Элементы дружбы

Дружба - это чудо. Пусть это так, но многие люди в это не верят. Я поведаю вам историю про одного такого человека...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони Человеки

Первый фанфик.

Рассказ одного брони. Совпадение имён всего лишь совпадение.

Дерпи Хувз Человеки

Сопротивление не оптимально

Что делать Искуственному Интеллекту, когда он подходит к пределу своих возможностей? Выполнить какие-либо завершающие действия и выключиться; или, если есть возможность, спросить совета у создателей. Для СелестИИ не подходит ни один из вариантов.

Спасти Эквестрию: перепутье трёх миров

Как хорошо когда есть те, кто присматривают за нами. За ними. За всеми. Тот, кто следит за тем, что бы мы не допустили таких роковых ошибок о которых будем жалеть всю оставшуюся жизнь и даже... после смерти. Но те, кто присматривают за нами, не стараются прихлопнуть нас мухобойкой, но мы не ценим этот жест и восстаём против наших защитников.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Другие пони Человеки

Принцессы и королевы

Через несколько месяцев после "аликорнизации" Твайлайт решает заняться исследованием ченжлингов и делает неожиданное открытие. Она направляется в Кантелот, чтобы рассказать о нем Селестии, но разговор проходит совсем не так, как Твайлайт могла бы ожидать.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Флаттикула

Флаттикула. Неуловимая; жёлтая и розовая; много зубов. Распространяет дружбу. Под водой. Быстро плавает. За помощь в переводе спасибо Mordaneus.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити

Я люблю конские члены!

БигМак признаётся Эпплджек в том, что он — гей, но ей плевать.

Эплджек Биг Макинтош

Убежать от реальности...

Мы слишком долго убегаем от реальности и не понимаем, когда нужно остановиться.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Охотник и жертва / The Hunter and The Prey

О читатель, не хочешь ли услышать скорбную повесть об Эпплджек и Пинкамине Диане Пай, живущих в мире, где проклятье — не сон, но явь, разъедающая умы? О, сколь безумен, сколь трагичен, сколь терзает он сердце! Ибо даже «бездонная чёрная бездна» — лишь самое ничтожное из слов, коим можно выразить горестный сказ о двух старых друзьях, охотнике и жертве.

Пинки Пай Эплджек

Аллегрецца

Октавия — пони из высшего света. Дорогое спиртное её не удивляет, а неотёсанность и грубость ранят душу. И как она умудрилась спутаться с невыносимой, инфантильной диджейкой? Впрочем, порой случайности сами собой приходят к счастливой развязке.

Лира Бон-Бон DJ PON-3 Октавия

Автор рисунка: MurDareik
Глава 2 - Из лучших побуждений

Глава 0 - Нулевой пациент

У вас в руках (или копытах) находится штуковина непонятного происхождения, служащая вам единственным оружием, которая создает в стене странные отверстия? Где-то в нескольких шагах от вас валяется куб, именуемый компаньоном (и, кажется, кто-то говорил, что он еще и живой!)? А безумная стерва-суперкомпьютер с комплексом бога заставляет вас при помощи первого и второго проходить абсолютно сумасшедшие испытания «исключительно во имя науки»? Добро пожаловать в лабораторию Aperture Science!

Впрочем, надо сказать, что сейчас в комплексе царит абсолютное спокойствие.

День вовсе не предвещал никаких безумных приключений: от него не ожидалось ни встреч со странными безмолвными испытуемыми, ни выяснения отношений с в конец обнаглевшими идиотами…

И даже эти мерзкие птицы, пропади они пропадом, больше не могли добраться до нее. Да, дела определенно идут лучше некуда.

Самое подходящее время заняться новыми проектами… Или же вспомнить о старых. Кстати, вспоминая старое: здесь следует упомянуть комнату, занесенную в архивы Aperture Science под номером 4D. Когда-то это была обыкновенная комната для отдыха персонала, занимающегося разработкой и сборкой модулей, оборудованное по всем правилам. Сложно вообразить себе этих людей в подобной обстановке: только представьте себе компанию, в которой кто-то может по рассеянности поставить чашку кофе на чертежи какой-нибудь очередной смертельной машины.

Теперь же это помещение служило некой кладовой. Сюда суперкомпьютер тащила все, что по ее мнению могло принести пользу науке, или просто что-то, что находила хоть немного интересным для себя. Эдакая «шкатулка для занятных вещиц злобного гения». Тут годами накапливался и пылился различный восхитительный хлам (который в будущем обязательно послужит на благо науки).

Можно с уверенностью сказать, что найти здесь возможно практически все: от самых разных запчастей и деталей со всех уголков комплекса, утерянных в разные периоды его существования и сломанных (и частично функционирующих) турелей всех форм и расцветок, до давно устаревших, самых первых прототипов портативного портального устройства (как-то во время тестирования одного из таких прототипов добрая половина всего персонала при загадочных обстоятельствах лишилась бровей).

Такого рода «тайников» у суперкомпьютера было несколько. Они были рассредоточены по всему комплексу и периодически подлежали проверке, суть которой заключалась в следующем: ГЛэДОС полностью освобождала определенный день от сколько-нибудь важных дел и проводила его за пристальным изучением своих сокровищ, и иногда переписывая списки.

Эта система чем-то походила на папки в архиве, при помощи которых хлам во всем комплексе приобретал некую упорядоченность. Где-то были индивидуальные устройства персонала, где-то — чертежи и разработки незавершенных проектов. Комната 4D значилась для всего, что было создано или найдено за пределами комплекса и имело хоть малейшее отношение к лаборатории. Данное помещение долгое время не подвергалось проверкам, но сегодня был на редкость удачный день, поэтому ГЛэДОС решила заглянуть в «прошлое». С давних пор у нее оставался один незавершенный проект, какое-то время назад очень интересовавший ее. Правда, в свете последних событий интерес немного остыл: знаете, из-за внезапного побега той сумасшедшей испытуемой, собственной смерти чуть ранее и внезапного перемещения своего искусственного разума в картофель.

Панельный потолок комнаты развелся, подняв целые тучи пыли, и попутно открывая вид на горы самой разной электроники, деталей и механизмов, много лет назад пришедших в негодность или вышедших из моды. Железная клешня с мягким механическим звуком опустилась в самую середину кучи, сжала какой-то предмет, выделив его из прочего научного барахла, и подняла его над грудой металла. Это был модуль. Но вовсе не обычный. От всех остальных бесполезных модулей, оставшихся лежать в вечном погребении где-то под кучей обломков внизу, его отличало строения корпуса. Этот модуль даже было бы правильнее назвать роботом, так как корпус был приспособлен для самостоятельного передвижения, но с бюрократией спорить не приходилось, поэтому «модуль» оставался «модулем».

Он представлял собой существо, похожее на пони, с серой синтезированной шерстью и черной гривой, зачесанной назад. На его крупе, желтой краской был выведен вопросительный знак. ГЛэДОС не первый раз экспериментировала с ним. В стенах этой лаборатории она имела контроль над всем: здесь практически не было секретов, о которых смотрительница не знала, и уж точно не было ни одного их них, который бы она обнаружила и не смогла разгадать. Однако этот модуль был чересчур упрямым, и даже угрозами быть уволенным без выходного пособия его было не запугать.

Клешня плавно и беззвучно переправила модуль в небольшое помещение, отличавшееся от большинства других тем, что пол и одна из стен в нем были полностью из бетона. Это помещение было одним из самых старых в комплексе. Комната инженерного отдела, которая использовалась еще до первой активации ГЛэДОС, была одной из немногих, где еще сохранились изъятые из использования разъемы подключения. Именно таким разъемом и был снабжен серый пони-модуль. Появилась еще одна клешня. Первая тем временем опустила модуль на пол, и совместными усилиями обе клешни подключили гостя несколькими толстыми проводами к какому-то устройству.

Как и у всех модулей, код этого устройства был слишком сложен, чтобы его можно было проанализировать или скопировать, даже для суперкомпьютера. ГЛэДОС была вынуждена его активировать. Для этой процедуры требовалось снимать многочисленные показания с подключенного устройства.

— Внимание, подключен неизвестный модуль. Обнаружена несовместимость по количеству протоколов…475 . Внимание! Подключаемый модуль не одобрен комиссией инноваций и роботизации. Главный модуль, вы готовы продолжить подключение? — из динамиков доносился записанный мужской голос.

ГЛэДОС незамедлительно дала согласие. Принять решение было не трудно. На самом деле, принято оно было уже давно — подготовка к этому моменту была долгой. Контакты проводов брызнули снопом искр, несколько из них попали на синтезированную шерсть модуля рядом с контактами, оплавив ее. Весь процесс проходил под пристальным надзором камер наблюдения, сфокусированных на одной точке. Они не должны были упустить ни малейшей детали.

Пони-модуль начал медленно и довольно неуклюже вставать на ноги. Его движения оказались на удивление живыми для робота. При взгляде на него создавалось впечатление, что все эти швы, механические заклепки, устройство возле уха, напоминающее слуховой аппарат, и прочая мишура, просто навесили на пони с той целью, чтобы выдать живое существо за новое научное достижение.

Веки из тонкого пластика вздрогнули и медленно поднялись. Глаза модуля были большими, с ярко-желтыми, быстро загорающимися тонкими линиями вокруг расфокусированного зрачка-визора сегментов индикаторов. Когда последний из них зажегся, все они дружно мигнули, оповещая о конце загрузки. Модуль чуть заметно мотнул головой из стороны в сторону и поднял взгляд на большой вертикальный экран, куда передавалась трансляция с камеры главного зала.

— Привет. Как видишь, мне пришлось отложить нашу встречу. Признаюсь, мне очень интересно, кто тебя создал. И я узнаю это. На этот раз никаких происшествий и непредвиденных ситуаций, Зеро. Жаль, что ты не испытуемый. Но я все же позволю себе провести пару тестов. Ради науки.

— Я уже говорил, что не желаю быть заточенным в этом месте, — серый пони открыто демонстрировал свою антипатию по отношению к ГЛэДОС — это было не первое его пробуждение и не первый подобный разговор.

— Как твой начальник, я не могу подписать твой уход, пока ты не сдашь всю свою корпоративную информацию. После открытия своих банков памяти ты будешь отправлен на почетную пенсию. Может быть, мы даже организуем вечеринку.

— И ты думаешь, что я поведусь на этот «торт»? – Зеро хмыкнул.

— Это намного лучше, чем быть разобранным на детали. Но ты, кажется, не ищешь легких путей.

— Благодаря твоему неведению я все еще це… — Зеро получил мощный разряд. Его ноги подкосились, а глаза начали медленно угасать. Он попытался что-то сказать, но система была блокирована.

— Я тебя предупреждала. Похоже, мне придется занести твой отказ в личное дело. Между прочим, там уже скопилось немало предупреждений, я бы могла тебя уволить уже за них, правда, без вечеринки. Что ж, возможно мне просто стоит посмотреть на тебя изнутри.

Одна из панелей на потолке бесшумно отъехала в сторону. Через секунду образовавшееся пространство заполнила другая, с установленным на ней массивным белым квадратным блоком. Подсоединенные к нему манипуляторы потянули еще один провод, заменив на него один из уже подключенных.

«Начат процесс отладки. Внимание, оперативная память недоступна. Восстановление с контрольной точки недоступно. Начат аварийный перенос данных. Внимание — возможна потеря… 69.4% данных.» — серый пони понимал, что если этот процесс дойдет до конца, его системе будут нанесены критические повреждения и она уже не будет подлежать восстановлению. Он не хотел умирать, не хотел отключаться.

«Даже не надейся…»

Зеро начал медленно вставать, отчаянно сопротивляясь усилиям ГЛэДОС и дополнительной системе, которая старательно пыталась в буквальном смысле по нитке разобрать его «сознание». Ярко-желтые глаза пони-модуля стали светиться еще ярче, подключенные провода с трудом справлялись с напряжением.

— Ну вот опять. Неповиновение. Это тоже будет занесено в твое личное дело: «препятствовал отладке оборудования». Ну что, ты доволен? Это уже девятая запись. Я ожидала от тебя большей любви к науке. — Зеро не отвечал, пронзительным немигающим взглядом изучая ГЛэДОС на дисплее. — Тем не менее, ты послужишь на ее благо.

— Нет… — едва слышно ответил Зеро, но его тут же прервал записанный голос.

— Внимание, неизвестный модуль подключен к системе. Нарушена целостность системы. Перезапуск системы через 3… 2… 1…

Свет в помещении потух. Система комплекса сработала незамедлительно. Через несколько секунд раздался тихий щелчок и комнату частично заполнил тревожный немигающий свет красных аварийных ламп. К их алому свечению в темноте прибавился тускло жёлтый синтетический свет глаз Зеро.

— Похоже, правила поменялись…