент для него была Кэт. Она потянулась к речевому импланту, но Карл её остановил.

-Завтра наговоримся. Спокойной ночи.

Она кивнула и вновь обняла его. В душе Карла стало щемить еще сильнее. Комнату уже раскачивало, будто вокруг бушевал сильный шторм.

Окончательно пьяный Карл на ощупь и по памяти нашел свою комнату. Внутри всё было так же: полки забиты старыми компьютерными играми и книгами, а стол завален тетрадками и деталями от приборчиков. Мама, по-видимому, заходила сюда, только чтобы протереть пыль.

Не раздеваясь, Карл рухнул на кровать и мгновенно заснул. Вскоре со второго этажа стал доноситься тихий храп.

-Хорошо, что он вернулся… — начала Эвелин.

-Да, точно… Поможет мне крышу починить! – ответил Майкл, задумчиво глядя в окно. — И в саду уберется! И…

-Дорогой, как ты можешь? Неужели тебе важна только практическая сторона? – прервала его мысли жена, пьющая чай. Она любила невероятно крепкий чай, который никто помимо неё в Понивилле не мог пить. – Мог бы хотя бы сделать вид, что ты по нему по-настоящему соскучился. Вместо этого набросился на него с бутылкой и начал спаивать.

-Здесь выгода слишком очевидна! Но, знаешь, ты права, я соскучился по нему. Завтра, может быть, устроим ему экскурсию?

-Если он сможет проснуться… Хватит с тебя алкоголя, никакого сердца не хватит. Помнишь, что сказал доктор?

-Да когда я в последний раз пил?..

-Позавчера, на дне рождения твоего друга, — вставила Эвелин, но муж её проигнорировал.

— А тут такой повод! У меня, черт подери, сын вернулся в родное гнездо! Скажешь, не повод?

-Нууу…

Слова тихого семейного спора растворялись в ночной мгле…

***

-Черт… Нельзя так… Прямо с дороги же… — застонал Карл, держась за голову. Она не раскалывалась, а буквально распадалась на молекулы. Свет из окна бил прямо ему в глаза, как и в его городской квартире, только здесь он резал их на мелкие лоскуты. Пение птиц, доносящееся с улицы, звучало как грохот строительных инструментов.

Он всё же решился встать с кровати, решив, что хуже не будет, но ошибся. Каждое движение отзывалось бешеной болью в черепе, мир ходил ходуном. Часы показывали полдень. Карл, шатаясь, спустился на кухню. Его мама, одетая в халат, готовила блины. Папа, как обычно, спал до обеда, мотивируя это тем, что он “работящий пони, и в выходные может спать, сколько хочет”, в этом Карл был с ним согласен.

Он уселся за стол. Вернее говоря, рухнул на стул и кое-как принял вертикальное положение. Перед ним немедленно появилась пара столовых приборов и гора блинов. Мама не забыла и о клубничном варенье, и кинула в сок таблетку, в результате чего стакан стал напоминать гейзер.

-А где Кэт? – спросил Карл, поедая блины и запивая их соком. Его мысли замедлили свой бег, успокоились, и мир принял привычные очертания.

-В школе, — лаконично пояснила Эвелин, расставляя баночки со специями по местам.

-В выходной? В субботу?

-Ну такая у нас система образования… Бедным деткам покоя не дают. Вот если бы избрали Министра Нолсвилла, она бы сейчас сидела с нами, но нет, нам достался этот изверг, Министр Шелбург…

-А когда она заканчивает? – спросил Карл, игнорируя политику.

-Через час…

-Да я же еще успею её встретить! — вскрикнул Карл и выскочил из дома, на ходу дожевывая свой завтрак.

Он добрался до Понивилльской школы, сел на скамейке напротив выхода и стал следить за параспрайтами, игравшими в пыльной канаве.

Когда-то давно, эти мелкие пушистые комочки с крылышками были главной угрозой для большей части Эквестрии, но около пятидесяти лет назад была разработана технология стерилизации, снижавшая частоту их рождения почти до нуля. Теперь у многих пони любимым домашним зверьком являлся именно параспрайт: они легко дрессировались, были послушными и верными, ели всё подряд, гадили мало…

Прозвенел звонок. Среди гурьбы школьников, вывалившихся из дверей школы, Карл немедленно заметил свою сестренку. Она выделялась из их серой массы грацией и изяществом, она возвышалась над толпой, даже не взмахивая крыльями…

Карл неожиданно для себя “завис”, следя за ней. А тем временем, её окружили три жеребца довольно неприглядной наружности. Они заставили её сменить курс и пойти на спортивную площадку. Карл поднялся со скамейки и проследовал за ними.

Они зажали её в углу. Один из жеребцов спросил у неё насчет какого — то бала. По – видимому, Кэтрин ответила отказом, потому что на лицо этого парня набежала тень, а его дружки напряглись. Кэт держалась молодцом, но её явно пугало и беспокоило численное превосходство противников. Она уже собралась позвать на помощь, как вдруг один из жеребцов поднял копыто, и к ней устремилась голубая волна. Её горло не издало ни звука. Имплант синтеза речи был отключен ЭМИ вспышкой.

В жилах Карла закипела ярость. Он вышел из-за кустов, окружавших площадку. Кэт заметила его и махнула ему копытом. Жеребцы обернулись.

-Это не твоего ума дело, проваливай, — грубо крикнул один из них.

Они были почти того же роста и комплекции, что и Карл. Святая троица: пегас, единорог и простой пони. Большая часть их шерсти была покрыта татуировками, одежда напоминала гору разноцветных тряпок, кое-как связанных невидимыми нитями, а прически выглядели, как кошмар стилиста-парикмахера. Пегас начал раскручивать цепь с железным шариком на конце, единорог создал короткий ножик прямо из воздуха, а пони надел на переднюю ногу кастет. Они могли напугать какую-нибудь шпану дошкольного возраста, но на стороне Карла выступал большой опыт городских боев и корпоративная подготовка, ну и то, что они наседали на его любимую сестру. Последнего фактора хватало, чтобы Карл скрутил каждому из них шеи голыми копытами, даже без тренировок.

Пегас с цепью, не дожидаясь команды своих дружков, метнул своё оружие в инженера, но промахнулся, а Карл перехватил цепь, накрутив её на своё копыто, после чего резко потянул. Не ожидавший такого поворота жеребец налетел прямо на его удар и отключился. Остались двое. Увидев, что их друг выбыл из боя, они стали осторожнее и начали обходить Карла с разных сторон.

Он стоял неподвижно, что их удивляло, обычно их жертва начинала метаться. На самом деле, он сконцентрировал внимание на единороге. Противники напали одновременно. Как Карл и ожидал, парень с магической заточкой держал её на большом расстоянии от себя, это позволяло быстрее ткнуть врага, но делало владельца более уязвимым. Быстрый перекат – и Карл оказался прямо возле хулигана, нанося ему быстрый удар по рогу. Телекинетическое поле рассеялось, и ножик растворился в воздухе. За этим последовал мощный апперкот, выбросивший единорога в кусты.

Последний пони, уже набрав скорость, резко переменил направление, и побежал к выходу с площадки. Карл просто поднял правое копыто и выстрелил в беглеца из шокера. Тот упал на асфальт, сотрясаемый электрическим зарядом.

-Ты в порядке? – спросил Карл, подходя к Кэтрин.

Она кивнула и показала на своё горло. Он вынул имплант и осмотрел его: ЭМИ отключил батарейку, питавшую процессор, но ничего серьезного не произошло. Движением опытного инженера Карл перезагрузил ядро и отдал устройство владелице. Она вставила его на законное место.

-Спасибо, — голос был механическим и безэмоциональным, но лицо Кэт само говорило за неё. – Я так по тебе соскучилась…

Она вновь обняла его. На этот раз разум Карла не был затуманен алкоголем, но виски всё равно болели, вдобавок, его трясло от переизбытка адреналина.

-К тебе часто пристают? – спросил он, кивая на два тела, лежащих на бетоне.

-Нет, не совсем. Эти — с параллели… Просто, завтра бал, а я себе партнера еще не выбрала, вот они и пристали. Теперь все они меня бояться будут! А где ты так научился?

-Я же воин городского фронта! – пафосно заявил Карл. – Я таких щенят по десять в день отключаю.

-Правда? Круто! Научишь меня?

-Обязательно. Пойдем домой…

-Хорошо! Расскажи, как у тебя жизнь. А то ты с утра валялся, как мешок, и пускал слюни в подушку… — несмотря на абсолютную безэмоциональность синтезатора, Карл почувствовал укол укоризны.

Проходя мимо парализованного оппонента, Карл наклонился над ним. Жеребец мог видеть и слышать, несмотря на всё еще работающие электроды, торчащие из его тела.

-Слушай ты, отброс общества. Если узнаю, что вы трогали мою сестру, или хотя бы подходили к ней, вы пожалеете, что на свет родились, ясно?

Не дожидаясь ответа, Карл ударил противника по лицу, разбив тому нос, и покинул спортивную площадку.

-Зачем ты так? – механический голос Кэт был сухим, как пустыня.

-Ты шутишь? Они хотели заставить тебя пойти с ними на бал, а теперь ты на их стороне?

-Я не на их стороне, но это было немного жестоко…

-Пусть знают и боятся. Если девушка говорит “Нет”, это значит “Нет”!

-Тоже верно, — Кэт решила переменить тему и резко взлетела, повиснув в паре метров над дорогой. – Пока тебя не было, тут так много всего произошло! Меня приняли в Академию Вандерболтов! Я блестяще сдала вступительный экзамен, но перед ним так волновалась! Тренер говорит, что меня ждет большое будущее! Кстати, он у нас очень строгий, мы летаем почти без остановок, готовимся к соревнованиям! – скорость её речи быстро увеличивалась, как и скорость её полета. Карл уже с трудом за ней поспевал. – Представляешь, когда-нибудь я буду летать с воздушными героями! Будем сражаться с монстрами, может быть, я когда-нибудь смогу сделать Радужный Взрыв! Ну знаешь, тот, который случается, когда пегас развивает скорость, достаточную для…

-Подожди! – пропыхтел Карл, пытаясь догнать чрезмерно ретивую пегасочку.

Она с удивлением обнаружила, что летела уже в двадцати метрах над дорогой и в сорока метрах – от своего брата.

-Ой, извини, я что-то увлеклась… — она слегка покраснела и уселась на облачко, дожидаясь Карла.

-М-да… — он остановился, чтобы отдышаться. Из-за жуткого похмелья, его тело совершенно не отдохнуло за ночь. – Вижу, ты многое успела. Я… Сейчас… Фуух…

— Что я всё о себе-то? Рассказывай, что у тебя случилось! – она растянулась в импровизированном кресле и лукавым взглядом смотрела на своего брата.

-Я? А что я… Вот, работаю! Недавно стал работать по специальным условиям, типа полевых тестов.

-Весело?

-Ты даже себе не представляешь, насколько… — проворчал Карл, вспомнив ночной полет над Кантерлотом.

-А что тестируешь?

-Что-то вроде… Ну, это… Как его там…

-Ну скажиии…- Кэтрин перевернулась на спину и исподлобья взглянула на Карла. Голосовой имплант ужасно имитировал мольбу в голосе, но этому просящему взору он не смог воспротивиться.

-Шпионские штучки, — признался Карл, отводя взгляд. – Но ничего опасного, ты не подумай! Разные радары, очки …

— И ты молчал… — задумчиво протянула Кэт, с укоризной глядя на него. Её голос по-прежнему был холодным. Она спрыгнула с облачка и пошла дальше по дороге.

— Просто повода не было! – Карл начал её догонять. – Ты же сама сказала, что я валялся как убитый! А потом я проснулся, поспешил сюда, а тут…

Кэтрин слегка замедлила свой шаг, на её лицо набежала тень.

-Что-то не так? – спросил Карл. Прежде чем ответить, она собралась с мыслями.

-А ты не хочешь… быть моим партнером на балу? А то никого привлекательного уже нет, я с Академией забегалась, и всех жеребцов разобрали…

Это было неожиданное предложение.

-Почему нет? Это честь для меня, — ответил Карл, слегка задирая подбородок и приосаниваясь.

-Правда? Ой, как хорошо! Ты только никому не говори, что я твоя сестра. Подруги обзавидуются! Такой статный и сильный жеребец угодил в мои копыта…

Карл залился краской – он не ожидал такого яркого комплимента, однако, из-за механизма в её горле, эта фраза прозвучала несколько мрачно. Кэт лукаво улыбалась, слегка склонив голову набок, и наслаждалась произведенным эффектом.

-Разумеется. Если спросят – я приезжий из Кантерлота. Можно еще сказать, что служащий Гвардии. Вот это будет звучать круто! – наконец сказал Карл, качая головой и стараясь не встречаться взглядом с Кэтрин.

-Дааа… — мечтательно протянула она. Внезапно, она остановилась. – А у тебя есть костюм, типа смокинга? Если нет, то я не откажусь от шопинга! Хи-хи, рифма получилась…

Карл сглотнул. Шопинг. Слово, приводившее его в священный ужас. Он действительно попал в хитро расставленные сети своей сестренки…

***

Вечером, в здании мэрии собралась вся молодежь Понивилля. Карл и Кэтрин прибыли, когда вечеринка была в самом разгаре.

Платье Кэтрин было бесподобно. Изящный рыжий шелк облегал её стройную фигуру, подчеркивая женственные изгибы… Карл, глядя на неё, вспомнил Элис. Она была так же красива.

Едва их пара зашла в зал, все взоры обратились к ним. Все хотели узнать, что за таинственный фрукт Кэтрин урвала себе на бал. Её немедленно окружили пони, желающие знать подробности жизни Карла. Он, безусловно, выглядел эффектно: смокинг, галстук – бабочка, черные туфли и солнцезащитные очки — точная копия Кона Мейна из шпионского кино.

Кэтрин льстило подобное внимание, но она предоставила Карлу возможность описать себя. Он говорил тихо, твердо и отрывисто, ясно показывая всем: “Я тут самый крутой”. После знакомства со многими работниками школы и друзьями Кэт, Карл почувствовал урчание в животе.

-Извините меня, мисс, — произнес “супершпион” нарочито строгим голосом. Кобылки, стоявшие неподалеку, немедленно навострили ушки. – Мне нужно отойти, зовет долг службы.

Кэт неохотно его отпустила. Пара кобылок незаметно проследовала за ним. Едва Карл набрал себе закусок и собрался вернуться к сестре, как его к столу прижали молоденькие пони. Их глаза горели каким-то мистическим огнем.

-Можно с вами познакомиться?

-Возможно… Зависит от того, с какой целью… — неопределенно протянул Карл, пытаясь найти путь к отступлению. Его попросту не было.

-Ммм, а как вас зовут? – спросила одна из них.

-Майкл, — первое имя, которое пришло в голову. – Майкл Бёрдвелл.

-А зачем вам очки?

-Моё зрение многократно усилено имплантами. Вдобавок, мне нужно сохранять секретность. Советую вам забыть мой облик, когда уйдете отсюда.

-Ууу, ваша профессия, наверное, рискованная…

-Безусловно, иногда приходиться защищать принцессу буквально собственным телом. У меня за это даже пара медалей есть…

-А расскажите о самом опасном задании, какое у вас было! – попросила вторая кобылочка.

-Помню, культисты заложили в замке бомбу, – Карла понесло. — И у нас была лишь минута на её отключение. Принцесса Селестия не могла покинуть Кантерлот из-за делегации зебр, прибывших на званый ужин. Наши агенты начали прочесывать весь замок, а я немедленно отправился в генераторную комнату. Моё шестое чувство говорило, что бомба именно там. И знаете что? Я оказался прав. Итак, ситуация: три секунды до взрыва, у меня есть лишь мои зубы, железная выдержка и два провода, красный и синий. Какой мне надо было перекусить?

-Красный, — задумчиво произнесла одна.

-Дуура, — протянула другая. — Так только в фильмах бывает, надо синий!

-Сама дууура! – ответила первая.

-Вообще-то, — прервал Карл нарастающую ссору. – Надо обрубать оба. Для гарантии.

Обе кобылки издали вздох восхищения.

-А после этого, я вышел во двор, где моего друга окружили враги. Их было около сотни. Моего боевого брата ранили, а я взвалил его на свои плечи и начал прорываться. Они наступали отовсюду, на месте каждого павшего вставали двое. Мой магический щит слабел, но я успел запрыгнуть в их десантный челнок и заставить пилота увезти нас оттуда… Теперь моя статуя стоит в Королевском Саду, за героизм, проявленный при исполнении обязанностей… И за угон челнока!

-Да уж, помню, будто это было вчера… Вот именно тогда я и потерял глаз и копыта, девочки. И с тех пор у меня седая шевелюра… От яда, которым культисты заряжали свои пушки… Иглометы! – рассказ Карла прервал голос с другого конца стола с угощениями.

Это был Джейсен. Его импланты были отполированы до зеркального блеска, а на его теле отлично сидел новый, с иголочки, смокинг. Он широко улыбался, зачерпывая себе пунш из огромной чаши. Внимание кобылочек, подобно лесному пожару, переметнулось к нему. В голове у Карла возникло множество вопросов к Джейсену, который купался во внимании глуповатых школьниц, но он решил повременить, принявшись за закуски. Кэтрин вела тихую беседу с директором школы. На подиуме, за диджейским пультом стояла механическая пони с пурпурными диодами на месте глаз, покрытая хромированными пластинами и качающая головой в такт музыки. Её слуховые сенсоры были стилизованы под большие и тяжелые наушники, давно вышедшие из моды. Это был гость из прошлого: Ди-Джей Пон-3. Когда – то давно, она завещала заморозить своё тело в криокамере, а потом возродить его, тем или иным способом. По-видимому, её нисколько не смущал цельнометаллический носитель.

Кобылки потеряли интерес к Джейсену, когда в помещение вошел “Кронпринц Кантерлота”. Они верили любому титулу, слову или слуху, касавшемуся их ушей. Карл надеялся, что эта доверчивость не сыграет с ними злую шутку.

-Что ты тут делаешь? – он повернулся к своему другу, смотрящему в сторону диджейского пульта. — Я думал, ты поехал с Орианной.

-Секундочку, пунш попробую… — ответил он, осушая бокал одним глотком. – Божественно. У тебя тут, я вижу, веселая тусовка. Присмотрел себе подругу? Мне нравится вон та пегасочка, в оранжевом платье.

-Это моя сестра, — глухо произнёс Карл.

-Не может быть! Такая красавица – и твоя сестра? Да тебя в переулке встретишь – сердце выпрыгнет, а она – богиня, – улыбнулся Джейсен, рассматривая Кэтрин. – Она мне мою старшую сестру почему-то напомнила… Хотя Виолетта – знатная зануда…

-Ты тоже не самый приятный собеседник, глазастик…

-Эй, глаз – не моя вина! Это же всё культисты, они нас окружили и мы отбивались…

-Кстати, спасибо, что подыграл, – перебил его Карл. — Тебя познакомить с Кэт?

-Стоп, — Джейсен выпил еще один стакан пунша и пригладил непослушные волосы. – Если что, я – солдат Маятниковой войны.

-Она прошла двадцать лет назад, — произнёс Карл, вспоминая выпуски новостей и аналитические передачи, которые он и его отец смотрели вместе.

Маятниковой войной назывался локальный конфликт, произошедший довольно давно между зебрами и народом Эквестрии. На границе их государств был найден огромный источник звёздной пыли – мощного магического реагента, необходимого академиям магии обеих сторон. У зебр она использовалась в качестве основы для оберегов и зелий, у пони – топливом для магических ядер, питавших технику.

Кстати говоря, путь развития государства зебр пошел по несколько иному пути. В отличие от Эквестрии, где упор делался на бионику и кибернетику, зебры стремились в первую очередь к продлению жизни, её расширению, и победе над смертью. Основными отраслями были генетика и биология, а в подпольных лабораториях часто практиковалась чёрная магия и даже некромантия. Официально, она была незаконна, но соблазн поддаться власти над мёртвыми был слишком велик.

Шахта “Звёздный Зуб”, где были найдены огромные залежи звездной пыли, переходила из рук в руки, подобно маятнику часов. Земля многократно орошалась кровью невинных солдат, вынужденных выполнять приказы безумного правительства. Итогом конфликта стало мирное соглашение, обязующее обе стороны следить за ходом работ на объекте и делить добычу поровну, но в том бессмысленном бою пало несколько сотен солдат, погибших из-за упрямства правительственных чиновников. Что характерно, зебры потеряли гораздо меньше бойцов, поскольку они часто минировали шахту, чтобы вошедшие туда эквестрийцы понесли потери. Вдобавок, некоторые мёртвые солдаты, оживленные тёмными ритуалами, сражались в нескольких боях подряд. Однако существовала несколько иная точка зрения. Некий Снэпшутер написал репортаж об этом инциденте, настаивая, что никаких ресурсов там и в помине не было, но ему мало кто верил.

-А я седой ветеран! – голос Джейсена вывел Карла из воспоминаний. — Теперь видишь, почему я крашу волосы в серебристый? Помогает цеплять кобылочек… Скажу, что стал седым после боя с десятком бессмертных пони-зомби!

Карл, покачав головой, повёл Джейсена к Кэтрин. Она рассматривала ледяную статую фламинго, стоящую на столе.

-Кэтрин, позволь представить тебе Джейсена, моего старого друга.

-Очень приятно, польщена, — улыбнулась Кэтрин, обнажив белоснежные зубки. Синтезированный голос не передавал никаких эмоций.

-Взаимно, — ответил Джейсен, слегка поклонившись.

-Он работает со мной, в ЭпплКиберТех, инженером-испытателем… — произнес Карл, обнимая свою сестру.

Негодование Джейсена выдал механический глаз, слегка дернувшийся в сторону Карла, но он промолчал, несмотря на желание описать себя как бывалого солдата.

-Неужели? – Кэтрин не заметила замешательства. — Карл о тебе много рассказывал… Мне очень интересна твоя профессия. Ты глаз во время испытаний потерял?

-Ну, я хотел рассказать вам интересную историю, Кэтрин… — начал Джейсен, но она его прервала.

-Прошу вас, просто Кэт. И можно на “ты”, не слишком люблю эти глупости.

-В этом мы похожи. Так вот, кое – кто, — с этими словами, он многозначительно взглянул на Карла. Тот сделал вид, что высматривает кого-то в толпе. – Раскрыл все карты. Да, погрузчик стал одержим демонами. Именно тогда мы с Карлом познакомились.

-Интересно, а седым ты почему стал?

-Как – то раз…

-Кха-кхе-краска-кхе, — закашлялся Карл, едва пряча улыбку.

-Мне нравится твой выбор цвета, Джейсен, — произнесла Кэт, улыбаясь. Её имплант начал издавать режущие слух скрипучие звуки. Так звучал синтезированный смех.

-Спасибо, – Джейсен, покраснев, сверлил Карла взглядом. – Мне Карл тоже очень многое о вас говорил. Исключительно положительное, разумеется. Вы… То есть, ты… Сейчас учишься в школе?

— Да, последний класс, и я поступила в Летную Академию Вандерболтов! – её глаза загорелись энтузиазмом, который устройство в её горле не было способно сымитировать.

— Уверен, тебя там ждет успех. У меня там есть один знакомый по кличке Спинклауд, если что — обращайтесь за помощью к нему. Он замечательный пони.

-Спасибо большое, запомню. Ох, это Дрэссвейвер, прошу меня извинить, — Кэтрин пошла ко входу, где как раз появился пони белого цвета с розовой гривой, завитой в странную прическу. Судя по фамилии, это был известный модельер.

-Твоя сестра прямо уххх, скажу я тебе! – произнес Джейсен, провожая Кэт взглядом.

-Позволь узнать, какого черта ты тут вообще делаешь? – спросил Карл, раздраженный таким вниманием с его стороны. – Ты ведь собирался отправиться в путешествие со своей женой!

-А вот это – хороший вопрос! Возникла проблема, — при этих словах Карл тяжело вздохнул. – Нас опять вызывают. Вблизи Понивилля, в Вечнодиком лесу находится секретная исследовательская лаборатория. Они недавно послали сигнал СОС, после чего связь прервалась. И так как ты был близко, они собрались посылать тебя!

-Восхитительный отпуск! Этого нет в нашем контракте! У нас ВООБЩЕ нет контракта! Какого сена?!?!

-Чувак, успокойся. – Джейсена перспектива идти в Вечнодикий Лес не пугала. — Элис сказала, что продлит нам отпуска, когда мы выполним задание. И добавит деньжат на счет!

-Эээх… Я думаю, спорить бесполезно? – Карл задал риторический вопрос. Его друг кивнул в ответ. — Куда конкретно нам надо отправляться?

-Она сказала, что надо взять одного из Ловцов, они получили соответствующие указания. Короче говоря, только тебя все ждут! Отправляться нужно немедленно.

-Но у Кэт же праздник! – сдавленно произнес Карл, выискивая свою сестру в толпе. – Надо её предупредить. Если свалим так – она мне сердце высосет через уши.

-И что ты ей скажешь? “Извини, сестренка, мне надо идти на мега-рискованное задание, и не факт, что я вернусь?” – язвительно спросил Джейсен.

***

Кэтрин отреагировала на весть об уходе Карла так, как он себе и представлял. А именно: она очень разозлилась.

-Куда вы собрались? Я тебя никуда не отпущу!!! – её голос балансировал на грани ультразвука. Недостаток эмоций имплант компенсировал громкостью.

-Понимаешь, тут такая ситуация… Там на заводе… В общем, ЧП. И мне, как надзирателю, надлежит быть там…

-Ты говорил, у тебя отпуск! – вокруг троицы уже собралась толпа. Ситуация накалялась. – Учти, если ты уйдешь сейчас, я тебе никогда этого не прощу!!!

Джейсен, глядя на Кэтрин, слегка побледнел. На его глазах милая, воспитанная пегасочка превращалась в неуравновешенную и дикую фурию: весьма неприятное зрелище.

-Прости, Кэт, но так нужно… — произнёс Карл, внутренне съёживаясь и ожидая как минимум метеорита в голову.

В её глазах скакали бешеные огоньки, пожирающие его. Внезапно, она моргнула, огоньки в глазах сменились льдинками.

-Как пожелаете, — она развернулась и ушла. Карлу было бы менее больно, если бы она его живьем съела. Смотреть на то, как она, обиженная, уходит и растворяется в толпе, было невыносимо. Джейсен воспользовался заминкой, схватил друга зубами за гриву, и потащил его к выходу.

Всю дорогу до деревни Ловцов Карл шел молча. Мягкий и прохладный ветерок резал его, словно лезвие бритвы. Наличие луны на небосклоне казалось ему злобной иронией, ему хотелось погрузиться в чистую, бесконечную тьму, где нет звезд и небесных тел. Чириканье жуков в ночной траве оглушало его. Образ Кэтрин вертелся у него перед глазами, не позволяя ему насладиться вечерней природой так, как ею наслаждался Джейсен…

Наконец, они пришли на окраину Вечнодикого леса. Деревья уже нависали над ними своими ветками, но хижины Ловцов были вдалеке. Джейсен остановил Карла жестом и свистнул. В ответ ему пришло чириканье и совиное уханье. Он подождал пару секунд, после чего свистнул еще дважды. На дорогу прямо перед ними беззвучно приземлился большой куст. Это оказался искусный камуфляж, под которым скрывалась фигура богатырских размеров.

Когда ловец сбросил капюшон, Карл с удивлением понял, что перед ним стояла кобылка. Её тело больше соответствовало жеребцу – бодибилдеру. Она медленно нависла над Карлом, буквально впечатывая его в землю взглядом. Над поляной повисла тишина.

Первой сдалась загадочная кобылка. Её губы едва заметно задрожали, после чего она громко рассмеялась.

-Видел бы ты своё лицо! Будто на тебя Великая Урса выпрыгнула!!! – её голос соответствовал фигуре, мощный и необычно низкий для дамы. – Я так понимаю, вы – те самые агенты из Тех.?

-Да, именно так, — произнес Джейсен, едва пряча улыбку. По-видимому, он уже успел с ней познакомиться.

-Отлично, ты Карл, верно? Извини за такое приветствие, не удержалась. Ты не в обиде? – сказала она, оглядывая Карла с головы до копыт.

-Нет, я…

-Вот и отлично, — прокричала она, сгребая его в охапку. – Друзья! Кстати, мое имя – Дженнифер, но все зовут меня Джен или Дженни! Пойдем скорее, контракт не ждет, заложники в опасности! — она ослабила хватку, и, насвистывая задорную песню, пошла в сторону хижин на деревьях.

-Почему ты не предупредил, что она… вот такая? – прошипел Карл, потирая ребра. Хватка у этой кобылы была подобна кузнечному прессу.

-И упустить такой прикол? Никогда.

-Ну ты и урод…

-Какой есть, — произнёс Джейсен, пожав плечами.

-Мы пришли. Элис сказала, что всё необходимое снаряжение находится здесь, — сказала Дженни, поднимая совершенно неприметный кусок земли. Под ним оказался большой железный люк, ведущий в подземное хранилище. Внутри лежали два Агентрона, “подавитель”, комбинезоны – в общем, всё, чем Карл и Джейсен пользовались на прошлом задании. Джейсен на этот раз надел на плечо лазерную пушку, сказав, что собирается протестировать огромное оружие на деле. Одевшись в ставшее уже привычным снаряжение, два друга вылезли из хранилища. Дженнифер нигде не было. Карл начал беспокоиться, но внезапно прямо перед ним с криком “БУ” вздыбился пласт травы, что напугало его до икоты. Как оказалось, она умела мгновенно маскироваться под практически любой элемент пейзажа. Она вновь залилась смехом, глядя на испуганное и растерянное лицо Карла.

-Готовы? – спросила она, безуспешно пытаясь подавить смешки.

-Да, — угрюмо фыркнул Карл. Джейсен тоже тихонько посмеивался.

-Ладно, слушайте. От меня не отходить дальше, чем на два шага. Общаться только по внутренней связи, шепотом, животные чутко реагируют на каждый шорох, — тон Дженни сменился на учительский. Она, по – видимому, говорила эти слова не в первый раз. — Путь будет извилистым, нужно избегать занятых зверями территорий. Желательно идти за мной след в след, во многих местах расставлены ловушки.

-Ловушки на кого? – спросил Джейсен, осматривая плотную стену деревьев.

-Мы же Ловцы, — спокойно ответила проводница. – Мы не выпускаем из Леса опасных существ, и при этом извлекаем из них максимальную выгоду. Вот раньше, лет сто-сто пятьдесят назад было времечко! Звери спокойно могли заглянуть в городок, учуяв запах пирогов, которые готовила какая-нибудь старушка. Однажды, Малая Урса заглянула на огонек, но Твайлайт Спаркл с ней справилась. Ух, вот у неё силища – то была!

-Ты так говоришь, будто ты её лично знала, — пробормотал Джейсен, аккуратно перешагивая через огромный корень.

-Изучение Великой Шестерки входит в обязательную школьную программу Понивилля. Разбуди любого жителя посреди ночи, и спроси, сколько было лет Рэинбоу Дэш, когда она получила кьютимарку, и получишь мгновенный ответ, — Дженни трещала без умолку, при этом ни на секунду не отвлекаясь от известного ей одной пути. Её могучая фигура легко и грациозно преодолевала сломанные ветки и густые кустарники. Карл отлично знал всё, о чем она рассказывала, но Джейсену было очень интересно узнать побольше о великих исторических фигурах. – Монумент Шестерки является, по сути, иконой, город каждое лето наполняется паломниками, жаждущими получить “Благословление Дружбы”.

— Хм, странно. Раньше такого ажиотажа не было… Фанатики, конечно, присутствовали, — прервал её Карл, спускаясь за Дженнифер в овраг. – Но чтобы каждый год...

-Похоже, что некоторые разумные жители Эквестрии поняли важность идеалов дружбы, взаимопомощи, сострадания, толерантности. Давно пора… И вот, мы пришли.

Они стояли на возвышении, у подножия холма находился комплекс белых зданий, окруженных высоким бетонным забором. Зона была укрыта маскирующим полем, так что с неба это место выглядело, как болото. Посередине находилось огромное сферическое сооружение, напоминавшее обсерваторию, только без телескопа. Вокруг него в хаотичном порядке располагались небольшие будки и невысокие прямоугольные сооружения. По всей территории исследовательского центра сновали мелкие фигуры, едва различимые в надвигающихся сумерках.

-Так-с, вот и “Чёрная Искра”, один из самых секретных исследовательских центров Эквестрии… — спокойно сказала Дженнифер. Карла этот комплекс не слишком впечатлил. Его мысли всю дорогу были заняты совершенно другими вещами. В его глазах отпечатался один образ: Кэтрин, растворяющаяся в бесконечной серой толпе. Джейсен тем временем взглянул на горящую отметку на своём Агентроне.

-Они тоже здесь, — сказал он и взглянул на покрытое тучами небо. Едва заметные рубиновые огоньки медленно опускались в лес: десантные капсулы, в каждой из которых находился полностью укомплектованный отряд закованных в черную броню бойцов. – Группы захвата вот-вот выйдут на позиции.

-Стоп, а как мы пройдем в комплекс? – Карл вернулся в реальность, оглядывая поляну.

-Специальный чёрный ход, — Элис впервые подала голос через наушник. – Сейчас открою.

Ствол толстого дуба, стоящего рядом, с шипением раскрылся. Внутри находилась узкая шахта лифта, способная вместить зараз лишь одного пони.

-Извините, парни, здесь я вас оставлю, — Дженнифер смотрела на голубые цветы, растущие у подножия холма. – Я не смогу вам помочь внутри – у меня клаустрофобия. Пойду, соберу цветочки. Удачи вам, надеюсь, мы еще встретимся.

-Спасибо, что помогла! – ответил Джейсен, улыбаясь.

Платформа лифта увезла Карла под поверхность Вечнодикого леса, на глубину около десяти метров. В коридорах светились лишь огоньки аварийного освещения.

-Элис, отошли Джейсену платформу.

-Не надо! – сверху донесся веселый голос.

Из шахты донесся противный скрип металла о металл, через пару мгновений он прекратился, а еще через секунду на пол приземлились четыре стальных копыта, глухо шипящие гидравликой.

-Ты же понимаешь, что это – негарантийное использование имплантов, верно? – фыркнул Карл, глядя на красные огни на его стальных конечностях.

-Я очень люблю тесты, друг мой, это же моя работа! А тебе надо сконцентрироваться на задании. Я понимаю, тебя гложет чувство вины перед Кэт, но извиниться ты всегда успеешь, а мир не каждый день спасают. Подумай сам, Элис будет от тебя без ума! Жеребец, спасший Эквестрию!

-Ч-то!?!? – одновременно произнесли Элис и Карл.

-Шучу, шучу, — Джейсен отодвинул микрофон ото рта. – Но подумай над этим.

Карл покачал головой и пошел вперед по голому бетонному коридору.

***

Саймон, единорог темно-серого цвета, стоял на том месте уже целую вечность. Он сторожил вход в лифт, ведущий на верхние этажи научного комплекса. Ему не совсем было понятно, зачем он сторожил именно этот лифт, но раз Лорди сказал – значит так было нужно.

-ПИКАБУ!!!! – донёсся крик из темноты. Винтовка Саймона, прислоненная к стенке, мигом взлетела вверх и ударилась в потолок: если единорога сильно напугать, он может потерять контроль над своими заклинаниями. Бывший гвардеец был очень нервным.

-ТВОЮ МАТЬ, КОЛТОН! Хватит так делать! – заорал Саймон, всё еще дрожа.

-Что, чуть кирпич не отложил? – пегас рыжего цвета с растрепанной желтой гривой вышел из-за угла с широкой ухмылкой на лице. На его теле находились небольшие сумки, а на спине висел дробовик. Благодаря хитрому механизму, он мог за пару мгновений развернуться в сторону противника и дать залп. Огонь контролировался зубами оператора, а перезарядка была автоматической.

-Какой еще кирпич? – с недоумением спросил Саймон, переставляя свою винтовку на предохранитель. – Хотя подожди, не объясняй. Еще одну цитату из твоих бесконечных “Всемирных Сетей” я не выдержу.

-Да брось, всё не так плохо.

-Я тебя знаю, ты — информационный наркоман. К тебе любая дрянь липнет.

-Ко мне липла всякая дрянь, но потом я…

-Нет-нет, не вздумай…

-Получил стрелу в колено! – прошептал Колтон, едва сдерживая смех.

-Я тебя ненавижу! Ты вставляешь эту тупую шутку вообще повсюду, тебя самого она не достала!?!? – Саймон, напротив, орал на весь коридор.

-Не-а, мне просто нравится играть на твоих нервах. Знаешь, это как играть на лире. Такой хрупкий, но прекрасный инструмент…

В дальнем конце коридора, в котором стояли два культиста, появились две фигуры: единорог и пони. У единорога конечности и глаз были заменены имплантами. Они были одеты в черные комбинезоны, у обоих на передних копытах висели странные приспособления, а у единорога на спине была закреплена огромная лазерная пушка.

-Вот! – сказал Колтон, оглядывая новоприбывших. Он даже не заподозрил в них противников. – Респект таким парням, даже без копыт они не забывают о патрулировании, а мы вынуждены стоять здесь и сторожить дверь, бездарно растрачивая свою жизнь…

Саймон тяжело вздохнул и повернулся к двум новичкам.

-Извините моего друга, он довольно… Экстравагантный. Вы из складского помещения?

-Да, типа… того. Да, мы оттуда, — ответил единорог. Пони, стоящий рядом с ним, заметно побледнел.

-Вот и отлично, давно пора нас заменить. Я голоден, как волк, — Саймон задумчиво взглянул в потолок. – Интересно, что здесь вкусного можно в столовой найти?

-Еды нннада? – протянул Колтон, сузив глаза. Саймон обжег его взглядом, и, схватив зубами за гриву, потащил вдоль зеленой стрелки, нарисованной на стене.

-Давай, до свиданья! – крикнул Колтон напоследок.

-Прикольный парень! – улыбнулся Джейсен, поворачиваясь к Карлу. Он всё еще смотрел вслед двум бывшим собеседникам.

-Они ведь культисты… Я думал, нам придется их убить.

-Да брось, они не промывают друг другу мозги. Я надеюсь… — Джейсен замялся. — К тому же, это могут быть простые наёмники.

-Советую вам поторопиться, скоро наши бойцы начнут штурм, – голос Элис неожиданно раздался в наушниках агентов. – Единственная вещь, представляющая ценность в этом комплексе – Генератор Нуль-Поля, поэтому советую Джейсену идти и спасать захваченных ученых, они находятся на нижнем уровне. Карл, ты иди наверх и отключи системы Генератора. Всё ясно?

-Оки-доки, — ответил Джейсен, глядя на огонёк на своём Агентроне.

Карл ничего не ответил, пустым взглядом сверля стену.

-Карл, прошу тебя, очнись и сконцентрируйся, — мягко сказал Джейсен. – Я понимаю, тебя гложет чувство вины перед Кэтрин, но сейчас нам не до этого.

-М-да… Ты прав, надо встряхнуться. Как мне туда попасть? – встрепенулся Карл. На его визоре зажегся путь в комнату управления. Джейсен уже ушел.

-Лифт вон там, — ответила Элис.

-Опять эти капсулы… — мрачно пробормотал Карл.

-Наш ранименький инженер – клаустрофоб? – язвительно шепнул наушник.

-Я не ранимый. У меня тонкая душевная организация, — ответил Карл, глядя на цифровое табло. Наконец, маленькая кабинка подъехала и двери раскрылись. Оттуда доносилась мягкая классическая музыка. Внутренности лифта были покрыты девственно белым пластиком.

-Да-да… Организация… — из наушника буквально тёк сарказм. – Давай, залезай.

-Я не боюсь закрытых пространств, просто… в них небезопасно, — произнёс Карл, нажимая на нужную кнопку.

Лифт остановился. Впереди были большие, слегка приоткрытые стальные двери. Карл приготовил “Подавитель” и зашел внутрь.

Всю дальнюю стену занимало панорамное окно, скорее всего, особенным образом защищенное. За ним находилась огромная установка, так называемый Генератор Нуль-Поля. На потолке и полу крепились разнокалиберные катушки, черные шнуры проводов, подобно змеям, свисали с балок и выступающих деталей. Посередине устрашающего устройства, в силовом поле, висел монолитный черный камень, его поверхность была покрыта изумрудными, тускло светящимися рунами.

Контрольная комната была похожа рубку космического корабля из фантастического телешоу. У стен помещения стояли десятки мониторов и датчиков, фиксировавших состояние Генератора. Посередине находилось возвышение, на котором стоял культист в плаще, работавший с терминалом. Судя по аварийной сигнализации и визгу некоторых детекторов, он перегружал энергетические контуры.

— Немедленно отойди от панели и развернись, — Карл придал своему голосу властные нотки. С оружием на плече, пускай и нелетальным, это было просто.

Культист выпрямился, после чего повернулся к Карлу. Его лицо закрывала стальная маска, из-под капюшона выбивался белый рог, а тело скрывалось под плащом.

Мгновение он был тих и неподвижен.

-Карл? Что, и правда ты? – нерешительно прошептал единорог, оглядывая неожиданного гостя.

-Мы знакомы?

— Это же я… Ах, да, извини, — его маска разделилась на три части и раздвинулась, открывая лицо, покрытое шрамами и порезами. Однако этот взгляд Карл узнал.

-Лоуренс? – недоверчиво произнёс он, не опуская ствол. Перед ним стоял друг детства, жеребец, с которым он заглянул в каждый уголок Понивилля и даже посещал Вечнодикий лес.

-Да! Вот уж кого не ожидал увидеть… — он спрыгнул с возвышения и подошел к смотровому окну. – Как давно мы не виделись? Десять лет?

-Около того… Вижу, тебя жизнь успела неслабо потрепать за это время, — прокомментировал Карл, оглядывая шрамы Лоуренса.

-Получил их, когда путешествовал. В отличие от некоторых, — он слегка выделил последнее слово. – Я жил по-настоящему!

-По-моему, твоё увлечение Дэринг Ду переросло в манию, — Карл не опускал оружие.

-Может быть, но благодаря этим книгам я многое познал и многого добился. Например, это, — он раскрыл плащ. Под ним находилась силовая броня, на которой сияла гравировка в форме спирали. – Мой собственный культ! Недавно, надо сказать, я пробудил нашего повелителя! Теперь всё изменится к лучшему! – его глаза горели энтузиазмом, граничащим с фанатизмом. – Долой тиранию корпораций, страной должен владеть сильный правитель!

-Я слышал о Дискорде совершенно другое. Он – бог Хаоса и обманов. Ему ни в коем случае нельзя доверять.

-Ты неправ. Ты видишь лишь то, что тебя научили видеть, а я осматриваю всю картину в целом.

-У нас не слишком много времени, чтобы обсудить религиозные взгляды. Зачем ты здесь?

-Вот зачем, — он ткнул в стекло копытом. Будто в ответ, по черному монолиту прошлась едва заметная волна. – Мой повелитель приказал пробудить то, что спит в этом камне. Это будет грандиозно…

-А меня прислали, чтобы тебя остановить. Мне кажется, зарядка древнего артефакта темной энергией – не лучшая затея, — произнес Карл, вновь оглядывая черный камень, зафиксированный в рабочей зоне Генератора.

-Давай к нам! – Лоуренс переменил тему. — Посмотри вокруг, общество разрывается на куски коррупцией и эгоизмом. Дискорд может всё изменить. Он когда-то был правителем Эквестрии, под его началом страна процветала!..

Карл заметил маленькую лазерную точку, ползущую по шее Лоуренса к его виску. В дверном проёме стоял Джейсен, его лазерная пушка накапливала заряд. Через мгновение он должен был выстрелить.

Карл, словно по наитию, толкнул Лоуренса. Лазерный луч прошипел между ними и прожег огромную дыру в смотровом окне. На лицо главы культистов вернулась маска, и он немедленно развернулся к Джейсену, одновременно возводя магический барьер.

Он медленно подходил к Лоуренсу. Второй лазерный луч щит отразился в потолок, третий ушел в пол, четвертый попал в панель, на которой минуту назад работал глава культистов.

Лазерные пушки не могут стрелять на максимальной мощности больше четырех-пяти раз. Судя по размеру дыр в стекле, аккумуляторы уже должны были опустошиться. Джейсен это понимал, и поэтому, отстреляв полную батарею, прыгнул на Лоуренса и выбил его своим весом из окна. Два единорога рухнули на нижний уровень комнаты с Генератором, прямо на горы толстых черных проводов.

-Карл! – заорала Элис из наушника. – Он вот-вот запустится! Ты должен что-то сделать!

Инженер ЭпплКиберТех осмотрел пульт управления, превратившийся в бесформенную массу расплавленного металла. Работать с ним было невозможно. Единственный способ предотвратить грядущее светопредставление – вручную отключить установку.

-ВНИМАНИЕ, ПРОСИМ ВАС ПОКИНУТЬ РАБОЧУЮ ЗОНУ ГЕНЕРАТОРА NC114-85EKLS, ИДЕТ ПОДГОТОВКА К ПРОВЕДЕНИЮ ЭКСПЕРИМЕНТА! – под потолком взревел динамик.

Внизу Джейсен и Лоуренс вступили в магическую дуэль. Магия культиста приняла форму длинного клинка, а агента – палицы. В подпольных клубах Эквестрии часто устраивались нелегальные бои единорогов. Этот кровавый спорт был прибыльным из-за невероятной зрелищности: дуэлянты использовали не только холодное оружие, скованное силой их разумов, но и различные магические трюки.

Пока Лоуренс и Джейсен обменивались ударами, Карл прыгнул через отверстие в окне и приземлился на широкий стальной мостик, опоясывающий чёрный обелиск. Вокруг шипели электрические заряды. На мостике было два генератора поддерживающего поля, похожих на серебристых улиток, ползущих по кругу.

-Карл, тебе нужно отключить эти устройства очень осторожно… — Элис была тут как тут. Карл начал медленно вскрывать кожух устройства, пользуясь лишь своими зубами и копытами.

Агент и глава культистов скрестили оружие. Вокруг них полыхало психическое пламя, придававшее всему помещению потусторонний вид. Оба дуэлянта не уступали друг другу. На каждый удар находился блок, на каждый выпад – уворот, на каждый взмах – свой финт.

Через пару минут, Лоуренс, устав от затянувшегося боя, создал из воздуха сразу несколько клинков. Джейсену пришлось перейти в оборону. Когда он отступил на несколько метров, его противник, вместо того, чтобы продолжать атаку, соединил все свои лезвия в одно оружие, превращая их в огромный магический арбалет. На кончике его стрелы горел огненный шар.

-Черт, я тоже так хочу! – пробормотал Джейсен, прячась кожухом большого механизма, отвечавшего, по-видимому, за контроль температуры.

Ему удалось укрыться от огненного дождя и брызг плавящегося металла, который обрушивал на него глава культистов. Захламленность помещения играла ему на копыто, и он, стараясь двигаться бесшумно, начал обходить арбалетчика-пиромана. Карл тем временем отключил один из генераторов и перешел ко второму. По катушкам под потолком уже бегали чёрные молнии.

***

В комнате управления стояли две фигуры, следившие за происходящим через прожженное насквозь окно.

-Думаешь, нам надо вмешаться? – спросил Саймон, приглядываясь к действиям агента, запрыгнувшего на Генератор Нуль-Поля.

-Нам не так много платят. Лучше давай насладимся вон той дуэлью, — Колтон смотрел на двух единорогов, скачущих среди панелей управления и гор черных промасленных проводов. Вокруг них мелькали магические огоньки. — Ставлю на того, в броне. Стиль и пафос.

-Фиолетовый подвижнее. К тому же, броня часто ограничивает видимость…

-Стоять, не двигаться, — от дверного проёма донёсся властный и низкий голос.

Оба культиста развернулись. Перед ними стоял отряд солдат, закованных в черную панцирную броню. Около десятка стволов хищно скалились на Саймона и Колтона. Во главе отряда стоял жеребец без шлема. Его челюсть была механической, а в глазах светилось ледяное спокойствие.

-Это он сделал! – заорал Колтон, тыча копытом в Саймона.

-Сделал что? – спросил глава отряда. Остальные солдаты не шелохнулись.

-Я не работал в компании Ви-лайн, и меня не увольняли из-за кризиса!!! Это код для пополнения геймерского кошелькааааа!!! – Колтон закатил настоящую истерику на пустом месте. Саймон ударил себя по лицу копытом.

Гвардеец поджал губы и отдал приказ: “Схватить и связать”.

Через секунду, силовые накопытники сомкнулись на конечностях двух культистов.

-Вы взяли не того! Это был Освальд, я клянусь! – Колтон продолжал нести околесицу.

-Он всегда такой? – устало спросил капитан.

-Да. Вы не представляете, как он меня задолбал… — прошипел Саймон, после чего слегка встрепенулся. – С кем имею честь говорить?

-Капитан Морган Стоунхарт, сержант Внутренней Службы Корпоративной Безопасности ЭпплКиберТех.

-Язык сломаешь…

-Мне это не грозит, — протянул Морган, задумчиво касаясь стальной челюсти. Колтон продолжал нести бред, поэтому гвардейцу пришлось заткнуть ему рот гранатой. Кляп в штатное полевое снаряжение, увы, не входил.

***

Джейсен сумел подобраться в тыл к Лоуренсу и, немедленно выпрыгнул прямо на него, обрушивая на бронированную голову удар магической булавы. К его удивлению, оружие сломалось, наконечник упал на пол и превратился в кучку психического инея.

-Да ты шутишь что-ли??? – прошипел Джейсен, уставившись на оставшуюся рукоятку.

Стальная маска медленно повернулась к нему.

-Неплохая попытка… — отметил Лоуренс и магическим броском отправил Джейсена в короткий полет, прервавшийся ударом об стену.

Карл никак не мог отключить второй генератор.

-Помни, сначала вырви диспенсер, потом обесточь конденсатор… — Элис отдавала запутанные инструкции, выполнять которые в условиях громкого треска электрических зарядов было очень сложно.

-Карл, Дискорд тебя раздери, слезай оттуда, это опасно!!! – снизу донёсся голос Лоуренса. – Давай всё обсудим, как цивилизованные жеребцы! Этот камень несет добро всей Эквестрии!

-Не о чем тут говорить, я не собираюсь доверять твоему клану! Тебе – да, ему – ни за что! – ответил Карл вытаскивая зубами непослушные проводки.

— Да брось, я всё объясню! Ты и сам скоро всё увидишь!..

Лоуренс смотрел вверх, на своего друга, и не заметил, как к нему вновь подкрался Джейсен. На этот раз он просто вонзил осколок своего оружия в ядро брони главы культистов. Он с удивлением взглянул на рукоятку духовной булавы, торчащую из его груди, и рухнул на бок, будучи неспособным пошевелиться.

-Мне неприятно это признавать, но он прав! Убирайся с этих проклятых катушек, Карл!!! – прокричал Джейсен, осматривая огромный камень, висящий в поддерживающем поле.

-Я не успею!!! – закричал инженер, глядя на таймер обратного отсчета, выводившийся на его визор. – А, плевать на всё!!!

С этими словами, он ударил обоими копытами по корпусу генератора, превращая дорогой и сложный прибор в покореженный кусок металла. Поддерживающее поле отключилось, и черный обелиск рухнул вниз, пробив пол экспериментальной камеры.

-Ха, вот так мы делаем дела в Понивилле!!!

-ВНИМАНИЕ! ЗАПУСК НУЛЬ-ПОЛЯ! – механизм не заметил отсутствия камня, поэтому не прервал исполняемый протокол. Карл не успел слезть с держателей.

Тёмные молнии сорвались с катушек под потолком и прошли мимо того места, где должен был быть обелиск. Мостик, на котором стоял инженер, мгновенно превратился в смертельную ловушку. Несколько зарядов пробили его тело насквозь, сжигая одежду и волосы, и превращая Агентрон в бесполезный кастет.

— ОТКЛЮЧЕНИЕ УСТАНОВКИ! ОШИБКА №404, ОБЪЕКТ НЕ НАЙДЕН!!!

Луч голубой энергии сорвался с катушек, устремился к потолку и пробил его, будто он был сделан из бумаги.

Вечнодикий лес осветился столбом света, идущим из самого сердца чащи. Свет дошел до верхних слоев атмосферы и горел несколько секунд.

-ПРОВАЛ АВТОМАТИЧЕСКОГО ОТКЛЮЧЕНИЯ, ЗАПУСК АВАРИЙНОЙ СИСТЕМЫ!!!

Свет пропал, весь исследовательский центр погрузился во тьму. Несмотря на то, что Генератор больше не работал, Карл продолжал несколько секунд висеть в воздухе, уставившись стеклянными глазами на бескрайнее небо сквозь дыру в потолке. Через минуту, гравитация взяла своё, и Карл начал падать, но Джейсен успел поймать друга телекинезом, и положил его на большое переплетение проводов.

На теле Карла остались многочисленные ожоги, но сердце его билось, хоть и слабо. Джейсен взглянул на то место, где лежал глава культистов. Его броня еще не включилась, от неё исходил тонкий, едва заметный дымок.

Несколько дверей аварийного доступа одновременно открылись, и оттуда выпрыгнули черные солдаты, на их шлемах горели фонарики, а стволы хищно осматривали всё помещение на наличие потенциальных врагов. Черные Стражи окружили двух полевых агентов и тело культиста. Когда они открыли маску на броне, внутри никого не было.

-Элис?- сказал Джейсен в микрофон, игнорируя гвардию корпорации. — Карлу нужна помощь.

-Я вижу. Скоро прилетит медчелнок. Поздравляю вас, вы в очередной раз успешно завершили задание, и выжили!

-Боюсь, если не поспешим, о Карле я не смогу сказать то же самое…

-Да, да, разумеется.

Голос Элис пропал. Карл слегка кашлянул, а на его губах появилась усмешка.

-Спасать мир… Больно…

-А кто говорил, что будет легко? Жизнь вообще странная вещь! Кстати, думаю, у тебя появились неплохие шансы на свидание с Элис…

-Успокойся, а? Никакой я не герой.

-Герой – идеал. Идеалов не бывает, а вот ты — хорошая, так сказать, пародия!

В дверях появился врач. На его теле был белый халат, а половину лица и шеи занимал медицинский имплант — диагностик. Пару секунд он сканировал Карла, после чего вынес вердикт.

-Наблюдаются ожоги 68% тела, а также обширное заражение Негативной Энергией. Необходимо перевезти его в Хувстон Хай, главный госпиталь Мэйнхеттена. Понивилльский госпиталь не располагает нужным оборудованием. Вам повезло, друг мой, что вы – не единорог, — произнес врач, отключая свой имплант. – Рог исполняет роль призмы для магии, фокусируя её, а Негативная Энергия сжигает этот важный орган, уничтожая заодно и мозг жертвы, мгновенно убивая её. Эффект на пегасов и пони не изучен до конца, и ваш диагноз мне не ясен. Но на данный момент вашей жизни мало что угрожает…

-В Мейнхеттен? – мозг Карла с трудом выудил из потока слов нужную информацию. – Меня увозят? Но как же…

-Ваше здоровье сейчас превыше всего. Эй вы, истуканы! – врач обратился к солдатам, неподвижно стоящим вокруг. — Ты – сюда, а ты – сюда, поднимайте его и несите в челнок. Пронто, пронто, у нас не так много времени!

Карла уносили в чрево летающего транспорта.
“Я не успел извиниться перед Кэт” – единственная мысль билась в его черепе, словно оса об стекло.

Джейсен сел рядом с Карлом, напротив него расположился врач, оглядывающий показания приборов. Тихо гудя двигателями, медицинский челнок оторвался от земли.

-Почему ты оттолкнул его из моего прицела? – немедленно спросил Джейсен.

-Я… Не мог позволить ему умереть… — едва слышно ответил Карл.

-В каком это смысле?!?! – его друг с трудом сдерживал ярость. – Из-за него ты чуть не погиб! Это по его вине нам покинуть бал ТВОЕЙ сестры, идти в чертов Вечнодикий Лес и красться в потемках по исследовательскому комплеску!

-Я понимаю… Но мы когда-то давно были знакомы… Он был… — Карл откашлялся, закрыв рот копытом. На нём осталась кровь. – Он был моим лучшим другом…

-Отлично! В следующий раз над тобой будет висеть топор палача, а ты скажешь, что он – проктолог твоего кузена по маминой линии, а значит, всё нормально!?!?

-Нет… — Карл слегка улыбнулся. – Он хороший единорог, Джейсен… Его просто обманули…

-Прошу вас, успокойтесь, — врач прервал их разговор. — Джейсен, не так ли? Не беспокойте пациента, его тело и разум пережили слишком большой стресс. Сейчас ему необходим покой и оздоровительные процедуры. Воздержитесь от наставлений, хотя бы до завтра…

Джейсен откинулся и стал глядеть в окно на небо, затянутое тучами. Врач воткнул в шею Карла иглу, после чего он отключился.

Белый челнок с красным крестом на боку мирно рассекал небо над ночной Эквестрией, стремясь к скоплению маленьких огоньков на горизонте…

Продолжение следует…