Кто убил кролика Энджела?

Во время чаепития со своими друзьями Флаттершай вернулась с кухни и обнаружила своего любимого кролика Энджела мёртвым. «Кто убил кролика Энджела?»

Флаттершай Энджел

Ласковый дождь

Действие происходит во временной ветке войны с Кристальной Империей. История ведется от лица Рэинбоу Дэш, которая после войны приезжает жить в Понивиль.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Спитфайр Сорен Другие пони ОС - пони Бабс Сид

Сказка о Городе

Это записи из дневника Принца земли, в которых он описывает свою жизнь, наблюдения, выводы, идеи и истории.

ОС - пони

Fallout Equestria: The Legend of a Mirror lake

Министерство Морали – искренняя и бескорыстная организация, которая неустанно следила за пони во время войны и дарила их жеребятам подарки за хорошее поведение. Загадочное учреждение под руководством Пинки Пай, чьи сотрудники подобно ей самой каким-то образом знали обо всех жителях Эквестрии: чем они занимаются, что любят и чем увлекаются. Министерство, которое было для всех олицетворением добра, радости, смеха… и тайн. Тайн, о которых многие даже не подозревали. Что на самом деле скрывало министерство Пинки Пай? Какие эксперименты проводило в своих подземных лабораториях? И как это отразилось на войне и судьбе Эквестрии в целом? Ответы на эти вопросы не знал никто, пока однажды в одном из довоенных стойл под номером 84, простому охраннику по имени Джек Стаборн, не пришлось оставить привычную жизнь в бункере и отправиться на пустоши, чтобы найти там пони своей мечты…

Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Красный знак

«Зрела космоса зев как могила, / Где бесцельных миров легион, / Где вращаются в страхе они без познания и без имен» — Немезида. Перешёптываются улочки Кантерлота. Кроваво-красный снег несут северные ветры. Что-то пугающее творится в тёмных закоулках города. Кошмары становятся явью. Ужасы пробуждаются из своих чёрных бездн... Грядёт Кобыла в Красном.

ОС - пони

Будь моей, Гэбби. Часть 2

Как же все так сложилось? Я и, казалось бы, самая обычная грифониха. До сих пор не могу поверить, что мы вместе. Отношения ведь нужно поддерживать: внимание, подарки, забота. Но, что если… она тоже продумала все это заранее?

Спайк Гильда Другие пони Человеки

Небольшие картинки

Зарисовки из совсем древних времён, задолго до Эквестрии, двух Сестёр, и других событий сериала. Алое здесь — не известная нам понька из спа-салона, а зебра, королева античного государства на Южном континенте, имеющая силу, под стать более поздним аликорнам. (Да-да, я в курсе, что в античности не было королей, но чтоб не обзывать её региной или басилевсихой, пусть будет королевой). На мой взгляд как-то так должна думать и действовать древняя правительница, и, стало быть, бедной Селестии, при переходе на новый общественный уклад, пришлось основательно перевернуть себе мозги, что тем более трудно в столь почтенном возрасте. А также перебивкой - другие зарисовки, уже из современности.

Внешний мир.

Эта история повествует о том,как решения,принятые за тебя,должны будут забрать или отдать то,что они сделали

Эплджек Другие пони

Радуга после дождя

Существует множество рассказов о том, как пегас лишается возможности летать. А что, если взглянуть на ситуацию немного с другой стороны...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Зекора

Некромантия

Появление в Эквестрии мертвецов стало неожиданным сюрпризом для ее обитателей. И хоть вели они себя нейтрально, присутствие таковых рядом не особо радовало пугливых и робких пони. К счастью, этой проблемой занялась независимая организация с необычным названием "Хранители смерти", но что странно, ранее никто о них не слышал, хотя очевидно что существует она уже давно. Подозревая организацию в заговоре, Твайлайт решает провести независимое расследование, однако кто же знал куда это ее приведет?

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: MurDareik
Плен Восход зелёных звёзд над Кристальной Империей

Начало пути

Три дня Сплит просидела в тюрьме, беседуя с аликорном, выясняя и узнавая все аспекты жизни аликорнов, кто и чем занимался, кто за что отвечал, Каденс рассказывала о своём правлении и о тех долгих годах, когда она жила во Дворце диархов. Её рассказы о жизни простирались на сотни лет, о боли в глазах Селестии, об одиночестве без сестры, о надеждах на маленькую лавандовую единорожку. Тихий монолог розовой кобылы открывал многие тайны прошлого. Все мысли чейнджлинга занимало будущее и хоть какая-нибудь возможность для действий. Спустя три дня она проснулась среди ночи с чётким пониманием плана.

— Что ты барабанишь? Жить надоело? — выговор грифона оставлял желать лучшего.

— Просто интересно, вы что, меня боитесь? Я не кусаюсь.

— Ты! Тварюшка чёрная, скажи спасибо, что глава велел не трогать.

— О! Я-то думала вы кучка оборванцев. Так у вас есть глава? Ух ты, и почему бы ему не встретиться со мной, уверена, нам есть о чём поговорить. Или опять скажешь, кто-то боится слабую кобылку?

— Много чести.

— Значит, боится! Дурная слава — дело нехитрое. Передай, я хочу встречи. Коль не боится, мы поговорим, но если жалкий трус, пусть так и прячется.

Утром её довольно немилосердно вытащили из клетки, и повели по длинному коридору, увешанному коптящими факелами.

— На колени.

Она послушно легла, улыбаясь до ушей.

— Ты ставишь кобылу на колени? Переспать что ли со мной желаешь? Кстати, у нас они называются запястья, а колени — они на задних ногах, — удивлённо поинтересовалась Сплит.

— Встань, дерзкое создание. Чего ты хочешь?

— Поговорить.

— Говори скорей.

— О! Я думала, мы будем говорить наедине. Ты же так хотел видеть, как я встану на колени!

Грифон был мощным, сила и грация, в его лапах сверкнул клинок.

— Что, собрался драться с кобылой? Серьёзно? С безоружной кобылой? Ты это называешь доблестью? Ох, так давай же закончим скорей!

Она добилась своего, грифон буквально закипел, еле сдерживая свою ярость.

— Все вон!

Через минуту они остались в зале одни.

— Ученица Королевы. Попалась или послана? Говори.

— Какой цвет тебе нравится? Я видела тут много грифин, серебристые перья и чёрное горлышко.

По ней прокатилось зелёное пламя и вот уже перед ним стоит грифина.

— Ой, не смотри так, никогда что ли чейнджлингов не видел. Это образ, я не настоящая грифина, — она призывно помахала хвостом и вздыбила перья на теле.

— Чего ты хочешь? — голос прозвучал глухо.

— Видишь ли, возможно ты не в курсе, моё имя Сплит. Около трёх лет назад я убила пони и за это меня посадили в тюрьму.

Грифон заинтересованно заклекотал.

— С тех пор, я не очень люблю Принцесс. Одна из них сидит в моей камере.

— Как интересно.

— О, да! За два года подземелий Кантерлота, в которых я не сдохла только благодаря самоотверженной преданности моей подруги из Кристальной Империи. О, и как же её отблагодарили? Изгнанием! Лишь моя Королева любит меня.

— Словоблудие кобыл известно. Конкретней!

— Король грифонов не понимает моих слов? Удивительно!

— Не оскорбляй царственный род! — холодно ответил грифон.

Она плавно подошла и провела когтистой лапой по его груди.

— Я хочу отомстить за свои унижения. И ты, как нельзя кстати, подходишь для моих планов.

Он захохотал.

— Для ТВОИХ планов? Жалкое создание!

— Ты называешь жалкой ученицу Королевы? Нет, правда?

Глаза грифины вспыхнули зелёным пламенем, и он захрипел, хватаясь за горло, пытаясь разжать магический захват.

— Ты не сталкивался с высшими чейнджлингами роя, никогда не ощущал на себе гнев Королевы. Но здесь и сейчас нам с тобой по пути. Рою не нужны твои земли и ценности. Мы уважаем народ грифонов, сильный и смелый, чья доблесть будет гореть в веках. Готов ли ты слушать и слышать меня? — сила, с которой говорила маленькая кобыла, была подобна буре, её глаза светились ярким зелёным светом.

Грифон смотрел ей в глаза и явно сомневался.

— Говори.

— Твоя политика проста как лопата, мы сильные — мы победим. Твоя мудрость ограничена красивыми тактическими ходами, к сожалению, тебе от меня не будет толку в военных делах, я кобыла и никогда не держала в копыте ничего тяжелее ножика для еды. Мне легко это признать, вымя между задних ног — это приговор на всю жизнь.

Грифон явно заинтересовался, его почти чёрные глаза неотрывно следили за серебристой грифиной.

— Есть ли у тебя хороший фотограф? Так, чтобы можно было сделать серию издалека?

— Фотография, модное увлечение, многие грифины делятся своими картинками и застывшими пейзажами, — явно не понимая, к чему клонит чейнджлинг, ответил грифон.

— Отлично, первая задача, полный вывод из игры Кристальной Империи. Думаю, тебе эти земли не нужны, а вот рою они пригодятся. Необходимо вбить клин между пони Кристальной Империи и Эквестрией диархов. У нас есть всё для этого.

— Не понимаю…

— Принцесса Каденс, — она снова оказалась рядом, её тёплое дыхание коснулось клюва грифона, — Освободи её. Тюрьма, не место для аликорнов.

— Не понимаю…

— Верь мне!


Её клетка открылась и аликорна довольно бережно повели наверх, она щурилась на свет факелов. Пять минут, и она оказалась в зале Доблести, главном церемониальном зале Королевства грифонов.

— Принцесса Каденс. Я прошу прощения, мы были вынуждены вас схватить и так держать, искренне раскаиваемся. Отныне вы гостья Королевства Грифонов Стального пера.

Она недоверчиво уставилась на него, пытаясь понять, что это за шутки. Сидящий на троне грифон оправдывался, Каденс хорошо чувствовала его интонации.

— Вы отпускаете меня?

— Почти. Дело в том, что совсем отпустить вас мы не можем, сейчас это сдерживает участие Кристальной Империи в боевых действиях. Мы не хотим лишней крови. Поэтому с сегодняшнего дня вы гостья, а не пленник. Однако, для того, чтобы это стало истиной, поклянитесь, что до конца военных действий останетесь с нами на этой земле. Мы окажем достойный аликорна уход за вами.

Серебристая грифина, стоявшая рядом с троном Короля, мягко перетекла в другую позу, словно капелька ртути.

— Принцесса, грифоны не столь злы, мы умеем быть благодарными. Вы не хотите жертв в покинутой вами Империи, а мы не заинтересованы в их участии в войне. Мне кажется, наши желания сходятся. Соглашайтесь.

— Если я останусь, вы их не тронете?

Грифон улыбнулся и поклонился.

— Король Гриф Стальнопёрый даёт своё слово, Кристальная Империя не станет целью атак.

— Хорошо, я останусь.

Глаза грифины рядом с троном на какой-то миг вспыхнули зелёными отблесками.

Каденс лежала в мраморной ванне с пенной водой, пахнущей цветами, и отмокала, ей бережно расчёсывали гриву две молодых грифины. Почему-то грифоны называли покои апартаментами, аликорну выделили довольно просторные комнаты и этих двух прислуживающих грифин. В первый день она отоспалась на мягкой постели, утром ей принесли свежую морковку и яблоки.

— Не гневайтесь, госпожа! Нам сложно готовить еду для пони.

— Что вы такое говорите? — розовый аликорн недоумённо смотрела на склонившихся в низком поклоне грифин, — это вкусная и полезная еда!

Грифины бережно разминали её ногу, иногда издавая тихий клёкот. За массажем следовали повязки с какой-то хвойной мазью. Каденс чувствовала, что они очень ответственно отнеслись к своему поручению. Всего лишь две молодые грифины, серо-стального цвета, они разительно отличались друг от друга. Передние лапы, покрытые желтоватой твёрдой шкурой, заканчивались пальцами с острыми когтями. Их звали Диана и Скай. Диана повыше и кажется более упитанная с коричневыми перьями на горле, Скай, — худая с белыми перьями на горле и странным рисунком на лбу, очевидно, это была косметика грифонов.

Утром Каденс проснулась от того, что кто-то присел на краешек постели. Это оказалась серебристая грифина, которая стояла рядом с Королём.

— Каденс, как твои глаза?

— Кто вы? Мы знакомы?

— Не смеши, ты со мной три дня в камере провела. Я Сплит.

— Но… почему…

— Сидеть без дела не интересно, уговорила его отпустить тебя. Тебе лучше? — обеспокоенно спросила Сплит, потом погладила её крылом по спине.

— Хорошо кормят, ванны два раза в день, не обижают. Ногу лечат. Вот только я чувствую, всё это ложь.

— Не совсем, всего лишь использование ситуации. Они заинтересованы, чтобы как можно меньше пони участвовало в столкновениях, убрав с доски кристальных пони, пусть даже такой ценой, они сохранят множество жизней грифонов. В данном случае — ты в выигрыше.

— Я надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

— О, да! — её глаза вспыхнули зелёными отблесками, — возможно, мне удастся вернуть тебе магию. Это займёт время, но моё влияние на них растёт и однажды, ты получишь свою Любовь обратно.

— И тогда…

— И тогда ничего не произойдёт, либо останешься здесь, либо вернёшься в Кристальную Империю. Ты же понимаешь, это станет условием их содействия. Надеюсь, на этот раз не станешь лгать?

Розовый аликорн опустила голову и покачала ей в разные стороны.

— Одного раза хватило, Принцесса не имеет права на обман своих подданных.

— Всё будет хорошо. О том, чего хочу я, мы поговорим позже. Наслаждайся и выкинь из головы все беды, за месяцы, проведённые в сыром подвале, ты заслужила их поклоны. Ходи по городу, осмотри замок, говори с ними. Ты гостья!

Каденс последовала совету чейнджлинга, грифины всегда находились рядом, помогая и рассказывая о королевском замке и всему, что находилось вокруг него. Снять застарелое воспаление сустава, ещё со времён жизни в лесу, им удалось за неделю, но хромота не прошла, иногда аликорн начинала тихо поскуливать, если что-то попадало под копыто или нога оказывалась под большим углом. После недельного лечения кобыла начала делать более длительные прогулки с выходом в город. Грифины действительно помогали ей в самых неоднозначных ситуациях, иногда оказывалось достаточно их присутствия, чтобы пустили в заинтересовавшую её башенку или строение. Видя на их шеях знак зала Доблести, никто не решался отказать, ведь такое действие расценивалось как оскорбление королевского рода и могло привести к самым неприятным последствиям. Каденс очень понравился столичный рынок, ровные ряды которого расположились около портовой площади. Сотни грифонов торговали различными дарами моря, рыба, моллюски, огромное количество разнообразных водорослей. Аликорн периодически просила купить ей на пробу что-нибудь, после некоторых даров её долго не могли вытащить из кабинки с буквой «Ж». Она честно пыталась есть рыбу, иногда у неё даже получалось, но варить приходилось очень долго, в противном случае всё заканчивалось кабинкой и звуками лошадки, внезапно потерявшей съеденный обед. Зато Каденс удалось выяснить, что ей нравится вкус морских улиток, она способна с большим аппетитом поедать рапана и мидий, лимонный сок и всякие приправы на основе масла приводили аликорна в дикий восторг. На недоумённые расспросы Дианы и Скай с просьбой объяснить, почему так получается, она лишь растерянно разводила крыльями. Грифоны тоже ели их, но это не считалось деликатесом, скорее как небольшая добавка к рыбным блюдам.

— О, мой прекрасный Король! Готовы ли фотографии?

— Да. Слушай, а вот в ванне… это не очень пошло?

— Думаешь, кобыле, которая провела три года вдали от жеребцов, не хочется тепла? Это поймёт любая из нас. Ничего постыдного в этом нет, поверь мне. Твои девочки хорошо постарались, ей явно понравилось. Пусть наслаждается городом, пусть проникнется духом грифонов, вашей доблестью и честью.

— Ты коварна как демоны тартара!

— Готов ли гонец?

— Да, моя пернатая подруга, готов, — его хищный клёкот отразился от стен древнего зала Доблести.