Две части целого

У всех есть свои внутренние демоны. Чьи-то сильнее, чьи-то слабее – а у кого-то они мысленно издеваются над его друзьями, раз за разом. Может ли это продолжаться вечно? Могут ли ужиться в одном разуме психопатка и пони, в жизни не желавшая другим зла?

Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна

Под одной крышей

- Но что я увижу на той стороне? - То, что было, то, что будет, и даже то, что могло бы быть...

Лайтнин Даст

Долгий путь домой

У него было всё необходимое для нормальной жизни. А сейчас, волею случая, за окном новый мир. Он красив и не так уж плох на первый взгляд, но домой всё-таки хочется. Вот и придётся, почесав затылок, искать способ вернуться обратно. Стоп. Всё не так просто: во-первых, память зияет провалами; во-вторых, есть риск стать чьим-то обедом; и в-третьих, а это самое главное, надо «вырваться из копыт» одной зеленоглазой волшебницы, которая отпускать просто так парня не собирается. Как говорится, «повезло» человеку — он теперь фамильяр с заключенным контрактом. Поэтому швабру в руки, учебник эквестрийского в зубы и надеяться на лучшее.

Другие пони ОС - пони Человеки

Вендетта

Гибель Кристальной Империи глазами маленького кристального пони - отца, чей долг разыскать свою дочь в хаосе гибнущей родины. Приключение, которое изменит представлении о том, что же всё таки случилось в ту роковую ночь.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Обнимашки-Согревашки

В Эквестрию пришла ужасная зима и ты замерзаешь под одеялом. К счастью, Пинки Пай готова выручить тебя согревающими обнимашками. К сожалению, вскоре дело принимает вполне очевидный оборот.

Пинки Пай Человеки

Вежливые люди

Ничего необычного. Просто "Зелёные человечки" попали в Эквестрию.

Рэрити Человеки

Древние обычаи

Закон - что нежить. Восстанет и укусит тебя за задницу. Или за ушко.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Угодившая в бурю

Когда-нибудь твоя размеренная и безоблачная жизнь будет разрушена ураганом, который унесёт тебя на край света. Когда-нибудь, многое повидав и преодолев, ты вернёшься домой.

ОС - пони Темпест Шэдоу

Эквестрия 2033: мечта за гранью смерти

30 лет прошло после ужасной катастрофы мирового масштаба. Желание ученых создать новую магию привело к ней. Воздух стал ядовит, вода загрязнена, монстры живущие в мире, изменились и стали смертельно опасны. Группа ученых, желая вернуть все на круги своя, пытается создать заклинание, которое сможет приспособить загнанных в подземелья пони к внешнему миру. В какой-то момент эксперимент выходит из-под контроля и группа теряет бункер, оставаясь один на один с жестоким внешним миром. Твайлайт в суматохе все-таки умудряется спасти незаконченный образец. Во время аварии и часа после нахождения во внешнем мире многие из них гибнут. Лишь благодаря усилиям главы охраны удается спасти немногих от верной смерти. Группу выручает пришедший посмотреть причину взрыва незнакомец, который отводит их в более или менее безопасное место.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Трикси, Великая и Могучая Вайнона Другие пони ОС - пони Бабс Сид Принцесса Миаморе Каденца

Забытые катакомбы.

Кружка чая, два друга в скайпе, грусть печаль.Одному из друзей пришла в голову дурацкая мысль, которую МЫ и написали.Сразу скажу, здесь НЕ ПРО ПОНИ!Я думаю не стоит писать, т.к. фик меньше чем на страницу.И да, это наша первая работа, но ждем критики.

Автор рисунка: MurDareik
Глава 40: Остаться в живых

Эпилог: Семь лет спустя...

Семь лет спустя

“Служи... Спасай... Подчиняйся... Убивай...”

– И вы нашли её? – Я с любопытством глядела на пони передо мной. Меня не устраивало, что безопасность обеспечивалась одними понитронами, поэтому несколько лет спустя, я утвердила полицию. Разумеется, с благословения совета. Эта кобыла была одним из моих последних рекрутов, и я никак не могу вспомнить её имя. Черри… Что-то?

– Нет, мэм. – Она покачала головой, уткнувшись взглядом в пол. Если бы она только знала, какой слабой я стала, она бы не дрожала передо мной вот так. – Винтовка, которую мы нашли не совпадает с вашим описанием. Пони получил выговор, а его товары конфискованы.

– Заплати ему за весь конфискат. – Кобыла удивлённо взглянула на меня. – Я не могу позволить ему врать. О том, что он продаёт трофеи с войны. Но мы так же не можем просто украсть их. Скажи капитану, что я хочу, чтобы он расплатился. – Кобыла всё ещё пялилась на меня с невнятным выражением лица. – Сейчас же! 

– Есть, мэм! – Она неуклюже выпрямилась и выскочила из комнаты. Я просто не могла не закатить глаза из-за этой выходки. Истории обо мне с войны опережали меня саму. И с момента, как моей работой стало подавление случайных мятежников или попыток переворота, эти самые попытки практически прекратились. Мои действия внушали страх и трепет, потому что они не знали правды… 

Я подняла папку со своего стола и взглянула на неё. На ней было лишь одно слово — “Искусность”. Я искала её с той самой битвы на крыше Клип’н’Клопс. Но сейчас было уже слишком поздно. Я должна была присутствовать на собрании совета, а затем… Я покину город в последний раз. Я осторожно выбросила папку в ведро и начала подниматься. 

Мне потребовалось пройти через несколько секунд мучительной боли, прежде чем я смогла встать. Даже Мед-Х больше не мог заглушить её. Мои суставы ныли всё сильнее с каждым днём, а когда я смотрела вниз, под мою броню, то видела это… Из под краёв моей одежды расходились яркие синие линии, словно вены. Их становилось больше, и вскоре они бы покрыли меня полностью. Когда лечащее мегазаклинание сдетонировало и покинуло моё тело, ничто кроме моего собственного крепкого здоровья не могло сдержать токсичное влияние звёздного металла. И теперь даже моё здоровье перестало справляться с ним. 

Я умирала. 

~~~

И так, с чего бы начать...

– Ты берёшь у меня интервью, помнишь? Кажется, ты не очень хороша в этом. 

Очень смешно. Ладно, назови своё имя и кем ты приходился Хайред Ган.

– Зовут Флэйр, очевидно. Хайред Ган — мой лучший и близкий друг, несмотря на то, что она тупая, как камни на её крупе. 

Ладно, раз так, то… Ладно. Так. Чем ты занимался после битвы за Дайс? 

– Последующие годы я работал с Анклавом, пытаясь восстановить нашу репутацию. Не особо перспективное занятие, но они всегда были моей семьёй, так что я должен был попытаться, да? Бедный глупый Флэйр, тратящий лучшие годы своей жизни на бесполезное занятие. Не стесняйся поплакать за меня. 

Будет сделано. Ох, Селестия… Ладно, последний вопрос. Что ты думаешь о Хайред Ган? Отвечай честно, пожалуйста. 

– Она была идиоткой. Жестким безрассудным придурком, который едва не убил меня и тебя множество раз. Но она была моим другом; наверное более близким, чем кто либо другой. Я бы доверил ей свою жизнь. Это о многом говорит… Ты и я знаем, что она делала некоторые… Давай скажем так, неоднозначные поступки. Мне неудобно, когда пони не задумываясь хвалят её. И, позволь мне добавить, я думаю, им не стоит знать об этом. А эти твои мемуары, которые ты пытаешься собрать в единый рассказ, это ошибка.

Я не спрашивала тебя об этом.

– А тебе и не нужно. Но я знаю, что мои мысли не имеют значения. Город не готов узнать правду. Ни о ней, ни определённо о Клин Кате, и ты можешь записать это для себя!

Её предсмертным желанием было позволить пони узнать правду о Клин Кате. 

– Дело не в этом. Я слишком хорошо тебя знаю, чтобы ты смогла соврать мне. 

~~~

Палаты Совета были подготовлены к моему последнему совещанию. Они всё ещё находились в старом офисе Редемпшн, но за годы мы обновили это место. Вместо того, чтобы сделать новый круглый стол, мы выставили столы полукругом, поставив ещё один стол в центр для гостей или кандидатов, чтобы они могли говорить, и каждый мог видеть их. Всё было сделано так, чтобы они всегда стояли лицом к окну, стекло которого теперь было укреплённым, и на котором был портрет Клин Ката. Я потребовала сделать это много лет назад. Шутка, которую могла понять только я. 

Состав Совета был почти таким же за несколькими исключениями. Высший генерал Стил Винг не считал необходимым лично присутствовать на совещаниях и вместо этого отправлял Флэйра в качестве представителя. Естественно, пегас проводил большую часть времени за попытками взбесить Молли. Ну конечно, эта мулица всё ещё была там. Я давно подозревала, что она сможет пережить всех в городе чисто за счёт силы воли. Паладин Лемон Кейк и Скриншот (которая теперь носила имя Фотофиниш, хоть я её никогда так не называла) так же остались на своих местах. Представитель НКА в Совете отсутствовал уже в течении нескольких лет с момента, как вспыхнувшая у них гражданская война отбросила их на восток, но их место всё ещё оставалось свободным. Хизаи, или то, что от них осталось, тоже заняли своё место, и их представлял единорог-киборг, которого я никогда не встречала за время своей работы на мистера Хауса. 

И наконец, за центральным столом, была Редемпшн. Она прожигала меня взглядом, пока я стояла на подиуме для высказывания в центре. Она едва пыталась скрывать своё презрение ко мне в последнее время. Годы ненависти кипели в её крови за то, что я сделала с её отцом. Тем не менее, когда пришло время. Она выслушала. 

– Как долго тебя не будет? – Спросила она меня, хотя уже знала ответ. Посетителям разрешалось занимать места по бокам кабинета, и зал практически всегда был полным, поэтому ей приходилось притворяться. 

– Если я выживу, два года.”

– Мы желаем тебе… Скорейшего возвращения. Дайс благодарит тебя за многие годы службы. Без тебя нас бы всех здесь сейчас не было. – Процедила она, сквозь зубы. Она так не считала, но это уже не имело значения. Совсем скоро она избавится от меня. 

~~~

Ладно, так… Имя и отношения с Хайред Ган. 

– Ты и так знаешь, кто я… Ладно. С самого твоего возвращения, ты ведёшь себя, как маленькая, но очень громкая пчёлка, моя труженица. Я Молли, Советник, лидер и владелец крупнейшего казино на стрипе. Хайред Ган — мой смертельный враг. Или была. Она перешагнула через это, как и я.

Где ты была в битве за Дайс? 

– Да здесь же, в Дайсе. Мы потратили годы на устранение ущерба, и кто-то должен был править, так что это была я и остальные. Одной Селестии известно, почему мне вообще не плевать… Но, видимо, я, как моль тянусь к тяжёлой работе, словно к свету. Смею сказать, что мы проделали хорошую работу. Вы б даже не узнали, что когда-то в городе было казино Луна. Ох, бедный Рой бы заплакал, увидев это. Эта мысль всегда вызывает у меня улыбку. И да, конечно, нас сопровождает мир и процветание и бла-бла-бла. По большей части. У нас возникало несколько проблем за годы после войны, но мы всегда с ними справлялись. Лично я сделала целое состояние, продавая облучённую грязь в Эквестрию. Или в НКА. Как бы они там себя не называли. Наверное, аликорны просто купаются в ней.

И что ты думаешь о Хайред Ган. 

– Мы — смертельные враги, помнишь? Она — опасная сучка и обожает месть, как собака кость. В этом мы с ней похожи. Но в то же время, она опасная идиотка. Я никогда не пойму, почему её так обожают в городе. Тем не менее, я бы не хотела узнать её плохую сторону. Если она ещё жива. Она жива?

Вопросов больше нет, спасибо за потраченное время, Молли.

~~~

В центре города на главном перекрёстке была статуя. Когда-то я встретила там Бэтмэйр. Это была довоенная реликвия, но она была разрушена, когда Хищник упал на неё. Годами позже я заменила её, и мы устроили пышную церемонию открытия. Она должна была увековечить битву, которая едва не разорвала город на части и силу, которая помогла нам пройти через это. Четыре пони были высечены из камня, который мы привезли из Новой Эквестрийской Республики. 

Первой была Пинприк. Она никогда не выглядела такой ухоженной в жизни, какой была её статуя, и я подозревала, что это связано с тем, что у скульптора не было её изображения и для воссоздания внешности пришлось пользоваться слухами и рассказами. Рядом с ней была я, возвышаясь над остальными с хмурым выражением лица. Рядом со мной стоял Клин Кат. Возможно, его присутствие на постаменте заставило меня выглядеть так угрюмо, но мы все должны были продолжать притворяться ради города. Перед нами тремя был небольшой жеребёнок. Я сказала скульптору, что он представляет волю города, который мы защищали. На самом деле, это был Пост Хэйст, жеребёнок, которого я убила в Каркхуфе. Вряд ли это сойдёт за покаяние, но это было наименьшее, что я могла сделать. 

– Ты хорошо выглядишь.  Послышался голос, пока я задумчиво пялилась на статую. В последнее время, я часто это делала. 

– Флэйр. – Я улыбнулась подошедшему ко мне голубому пегасу. Он выглядел старше, под глазами появились морщинки, а кончики гривы слегка поседели. Он всё ещё был молод, но это ненадолго. – Не ври. – Одно его крыло слегка дрогнуло от обвинения. Он так и не установил себе протез, как когда-то желал этого, и теперь, казалось, гордился этим. 

– Я имел в виду статую. – Рассмеялся он. Пегас оглядел меня с копыт до кончиков ушей. – А ты сама выглядишь дерьмово. Так… Значит сегодня тот самый день?

– Да… – Ответила я, отведя от него взгляд. В его глазах была заметна жалость. Я ненавидела это. – Ты уверен, что не хочешь пойти? Ты бы пригодился нам в пути. 

– У меня есть работа здесь. – Сказал Флэйр и засмеялся. – И жеребцы, с которыми нужно встретиться. Ну, жеребец. – На удивление искренне, сказал он. – Я знаю, что ты и Хай Стэйкс не особо ладили, но мы уже работаем над этим. Мы будем здесь, когда ты вернёшься… – Он положил крыло мне на спину. 

Я вздрогнула от прикосновения. – Я не вернусь. – Наконец сказала я, нарушив молчание. 

Мы тихо смотрели на статую ещё несколько минут пока он не ответил. – Я знаю.

~~~

Давай покончим с этим… Имя и отношения с Хайред Ган.

– Смуз Тонг. Я был её боссом до того, как она ушла с работы довольно экстравагантным способом. Она когда-нибудь рассказывала тебе эту историю, малышка? 

Да. Ты в ней не выглядишь хорошим. 

– Полагаю, что так. Как жаль, мы могли бы отлично поладить. 

Как скажешь… Угх… Так, чем ты занимался после битвы за Дайс? Той, в которой ты не помог.

– С чего бы мне участвовать? Я во многих километрах от города и не имею никаких непосредственных связей с ним, несмотря на присутствие верного лейтенанта поблизости и его родственные отношения с Хайред. Для нас эта битва не имела значения. Я признаю, что мы хорошо заработали после войны. Торговля между НКР и Дайсом процветала, и все эти караваны шли через нас. Это помогло нам собраться в более уважаемую организацию, занять новые территории и защитить их. Мы достигли уровня мира и безопасности, который превосходит даже... 

Да, да. Что ты думаешь о Хайред Ган. И поторопись с этим...

– Я знаю её дольше тебя, поэтому буду говорить так долго, как того пожелаю. Честно говоря, я думал, что она была тупой. Когда она жила в Мэйрфорте, некоторые беспокоились, что её размеры и злость будет проблемой, но они ошиблись. Она пассивно выполняла свою работу, не говоря ни о чём,кроме своей семьи. За исключением брата. Кстати о нём, он хорошо справляется на своём месте. Он хотел бы увиде...

Я не хочу ничего слышать о дя... Саммер Силке. 

– Если это её мемуары, то я подозреваю, что у неё есть записи о событиях, которые произошли с её дочерью, Фаундэйшн. Я бы хотел получить возможность объяснить, что...

Я не хочу слышать об этом. Это была ошибка. Прощай, Смуз Тонг. 

~~~

– Должна ли ты брать её с собой? Мы находим её помощь неоценимой. – Сказала Платинум Хэйз, глядя вниз на меня. За прошедшие годы ей удалось переместить свой приют в новое здание, которое было построено из обломков Луны. Довольно хорошее здание, хоть её сироты становились всё старше и старше, что происходит, когда вы убиваете меньше пони. 

– Она хочет пойти, и ты знаешь её. Когда ей что-то приходит в голову… – Хэйз и я делили небольшую комнату на верхнем этаже её приюта. Иногда я помогала ей с жеребятами, но я никогда не была в этом так хороша, как мне бы того хотелось. 

– Мы знаем, но мы бы хотели, чтобы у данного поступка была более уверенная мотивация… – Она вздохнула и подарила мне тёплую улыбку. Мы бы никогда не забрали её у тебя. Мы справимся, как и всегда. – Я не могла не

 взглянуть на её крыло после этих слов. Она получила сложный перелом во время битвы, и он так никогда и не выздоровел. Она всё ещё могла летать, но недолго и не без боли. Если её это и беспокоило, то она не показывала этого. Никогда. Я горжусь всем, чего ты достигла.

– С-спасибо тебе… – Я подошла ближе, чтобы положить голову ей на грудь. Это было одно из немногих мест, где я не переживала за то, кем была. Мне было нужно это. – Я не думаю, что вернусь. Мне… Мне страшно. – Она обернула меня тёплым крылом, позволив мне просто продолжить. – Я-я не хочу умирать. Я думала, что хочу, но…  

– Мы знаем. – Тихо сказала она, продолжая утешительно гладить мою спину. Я тоже тебя люблю.

~~~

Имя и отношения с Хайред Ган. 

– Дорогая, это правда необходимо? Ты знаешь, что мы… Ладно ладно, мы не можем выдержать этот взгляд. Мы — Платинум Хэйз, мы были особенной пони Хайред ган в течении многих лет. 

Чем ты занималась после битвы за Дайс?

– Ты и об этом знаешь…. Ну хорошо. Мы продолжаем работать с Последовали Апокалипсиса. В частности, мы потратили годы на работу, содержание и поддержку нашего приюта. Мы рады сообщить, что с каждым годом наши  услуги становятся всё менее и менее необходимыми, но мы будем продолжать работать, пока эта необходимость не пропадёт совсем.

Что ты думаешь о Хайред Ган? 

–Мы любим её. 

– О, ты хочешь большего? Ну хорошо. Мы всегда находили её сложной для отношений пони. Это не оскорбление, а, скорее, констатация факта. Все, кто знаком с ней, знают её, как тихую, отрешённую и проблемную. Однако в ней была неоспоримая сила. Тяжело не восхищаться и не радоваться. Мы решили, что это стоит того, несмотря на все трудности. Она — личность, которая со временем подогревает интерес к себе, а не та, которая производит  сильное впечатление при встрече.

А её… Склонность к жестокости? 

– Мы не поводок. Милая. Мы идём своим путём, а она пошла своим, и все счастливы. Мы не можем обвинять её за все действия, даже если мы не согласны, и она сделала многое, чтобы принести мир не с помощью насилия, как мы и просили её… Ты, кажется, разочарована?

Нет, это не так. Спасибо за потраченное время. 

– Милая, ты в порядке? Ты проводишь слишком много времени над этим проектом, возможно, тебе стоит взять небольшой перерыв…

Я в порядке! 

~~~

Прошли дни пути на север. Мы бы справились гораздо быстрее, но я шла медленно и часто отдыхала. Я ненавидела чувствовать себя вот так, но знала, что ничего не могу с этим поделать. Если и было хоть какое-то утешение во всём этом, то это то, что Серенити совсем не жаловалась. Когда мы вновь остановились, чтобы я перевела дух, она просто начала собирать палки для костра. 

Она превратилась в красивейшую кобылу. Высокая, хоть и не такая, как я, стройная и элегантная. Она изящно двигалась с ловкостью, которой у меня никогда не было. Когда она выросла, то переняла от меня склонность к молчанию, но никогда не забывала о своей игривой натуре. Она заметила, как я смотрю на неё и, поправив длинную прядь гривы, бросила в меня палочкой. – Не раскисай, мам. Я же говорила, это запрещено.

Мои суставы скрипели, когда я подняла кибер-протез, чтобы защититься от ещё одной палки. По крайней мере, мои протезы никогда не уставали. – А кто тебе сказал, что ты главная?

– Хочешь побороться за это, мама? – Она подняла бровь и подошла ко мне, чтобы оценить. – Думаю, нет. – Сказала она и ткнула мне копытом в нос, прежде чем я успела ответить. Прикосновение холодного металла. 

– Знаешь что, я чувствую себя лучше. Думаю, мы должны вернуться. – Посмеиваясь, сказала я, когда она вернулась к стопке палок. Она поднесла к ней копыто и затем ФЬЮХ, из него вырвалась небольшая струя пламени. Я никогда не одобряла её стремление устанавливать протезы. Мне они казались бесполезными. Но она была достаточно взрослой, чтобы решать самостоятельно, и она потратила годы, работая над их дизайном специально для себя. 

– Ни за что. Мы идём в Земли зебр, чтобы вылечить тебя. – Сказала она более уверенно, чем я когда либо смогла бы. 

– Серенити… – Я начала говорить, но она обернулась на меня и взглянула грустными и умоляющими серыми глазами. Я поняла, что она должна была верить. А я должна была позволить ей это. Мы знали, что это ложь, но что ещё я могла дать ей, кроме лжи? 

– Бридл Хуф недалеко. – Она быстро сменила тему разговора. Я не была там с момента расставания с моим братом, когда Багровые Копыта взяли контроль над городом. – Может остановимся, чтобы повидаться с дядей? 

– Нет. – Твёрдо сказала я. – Ты думаешь, он захочет увидеть, что натворил? – В конце концов, это была его вина. Синие линии, которые покрывали мою шкуру. Усталость. Постоянная боль. Я умирала, и всё из-за совершённой им ошибки. Ошибки, которую совершила и я. Он выстрелил в меня ядовитой пулей из космоса. Это было забавно, когда я считала себя неуязвимой, но теперь… Шутка перестала быть смешной. 

– Но мам, разве ты… – Серенити с улыбкой взглянула на меня. Она всегда улыбалась и была оптимистичной. Кроме глаз. Её глаза всегда выглядели грустными, и теперь они были грустнее, чем когда либо. – Не важно. Еда приготовится быстро, но ты можешь вздремнуть. У нас ещё долгий путь на север к порту.

~~~

– Ну… Мы начнём? 

Хах, извини, извини. Я просто отвлеклась. Всё ещё надеюсь, что генерал-майор Хэйлшторм или майор Лаки ответят на моё предложение. 

– Я никогда не был для тебя достаточно хорош, юная леди, да? Вряд ли ты достанешь их. Я получил отчёты с НКА, и их гражданская война всё ещё не прекратилась. Ты же знаешь, как сформировался Каледонский Альянс, верно? 

Ээ...

– Думаю, это не имеет значения. Достаточно сказать, что старые обиды трудно забыть без такого общего врага, как минотавры. 

Будто бы они когда-то забывались… Ох, извини. Верно. Интервью. Пожалуйста, назови своё имя и в каких отношениях ты состоял с Хайред Ган.

– Паладин Кёрли Фрис из Рейнджеров Эпплджек. И она была моим… Союзником? Врагом? Думаю, это зависит от дня.

Чем ты занимался после битвы за Дайс? 

– Вместе с Рейнджерами я помогал им на согласованных миссиях. Мы поддерживали безопасность границ Дайса и помогали удержать отдалённые регионы. Всегда пожалуйста. Ещё мы потратили множество средств на изучение технологий в Комплексе под горой. Ты не представляешь, сколько секретов мегазаклинаний мы открыли.

Уверена, что представляю. Что ты думаешь о Хайред Ган?

– Она разрушила мою жизнь. Потом, спасла её. Я давно подозревал, что камни на её кьютимарке означают обломки, которые она оставляет позади. Но то, как она держала Дайс, то как она вела его… Она не обязана была делать то, что делала. Это было впечатляюще. Несмотря на это, я всё ещё слегка ненавижу её.

Это всё твоя вина, Кёрли Фрис.

– Что? 

Не обращай внимания. 

~~~

Мы остановились в Мэйрфорте. Последняя остановка перед тем, как мы попадём в саму Эквестрию. Я так и не встретилась со Смуз Тонгом, хотя он знал, что я иду. Несмотря на всё это, было приятно быть дома. Увидеть пони, которых я так давно не видела. Услышать истории, которые случились в моё отсутствие. Пройтись по мостам и узким проходам между скучными зданиями, будто бы я никогда и не уходила. У меня никогда не было много друзей в Мэйрфорте, но истории обо мне разошлись достаточно широко, и все были рады меня видеть. Это было… Обременительно. Это место не было моим домом уже очень долго. Оно казалось переполненным. Старым. Словно старая книжка со сказками, которую я читала в детстве и уже не могла выдержать, будучи взрослой кобылой. 

Я не смогла заснуть и решила пройтись. Серенити тихо храпела и сбросила во сне с себя одеяло, поэтому я осторожно укрыла её, прежде чем уйти. Она была уже взрослой кобылой, но я всё равно ненавидела думать о том, как она будет жить без моей опеки. Она же может попасть в неприятности, и кто кроме меня сможет помочь ей? 

Тем не менее, я должна была пройтись. Как вы понимаете, мне пришлось вколоть Мед-Х, чтобы перенести боль, вызванную ходьбой. Ночь была такой же тёмной, как и до снятия облачной завесы. С моим кибер-глазом я едва могла видеть. Но это нормально. Я любила темноту. И мне нужно было подумать. Семь лет -  это долгий срок, и столько всего произошло. Я отдала свою жизнь Дайсу. Я объединила город. Я отстроила его после всего случившегося. Да, был ещё и совет, но когда случалось что-нибудь серьёзное, они обращались ко мне за помощью. 

И я помогала. Всеми силами, всей мощью, что была у меня, даже когда они начали угасать. Когда мой голос стал слабым. Но я продолжала стоять. За Дайс. За дом. Мне было отведено так мало лет, и я отдала их все этому городу. Я жалела об этом столько раз. Жалела о том, как подчинила себя этому городу. Они никогда не знали меня. Настоящую меня. Не знали правду о случившемся. Как я могла не ненавидеть их за это? Ненавидеть за то, что они никогда не узнали, что я сделала. Что сделал Клин Кат. И они тоже на самом деле должны были ненавидеть меня. Лжец, убийца… Убийца героев и жеребят. Всё, чем был Дайс, было моей виной. Моей ложью. Возможно, именно поэтому я решила остаться. Потому что чувствовала, будто должна. Я приковала себя к идее о бытие Героем, хоть и порой ненавидела это. 

Я уставилась на юг, всматриваясь в мрак ночи и спустя минуту почувствовала это. Будто я могу увидеть его. Огни, поднимающиеся в небо за горами, холмами и пустынями. Алмаз юга. Самоцвет пустыни. Дом, которой я построила. Ошибки, которые я совершила. После всего случившегося, они заслуживают знать правду. Я осталась ради долга, а не любви. Я была монстром, лишь слегка лучше Клин Ката и их истории, и герои были ложными. Я не буду там, чтобы сказать им, но они должны узнать. Серенити уже начала записывать мои воспоминания, когда мы останавливаемся для отдыха.  

Мои ноги устали, но я точно знала, где была. Поэтому я остановилась и села на землю. Передо мной были два небольших каменных надгробия, которых словно не коснулось время. Во тьме ночи даже с моим кибер-глазом я не могла прочитать имена, выгравированные в камне. Но мне и не нужно было. Я знала их. Я опустила голову. Это место заслуживало почтения.  

– Простите меня. Я люблю вас. Скоро я снова увижу вас. – Прошептала я во тьму. Я могла только молиться, что они узнают меня спустя столько лет. 

~~~

– Ладно, твоя очередь.

Флэйр, ты о чём? Я пришла, только чтобы узнать насчёт редактирования...

– Да всё нормально, я же профессионал в конце-концов? Видела мой зад? Хах! Но книга была незавершённой, ей чего-то не хватало, и я понял чего! Прощальных слов от дочери Хайред Ган. 

Эм...

– Назови своё имя и отношения с Хайред Ган. 

Меня зовут Серенити, и я её дочь. 

– Чем ты занималась после битвы за душу Дайса?”

Флэйр, это правда…. Оххх… ладно. Я работала с Наблюдателями, чтобы помочь им реформироваться. Я потратила много времени на собственные проекты. И я оставалась ребёнком, в конце концов. 

– И ты всё ещё ребёнок! Разве иначе ты бы стала писать это? Ладно, скажи мне, что ты думаешь о Хайред Ган. 

Что это за вопрос такой? Она же моя мать. Я люблю её всем своим сердцем. 

– Как она умерла? 

Флэйр… Это вопрос не по списку.

– Мы это потом отредактируем, просто отвечай.

Ты не знаешь, каково это было! Ты не видел её такой, какой её видела я. Она всегда была такой сильной… И я увидела её такой слабой и немощной. Мы едва добрались туда, а в Землях зебр… Это… Это совсем не то, о чём я хочу говорить. Я не могу. Прости. 

– Именно тогда умерла Сильвер Шторм, а не Хайред Ган. Хайред Ган умрёт, когда эту книгу опубликуют. Вопрос был с подвохом. Но раз ты о ней вспомнила… Что ты думаешь о Сильвер Шторм? 

Флэйр, к чему ты клонишь? 

– Что ты думаешь о Сильвер Шторм… Своей приёмной матери. После всего случившегося. Ты правда любишь её?

Конечно же! 

– Ты правда её простила.

Что...

– Это нечто большее чем просто желание позволить пони узнать правду о Клин Кате. Я не дурак, и я знаю тебя слишком долго, малышка. Скажи мне, ты правда простила её за Каркхуф. За то, что она сделала. За то, что она заставила тебя смотреть. Скоро все узнают правду, все столкнутся с ней лицом к лицу. Но для начала, это должна сделать ты. Ты простила её за убийство Пост Хэйста?

Я...

Флэйр… Ты не можешь… Я...

...

Нет.

Я не простила её. 

Ты хотел правду, так получай! Правда в том, что я её не простила. И никогда не прощу. Не за это. Все хотят помнить о мёртвых только хорошее, но почему? Пони должны знать правду о ней, о Клин Кате и обо всём. Мы никогда не должны были лгать. Так что вот правда: я люблю её. Несмотря ни на что. Но мне всё ещё снится тот момент. Я не могу забыть и не могу отпустить. Народ заслуживает знать своих Героев.

Как и я. 

Конец.

Послесловие команды перевода.