Своими копытами

... Возьми-ка это полено, да сделай из него куклу. А что произойдет, если кукла вдруг станет живой?

Дерпи Хувз Другие пони

Скоростное Перемещение

Супер-герой Флэш самый быстрый человек на земле и благодаря своей скорости случайно попадает в Эквестрию

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай Эплджек Человеки

Падший ангел

Вы когда-нибудь получали второй шанс начать жизнь с начала? Забыть все, даже кем вы были? А смогли бы вы решиться на это? Смогли бы вы предать своё прошлое, чтобы получить возможность жить настоящим? Я хочу поведать вам историю о том, как житель Кристальной Империи предал своего хозяина ради лучшей жизни, за что поплатился.

ОС - пони Король Сомбра

Старлайт и Трикси сидят с Флари Харт

Если пользуешься гостеприимством Твайлайт, будь готов и предложить ей свою помощь. Впрочем, какое гостеприимство, такова и помощь - никто и никого не спрашивал...

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер Флари Харт

Rehonored

Моё имя - Шан. Не удивляйтесь, что не слышали обо мне ранее. Я очень известен в узких кругах. В былые времена, как, впрочем, и сейчас, власть имущие пони очень хорошо понимали, что магия дружбы, обращение в камень и заточение в Тартаре - пусть и основные, но всё же не единственные пути решения проблем, то и дело возникающих в Эквестрии и по сей день. Порой, имея дело с мелким интриганом, чем учить его дружбе гораздо проще тихо перерезать ему глотку, пока никто не видит. Никто не хватится очередного кантерлотского богатея, возомнившего себя права имеющим и решившего подмешать яду в бокал вина высокопоставленного пони, чтобы впоследствии получить с этого дилетантского убийства свою выгоду. Но вот проблема - цель известна, путь устранения тоже прост, но кому вверить клинок в копыта? Кого благословить на убийство? Именно ради таких целей и существуют такие, как я. В простонародье нас называют ассасинами - убийцами, проливающими кровь за деньги. Но мы же себя предпочитаем звать Ножами. И я себя так называл... когда-то. Я давно сошёл с этого пути, хотел было отмыть свои копыта от крови, но моё прошлое даёт о себе знать. Мы никогда не были публичным государственным образованием. Здесь можно только похвалить двух царственных сестёр - они не стали принимать нас под своё крыло гласно, но услугами нашими не брезговали. Это был взаимовыгодный негласный контракт - государство не трогает и не мешает нам выполнять контракты на стороне (нужно же как-то на жизнь зарабатывать), а мы взамен устраняем любого, на кого они укажут. Правда, в этом всём есть одна маленькая деталька - мы работаем в первую очередь на тех, кто платит, а деньги бывают и у противников короны. С этой маленькой детальки всё и началось, из-за неё я пошёл на то, о чём до сих пор жалею. И именно из-за этого ко мне на разговор заглянул один старый знакомый, и почему-то у меня есть предчувствие, что этот разговор станет началом конца.

Твайлайт Спаркл Другие пони Кризалис Чейнджлинги

Экологический вопрос

Пони пользуются самой разной магией с самых древних времён. А так ли она безопасна, чтобы её можно было применять, не задумываясь о последствиях?..

Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплджек

Кровавые яблоки

Ты... Подойди сюда. Если у нас есть время... Ты сам не знаешь, почему Эквестрия стала такой? Я могу рассказать тебе начало этого ужаса... Там, есть заброшенный дом... Зайдем туда, там нас никто не тронет...

Флаттершай Эплджек Найтмэр Мун

The Conversion Bureau: Её последнее достояние

Маглев несёт Мелани Цукер к последнему Бюро. Брать с собой земные вещи нельзя и ей придётся избавиться от всего, что связывало её с человеческой жизнью. Но это проще сказать, чем сделать.

ОС - пони Человеки

Ноктюрн на ржавом саксофоне

Фанфик закончен. Надеюсь, он вам понравится (если его кто-то прочитал, лол :3).

Флаттершай

Сказка про долгий путь домой

Продолжение рассказа "Сказка об изгнанном Принце". Многое из этого - записи из дневника Принца Земли. Решение уже принято, но выбранный путь весьма извилист.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк Зекора ОС - пони

S03E05
Часть вторая: Дон Бабл

Часть первая: Долгожданный новый мир

Пролог

Плохо быть неготовым. Вот, к примеру ещё в школе, помнится, спрашивают тебя по теме домашнего задания, а ты стоишь и не знаешь что ответить. Или вот начальник спрашивает какие-нибудь технические подробности, а ты опять же, не готов. Неудивительно, что многие предпочитают готовиться заранее.

Причём готовятся люди к самым разным вещам. Кто-то запасает знания, кто-то просто хранит припасы для тяжёлых времён. Кто-то учится метко стрелять на случай войны, а кто-то ― выживать при зомби-апокалипсисе. Я же последние пару лет готовлюсь стать Попаданцем. Ну знаете, таким специальным человеком, который мистическим образом перемещается в другой мир или другое время, а там творит разные безобразия ― изобретает порох, становится сильнейшим магом или же предупреждает товарища Сталина о нападении нацистов. Любой Попаданец обязан иметь определённый багаж знаний и умений, чтобы выжить и пробиться на вершину нового мира. История, химия, физика, устройство оружия разных эпох и знание многих технологических цепочек. Стрельба из всего, что стреляет, фехтование, рукопашный бой, стратегия войн разных эпох, тактика смешанных отрядов. Всё это надо знать, чтобы стать профессиональным Попаданцем.

Книгами о подобных людях просто завалены стеллажи в разделах фентези магазинов и любой читающий человек когда-нибудь задумывался ― а что, если и я когда-нибудь…

Глава 1

Демонический огонь вокруг утих и открыл взгляду небольшую полянку в лесу. Округлое пятно густой травы окружают мрачные деревья, создавая тёмную, непролазную чащу прямо от первых рядов. Подо мной голое пятно земли, чуть дымится выжженная пентаграмма со множеством непонятных, но от того не менее зловещих символов по внешнему краю. Почувствовав не себе взгляд, я поднял голову. На меня со страхом и надеждой смотрят три пары глаз. Упускать момент нельзя, ведь к чему-то подобному я уже давно готов. Подняв к небу правую руку, своим самым злодейским басом я прорычал:
― Трепещите, смертные! Зло пришло в этот мир!

Ответом послужил удаляющийся топот. Несколько обескураженный, я проследил за, по всей видимости, аборигенами, стремительно убегающими по неприметной лесной тропе. Удивила не столько реакция призывателей на результат своих трудов, сколько внешний вид. От меня убегают три маленькие разноцветные лошадки с характерными рисунками на крупе. И что самое удивительное, существа определённо относятся к виду говорящих.

Это открытие немного меняет планы, хотя такой вариант также предусмотрен и подробно проработан. Итак, я в мире разумных пони и план действий довольно простой. Здесь не нужно изобретать паровоз или порох, не требуется проходить длинный путь от простого воина до царя-императора. Не обязательно с первых же секунд сражаться за жизнь и свободу. Дружелюбные местные жители должны помочь как с устройством в этом мире, так и с возвращением в свой. В первую очередь надо определить свою расовую принадлежность ― ну, там, наличие чужеродных отростков вроде крыльев или рога ― и особый талант. Всё это довольно легко установить по внешним признакам и удобной маркировке на бедре.

Я ещё раз огляделся по сторонам и направился в сторону уклона почвы, надеясь найти достаточно воды, чтобы хорошенько разглядеть своё отражение. Идти на четырёх ногах довольно легко. Это как на четвереньках, только намного удобнее. Сначала я слегка запинался, но очень быстро приноровился к новому способу передвижения. По дороге в голову стали закрадываться подозрения. Основываются они в основном на внешнем виде передних ног, а именно копыт. Всем известно, что у лошади копыта представляют собой сплошную конструкцию, перед собой же я наблюдаю раздвоенный вариант. Вскоре заросли расступились, открыв берег небольшой реки, практически ручья, извивающегося между деревьями. Тень, упавшая на песчаное дно при моём приближении, распугала стаю мальков.

К сожалению, подозрения оправдались. Из воды на меня смотрит не пони. Округлое тело на коротких мощных ногах, могучая голова с огромной пастью, растущая как будто прямо из туловища без всякой шеи. Торчащие кверху клыки и жёсткая, словно проволока, грязно-чёрная щетина повсюду. Отражение дополняют короткий хвостик с кисточкой на конце, небольшие уши торчком, и пятачок.

Разочарованный стон разнёсся над лесом. Без сомнения, передо мной кабан. Минута за минутой я смотрел на своё отражение, и воды реки проплывали мимо, унося с собой тщательно проработанный план и надежды на быструю и лёгкую легализацию в местном обществе. На что можно было рассчитывать при разработке плана? Конечно, я исходил из того, что в этом мире окажусь в теле пони. Желательно, с какой-нибудь супер-силой вроде крыльев или магии. На худой конец ― в теле грифона. Я и представить себе не мог, что стану гордым обладателем могучего тела дикого вепря. Правда, в человеческом теле я тоже не слишком стройный, но не настолько же!

Чувство голода становится всё более настойчивым и я начал вспоминать всё, что знаю о повадках кабанов. Формально всеядные, хотя траву как коровы не жуют. Едят плоды, корни, при случае не брезгуют и мясом. Двигаясь по лесу, не увидел никаких плодов, да и знакомо выглядящих растений пока не встречал. Мелкие животные не появляются в зоне досягаемости, а крупных искать страшновато… Тут я вспомнил о сравнительно безопасной пище, легко доступной в лесу.
― Ну, хакуна матата, что ли! ― могучие клыки вонзились в землю. Солидные комья полетели в сторону, выкинутые одним движением морды.

Но дождевые черви, похоже, куда-то попрятались. Рыхлая земля внезапно провалилась, открыв рассеянному солнечному свету, пробивавшемуся сквозь кроны деревьев, круглый проход норы. Вместо того, чтобы убегать, небольшой кролик бросился ко мне с намерением выразить своё возмущение этим наглым вторжением в личную жизнь. Видимо, в мире господствующих травоядных мелкие зверьки не слишком пугаются крупных существ. Сработал рефлекс ещё человеческого тела и навстречу белому пушистому комку полетело острое тяжёлое копыто. Шея мелкого зверька не выдержала удара и вскоре у меня оказалась вполне пригодная к разделыванию тушка.

Ну да, боевые рефлексы. Если собираешься стать профессиональным попаданцем, то должен уметь за себя постоять. Иначе первый же эльфийский мастер меча нарежет шкуру незадачливого человека на тонкие полоски. Несколько лет упорных тренировок определённо принесли плоды. Правда, проблема с рефлексами ― их нельзя включать и отключать сознательно. Один приятель имел несчастье в этом убедиться, подкравшись как-то раз сзади и хлопнув по плечу. К счастью, тогда всё обошлось без серьёзных травм. Чего не скажешь о нынешнем случае. Я задумчиво оглядел копыто. Грозное оружие. Если вспомнить размер тех пони, которые призвали меня в этот мир, я должен быть тут одним из самых сильных бойцов.

Кое-как вытащив тушку зубами из норы, я разложил добычу на земле. Конечно, такое мясо (а я собираюсь его пожарить) никак не может быть повседневной пищей кабанов или, тем более, пони. Но за неимением других вариантов, придётся возиться с тем, что есть. Аккуратно скусив прямой прут так, чтобы с обеих сторон оказались острые концы, я воткнул его одним концом в землю. Осталось разделать тушку и насадить на прутик кусочки сырого мяса.

Придерживая копытами, я принялся вспарывать тонкую шкурку. Под рукой не оказалось ничего острого… Впрочем и самой руки тоже нет. Так что для разделки пришлось использовать собственные клыки. Отделять мясо от всего лишнего без человеческих рук нелегко, и к тому времени, как большой кусок зайчатины оказался зажат в моей пасти, готовясь быть насаженным на прутик, я перемазался красным от морды до кончиков копыт. Вокруг растёкся беспокойный металлический запах свежей крови. Именно этот момент пятёрка пони в золотистых доспехах выбрала, чтобы под треск ломаемых веток и шорох травы вывалиться из ближайших кустов.
― Сдавайся, демон, именем Се… ― начал, по-видимому, старший из них, но осёкся на полуслове, когда я развернулся на звук.

Разговаривать не слишком удобно если держишь что-то во рту, поэтому я попытался с помощью жеста копытом попросить неожиданных гостей подождать пару минут. Но размахивание окровавленной конечностью, похоже, было воспринято как-то неправильно и в следующий миг они уже бежали во весь опор в противоположном направлении. На память остался только забытый кем-то золотистый шлем с пёстрым гребнем. Впрочем, эта деталь доспеха бесполезна, так как не подходит мне ни по форме, ни по размеру.

Насадив мясо и натаскав сухих веток для костра, я стал думать над способом этого самого костра разведения. И тут полезность шлема пришлось здорово пересмотреть ― старательные стражники начистили до блеска не только наружную, но и внутреннюю поверхность и, положив шлем на самое яркое место полянки, удалось сфокусировать в центре достаточно солнечного света, чтобы поджечь кусочек сухой бересты. Вскоре костёр весело потрескивал посреди полянки и шлем пригодился ещё и как котелок. На сегодня я обеспечил себя жареным мясом и чистой кипячёной водой.

Хорошая погода и свежий лесной воздух усиливают аппетит. Поужинав, я задумался о поиске убежища. В города пони лучше не соваться, пока паника, поднятая сбежавшими стражниками, не уляжется, остаётся лес. Как там дикие животные ночуют ― вьют гнёзда, роют норки? Найдя заросшую зеленью яму от вывороченного с корнем дерева, я накидал сверху веток и получил примитивное подобие землянки. Кажется, получилось неплохое укрытие ― если только дождь не начнётся, иначе житель такого домика рискует проснуться в воде.

К счастью, дождь так и не начался.

Глава 2

Несмотря на множество недостатков, пребывание в теле лесного вепря, как оказалось, несёт в себе и определённые преимущества. Одно из них ― непередаваемое ощущение, когда тебя будит солнечный зайчик, щекочущий чувствительный пятачок. Разминая затёкшее тело, я выполз из своей норы и отряхнулся от лесного мусора, неумело подражая собаке. Солнечные лучи пробивают листву и подсвечивают пылинки, танцующие по лесу. Где-то щебечут птички и журчит ручей. Чтобы не тратить день попусту, я решил сегодня посетить ближайший городок пони.

Примерное направление бегства пони я запомнил, поэтому направил копыта в сторону восходящего солнца. Ещё раз внимательно осмотрев конечности, пришёл к выводу, что всё не так уж плохо. В отличие от сплошных копыт пони, у меня почти настоящие пальцы. Только малоподвижные, очень мощные и одетые каждый в свой бронеколпачок. Такими штуками вполне можно манипулировать с не слишком мелкими предметами. Да что там манипулировать, если они выдерживают тяжеленную кабанью тушу, этими копытцами вполне можно пробивать стены...

Ободрённый такими мыслями, бегу вперёд. Путь вчерашнего отступления стражников прослеживается по разбросанным то тут, то там элементам доспехов. Вероятно, служаки здраво рассудили, что без лишнего железа бежать можно гораздо быстрее. Вскоре деревья расступились и передо мной открылась пасторальная картина провинциального городка. Мелкая речка, протекает среди скопления белых домиков с соломенными крышами. По улицам ходят по своим делам пони разных расцветок, где-то слышатся удары железа по железу и звук пилы. Стражников нигде не видно. Стараясь не делать резких движений, я зашёл в город.

Пони опасливо поглядывают на мою массивную фигуру, шепчутся за спиной. По крайней мере, не делают попыток разбегаться с криками. Чтобы жить в более-менее развитом обществе, нужно иметь некоторое количество местной валюты. Следовательно, необходимо найти способ заработать немного маленьких золотых кругляшков. Я пошёл на звук металлического лязга. Если здесь есть кузница, возможно, в ней найдётся тяжёлая работа для кабана. Я примерно раза в три тяжелее среднего пони и раз в пять сильнее.

Кузница оказалась небольшим сарайчиком с трубой, запускающей в небо тонкий столбик дыма. Внутри жарко, пахнет гарью. Кое-как протиснувшись между груд какого-то металлолома, я подошёл к наковальне. Молотом орудует крупный земнопони с чёрной гривой. Каждый удар выбивает сноп искр из пышущей жаром заготовки. Шёрстка непонятного серого цвета создаёт впечатление, будто передо мной робот..
― Чего надо? ― хмуро спросил пони.
― Добрый день! Я ищу работу.
― Здесь ты её не найдёшь. В кузнице не требуются новые работники. И не понадобятся в ближайшие лет десять, ― голос кузнеца глухой и басовитый.
― Хмм… Не подскажете, где в городе может найти работу скромный, но очень сильный кабан?
― В городе, скорее всего, нигде. Лесорубы всегда нужны, попытай удачи у них. Лагерь в лесу на северо-востоке от города.

Кузнец оказался прав. Я ещё немного погулял по городу. Нарядные светлые стены домов чем-то напоминают огромные торты. То тут, то там улицы украшают яркие вывески магазинов. Разноцветные аборигены, спешащие по своим делам, создают праздничное настроение, но, при виде могучего кабана со страшными клыками явно чувствуют себя неуютно. Так и не обнаружив подходящих вакансий, двинулся в лес.

С этой стороны к городу подходит стена высоких прямых сосен. Их ещё называют корабельными. Любой попаданец просто обязан захватывать такой источник ресурсов, чтобы обеспечить победоносным флотом свою будущую империю. Знакомый запах хвои встретил на опушке. Под копытами похрустывают старые, расколупанные шишки. Высохшие иголки устилают землю, добавляя зелёному ковру ржавый оттенок. По такой поверхности совершенно невозможно передвигаться бесшумно, пробегающая белка остановилась на ветке, с интересом наблюдая за необычным пришельцем. Маленькая головка с торчащими ушками слегка склонилась на бок, шишка едва не выпала из лапок увлёкшегося зверька.

Стук топоров привлёк внимание задолго до того, как показался лагерь. На краю большой лесной полянки расположились несколько палаток. Остальное пространство занимает рабочая зона. Кучами навалены брёвна, ветки, горы опилок. Пони, разделённые на несколько бригад, притаскивают из леса деревья. Ненужные ветки сразу летят в стороны, рядом ошкуривают стволы. Сбоку, сложенные в колодцы, сушатся брёвна. Готовую древесину грузят на телеги и увозят в сторону городка. В воздухе отчётливо пахнет свежими опилками.

Бригадира легко отличить от остальных по белой каске ― рабочие носят жёлтые. Я обратился к нему:
― Добрый день! В городе ведётся большое строительство, похоже?
― Строительство? Нет, мы поставляем древесину на экспорт. Здешний сосновый лес подходит практически для чего угодно. Вы хотите что-то заказать?
― Нет, я тут по другой причине. Я хотел бы предложить свои услуги в качестве разнорабочего.

Бригадир посмотрел на мою фигуру оценивающим взглядом. Приняв смущенный вид, я легонько провёл копытом по ближайшему стволу, сняв солидную полоску коры.
― Хорошо, приму тебя на испытательный срок. Оплату будешь получать раз в день, размер как у остальных, да и условия в общем те же, кроме этих дурацких больничных и отпусков. Через месяц, если покажешь себя хорошо, приму на постоянную работу.
― Отлично! С чего начать?
― Возьми в синей палатке каску… Хотя на твою голову ни одна не налезет. Надо что-то с этим делать, техника безопасности требует…
― Хмм… Думаю, знаю где достать каску. Если смогу сегодня заработать немного, завтра приду в ней.
― Что же, тогда пока бери скобель и снимай кору с брёвен.

Оглядевшись, заметил упомянутый инструмент ― два “ботинка” для копыт, между которых закреплено серповидное лезвие для сдирания коры. К счастью, мои передние конечности оказались достаточно стройными для использования этой штуки.

За три часа успел познакомиться с несколькими работниками. В основном, с деревом работают земнопони, но среди них есть и единороги. У большинства особый талант, обозначенный кьютимаркой на крупе, так или иначе связан с деревом и хотя в обыденных действиях многие из них даже более неуклюжи, чем я, в областях, затрагивающих их призвание, пони творят настоящие чудеса. В их копытах, кажется, деревья сами отбрасывают ненужные более ветки и скидывают кору.

Благодаря силе моего нового тела, работа кажется довольно лёгкой, но долгие однообразные движения постепенно начали накапливать усталость в мышцах. Если у меня и есть особый талант, с ошкуриванием брёвен он никак не связан.

Внезапно передо мной на траву приземлились две пегаски. Несмотря на разную внешность, они чем-то неуловимо похожи. Возможно, любопытством в глазах.
― Привет! Я Трипл Луп, можно просто Трипл, ― представилась лазурная пегаска с огненно-красной гривой. ― А моя подруга ― Пенни, ― розовая пегаска с гривой золотого цвета кивнула. ― Если устал ― отдохни, не стесняйся.
― Да не так уж я и устал… ― не то чтобы мне не нравится идея отдохнуть, но оплата почасовая, а бригадир зорко смотрит, прохаживаясь туда-сюда по полянке.
― Да брось, у каждого пони есть право на честный обеденный перерыв. То есть, у каждого… Ну, у всех. Вон смотри, все уже достают кто что принёс и располагаются на обед, ― она обвела копытом поляну.

Действительно, многие пони уже скидывают каски и рассаживаются небольшими кружками по интересам. На траве полянки расстилают скатерти весёлых расцветок, из корзинок на свет появляются различные блюда вегетарианского меню. Непрерывный шум работающих инструментов по дереву сменился шелестом застольных разговоров. В животе что-то забурчало, реагируя на запахи съестного.
― А ещё, вот-вот сюда подойдёт мистер Патти со своим лотком. У него продаются лучшие пирожки в округе и на нашей полянке он делает немалую долю своей прибыли, ― добавила её подружка.
― Видите ли, я ещё не заработал на первый обед тут… ― я поморщился.

Напоминание о финансовой несостоятельности больно царапает хрупкое кабанячье самолюбие. Конечно, можно ещё раз попробовать накопать питательных червячков, но боюсь, при виде такой трапезы, все пони разбегутся и мне никто не заплатит за работу. Угораздило же попасть в мир, где невозможно обеспечить благополучие умением ловко махать острыми предметами...
― Забей, сегодняшний обед за мой счёт, ― Трипл махнула копытом на выезжающий на поляну лоток с пирожками.

Мы вчетвером (я, две пегаски и большой пакет пирожков) расположились вокруг одного из пней, которые в изобилии усеивают края поляны. Видимо, изначально та была гораздо меньших размеров. Некоторое время вокруг слышался только хруст ароматного теста, но вскоре голод был утолён настолько, чтобы любопытство перевесило на мысленных весах пони и Трипл не выдержала:
― Так кто ты такой? Откуда пришёл в наш город? Что планируешь делать? Зачем тебе такие большие клыки? Ты ешь пони?
― Как тебя зовут? ― присоединилась к допросу Пенни.
― Хмм… А у вас довольно скучная работа, не так ли? ― прищурился я. Отвечая вопросом на вопрос, я надеялся выиграть немного времени на размышления, и расчёт полностью оправдался. Как и в моём родном мире, тут многие больше любят рассказывать о себе, чем слушать других.
― Агась, скука смертная! ― кивнула Трипл. ― От нас всего-то и нужно, чтобы небо над этой полянкой, где сушатся брёвна, всегда было чисто.
― И что, вы тут каждый день дежурите вдвоём?
― Не, погоду надо поддерживать круглосуточно, так что мы работаем в четыре смены. Вот сегодня и завтра днём мы, потом два дня другие пегасы. И ночью тоже дежурят другие команды. Видишь, какая жёсткая, сухая трава на поляне? ― я не обратил внимание, но всё же кивнул. ― Это всё из-за сухой погоды. И брёвна высыхают у нас очень быстро, а сухая древесина ценится гораздо выше влажной, уж не знаю почему. Так что мы просто валяемся целыми днями на облаках, иногда отгоняя подозрительные тучки от полянки и от работающих на лесоповале.
― Как-то раз, от скуки, мы даже попробовали возить срубленные деревья до поляны на облачках, но выяснилось, что деревья сквозь них проваливаются, ― добавила Пенни. ― После того случая, кстати, бригадир придумал правило насчёт обязательного ношения касок.

Обе пони выжидательно уставились на меня, похоже, времени для размышлений больше не осталось. Надо придумать себе имя. Разумеется, человеческое имя тут не подойдёт, здешние имена строятся по другому принципу. Какое имя должно быть у массивного страшноватого существа, которым я являюсь? Какое имя может создать впечатление доброго, безобидного собеседника? Кружка с ромашковым чаем решительно опустилась, слегка стукнув донышком об плоский срез пенька.
― Зовите меня Бабл. Я кабан, и прибыл сюда издалека с помощью магии. Клыки это скорее оружие для самозащиты, навроде рога у единорогов и я точно не ем пони.
― Значит, ты маг? Ты, наверное, собираешься поступить в школу для одарённых единорогов? ― глаза Трипл наполнились энтузиазмом, как будто это она сама туда поступает.
― Нет, пока не замечал за собой магических способностей. К вам же я прибыл стараниями местных колдунов.
― Ну, если у тебя клыки как рог у единорогов, было бы логично колдовать как они, ― задумчиво сказала Пенни.
― Как-нибудь обязательно попробую.
― Зачем же тебя сюда переместили? Или ты сам попросил?
― Кто знает зачем… При моём появлении мы виделись в первый и единственный раз.
― Так значит, ты оказался тут один, без вещей и без денег? ― Трипл посмотрела с сочувствием.
― Всё не так уж плохо. Я сделал себе неплохой шалашик в лесу. Ну, в другом лесу, с противоположной стороны от города. И уже устроился на работу.
― В ТОМ лесу?! ― несколько пони, обедающих неподалёку, беспокойно оглянулись на возглас пегаски. ― Там же водятся древесные волки и Дискорд знает что ещё!

Обе собеседницы смотрят круглыми глазами. Следует увести разговор подальше от скользкой темы моей загадочной персоны.
― Кстати, насчёт работы. А вон там случаем не дождевое облако на нас наползает с востока?
― Я проверю, ― Пенни крылатой стрелой сорвалась в полёт. Золотистый хвост оставил размазанный след в воздухе. Я опять захрустел пирожком. Особенно хороши оказались с капустой, пекарь знает толк в своём деле.
― А ты довольно долго придумывал имя, ― вдруг сказала Трипл. От такого неожиданного заявления я подавился пирожком.
― Ты заметила? Видишь ли, моё настоящее имя тут, скажем так, не подойдёт. А этим именем я собираюсь пользоваться всё время, пока живу здесь, так что не думай, что я хотел ввести кого-нибудь в заблуждение, ― ответил я, прокашлявшись. ― Кстати, насчёт имён. Все пони носят имена, составленные из настоящих слов, имеющих смыл и использующихся в речи. А что означает имя Пенни?
― Ах, это, ― Трипл тихо рассмеялась, воспитанно прикрыв рот копытом. ― На самом деле, это сокращение. Думаю, когда-нибудь Пенни сама тебе расскажет, и если тебе удастся не засмеяться, вы станете лучшими друзьями.
― Приложу все силы, ― пообещал я, мысленно пытаясь подобрать варианты.
― Похоже, нужна моя помощь, ― пегаска посмотрела вслед подруге, где, кажется, только прибавилось тёмных туч. От резкого поворота головы грива вздрогнула лёгким огненным облачком. ― Потом ещё поболтаем.

Я допил в пару глотков чай и, вздохнул. Хитрый инструмент для сдирания коры нашёлся в траве неподалёку. Меня дожидается целый лес неошкуренных деревьев.

Наконец, над поляной разнёсся свисток бригадира, возвестив об окончании рабочего дня. Пони устало сбредаются к палаткам, чтобы сложить инструмент и пойти домой. Я тоже сбросил ставшее привычным за день работы приспособление. Забрав у бригадира заработок за день, направился в сторону своего шалаша. Помнится, по дороге оттуда валялось много бесхозных доспехов и я уже придумал куда их можно пристроить. Неожиданно, у самой границы деревьев прямо перед носом приземлились две знакомые пегаски.
― Бабл! Тебе ведь нужно жильё, правильно? ― спросила Трипл.
― На первое время у меня есть шалашик, но в перспективе, да.
― У нас есть знакомый единорог. Тоже не из нашего городка, снимает жильё и как раз ищет соседа, чтобы разделить аренду.
― Ну не знаю…
― Вдвоём у вас получится всего по 5 монет в день с пони… То есть, с носа, ― поправилась пегаска.
― Хмм, звучит неплохо…
― Кстати, сегодня ночью в погодном бюро по плану дождь, ― добавила Пенни, убедив меня окончательно.
― Хорошо, я согласен. Где ваш единорог?
― Да вот же он, ― Трипл помахала копытом кому-то у меня за спиной. ― Познакомься, это Глоуи Мист.
― Можно просто Мист.

Тёмно-синяя шёрстка, фиолетовая грива, кьютимарка в виде какого-то дыма с искорками ― всё указывает на то, что подошедший к нам единорог ― маг.
― Очень приятно, меня зовут Бабл, ― я улыбнулся, постаравшись не показать подозрительно острых для травоядных зубов.
― Я полагаю, юные леди уже всё вам рассказали? ― обратился ко мне Мист.
― Да, и меня полностью устраивают предложенные условия.
― Тогда не будем терять времени. Позвольте, я покажу наш домик, ― единорог направился вслед за остальными пони. ― До завтра, кобылки.

Попрощавшись с нами, подружки улетели в город. Видимо, скорость уставших работников слишком мала для заскучавших за день пегасок. Пока мы шли, Мист расспрашивал о повадках кабанов ― как мы добываем пищу, как живём, чем занимаемся в свободное от работы время. Взяв немного энциклопедических знаний и добавив побольше фантазии, нарисовал ему картину вепрей здешнего мира, какими я их вижу. Разумеется, из рациона описанных мной существ были исключены животные компоненты. По точности и продуманности задаваемых вопросов похоже, что передо мной не просто единорог, а учёный-исследователь. Скорее всего, именно загадочность моей персоны толкнула его предложить незнакомому существу поселиться рядом.
― Всё-таки не идут из головы эти ваши клыки… ― заметил он в итоге.
― Пенни считает, что раз они у меня навроде рога у единорога, то я ими и колдовать могу.
― А можете? ― кажется, собеседник воспринял эту гипотезу всерьёз.
― Если честно, никогда не пробовал…

Впереди показался яблоневый сад. Над кронами деревьев возвышается крупный дом, нарядный, как и все здания в городе. Мой проводник решительно свернул на дорожку между деревьями.
― Нужно будет обязательно проверить! Если получится, это будет серьёзное открытие!..
― Ну я бы особенно не надеялся, ― попытался я его урезонить, но учёный уже в своих мыслях, бормоча что-то вроде “...кандидатскую, нет, можно сразу докторскую…”
Мист так увлёкся рассуждениями, что чуть не впечатался носом в дверь небольшой постройки. Одноэтажное здание прячется в саду, с улицы его совершенно нельзя заметить.
― Это домик для гостей, ― пояснил Мист показав копытом. ― Его сдаёт бабушка Фрост, она живёт в основном доме. Она разрешила мне пригласить соседа, но вам всё же нужно завтра представиться ей, чтобы соблюсти приличия. Сегодня, думаю, уже поздновато, вот-вот сядет солнце.
― Хорошо, ― ответил я. На мой взгляд, солнце висело довольно далеко от линии горизонта, но когда могущественные аликорны жонглируют небесными телами как хотят, рассудил я, подсчёт времени по их положению на небе не имеет большого смысла.
― Вот прихожая, она же кухня, она же столовая и гостиная, ― продолжал тем временем новый сосед. ― Из неё две двери, левая ― моя комната, правая теперь ваша.

Я оглядел небогатую обстановку домика.Скромно, чисто, опрятно, самое то для съёмного жилья. Одолжив у соседа седельную сумку, направился к “моему” лесу. Похоже стражники всё ещё не набрались храбрости, чтобы вернутся за доспехами. Ну, им же хуже. Собрав все кусочки металлолома, которые сумел найти, я двинулся к кузнецу. Несмотря на позднее время, из кузницы доносятся звонкие удары. Кузнец снова встретил неприветливо, но за необычный заказ взялся, и даже обещал закончить к утру.

Домой я вернулся уже в темноте, весьма довольный. В первый раз в новом мире устроился спать по-человечески. Настоящая кровать жалобно скрипнула под моим весом.

Глава 3

Утро выдалось не таким приятным, как в лесу. Как только на небе появилось солнце, за стеной зазвонил будильник соседа. Неуклюже протирая глаза копытами, я выбрался из своей комнаты. Мист, насвистывая какую-то веселую песенку, уже разминается во дворе. Если пони каждое утро так веселы и энергичны, они действительно магические создания. Я тоже решил сделать зарядку и выбрался во двор, вдыхая всё ещё влажный после дождя воздух.
― Доброе утро.
― И вам доброе утро, Бабл. Можете сходить поздороваться с нашей гостеприимной хозяйкой, она, должно быть, готовит нам завтрак.
― Она ещё и готовит для нас? ― удивился я.
― Только по утрам. В обед мы всё равно на работе, а ложиться она рано.

Кивнув, я направился в хозяйский дом. На первом этаже, на кухне, стоит у плиты пожилая земнопони с лимонного цвета шёрсткой и выцветшей белоснежной гривой. Ловко орудуя ковшиком и специальной переворачивалкой, она заставляет горку оладий в большой вазочке неуклонно расти. Вокруг распространяется пробуждающий аппетит запах.
― Доброе утро, миссис Фрост. Я ваш новый постоялец.
― Доброе, доброе, милок, ― старушка подслеповато прищурилась на меня. ― Давненько не видела таких больших пони.
― Не совсем пони. Я иностранец.
― Иностранец прямо тут, в Понидейле! Вот уж не думала, что доживу. Какими ветрами тебя к нам занесло?
― Сюда попал случайно, и неизвестно, когда удастся вернуться домой. Похоже, мне придётся задержаться тут неопределённое время, ― я решил не вдаваться в подробности.
― Можешь гостить, сколько понадобится, ― великодушно разрешила миссис Фрост. ― Иди позови своего соседа, будем завтракать. ― Последняя оладушка заняла место на вершине горки.

Позавтракав (надо отметить, миссис Фрост знает толк в готовке), направился в кузницу. Увязавшийся за мной сосед остался ждать на улице и принял весьма ошарашенный вид, когда я вышел с обновкой. Кузнец выполнил заказ в точности. Стальной шлем солидной толщины сидит на моей голове как влитой. Мягкие упоры на плечи позволяют, хорошенько разогнавшись, применять его как торец осадного орудия, прорези для глаз почти не снижают обзор, а мощные тиски на месте “рта” шлема выглядят устрашающе, но главное ― полезно. Немного потрудившись, там можно надёжно закрепить что-нибудь хорошее, вроде топора или другого инструмента. Неровно склёпанный из разных частей доспехов стражи, шлем выглядит небрежно-угрожающе, а в глубине тисков-рта, словно в насмешку, чуть блестит солнечный герб Селестии, попавший туда с грудной пластины какого-то доспеха.
― Вы точно уверены, что не едите пони? ― опасливо уточнил единорог.
― А куда мне, по-вашему, их есть в этом шлеме? Тут нет подходящих дырок, ― от интеллигентной речи Миста я сам сбиваюсь на “вы”.
― Позвольте, но зачем вам эта дикая штуковина?
― Обычные каски не налезают. А такой шлем, думаю, будет неплохим подспорьем в работе.
― Кстати, насчёт работы. Если мы сейчас не поспешим, то рискуем получить штраф за опоздание.

Мы направили копыта в сторону леса и вскоре появились на рабочей поляне, вызвав некоторый ажиотаж обновлением моего гардероба. Бригадир тоже был впечатлён, так что разрешил мне заняться непосредственно лесоповалом. Я с небольшой командой лесорубов отошёл к ближайшей группке прямых и высоких деревьев. Пони встали рядом, явно собираясь оценить новое приспособление в деле. Зажав обух топора в тиски, я приготовился к работе.

Высокая, стройная сосна прекрасно подойдёт на роль первой жертвы. Деревья привычно кажутся чем-то могучим, незыблемым. По сравнению со слабым человеческим телом это так и есть. Броситься с разгону на таран такого препятствия страшновато. Впрочем, танк, например, легко свалит дерево тараном. Нужно просто представить себя танком. И не думать о возможных травмах...

Я взял разбег побольше и постарался вложить все силы в стремительный рывок. Ствол резко метнулся навстречу, глаза инстинктивно зажмурились, мощный удар волной прошёлся по телу, потом ещё один, и ещё. Раздался треск, заглушивший даже громовой топот копыт. Что-то жёсткое и тяжёлое пытается прижать к земле, но я вовремя сбрасываю тяжесть движениями покатой спины. Открыв глаза, обнаружил перед собой поваленное дерево. Удар топора перерубил ствол на добрых три четверти, остальное переломилось под напором кабаньей туши. Результат впечатляет, но ещё больше я удивился, когда обернулся назад, чтобы увидеть реакцию наблюдателей. За спиной лежат ещё два дерева, на этот раз срубленных чисто.

Пони притихли на несколько секунд, ошеломлённые увиденным, но потом взорвались восторженными криками. Каждый непременно хочет в красках описать соседям ощущения от увиденного. Пегаски, которые спустились посмотреть на представление и Мист ободряюще хлопают меня по плечам, даже немного сильновато, учитывая твёрдые копыта. Я же прислушался к своему телу. Кажется, если особенно не напрягаться, можно срубать одно-два дерева за разбег и не слишком уставать за рабочий день.

Работа пошла быстро и совсем не утомительно по сравнению с унылым скоблением деревьев. Пони сосредоточились на обрубании веток, оставив тяжёлую работу мне. Также мы выяснили, что кабан может тащить на телеге ровно столько груза, сколько выдержит сама телега, не рассыпаясь на части. При испытаниях была безвозвратно утрачена одна из телег, благо не слишком новая и вполне годная к списанию.

За обедом мы опять уминали пирожки с Мистом и подружками, болтая о том о сём. Мне удалось узнать немного новых фактов о повседневной жизни в обществе пони, а единорог упомянул о том, что хочет провести какие-то эксперименты, но подробностей рассказать не успел. Пирожки закончились, а с ними и время перерыва.

Работа постепенно входит в колею. Треск падающих деревьев, стук топоров, скрип тележных колёс ― всё сливается в привычную симфонию и часы до окончания рабочего дня летят незаметно.

Чтобы отметить моё изобретение я, Мист, пегаски и несколько земнопони из нашего отряда направились в пельменную “У деревянного камня”. Такое название заведению дали жители городка. В окрестных лесах трудно найти камни и они тут в большой цене. Так что ничего удивительного, что декоративный “камень” на газоне перед зданием изготовлен из крашеного дерева. Уж не знаю, каким образом жители раскрыли обман, но в результате пельменную стали называть исключительно в честь этого самого камня.

Обстановка внутри уютная, пространство разделено на множество комнаток-купе. Широкие скамьи из лакированного дерева подходят для сидения как человеческим способом, так и по-собачьи, а мягкая спинка лавки так и манит опереться, отдыхая с плотно набитым животом. Несмотря на название, в пельменной подают в основном вареники и подобные вегетарианские блюда. Пришлось потратить почти все оставшиеся монетки чтобы проставиться по случаю вступления в стройные ряды работников лесоповала. Пони в основном пьют сидр и с удивлением смотрят на пиво, которое я заказал.
― Ты действительно будешь это пить? ― спросила Трипл. ― Это же жуткая горькая гадость.
― Ну, всё не так уж плохо, ― ответил я, пригубив пенный напиток. ― На самом деле, у вас его весьма неплохо готовят. А дома я пил подобное довольно часто.
― Значит, кабаны любят пиво.. ― пробормотал Мист себе под нос, записывая что-то в блокнот. ― Принесите мне, пожалуйста, то же самое, ― повторил он мой заказ.

Через пару минут учёный уже отплёвывался под дружный смех собравшихся, и запивал непривычный вкус традиционным сидром. Закончив с поздравлениями и обсуждением моего шлема, пони перешли к обсуждению последних новостей.
― А вы слышали, ― начала Трипл, ― что завтра в книжный должны завезти новый роман из бэтпоньской саги?

Все присутствующие жеребцы дружно закрыли лицо копытом.
― Ну вы чего, ― надулась она. ― Интересные же книги.
― Книги про то, как бэтпони и перевёртыш добиваются благосклонности глупой, некрасивой и настолько ничем не примечательной, что это переходит в своего рода уникальность, кобылки? Да, разумеется, они очень интересные, ― сарказма в голосе Миста хватило бы на пару томиков дамских романов.
― Да ну вас, ― пегаска отвернулась.

Я только покачал головой. Похоже, между нашими мирами гораздо больше сходства, чем одинаковые предметы обихода.
― Кстати, Бабл, ― обратился ко мне единорог, ― вы ведь наверняка не знакомы с эквестрийской письменной культурой! Могу порекомендовать отличный фантастический роман, там герой попадает в мир, где все пони ходят на двух ногах и нет магии.
― Спасибо, но мне в последнее время разонравились подобного рода книги, ― поморщился я. После того, как судьба подкинула такую свинью (уж простите за каламбур), не слишком хочется читать про попаданцев, у которых дела обстоят явно более удачно. ― А что в нашем городе вообще делают, кроме древесины?
― Фактически, в городе множество мелких лавочек, мастерских и заведений вроде этого, но крупных производств всего два. Лесоповал и добывание торфа. Мы с торфодобытчиками своего рода конкуренты. Две компании норовят перехватить работников друг у друга, соревнуются в прибылях и даже учредили раз в полгода игру в хуфбол между сотрудниками.
― Между прочим, эта игра ― одно из ярчайших мероприятий в нашем захолустье, ― влезла Трипл, которой, по-видимому, уже надоело дуться. ― Весь город собирается посмотреть. А ростовщик, мистер Грид, даже принимает ставки.
― Думаю, на этот раз, с таким-то игроком мы покажем болотникам! ― сказал земнопони из нашей бригады. Его поддержал нестройный хор слегка хмельных от сидра голосов.
― А когда следующая игра?
― Через месяц с небольшим. Как раз у тебя испытательный срок закончится, ― Подмигнула пегаска. И откуда она всё узнаёт?


На следующее утро я опять проснулся от жуткого звона соседского будильника. Сделав зарядку и позавтракав, заметил, что Мист не торопится куда-то идти.
― Разве нам не нужно на работу?
― Разумеется, нет, сегодня выходной, ― ответил единорог.

Я отметил про себя, что было бы полезно завести календарик.
― Ясно… А что ты обычно делаешь по выходным?

Проблема чем себя занять встала передо мной в полный рост. По идее, следовало бы разыскать тех пони, что призвали меня в этот мир и вытрясти из них обратный билет, но это кажется трудновыполнимым. Переход между мирами несколько дезориентирует, поэтому я совершенно не запомнил внешности призывателей. А ходить по городу и спрашивать “Не вы ли на днях проводили демонический ритуал в лесу?” боюсь, будет бесполезно. У них явно есть какая-то цель, ведь просто ради развлечения обычно не призывают демонов. А значит, остаётся только ждать пока они сами придут ко мне со своей проблемой, благо найти большого лесного вепря в городе пони не слишком сложно.
― По выходным я, как правило, занимаюсь научной работой.
― Слушай, а почему ты работаешь простым махателем топора, если хочешь быть учёным?
― Видите ли, многие пони интересуются наукой, но только некоторым удаётся получить грант на свои исследования. Так что большинство учёных вынуждено работать параллельно с научной деятельностью, чтобы не умереть с голода.
― А разве государство... Ну, принцесса Селестия, не выделяет денег на развитие науки?
― На самом деле… ― Мист перешёл на шёпот. ― Государственные гранты есть, но их ещё меньше, чем частных. Ходят слухи, что кто-то там, на вершине власти, сговорился чтобы не допустить прогресс в нашу страну.
― Кто-то… Вроде Селестии? ― предположил я, тоже шёпотом.
― Ш-ш-ш! Принцесса Селестия мудрая и справедливая правительница, она не стала бы делать такое! ― возмущённо зашипел единорог.
― Ладно-ладно, как скажешь, ― переходя на нормальную речь, поднял я копыта.
― Возвращаясь к теме моей научной деятельности, ― откашлялся он. ― Сегодня мне понадобится ваша помощь.
― Но я совершенно не разбираюсь в магии!
― Совершенно верно! Это мы и попытаемся исправить, ― неподдельный интерес зажёгся в глазах учёного. ― Итак, сядьте в удобной позе, расслабьтесь, закройте глаза…
― Готово.
― Направьте свою внутреннюю энергию в клыки, а затем, как бы потянувшись через них, поднимите в воздух яблоко.
― Хмм… ― я открыл глаза и посмотрел на результат усилий. ― Что-то не получается.
― Даже клыки не засветились. Прикладывайте больше усилий! Ещё раз.
― Опять мимо..
― Ещё!
― Неа, не выходит.
― А вы вообще чувствуете клыки?
― Да, разумеется.
― А свою внутреннюю магию?
― Нет.
― Вот в чём проблема! Надо просто её почувствовать. Видите ли, в каждом пони есть магия… ― тут он немного запнулся. ― Ну и в кабанах тоже, полагаю. Магия единорогов просто выражена лучше всех, она более заметна. Начнём с простого. Используйте копытокинез. Почти все пони используют эту технику, когда предметы прилипают к копытам, абсолютно бессознательно. Сейчас просто поднимите яблоко с пола копытом и прислушайтесь к внутренним ощущениям.
― Готово, ― не моргнув глазом, я поднял яблоко, ловко зажав между пальцев.
― Кажется, это будет сложнее, чем я себе представлял, ― пробормотал Мист.

Я мысленно согласился с ним. Действительно, как научить магии того, кто её никогда не видел? Не будут ли наши опыты такими же тщетными, как попытки объяснить, к примеру, вкус арбуза тому, кто никогда его не пробовал?

Мы бьёмся с яблоком несколько часов, но результат не изменился. Я всё так же не могу почувствовать то, чего никогда не чувствовал.
― Да вы хоть понимаете, как это важно?! ― отчитывает меня Мист. ― Какой это будет прорыв в науке? Ведь теория абсолютно логична и понятна ― в каждом есть магия, но чтобы сознательно творить заклинания, нужна некая антенна, которая выводила бы магию наружу. У единорогов это рог, у вас должны так действовать клыки! Если мы докажем эту гипотезу, мы сможем дать магию всем! Это же будет огромный скачок во всех областях деятельности пони! Позвольте, зачем вы это сделали?!
― Я устал, ― буркнул я, пережёвывая строптивое яблоко. ― Должно быть забавная будет картина ― земнопони с прикрученным к лобной кости железным рогом.
― Над эстетикой пусть думают другие, задача учёных ― совершить открытие. Впрочем, вы правы, нам нужно передохнуть. Да и пообедать пора.

Настенные часы в виде домика действительно показывают полдень. Кукушка, вылетев на пружинке из своего укрытия, проводила нас задумчивым взглядом глаз-бусинок. На кухне миссис Фрост сегодня витает странный аромат. Источник нашёлся на столе ― в тарелках красуются кучки жареного сена. Я с сомнением присмотрелся к еде. Сосед смотрит недоумённо, с аппетитом поглощая свою порцию. Старушка гостеприимно улыбается. Вздохнув, а попробовал прожевать немного.

Жареная трава, конечно, не такая жёсткая, как обычная, но всё ещё трава. Видимо, вкусовые рецепторы пони устроены как-то по другому. Я молча подвинул тарелку к Мисту. Прежде, чем приступить ко второй порции, он сделал несколько пометок в блокноте. Видимо добавляет новые сведения к своему исследованию кабанов. К счастью, на кухне нашлись хлеб и масло и я быстро организовал себе пару бутербродов. Но и после обеда яблоко, сменившее предшественника на месте испытуемого, осталось недвижимым.
― Ладно, хватит на сегодня, ― сдался наконец Мист. Быстрыми движениями пера он начеркал пару предложений на листке бумаги, свернул в трубочку и каким-то заклинанием заставил исчезнуть. ― Думаю, для этой задачи нам понадобится помощь. Я пока займусь другими исследованиями, а вы можете погулять по городу. Или всё же одолжить пару художественных книг?
― Нет, пока не нужно, ― поморщился я. ― Пойду действительно прогуляюсь.

Погода солнечная ― впрочем, не сомневаюсь, что при наличии пегасов тут в любой выходной день такая. Я неспешно иду по улицам, осматривая яркие вывески магазинов и мастерских. Жители города, множество которых тоже гуляют, всё ещё опасливо косятся и спешат уступить дорогу. Смогут ли они привыкнуть со временем или я навсегда останусь тут чужаком? Впрочем, везде есть свои плюсы. Опасливым поведением пони напоминают какой я большой и сильный.
― Привет! ― Трипл как-то умудрилась совершенно бесшумно подлететь сзади. ― Вижу, Мист уже выпустил своего подопытного, ― улыбнулась она.
― Привет. Да, было даже немного познавательно. А как пегаски проводят свои выходные тут?
― О, сейчас у тебя будет возможность узнать это из первых копыт, ― собеседница сделала таинственное лицо. ― Мне понадобится твоя помощь.

Мы двинулись в сторону леса. Просёлочная дорога нагрета солнцем за день, идти по ней приятно. Теперь прохожие шарахаются уже не так сильно. Вероятно, думают, что пегаска каким-то образом держит под контролем сильного свирепого зверя. Наивные маленькие пони…

Мы остановились на небольшой полянке между городком и лесом. Я огляделся, но нигде вокруг не видно дел, в которых может потребоваться копыто кабана.
― Дай угадаю: ты хочешь научить меня летать? ― скептически спросил я.
― Нет, что ты… Ну, не совсем. Просто я тут подумала, если не получается колдовать, может у тебя есть другие таланты пони? Вот к примеру, стоять на облаках, как пегас. Сейчас подниму тебя до ближайшего облачка и проверю.

Я поднял голову и оценил высоту упомянутого облака.
― Не, давай без меня, ― попятился я. ― Во-первых, сомневаюсь, что меня смогут поднять даже три пегаса, не то что ты одна. Во-вторых, если эксперимент провалится, дальнейшие опыты станут невозможными по причине смерти подопытного.
― Да ладно тебе, для страховки я приготовила стог сена, вон смотри, ― недалеко от нас действительно возвышается солидный стог.
― У меня идея получше ― давай ты притащишь облако прямо к земле и я попробую тут на него наступить?
― Но это же будет ненаучно! Вдруг у земли облако обладает другими свойствами? Или твоя магия подействует только на высоте? Давай попробуем хотя бы из окна второго этажа.
― Ладно, ― вздохнул я. ― Но под окном должен лежать этот стог.

Вскоре мы разобрали сенную конструкцию и собрали её заново около домика Трипл. Уютный домик будто клонирован с окружающих зданий городка ― два этажа, соломенная крыша, светлые опрятные стены. Учитывая лёгкий характер пегаски, внутри я ожидал увидеть творческий беспорядок, но гостиная комната приятно удивила чистотой и прибранностью. Деревянная лестница заскрипела под моим весом и вскоре, автоматически отметив солидный размер кровати в спальне ― там могли улечься в ряд около пяти пони ― я распахнул ставни на окне. Трипл уже рядом, аккуратно подгоняет облачко вплотную к стене дома. Дом летуньи стоит на окраине города и из окна второго этажа видно, как вдаль уходят зелёные волны листвы. Где-то на самом горизонте можно разглядеть тёмную полоску гор.

К счастью, проём оказался достаточно большим и я замер на узком подоконнике, неуверенно балансируя на четырёх копытах. Земля показалась неожиданно далёкой ― пони почему-то любят высокие потолки. Куча сена довольно большая, но страх промахнуться сковывает копыта. Если с моей массой спрыгнуть на землю, острые копыта могут воткнуться в почву на всю длину лап. По крайней мере, мне так кажется…

Вздохнув, я прыгнул на белесую туманную вату перед собой. Как и ожидалось, для кабанов материал облака оказался просто микроскопическими капельками парящей воды, которые с готовностью расступились, пропуская меня вниз. Пара секунд полёта ― и подо мной уже сминается хрустящая и ароматная сенная куча, напоминая о неудавшемся обеде.

Повторные эксперименты также не принесли положительных результатов, но сам процесс оказался настолько занимательным, что мы с пегаской ещё долго дурачились, выпрыгивая по очереди из окна.

Глава 4

После завтрака Мист опять потащил открывать “кабанью магию”. Разочарованный вчерашними неудачами, я пошёл не слишком охотно, лишь из-за слабой надежды что у учёного всё же может что-нибудь получиться. Но вскоре после начала новой серии опытов, в дверь постучали.
― Наконец-то! ― воскликнул единорог и бегом направился к двери. Я услышал, как он здоровается с кем-то. ― Знакомьтесь, это Твайлайт Спаркл. Недавно стала принцессой, но сейчас она тут как моя знакомая по магической школе и один из лучших специалистов по магии в Эквестрии.
― Я приехала как только смогла. Так это и есть твой необычный друг? ― уточнила фиолетовая аликорна.
― Меня зовут Бабл, приятно познакомиться, ― сказал я, изобразив кивком наверняка положенный по какому-нибудь местному этикету поклон.
― Мист писал, что ты прибыл к нам посредством какого-то магического ритуала.
― Да, но, к сожалению, я не запомнил лиц магов, и пока не могу с их помощью вернуться назад.
― А ты мог бы показать место призыва? Возможно, по следам ритуала получится что-нибудь определить.
― Твайлайт, эксперимент же… ― начал Мист.
― Вернуть его домой важнее всяких твоих экспериментов, ― отрезала принцесса.

На секунду я задумался. Обычно попаданцам не рекомендуется светить тайну своего происхождения, это может привлечь лишнее внимание и помешать построению своей империи. Однако сейчас особый случай. Определённо, Твайлайт ― та пони, которой можно доверять. К тому же, задача на данный момент ― не закрепление в мире пони, а возвращение в свой, и в этом, думаю, мой и местных жителей интерес совпадает независимо от того, как тут относятся к представителям других реальностей.
― Да, конечно, я помню место, ― решился я. ― Но могу сначала и с экспериментом помочь, конечно, если методика изменилась и мне не надо пытаться почувствовать неизвестно что.
― Чепуха, ― ответила аликорна. ― Чем больше проходит времени, тем слабее след магии, пойдём быстрее.

Памятуя о том, что лес, куда мы направляемся, пони описывали как довольно опасное место, я надел свою каску и мы двинулись на запад. Знакомую полянку нашли легко ― я бывал тут два раза и совсем недавно. Всё то же пятно травы, окружённое кривыми низкими деревьями. Но пентаграммы уже нет. На том месте, где раньше была голая земля выжженных линий, теперь зеленеет трава ровно такой же высоты, как на всей окружающей поляне. Заметив, на какое место я уставился, подошла Твайлайт.
― Это было тут? Место явно маскировали с помощью магии, ― она смешно сморщила мордочку, принюхиваясь. ― Чувствую магию роста, барьер для экранирования следов и что-то ещё, совсем слабое… Демоническую магию? Кто ты такой?! ― она повернулась ко мне.
― Ну, по правде говоря, я не из этого мира… ― мой голос прозвучал немного смущённо. ― Но я не планирую захватить ваш мир и поработить его обитателей или что-то в этом духе. Честное слово!

Несколько секунд она смотрела на меня, склонив голову на бок.
― Думаю, если бы ты был злым демоном, твой сосед уже заметил бы что-нибудь подозрительное. Да, Мист? ― перевела принцесса взгляд на единорога, который, судя по виду, ошарашен открытием.

Я смущённо шаркнул копытом по траве. С точки зрения пони всеядный человек вполне себе сойдёт за жуткого кровавого демона. А учитывая подготовку попаданца, в перспективе я мог бы сделать с их маленькой дружелюбной страной что угодно. Не то, чтобы это как-то входило в мои планы...
― Извини? что не рассказал… Просто не хотел создавать о себе предвзятое мнение.
― Это же... ― ожил наконец он, ― сколько всего нового можно узнать! ― похоже, демон в качестве подопытного волнует Миста гораздо больше, чем в качестве опасного соседа.

Тем временем Твайлайт прошептала несколько слов и провела рогом над бывшей пентаграммой, заставляя осыпавшуюся прахом траву снова открыть магические линии.
― Никогда раньше такого не видела, ― она задумчиво покачала головой.
― Я тоже, ― вгляделся Мист в рисунок. ― Это не похоже ни на что, известное пони.

Копыто единорога медленно прошло над выжженными линиями, почти касаясь. Он наморщил лоб, пытаясь вспомнить что-то похожее. Забавно, я думал, пони несвойственна человеческая привычка трогать непонятные предметы конечностями.
― Если рассматривать отдельно вот эту часть, она чем-то напоминает узор заклинания на межмировом зеркале принцессы Селестии, ― пробормотала аликорна.
― Может быть попробуем направить сюда немного магии? ― предложил учёный.
― Слишком опасно. Наверняка узор не содержит в себе весь ритуал. Неполное воссоздание процесса может привести к непредсказуемым последствиям. Мы можем притащить сюда ещё кого-нибудь.
― Ну да… Или сами телепортироваться в другой мир, ― согласился он.
― Или пентаграмма взорвётся, ― вставил я.

Собеседники посмотрели так, как будто услышали какую-то глупость. Я сделал вид, что ничего не говорил и вообще гуляю тут рядом сам по себе.
― А вот здесь часть похожа на обычное телепортационное заклинание, ― продолжила Твайлайт. ― Вероятно, этот кусочек отвечает за точную настройку адреса.
― Тут, кажется, блок, построенный на магии зебр. Или на чём-то аналогичном, ― заметил единорог.
― А буквы по кругу такие плавные и гармоничные… Напоминают один из древнеоленьих диалектов.
― В целом, не вижу тут опасных элементов. Если активировать пентаграмму с достаточного расстояния, ничего страшного не должно произойти. Максимум ― переместит кусок почвы в другой мир.
― Ну да, или объект из того мира переместит сюда. Или просто выплеснет в пустоту магическую энергию, ― она согласно кивнула.
― Или взорвётся, ― опять подсказал я.

Пони снова посмотрели на меня, как двое отличников на двоечника, который сам зачем-то вызвался к доске. Я молча пожал плечами ― мол, магии не обучен.
― Отойдите, я сейчас попробую её активировать, ― скомандовала аликорна.

Мист послушно отошёл на край полянки. Я выбрал дерево потолще и залёг за ним. Трава тут же попыталась сквозь забрало шлема залезть в ноздри мягкими щекочущими кончиками. Яркая божья коровка прекратила восхождение по древесной коре и с удивлением уставилась на непривычного пришельца.

Лёгкое свечение подкрасило окружающие деревья колдовским фиолетовым цветом, возвещая о начале эксперимента. Неожиданно свечение сменилось красной вспышкой. По ушам ударил грохот взрыва, недалеко зашуршало по траве отброшенное ударной волной тело отважной исследовательницы.Одним прыжком я оказался рядом.
― Эй, ты живая? ― раздвоенное копыто аккуратно тронуло пострадавшую за плечо.

Твайлайт медленно открыла глаза. Ошеломлённое выражение забавно смотрится на чёрной от копоти мордочке.
― Я в порядке, ― она решительно встала на ноги и потрясла головой.
― Аликорны довольно крепкие создания, ― с гордостью заметил подошедший Мист. ― А у тебя определённо есть задатки, чтобы стать магом. Отличная интуиция!
― Интуиция, да, ― хмуро посмотрела принцесса. ― Похоже, на сегодня мы сделали всё, что могли, ― она подошла к воронке и посмотрела вниз. ― Надо поискать в книгах, но не уверена, что на эту запретную тему можно что-то найти. Возможно, единственный выход ― разыскать призывателей.
― Думаю, они не просто так призывали демона и рано или поздно на меня сами выйдут.
― Это было бы здорово. А я пока отправлюсь в ближайшую серьёзную библиотеку.
― Ты же сказала, что в библиотеке искать бессмысленно?
― В этом году я участвую в Празднике летнего солнцестояния. Нужно научиться летать до него.
― Учиться летать. В библиотеке, ― опешив, я посмотрел на собеседницу.
― Ну да.
― Погоди, ― вмешался Мист. ― Пока ты ещё тут, может, всё-таки поможешь нам закончить эксперимент?
― Ах, это. ― вспомнила Твайлайт. ― Бабл, сейчас я наложу заклинание, которое позволит Мисту управлять твоим телом. Он попытается использовать магию, как делал бы это единорог, а ты должен хорошенько запомнить все ощущения, чтобы потом сделать то же самое самостоятельно. Ты готов?
― Готов, ― ответил я, немного поколебавшись.

В следующую секунду в голове появился новый жилец. “Надо же, какая непривычная… комплекция. А такие копыта, должно быть, довольно удобные”, ― раздался мысленный голос Миста, не слишком похожий на настоящее звучание его речи. Должно быть, так он слышит сам себя. Помимо моей воли, кабанье тело поднесло копыто к глазам. “Ладно, я тут не за этим”, ― одёрнул себя учёный. “Постарайтесь почувствовать все мои действия, не думаю что у нас много времени”, ― обратился он ко мне и начал колдовать. И тут я действительно почувствовал магию. Что-то тёплое, щекочущее и невесомое потянулось откуда-то из центра моего тела и направилось в правый клык, который тут же охватило серебристое свечение. Словно невидимая рука потянулась от него к лежавшей неподалёку ветке и она тоже засветилась, поднимаясь в воздух.

Мист успел поднять ещё пару веток телекинезом, показать как те же ветки можно магией заставить прилипать к копытам и даже зажечь кончик клыка наподобие фонарика до того, как заклинание контроля иссякло. Твайлайт уселась на землю, потирая лоб ― похоже, заклинание не из лёгких. Я снова стал полностью контролировать тело и почувствовал на себе два любопытных взгляда. Пони желали увидеть результат своих усилий и я не стал их разочаровывать. Воспроизведя в памяти только что испытанные ощущения до мельчайших деталей и напрягая силу воли насколько возможно, я направил энергию в клык и он обернулся свечением, показывая присутствие магических сил!

В глухом, тёмном и враждебном лесу на безымянной полянке двое пони и пришелец из иного мира стали свидетелями того, что магии (по крайней мере, магии этого мира) можно обучить кого угодно. Мист едва ли не прыгает от радости вокруг меня. Твайлайт только устало улыбнулась и, пошатываясь, встала на все четыре, расправляя крылья:
― Отлично. Ну, я отправляюсь… ― рог аликорны стало охватывать свечение.
― Стоит ли колдовать в таком состоянии? ― обеспокоился я.
― Чепуха, бывало и хуже, ― махнула она копытом. ― Если найду что-нибудь по ритуалу, сразу вам напишу, ― фиолетовая пони исчезла в магической вспышке, а мы с Мистом направились в город.

До опушки оставалось совсем недалеко, когда нам навстречу вышел древесный волк. Чудище грозно рычит и медленно подходит на согнутых лапах, готовое в любой момент прыгнуть. Я выжидательно посмотрел на своего спутника.
― Ты не собираешься показать ему всю мощь боевой магии?
― Лучше убежим, ― ответил единорог, опасливо косясь на хищника. Травоядные, что с них взять. Бегство при виде хищника заложено у них на уровне инстинктов. ― Моя магия не для драк, а для благородного дела иссле...

Дистанция для разбега достаточная, шлем на мне, поэтому, не успел Мист договорить, как волк разлетелся от таранного удара на мелкие щепки. Множество веток, скреплённых магией ― разбить такого жалкого противника даже легче, чем срубить дерево на работе. Презрительно фыркнув, я пошёл дальше. С подобной силой пони вообще не противники. Тело кабана уже не кажется таким уж плохим. Это всё равно как, попав в фентезийный мир, вселиться в тело какого-нибудь огра. Если особо не подставляться, то и изобретать автомат не понадобится. Вскоре сзади догнал перестук копыт. Спутник выглядит шокированным столь насильственным способом решения проблем.

Нарядные светлые домики с соломенными крышами радостно поприветствовали нас дымом из труб сразу от опушки леса. Город встретил привычными звуками голосов, шумов и всё тех же ударов железом по железу. Мист отправился домой, я же решил немного прогуляться. Я уже не первый день живу тут, но быт разноцветных лошадок всё так же вызывает интерес. Запах свежей выпечки потянул за собой, напомнив, что неплохо бы пообедать, но по дороге я заметил узнаваемый красный хвост. Моя новая знакомая из погодного контроля сидит за круглым столиком уличного кафе и задумчиво потягивает через трубочку оранжевый напиток.
― Привет, Трипл! ― я попытался залезть на стул рядышком.

Хлипкий предмет мебели рассчитан на лёгких пони и громко предостерегающе скрипит на мои попытки.
― Привет, ― пегаска улыбнулась при виде такой забавной картины.

Бросив бесполезное занятие, плюхнулся прямо на землю. Кстати, не самая неудобная поза, если ходишь на четырёх лапах. Пришлось вытянуть шею ― или что там вместо неё у кабанов ― чтобы не потерять из виду лицо собеседницы.
― О чём задумалась?
― Да так...

Невидимой стрелой взгляд Трипл снова вонзился в стену сарайчика, из трубы которого небольшими облачками вырывается дым..
― Так сильно достал шум из кузницы, что ты сидишь и планируешь поджог? ― предположил я.
― Шуточки у тебя… ― передёрнула плечами она. ― Я просто подумала ― а ведь кузнец уже который день работает без передышек. Такое впечатление, что он, ну не знаю…
― Неигровой персонаж, который стоит там чтобы назначать квесты, а потом раздавать награду? ― пришёл я на помощь.
― Да, наверное… ― по мне скользнул непонимающий взгляд. ― Впрочем, у меня нет времени разбираться с этой таинственной загадкой, дела, знаешь ли, ― неожиданно её тон вернул обычные задорные нотки.

Пегаска спрыгнула на землю, оставив возле меня нить запаха клубничного шампуня. Её копыта весело застучали по просёлку и яркий хвост, взмахнув пару раз на прощанье, исчез вместе с хозяйкой за углом.

Я задумчиво посмотрел в сторону кузницы. НПС, значит...

Внутри опять орудует молотом тот же могучего вида земнопони с чёрной гривой и грязно-серой шёрсткой, на которой от пыли невозможно разглядеть кьютимарку. Печь пышет жаром, внутри душно и пахнет гарью. Я поздоровался с мастером.
― Здравствуй, ― только на секунду прервался он, чтобы взглянуть на меня. ― У тебя ещё заказ?
― Нет, вообще-то я по другому поводу.
― Деньги не возвращаю, сразу говорю. Какие бы там претензии к изделию не возникли, надо было их высказывать на приёмке товара.
― Нет, что ты. Шлем отличный получился, ты настоящий мастер.
― Чего тогда зашёл? ― немного смутился он от похвалы.
― Ну, я тут подумал… Видел на днях, как ты работаешь круглые сутки. Да и сейчас выходной, а ты всё ещё в кузнице. Может, тебе нужна помощь?
― Кто это тебе сказал?! Трипл, эта болтушка? Или Айс? Вечно беспокоятся, говорят, что слишком много работаю. А если мне нравится много работать?!
― Эй-эй, полегче! Я всего лишь спросил. Просто скажи, что справляешься и я тут же отстану.

Пару секунд кузнец смотрел на меня, словно ожидал, что я всё-таки начну уговаривать. Могучий вздох колыхнул мускулистый торс работника, земнопони отвёл взгляд.
― Эх, да какое там… ― кузнец устало бросил молот, отходя от наковальни. ― Мне действительно нужна помощь.

Я участливо кивнул, пытаясь отогнать мысль, что просто развожу НПС на квест.
― Я взял огромный заказ и сегодня должен доставить первую партию, ― сообщил он, присев и утоляя жажду прямо из горлышка небольшого закопчённого чайника. ― Большие диски для пилорамы. Не знаю, зачем им столько. В общем, я складывал их вон в ту большую телегу.

Я поглядел в другой конец помещения. Там, перед закрытыми воротами, притаилась повозка солидного размера, с упряжью на четырёх пони. В ней, закреплённые какими-то верёвками и накрытые тканью, стопками лежат металлические диски с острыми зубцами по краям.
― Я договорился с друзьями перевезти всё это, но в последние дни они так достали своей заботой, что я… Ну, разругался со всеми и планировал доставить диски сам, небольшими партиями, ― смущённо признался он.
― Ага, но теперь очевидно, что ты не успеваешь сделать несколько рейсов.
― Да… В общем, не мог бы ты передать моим друзьям, что я прошу прощения и вместе с ними перетащить эту телегу до Эплвуда?
― Без проблем! Даже больше, я спокойно довезу груз сам, не отвлекая твоих друзей от их дел. Только вот эту среднюю палку уберу, ― пробормотал я, удаляя лишнюю деталь и цепляя хитрую упряжь к выступающим частям своего шлема. ― Где, ты говоришь, этот Эплвуд?

Наш разговор прервал громкий скрип рассохшихся стропил.
― Трипл! ― возмущённо воскликнул собеседник, подняв морду к потолку. ― Ты опять подслушиваешь разговоры честных пони?

Послышалось несколько хлопков крыльями, и на пороге приземлилась, сделав для приличия виноватое лицо, упомянутая пегаска.
― Чем прятаться на крыше, лучше проводи моего помощника до Эплвуда. Ты знаешь, куда надо доставить груз, ― буркнул он, всё ещё хмурясь.
― Ага, уже бегу, ― ехидно ответила она. ― А ты ничего случайно не забыл?
― Я… Эмм… Извини, ― направил взгляд в пол кузнец. ― Я не должен был кричать на тебя.
― Пустяки, проехали, ― весело улыбнулась Трипл, взлохматив его гриву копытом. ― Побежали, чего ты ждёшь? ― обратилась она ко мне с улицы, помахивая хвостом от нетерпения.
― Ну я-то готов, ― ответил я, запряжённый в повозку. ― Но, может, кто-нибудь откроет ворота?

Старые ворота распахнулись со скрипом, телега сдвинулась с большим усилием. Острые диски металлически звякнули от рывка, заставив непроизвольно поджать хвост. Набрав скорость, телега легко покатилась по дороге. Только когда мы отошли на пару кварталов, я спросил:
― Слушай, а как его зовут?
― Ты согласился помочь пони даже не зная его имени? ― рассмеялась пегаска.
― Ну, он так строит разговор, что как-то не удавалось спросить.
― Ты тоже стал придумывать себе имя только когда тебя напрямую об этом спросили, ― не удержалась она от подколки. ― Его зовут Ван.
― Как-как?
― Ванишинг Хаммер, сокращённо Ван, ― пояснила она. ― А что, ты где-то слышал о нём?
― Да нет, просто перепутал немного, ― пробормотал я.

За рассказами спутницы о забавных случаях с участием разных пони из нашего городка, дорога пролетела совершенно незаметно. Вскоре мы вошли в Эплвуд ― почти точную копию покинутого нами Понидейла, только раза в четыре увеличенную. Пони большого города более привычны к диковинным туристам, чем жители глубинки. В меня почти никто не тыкает копытом. Тут вполне можно заблудиться, но Трипл уверенно определяет дорогу среди одинаковых улиц и домов. Вскоре мы нашли склад. Рабочие сноровисто разгрузили нашу телегу, и мы направились домой. Хитрая пегаска где-то в городе успела купить большой бочонок местного сидра и уговорила его везти, “всё равно телегу назад тащить”. По её словам, это лучший сидр во всей округе.
― Ты быстро, ― сказал Ван, когда я припарковал телегу на прежнее место. ― Как всё прошло?
― Отлично, груз получили, с нетерпением ждут следующую партию, ― доложил я.
― А где Трипл?
― Наверное дома, со своим новым другом, ― пожал я плечами. ― Я его только что помогал грузить в подвал.

Кузнец удивлённо поднял брови, но потом хмыкнул, видимо, разгадав метафору. Отложив молот, залез куда-то на стеллаже головой, вызвав характерный перезвон монеток.
― О, не нужно, ― махнул я копытом. Неловко брать деньги когда Трипл помогла совершенно бескорыстно. ― Лучше, когда закончишь с заказом, угостишь кружечкой пива, ― улыбнулся я.
― Добро, ― согласился он. ― Погоди, так ты тоже любишь пиво?
― Да. Попробовал тут у вас в пельменной, весьма неплохо…
― Это что, вот есть ещё одно место… ― начал он расписывать прелести другого заведения.

Легонько скрипнули стропила, словно кто-то аккуратно взлетел с крыши, не желая дальше подслушивать, но я решил промолчать.

Глава 5

Через пару дней Ван закончил заказ. Мы с ним потащили ещё одну повозку дисков. Неуклюжая, громыхающая железом телега напомнила мою старую машину. Узкие деревянные колёса поднимают за нами пышный хвост из пыли. Радостный кузнец по дороге даже напевает что-то себе под нос.

Из кустов нам навстречу выглянула табличка с названием Эплвуда. Ван бывал тут не так часто, а Трипл сегодня занята дежурством. Нам пришлось сделать пару лишних кругов по запруженным пони улочкам, чтобы найти нужное место. В процессе мы узнали друг от друга много нового о своих навыках ориентирования на местности.

Толстый единорог-бизнесмен долго хвалил за скорость и качество работы. На обратном пути кузнец прямо раздулся от гордости.
― А ты ничего не собираешься тут купить? Трипл в прошлый раз взяла целую бочку сидра.
― Да кому нужен этот сидр, ― копыто земнопони мелькнуло в пренебрежительном жесте, словно отбрасывая от себя что-то несъедобное. ― Лучшее пиво в округе готовят именно в Понидейле.
― Кстати насчёт пива, ― я намекающе уставился на собеседника.
― Вечером пируем за мой счёт, ― улыбнулся кузнец. ― Трипл соберёт всю компанию после смены.

Занятый разговором, я отвернулся от дороги на пару секунд. Неожиданный толчок в плечо заставил снова смотреть вперёд. Единорог с аристократически белой шкуркой крайне недовольно смотрит на меня, что не так-то просто из-за его модной причёски, заставляющей чёлку падать на глаза.
― Смотри куда идёшь, деревенщина!

Мои клыки блеснули в раздражённой гримасе, а копыта продолжили путь. Не хватало ещё отвлекаться на спесивых недоумков.
― Постой, ты забыл извиниться, ― ехидно донеслось сзади.

Оппонент, видимо, принял нежелание видеть его белоснежную морду за признак слабости. Магическое свечение охватило телегу, не позволяя сдвинуть её дальше. Хотелось поскорее вернутся в тихий Понидейл и я просто посильнее вдавил копыта в землю. Повозка рванулась вперёд, а незадачливый единорог, дёрнутый за свой же магический захват, пропахал породистым лицом солидную канаву в дорожной пыли.
― Литл Кейк! ― раздался обеспокоенный голос.

Поверженному помогла подняться рубиновокрылая пегаска с изящными чертами лица. Вероятно, вся дружбомагия кобылки ушла на красоту и на ум ничего не осталось. Хоть я и попытался удержаться от смеха, заслышав столь забавное имя наглеца, теперь он не может отступить. Белая мордочка под слоем пыли словно бы стала ещё белей от ярости. Уши прижались к голове, а сузившиеся глаза отслеживают только моё лицо.

Едва взглянув на него, я понял, что по-хорошему уже не получится. По себе помню такое состояние, когда окружающий мир темнеет, оставляя только ненавистное лицо врага перед глазами. Адреналин бьёт по голове как молотом, заставляя конечности дрожать и срывая любые моральные ограничители. Прохожие стали останавливаться, с беспокойством наблюдая за нами.
― Дуэль! Здесь и сейчас! ― прохрипел он.

Пожав плечами, я стал отцеплять шлем от оглоблей телеги. Ван подошёл ближе, помогая.
― Бабл, не стоит с ним драться, он же маг! ― зашептал кузнец. ― Лучше убежим, не станет же он гнаться до Понидейла.
― Убежать? Серьёзно? Это ответ пони на все проблемы? ― скептически хмыкнул я. ― Не бойся, сейчас по-быстрому засуну его рог в его же круп и поедем дальше.

Несколько пони в собравшейся вокруг толпе услышали последнюю фразу и отпрянули с выражением ужаса на лицах. Странные они, вообще-то я жертва в этой ситуации.

Грозный вид шлема слегка отрезвил противника, но не настолько, чтобы натолкнуть на дельные мысли.
― Железяка тебе не поможет! ― хвастливо заявил он.

Толпа раздалась в стороны, организовав подобие бойцовского ринга. Где-то в задних рядах даже начали принимать ставки. Рог противника засветился и над ним, словно воздушный шарик, стал накачиваться энергией, раздуваясь, огненный шар.

Решив не тратить время на обмен любезностями, я резко рванул копытами землю назад. Удивлённое лицо единорога метнулось ко мне, но ещё быстрее до меня добрался огненный шар. На миг пламя перекрыло весь обзор, сквозь смотровые щели я ощутил сильный жар. Не знаю, каков огненный шар на ощупь, но точно могу заявить, что пахнет он палёной шерстью.

К счастью, сталь шлема оказалась достаточно толстой. Облако плазмы относительно безвредно расплескалось об его поверхность. Противник попытался остановить меня телекинезом, но его силы хватило только чтобы немного замедлить мой бег. От таранного удара он отлетел на край импровизированного ринга.

Аристократик только пытался подняться на дрожащие ноги, когда я оказался рядом. Мощные бронированные пальцы вжали шею хрипящего единорога в дорожную пыль. Раскалённый шлем полетел на землю, задев по дороге лапу поверженного. Палёным запахло сильнее, напомнив нежный аромат жаренного мяса. Мелькнула мысль, что уже несколько дней мой рацион не включает в себя части живых существ, что вообще-то ненормально для человека. Я с любопытством посмотрел на противника. Грязная, пыльная шёрстка, причёска свисает неопрятными серыми прядями. Сомневаюсь, что этот чистюля привык проводить дуэли в полный контакт. Куда ему тягаться с подготовленным профессиональным попаданцем?
― Бабл! ― расслышал я голос Вана. ― Дуэль окончена, можешь его отпустить!
― О, извини, задумался.

Я снова впрягся в телегу и неспешно покатил прочь из города. Маг смотрит нам в спину выпученными от испуга глазами и не делает попыток подняться. Свидетели поединка опасливо отходят в стороны, давая дорогу.”Травоядные”, ― подумал я насмешливо. ― “Всё же им никогда не сравниться с хищником в схатке лицом к лицу”. Вот и Ван посматривает опасливо, хотя я наверняка только что спас и его круп от поджаривания.

Вечером я, Трипл, кузнец и ещё несколько его друзей собрались в небольшом пабе. Ван извинился перед всеми за несдержанность и вокруг царит атмосфера дружелюбия и безмятежности. Когда поздравления иссякли, Ван неожиданно спросил:
― Бабл, а как у тебя дела на лесоповале?
― Да всё в порядке...

Перед ответом я немного замялся. Пони из моей бригады действительно очень дружелюбны и всегда готовы помочь. Но вот остальные работники поглядывают с неприязнью, как будто я украл их любимую игрушку. Может быть, так и есть, ведь с моим приходом бригада стала выполнять двойную норму и получать неплохие премиальные. Впрочем, такие мелочи ещё не повод жаловаться, так что я промолчал.

Мы засиделись допоздна. За окном стемнело и пони решили, что пора расходиться. В темноту уходили парами, поддерживая друг друга. Это своего рода традиция ― для больших доз игристых напитков неважно, две у вас ноги или четыре, шатает всё равно.

Последними в пабе остались мы вдвоём с Трипл. Пегаска неспешно идёт бок о бок со мной, придерживаясь крылом для устойчивости. Лазурные перья поблёскивают холодом в свете луны. Аромат клубничного шампуня щекочет чуткий кабанячий нюх. Небо чистое, красочная звёздная картина раскинулась наверху, освещая наш путь. Лёгкая ночная прохлада наползает на город, забираясь под мягкую шёрстку спутницы и приглашая прижаться к моему горячему боку.

Трипл всю дорогу продолжает рассказывать вполголоса забавные истории о жителях города. Я даже начал сомневаться, а не выдумывает ли она. Уютный домик пегаски вынырнул из темноты прямо по курсу и вскоре я уже оказался на крыльце, пытаясь отцепить копыта пони от своей шеи.
― Что, даже не зайдёшь? ― игриво промурлыкала она прямо мне в нос.

Дыхание пегаски пахнет яблоками, что, если вдуматься, естественно после употребления сидра в больших количествах. Оценив пошатывающуюся стойку в стиле пьяного мастера, я решил, что лучше будет проводить её до самой кровати. Дверь чуть скрипнула, распахиваясь от моего нажатия. “Наивные пони, должно быть, даже не подозревают о возможности запирать дом”, ― мелькнула мысль.

Просторная гостиная встретила знакомой чистотой, старая лестница опять заскрипела под нашими копытами. Половину спальни всё так же нагло занимает огромная кровать. Уложить пегаску оказалось довольно просто, но она и не думает отпускать меня.
― Что, даже не приляжешь? ― хихикнула Трипл в полусне.

Глаза слипаются и притяжение мягкого матраса стало непреодолимым. Я сдался и осторожно улёгся рядом. Стоило прикрыть глаза, как сон сомкнулся вокруг, словно вода над головой после удачного прыжка с тарзанки в озеро. Осталось только ощущение безмятежности от тёплого пушистого тела рядом.


Чувство, что кто-то трясёт меня за плечи, грубо вторглось в сознание и разорвало сладкую утреннюю дрёму. Трипл, нависшая надо мной в косых лучах восходящего солнца выглядит очень мило, несмотря на недовольное и требовательное выражение мордочки.

Я вознамерился узнать в чём дело, но тут же обнаружил у себя во рту чужое копыто. Убедившись, что мою огромную пасть не заткнуть как рот обычного пони, пегаска ограничилась яростным шипением, чтобы призвать к тишине.
― Трипл, ты тут? ― докатился из гостиной голос Вана.

Соседка по кровати стала отчаянно жестикулировать, требуя очистить помещение и вообще где-нибудь незаметно исчезнуть. Я недоумённо пожал плечами, не понимая, зачем скрываться от кузнеца. Трипл ответила новой пантомимой, объясняя, что он без пяти минут её “особый пони” и даже пригласил на первое свидание. В этой ситуации моё присутствие не то что в кровати, но и вообще в доме пегаски крайне нежелательно. По крайней мере, так я понял её послание.

Взгляд заметался по комнате, но достаточно больших укрытий нигде не видно. “Стог сена!” ― промелькнуло в голове. Под окном спальни всё ещё должен лежать стог, который мы собственнокопытно перетаскивали на днях.
― Я принёс кофеварку, которую ты просила починить, ― кузнец уже на лестнице.

Одним движением я вскочил на подоконник. Замешкался на секунду и полетел вниз, получив ускоряющий пинок от заботливой пегаски. Колючая куча с шуршанием спрятала внутри. И в тот же момент кузнец зашёл в спальню.
― Привет… А что это был за звук? ― подозрительно спросил он.
― Тебе, должно быть, послышалось, ― Трипл нервно хихикнула, стоя у окна.

Ван выглянул наружу, свешиваясь.
― Кажется, это из той кучи сена, ― обеспокоенно произнёс он. ― Надо бы выйти, потыкать вилами...

От этих слов у меня по спине пробежали мурашки размером с автобус.
― Да ладно, забей, ― пегаска начала восстанавливать душевное равновесие и привычную манеру речи. ― Лучше расскажи что там с кофемолкой...

Улучив момент, когда пони увлеклись разговором, я тихонько выбрался из стога и побежал домой.


Я ждал привычную тележку с пирожками, когда глаза накрыли чьи-то копыта.
― Угадай, кто?
― Трипл, конечно.

Рядом со мной стоят обе подружки.
― Ну, так не честно, ― расстроилась пегаска. ― Как ты меня узнал?
― Это твой клубничный шампунь. Я заметил ещё когда мы...

Не успев договорить фразу, почувствовал чужое копыто у себя во рту. Опять. Серьёзно, мне стоит отучить Трипл от этой вредной привычки. В конце концов, это не гигиенично, она же этим копытом по земле ходит! Ну или, как вариант, научиться при разговоре разевать пасть не так широко.
― Какой у тебя большой рот, ― неестественно рассмеялась пегаска.
― Когда вы что? ― заинтересовалась Пенни.
― Ничего. Как думаешь, в него влезет голова пони? ― Трипл отчаянно пыталась сменить тему.
― Хмм…
― Эй! Не влезет, конечно! ― запротестовал я.
― Спорим? ― азартно возразила Трипл.
― Да, давайте проверим! ― подхватила идею её подружка.

Мне ничего другого не осталось кроме как подыграть им и распахнуть челюсти максимально широко. Напрягшись до боли в мышцах, удалось выдать достаточно пространства, чтобы Трипл, слегка оцарапавшись о зубы, сумела засунуть голову в пасть. Я вспомнил, что уже время обеда и пора бы перекусить. Желудок согласился голодным ворчанием. Пегаска слегка вздрогнула и стала высвобождать голову.
― Леди и джентельпони, похлопаем бесстрашной укротительнице! Смертельный номер! ― воскликнула Пенни, давясь от смеха.

Со всех сторон раздался одобрительный топот собравшейся поглазеть на представление толпы. И когда только успели...
“Смех смехом, а пасть у меня действительно громадная”, ― думал я. ― “И нюх, опять же. Помню, читал что у свиней нюх чуть ли не острее собачьего”. И я действительно постоянно чувствую массу разных запахов, но непривычный к такой работе мозг не может сразу их расшифровать. Неплохо бы научиться… С могучей комплекцией кабана ни один пони не противник мне в драке, а если ещё уметь идти по следу, то можно будет работать, например, сыщиком.

Не откладывая в долгий ящик, я встал на краю поляны и принюхался. Трипл, подозрительно косясь на меня, отступила на пару шагов. Чуткий нос уловил едва слышный аромат свежей выпечки и через пару минут из-за деревьев показался мистер Патти с неизменной тележкой пирожков. Да, такой талант определённо нужно развивать.

Я, Мист и пегаски привычно разместились на краю поляны вокруг пенька. В центре разлеглась корзина с пирожками. Аромат еды, смешиваясь со свежим лесным воздухом, даёт удивительное сочетание, а поджаренные до хрустящей корочки бока притягивают взгляд, словно магнитом.

Я потянулся копытом к лакомству, но встретил укоряющий взгляд единорога. Учёный требует, чтобы я каждый день тренировался в применении магии. Это нужно для какой-то части его исследований. Сосредоточившись, я направил в клык силу и пирожок под одобрительным взглядом тренера (и завистливыми ― пегасок) пролевитировал ко мне в рот. Некоторое время мы уничтожали сдобные изделия молча.
― Скажите, Бабл, ― начал беседу Мист. ― Вы ведь не приходили вчера вечером домой? Вы остались на ночь где-то в городе?

Прежде чем ответить, я аккуратно отодвинулся из зоны досягаемости копыт Трипл. Пегаска, настороженно глядя, сделала жест, как будто душит кого-то.
― На окраине есть небольшое поле с кучами сена, ― придумал я на ходу. ― Мне показалось хорошей идеей заночевать в стогу…
― Позвольте, но ведь спать на кровати гораздо комфортнее! Это какой-то обычай вашего вида?
― Нет, что вы. Просто глаза слипались, а до дома было ещё далеко…
― А я вот слышала, что вы с Трипл вчера оставались последними в пабе…
― Бабл проводил меня и ушёл, ― быстро вставила пегаска, нервно посматривая на подружку.
― Ну, как скажешь, ― заключила Пенни с хитрым видом. ― Если подумать, я действительно что-то слышала сегодня про сено… От Вана.

Я закашлялся, подавившись очередным пирожком. Мист участливо постучал по спине магией ― мы сидим напротив друг друга. Единорог непонимающе смотрит то на одну кобылку, то на другую. Честный, доверчивый пони ― раз я сказал в стогу, значит в стогу. Следует срочно сменить тему, а чем лучше всего отвлечь любопытных от секрета? Конечно, другим секретом!
― А вы не в курсе, в городе кто-нибудь увлекается демонической магией? ― спросил я как бы между прочим.
― Демонической? ― удивлённо переспросила Трипл. ― Никогда не слышала…
― Таки вещи у нас противозаконны вообще-то, ― заметила её подружка. ― А почему ты спрашиваешь?

Единорог удивлённо посмотрел с тем же вопросом в глазах. На самом же деле, я действую с расчётом. Стоит узнать про колдунов этим двум пегаскам и скоро в курсе будет весь город. Демонологам станет гораздо труднее действовать тихо. Возможно, это подтолкнёт их к контакту. А если совсем повезёт, кто-нибудь вообще найдёт их для меня.
― Просто я на днях гулял по лесу и заметил таинственный рисунок на земле. Сама принцесса Твайлайт прилетала, чтобы расследовать.
― Круто! ― заинтересовалась Трипл. ― Покажешь?
― Во время расследования сама пентаграмма была уничтожена, но могу показать сам, что от неё осталось, ― предложил я.

Пенни замедленно кивнула. Надеюсь, теперь она будет думать о том, как поймать колдунов, а не о всяких глупостях.

После обеда решил между делом исследовать способности своего пятачка. Выяснилось, что я могу идти в лесу по следу не хуже ищейки. Знакомые пони не могут укрыться в радиусе пятидесяти шагов. Я легко обнаруживаю их по запаху. Впрочем, это оказалось не так легко, как идти по следу. Запахи запоминать довольно трудно, человеческий разум не привык к подобной работе. Ещё я узнал, что пони смущаются, если их нюхать.

Закончив рабочий день, повёл пегасок к воронке. Осмотрев место, они согласились что магия была действительно чёрная.

Вечером Мист опять заставил тренироваться. Каждый день я стараюсь улучшить владение колдовством, но, как оказалось, магической силы в кабанах заложено гораздо меньше, чем в единорогах. В этом плане я раз в десять слабее среднего представителя рогатого племени, а уж с аликорнами и смысла сравнивать нет. Поэтому даются только самые лёгкие, незатратные заклинания. Могу, например, почесать себе магией спину, держать ложку за обедом или зажечь свечу. Но даже такой небогатый функционал очень здорово выручает в быту за неимением человеческих рук.

Чтобы разнообразить досуг, взял пару книг почитать. Качество местной фантастики не слишком отличается от того, к чему я привык. “Магия для чайников” оказалась неожиданно интересной, но большинство заклинаний оттуда слишком затратные для меня.

Глава 6

Дерево глухо ударилось о землю совсем рядом со мной. Тяжёлый надоевший шлем слетел с головы, жёсткая шерсть лапы стёрла пот со лба. В лесу солнечный, жаркий денёк. Пахнет зеленью и опилками, трава мягко шуршит под копытами. Неподалёку слышны трели птиц и панические крики о помощи. Стоп, крики?

Ноги стрелой понесли на соседнюю поляну. Пони сгрудились в центре, отмахиваясь инструментами от древесного волка. Дерево, поваленное мной ранее, мешается им под копытами. Волк опасливо отпрыгивает от лезвий топоров и хищных зубов пил. Я решительно начал разгон, подо мной треснула ветка. Увидев подкрепление в массивном лице грозного кабана, лесной хищник отпрыгнул и скрылся в кустах, отправившись искать более лёгкой добычи.
― Все целы? ― подошёл я к пони.
― Да, ― ответил старший нашей бригады. ― Эти твари обнаглели, нападают уже третий раз за сезон...

Крепкий коричневый земнопони средних лет. Шёрстку возле правого глаза пересекает мужественный шрам, лицо редко покидает суровое, сосредоточенное выражение. Копыта потёрты от постоянной работы, в хвосте всё время ездит, запутавшись, несколько щепок. Не уверен ― то ли он каждый день собирает новые, то ли старые переползают с места на место.

Сначала я решил, что шрам ему оставил какой-нибудь лесной хищник, но коллеги просветили что это просто след от неудачно упавшего дерева. Думаю, подобное случается время от времени, если работаешь на лесоповале. В копыте земнопони всё ещё сжимает небольшой топорик со сточенным лезвием. Опытный работник очень ловко управляется с инструментом. Неудивительно, что волк, и сам состоящий из дерева, не решился к нему подойти.
― Думаете, что-то замышляют? ― предположил я.
― Волки? Брось, они не разумны. Просто расплодились, ― пожал плечами старший.
― На самом деле, в ряде работ я встречал предположения, что они обладают зачатками разума, ― влез Мист.
― Они говорят? Или используют инструменты?
― Нет, ничего такого, ― смутился единорог. ― Просто некоторые интересные особенности стайного поведения. Впрочем, материалов наблюдений явно недостаточно, чтобы делать какие-то выводы. Это серьёзная область для научных исследований… ― задумался он. ― Хотя нет, слишком опасная.
― Кстати, насчёт волков. Бабл, тебя сейчас и самого можно принять за дикого зверя, ― с деликатностью асфальтоукладчика заметил старший.

Я осмотрелся. Шерсть за прошедшие дни сильно запылилась и стала невнятно серого цвета. Состояния короткой жёсткой гривы не видно, но, думаю, не лучше. Впрочем, по виду нашего городка не скажешь, что в нём есть централизованное горячее водоснабжение. В домике миссис Фрост я точно ничего подобного не видел.
― А в городе есть что-нибудь вроде общественных бань?
― Тут замечательный спа-салон, ― ответил единорог.
― Спа? Это же для кобылок, ― скривился я.
― Там есть отделение и для жеребцов, ― пояснил земнопони. ― Не бойся, никто не будет заставлять полировать копыта или завивать волосы, ― усмехнулся он.
― Я покажу после работы, ― пообещал Мист. ― А пока давайте продолжим. Кстати, где ваш шлем?
― А у меня перекур.
― Перекури-ка тогда вон те два дерева, ― старший протягивает душную стальную каску.

Я вздохнул и поплёлся в указанную сторону. С этим пони не поотлыниваешь. Иногда понукания зверски раздражают, но нельзя не признать, что его руководство положительно влияет на дневную выработку. А значит, и на премии. Он навроде будильника ― хоть и хочется иногда разбить об стенку, но с ним всё же лучше.

Мист не отказал себе в удовольствии провести ещё серию экспериментов-тренировок и возле спа мы оказались в темноте. На входе ярко горит приглашающая вывеска, цветочные клумбы вокруг придают домику нарядный и праздничный вид. Заплатив несколько монет приветливой кобылке очень ухоженного вида на входе, мы прошли в отделение, отмеченное большой буквой “Ж”.

Внутри нас действительно встретила простота и даже, можно сказать, аскетизм обстановки. Ряд душевых кабинок, небольшой бассейн с прохладной водой и дверца в дальней стене. Никаких ванн с пузырьками или, там, массажных столиков не наблюдается. Возвратив шёрстке первозданную чистоту, я двинулся проверить дверь.

За нею оказалась настоящая парная, правда, ближе к бане турецкого типа. Пара много, но не слишком горячего. Осмотревшись, нашёл ещё одну небольшую дверь ― в подсобку. Могучие клыки показались в хищной улыбке. Короткое проветривание, пара несложных операций с печкой ― и вскоре условия в парной стали приближаться к более привычным. Расслабляющее тепло горячего пара распространилось по телу.

Учёный проявил исследовательский интерес, но сдался минут через пять, непривычный к таким высоким температурам. Мист отправился домой, а я, охладившись в бассейне, собрался на второй заход. Недалеко от входа растёт берёзка ― вспомнилось. Через пару минут горячий воздух парной снова забрался под жёсткую кабанью шерсть, и теперь ему активно помогает настоящий берёзовый веник.
― Так и знала, что тут нико.. ― дверь неожиданно распахнулась, пропуская огненно-красную гриву знакомой пегаски. ― Привет, Бабл!
― Привет…
― А что это ты делаешь?
― Смущённо прикрываюсь веником, разве не видно? А вот что ты тут делаешь?
― Просто мы с Пенни собрались сегодня в спа, а в отделении для кобылок сейчас не протолкнуться. Ты не против, что мы присоединимся?
― Валяйте, ― я махнул копытом.

Действительно, если пони обычно не носят одежду, стесняться большого смысла нет. Трипл села рядом. Снаружи слышится плеск воды и голосок второй пегаски, напевающий весёлый мотив.
― Как-то тут жарковато, ― пожаловалась соседка по скамье.
― Это я специально . Так парятся у меня дома.
― Правда? И для этого нужен веник? Покажешь? ― в её глазах разгорелись искорки любопытства.
― Ладно, ложись на лавку.

Дверь подсобки тихо скрипнула. Вода зашипела, кипя на раскалённых камнях. Облако горячего пара повисло под потолком, вынудив Трипл прижать голову к дереву лавки. Запах свежей древесины и горячих камней стал сильнее. Постепенно, лёгкими ударами веника, я стал загонять перегретый воздух под лазурную шёрстку пегаски. Сначала та напряглась, непривычная к обжигающему теплу, но вскоре жар, движимый берёзовыми листьями, разошёлся по телу пони, расслабляя мышцы.

В парную заглянула Пенни. Она посмотрела на застывший в замахе веник и перевела взгляд на лицо подружки. Судя по расслабленной улыбке и прикрытым глазам, та уже далеко отсюда.
― Не буду вам мешать, ― хитро улыбаясь, Пенни закрыла дверь.

Я сделал было шаг за ней, но потом обернулся. Для первого захода, пожалуй, достаточно. Моё копыто настойчиво потрясло плечо пони.
― Ммм? Что такое? ― сонно спросила она.
― Вставай, выходим. Слишком много нельзя, это вредно, ― пояснил я при виде разочарованной мордочки.

Когда мы выбрались из парной, Пенни уже куда-то исчезла.
― Теперь прыгай в бассейн.
― Тут же холодно! ― пегаска опасливо потрогала воду.
― В этом весь и смысл.

Трипл застыла на краю в нерешительности. Я взобрался на влажный кафель бортика и прыгнул “бомбочкой”. Фонтан брызг окатил холодной водой всё помещение. Взвизгнув от неожиданного душа, летунья всё-таки последовала за мной в наивной надежде отомстить. Брызги от лёгкого тела разлетелись едва на пару шагов.

Оставив жар печки в освежающей воде бассейна, выбрался по непривычной лестнице. Вместо вертикальной конструкции с перекладинами в воду вдоль стенки спускаются настоящие полноразмерные ступени. Очень удобно, если на руках вместо пальцев копыта. Большое махровое полотенце впитало остатки холода вместе с капельками воды.
― Может, ещё разок? ― веник потряс влажными листьями в копыте пегаски.
― Ну… Ладно. Думаю, ты повыносливей всяких учёных.
― Мист был тут?
― Да, но не выдержал и одного захода. Пенни тоже заходила, но сразу куда-то ушла.

На секунду Трипл нахмурилась, но потом махнула копытом. Я плеснул ещё порцию воды на камни и устроился на лавке. Объяснить основы работы с веником оказалось довольно легко.
― Слушай, а что означает твоя кьютимарка?

На крупе летуньи изображён красный инверсионный след в виде спирали.
― Ну, я её получила ещё в лётной академии, думаю, что-то вроде таланта к фигурам высшего пилотажа.
― Ты училась в Клаудсдейле?
― Училась? Да я там родилась!
― С таким талантом и биографией ― почему же ты вместо красочных воздушных шоу гоняешь тучки в захолустном городишке?

Она помолчала немного, формулируя ответ.
― Эй, не обязательно бить веником так сильно!
― Извини, задумалась, ― хитрая улыбка мелькнула на серьёзном лице. ― Знаешь сколько выпускников академии действительно занимаются только полётами?
― Половина? ― предположил я наугад.
― Один из ста. Каждый десятый занимается околополётной деятельностью вроде обучения молодняка или военных патрулей. Остальные занимаются различными гражданскими делами. Гоняют тучки, как ты говоришь.
― Да уж, конкуренция… ― посочувствовал я.
― Так вот, прикинув шансы, я решила бросить академию и поискать удачи другим путём, ― задумчиво заключила она.
― И так ты оказалась тут, на лесоповале?
― Нет, сначала устроилась в цирк. Ну, знаешь, все эти дрессированные хищники, обезьянки на велосипедах, трюкачи…
― Обезьянки, говоришь? ― мои глаза непроизвольно сузились. ― Впрочем, это же нормально ― держать в неволе и дрессировать неразумных существ...

Я не совсем понял причину поднявшейся волны раздражения. Человечество само содержит обезьян в цирках и в зоопарках. Но осознавать, что с дальними родственниками людей так поступает другой разумный вид несколько некомфортно.
― У нас есть пони, выступающие против подобного обращения, но любителей цирка всё же больше, ― комментарий сбил её с толку. ― А что? Думаю, если где-то есть неразумные пони, местные жители тоже наверняка угнетают их подобным образом, правда?

Я задумался на минуту. Пони есть и в цирке, и в зоопарке. А ещё на них ездят. А раньше этих низкорослых лошадок даже использовали для работы в шахтах. Если же рассматривать лошадей как родственников, то список угнетений можно продолжать ещё долго.
― Ладно, проехали.
― Ты видел таких? Что у вас делают с неразумными пони? Расскажи! ― с интересом стала расспрашивать собеседница.
― Забудь. Просто твоя мысль показалась логичной. Так что ты делала в цирке?

Я взял веник и поменялся местами с пегаской. Она смерила меня подозрительным взглядом, но всё же продолжила:
― Я делала трюки.
― То есть, ты всё-таки нашла предназначение? Мечта исполнилась?
― Ну да… Кроме той части, где куча золота, ― она улыбнулась воспоминаниям. ― Но со временем цирковая жизнь стала меня тяготить. Постоянный шум, бардак повсюду, переезды…
― А мне показалось, ты любишь веселье, ― заметил я.
― Ненене, тут большая разница! ― воскликнула Трипл. ― Я люблю устраивать веселье, а когда оно наползает на тебя как лавина, и некуда убежать ― это уже слишком.

Она поморщилась, вспомнив неприятный эпизод, но тут же улыбнулась, когда веник в очередной раз разогнал по телу расслабляющую волну.
― Как же ты оказалась в Понидейле?
― Мы давали тут представление. Пенни наняли, чтобы обеспечить хорошую погоду. Видел её кьютимарку?
― Облачко?
― Агась, вот она работает точно на своём месте. В то время на лесоповале не хватало пегасов и бедняжке приходилось дежурить в одиночестве. Она так выматывалась, что отключилась в полёте прямо во время моего выступления, ― собеседница покачала головой. ― Представляешь, я успела подхватить её над самой трибуной!
― Зрители разбежались?
― Не, конферансье убедил их, что это часть представления. В общем, я решила, что это знак. Да и не могла же я бросить Пенни без помощи?

А ведь, если вспомнить, Вану она тоже помогала. Да и мне нашла жильё. Просто не пегаска, а Красный Крест какой-то. Я насмешливо фыркнул и легонько шлёпнул её веником по крупу.
― Пожалуй, хватит с тебя на сегодня.

Вскоре мы вышли под звёздное небо. Трипл пожелала спокойной ночи и пошла домой. Полагаю, пегасы нечасто летают ночью ― когда землю в темноте не отличить от неба, можно неслабо воткнуться в неё носом.

Наш домик встретил светом из окон ― Мист ещё не ложился. Спать не хочется, так что мы решили устроить ещё одну магическую тренировку.

Неожиданно раздался стук в дверь. Яблоко, потеряв контроль, сорвалось с круговой траектории и, вкусно хрустнув, накололось на рог Миста. В наш домик влезла голова Вана.
― Мист, Бабл, привет! Можно с тобой поговорить? ― обратился он ко мне.

Может кабанья шкура и потолще человеческой, но мурашки по ней бегают точно так же. Я замедленно кивнул и пригласил кузнеца в свою комнату. Дверь за нами захлопнулась, отрезая от поддержки единорога. Жестом копыта я предложил собеседнику располагаться, ни на секунду не поворачиваясь к нему спиной.
“Ну же, веселее”, ― подбодрил себя мысленно. ― “Он всего лишь пони, хоть и здоровяк. Я всё равно сильнее раза в два. Да и Мист за дверью”. Кузнец устало плюхнулся на кровать и молчит. Привычный к большей тяжести предмет мебели даже не скрипнул. Тишину нарушает только стрекотание сверчков за окном и лёгкий перестук копыт единорога в соседней комнате. Должно быть, тот готовит ещё опыт.
― Бабл, ― начал, наконец, он. ― В городе ходят странные слухи.

Я вопросительно поднял бровь, избегая пока отвечать.
― О вас с Трипл.
― Правда? ― изобразил я удивление.
― Честно говоря, у меня есть эмм… Планы в отношении этой кобылки. Поэтому я хочу спросить тебя… ― он замялся.
― О! Ты и Трипл? ― всем своим видом я пытаюсь показать, что только-только понял, к чему он клонит.

Я задумался. Пегаска довольно хороша собой ― ну, для пони. И очень приятна в общении, но я никогда не рассматривал её под таким углом. Ну, может, за исключением одного вечера, но не воспринимать же всерьёз мысли пьяного джентельмена? В конце концов, Трипл недавно сама призналась в аналогичных чувствах к Вану, так что размышлять тут особо не над чем. Что-то внутри возражало, но усилием воли я подавил малодушные мысли.
― Желаю удачи вам обоим! ― улыбнулся я почти искренне. ― Если понадобится помощь, или там совет, только свистни.

Кузнец выдохнул могучей грудью с облегчением.
― Слава Селестии! Я уж не знал, что и думать…
― Я слышал, в таких делах думать вредно. Просто делай так, как подсказывает сердце, ― ободряюще похлопал я его по плечу. ― В общем, болею за вас

Вскоре окрылённый Ван исчез в ночи, а мы с Мистом продолжили опыты. Сосед полон энтузиазма, пишет свою диссертацию и изобретает новые эксперименты. Он стал подумывать об опытах на пони, но пока не удалось найти подопытных, согласных привинтить искусственный рог к черепу.

Глава 7

Наступил очередной долгожданный выходной. Охота на ведьм в пони-варианте идёт полных ходом. В процессе этого увлекательного занятия горожане выяснили, что жена мельника не умеет плавать. Бедную кобылку едва успели вытащить. В результате, испытания водой пришлось прекратить. За прошедшие дни также было брошено несколько обвинений и обысканы несколько домов. А уж сколько перемыто косточек добропорядочных и не очень горожан ― не сосчитать.

При обысках выяснилось, что ювелир рисует чужих жён в обнажённом виде. Художника хотели побить, но потом вспомнили, что пони вообще-то обычно не носят одежду и ограничились строгим предупреждением.

Тем не менее, о настоящих демонологах по прежнему ничего не известно. Я решил ещё раз осмотреть полянку с пентаграммой. Солнце медленно прогревает остывший за ночь воздух, в лесу уже вовсю дают концерты певчие птички. На полянке всё так же никаких следов призывателей. К тому же, после того, как сюда сходила любопытная половина городка (ленивая половина довольствуется пересказами) следов сильно прибавилось. Фактически, вся трава вокруг затоптана. Чтобы оставить след в таких условиях, призывателям придётся прибивать табличку со своим адресом на дерево, причём шрифт нужен покрупнее.

Думал было расстроиться, но отличная погода упрямо тянет настроение вверх. По дороге домой встретил Трипл. Пегаска вовсю готовится к первому свиданию с кузнецом. Даже спросила совета какое из двух платьев выбрать. Посоветовал идти без платья, обиделась. Странные эти кобылки.
― Заходил Ван, искал вас, ― сообщил Мист, стоило мне войти в дом.
― Чего хотел?
― Спросить совета насчёт свидания. Приносил показать брачные браслеты.
― Погоди-ка. Что такое эти брачные браслеты?
― Видите ли, когда жеребец просит кобылку выйти за него замуж, он дарит ей… ― начал единорог лекторским тоном.
― Так, спасибо, я всё понял, ― прервал я. ― Должен бежать.

Если этот недотёпа действительно догадается показать на первом свидании браслеты, то… Не знаю, как среагирует Трипл, но точно ничего хорошего не получится. И Мист его не остановил, одна наука на уме у единорога... Я прибавил аллюр, направляясь к ресторану. Название запомнил ещё из разговора с пегаской. Навстречу удачно попался цветочный киоск. Я купил букет не торгуясь и почти не останавливаясь.

Вот и ресторан. Дверь распахнулась от пинка, едва не задев официанта. Я успел на ходу восхититься его профессионализмом ― фужеры на подносе даже не дрогнули. Впереди Ван как раз достаёт из-за спины подозрительного вида коробочку.
― Стой! ― крикнул я, привлекая внимание всего зала. ― Наши посылки перепутали! ― стал я придумывать на ходу.

Букет кузнец взял без возражений, а вот в коробку вцепился мёртвой хваткой.
― Нет же, я уверен, что всё в порядке, ― пропыхтел он, пытаясь вырвать у меня своё имущество.

Трипл удивлённо наблюдает за борьбой. Неожиданно, моё копыто соскользнуло и коробка вылетела из нашего захвата, взмыв вверх по дуге. Весь ресторан провожает полёт глазами. Ветер от необычного снаряда пошевелил гриву какого-то единорога. Посетитель даже дышать забыл, держа у рта вилку с наколотым кусочком брокколи. Продолжая падение, коробка буквально на волосок разминулась с тарелкой супа и, ударившись об пол, открылась. Золотые браслеты, весело звеня, покатились по полу.

Быстро поймав непокорные железяки, я надел их на передние лапы.
― Ну вот, что я говорил! Тебе по ошибке прислали мои новые модные браслеты, ― сказал я, стараясь взглядом передать Вану всю глубину его ошибки.

Какая-то часть моего послания всё же дошла до земнопони, и он не стал больше открывать рот. Зато пегаска не упустила случая посмеяться:
― Ты хоть знаешь, что это обручальные браслеты, которые носят пони, собирающиеся пожениться? ― спросила она, сквозь смех.
― Правда? А мне так идёт, ― сокрушённо покачал я головой. ― пойду сдам назад.

Прихватив с собой коробку, я быстро покинул ресторан.


Сегодня ночью опять снилось мясо. Ломка по запретной еде продолжается. Не знаю, как бы я переживал это в теле травоядного пони, но как всеядный кабан переносить ограничение рациона довольно тяжело. То и дело закрадываются интересные мысли по отношению к животным, которых наивные пони разводят без особой нужды. Я даже взял почитать у соседа поваренную книгу, но мясные продукты там, как и следовало ожидать, не упоминаются. Самое близкое, что я сумел найти ― несколько вариантов яичницы. Если вдуматься, немного странно, что пони такое едят.

Зелёные кроны над головой тут и там пронзают яркие лучи полуденного солнца. Я оторвался от остальной бригады ― пони не успевают обрабатывать деревья, которые срубаю. Даже голосов не слышно, тишину нарушает лишь пение птиц и ритмичные удары дятла где-то неподалёку.

Краем глаза заметил необычное пятно в окружающем зелёном ковре. Курица. Обычная белая курица ходит по лесу, видимо сбежав откуда-то. В голове сразу созрел план. Ну, точнее, рецепт. Правда, для начала надо удостовериться, что передо мной неразумное существо. В этом магическом мире следует быть очень осторожным, чтобы не прослыть каннибалом. А то съешь кого-нибудь, а потом совесть замучает.
― Привет, ― поздоровался я.

Курица не обращает внимания, продолжая клевать что-то в траве.
― Ты же не против, что я тебя съем?

Птица на секунду посмотрела на меня, но тут же вернулась к своему занятию. Ни следа интеллекта. Я снял шлем и аккуратно освободил топор из тисков. Быстрый прыжок могучего кабаньего тела застал жертву врасплох. Вскоре бьющая крыльями добыча оказалась на свежем пне. Моё копыто прижимает тонкую куриную шейку к дереву. Во второй лапе зажат топор. Острое лезвие взметнулось вверх, готовое прервать короткую куриную жизнь.
― Привет, Бабл! ― раздался голос из-за ближайших кустов.

Я еле успел спрятать топор за спину, как к нам вышла Пенни. Видимо, не услышал хруст веток под копытами во время борьбы с непокорной птицей.
― Лютеция, вот ты где! А что это вы тут делаете?

Розовая пегаска подошла вплотную и теперь с подозрением смотрит на моё копыто, всё ещё прижимающее животное к пеньку. Смутившись, я отпустил курицу.
― Эмм… Играем!
― И во что же, если не секрет?

Голос собеседницы звучит недоверчиво. Оказавшись на свободе, несостоявшаяся жертва отбежала на несколько шагов, и, опасливо косясь на меня, снова принялась шерстить траву клювом.
― Ну… Во французскую революцию! ― нашёлся я.
― Как это?
― Да ладно, забей. Твоя птица?

Я принялся снова зажимать топор в тисках шлема.
― Нет, одной моей подружки. У неё огород недалеко. Сегодня оттуда и сбежала эта хулиганка, ― пони неодобрительно покосилась на курицу.
― Огород в лесу? Твоя подружка, должно быть, довольно храбрая пони.
― Нет, скорее, на окраине города. Впрочем, хватит об огородах. Почему ты упустил шанс? ― она обвиняюще направила на меня копыто.
― Шанс? ― переспросил я, наклонив голову набок в недоумении.
― Тогда, в спа, я оставила вас с Трипл одних. Ты мог бы пригласить её на свидание, или поцеловать, или …
― Эй, эй! ― запротестовал я, но собеседница как будто не услышала.
― А что я узнаю буквально вот на днях?! Ван с Трипл ходили на свидание в лучший ресторан города! И он даже подарил ей цветы!
― Ну что же, я рад за них.
― Да почему ты такой робкий?! У тебя ещё есть шанс, возьми себя в копыта! ― Пенни настойчиво потрясла меня за плечи.
― Ты не поняла. Эти двое нравятся друг другу. Встретились и жили долго и счастливо, конец истории, ― я легко сбросил копыта пегаски.
― Как ты не понимаешь?! ― она ничуть не потеряла свой заряд энергии. ― Это же классический любовный треугольник! Исход может быть каким угодно!

Глаза собеседницы прямо полыхают любопытством и интересом к чужой частной жизни. Местным жителям определённо не хватает телевизора с мыльными операми внутри. Я пренебрежительно фыркнул.
― Треугольник только у тебя в голове, ― моё копыто постучало по железному боку шлема в качестве иллюстрации. ― Трипл будет с Ваном, и точка!
― Нет, с тобой! Я болею за вас! ― упрямо заявила Пенни.
― С Ваном!
― С Баблом!
― Эй, может я сама решу?!

Мы медленно повернули головы на звук. На ветке ближайшего дерева стоит Трипл и смотрит на нас, рассерженно сдвинув брови.
― Знаешь, тебе стоит завязывать с этими подслушиваниями, ― заметил я.
― А вам пора прекращать обсуждение чужой частной жизни! ― парировала она.
― Но ты нам совсем не чужая! ― воскликнула Пенни. ― Ты же моя подруга, а Бабл и вовсе тебя...

Конец фразы получился невнятным когда моё копыто зажало рот пегаски.
― В любом случае, хватит об этом, ― щёки Трипл слегка покраснели в смущении. ― Я толком не знаю Вана чтобы имело смысл что-то обсуждать…
― А! Ты не можешь придумать что ему подарить? ― сориентировалась Пенни.
― Подарить? ― не понял я.
― У него скоро день рождения, понятно, что от особенной пони должен быть особенный подарок. ― пояснила она.
― Тогда я расспрошу его невзначай, ― повернулся я к Трипл и подмигнул.
― Да с чего ты взял, что я вообще собираюсь…
― Вот именно, может она на самом деле тайно влюблена в тебя! ― опять завела старую песню Пенни.

Я вспомнил побег из спальни через окно и решительно помотал головой.
― Нет, я уверен, что Ван её “особенный пони”.
― А я всё равно болею за тебя!
― Вы опять за своё?! ― зарычала Трипл.

Мы виновато притихли. Пегаска решительно сгребла курицу в охапку и поднялась в воздух.
― Верну её хозяйке, ― пояснила она.

Я с тоской смотрю в синеву неба вслед удаляющемуся потенциальному обеду. А ведь какой куриный шашлык мог получиться! Достать только немного лимонов, соли, перца, лука. Курятина получается изумительной, если запечь на ровном жаре тлеющих углей. Глаза затуманились вкусными воспоминаниями. Я почувствовал копыто на плече. Пенни рядом со мной, тоже глядит вслед подружке.
― Не грусти, Бабл, у тебя ещё есть шанс! ― подбадривающе сказала она.


После работы заглянул в кузницу. Ван на том же месте, где и всегда. Та же поза, тот же звук ударов. Каждый раз, когда вижу его за работой, подсознательно ожидаю найти над головой земнопони восклицательный знак, подсказывающий, что тут можно взять квест. Интересно, сколько опыта дали за задание с дисками для пилорамы? Повышения уровня я не заметил...
― Здорово, ― прогудел кузнец на моё приветствие.
― Ван, у тебя ведь скоро день рождения? Есть что-нибудь, что бы ты хотел получить в подарок?

Кузнец подумал с минуту и сказал нерешительно:
― Есть такой металл, называется лунная сталь. Давно мечтаю получить кусочек.
― Лунная сталь… ― задумчиво повторил я.

Звучит не особо похоже на подарок от “особенной пони”.
― Хотя забудь. Слишком редкая, дорогая вещь, ― передумал он. ― Лучше подари дубовую ветку. Нужна ручка для молота.

Здоровяк показал своё орудие труда. Рукоять по всей длине пересекает заметная трещина. Чтобы деревяшка не развалилась, её стягивает несколько витков синей изоленты. Выглядит довольно надёжно, хотя не уверен, работает ли тут это магическое средство так же хорошо, как в нашем мире.
― Хмм… А как ты отдыхаешь от работы? ― может, у него есть милое хобби?
― Отдыхать от работы? Зачем? ― он посмотрел недоумевающе.
― А как думаешь, что тебе подарит Трипл? ― попробовал я зайти с другого конца.

Ван молча пожал плечами.
― Что, никаких идей? Какой подарок должна дарить особенная пони?
― Я буду рад любому подарку из её копыт, ― бас кузнеца прозвучал смущённо.

Он отошёл от наковальни, отряхнув копыта о бёдра. Под слоем серой металлической пыли проступило изображение молота.
― А кем ты работал до того, как устроился тут в кузнице?
― Я всегда был здесь. Наша семья ― потомственные кузнецы. Когда появилась кьютимарка, родители привезли меня сюда. На воспитание дедушке. Теперь я продолжаю его дело.
― Нда. А ты крепкий орешек, ― уважительно заметил я, вызвав недоумевающий взгляд собеседника. ― Ладно, поищу тебе дубовую рукоять покрепче.

Дверь кузницы закрылась, отрезая звуки возобновившихся ударов молотом. Я громко сказал, поднимая голову вверх:
― Слышала?

Рядом со мной мягко приземлилась Трипл.
― Ага, но я не знаю, где достать эту лунную сталь.
― Думаю, это не обязательно. Достаточно любой безделушки, которая будет напоминать о тебе.
― Безделушки, говоришь… ― пегаска задумалась.


В лесу я легко нашёл подходящий дуб. Специалистов по дереву на моей работе полно, так что пони из бригады быстро превратили найденный материал в готовую рукоять. Накануне праздника пегаска позвала меня в гости. Захватив с собой подарок, я отправился к ней. В гостиной уютного светлого домика всё также царят чистота и порядок.
― Трипл, ты тут?
― Да-да, сейчас, ― она застучала копытами по лестнице, спускаясь. ― Ну как?
― Тебе очень идёт.
― Да я не о том. Думаешь, Вану понравится этот шарфик? ― собеседница размотала подарок со своей шеи и протянула мне.

Шарф пушистый, заметно, что сделан из шерсти, но на ощупь нежный, словно флисовый. По всей длине чередуются полоски лазурного и алого цвета ― прямо как расцветка самой пегаски. На каждой полоске выделяется маленькая фигурка сердечка. Интересно, где она взяла шерсть таких оттенков? Я внимательно стал осматривать гриву собеседницы на предмет недостающих прядей.
― Чего ты смотришь? ― смутилась она. ― Это овечья шерсть!
― Думаю, Ван будет в восторге, ― я вернул шарф.
― Тогда сейчас упакую, ― она зашуршала цветастой обёрточной бумагой.
― Как-то не подумал про упаковку. Ты не могла бы?..
― Да не вопрос. Давай, что там у тебя.

Я протянул рукоять для молота. Вскоре у пегаски получилось два продолговатых свёртка. Распахнув окно, в комнату влетела Пенни.
― Чего вы тут тормозите? Уже пора бежать!
― Почти готово.

Трипл написала на кусочках цветной бумаги наши имена и старательно намазывает клеем.
― Давайте быстрее.

Пенни решительно припечатала бумажки на подарки и, схватив в охапку, побежала наружу. Нам ничего не осталось, как последовать за ней.

В домике кузнеца я оказался впервые. Вокруг праздничная обстановка, развешены ленты и воздушные шарики. Держу пари, кто-то из друзей постарался, сам Ван не стал бы заниматься такими глупостями. В гостиной внимание привлёк большой книжный шкаф. Я с интересом проглядел корешки книг. Металлургия, кузнечное дело ― ничего интересного. Взгляд зацепился за что-то неправильное.

Куст какого-то растения стоит посреди комнаты. Обычно горшки принято ставить в более солнечных местах. Я присмотрелся повнимательнее. Оказалось, что передо мной скульптура из стали. Плавные изгибы создают лёгкое, воздушное впечатление, а пропорции деталей в точности повторяют природную картину. Запястье сквозь жёсткую шерсть ощутило холод металла.
― Нравится? ― не без гордости спросил кузнец, оказавшись рядом со мной.
― Да, очень талантливо.
― Там ещё в комнате слева есть несколько, можешь посмотреть. Всё равно еду ещё не привезли.

Пегаски уже свалили подарки в кучу и разбрелись по комнате, болтая с остальными гостями. В основном, тут те же пони, что отмечали в таверне удачное завершение заказа с дисками для пилорамы. Гости хаотически перемещаются по комнате, обмениваясь последними новостями и слухами. Я прошёл в указанную дверь и почувствовал себя в музее.

Или на выставке. Металлические скульптуры занимают всё пространство, оставляя извилистый коридор для прохода. Преобладает растительная тематика, цветы выглядят совсем свежими, будто их только что сорвали с железного луга. Древесный волк, уменьшенный до размеров обычной собаки, совсем не опасный на вид. Он сидит, свесив длинный язык на бок. На морде застыло дружелюбное выражение, глаза смотрят преданно, словно волк ожидает команды. Кажется, ещё чуть-чуть и металлический хвост завиляет.

Я не успел осмотреть всю экспозицию, когда ухо уловило знакомые слова из соседней комнаты. Гости притихли, говорит Ван.
― Так, это от Трипл, ― шорох обёрточной бумаги. ― Рукоять для молота! Спасибо, я как раз хотел такую.

Я похолодел. Если на моём подарке оказалось имя пегаски, то шарф с сердечками, должно быть, подписан моим. Похоже, Пенни перепутала имена, когда приклеивала. Копыта застучали дробью по деревянному полу, скульптуры промелькнули по бокам, пытаясь царапнуть тонкими листиками. В большой комнате вокруг кузнеца столпились пони, приходится расталкивать гостей, чтобы подойти к нему.

Я наконец в первом ряду. До Вана ещё несколько метров, нас разделяет стол. В копытах кузнеца я с ужасом увидел свой подарок. Нет, конечно я потом сумею объяснить ему недоразумение. Но если шарфик сейчас появится на свет, то именинник наверняка не сможет носить подарок от своей “особенной пони”, не вызывая насмешек окружающих.

Он потянулся к обёртке. Время словно замерло. Моё тело распласталось в прыжке через стол.
― Нееееееет! ― крик заставил кузнеца посмотреть на приближающегося меня круглыми от удивления глазами.

Приземляясь, я сумел ухватить свёрток зубами. Все пони удивлённо смотрят на меня.
― Эмм… Откроешь потом, ― я неуверенно улыбнулся.

Неловкую паузу прервал стук в дверь. Трипл позвала гостей помогать загромождать подготовленные столы ресторанной едой, которую доставили так вовремя. Оставшись наедине, я вернул подарок в копыта кузнеца и шёпотом объяснил причину своего странного поведения.

Вскоре гостиная наполнилась шумом и весельем. Еда манит к столам горячими струйками запаха. Пенные напитки весело играют в кружках. Гости во время беседы то и дело обшаривают комнату взглядом, но свёрток с шарфом уже исчез с любопытных глаз. На пару ближайших дней он отправился отдыхать в тумбочку. А может и до зимы. Интересно, насколько холодные зимы в этом маленьком лесном городке?


В очередной раз поднеся кружку ко рту, обнаружил, что пиво куда-то делось. Заметив моё кислое выражение лица, именинник рассмеялся:
― У меня в подвале есть ещё бочонок, Понидейлского тёмного. Сейчас достану.

Земнопони начал подниматься из-за стола, но возмущённые гости удержали его ― Ван прервался как раз на середине интересного рассказа. Пришлось мне самому вставать и идти на поиски заветного бочонка. Люк в подвал обнаружился на кухне. Довольно логично, если подумать. Я осторожно поднял тяжёлую крышку и спустился по ступеням из потёртых досок в холод.

Тут неуютно, света, падающего через проём люка, явно не хватает. Вдоль стен стоят крепкие стеллажи, всё пространство которых оккупировали бочки разных размеров. Я медленно пошёл вдоль рядов, пытаясь разглядеть в полутьме запылённые этикетки. Интересно, как сам Ван тут ориентируется? С фонарём ходит или просто запомнил где что стоит?

Стук копыт по дереву лестницы известил, что я уже не один. Трипл спрыгнула на пол подвала.
― Тебя тоже послали что-нибудь принести? ― удивился я.
― Неа, просто Пенни просила проверить где ты тут застрял.
― Пенни? Опять она со своими странными идеями.

В этот момент крышка люка неожиданно захлопнулась. Подвал погрузился в кромешную тьму.
― Эй! ― я решительно толкнул ручку, но крышка не сдвинулась с места. ― Похоже, заперто.
― Не ожидала, что она зайдёт так далеко, ― судя по шороху, Трипл покачала головой.
― Пенни, если ты сейчас же не откроешь, заставлю тебя выпить весь бочонок пива в одиночку! ― крикнул я, задирая голову.

Сверху не донеслось ни звука.
― Эй, кто-нибудь! ― попытался я ещё раз.
― Бесполезно, нас из гостиной не слышно.
― Что же делать?

Пегаска молчит ― должно быть, пожимает плечами. Внезапно она вскрикнула и стрелой взлетела по ступенькам, едва не сбив меня с ног.
― Что случилось?
― Мне показалось, там внизу кто-то есть, ― её голос чуть дрожит от испуга.
― Например, мышка?
― Ага, или паук.

Я слегка вздрогнул, представив, что внизу кто-то ползает.
― Ты что, боишься пауков? ― моё движение не укрылось от соседки по западне.
― Не люблю. Особенно крупных.

Собеседница тихо хихикнула, её лицо не видно в темноте. Она ободряюще меня похлопала.
― Не беспокойся, я уверена, мне показалось.
― Это мой круп.
― Ой, ― Трипл поспешно убрала копыто.

На пару минут подвал погрузился в тишину. Я задумчиво ощупал люк.
― Интересно, кому пришла в голову мысль сделать задвижку снаружи? Да кто вообще придумал сделать задвижку на люке в подвал?!
― Знаешь, когда я путешествовала с цирком, у нас был один фокусник. Его потом ещё за взлом кондитерской арестовали… Но это к делу не относится, ― голос пегаски потеплел, словно она сейчас улыбается. ― Так вот, он показывал пару трюков. Дай, попробую.

Пони с трудом протиснулась к люку между мной и перилами. Я чихнул, когда мягкие перья крыла проехались по чувствительному пятачку. Её копыта поднялись вверх, пересекая тонкие полоски света из щелей по краям крышки.
― Такс… Непонятно. Сюда бы немного света…

Я на автомате послал магию в кончик клыка, заставляя его засветиться, как экран мобильника. Обернувшись, Трипл странно посмотрела.
― Кажется, забыл, что я так умею, ― смутился я.

Она вернулась к прерванному занятию, пытаясь что-то сделать с люком, но он всё так же стоит стеной на пути к свободе. Огорчённый вздох нарушил тишину.
― Не выходит. Слишком узкие щели, тут даже ножик бы не помог. Ну, если только дерево им проковырять.
― А ты похоже многому научилась в этом цирке.
― Агась, весёленькое было время…
― Не скучаешь по головокружительным трюкам?
― Неа. Трюки никуда не делись. Если бы ты хоть иногда поднимал голову, то мог бы увидеть пару фигур высшего пилотажа.
― Некоторым приходится работать, а не валяться на облачках и делать цирковые номера, ― улыбнулся я.
― Ну, не совсем цирковые, конечно. Публики не хватает, ― она вздохнула. ― Рёв толпы, топот копыт ― к хорошему быстро привыкаешь. У вандерболтов, должно быть, лучшая работа в Эквестрии.

Пегаска с тоской поглядела вверх, но не на люк, а словно бы сразу в небо.
― Ты не думала снова вернуться туда?
― Нет, с меня хватит цирковой жизни. ― собеседница перешла на едва слышный шёпот. ― К тому же, тут у меня уже полно друзей. Я не могу бросить Пенни, пегасы не очень-то стремятся в маленькие провинциальные города. Ей будет трудно найти нового напарника.
― А почему шёпотом? ― я тоже понизил голос.
― Пенни, должно быть, подслушивает нас.
― Точно, если она нас заперла, то наверняка хочет что-то услышать.
― Хмм, а ты прав. Чтобы освободиться нам надо просто сказать то, чего она ждёт, ― её глаза хитро заблестели в полутьме.
― И что же это?
― Сыграем сценку. Ты как будто бы признаешься мне в любви, а я тебя отвергну, ― щёки Трипл слегка заалели.
― Ты уверена, что это хорошая идея?
― А у тебя есть варианты получше?
― Ладно.

Я сделал несколько глубоких вдохов, набираясь смелости. Пегаска отводит глаза, она явно чувствует себя не в своей тарелке. Я отвернулся, чтобы не смущаться, глядя на неё. Подумав, вовсе погасил светлячка, непроглядная тьма снова залила подвал. Я прокашлялся и постарался сделать голос громким и уверенным.
― Трипл, давно хотел признаться. Знаешь, на самом деле я… люблю тебя, ― я почувствовал, что краснею.
― Эмм… ― собеседница замерла, не в силах побороть смущение.
― Бросай своего кузнеца, ― продолжил я выступление, придумывая на ходу. ― Давай убежим! Только ты, я и наша любовь.

Не помню, сколько кружек пива я выпил, но оно не помогает. Слова приходится выталкивать с жутким усилием.
― Увы, Бабл, ― она наконец нашла в себе силы сыграть роль. ― Я не могу ответить на твои чувства. Я люблю Вана и останусь с ним до конца моих дней!
― О нет! ― воскликнул я самым драматическим голосом, на который способен. ― Как же так? Моё сердце разбито!

Мы замерли, вслушиваясь. Сверху раздался тихий шорох, чьё-то копыто открыло задвижку на люке.
― Ага! ― Трипл резким толчком распахнула крышку и замерла, высунув голову наружу.
― Что там такое?

Заинтересовавшись, я мягко отодвинул пегаску и выглянул сам. На кухне столпились все гости и с интересом смотрят на меня. Похоже, им было отлично слышно наше небольшое выступление. Послышался перестук копыт, из гостиной вошёл Ван.
― Что вы все тут столпились? ― спросил кузнец.

Все сразу стали делать вид, что пришли сюда совершенно случайно и уже расходятся по своим делам. Я быстро нырнул обратно и снова стал искать нужный бочонок. Лучше бы он оказался побольше ― такой, чтобы я мог за ним спрятаться. По крайней мере, этого сейчас хочется больше всего.

Я осторожно вынес найденный бочонок из подвала, провожаемый сочувствующими взглядами. Парочка пони даже похлопала меня по плечу в знак поддержки. Этим ребятам точно не хватает телевизора. Поймав взгляд Пенни, я медленно провёл копытом по горлу. Не видел, чтобы пони использовали этот жест, но смысл до неё дошёл. Хулиганка нервно сглотнула и сделала виноватые глаза.

Вечеринка пошла своим чередом. Если не считать странных взглядов гостей на нас с Трипл, атмосфера вполне комфортная и весёлая. Улучив момент, я наклонился к уху пегаски.
― Помнишь, ты жаловалась на недостаток зрителей?
― Знаешь, а это идея.

Этой ночью собравшиеся смогли насладиться не только трапезой и праздной болтовнёй. В звёздном небе лазурная пегаска летала ракетой, оставляя смазанный след огненно-красным хвостом. Головокружительные трюки продолжались, пока летунья совсем не выбилась из сил. С неба она почти упала ― усталая, но донельзя довольная горячей поддержкой зрителей. На ночь Трипл осталась у кузнеца.