Заражение 4

Новая жизнь для юной единорожки стала крайне трудна, нужно просто привыкнуть, адаптироваться.... но возможно ли привыкнуть, когда беда вновь и вновь стучится в двери?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Ветреный день

Анон находит самый волшебный воздушный шарик во всей Эквестрии.

ОС - пони Человеки

Проверка Селестии

Селестия попадается на уловку своей сестры и решается лично узнать, что говорят о ней в народе, но всё пошло не по плану... А может это и к лучшему?

Принцесса Селестия

Как вырвать зуб единорогу/How to Remove a Unicorn Tooth

Три недостающих фрагмента, два любящих аликорна и одно-единственное глупое решение, направившее жизнь юной принцессы Кейденс по новому пути.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Миаморе Каденца

Холодная война

«Гривставление» — популярное шоу в Мэйнхеттене, приобрело редкое животное и намерено использовать его для выступлений. Но их дрессировщики недостаточно квалифицированы для этой задачи, так что руководство шоу приглашает на эту роль лучшую дрессировщицу в Эквестрии — Флаттершай. Переезд в другой город для неё несколько облегчили, она будет жить с одной из главных звёзд «Гривставления» — Трикси. Что же произойдёт, если Элемент Доброты и Элемент Самовлюблённости будут жить вместе?

Трикси, Великая и Могучая

Хранитель тайны

Сансет Шиммер возвращается в Эквестрию, но обнаруживает, что зеркало с порталом находится в совершенно незнакомом ей месте. Страже приказано схватить бывшую ученицу Селестии, но неожиданно один незнакомый пони предлагает свою помощь.

Стража Дворца Сансет Шиммер

Искра Безумия

Понивилль знавал множество разных личностей, от чужеземцев до представителей королевской знати. Но эти три неизвестные личности - совсем иной случай, причём крайне странный...

Другие пони ОС - пони

Испорченные грёзы

После особенно заурядного собрания при ночном дворе Луна пытается спастись от тоскливой скуки и решает скоротать время во сне сестры. Увиденное в грёзах извратит последние крепкие узы, что у неё остались, и вывернет наизнанку все её представления о них с Селестией.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Bel canto

"Тем хуже для куска дерева, если он поймет, что он - скрипка." (Артюр Рембо)

Другие пони Октавия

Внешний мир.

Эта история повествует о том,как решения,принятые за тебя,должны будут забрать или отдать то,что они сделали

Эплджек Другие пони

Автор рисунка: Devinian

Апокалипсис: рождение Императора

Глава 2 Кто круче

После обеда у людей было сорок пять минут отдыха. В принципе, их физиологические суточные циклы практически совпадали с таковыми у пони, и мне не составляло труда составить оптимальный график обучения. За столом люди дурачились и шутили, пребывая в эйфории от своих новых возможностей. Я удивлялся психологической стойкости Константина и Дениса: они настойчиво отгоняли и блокировали любые мысли, которые напоминали им о их жертве. Просто отлично. И они победили эти мысли при помощи смеха. Они просто смеялись над этим, и страх, поджав хвост, убирался восвояси, давая им возможность полноценно действовать.

Даже не особо разговорчивый Степан Петрович на это раз улыбался над шутками и сам шутил. Они отлично стыковались в команду, и скоро распределят роли и предпочтения. Я надеялся, что изменения в учебном процессе не станут клином в команде.


Под сенью березовой рощи, укрываясь от лучей полуденного солнца, люди удобно расположились на отдых. Из леса доносилось пение птиц, неугомонными трелями наполняющие всю округу. Ветерок прохлаждал, а трава была густой, невысокой, мягкой и душистой. Кто сидел, кто лежал.

— Слышь, молодежь! – подошел майор к Роме и Сереге, которые улеглись в тени чтобы пуп завязался. – А вы себе уже невест понаходили? Ну, или девок?

Парней такие вопросы несколько смутили.

— Че, нетути никого? – хохотнул Константин. – Ну ниче, мы вам баб быстро подыщем!

— Ну, вообще-то я встречаюсь с одной девчонкой. Не думаю, что у нас все так серьезно, но она мне нравится, и я ей. Хотя, конечно, не все гладко. – сказал Сережа и положил под голову руку.

— А я уже с третьей за этот год расстался. – признался Рома. – Первых двух послал я, третья послала меня недавно. Я как-то не особо к ним привязываюсь. Те, кого встречал, были какими-то фальшивыми. Ненастоящими. Сверху одно, а внутри – пусто. А Аленчик не дура была. Но все равно пустышка. Даже не знаю где искать. – он вздохнул.

— Не, День, ну ты слышал, не? От молодежь пошла! Да я после армии сразу женился. А эти тянут-тянут до седых волос. А детишек когда делать-то? День, да делать же че-то надо! – он энергично жестикулировал руками, подзывая Дениса. – Петрович, скажи хоть ты им!

— Ну щас начнется. – проворчал Рома.

— Да, ребят, жениться вам уже пора. – глубокомысленно заключил Степан Петрович.

— Да-да, пора. – поддакнул Денис.

— И баб мы вам живо найдем! – подытожил майор.

— Щас, все бросим и будем жениться. – раздраженно бросил Серега.

— Как только, так сразу. – почти одновременно согласился Рома.

— А вот у меня племянница есть. – пыхнул трубкой Петрович, — умница, красавица. В институт ходит, уже на четвертом курсе.

— А у моей жены тоже есть родственница. Дальняя. – подключился к поиску кандидатур майор. – И двоюродная сестра... хотя нет, она вам великовата. Вот Денису бы подошла.

— Ну так давай ее сюда. – рассмеялся тот.

— Щас, на марштутке смотаюсь, и привезу. – улыбался майор.

— Я бы сейчас на свадьбе погулял... – мечтательно сказал Степан Петрович. – Ромчик, ты подумай. Девочка хорошая, правильная. Сам следил за воспитанием.

— А че не я? – обиделся Серега. – Че, как огнями тут разбросался, так уже везде Рома?

— У тебя же есть уже невеста? – улыбался Денис. – Че тебе, и вторую подавай, аки шейху?

— Не, ну она просто девушка, не невеста...

— Так в чем дело? Раз-два, и невеста. Долго ли умеючи. – Денис откинулся на шелковую, мягкую и пахучую траву.

— Эх, какая у меня была оказия, когда я Светке предложение делал! – все с интересом посмотрели на него. – Было это лет пятнадцать назад. Только из армии пришел, в карманах пусто. Да и вообще в то время с деньгой большой был напряг. В общем, у меня кореш работал на круизном теплоходе, и я с ним добазарился, что со Светкой до Тольятти и назад съездим зайцем – денег то нетути. Свободные каюты были, а нам больше ничего и не надо было. И возьми же сделай ей это предложение где-то в незаметном месте. Но нет же, романтик хренов и все такое. Потащил я ее на нос корабля, дождался пока мы не выйдем на самое красивое место залива, где открывается вид на кручи, и там начал декламировать ей стихи. Сбивался, конечно, не так как ты, у меня к складной речи особо таланта никогда не было. В общем, стою я на колене, стих читаю, и это естественно привлекает внимание. И капитан, который тоже вышел полюбоваться на кручи, спалил нас. Короче, чтобы не схлопотать монтировкой по темечку, пришлось прыгать в воду прямо посреди русла реки.

— И че она тебе ответила? – ехидно спросил Денис.

— А ниче. Я плавал тогда как топор на дно, она почти километр тащила меня на себе до берега. Когда мы вылезли, то просто упали на песок и лежали так минут десять, пока не замерзли. Ну а как замерзли, то начали обниматься, ну и там любовь-морковь и все такое. Потом до ночи добирались обратно в город. Вот такая романтика.

— Да, на сюжет короткометражки потянет. – сделал вывод Рома. – А если постараться, то и на целый фильм.

— Точно. У меня еще и не такие фильмы были. Даже не верится сейчас, что что-то этакое было со мной. В общем, была у меня собачонка...

— Простите. – фиолетовая единорожка незаметно подкралась к людям. Она затаилась недалеко и слышала весь разговор сначала. Ей было так жутко интересно, но совесть таки заела ее, и она решила, что подслушивать некрасиво.

— А, подходи, девочка, — ласково начал Степан Петрович. – Не стесняйся, присаживайся.

Люди, между тем, напряглись.

— Я хотела бы поговорить с Романом. – сказала Твайлайт.

— Да, конечно. Что ты хотела? – Рома поднялся и сел.

— Корвин попросил меня обучить тебя по углубленной программе. Он не может обучать одновременно по двум программам. – единорожка была просто в восторге от такого задания, и скрыть свое возбуждение не могла.

— Понятно. У нас уже есть свой любимчик. И племянницу ему, и курс углубленный. Заучка, блин. – Сергей обиделся, его начала жестко душить жаба.

— Ну че ты, Серега? Я же тебе потом все равно все покажу! – Рома смутился. – Ну Сереж, ну хватит. – он положил ему руку на плечо, а тот одернул. – Ну хочешь – забирай себе племянницу, чтоб уж пополам.

Сергей хмурился, а Степан Петрович обиженно повел усами.

— Ну ладно. Только ловлю на слове! – Сергей все еще хмурился.

— Ничего не жалко для дружбана, да? – встрял Денис. Он расстроился из-за этого детского конфликта, но счел нужным разрешить его побыстрее, ведь он мог иметь довольно негативные последствия в будущем.

— Ничего-ничего. – подтвердил Рома, и жаба отпустила Серегу. – Не обижаешься, дружбан?

— Да не, извини. Все нормаль. Думаю, будет даже правильно, если ты успеешь научиться большему. Тогда и нас подтянуть сможешь. – Сергей тоже встал.

Степан Петрович решил не обострять конфликт. Тем более это все – детские шалости. «Болтайте-болтайте, а все равно будет так, как я решил.» — подумал он и успокоился.

После отдыха все пошли снова на лужайку для занятия, а Рома и Твайлайт остались на лужайке.

— И что нужно делать? – спросил Рома. Он поверить не мог такой удаче: его будет обучать магии сама Твайлайт Спаркл. Он часто фантазировал, как он общается с этой единорожкой, а тут такое.

— Для начала давай получше познакомимся. И у меня есть некоторые вопросы. Надеюсь, ты не против на них ответить? – она тоже чуть не прыгала от радости, и это было заметно.

— Конечно, Твайлайт. Я очень рад знакомству с тобой. И поговорить тоже всегда хотел. Ты из среди других мне больше всех нравишься. – Рома улыбался.

— Правда? Ну что ж, я очень рада. – она и вправду была рада такому дружелюбному настрою человека. – У меня целая куча вопросов, я просто не знаю с чего начать. – она возбужденно шевелила ногами, то садясь, то снова вскакивая.

— О, скажи, а у вас что, можно вот так брать и передавать невест друг другу?

— Нет, конечно. Да это все вилами по воде писано, я ее даже ни разу не видел. Да и если бы увидел, то тоже непонятно куда бы кривая вывела. Это просто Петрович начал сватать, а Серегу просто жаба задушила. Ему эта невеста нужна как зайцу стоп-сигнал. На самом деле он просто немного завидует, и ему обидно, что у меня получается колдовать получше. Но я думаю, что это все временно, и он скоро догонит. Я более спокоен по характеру, он же несколько более эмоционально реагирует. Да и я его старше, потому немного умнее. Так что вот. – Рома почесал затылок. – Вообще то это все с невестой решается по обоюдному согласию. Раньше были времена, когда действительно женщин можно было купить или продать. Да и вообще других людей. И даже сейчас в отсталых культурах такое практикуется, но в цивилизованном обществе это считается серьезным преступлением. Вот так как-то.

— Ух ты, ты так красиво и развернуто отвечаешь. С тобой просто обалденно говорить! – Твайлайт потирала копыта.

— Ну я же вроде один из лучших духов человечества, так что этого следовало ожидать. – Рома сдвинул плечами.

— Так это была не твоя невеста?

— Говорю же, я ее не видел ни разу, только пару минут назад Петрович начал клинья подбивать.

— Ясно, ясно. А ты говорил, что у тебя нету кого-то особенного? Почему?

— Че, подслушивала? – улыбнулся Рома, и единорожка покраснела. – Много чего было. Я не знаю, как именно решаются у вас такие вопросы, но у нас все довольно демократично. Нравишься – будьте вместе, нет – разбежались. Так и у меня. Где мне что-то не понравилось, где я не понравился. Вот и все дела. Как говорится, в активном поиске.

— Как-то у вас все неправильно. Зачем же тогда быть вместе, если не нравишься? Ведь вы какое-то время были друг другу особенными? Разве можно после этого расстаться? У нас это настолько редко, что о таком случае могут целый месяц писать все газеты города.

— А, вон оно что. Видимо, у вас гораздо более сложный механизм формирования пар.

— Не поняла? Что ты имеешь ввиду?

— Я имею ввиду, что вы, наверное, очень долго друг к другу присматриваетесь прежде, чем будете друг другу особенными. Верно?

— Ну, в общем, да. Мои родители, например, первый год только по письмам общались, а потом еще два года дружили прежде, чем стали друг другу особенными. А как же можно иначе, ведь кого-то особенного так просто и не определишь. А у вас что, по другому?

— Ясно с вами. Эту систему тоже Селестия внедрила? – Рома улыбался и понимающе кивал.

— Конечно. Всех молодых кобылок и жеребцов учат выбирать себе особенного пони. Есть целая дисциплина для этого, и по ней сдают экзамены.

«Ай да Селестия, ай да сукин сын!» — подумал Рома. Он решил все выложить поняшке. Все таки, не маленькая:

— Все правильно. Грамотно. Но у нас все по другому. Когда-то похожая система была и у нас, и за этим следили при помощи семейного воспитания среди народа и специальных курсов среди дворянства. Но потом все деградировало, и весь выбор практически полностью переложили на инстинкты. Результат не заставил себя долго ждать, и буквально за два поколения институт семьи деградировал. Сейчас все живут как хотят, и меняют своих особенных хоть на каждую ночь. Некоторые даже составляют списки бывших особенных и гордятся ими.

— Каждую ночь? Вы что, зачинаете жеребят без заключения брака?! – на ее мордочке проступил испуг. – Но ведь после этого ни жеребца, ни кобылку не примут ни в одну уважающую себя компанию, и даже могут прогнать из города или деревни!

— Да, да. Все это – следствия так называемой сексуальной революции.

— Чего? – не поняла Твайлайт.

— Одного из направлений информационной войны, направленного на развращение и деградацию семьи. Это делают те самые силы, которые хотят сейчас съесть мою цивилизацию. Теперь мне понятно, зачем они стравливали всех со всеми, в том числе и в семьях. Просто им так удобнее питаться. Души не могут сплотиться и сопротивляться поглощению. Так что мы сейчас довольно развратны и невоздержанны. И без брака – на каждом шагу.

— Это просто ужас. – не могла поверить поняша. – Но ведь без семьи жеребята будут несчастными и не смогут получить полноценное воспитание? И здоровье у таких жеребят значительно хуже. Это же научно доказано, мы все это учили! И кобылки болеют намного чаще! Разве они этого не понимают?

— Нет, Твайлайт. Это у нас понимают единицы. Остальные обмануты при помощи сложных манипулятивных приемов и многоплановой пропаганды. И они искренне считают тех, кто не поддается пропаганде, сумасшедшими. Хотя, признаться, таких тоже хватает, так что за примерами ходить далеко не надо. В общем, все печально.

— Прости. Наверное, тебе больно об этом говорить. – она опустила глаза.

— Не раскисай. Я здесь именно затем, чтобы прекратить все это безобразие. А тебе это знать не помешает. Селестия очень добрая и мудрая, и она смогла предотвратить основные угрозы для вашего общества. Ты правильно делаешь, что гордишься ею.

— Правда? Ты так думаешь? – она с благодарностью посмотрела на Романа.

— Не только думаю, но и говорю. Дай пять, и не киснуть. – он поставил ладонь перед поняшкой.

— А что нужно сделать? – не поняла она.

— А, ну да. – вспомнил Рома и сменил ладошку на кулак. – Тогда лови копыто!

— Держи. – рассмеялась волшебница догадавшись, и легонько стукнула копытом о кулак человека.

— Пойдем еще чаю выпьем.

— Идем.

— Так что ты еще хотела разузнать? – Рома поднялся с травы и отряхнулся.

— Ой, так быстро перескакиваешь. Сейчас подумаю. Пойдем пока. – и они направились к беседке. Роме очень нравился мятный чай, который пил Корвин. Он решил сделать себе покрепче. Твайлайт предпочитала ромашковый. Дорн вертелся возле беседки, Варон же большей частью занимался тем, что ковырялся в установке и других технических системах лагеря. Иногда подключался к общим делам, и они работали вместе. Дорн притащил печенья, и они принялись за чай. Человек еще не был голоден после обеда, и печенья не ел. Волшебница усиленно соображала, о чем же спросить человека. Она столько хотела узнать, а сейчас от волнения все идеи вылетели из головы, как рассерженные пчелы из улья, и теперь лишь злобно гудели вокруг вокруг безо всякого порядка. Наконец, она зацепилась за мысль:

— Мне Деши говорила, что ты откуда-то знаешь про нас. И Флаттершай тоже упоминала это. Откуда ты это знаешь?

— Я знал, что ты спросишь. Возможно, ты будешь смеяться, но вы все – персонажи в одном фильме. Выдуманные персонажи. Ну, я полагал, что выдуманные. – он сдвинул плечами, — Если подумать, то вполне может быть, что и вы все сейчас – просто галлюцинация, а я сейчас сижу где-то в психушке и пускаю слюни на смирительную рубашку.

— Не говори так. Это жутко.

— Конечно. С другой стороны, уж слишком качественная галлюцинация. И долгая. Так что я почти уверен, что я не в психушке. – он подмигнул поняше.

— И что там в этом фильме? –заинтересовалась Твайлайт.

— Сюжет в основном вертится вокруг тебя и твоих подруг, носителей Элементов Гармонии. – на щечках Твайлайт проступил легкий румянец. – Вся история начинается с момента, как принцесса отправила тебя в Поннивиль, и вы с подругами освободили Луну от Найтмер Мун. Много еще чего было, возможно, не все соответствует истине. Сериал продолжается, последние сюжеты касались ваших приключений в Кристальной империи, с кристальным сердцем и Сомброй. Возможно, этого у вас не случалось.

— Поразительно! Это было три месяца назад! Но как вы могли узнать об этом?

— Я не знаю. Ваша история – одна из многих тысяч самых разных, придуманных человеком. Возможно, информация во Вселенной может быть доступна всегда и везде о любых событиях. И некоторые, наверное, способны каким-то образом воспринимать ее как свои фантазии или озарения. Если задуматься, люди ведь столько всего напридумывали. Если хоть часть этих историй действительно имела место быть, то это ж просто жуть.

— Почему же? Что тут плохого? – удивилась Твайлайт. – Это же просто невероятно, если вы можете так много узнать о чем либо даже не видя этого ни разу!

— Да вот видишь ли, Твайлайт, ваша история – одна из самых добрых и безобидных у нас. А есть такие истории, что даже зная о том, что это все выдумки, жуть как страшно. Да одного только Фредди хватит. Я, когда впервые посмотрел про него фильм, то два дня боялся заснуть. Ты даже представить себе не можешь, как мне было страшно.

— Что это за Фредди такой?

— Лучше тебе не знать. Просто страшно, и все тут.

— Так его выдумали и сняли про него фильм? Чтобы все боялись?

— Ага.

— А зачем же тогда смотреть фильм, после которого страшно заснуть?

— Ну, есть такой жанр в искусстве. А смотрят чтобы пощекотать себе нервы. Вы ведь тоже рассказываете друг другу жуткие истории? Это то же самое в принципе. Но по эффекту, конечно, не сравниться. – чай у Ромы немного остыл, и он начал осторожно его пить.

— А что в нем такого страшного?

— Нет, Твайлайт, и не проси. Я тебе не буду про него рассказывать. Честно, я был привычен к ужасам и убийствам, и то у меня волосы дыбом были. Я никогда не прощу себе, если нанесу вред твоей психике.

— Не думаю, что все так печально. Рома, я еще наверняка буду просить тебе рассказать мне об этом. Мне очень интересно стало. Так у вас много разных фильмов?

— О да. Целая куча, самой разной тематики. У меня на ноуте есть парочка, но тут питанием не разживешься, так что в пролете с этим. У нас их так много, что только их перечень составил бы толстенную книгу.

— Ух ты! – восхитилась фиолетовая. – Повезло. У нас очень мало фильмов. Сейчас около трехсот, и в год не более десяти новых появляется. И что за ноут?

— У людей сейчас довольно развиты мультимедийные технологии, поэтому все довольно просто. Даже обычный человек при достаточном усердии может снять неплохую короткометражку.

— Невероятно! И вы все это провернули без магии?

— Агась. – сказал Рома в характерной манере Биг Макинтоша, и Твайлайт захихикала с этой шутки.

— А чем ты занимаешься? В смысле, занимался? Какая у тебя профессия?

— Я программист. Эммм... я обучаю машины. – добавил человек после того, как поняшка непонимающе наклонила голову.

— Как это обучаешь машины? Как их можно чему-то обучить?

— У нас есть определенный класс машин, которые способны хранить и обрабатывать информацию. Именно эти машины я и обучаю. Я задаю при помощи специальных инструментов порядок действий машины при том или ином условии. При помощи этих машин мы можем хранить и обрабатывать гигантские объемы информации, производить моментальные сверхсложные вычисления, реализовывать имитацию интеллекта, и используем их для работы во всепланетной информационной сети.

— И как давно у вас такие машины?

— Недавно, если честно. Более-менее заметную роль эти машины, которые мы зовем компьютерами, начали играть лет двадцать пять — тридцать назад, и были они тогда слабенькими и сложными в управлении. Всепланетная же сеть стала более-менее доступна обычному населению лет пять-восемь как. Пока люди еще только учатся пользоваться сим величественным инструментом. Но его потенциал очень громаден. При помощи этой сети можно мгновенно связываться с другими людьми, узнавать новости, читать почти любые книги, смотреть почти любые фильмы и передачи, узнать совет и обсудить новости со знакомыми или незнакомыми людьми, и все это не выходя из дома.

У Твайлайт отвисла челюсть. Немного отойдя от такого шока, она спросила:

— Если вы можете узнать и прочитать почти все, что хотите, то почему же тогда темные силы все еще контролируют вашу цивилизацию?

— Большинство людей довольно заняты, у них много работы и мало времени, чтобы что-то искать. Кроме того, многоплановая пропаганда и массовые выбросы фальшивой информации делают процесс понимания очень трудоемким, и мало кому хочется сидеть и во всем этом разбираться. Хотя, стоит признаться, в последние пару лет количество людей, которые ищут правду и находят ее при помощи этой сети, значительно возросло. Это, конечно, взволновало некоторые из элементов управленческой системы темных сил, и в этом году они начали предпринимать судорожные попытки ограничить доступ в сеть. Признаться, это не было поддержано реальной закулисой, и я не понимал почему, ведь этот самый интернет – прямая угроза их правлению в перспективе одного-двух десятилетий. Как оказалось, такая перспектива их просто не интересовала, в отличии от менее посвященных низших звеньев закулисы.

— Значит, если бы темные силы не уничтожили вашу цивилизацию, вы могли бы победить из с помощью этого интернета за пару десятилетий?

— Да, это очень вероятно. Главный способ порабощения – это сокрытие информации. Когда люди имеют информацию, то поработить или манипулировать ими очень тяжело. Это аксиома. Правда, быстро сказка сказывается, а не скоро дело делается. Если народ обманут и разобщен, не знает истинного положения дел и оторван от корней и веками проверенных традиций, то даже при полном доступе к информации пройдет немало времени, прежде чем наберется критическая масса людей, необходимая для перелома сознания народа. Тем более, можно этому препятствовать, вбрасывая множество правдоподобных фальшивок. Но в любом случае, процесс необратим. Если есть доступ к информации – ментальное рабство за одно, максимум два поколения будет преодолено.

— А как же остальные? Разве нельзя их освободить быстро?

— Нет, Твайлайт. Нельзя. Как рана не заживет ранее положенного срока, так и сознание народа не излечится моментально. Для всего этого нужно время, иногда довольно продолжительное. В информационной войне, в отличии от обычной, все делается незаметно и медленно.

— В какой войне? Я не понимаю? Это магическая война? Но ведь в вашем мире нет магии?

— Нет, не магическая. Информационная, то есть, война обмана.

— Разве можно обмануть целый народ? – удивилась единорожка. – Ведь обязательно найдется тот, кто распознает обман?

— Если начинать врать сразу все, то нет. Но если все делать медленно и постепенно, то вполне себе можно.

— Как же темные силы смогли все это провернуть?

— О, есть для этого целая наука.

— Расскажи.

— Это долгая история.

— Ну расскажи. Ну Рома, ну пожалуйста. – она смотрела на него так умоляюще, что человек сдался очень быстро.

— Хорошо. Война – путь обмана, в ней есть несколько направлений.

Первое направление войны – это «обычная» горячая война – это битва воинов с оружием. Результат у такой войны очень быстрый, и она всем заметна. Именно это у нас сейчас и понимают под словом «война». Но это не единственный способ боевых действий.

Второе направление войны – это наркотизация. – Твайлайт непонимающе хлопнула глазами. – Это приучение народа к пьянству и вредным привычкам. Здоровье народа постепенно снижается, падает рождаемость, падает критичность мышления и воля к сопротивлению. Причем за любые наркотики – табак, алкоголь или что потяжелее, люди платят самостоятельно. И они не видят, что они платят за оружие, которым их уничтожают и порабощают.

Третье направление – это экономические махинации. Спекуляции, подкуп и мошенничество, финансовые системы кредитного рабства, денежная система на ссудном проценте, и все прочее. Мы утром немного говорили об этом.

Четвертое направление – превирание истории. Это подмена исторических документов, уничтожение архивов и библиотек, переписывание истории под себя, и такое прочее. Таким образом можно скрыть величественную и героическую историю целого народа, показав его посмешищем, как сейчас делают это с моим народом. А другой народ, на самом деле ничтожный и коварный, можно выставить несчастным, обижаемым и очень хорошим и праведным.

Пятое, и самое важное и самое долгое по времени направление – это формирование лживого мировоззрения. Это навязывание лживых доктрин и религиозных систем, которые искусственно ограничивают миропонимание человека. Особенно отличились в этом такие доктрины как коммунизм, фашизм, либерализм, христианство, ислам, иудаизм, другие родственные им авраамические культы, культы Кецалькоатля, Ваал-Молоха, и прочие некромантсие и около них. При помощи этих доктрин морочили голову целым народам, заставляя их творить безумнейшие вещи. К слову, стоит отметить тот факт, что в некоторые исторические периоды мудрым лидерам удавалось грамотно накинуть узду на эти доктрины, и использовать их во благо народа, но таких лидеров можно пересчитать по пальцам. Как только такой лидер умирал – все возвращалось на круги своя, и это страшное оружие продолжало калечить рассудок людей. Хватит, пожалуй. Тебе это будет трудно понять и осознать. И я не хотел бы сделать тебе больно.

Твайлайт молчала и тяжело вздыхала.

— Да, мне действительно очень больно такое слушать. И понять тяжело. Знаешь, наверное, мне пока хватит информации. Мне нужно все обдумать. Я не представляю, как ты можешь носить в себе столько ужасов, и шутить со мной при этом. Еще и стараешься оградить меня от чего-то страшного и причиняющего боль.

— На самом деле я сейчас себя чувствую намного лучше, чем когда либо. Потому что сейчас у меня появился шанс противостоять всему этому. У меня появился шанс помочь моему народу и всем людям. И потом, теперь я знаю, что существуют такие милые поняши как вы. И мне приятно думать, что у вас все хорошо и нет всех этих ужасов. Так что нос не вешать, прорвемся. Держи копыто.

Единорожка грустно улыбнулась и стукнула копытом о выставленный кулак человека.

— Хорошо. Пойдем начинать занятие. – она встала из-за стола.


Упражнения на развитие силы и ловкости легко давались как Сереге, так и Константину. У Сережи все получалось немного лучше. Усилием воли можно было заставить свое тело совершать невероятные трюки. Правда, трудно было обучится делать это быстро, и, как говориться, на автомате. Просто невероятно, но он мог, сконцентрировавшись, затавить руку или ногу делать тяговые усилия почти под тонну (как показывал измерительный прибор Корвина). У Степана Петровича и Дениса такие способности, похоже, не были сильной чертой. Корвин сказал, что их сильная сторона – коммуникативные способности, и скоро он разделит группы по усиленному изучению именно «своих» качеств.

Солнце уже начало свой путь к закату, когда силовая часть упражнений закончилась, и люди приступили к коммуникативным. Корвин отметил слабое движение в этом деле Сергея и Константина, поэтому отправил их отдыхать. Он справедливо решил, что лучше дать каждому именно его часть в то небольшое время, что у него есть. В дальнейшем люди смогут поделится знаниями и восполнить их пробелы друг у друга.

Мужики решили сходить к дальнему озеру и пройтись по опушке в поисках ягод. Сереге такое предложение не особо понравилось, по майор не терпел возражений. Пришлось идти. По дороге они увидели Ромчика, за которого взялась фиолетовая единорожка. Видимо, она была чем-то недовольна, и часто прерывала его и мотала головой, но что именно ей не нравилось, было не расслышать с такого расстояния.

Полазив по лесу и поцарапавшись в кустах малины, люди побрели к озеру чтобы искупаться.

— Так какого хрена было идти в самую чащу этих колючек? – кипятился Сергей. – Ведь с самого начала было видно, что тут нифига нету этой малины, одни кусты.

— Слышь-ко, салабон! Приказы начальства не обсуждаются. – добродушно басил Константин.

— Дык какое ж ты мне начальство? Че-то я не припомню, когда тебя мне начальником назначили. – что-то проснулось в Сергее без его на то желания.

— Ах не помнишь? Ну так прямо сейчас и назначили. – улыбался майор. Салага тут решил взбрыкивать? Извольте, кушано достаточно. Сейчас он разберется, кто тут батька. Уж и сам он не знал зачем, но выяснить это прямо тут и сейчас ему вдруг резко захотелось. Хотя еще пять минут назад он и не думал об этом.

— Ну ничерта подобного. – уперся Сергей. Умом он понимал, что майор и вправду опытнее его и заслуживает руководства, но вот то, что понимает не умом, встало в позу и заявило, но начальство еще надо бы выяснить. И ум покорно согласился.

Майор улыбнулся (эх, опять все то же самое!), и толкнул парня в плечо, отчего того далеко отбросило в сторону. Правда, на ногах удержался.

— Че, типа самый крутой тут? – глаза Сереги сузились.

— Ага. Уж тебя покруче. – все так же с улыбкой ответил Константин. Он был расслабленным внешне, но все тело его уже изготовилось, адреналин включил системы организма на повышенные обороты, дыхание участилось.

У Сергея организма производил похожие операции, но расслабленным его было не назвать: мышцы напряглись, на шее пульсировала артерия. Он резко бросился вперед, надеясь за счет скорости свалить более массивного и высокого противника. Но майор невероятно грациозно для своего большого тела сделал два еле заметных пируэта, и Серега понесся дальше, еле удержавшись, чтобы не прокопать траншею носом.

Сергей понял, что так просто с великаном не совладать, и начал осторожно подбираться к нему, стараясь пройти то в ноги, то забежать за спину. На майора эти уловки действовали не особо, он легко отбрасывал молодого противника, пользуясь превосходством в массе и силе. Удары ни руками, ни ногами противники негласно не использовали.

Наконец, молодой изловчился и удачно бросился майору в ноги, сделав достойный захват. Да, два года тренировок самбо даром не прошли. Да только вот Серега забыл учесть, что у майора этих годов тренировок было какбэ несколько побольше. Да и силушки не занимать. Константин сверху просто обхватил молодого за пояс, и поднял его вверх тормашками. В принципе, достаточно было ударить его о землю со всего размаха, но Константин же еще не повредился головой, чтобы такое делать. Он просто отбросил Сергея так, чтобы тот упал на бок. И тот упал.

Сергей не собирался сдаваться, хотя понимал, что сейчас его пожалели. Он сделал еще пару кругов вокруг майора, имитируя атаки. Но тут произошло то, что он не ожидал. Константин ранее только оборонялся, но сейчас неожиданно ринулся вперед как локомотив. И этот локомотив словно щепку снес человека, подмяв под себя. Константин придавил молодого соперника в земле, потом резко перевернулся и увлек за собой его, переворачивая со спины на живот. Пока Сергей делал судорожные попытки выползти, Константин завернул его левую руку за спину в болевом захвате, из которого безнадежно было вырваться.

Нечто в сознании Сереги, то самое, что подначило его на драку, не сдавалось до последнего, терпя боль и заставляя мышцы судорожно сокращаться в бесполезных попытках освободиться. Лишь когда из мышц ушла последняя сила, и тело безвольно расслабилось под майором, тогда оно подняло руки и сказало рассудку: «Делай что хочешь.» — и ушло туда, откуда явилось.

Константин верно прочел все признаки по расслабившемуся телу Сергея, и отпустил захват. Когда майор отряхнулся, Сергей уже поднимался.

— Ну что, понял, кто начальство? – с улыбкой спросил он у проигравшего.

— Да понял, понял. – грустно ответил салага.

— Ну ты удумал. Майору спецназа тут фыркать. – тряс головой Константин. – Я теперь тебе и папка и мамка в одном лице. Но ты хорош, не сдаешься до последнего. Это мне по душе. Если будешь себя хорошо вести – я сам тебя кое-чему научу.

— Правда? – оживился Серега. – Тогда конечно буду.

— Ну вот и ладушки.

После купания майор пошел к лагерю поискать что-то съестное, а Серега остался повалятся на травке под ласковыми и не знойным вечерним солнышком. Через минут десять, когда он уже начал кемарить, возле него что-то захлопало и плюхнулось на траву. Сначала он думал, что это большая птица, но шаги было довольно тяжелыми, и они приближались. Он повернул голову в том направлении, и увидел голубую поняшу. Серега быстро поднялся с травы чтобы рассмотреть получше.

— А, Рынбу Деш, привет. – он поднял руку в знак приветствия и улыбнулся.

— Рейнбоу Деш. – без улыбки поправила пегаска.

— Как дела? – спросил Серега без особой охоты. Ему больше хотелось повалятся.

— Че, типа самый крутой тут? – безо всяких прелюдий начала поняшка.

Серегу это позабавило. Он поднялся. В организме снова забурлил адреналин, но на этот раз человек был полностью расслаблен. Он подумал, что это даже интересно.

— Ага. Уж тебя покруче. – ответил Серега и испытал чувство легкого дежа-вю.

Человек и пегас несколько секунд беззвучно смотрели друг на друга.

Вдруг пегас сорвался, и, помогая себе крыльями, резко бросился вперед. Сергей быстро учился. Два незаметных пируэта, охват шеи поняшки и резкий толчок – и вот уже Деши пролетела мимо. Носом в траву она таки зарылась.

Она быстро вскочила, и в два прыжка оказалась рядом с человеком. На ходу она встала на дыбы, пытаясь ударить его передними копытами. Человек ловко ушел влево, обхватил горло пегаса правой рукой и резким усилием швырнул ее на спину, отскочив тут же, опасаясь копыт.

Деши снова вскочила, прыгнула к человеку, но на этот раз решила не добегать вплотную. За пол-корпуса она ловко развернулась и лягнула задними ногами то место, где только-что был человек. Но он уже разгадал желание поняшки, и потому сместился вперед и влево, и когда она лягалась, Сергей был уже сбоку от нее посредине ее корпуса. Он обхватил ее правой рукой за круп, головой прижал ее голову книзу, а правой ногой заблокировал ее передние ноги. Левое крыло Деши было прижато корпусом человека. Она делала судорожные попытки освободиться или отойти, но ее сил было недостаточно. Тогда она вспомнила о свободном правом крыле, и начала резко и часто хлопать им по лицу человека.

Серега не учел эту неприятную особенность пегаса. Если он ее сейчас отпустит, она наверняка изловчиться лягнуть его. Тогда человек перенес свой центр тяжести, поднял поняшку и бросил через себя на землю, повалившись рядом.

Удар спиной о землю был неприятным, но Деши и не такое терпела, поэтому ни капли не растерялась. Мгновение они сопели и смотрели друг другу в глаза. Человек вовремя отпрыгнул, когда голубая пегаска развернулась на земле и попыталась молотить всеми четырьмя копытами.

Поняв, что просто так человека не одолеть, Рейнбоу Деш решила вытащить свой козырь. Она хлопнула крыльями и поднялась в воздух. Серега несколько растерялся, как вести себя с воздушными противниками он не знал даже приблизительно.

Деши сделала круг, заходя так, чтобы солнце светило в спину, и камнем бросилась на Серегу. Тот не успел среагировать, и два копыта в грудь отбросили его на траву. Для человека этот удар был довольно ощутимым, ведь тело поняшки, при меньшем размере, гораздо более крепкое. Тем не менее он перекатился через голову и резко встал на ноги. Деши хмыкнула. Она пошла на второй заход, намереваясь повторить прием, но человек уже изготовился к этому. Когда она опять спикировала, он сместился в сторону, ухватил ее за разноцветную гриву и бросил в траву, используя ее же инерцию.

Пегаска кубарем покатилась по траве. На этот раз ей было довольно больно.

— Слышь, может, хватит? – подошел к ней человек. Деши засопела и вскочила. Она резко прыгнула, помогая себе крыльями, развернулась в воздухе боком и со всей силы ударила человека всеми четырьмя ногами.

Сергею просто повезло, что у него была такая реакция. Он успел отпрыгнуть назад и поставить руки в защиту. Копыта все-таки достали его, но не ударили, а только толкнули, отчего он проехался задницей по траве.

— Ты что, совсем охренела? – резко поднялся человек. Если бы он не отпрыгнул, то этот удар легко бы проломил ему грудь. Пегаска снова начала взлетать, но Сергей решил не пускать ее в воздух. Он подпрыгнул и с ноги в грудь отбросил пегаса обратно в траву. Пока Деши поднималась, он подскочил к ней и ударил коленом в нос.

Деши увидела звезды, а на глаза непроизвольно навернулись слезы. Из носа по голубой шерстке заструилась кровь. Серега взял ее гриву в руку, поднял ей голову и сказал:

— Успокойся, да?

В ответ на это пегаска, несмотря за то, что ее больно держали за гриву, со всей силы ударила человека в открытое солнечное сплетение головой. Голова поняши довольно массивная, потому Серега согнулся пополам и присел, отдуваясь.

— Тебе пиздец. – в перерывах между глотками воздуха сказал человек.

Рейнбоу Деш расправила крылья, и снова начала подниматься в воздух. Серега решил помешать этому любой ценой, и прыгнул за ней, стараясь ухватить задние ноги пегаски. Странно, то ли она хлопала крыльями на месте, то ли прыжок затянулся, но расстояние между руками человека и задними ногами пегаски почти не увеличивалось уже секунд десять. Когда она оглянулась, то ее глаза округлились, и она ошарашенно посмотрела на Серегу, после этого взяла крен влево, и резко ушла куда-то вниз. Серега не мене ошарашенно проследил за ней и с ужасом обнаружил, что находится на высоте восьмого-девятого этажа, и продолжает набирать высоту.

Холодный ужас сковал его, он захотел немедленно вернуться на землю, скорость его замедлилась, он начал падать.

— Ааааа! – заорал Серега со всей мочи, когда земное притяжение неумолимо потянуло его вниз.

Похоже, он падает в озеро, так что есть шанс не убиться, если правильно упасть. Он прекратил орать и изготовился упасть ногами в воду. В это время над головой захлопали крылья, Рейнбоу Деш протянула свои задние ноги человеку, и он немедленно за них ухватился. Человек был тяжелым, и уже успел набрать немалую скорость, потому Деши, как не старалась, не смогла полностью остановить падение. Они оба, истошно вопя, упали в озеро, подняв целый фонтан брызг.

Все-таки пегаске удалось здорово снизить скорость падения, поэтому они не пострадали. Они барахтались в воде, и медленно плыли к берегу. Ни один из них хорошим пловцом не был. Когда они уже почти выбрались, к озеру на крик прибежал майор и Твайлайт. Твайлайт, правда, телепортировалась. Денис же еще бежал на своих двоих.

Константин бросился в воду и помог беднягам добраться до берега, удерживая Серегу за волосы, а Деши за гриву. Они несколько минут отплевывались и тяжело дышали. Серега был в синяках, у Деши был припухшими губа и нос , с носа капала кровь.

— Что произошло? – обеспокоенно бегала вокруг сидящих и пыхтящих драчунов Твайлайт.

— Да че, не видишь, что-ли. Не поделили чего-то. – глаз у майора был наметан.

— Вы что, дрались? – у Твайлайт округлились глаза.

— Конечно. Смотри какие разукрашенные. Интересно, зачем было на средину озера заплывать для этого? И на земле ведь можно.

— Рейнбоу Деш, зачем ты дралась с человеком? – подошла к ней Твайлайт. – Вы ведь могли погибнуть!

— Да все нормуль. – сказал Серега и утерся.

— Так это ты начал? – майор грозно нахмурился. – А ну выкладывай.

— Не, это не я. – сказал Сергей и упал на траву чтобы отдышаться.

— Это я. Я думала, что так люди решают кто круче. Вот они, — Деши ткнула копытом в майора, — тоже дрались, и майор сказал, что он теперь круче. Я решила попробовать, кто из нас круче.

— А чего же ко мне не прилетела, — улыбнулся Константин.

Деши нехотя пояснила:

— Ты больше и сильнее, и Сережу тогда победил. Я побоялась.

— Это ты правильно, — покивал головой майор.

— Рейнбоу Деш, о чем ты только думала?! – Твайлайт сокрушенно прислонила к голове копыто. Пегаска устало отмахнулась и тоже плюхнулась на траву без сил.

— А как вы оказались на средине озера? Я видел, вы падали? Зачем вы туда поднялись? – удивлялся Рома.

— Не знаю. – сказал Серега. — Я прыгнул за ней, смотрю, а я уже в небе и падаю.

— Он полетел за мной. – сказала пегаска.

— Как же я мог полететь? – недоуменно посмотрел на нее человек.

— Откуда же мне знать. На крыльях полетел.

— Каких еще крыльях? У меня нет никаких крыльев!

— Тогда были. Большущие, красные. Прозрачные такие. Когда ты закричал, они исчезли, и ты начал падать.

— Ничего не понимаю. – нахмурил лоб майор.

Сергей пугливо обследовал руками свою спину, опасаясь найти там что-то чужеродное. Ничего подозрительного не обнаружив, он успокоился и снова лег на траву.

— Думаю, Корвин сможет дать этому объяснение. – задумчиво сказал Рома.