Машина

Рассказ о Твайлайт, её шедеврах и ржавых рычагах. Но совсем не про это!

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Принцесса Селестия

Обыкновенное чудо

О том, как в поезде, рассекающем заснеженные долины Эквестрии, произошло самое обыкновенное чудо.

ОС - пони Чейнджлинги

Правдоискатель

«Дозорные Совы» — тайное общество обладающих уникальными способностями пони, полукровок и других разумных, оберегающее Эквестрию от незримых и сверхъестественных угроз. Никому не известные, они стоят на страже покоя обитателей Эквестрии, делая всё возможное, чтобы те могли спать спокойно, не подозревая о жутких чудищах, скрывающихся в тенях. Теперь одной из них становится Лира Хартстрингс - Правдоискатель.

Пинки Пай Дерпи Хувз Лира Бон-Бон DJ PON-3 Октавия Мод Пай

Маскарад

Твайлайт очень серьезно относится к своей работе. Она пойдет ради принцессы Рарити в бой, на долгие и скучные переговоры и даже на бал. К сожалению, очень сложно защищать принцессу среди множества пони в маскарадных костюмах, когда не знаешь, кто из них принцесса. Четвертый рассказ альтернативной вселенной "Телохранительница".

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Поколение Хе. Про Зебрику. Часть вторая.

Продолжаю понемногу сочинять древнюю историю Зебрики. Попробую ещё немного про двух зеброкорнов, которые уцелели в судьбоносном сражении за власть. Тут они немного уже подустали от дел правления, но ещё довольно бодры и жадны до жизни.

Тепло без очага

После долгой отлучки в Кантерлот к родителям на День согревающего очага, Принцесса Твайлайт возвращается домой, чтобы застать там свою особенную пони. И беседа приобретает... весьма личный оборот.

Твайлайт Спаркл Зекора

Вызыватель в Эквестрии. Конец путешествия.

Продолжение похождения Ковелио в мире, так желанном ему, но оказавшимся не таким приветливым, как казалось. Все собрались в ожидании последнего боя, и только лишь один в ожидании пира после него.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд Человеки Кризалис Шайнинг Армор Стража Дворца

Экзамен по обмену

Не подготовившись должным образом к экзамену, студент Школы для одаренных единорогов по имени Мисти Вейл разрабатывает план, который поможет ему избежать неминуемого провала. Но в какой-то момент все пошло наперекосяк... Участник конкурса ЭИ-2017, 10-11 место.

Принцесса Селестия ОС - пони

Погасшая свечка

После двух лет заточения в камне Коузи Глоу освобождает неведомый спаситель. Правда, никаких дальнейших инструкций по действиям он ей не предоставил, Коузи по-прежнему считается одной из опаснейших преступниц Эквестрии, а ещё она превратилась в… фестралку. Впереди её ждёт множество испытаний, в ходе которых Коузи столкнётся со своим прошлым, покажет себя с необычных сторон, и, быть может, поймёт, что значат настоящие друзья и дружба…

Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Не та, кем кажется

Что делать когда на твоих глазах погибает твоя правительница и наставница? Твой народ побежден, выжившие прячутся чтобы не стать рабами захватчиков. Лайтнинг Джастис думала что всё кончено, но судьба решает дать ей шанс. Взамен метаморф должна выдержать несколько испытаний, которые подготовят её к главной задаче: попытаться спасти новый дом, который предоставлен судьбой. Сможет ли она пройти испытания и решить задачу? Найдет ли новый дом и познает ли силу дружбы? Как покажет время, она справится...

Дерпи Хувз ОС - пони Чейнджлинги

Автор рисунка: Stinkehund
Часть 5 (Оливер) – Глава 3 Часть 5 (Оливер) – Глава 5

Часть 5 (Оливер) – Глава 4

Лайт Спиннер — Light Spinner — Прядущая Свет.

Когда Оливер добрался до Александрии, с ним не было никакого оружия. Он притормозил свой квадроцикл перед площадью, стараясь не выглядеть враждебным. Статус доктора нередко защищал (по крайней мере, если иметь дело с благородным врагом), но, чтобы воспользоваться этой защитой, надо было сделать себя очевидным. Врагов даже винить было не за что, если ты недостаточно позаботился об этом, и они приняли тебя за военного.

Поэтому, когда Оливер въехал в город, он был одет в белую куртку, перепачканную в пепле и пахнущую горелой плотью. У них попросту не было времени её постирать. В городе были пони, возможно, в критическом состоянии.

Это не значило, что он совсем не подготовился. Как только Джозеф узнал о его намерениях, он немедленно сменил пластинку и полностью погрузился в работу с Алекс по уменьшению опасности от этой миссии. К сожалению, оставшейся пары часов полёта не хватило на изобретение какого-нибудь волшебного силового поля, которое он мог бы спрятать в карман, или ещё чего-то подобного, но их хватило на кое-что другое.

Первая часть приготовлений была спрятана вовсе не в кармане, она отправилась внутрь. Это изобретение использовалось для того, чтобы отслеживать положение аппаратуры HPI, даже если она находилась где-то далеко, или глубоко под землёй, радиомаяк на батарейке, достаточно маленький, чтобы он смог его проглотить. Вместе с принятыми им для изменения пищеварения лекарствами, это означало, что по крайней мере два дня остальные смогут найти его, вне зависимости от того, куда его заберут враждебные пони.

Второе устройство было попроще, подслушивающее устройство, которое он запрятал в одном из кармашков своего хирургического набора. Радиус действия у него был не очень большим, но Джозеф объяснил, что поставил на квадроцикл ретранслятор, который применит… техномагию, которую он не понимал, да и не хотел.

Оливер не слишком беспокоился о чём-то сверх помощи нуждающимся пони. Только когда с этим будет покончено, у него появится возможность рассматривать этих пони как «секту» и осуждать их поведение.

Когда Джозеф выдал ему всё необходимое, остальные с ним попрощались. Мория назвала его «долбанным идиотом», а Алекс просто обняла его и странно пообещала:

— Оно тебя не получит, как оно получило их, — шепнула она ему в ухо. – Ты мой. Обещаю, я не позволю ему тебя забрать.

Он не знал, как на это ответить, поэтому просто помахал копытом и уехал на своём электрическом квадроцикле, запряжённом в небольшую тележку с медицинскими принадлежностями.

Так он и добрался до библиотеки.

Библиотека выглядела в точности так же, как он её помнил, с одним существенным отличием – вокруг неё стояли вооружённые пони. Когда он подъехал, несколько пони вышли изнутри, и не все они были из иммигрантов. Он продолжал высматривать Скай и Адриана, но не заметил и следа их присутствия.

Райян встретил его на тротуаре. Тёмно-фиолетовый единорог избавился от своих мешковатых штанов. И он был не единственным, кто таким образом отошёл от человеческого стиля одежды. Теперь Оливер видел его милометку, сломанную золотую корону, подобную которой он никогда не видел.

Оливер заметил как минимум дюжину пони, и большинство из них были ему незнакомы. Они не были частью группы иммигрантов, приехавших в Александрию. Откуда они, чёрт возьми, взялись?

— Я здесь. – Он спрыгнул с квадроцикла, выключил двигатель и оставил его припаркованным прямо перед ступеньками. Он двигался очень медленно. Он чувствовал, как все глаза уставились на него, хоть никто из пони и не поднял оружия. Некоторые, включая самого Райяна, были единорогами. Зачем возиться с оружием, если у тебя на лбу растёт таумический проектор? – Я не вооружён. Приехал помочь с раненными. Отпустите Адриана.

Райян слегка опустил голову, и сборище странных пони немного сместилось и окружило его. Никто не подошёл ближе, но теперь они стояли редким кольцом вокруг него, готовые броситься, если он попытается сбежать. Оливер был силён и быстр. Но от этих пони убежать будет непросто.

Из всех лиц, которые он узнал, только Райян и Кэрол избавились от одежды. Остальные, к примеру, массивный Абрамс, остались одеты как были. Был ли это способ отличить эквестрийцев от людей? И была ли какая-то разница, если одна группа помогала другой?

— Разумеется. Он внутри, с ранеными. Эта большая коробка для лечения?

Оливер кивнул.

— Это набор для полевой хирургии, — он потянулся за ним, но Абрамс преградил ему путь. В его глазах было что-то странное, что-то, что Оливер никак не мог понять. Это его испугало, заставило пробежать холодок по спине.

— Вам не нужно это нести, человеческий доктор. Мои пони об этом позаботятся. – Он махнул копытом, и одна из единорогов, которых он раньше не видел, подняла ящик своей магией, как будто тяжеленный хирургический комплект ничего не весил.

Единорожья левитация невероятно удобна.

— В каком они состоянии? – Оливер последовал за Райяном как будто только что заступил на смену в Центральной больнице Мерси. То, что он был окружён опасными сектантами и, возможно, никогда от них не сбежит, не имело значения. Не имело значения и то, что по крайней мере некоторые из них были из иного мира. Значение имело только лечение.

— Они живы, — ответил Райян, махнув хвостом и пожав плечами. Глядя на него, Оливер заметил, что из него пропала вся напускная неловкость. Он больше не спотыкался, не путался в копытах, не позволял своему рогу искрить случайными вспышками магии. Он двигался гладко, куда более гладко, чем когда-либо получалось у кого-то в Александрии. Чувство здоровья Оливера говорило ему, что он наблюдает движения здорового взрослого пони, никогда не знавшего иного тела.

Это было проблемой. Они не только уступали противнику числом, им предстояло схватиться с единорогами, пегасами и земными пони, которые понимали, как быть собой. Хорошо, что ему не приходилось задумываться о том, как они победят. Об этом позаботится Алекс. Ему надо было просто лечить.

Они прошли мимо обгоревшей груды на сухой траве, окружённой барьером из камней. Она всё ещё пахла углями и обгорелым пластиком. Над этим он тоже пока не задумывался. Были проблемы поважней.

Адриана он встретил в коридоре, в худшем состоянии, в каком он его когда-либо видел. И это о многом говорило, потому что он оперировал его крыло с подготовкой по паре медицинских книг, и пегас чуть было не умер у него под скальпелем.

У Адриана лоб был покрыт испариной, и он весь дрожал, как будто был смертельно испуган чем-то, что Оливер не видел. Сердце гулко стучало у него в груди. Тем не менее, на его теле не было заметно повреждений, за исключением нескольких синяков и немного растрёпанных перьев. Ничего, что могло бы объяснить выражение ужаса на его лице.

С ещё одной волной холода по спине, Оливер понял, что узнаёт этот взгляд. Точно такой же был у всех этих пони, он никогда не покидал их глаз.

— Пришли, — остановился Райян, и Оливер остановился рядом с ним. – Вот твой друг, как я и обещал, в полной безопасности. – Он повернулся. – Адриан, можешь идти.

Пегас посмотрел на Райяна, не переставая трястись. Было очень похоже, что он сражается за каждое движение, и всё время проигрывает. Он дрожал, а Оливер боялся, что от дрожи такой силы он может откусить себе язык. В конце концов, его тело слегка успокоилось, достаточно, чтобы Оливер смог расслышать прерывающиеся слова.

— Я не хочу уходить. Я лучше останусь с вами. Я хочу служить.

Райян поднял брови в преувеличенном удивлении.

— Что, правда? – он коротко глянул на Оливера, встретив его взгляд удовлетворённой ухмылкой. – Адриан, ты свободен. Ты что же, хочешь сказать, что не хочешь уходить?

Адриан поднял копыто. Жест был очень небольшим, всего несколько миллиметров. Оливер и не заметил бы его, если бы не высматривал что-то подобное. Он подержал копыто поднятым несколько секунд, а потом опустил.

— Н-нет. Я… не хочу… уходить. Остальных… обманули. Я лучше останусь. Я хочу помочь… защитить мой дом… от них.

Ничего ужасней в своей жизни Оливер не видел, а ведь только прошлой ночью он стал свидетелем того, как его хорошая подруга прямо перед ним свернула себе шею. Он бы развернулся и убежал, на всё наплевав, но пони до сих пор были в опасности. Он сам вызвался сюда прийти. Он пройдёт до конца, невзирая на последствия.

— Его обрадует твоё служение, — сказал Райян. – Я сдержал слово, пони. Пони Адриана никто не держит, он может уходить. Нас нельзя обвинять в выборе, который он делает сам.

Оливер почувствовал отвращение. Глаза Адриана были беспомощны, его тело сотрясалось от непрерывных подёргиваний и напряжения. Выглядело это как небольшой эпилептический припадок. Он знал, чем это, скорее всего, было. Бедный пегас был заключённым в собственном сознании. Может, и другие тоже?

Миссия Оливера изменилась, пусть он и не подал виду. Он пришёл лечить раненых пони, и он это сделает (конечно, если они вообще существовали). Но кроме этого, перед ним была куда более серьёзная болезнь. Этих пони поразила болезнь души, которую он чувствовал ничуть не хуже, чем раны, полученные Алекс по дороге в Филадельфию.

Он не смог вылечить её смертельные раны, пусть в этом и не было нужды. Почему-то ему казалось, что Адриан и остальные вряд ли смогут самостоятельно победить это странное влияние.

Будет ли он следующим? Если процесс делал пони таким дрожащим и неловким, как Адриана, от Оливера не стоило ожидать никакой медицинской помощи, случись это с ним. И это значило, что у него ещё есть время. Скорее всего, пока он не закончит врачевание, его не тронут. А это значило, что ему надо найти лекарство прежде, чем они до него доберутся.

Мог ли он? Оливер мало знал о магии и ничего о том, как она может искажать сознание пони. Как он может лечить болезнь, которую он никогда даже не видел?

То, что он никогда её не видел, не значило, что он не попробует. Это была его священная клятва. Это была его милометка.

— Ты с ним что-то сделал, — сказал он чуть громче, чем необходимо. Не потому, что он думал, что ему стоит спорить с Райяном, а потому, что хотел, чтобы услышали остальные. – Он весь трясётся. Он сопротивляется. Адриан не хочет оставаться. Отпусти его.

Райян покачал головой.

— Доктор, я сдержал своё слово. Сдержишь ли ты своё?

Оливер нахмурился и кивнул. Он в последний раз с сочувствием глянул на Адриана, и отвернулся.

— Веди меня к ним. К этим твоим раненым пони.

Райян провёл его сквозь библиотеку. Оливер постарался получше рассмотреть всё вокруг. С библиотекой что-то произошло, но было достаточно тяжело понять, что изменилось. Только когда они добрались до секции с детскими книгами, он понял, в чём разница. Все эквестрийские книги, которые там хранились, все краснообложечные «Прочитать первыми», исчезли. Полки были пусты, груды на полу отсутствовали. Других эквестрийских книг в библиотеке не было, остальные хранились в заколдованных седельных сумках Алекс. Все планшеты и читалки, на которых хранились цифровые копии книг, которые они успели отсканировать, тоже пропали.

Впрочем, Оливер не стал это комментировать, вместо этого он прошёл к паре диванчиков, на которых лежала пара пони. Они выглядели незнакомо, их лица его смущали. И выглядели они неважно. Одна была кремового цвета кобыла-пегас, с милометкой в виде перевёрнутого зонтика, другой – большой земной жеребец, белый с коричневым, и меткой в виде молота. Перевязаны они были из рук вон плохо.

— У вашей секты что, нет доктора?

Из всей толпы пони, которые встречали их у входа, с ним остались только Райян, Абрамс и кобыла-единорог, которую он никогда раньше не видел. У Абрамса в руках была большая винтовка, и кроме него оружия ни у кого не было. Он выглядел готовым применить винтовку в любую секунду.

— У нашей секты… — это слово он практически выплюнул, — был доктор, пять месяцев назад. Её убила человеческая машина, намеренно. У нас есть другие, но ни один из них достаточно близко, чтобы успеть на помощь. – Он указал на раненых. – Вылечи их. Если кто-то из них умрёт, умрёт и Адриан. Если умрут оба, умрёшь ты.

Райян отвернулся и направился к выходу. Единорог опустила медицинские принадлежности у копыт Оливера и попыталась последовать за ним.

– Останься с ним, сестра Лайт Спиннер. Ему может понадобиться помощь. – Его глаза встретились с глазами Оливера. – Я вернусь за твоим докладом на закате. Для всех нас будет лучше, если ты к этому моменту закончишь.

Он вышел. «Охрана» Оливера окружила его, пока он привычными движениями достал инструменты, простерилизовал копыта и приготовился к работе.

Полевая хирургия на представителях вида, который он едва знал, с дополнительным давлением угрозы его собственной жизни и жизни его друга? Запросто! Решить задачу очевидного контроля за разумом, не отрываясь от работы? Ну, оно не должно быть настолько сложнее, так ведь?

День обещал быть долгим. К счастью, передатчик был односторонним. Ему совершенно не требовались сейчас комментарии в стиле «а я же говорила!».