Миднайт Тюнс

Фанфик написанный довольно давно, на табунской дуэли писателей. слишком перегружен смыслом, от чего некоторым кажется слабым, другим интересным.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Растапливая сердца лёд

Переезд для юного единорога оказался психологически трудным, что привело к его замкнутости. Желая хоть как-то подавить одиночество, он решает создать себе друга, но даже не подозревает о том, какие чудеса его ожидают

Другие пони

Гармоничный Хаос, или разговор длинною в 20 лет

Несколько иной взгляд на гармонию, хаос и прочую лабуду в форме диалога.

ОС - пони Дискорд

Побег королевы

Королевская семья разоблачена, принцессы в бегах, а сама королева за решёткой. Однако Хейвен не правила бы столько лет, если бы давала слабину перед лицом трудностей. Даже в таком отчаянном положении она готова пойти на всё, чтобы вернуть трон, спасти любимых дочерей и остановить подлую шайку единорога и земнопони. Правда, для начала надо выбраться из камеры...

Другие пони

The Evil Pony

Понификация шедевра Сэма Рэйми "The Evil Dead". "Твайлайт и Ко" в заброшенной хижине находят одну очень странную книгу, прочтение которой ведёт к не самым сахарным последствиям.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Звёзды с неба тоже падают...

Коко Поммель и Рэрити прогуливаются по спящему Мэйнхеттену...

Рэрити Другие пони

Небольшая зарисовка из жизни Эквестрии

Рассказ о жизни в Эквестрии после нападения Крисалис. В целом, ничего особенного. Но дружбы и любви достаточно :)

Рэйнбоу Дэш Скуталу Свити Белл Принцесса Луна Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Сверхубермегагиперчрезгранднаивеликолепнейше!

Какой самый лучший способ заставить "каменную" пони проявить эмоции?

Пинки Пай Мод Пай

Грехи прошлого – Первые часы (Альтернативный перевод)

Осязание, запах, вкус, слух, зрение. В таком порядке у жеребят появляются чувства, пока они покоятся в тёплом и безмятежном чреве матери. Но для одной кобылки этим чревом стал колючий куст в тёмном лесу. Для одной кобылки вместо тепла и защиты проводниками в мир стали боль и холод. Это первые часы жизни Никс.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Волшебный аликорн алмазного города грёз.

Спайк употребляет. Теперь не один и в больших масштабах.

Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Принцесса Селестия

S03E05
Глава 43: 8 августа (часть 2) Глава 45: 9 августа

Глава 44: 8 августа (часть 3)

Судя по всему, Луна чувствует твои эмоции, потому что она опять избегает встречаться с тобой взглядом. Может, она твои мысли читает? Ты решаешь действовать исходя из того, что не читает, иначе тебя парализует ужасом и ты не сможешь действовать. Только пламя добела раскалённой ярости за твоих исчезнувших братьев и сестёр даёт тебе достаточно смелости чтобы говорить с такой уверенностью с созданием, далеко превосходящим тебя и силой, и интеллектом. Ты знаешь, что пожелай того Луна, и подчиняющаяся ей магия сметёт тебя как солнце росу. Тебе плевать. Если ты сейчас промолчишь, ты никогда не сможешь смотреть в глаза другим людям. Ты себе никогда в глаза не сможешь взглянуть.

«У вас не было права!» Лица твоей матери и сестры сверкают в твоей памяти. «Вы нам сказали, и ваш первый выбор был не вмешиваться. Я благодарна за это… ‘Спасать’ нас этим заклинанием было благородным поступком, но права выбирать за нас, применять его или нет, у вас не было!»

Ты не знаешь о причинах, по которым они не стали больше связываться с человечеством, чтобы сообщить о своих намерениях. Страх за то, что может произойти с обществом? Послушались требования земных правительств? Лень? Честно говоря, тебя это не волнует. «Это было неправильно.» Впрочем, тебя больше беспокоит не это. «Почему бы просто не изменить нас так, чтобы мы могли ужиться с магией? Если у вас хватило сил, чтобы изменить одним махом целую планету, такая мелкая модификация к уже существующему виду должна была быть элементарной!»

Луна наконец встречает твой взгляд, и ты видишь боль, бурлящую в её глазах. «Прости, Лонли Дэй. То, что ты предложила, было нашей первой надеждой. Потребовались бы сотни, возможно, тысячи добровольцев. Может, это было невозможно, мы до сих пор не понимаем, как вы создаёте магию, в то время, как мы и все остальные формы жизни от неё зависим. Но мы хорошо знаем тела пони и других существ Эквестрии. Возможно, за сотни или тысячи лет изучения мы бы смогли сделать и такое заклинание, но у нас в запасе было всего несколько лет.»

Ты некоторое время перевариваешь услышанное. Ты ничего не знаешь о том, как делаются такие мощные заклинания, да и вообще что-либо о заклинаниях сверх левитации Джозефа. Слова Луны кажутся тебе честными, ты не думаешь, что она из тех пони, кто склонен врать. После всего того, что она на тебя только что вывалила, у тебя есть причины в это верить. Она ведь могла просто вычистить всё влияние пони из своей истории, если бы ей так захотелось, но она этого не сделала. Твоё доверие не распространяется достаточно далеко, чтобы раскрыть ей секрет HPI. Почему-то тебе кажется, что это было бы предательством. Пусть их существование останется тайной.

Ты сидишь по-собачьи, уставившись в пол. Ты чувствуешь, как твоя ярость быстро испаряется, заменяясь на гложущую бездну безнадёжности. Обычная ненависть к себе тут как тут, сильнее чем когда-либо. Объяснение Луны про соответствие тел и душ режет больнее, чем «неизбежное» вымирание человечества. Почему ты, из всех людей, стала молодой кобылой-земнопони? Из всех возможных тел, это было бы, пожалуй, твоим последним выбором.

«Какой бы ни была причина… то, что вы сделали, означает уничтожение нашей цивилизации. Даже если сами люди в конце концов выживут, построенное нами общество умрёт. Всё, чего мы добились, растворится в древней истории. Даже если я и другие выжившие добьёмся успеха, если мы не вымрем от голода, человечество, каким мы его знали, мертво. Пятьдесят тысяч лет слезания с деревьев и выкарабкивания из пыли, и вы стёрли нас даже не спросив разрешения!»

Все твои крики лишены смысла, разве что… «Вы можете это отменить? Это заклятье… его можно остановить?»

Луна качает головой. «Заклинание уже отработало, Дэй. В то же мгновение, когда магия достигла твоего мира, оно выполнило свою задачу и истаяло. Останавливать нечего. Большая часть твоего народа была отправлена в будущее, и ни я, ни Селестия, не можем предсказать, когда каждый из них вернётся. Заклинание, способное их всех вернуть назад, невозможно. Точно так же, трансформация затронула всех. Любой человек, оставшийся неизменённым, умер бы, поэтому мы не могли никого пропустить.»

Ты её не поправляешь. Эту ложь умолчанием легко скрыть за достаточным количеством ярости. «А по отдельности? Вы можете превратить нас назад? Можете сделать меня снова человеком? Всех нас?»

Она замешкалась с ответом, снова отводя глаза от тебя к звёздам. «Да,» признаёт она после паузы. «С лёгкостью.» Ты открываешь рот, но она опережает тебя. «Но такое заклинание будет означать верную смерть для любого, кто будет ему подвергнут. Трансформация – сложный и энергоёмкий процесс, она насыщает всё тело мощной магией, и вызывает стресс во всех тканях. Ты можешь вернуть себе свою человеческую форму, но только чтобы умереть точно так же, как и все люди, подвергшиеся воздействию магии до тебя.»

Она протягивает крыло, пытаясь снова успокоить тебя положив его на твоё плечо. На этот раз ты в отвращении отшатываешься, сверля её взглядом, полным бессильной ярости, бушующей в твоей душе. Она прикоснулась к тебе. «Прости меня, Алекс. Я сожалею, если ты возненавидела Эквестрию за то, что мы с вами сделали. Я принимаю твою ненависть, потому что этот разговор не изменил бы наших действий. Мы не могли просто позволить угаснуть жизни, подобной вашей. Даже если тебе кажется, что необходимая трансформация отвратительна, даже если ты возненавидела Эквестрию на весь остаток вечности, мы всё равно спасли бы тебя. Иначе мы не смогли бы жить с собой. Смотреть на страдания других и ничего не делать противно самой нашей природе. Это путь Эквестрии. Не вмешайся мы, ваш вид умер бы в мучениях и навсегда.»

«Если это тебя утешит, тебе не придётся ненавидеть нас так уж долго. Могут пройти тысячелетия, прежде чем наши миры снова соприкоснутся. Скорее всего, это не произойдёт ни при твоей жизни, ни при жизни твоих жеребят, ни при жизни их жеребят, и ещё многих поколений.» Она останавливается и садится на то место, где ты сидела мгновения назад. У неё это получается куда элегантней, как древний прекрасный Сфинкс, а не лошадиный ребёнок, которым ты смотришься что бы ты ни делала.

«Надеюсь, твоя ненависть будет к тому моменту забыта.» Она вздыхает, и ты слышишь в её голосе усталость. Это звук гор, стареющих и распадающихся в прах, звук замерзающих от старости звёзд. Звук самой вселенской энтропии. «Когда многие пони узнали о вас, они были захвачены идеей подружиться с твоим миром. Может, их далёким внужеребятам доведётся исполнить эту мечту.»

По крайней мере, не для эквестрийцев. Ещё есть надежда. Ты вернёшься домой с большой библиотекой магического знания. Может быть, когда-нибудь, превращённые в единорогов люди научатся пользоваться магией не хуже эквестрийцев. Может, им удастся создать человеческое тело, способное выжить в магии, с помощью HPI и их потомков. Тогда прибывающие из прошлого люди смогут вернуться в свои тела, и земные леса могут снова увидеть босые ноги своего первого распорядителя, который умел мечтать.

Но этой мечтой ты не станешь делиться с Принцессой Луной. Может, она видит твои мысли, может, нет, но ты ей доверяешь не до конца. У тебя нет сомнений, что теперь, когда ограничения магии сняты, она может легко выследить и уничтожить немногочисленных осаждённых людей, если бы ей того захотелось. Даже если ты не можешь себе представить, что она когда-нибудь это сделает, ты не будешь рисковать их безопасностью. Они были твоими братьями и сёстрами, не её. Никакая трансформация не заставит тебя думать иначе.

И даже если бы это однажды случилось, правда в том, что человеческая цивилизация, какой ты её всегда знала, всё равно уничтожена. Луна и другие эквестрийцы принесли её в жертву, чтобы сохранить жизни самим людям. Никакая ярость не отменит заклинания. «Что… Хуже всего то, что мы потеряем. Чем больше проходит времени, тем меньше ресурсов доступно возвращающимся из прошлого пони. Моя маленькая группа в еде не ограничена. Через тысячу лет, не останется ничего съедобного, сделанного человеческими руками. Всё превратится в пыль.»

«Конечно, пони могут есть траву. Может, не все они умрут от голода… но многие всё равно умрут. И даже если не умрут, культура умрёт. Некому будет думать об искусстве или полётах на луну, когда они умирают от холода, вынуждены есть сорняки или убегать от волков. Вы стёрли нас, Принцесса Луна. Наследия человечества больше нет, и никто не выживет, чтобы его помнить.» Ты снова не упоминаешь HPI, хотя и на них ты тоже не надеешься. Когда большинство будет жить снаружи в виде пони, их существование будет как последний отголосок сна.

Луна довольно долго молчит. «Мы думали о первой проблеме. Когда наш разговор завершится, я объясню несколько возможных решений, которые мы обсуждали. Но до того…» Она встаёт на копыта, и смотрит на тебя своими пронзительными глазами. Ты благодарна, что она не спрашивает про людей, потому что врать, когда на тебя так давят, ты никогда не сможешь. «Лонли Дэй, почему эта ноша так тебя беспокоит? Ты молода, в самом начале жизни, и тяжесть сохранения человеческого наследия лежит не только на тебе. Разве не успокаивает тебя то, что в мире есть другие пони, и что среди них есть те, кто разделяет твоё желание? Если ты позволишь этому беспокойству поглощать твои мысли, я боюсь за твоё будущее.»

Тебе требуется несколько секунд чтобы набраться уверенности для ответа, и чтобы собрать одновременно правильные и честные слова для него. Ты просто не можешь выдавить из своих губ ничего другого, когда тебя так серьёзно спрашивает такая могучая пони. «Я уверена, если есть другие, они со мной согласились бы. Но вы хотели поговорить с пони с Земли. Вы хотели знать, что мы подумаем. И я говорю – мы всегда рассчитывали на то, что нас запомнят. А теперь всё идёт к тому, что нас прокляли, стёрли и скоро забудут. И что самое худшее, мы ничего не можем сделать.»

Принцесса Луна смотрит в твою сторону, и обходит тебя широким кругом. Ты не знаешь, что она в тебе ищет, но пытаешься выглядеть уверенно. Твоя ярость ушла, и твоя решимость стремительно тает. Ты сказала своё слово. Теперь время принимать последствия. Как и Луна, ты бы поступила точно так же, представься тебе шанс всё переиграть. В этот момент ты что-то чувствуешь, но не можешь сказать, что. Краткий приступ понимания, удовлетворения, чувства, что нашла своё место во вселенской головоломке. Они не будут забыты.

«Возможно. Больше здесь никого нет, других, кто мог бы сослужить эту службу. И времени тоже нет. С момента твоего прибытия, мои слуги привели других пони с твоей планеты. Никто из них не подошёл под мои требования, никто не сможет стать посланцем Эквестрии. Некоторые даже решили остаться.» Она вздыхает, но в этот раз больше довольно, а не печально. «Наши инженеры в восторге. Тем не менее, из тех, кто вернётся, я не могу доверить этот груз никому другому.» Её глаза суживаются. «Лонли Дэй, готова ли ты пожертвовать жизнью чтобы обеспечить то, что твой народ не будет забыт?»

Ты без колебаний киваешь. Ты даже не моргаешь, несмотря на всю силу её взгляда.

«Тогда, пожалуй, мы можем кое-что сделать.» Она указывает путь крылом, и быстро идёт к двери. «Следуй за мной, моя маленькая пони. Нам надо поговорить с моей старшей сестрой. Нам многое предстоит сделать перед твоим возвращением, и времени на это очень мало.»