Нет в жизни идеального момента

Мысли Найтмер.

Принцесса Луна Найтмэр Мун

Оттенки красного

По ту сторону океана от Эквестрии существует военная сверхдержава СРП-Союз Республик Пони в котором прявит диктатура пролетариата. В результате "холодной"войны с СШЗК-Соединенными Штатами Западного Континента на территорию СРП была сброшена природная бомба-оружие массового поражения уничтожающее все законы природы в радиусе поражения Главный герой-Макс Сено-бывший пилот бомбардировщика а сейчас-ходок за драгоценными камнями на территории взрыва природной бомбы. В один прекрасный день Партия вновь зовет своего солдата служить во имя процветания СРП и построения Светлого Будущего для всех пони планеты

Другие пони

Слова покинули её

В мире, наполненном магией, даже самые обычные слова могут представлять большую опасность. Можно пасть жертвой неизвестной магии лишь прочитав надпись на указателе! И когда такие случаи начинают стремительно множиться, у Твайлайт остаётся единственный выход, чтобы обезопасить себя и выиграть время для поиска источника эпидемии. Вот только как искать, не имея возможности почерпнуть информацию во всегда выручавших её книгах?

Твайлайт Спаркл Спайк

Памятник отчаянию

Когда жизнь плоха, можно сбежать на край. Там грань мира, запределье твоих больных точек. Ты, думаешь, спасёшься в тех дебрях? Не потеряйся. В себе. Пустыня-то — ерунда.

ОС - пони

Brave New World was Born to Die!

Киберпанковая Эквестрия

ОС - пони

Закат кровавой луны

Атака чейнджлингов успешно отбита, демон вернулся в своё заточение, принц нашёл свою любовь...Всё бы ничего, но последние слова злодея заставляют задумываться. Будет ли Эквестрия в безопасности?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Нечаянное искушение

Шайнинг Армора всё сильнее злит поведение Сомбры, за которым ему поручено надзирать. Однако проходит немного времени прежде, чем издёвки бывшего тирана Кристальной Империи приобретают куда более глубокий смысл.

Король Сомбра Шайнинг Армор

Королевство страха

Давно уже не жеребята, Фезервейт и Шэйди Дэйз были лучшими друзьями на протяжении многих лет. В один день крупная ссора разлучила их, как казалось, уже навсегда, определив для каждого свою дорогу. Успешно устроившись журналистом в Клаудсдейле, ныне ветреный одиночка Фезервейт уже и забыл о своём друге детства. Но вот однажды он снова слышит имя Шэйди, что обернётся так, как даже наученный жизнью репортёр и представить себе не мог. Какая судьба выпала на долю Шэйди Дэйза? Причастен ли он к наводящим ужас на всю Эквестрию таинственным и жутким происшествиям, в расследовании которых предстоит участвовать Фезервейту?

Другие пони

Мой брат - зуб

Шайнинг Армор - зуб. На самом деле. Так сказала принцесса Луна.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Стража Дворца

120 дней Блюблада

Добро пожаловать в альтернативную Эквестрию - мир, где принцесса Луна никогда не превращалась в Найтмэйр Мун, элементов Гармонии никогда не существовало, а пони поклонялись принцессам как богиням в истинном свете. И в Кантерлотском дворце, окруженный роскошью и безнаказанностью живет он - племянник венценосных принцесс, чудовище во плоти и временный управляющий в королевстве, принц Блюблад.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принц Блюблад

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 39: Город огней Эпилог: Семь лет спустя...

Глава 40: Остаться в живых

Остаться в живых 

“Поэтому всякий, кто слышит слова Мои сии и исполнит их, будет подобен мудрому человеку, который построил дом свой из камня; и пошёл дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, но он не упал, потому что построен был из камня.”

Я парила. Невесомая. Безжизненная. 

Я была мертва? Вот, на что похожа смерть? Парение в небытии, позволяющее моим мыслям продолжаться вечно. Я ожидала чего-то грандиозного, вроде кристальных замков и банкетов с Селестией. Или, что более вероятно, вечных мук в тёмных залах Тартара, бесконечного наказания за мои грехи, которые уже было просто невозможно сосчитать. Но вместо этого, я была там. Паря сквозь чёрную пустоту. 

Разве в этом не должно быть побольше смерти? 

– Привет? – Сказала я спустя некоторое время, которое показалось мне вечностью. Хотя, возможно, это и была вечность. У меня болело горло, а голос был ещё более грубым, чем обычно. У меня было тело? Я не видела себя, но могла чувствовать. Значит, я не могла быть мёртвой. Верно? Может, я просто вообразила, что у меня было тело или...

– Привет! – Сказала я громче, чтобы отвлечься от мыслей. Но они просто продолжали приходить. 

Мертва. Я была мертва. Внутри меня было мегазаклинание и оно… Я взорвалась. Я сражалась, сражалась и ещё раз сражалась. Делала шаг за шагом. И мне оставался всего ещё один шаг. Я продолжала говорить себе, что смогу, если выстою, но в конце концов, не смогла. Я покинула Дайс в пламени, которое сама же породила. 

Другого выбора не было, да? Это был верный выбор, даже несмотря на мой провал. Наблюдатели — то, что они делали, было злом, и жертва того стоила. Может, мы проиграли, но мы должны были бороться. Разве не так? Я должна была верить в то, что мы делали, но в моей голове всегда был голос, напоминавший мне обо всём, что сделала я. О моих грехах. Как я могла называть кого-то другого злым, после всего, совершённого мной. Было ли всё это глупо? Жажда мести, которая свела с ума меня и всех остальных. Если это так, то значит… 

Я могла видеть всё это снова. Последний полёт Флэйра. Он потерял крыло ради меня и едва не погиб, когда я убедила его поставить новое. И всё же, в последние моменты своей жизни, он сражался на моей войне. Он всё равно отдал свою жизнь. Наверное. Его падение — это последнее, что я видела, но наверняка, его старые товарищи пытались поймать его… Даже несмотря на то, что он убивал их. 

На глаза навернулись слёзы. 

Платинум Хэйз тоже. В последний момент, она защищала целый корабль врагов. Столько магии. Она была сильной, сильнее, чем она имело право быть. Но если падение не могло её убить, то напряжение — да. Она была там из-за меня. И Серенити. Как я могла позволить им поступать так ради меня? Позволить им сражаться на моей войне! 

Я чувствовала их, и слёзы бежали ручьями по моим щекам. Может ли мёртвая пони плакать. 

Я подвела их. Я собрала всех их вместе. Заставила сражаться. И подвела, я...

– Ты слишком зациклена на себе, Сильвер Шторм. – Я открыла глаза и увидела перед собой тусклый свет. Далёкий, словно звезда, но быстро приближающийся. Из него вышла незнакомая мне пони, и под её ногами сформировалась дорожка из света, столь яркого, что я могла увидеть себя, но недостаточно, чтобы пробить окружающую тьму. 

Она была высокой, почти такой же высокой, как я. С гладкой серебристой шёрсткой и розово-белой коротко стриженой гривой. Её тело не покрывали шрамы или раны, и она шла ко мне уверенно, но сдержанно. Она была мной, я поняла это, или мной, если бы я была рождена в другое время и в другом месте. 

– Знаешь, ты нравилась Флэйру, но он никогда не сражался за тебя одну. Его семья всегда стояла на первом месте. Как бы сильно он в тебя не верил, когда Оставшиеся звали его обратно, он всегда возвращался. Он сражался за них. – Кобыла откинула гриву с глаз и засмеялась. – А Хэйз сражалась за тебя, чтобы спасти твою душу. Но она никогда не делала всё это ради тебя одной. Её сироты называли этот город своим домом, и ты знаешь, что она хотела добиться мирной и спокойной жизни для себя и своих сестёр. Это было её целью, несмотря на то, насколько сильно она тебя любила. Они сами сделали выбор, не стоит быть о себе такого высокого мнения. 

– Откуда!? – Крикнула я. – Откуда ты можешь знать!? 

– Я знаю, потому что ты знаешь. – Она вздохнула. – Ты всегда ведёшь себя вот так. Ты погружаешь себя в маленький пузырь и не замечаешь ничего вокруг себя. – Мне было тяжело спорить с ней, потому что её голос переполняла уверенность и авторитет. 

– Я мертва? 

– А ты хочешь? – С улыбкой ответила она. Там, в бесконечной пустоте, она, казалось, чувствовала себя, как дома. 

– Всё это реально?

– Это имеет значение? – Очередной ответ вопросом на вопрос. Говорить с собой было неприятно. – Вероятно, в физическом смысле да. Мы говорим где-то в глубинах вселенной. Или в глубинах твоего умирающего разума. Разве разница имеет значение? 

– Я бы чувствовала себя не такой безумной.

– Это маловероятно. – Она посмотрела на и сквозь меня. Её жестокие глаза, казалось, судили меня и явно не слишком любезно. – Они сражались за свои интересы. А ты за свои. Они выбрали. Поэтому ты тоже должна. Ты хочешь умереть? 

– А что насчёт остальных? НКА, Рейнджеры, Финишеры. Они там, горят и умирают из-за моих амбиций. – Сказала я, игнорируя вопрос призрака-копии. 

– Это ещё более глупый вопрос, чем остальные. – Ответила она, отмахнувшись от моей тревоги. – Ты убедила их работать вместе. Но у них всех были собственные интересы. Ты хочешь умереть? 

– То есть я не несу ответственности ни за что из этого? 

– Ответственность — это не игра с нулевой суммой. – Я поняла, что она смеялась надо мной? Как она могла оставаться такой спокойной и уверенной в такой момент? – Ответственность остаётся. Но не вся. Нет ничего плохого в том, чтобы отказаться от её части. Ты хочешь умереть? 

– Не пытайся преуменьшить мою роль, стоя здесь. Нашу роль. Во всём этом. – Я никогда не хотела пнуть себя так сильно. Особенно из-за этой самодовольной ухмылки на лице. – Мы этому причина! 

– Ты вызвала всё это, но не была причиной. Ты хочешь умереть? 

– А какая разница?

– Дело в пропорциональности. – Я знала, что, кем бы ни была эта пони, она точно не была мной. Я бы никогда не сказала такое слово. – Первый случай предполагает, что ты — катализатор. Второй, что ты лишь один из множества ингредиентов. Ты творила поразительные вещи. Добрые и злые.

– По большей части, злые. – Пробубнила я себе под нос, но мой фантом услышал меня и рассмеялся. 

– Вероятно, по большей части, глупые. Ты спасала пони тогда, когда не должна была. Ты показывала милосердность в моменты, когда жестокость сработала бы лучше. Ты оказала поддержку тем, кто был сломлен временем и случаем, и помогла им вновь подняться. Не преуменьшай свои поступки. Но даже этого недостаточно. Ты должна сделать свой выбор: смерть или…

– Или что? 

– Или стать Героем. Не таким, как Бэтмэйр, носящим плащ и говорящим пафосные речи о зле. Или даже, как Бэтмэйр; Героем, что пожертвовал собой в последний момент, чтобы спасти сотни жизней. Ты должна быть таким Героем, как Пинприк; Героем, на которого могут ориентироваться другие. Маяком надежды. Скалой, на которую другие могут возложить своё бремя. Ресурсом, который другие будут тратить и использовать. Символом. Но ты не такая пони. Не сейчас. Тебя слишком сильно преследует твоё прошлое. Выбор не в том, чтобы забыть его, а в том, чтобы отодвинуть его в сторону. Спрятать. Чтобы оно стало мифом. Об этом выборе идёт речь, когда я спрашиваю, хочешь ли ты умереть. Ни один из вариантов не является простым.

Героем? Я всегда этого хотела, но после всего что, что я повидала… Пинприк пожертвовала собой, спасая мою жизнь, но она начинала, как рейдер, и сколько пони погибло от её копыт? А что насчёт Литлпип, Дарительницы Света. В Мэйрфорте я с нетерпением ждала на радио каждую историю о её приключениях, но Хэйз рассказала мне, что она принесла столько же хаоса, сколько и добра. Я же… Хуже, чем они обе. Как я могла быть героем, если все остальные терпели неудачи? 

– Я не могу быть героем.

– Это твой выбор? Это значит, что ты хочешь умереть? – Спросила кобыла.

– Это не мой выбор! Я просто не могу… – Я попыталась объяснить, но она перебила меня. 

– Почему ты продолжаешь избегать вопроса? Вот почему ты здесь. Почему мы здесь. Ты не сможешь уйти, пока не ответишь на него. Ни обратно в Дайс. Ни за этой звездой. – Она взглянула на меня. Не злая, но, вероятно, раздражённая. 

– С чего бы мне хотеть умереть? Что это вообще за вопрос? – Я усмехнулась. 

– Тот, на который нужно ответить. Ты хочешь умереть? – Я могла чувствовать её. Не просто перед собой, но везде вокруг. Ощущение похоже на камеру Баптизии в Комплексе. Сила, давящая со всех сторон. 

– Это глупо.

– Ты хочешь умереть!? – Её голос гремел, сотрясая меня до глубины души. 

– Да! – Вскрикнула я в ответ. Я так долго хотела умереть. Я пыталась прежде… Дважды, если считать штурм Стойла 42. Я должна была умереть. Чтобы почувствовать облегчение. Прошлое преследовало меня. Мои ошибки. Я убила Фаундэйшн. Я позволила Вайлдфайр умереть. Я убила Пост Хэйста, сожгла его заживо. Столько ошибок… С чего я должна хотеть жить дальше, если я до сих пор чувствовала запах дыма? 

– Тогда выбирай. Я предлагаю тебе это. Облегчение. Ты ещё не умерла, но ты можешь. Вайлдфайр. Фаундэйшн. Каркхуф. Бэтмэйр. Пинприк. Если ты сделаешь выбор, их призраки больше не будут преследовать тебя. Боль исчезнет, и её заменит пустота. Я… Я понимаю. – Она была напряжена из-за меня, и её голос дрогнул. – Это больно. Я понимаю. Никто не заслужил пройти через то же, что и ты. И ты справилась с этим так хорошо. Ты сражалась дольше, чем многие. Ты потеряла дочь, любовь, дом, и ты всё ещё сражалась! Никто не будет винить тебя, если ты уйдёшь. 

– Да… – Пробормотала я, глядя в темноту. Это то, чего я хотела так долго. С тех пор, как умерла моя мама, в моём сердце была дыра. Я заполняла её любовью и семьёй, а после, когда потеряла и их, с помощью приключений, мести и наркотиков. Но ничто не могло заполнить её. Я была сломленной кобылой и уже давно. Столько пони, которые заслуживали жить больше, чем я, погибли. Настал мой черёд...

А затем, я увидела что-то краем глаза. Красная вспышка. Обернувшись, я не увидела ничего, но услышала шёпот знакомого голоса.

Выживи. 

Я могла видеть, как Вайлдфайр мысленно выговаривает меня за то, что я вообще подумала об этом снова. У меня были пони, которые переживали за меня, которым я была нужна. Без меня Серенити была в этом мире совсем одна. Как я могла смотреть в её грустные серые глаза и говорить, что я хочу этого. Что она потеряет ещё одну семью, потому что я была слишком слаба, чтобы нести бремя моих грехов. 

– Нет. – Я покачала головой. – Я не могу уйти. Я не хочу. – В отчаянии, я стиснула зубы. Я почти освободилась, но не могла принять это. – Их боль, их страдания — это моё бремя. Я не могу убегать от своих проблем. Только не снова. Я встречусь с ними лицом к лицу. Приму то, что случилось. Это больно. Но я не позволю боли победить.

Кобыла увидела это и кивнула. – Хорошо. 

– Хорошо? Я думала, что ты... 

– Я дала тебе выбор. Сражайся, Сильвер Шторм. – Её голос удалялся так же, как и звезда. – Будь здесь ради них, даже если это больно. Даже когда они попросят тебя обо всём. 

Она исчезла из виду, прежде чем превратилась в мерцающий свет звезды. – Кто ты? – Я знала, что она была мной, но так не бывает. Она была слишком чистой, слишком уверенной, слишком невредимой от жизни, которой я жила. Она не была мной. 

– Я та, кем ты всегда хотела быть, но никогда не была, потому что я ненастоящая. – Она начала исчезать; сначала копыта, а затем всё выше, пока не осталась одна голова. – Я та, кем ты должна будешь стать. Я — Хайред Ган. Герой. 

Я открыла глаза.

Я сделала вдох. Холодный и резкий. 

Воздух пах дымом, пеплом и жизнью. 

Я ожидала увидеть эту сраную розовую гриву пони подо мной, крышу казино Клип’н’Клопс. Но вместо этого подо мной была… Трава? Ярко-зелёный ковёр, покрывающий большую часть головы казино. Я наклонилась, чтобы понюхать и откусить на пробу. Она пахла в точности, как во сне, куда меня отправлял Симпл Харт. Но как? Как вообще хоть что-то осталось?

Поднявшись на дрожащих ногах, я оглянулась вокруг. Всё было… На месте? Я взорвалась. Я абсолютно точно помню, что я взорвалась. Мегазаклинание внутри меня сдетонировало и, тем не менее… По какой-то причине город больше не был объят пламенем, и лишь дым поднимался в некоторых местах. Что-то казалось странным. Воздух был наэлектризованным, словно перед грозой, но небо было чистым и залитым светом восходящего солнца. 

Всё осталось, несмотря на то, что моё мегазаклинание взорвалось. 

У меня были вопросы, и к этим вопросам были свои вопросы, но всё это могло подождать. Клин Кат всё ещё был где-то в здании подо мной. Если бы я смогла найти его и убить, то тогда бы лишила эту змею головы. А после уже выяснила бы, что случилось. Поэтому, у меня был только один путь. 

У меня кружилась голова, и мне в целом было не очень хорошо, но после случившегося, я не могла жаловаться. Я быстро добралась до люка, куда толкнула Серенити и открыла его. Порывшись в сумках, я достала последнюю дозу Мед-Х. На секунду я подумала выбросить его. Но всё так болело. Мне нужно было убедиться, что я буду в хорошей форме. Поэтому я позволила облегчению наполнить меня. А затем нырнула прямо в нутро зверю. 

Я не колебалась и не оглядывалась назад. Я спускалась по лестнице так быстро, как только могла, не боясь упасть. У меня не было времени мешкать. Я должна была выяснить, что произошло, если я хотела исправить этот беспорядок. Когда-то стены казино были ярко-розовыми, но со временем краска облезла и потускнела. 

Я двигалась сквозь коридоры, но к моему удивлению вокруг никого не было. Ни Серенити, ни бойцов Наблюдателей, ни пегасов, ни даже безумного аликорна. Была только я и разносящийся эхом цокот моих копыт. Каждые пару минут мне казалось, что я слышу тихие голоса вдалеке. Я обходила их стороной, но во всём казино, по всей видимости, было мало пони, и никого не интересовала его защита. Вероятно, они не подозревали, что кто-то заберётся так далеко. 

Потребовалось не так много времени, чтобы найти то, что мне было нужно. Пока я ходила в поисках по пустым розовым коридорам и тёмным комнатам, я услышала это. Поначалу тихий, но, приближаясь, он становился всё чётче. Это был звук плача. 

Я двигалась на звук, пока не достигла большой дубовой двери с ржавой бронзовой табличкой с надписью “Генеральный директор”. Я прижалась своим целым ухом к этой двери. Звуки исходили из комнаты, но я бы ни за что в жизни не смогла бы догадаться, кто был внутри. Моим главным предположением была Серенити, решившая, что я погибла, но плач не был похож на её. Я уже наслушалась её плач, чтобы знать, как он звучит. 

Поэтому, я открыла дверь. 

За ней оказался богато украшенный кабинет. Первое, что привлекло моё внимание, это большое круглое окно размером со всю стену, и из которого открывался вид на дымящийся город. Мне понадобилась секунда, чтобы понять, что это был один из глаз головы пони, которая являлась вершиной здания. После окна мой взгляд пронёсся по комнате. В ней стояло несколько столов, но только два были заняты. За одним, тем что поменьше, сидела трёхногая кобыла за терминалом. Она обернулась, и её лицо исказилось от шока. За самым большим столом, окружённым мониторами на стене, был он. Клин Кат. Его глаза были налиты кровью. 

– Ты. – Его голос дрожал, но он сел прямо и, потерев глаза, сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. – Ты не должна быть здесь. – Я вошла в комнату тихо, словно мышь. Внутри было темно, за исключением пробивающегося внутрь солнечного света и свечения мониторов. Они привлекли моё внимание. На мониторах были медленно прокручивающиеся списки имён. Некоторые из них я узнала. 

– И тем не менее, я здесь. Что всё это значит? – Я потребовала объяснений.

Он не отвёл взгляд. Его глаза всегда казались мне странными, слишком тёмными и чёрными, поэтому тяжело было заметить, что они были красными от слёз. Возможно, это был побочный эффект некромантии, которую он практиковал. Хотя он не выглядел, как некромант, за исключением глаз. 

– У меня траур. – Признался жеребец. – Полагаю, ты считаешь меня монстром. Возможно, ты и должна. Я совершил ужасные вещи. Столькие погибли по моей вине и, тем не менее… – Он слегка улыбнулся. Я ненавидела его “искренность” каждой своей клеткой. – Я победил.

– Имена. – Там, на одном из мониторов проплыло и моё имя: “Хайред Ган”. Он правда заявил, что оплакивает меня с остальными? – У тебя был выбор, ты сделал... 

– Оставь свою речь при себе. – Он пренебрежительно махнул копытом. – Я сделал то, что требовалось.

– Так ты собираешься самодовольно сидеть здесь и говорить, что ты всё это планировал. Говорить, что ты планировал дать нам отпор. Что у тебя были планы и на меня. 

– Нет. – С насмешкой возразил он. – Я поджёг фитиль. Некоторые части плана пошли не так, как я ожидал, признаю, но в этом не было особой нужды. Чтобы мой план увенчался успехом нужно было, чтобы случилось всего две вещи. Первое, город должен был погрузиться в хаос. Второе, только Наблюдатели под моим руководством должны были быть в состоянии стабилизировать его. Я не ожидал, что ты помешаешь операции на вокзале, но результат вышел таким же. Минотавры и НКА вновь начали воевать, город накрыла радиация, и что более важно, ты подарила мне мученика. Я не ожидал, что обычный житель возглавит восстание на фоне этого, но когда я уничтожил их верхушку вместе с Луной, они согласились присоединиться ко мне. Я не ожидал, что ты сформируешь свой маленький альянс и тем не менее… –  Ответ повис в воздухе. – Я планировал, но одних планов недостаточно. Мне пришлось импровизировать и адаптироваться. Это довольно легко, когда никто другой не знает, в какой игре он участвует. 

– Мегазаклинание внутри меня. – Вот она, импровизация. Всё наконец сложилось воедино. Трава подо мной, когда я проснулась и трава в камере мегазаклинаний в Комплексе под горой. Моя встреча с пони из будущего, куда меня отправил Симпл Харт. Моя невероятная устойчивость. Мой иммунитет к яду, в особенности к звёздному металлу, который смертелен. Светящаяся жидкость в шприце, активировавшая меня. Я всегда думала, что внутри меня обычная жар-бомба. И всегда ошибалась. 

– Это было лечащее мегазаклинание. – Я озвучила свой вывод. 

На его лице появилась эта невыносимая улыбка. – Я не ожидал, что ты попытаешься и даже проникнешь в мою святую святых, что я так бережно украл. Но когда я увидел тебя, сражающуюся на крыше Хищника, мне открылась новая возможность. Ты правда думаешь, что мы бы стали испытывать мегазаклинания на пони так же, как это делали в полном глупости прошлом? Наши первые попытки нужны были для понимания возможностей. А потом мы нашли тебя, наш удачный тестовый образец. 

Моё сердце пропустило удар. Когда он сказал, что победил, он имел ввиду это. – Ты присвоил заслуги себе.

Он наклонился к своему столу, а печаль, которая была на его лице, когда я вошла, исчезла. Теперь жеребец казался уставшим, но гордым. – Главный архитектор этого города, Уоллкирк, был тем ещё параноиком. Он построил целую систему оповещения, которую можно использовать прямо из его кабинета. Этого кабинета. Я объясню, что случилось. Анклав предал меня и попытался оказать сопротивление, когда я рассказал им о своих планах. Мне удалось сбить их Хищник и использовать лечащее мегазаклинание, которое я создал, чтобы лечить раненых в бою. Кто же другой, кроме главы Наблюдателей, доктора Пустошей. Прямо сейчас Хищник окружён, а оставшиеся анклавовцы сдаются. 

– Скайфоллу это не понравится.

– У него нет выбора. Без Хищника он ничего не может противопоставить мне. Я подозревал, что он предаст меня после того, как я укреплю свою власть. Пегасы коварны, все пони знают об этом. После того, что они творили здесь и на севере. Некоторые из твоих пони послушали и помогли, большинство отступило. Но ты должна понимать, что всё кончено.

– Нет. – Я топнула копытом для убедительности. – Мы всё ещё можем сражаться с тобой. 

– Разве? – Он улыбнулся. – Конечно, вы можете. Но вы не будете. Горожане никогда не были уверены в моём праве на власть, в особенности, из-за моего союза с пегасами. Но теперь, когда я вылечил их самих, их детей и избавил город от радиации… Кто посмеет сомневаться во мне? У вас есть мифы и сказки. У меня — действия. Непосредственные действия для спасения города. Даже те, кого тебе удалось убедить, не возьмутся за оружие. Когда у меня было ультимативное оружие, парящие над городом, сопротивление имело смысл. Теперь, когда я спас его… Всё, что вы можете — это нарушить мир. Мир, созданный мной. 

Он резко встал и отвернулся от меня к окну. Голова вращалась, но на тот момент, она смотрела на город. Он видал и лучшие дни. Во время битвы здания были уничтожены, и много где пылали пожары. Теперь разрушенные здания спокойно лежали обломками на улицах и медленно покрывались пеплом, осевшим на всех улицах. – Я создал мир. С ним я смогу перестроить город во что-то правильное. Я могу взять технологии и распространять их по миру. Очищение воды, электростанции на мегазаклинаниях и многое другое. Без правления банд, это место вновь может стать раем. И всё благодаря мне. Дайс умер, да здравствует Дайс.

Я двинулась к нему, но почувствовала осторожное прикосновение к плечу. Трёхногая кобыла была рядом, тыкая в меня носом. Я забыла о ней. Её тяжело назвать заметной или примечательной. – Иногда то, что необходимо, не есть красиво. – Тихо сказала она. – Он научил меня этому. Ты должна послушать. Я знаю, что это тяжело для тебя. Он говорил мне. 

– Ты… – Я поняла, кто она, хоть мне и понадобилось время. Когда я уничтожала его камеру мегазаклинаний под городом, он говорил со мной через динамики и рассказывал о кобылке, жизнь которой он спас, ампутировав поражённую ногу. – Ты та самая, из его истории. – Краем глаза я заметила, как Клин Кат улыбается мне.

– Ему нравятся истории. – Призналась она. – Я должна была пойти с папой после того, что он сделал ради спасения меня. Мама никогда бы не одобрила это, но он оказался прав. Он всегда прав. 

– Папой? – Осознание ударило по мне, когда я повернулась обратно к жеребцу, истинные чувства которого всё ещё скрывались за маской. 

– Ты думала, что я неспособен любить? Я же говорил тебе, что всё понимаю. Понимаю, что всё, что ты сделала, ты сделала ради любви. – Ну конечно, у него был ребёнок. Но я не ожидала, что этот ребёнок будет тем самым, из истории. Тем не менее, в этом был смысл. Он хотел создать тихий и спокойный мир для своей семьи, для своей дочери. Могла ли я упрекать его за это? 

– Мы не одинаковые. – Рыкнула я. – Семья не оправдывает то, что ты сделал!

– Пожалуйста. – Умоляла кобыла, положив копыто на спину. – Подумай о том, что ты делаешь. Сложи оружие и свою скорбь, работай на папу и меня. Ты же не можешь думать о том, чтобы разрушить мир, созданный нами после всего случившегося.

– Что вы создали? – Я оттолкнула её. У неё было доброе сердце, но я не думаю, что она понимала. – Что вы создали!? – Слова отдавали желчью во рту. – То, что создали они! – Я указала на мониторы за столом рядом с ним. – Мир, который создала Пинприк. Мир, который создала Бэтмэйр. Который создали сотни пони, которые не обязаны были умирать ради его создания. И ради чего?! Ты говоришь о распространении технологий, но с чего бы кому-то тебе верить? Некромант, убийца. Ты не принёс Дайсу ничего, кроме смерти и теперь заявляешь о победе, которая даже не твоя, думая, что она сделала тебя неприкасаемым! Кем ты себя, блять, возомнил!? 

Он повернулся ко мне лицом. Печаль полностью сменилась гордыней. – Героем. Город будет смотреть на меня, как на спасителя.

– И это всё? В этом весь ты? – Я шагнула вперёд, пока всё моё тело дрожало от гнева из-за случившегося. Над городом надругались и использовали его так, как никто даже не мог представить, и всё это ради одной лишь прихоти. Какой толк в трауре, если ты не жалеешь о содеянном! – Речь не о Дайсе. Речь не о спасении Пустошей. Речь лишь в твоей ебучей гордыне. О твоём желании смотреть на пони свысока и видеть, как они смотрят на тебя снизу вверх! Ты — не герой!

– Разве это имеет значение? Они же думают, что я герой. – В его глазах вновь промелькнула печаль, но всего на секунду. – Прости меня, Хайред. Я всегда недооценивал тебя, я никогда не слушал предупреждений Драконоборца. Ты отчаянно боролась, чтобы попасть сюда, поэтому я подумал, что ты заслуживаешь знать правду. Ты заслуживаешь этого. Прощай. И пусть твоя следующая жизнь будет наполнена миром больше, чем эта. 

Краем глаза я заметила отблеск металла. Парящий в магии. Почему я не почувствовала её своим плечом. Оно всегда жгло, когда рядом была магия! 

БАХ

Звук был оглушительным. Я дёрнулась в сторону, чтобы увернуться, но у меня не было шансов. С такого расстояния я погибну. 

Но не погибла. 

И вновь я всё ещё была жива. 

В лучах рассвета сиял розовый магический щит. Обернувшись к двери, я увидела, что там стоит пони. Спустя мгновение я поняла, что это Тайт Липс, киборг-охранница, которая когда-то предала мистера Хауса и помогла похитить Серенити из ЧС. Я совсем забыла о ней. 

Позади неё, наполовину спрятавшись за дверью, стояла Серенити, рог которой сиял розовой магией. Как долго она следовала за Тайт? Она хотела отомстить или искала меня?

– Мама, берегись!

Тайт Липс прыгнула ко мне, и в полёте выпустила из кибернетических ног когти. Когда Серенити крикнула, я нырнула под неё и ушла в сторону. Она промахнулась и закричала. – Ебучая малявка, я знала, что от тебя будут одни неприятности! – Кобыла повернулась к Серенити, направив на неё пистолет. Это дало мне много времени, чтобы ударить ей копытом в лицо, заставив при этом растеряться. 

– Мам, лови! – Магией Серенити бросила мне пистолет. Она сказала, что больше никогда не хочет стрелять ни в кого. Даже в своего бывшего похитителя. Но это не значит, что она не может защищать свою мать. 

Я схватила пистолет зубами и одним движением повернулась и выстрелила кобыле в голову. Она дёрнулась назад, а её кровь забрызгала стену позади. Уверена, что у неё была собственная история. Свои маленькие мотивы. Но я так никогда и не узнаю о них. Они не имели значения. Так же, как и его мотивы. Я быстро повернулась к Клин Кату. Он как всегда импровизировал. Я видела, как его рог сверкает тёмно-фиолетовой магией. 

И я выстрелила в него. 

Его крик наполнил кабинет, когда я стреляла в его рог снова и снова, и снова, пока он не разлетелся на мелкие осколки, а у меня не закончились патроны. В отчаянии я бросила опустевший пистолет на пол и сделала глубокий вдох, пока Серенити, прихромав ко мне и забравшись под меня, тёрлась головой о мою переднюю ногу, пытаясь успокоить. 

Солнце высоко поднялось над горизонтом, и его свет пробивался сквозь окно в комнату, наполненную тишиной. Позади меня был труп кобылы. Справа — трёхногая дочь Ката, парализованная от шока. Прямо передо мной был сам Клин Кат, который стонал, хватаясь за обломок того, что когда-то было его рогом. А подо мной лежала моя драгоценная дочь. Причина, по которой я была там. Причина, по которой я должна была сделать то, что нужно. Та же причина, что была у него. 

Но я не была им. 

Я сделала шаг ему навстречу. 

Он так и не отвёл взгляд. И не просил, и не молил, видя приближающуюся смерть. Я уважала его за это, но совсем немного. 

Я подошла к нему и взглянула сверху вниз. Он был доктором, а не борцом, и его тело это подтверждало. Он не был слабым, но и сильным его назвать было нельзя. Высокий, худощавый, но не впечатляющий. Его синяя шерсть была чистой, за исключением шрамов от ожогов, которые делали его кьютимарку непонятной, он был абсолютно невредим. Он не выглядел, как злодей, он выглядел как… Доктор. Каковым он и являлся. Но когда я смотрела в его глаза, то видела этот проницательный взгляд, омрачённый тьмой. Я видела его презрительную улыбку и тёмные искры энергии, выскакивающие с его сломанного рога. Он не заслуживал жалости. 

– Значит вот как всё будет? Конец миру. Отрежешь нос чтобы насолить лицу? Ты правда ненавидишь меня так сильно? – Он плюнул мне в лицо. 

– Да. – Я схватила его своим кибер-протезом и со всей силы швырнула через окно. 

Глаз башни разбился, а потом он упал. В окружении осколков стекла и осознании смерти, он встретился со мной взглядом. Это была всего доля секунды, прежде чем он исчез из виду, но я никогда не забуду его выражения лица. Он был так растерян. Как я могла не любить это?

Трёхногая кобыла начала кричать “ПАПА!”, но ненадолго, ведь я бросилась к ней. Позади я слышала, как Серенити пытается успокоить меня всё более умоляющим тоном. Возможно, по уважительной причине, но я не собиралась вредить кобыле. Она была нужна мне. 

– Я не наврежу тебе. Если ты сделаешь то, что я скажу. – Сказала я, возвышаясь над ней и загоняя её в угол. Она была в ужасе, когда её полностью закрыла моя тень. – Система оповещения. Покажи мне, как она работает. 

– Я-я-я… – Она заикалась, её взгляд был направлен к разбитому окну, а не на меня. – С-сюда. – Она провела меня к столу Клин Ката, нажала несколько кнопок и подтолкнула ко мне микрофон. – Говори, что хочешь… – Кобыла продолжала пялиться на окно, пока по её щекам текли слёзы. 

– Меня зовут Хайред Ган. – Я начала говорить в микрофон и услышала, как мой голос звучит на улицах. – Я работала на Клин Ката вместе с Наблюдателями. После того, как он выпустил лечащее мегазаклинание и разобрался с предателями из Анклава, его атаковала предательница из его же рядов, Тайт Липс. Дочь Клин Ката и я сразились с убийцей и убили её, но перед этим она успела выбросить Ката из окна его же кабинета. Мы в глубоком трауре после такой потери, но обязаны продолжить его великий труд. Мы не можем позволить трауру встать на пути нашей… Нашей великой работы. Мы должны стараться ещё сильнее, чтобы восстановить этот город и сохранить его наследие и наследие Наблюдателей. Мне жаль, что я принесла вам столь печальные новости, но мы не должны впадать в отчаяние. – Я могла только надеяться, что звучу достаточно искренне. Это лучшее, что я могла сделать. – Я передам микрофон дочери Клин Ката, у неё есть для вас пара слов. 

Когда я услышала, как мой голос эхом разнёсся по всему городу, то отодвинула микрофон и прошептала, чтобы никто, кроме неё не услышал мой голос. – У тебя есть выбор. Варианты не самые приятные. Мир по-прежнему можно сохранить, но только если ты будешь играть свою роль. Я дам тебе Наблюдателей, оставлю мир. Взамен, ты будешь делать то, что я скажу. Ты будешь руководить Наблюдателями в качестве марионетки. Выбирай. – Я взглянула кобыле в глаза. Они были тёмными, прямо, как у него, почти чёрными, и они так же были полны гордости и решимости. – Что бы сделал твой отец? 

Она сделала глубокий вдох и потёрла лицо, после чего подвинула микрофон к себе и уставилась на него. Ей понадобилась пара секунд, но затем, она начала говорить. 


Потребовались дни, чтобы подсчитать потери и вновь собрать всех вместе. Флэйр получил множество травм от падения, но его спасло лечащее мегазаклинание. Хэйз лишь слегка поранилась, но вновь выжгла всю свою магию, спасая всех пони на Хищнике, Молли упала и проломила голову. Вероятнее всего, она потеряла много крови к моменту, когда мегазаклинание спасло её. А Серенити… Она не переставала хромать после битвы. Наверное, перелом так и не вылечился. Когда мегазаклинание сработало, её кость срослась неправильно. 

Уцелели не все. Пони, которые окончательно умерли, так и остались мёртвыми. Тело Фотофиниш так и не нашли, когда их главный штаб сгорел дотла. Бесчисленное множество других пони погибли во время бомбардировки Парасайт Маунда, но гораздо больше уцелело благодаря действиям Рейнджеров Эпплджек и НКА. Многие пегасы с обеих сторон погибли. Флэш, брат Флэйра, вероятно умер во время битвы с другим пегасом. Но он спас нас на пути к штабу Финишеров, а большая часть бандитов Молли погибли, когда революционеры пробились в её отель. 

Но и после мегазаклинания были смерти. Хотя я пыталась взять оставшихся анклавовцев на Хищнике под стражу, толпе удалось прорваться внутрь и линчевать некоторых пони. Дочери Клин Ката, Редемпшн (как она назвалась позже), удалось восстановить порядок, но напряжение оставалось высоким. За исключением этого, всё было довольно тихо, пока мы готовились к путешествию на север, к Комплексу. Всё, что было нужно нам — это магический код, чтобы снять блокировку с припасов, и у нас была возможность отстроить Дайс. Но для начала мы должны были его достать.

С этой целью все были вызваны в кабинет Редемпшн в Клип’н’Клопс, в первый раз после собрания перед боем. Стол, который мы сделали, сгорел вместе с Финишерами, так что нам пришлось составить столы в кабинете вместе, чтобы сделать какое-то подобие круглого стола. 

Время было около полудня, когда последний пони явился на собрание. Высший генерал Стил Винг занял своё место, но в этот раз у него уже не было столь нелепой силовой брони. Напротив него сидела Паладин Лемон Кейк, которая дружелюбно кивнула. Я закрыла дверь после него и осталась, чтобы её охранять. 

– Ты опоздал. – Сказала Скриншот со своего места во главе стола. Она стала лидером Финишеров после смерти Фотофиниш. Она, казалось, нервничала, но в целом держалась уверенно. 

– В лагере случился инцидент. – Признался генерал. – Моих пони опять притесняли.

– Акулы чуют кровь, и они её получат. – Сказала Молли, отдыхающая в своём кресле. Её голова была перевязана, но она была жива. Она никогда не узнает, что это случилось из-за меня. – Вы должны угомонить их, ваше высочество. – Продолжила она, нерешительно поклонившись Редемпшн, которая неловко поёрзала на стуле. Когда-то это место было моим, но в комнате не было места для ещё одного стола, поэтому я уступила место ей, а сама осталась позади. 

Редемпшн испытывала сомнения, прежде чем обернуться и взглянуть на меня. Я легко кивнула в ответ, и она выпрямилась на своём стуле. – Я проведу выступление перед тем, как вы отправитесь в Комплекс, чтобы убедиться, что они понимают, сколько всего для города сделал Генерал и его пони. – Она окинула взглядом круглый стол и спросила. – А где майор Лаки? 

Я ответила на этот вопрос со своего места у стены. – Он не смог прийти. Следил за приготовлениями и получил срочные новости из Ай Глоу. – В НКА возникла какая-то проблема, о которой он должен был высказать своё мнение лично. 

– Тогда мы должны начать. – Когда Редемпшн начала говорить, в комнате задул холодный ветер. Разбитое стекло всё ещё не заменили, но у нас были на это планы. Всё в порядке, пока никто не подходит слишком близко. – Что насчёт кодов? 

Лемон Кейк заговорила. – Я общалась с Вишинг Старом, который претендует на лидерство у Хизаев. – В последнюю нашу встречу он притворялся Мистером Хаусом в его же офисе в ЧС. Я не удивлена, что он взял эту роль на себя. – Он утверждает, что прежде, чем Хищник упал, его агенты проникли внутрь, чтобы найти Мистера Хауса, которого удерживали в плену. Сказал, что старого гуля запытали до смерти. – Я вздрогнула от этих слов. Несмотря на все свои недостатки, Хаус хорошо ко мне относился. – Он требует, чтобы преступники предстали перед судом и хочет получить место в этом совете. Взамен он предоставит нам магические коды от Комплекса. 

– А вы уверены, что они нам так нужны? – С хмурым выражением лица спросил Стил Винг. – Это немалая просьба…

Я должна была ответить, но позволила пони решить этот вопрос между собой. Официально, я не состояла в совете. Молли пожала плечами и подвинула еду ближе к себе. – Её величество считает, что да. Учитывая, что Наблюдатели облазили весь Комплекс, как крысы, то я верю ей. – Редемпшн кивнула в ответ. 

– Их просьба всё ещё слишком велика. Должны быть какие-то другие способы договориться без предоставления места в совете. – Сказал Генерал. К моему удивлению, Лемон Кейк согласилась.

– Они не сделали ничего, чтобы защитить этот город. Мы не можем предоставлять членство кому попало… – Я не могла не заметить, как Лемон прожигала взглядом дочь Клин Ката, пока говорила это.

– Их лидер погиб за город. – В защиту заявила Скриншот. – И они владеют множеством технологий. Они столкнулись с серьёзными потерями, как и все мы. Они заслужили это. В любом случае, мы должны проголосовать за их членство. 

Наконец, настал мой черёд говорить. Моя единственная официальная задача на этих совещаниях. – Кто против? – Громко и чётко спросила я со своего места у стены. В воздух поднялось копыто Лемон Кейк и крыло Стил Винга. – Кто за? – Двое копыт: от Молли и Скриншот. В воздухе повисла пауза, и Редемпшн уставилась на меня. Я слегка кивнула ей, и она медленно подняла копыто. 

– Предложение утверждено. – Это было первое официальное голосование совета. Правила всё ещё были довольно беспорядочными, и многое ещё стоило учесть, но в целом всё работало. От проигравших послышалось ворчание, но, казалось, они замолчали, когда из разбитого окна подул холодный ветер. Мне едва ли нужно было что-то говорить, чтобы заставить их согласиться. 

Совещание продолжилось без происшествий. Разговоры шли о землях, перемещении и прочих вещах, которые меня не особо заботили. Мне не нужно было вновь подсказывать Редемпшн, поскольку я решила оставить неважные решения на её усмотрение, пока я лишь молча наблюдала сзади в ожидании, когда вновь вспыхнет пламенный спор. 

Часы спустя, совещание закончилось. Было решено, что на следующее утро группа, и я вместе с ней, отправится в Тимбер, чтобы забрать припасы с Комплекса. Там у меня были незавершённые дела: я должна была убедиться, что они будут в безопасности и не забыть доказать исполнение сделки. Когда все вышли из комнаты, я осталась, чтобы поговорить с Редемпшн наедине. 

– Он бы гордился мной? – Тихо спросила она, когда не осталось никого. Вероятно, она задала этот вопрос себе, но я в любом случае ответила. 

– Я не знаю. – Кобыле было столько же лет, сколько и мне, но она всё ещё, казалось, ограждала себя, несмотря на всё случившееся. – Но он достиг своей цели. Он герой. В городе мир...

– Ты выглядишь расстроенной… Разве его убийства не было достаточно?  

– Нет… – Тихо ответила я. – Но и так сойдёт. Когда мы вернёмся, я ожидаю увидеть дизайн его статуи. Я хочу, чтобы её закончили, как можно скорее. – Жители потребовали памятник в честь этой войны. Они прозвали её “Битвой за Дайс”. Они получат его, но мне было тяжело смириться с этим. 

– Тебе не обязательно контролировать каждый мой шаг. – Фыркнула кобыла в свою защиту. – Ты не доверяешь мне. 

– И никогда не буду. – Ответила я, глядя на неё. – Тем не менее, судьба свела нас вместе. Не принимай это на свой счёт. 

Между нами повисло молчание, прежде чем она наконец вздохнула. – Ладно. Я прослежу, чтобы всё было сделано. Что-нибудь ещё? 

– Не развали мой город, когда я уйду. – Очередной порыв холодного ветра проник в комнату. – Я хочу, чтобы ты преуспела в этом. Ты знаешь, что это то, чего он бы хотел. – Я отказывалась произносить имя этого ублюдка. Я и так делала слишком многое, чтобы поддерживать наследие монстра. 

Я уже повернулась, чтобы уйти, но она заговорила. – Я ненавижу тебя. Я никогда не прощу тебя за то, что ты сделала с папой. – Я остановилась на секунду и позволила этой ненависти нахлынуть. Я могла понять её. Ненависть. Может однажды, она попытается меня убить. Едва ли я могла винить её за это. Но на тот момент, между нами был мир. И не важно, сколько ненависти бурлило в ней или во мне. 

Поэтому я ничего не ответила и продолжила идти. 

Я оставила её в своих мыслях и отправилась к пони, которые меня ждали. – Мамочка! – Серенити прыгнула и обняла меня за шею, едва не задушив. Но я не смогла не рассмеяться. 

– Эй, малявка, не слишком скучала?

– Нее, дядя Флэйр и Хэйз составили мне компанию. – Сказала она, помахав аликорну и пегасу, которые ждали неподалёку. Я не виделась с Флэйром с тех пор, как всё произошло. Он был занят, как и всегда. 

– Как там Рэйн Дэнс и Мундэнсер? – Их отец погиб в бою. Мне оставалось только мечтать о том, что я могла бы спасти всех. Даже моё мегазаклинание не могло вернуть мёртвых к жизни. Не то, чтобы я хотела, чтобы они знали, что это случилось из-за меня. Конечно, я рассказала правду Флэйру, Хэйз и Серенити, но попросила их держать это в секрете. Членам совета, казалось, было любопытно, но никто из них не затрагивал обсуждение того, что случилось. По-крайней мере, после того, как они увидели разбитое окно. И труп кобылы, которая якобы сделала это. Как такая небольшая кобыла, как Тайт Липс, могла бросить Клин Ката с такой силой? Я уверена, что они задавались этим вопросом. 

– Бывало и лучше. Рэйну тяжело; он плачет, когда думает, что никто не видит. Мундэнсер тоже расстроена, но не перестаёт улыбаться. – Вздохнув признался пегас. – Папе тяжелее всего. 

– Ты навещал его? – Я была немного удивлена, услышав это после случившегося. 

– В тюрьме. Раз или два. Он всегда где-то посередине, между депрессией и негодованием. – Флэйр отвёл взгляд, пока говорил со мной. Вероятно, мне не стоило поднимать эту тему. Он ненавидел говорить о своей семье, но я не могу сказать, что не понимала его. – Есть какие-то мысли насчёт того, когда вынесут приговоры? 

– Мы ещё не решили. – Ответила я. – Лемон Кейк настаивает на массовом суде, чтобы покончить со всем сразу, но Стил Винг говорит, что нужно рассматривать дело каждого по отдельности. 

– Не все понимали, что они делают, но некоторые — точно. Скайфолла нужно судить, как организатора переворота, но… Настроения в городе могут стать проблемой. Я так хочу, чтобы это дерьмо закончилось поскорее, но в то же время не хочу впадать в паранойю. – Он огляделся по сторонам, чтобы убедиться, что никто не подслушивает. – Меня тревожит факт, что эти гандоны Наблюдатели свободно разгуливают повсюду. Мы же знаем, кто на самом деле стоял за всем этим.

Конечно, он был прав. Теперь Наблюдатели были неприкасаемы. Для общества они стали спасителями города и хоть я примазалась к их победе, официально, я никого из них не могла тронуть, не вызвав недовольства. – Я разберусь с худшими из них.

– Хайред. – Хэйз, возвышаясь надо мной, подарила мне угрюмый взгляд. 

– Хэйз. – В ответ я поцеловала её в губы. – Я же не сказала, что убью их… Но и обратного я не говорила. Думаю, верхушке организации стоит взять длинный отпуск. Я слышала, что Земли Зебр прекрасны в это время года. – Она всё ещё хмурилась, но румянец делал её не такой серьёзной. – Есть какие-то новости от Даймонд Скай? 

– Она работает над тем, чтобы вернуться в город с детьми. Мы решили остаться здесь и организовать наш приют. Она сообщила, что общалась с лидером Последователей Апокалипсиса, и они вскоре должны отправить гуманитарную помощь. Приятно, что больше нет необходимости скрываться, хоть это и был наш лучший талант. 

– Хорошо. Когда мы вернёмся, я проконтролирую, чтобы ты получила все необходимые ресурсы. Селестия знает, что эти дети и так пережили достаточно.

– Мы благодарим тебя… Эм… – Она взглянула на Флэйра и Серенити. – Мы надеялись увидеться с тобой сегодня вечером. У нас много работы, но мы не проводили время вместе с тех пор… – Она оставила конец предложения открытым. 

– Это свидание. – Радостно сказала я. – Эй, Серенити, дорогая. – Кобылка с любопытством взглянула на меня. – Как насчёт того, чтобы ты этой ночью осталась с Флэйром?

– Но мам, ты же сказала, что мы сегодня посмотрим на новые платья Финишеров. 

– Потом. – Ответила я, и с улыбкой поцеловала её голову. – Ты же не увидишься с ним некоторое время, когда мы отправимся на север. 

Она подозрительно прищурилась, но затем медленно кивнула. – Ну ладно… – Я не собиралась объяснять ей, почему мы хотели уединиться, но она была умной кобылкой. Я подхватила её копытом и посадила на спину. 

– Ну. Я обещала этой маленькой кобылке, что мы посмотрим на платья. – С улыбкой сказала я пегасу и аликорну. – Увидимся позже. – Продолжила я и подмигнула Хэйз, после чего порысила вперёд по коридору. Позади я услышала, как Флэйр прошептал что-то Хэйз. Секундой позже, она дала ему подзатыльник своим крылом, так что, вероятно, это было нечто не для жеребячьих ушей. 

Это была долгая и тихая прогулка к лифту через всё главное здание. В казино работали пони, Наблюдатели в основном, но они избегали меня. Некоторые из них знали, кем я была на самом деле; многие знали, что я вру, но никто из них не говорил ни слова. Был один, который открыто выступал против меня и сказал, что расскажет городу обо всём. Он… Куда-то пропал после этого. Понадобится много времени, чтобы избавиться от всех подобных открывателях правды в Наблюдателях, но других вариантов у меня не было. 

– Я рада, что ты в порядке, мам. – Сказала Серенити с моей спины и положила копыто мне на голову. – Я волновалась…

– Мне жаль, что тебе пришлось пройти через это из-за меня. – Я вздохнула и открыла двери, чтобы выйти из казино.  – Это несправедливо. – Вход, как и раньше, с двух сторон охраняли понитроны, но теперь их контролировали Финишеры. Не то, чтобы об этом кто-то знал. 

Город едва оправился от боевых действий. Если бы вы взглянули на север, то увидели бы столбы дыма, поднимающиеся из Парасайт Маунда и обломки зданий, покрывающие улицы, и это не говоря о разрушенном Хищнике, который занимал большую часть главной улицы. Его уже начали разбирать, деталь за деталью, но понадобятся годы, чтобы разобрать нечто огромное. А пока пони просто осторожно обходили его стороной. 

Но пони были! И были их сотни. Они поднялись из-под земли, где ютились так долго, умирая от радиации, и наконец, вдохнули свежий чистый воздух. После всего случившегося, я ожидала меньшего, и то, что оставшиеся не поверят в идею о восстановлении города. Но, тем не менее, они поверили и вносили свой вклад, несмотря ни на что. 

– Всё в порядке, мам, я понимаю… – Она выглядела так, будто хочет сказать что-то ещё, но к нам подбежали несколько жеребят. 

Двое из них уставились на меня с восторгом. – Это же ты! – Радостно закричал один из них. – Ты, эм… Хайред Ган. Мама рассказала про тебя! – Было тяжело не улыбнуться их энтузиазму. Кажется, моя репутация распространялась, несмотря на все мои попытки препятствовать этому. Ну, я и не сильно старалась. 

– Ага! – Сказал другой жеребёнок. – Ты работала на Клин Ката и Наблюдателей! – Другой был так же взволнован. Меня будто ударили в живот, но я сдержалась и продолжила улыбаться. – Он спас город, и он был очень крутым! Так мама сказала!

Мои щёки вздрогнули, пока я продолжала заставлять себя улыбаться. – Да. Он таким и был. – Коротко ответила я. – Извините, ребята, я сейчас немного занята. – Я быстро повернулась и пошла дальше по улице, позволив моему лицу исказиться в оскале. 

– Мама, ты в порядке? – Спросила Серенити, взглянув на меня. 

Я закрыла глаза и успокоила свой гнев. Этого ублюдка уважают за восстановление того, что он лично уничтожил. Дети рассказывают истории о его героизме. Пони восхваляют его за добрые дела. Эти мысли горели даже ярче и горячее, чем мегазаклинания, которые он создал. Но я должна была подавить эту мысль. У меня не было других вариантов. 

Я открыла глаза и оглянулась вокруг. Город был в безопасности. Город восстанавливался: медленно, конечно, но восстанавливался. Пони могли ходить по улицам, не боясь радиации или войны. Банды города потеряли свои силы, и их мелкие войны прекратились. В Дайсе царил мир, ценой которого была моя гордость. Я могла платить эту цену до самой смерти, я должна была. 

– Я в порядке. – Солгала я и сделала ещё один шаг вперёд.