Пациент XIV

Замечаешь ли ты момент, когда безумие овладевает тобой? Продолжаешь ли жить, как ни в чём не бывало, порой не осознавая своих поступков, или же пытаться найти способ бороться с ним, пытаться отличить реальность от галлюцинаций, создаваемых твоим разумом? Не всё так просто, как кажется на первый взгляд.

Другие пони ОС - пони Человеки

Контакт

Тяга к звёздам привела юную чародейку к удивительному приключению.

Твайлайт Спаркл Спайк Человеки

Когда гармония уходит…

С принцессой Селестией произошло что-то странное: из доброй и справедливой правительницы она превратилась в безжалостного тирана и запретила в Эквестрии магию, а её сестра пропала без вести. В стране рушится гармония, пони теряют надежду на счастливое будущее. Шестёрка друзей решает разобраться с ситуацией, однако всё идёт не так хорошо, как хотелось бы.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Сестринское дело

Все мы давно привыкли к тому, что плохая ситуация становится только хуже. Однако всё же иногда события могут приобрести совершенно неожиданный и яркий оборот, даже если ты безнадёжно застрял в больнице.

ОС - пони

На продажу

На продажу: фургончик (1 штука). В хорошем состоянии, один владелец, ухоженный. Для заинтересованных просьба обращаться: Трикси Луламун, Великая и Могущественная Замок Дружбы Понивилль

Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер

Дружба под знаком равенства

«Но это же чудовищно! - воскликнет иной пони. – Забрать метку – все равно что лишить пони души!» Но позвольте же мне поведать свою историю; и вы убедитесь, что ваши драгоценные кьютимарки – ни что иное, как грандиозный обман. История жизни Старлайт Глиммер - от ее имени.

Другие пони ОС - пони Старлайт Глиммер

Чувство свободы

Первый полёт Скуталу.

Рэйнбоу Дэш Скуталу

Солнце в рюкзаке

Данный рассказ является спин-оффом "Сломанной Игрушки" (рекомендуется прочесть оригинал). Он повествует о двух подругах, которые волею судьбы оказались на перепутье, но чудесным образом получили второй шанс. В чем подвох? Этот самый "второй шанс" означает не менее трудные испытания, чем в прошлой жизни. А зачастую, и большие.

Рэйнбоу Дэш Диамонд Тиара Человеки Сансет Шиммер

Рождённые летать

Время идёт, беззаботное лето на новом месте подходит к концу, а неумолимо приближающаяся осень несёт с собой перемены.

Дерпи Хувз Другие пони

Звездная ярость. Кризис двух миров.

Логическое продолжение рассказа звездная ярость. Его можно найти тут http://tabun.everypony.ru/blog/stories/55549.html Чтобы понимать о чем речь советую сначала прочесть его.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Автор рисунка: BonesWolbach
Прекрасный город на берегу моря Пора познакомиться

Душа чейнджлинга

Твайлайт удивлённо смотрела на Фэнси, за какие-то два месяца он резко постарел. Больше не было удали в глазах, он весь поистёрся, словно старая ткань. Сидел перед ней, опустив голову, так и не посмотрел в глаза ни разу. Сказал, что отдал письма лично в копыта ученице Королевы. Попросил прощения за всё произошедшее и грустно сообщил, что скучает по голосу Селестии, но более ни на что претендует, искренне просит прощения за предательство. Аликорн с растерянностью выслушала его речь и непонимающе захлопала глазами. Он дал ей адрес дома в Сердце и сказал, придя туда, она всё поймёт. Твайлайт прикинула оставшееся время и решила, что успеет добраться туда и обратно. По приезду и небольшим уточнениям у встречающихся по дороге чейнджлингов она доскакала до указанного Фэнси адреса, им оказалась ювелирная мастерская, даже скорее небольшой заводик. Пару раз поскользнувшись, она всё-таки дошла до двери и постучалась. Знакомый голос ответил, мол, у них открыто. Твайлайт узнала бы его из тысячи. Рарити! Она заскочила внутрь, удивлённо замерла, на неё смотрела незнакомая кобыла чейнджлингов с блестящей чёрной шёрсткой и красивыми переливающимися крыльями без единой дырочки.

— Извините… я… а где Рарити? Она же только что…

Чёрная кобыла села и опустила голову, потом вообще отвернулась.

— Мам! Мам! Я закончила! А кто пришёл?

Ещё одна мелкая кобыла чейнджлингов буквально скатилась по лестнице, очередной раз, оставив мокрые следы от снега.

— Дорогая, ты опять без накопытников?

— Я забыла! Честно! Ой, это же Твайлайт. Мам?

— Вы кто? — испуганно спросила аликорн.

Зелёный огонь прокатился по кобылам, возвращая им привычное тело. Немая сцена длилась несколько секунд. Твайлайт сказала «ой» и шлёпнулась в обморок.

— Давай её в кровать. А чего? Она же дружила с чейнджлингами, почему испугалась?

— Дорогая, не каждый день такое зрелище радует глаз.

— Ха! Я теперь красивая стала! Ты только посмотри на эти крылья! Все жеребцы моими будут! — Свити закрутилась на месте и зажужжала крыльями, поднимая ветерок в комнате.

— Конечно, будут, ты самая лучшая у меня. Но кое-кому не следует забывать о законах роя.

Они бережно переложили лавандовую кобылу в кровать, укрыли одеялом. Свити пощупала её и сообщила, что та замёрзла. Рарити прибавила отопление, прогревая комнату, где лежала подруга. Через полчаса она привстала на кровати и увидела, что Рарити занималась работой, в магическом захвате парил красивый прозрачный камень, скорее всего рубин, у правого глаза кобылы в зеленоватом сиянии висело увеличительное стекло. Она бормотала себе под нос, о том, что есть сколы и надо их заделать.

— Рарити?

Кобыла положила рубин на ювелирный верстак с тисками для камней, потом бережно опустила туда же увеличительное стекло. Повернулась к своей лавандовой подруге.

— Как ты меня нашла?

— Фэнси сказал, тут что-то важное, я и поехала. Мне приснилось?

— Нет.

Свити вынырнула откуда-то сбоку и поставила поднос перед аликорном, чашка чая и медовые соты на блюдечке. Лавандовая кобыла закрыла глаза, у неё потекли слёзы.

— Я растеряла своих подруг. Рейнбоу прислала письмо, она отправилась в экспедицию с грифонами, когда вернётся — не знает. А с тобой что случилось?

— Пришлось бежать из любимого Понивиля. Нам со Свити угрожали.

— Ага! Но ничего, Королева их всех нагнула и… ой, в смысле, я не то, то есть, хотела сказать, выгнала. И мы теперь красивее стали! Да! Я летать могу! Представляешь? — начала тараторить мелкая единорожка.

— Свити, — аликорн вспомнила слова «Мам…», — Рарити? Что с вами?

— Клан Блюблад весь уехал? — обеспокоенно поинтересовалась кобыла с пурпурно-синей гривой.

— Некоторое время назад Селестия и Луна съездили сюда, не знаю, они не рассказали причину. Я никогда не видела её такой злой. Она вышвырнула пинком под зад своего племянника из Дворца. Подписала указ о лишении всех титулов. На мои вопросы ничего не ответила, сказала, прошлые долги. Почему ты спрашиваешь?

— Значит, скоро мы сможем вернуться в Понивиль. Да, дорогая, познакомься, это Свити Бель.

Твайлайт удивлённо уставилась на Рарити, пытаясь понять, шутит она или нет.

— Рарити, возможно, ты забыла. Мы знакомы, — осторожно ответила аликорн.

— Нет, не знакомы, — она опустила голову, помолчала несколько секунд, потом очень тихо сказала, — это моя дочь, Свити Бель.

— Что? — жалобно спросила лавандовая кобыла.

— У меня самая лучшая мама на свете! Она меня защитила от этих гадских Блюбладов! Теперь мы заживём! Да! — радостно заверещала мелкая кобылка.

— Рарити? Но как же? Ты ведь… что я несу. Подождите, ты всегда была чейнджлингом? — пытаясь собрать мысли в кучу, спросила Твайлайт.

— Нет. Королева попыталась скрыть нас таким образом, почти получилось. Они всё равно нашли, припёрлись прямо сюда по нашу душу. Крисалис это сильно не понравилось. Сначала четверо единорогов, потом ещё приходили. Селестия забрала отсюда четырнадцать пони из клана Блюблад. Она дала слово Королеве Крисалис решить эту проблему. Видимо, уже закончила.

— Свити сейчас восемнадцать лет. Что произошло… нет… не надо, я поняла. Это кто-то из клана Блюблад сделал? — глаза Принцессы вспыхнули белым огнём, — Она отправила их строить поселение около Паломино.

Рарити почувствовала холодную ненависть аликорна, поняла, что Твайлайт не успокоится. Уговоры бесполезны, теперь у неё появилось ещё одно имя в списке врагов.

— Обратно вас вернуть можно? В единорогов?

— Эй! Я не хочу! Мне крылья нравятся! — растерянно ответила Свити.

Рарити подошла и села рядом с кроватью, опустила взгляд и тихо заговорила, пытаясь пояснить Твайлайт свои мысли.

— Дорогая, боюсь, без Королевы мы теперь неполноценны, я не могу тебе объяснить, что такое её любовь. Однажды ощутив, никто не сможет отказаться. Солнце, которое всегда светит, поддержка в трудный момент, вне зависимости от того, как далеко от неё чейнджлинг. Понимание, любовь, радость от того, что ты просто есть. Такой вот ты, не особенный, не крутой и ничем не знаменитый. Она любит каждого, ты всегда это знаешь и чувствуешь. Ей не нужно улыбаться и говорить красивые слова, они никому не требуются. Ты навсегда в её сердце. Твайлайт, я не хочу снова становиться единорогом, даже если такая возможность будет. В этих пасмурных небесах определилась моя судьба. Воля случая, но я ему благодарна. За то, что могу назвать Свити своей дочерью, а она может сказать мне заветное слово «мама». Даже если нас выгонят из Понивиля, мне есть куда возвращаться. Мы со Свити планируем жить по месяцу там и тут. Со Сплит поближе познакомились, не то, чтобы мы для неё что-то значили, но она очень сильная, за такими нужно идти, как наши Принцессы, как ты. Она счастлива нашему согласию стать чейнджлингами, обещала подумать над применением талантов на благо роя. Пока лишь это, — Рарити обвела копытом свою мастерскую, — рой Крисалис никогда не делал драгоценные камни на продажу, обычно всё добытое отдавали диархам. Чейнджлинги больше любят работу с металлом, ювелирное дело у них практически неразвито. Она предложила поработать в этом направлении, организовать производство. Пока мы тут вдвоём со Свити, остальные чейнджлинги лишь помогают. Ювелиров среди них нет. У Свити тоже кое-что появилось.

— Эй! Я сама расскажу! — возмутилась неугомонная кобылка, — значит так, я пою. Но не как обычно, а через рог ! Голос усиливается магией. Я уже два раза выступала в местном театре. Ещё я могу петь и передавать эмоции с помощью магии влияния, но мне не разрешают. Когда-нибудь я научусь!

— А где сама Сплит?

— В Мейнхеттене, наверное, три или четыре месяца, я точно не знаю. Первое время мы тут как на иголках сидели, старались не покидать мастерскую. Крисалис часто приходила, успокаивала нас. Очень тяжело приходилось, первое, что я сделала, цепочки с изумрудами на рог для неё и Сплит, они хорошо смотрятся. Обе ругали меня, объясняли, что так нельзя. Когда заплакала, поняли видимо, насколько это для меня важно. Приняли мой подарок. Сплит обещала, что ты меня не бросишь, и будешь дружить, нужно лишь немного подождать, пока кризис в Мейнхеттене разрешится. Она там с Джу, оставили своего жеребца сидеть с жеребёнком! Не понимаю, как так можно? Большинство жеребцов не очень любят уход за детьми, менять пелёнки, лужи подтирать. У чейнджлингов тоже самое, но они оставили, я у Крисалис потом спросила, она сильно удивилась, долго интересовалась, почему переживаю за чужого жеребёнка. Она забрала её в Логово, Джаинт туда переселился на время. Ещё я видела твоего брата. У него счастье в глазах! Когда Крисалис рядом, он буквально светится от любви. Кстати, Крисалис эм… ну… того, как и Каденс. Скоро весь рой будет стоять на ушах от счастья. Каденс я не видела, она сюда не приезжала, но Королева ездила к грифонам. Шайнинг Армор вообще регулярно катается туда-сюда. Но там не только из-за Каденс. Ты сказала, Рейнбоу в экспедицию полетела. Она тебе солгала, это не экспедиция. Они начали разведку нового континента, там опасно. Ей дали целое крыло грифонов в подчинение, вернётся ещё более крутой, чем была, — Рарити замолкла, потом тихо прошептала, — если будет, кому возвращаться. Сплит просила меня не волноваться, а я не могу. Сердце взрывается теперь от эмоций. Вот ты сейчас очень расстроена, печаль в душе буквально кипит, ещё чувствуется обида.

— Я от тебя теперь ничего скрыть не смогу, можно улыбаться хоть до посинения и рассказывать, мол, у меня всё хорошо? — обеспокоенно поинтересовалась Твайлайт.

— Наверное, не получится ничего скрыть. Ощущение эмоций и поглощение энергии любви, основная способность чейнджлингов.

— Рарити, ты ведь больше не подчиняешься Принцессам?

— Наверное, нет, я не знаю. Ты моя подруга, буду помогать.

— Скажи, если потребуется использовать элементы гармонии?

— Королева запретила использовать элементы гармонии против Луны или Селестии. Всё остальное на твоё усмотрение. Она считает, что ты знаешь, как нужно поступать.

— Хорошо, Рарити. Я поеду домой, в Понивиль. Уточню, что с кланом Блюблад, все ли уехали. Если кто-то остался, помогу им найти дорогу. Письмо тебе напишу. Мне нужно что-то сообщить нашим подругам?

— Нет, я сама. Они же не выгонят меня, правда?

— Рарити! Перестань говорить ерунду! Мы подруги, понятно? От того, что Рейнбоу ласкается с грифоном, никто её не выгнал. А это посерьёзней того, что ты стала чейнджлингом, знаешь ли. Свити, у тебя скоро уши задымятся! — обратив внимание на насторожившуюся мелкую пони, возмутилась Твайлайт.

— Эй! Мне тоже интересно! А что она с ним делала? — навострив ушки, заинтересовалась кобылка.

— Свити, дорогая, тебе ещё рано. Придёт время, ты сама всё узнаешь и попробуешь.

Твайлайт видела улыбку подруги, мягкую, словно подшёрсток и такую же тёплую. Она поняла, любой, кто попытается косо посмотреть на Свити, получит на свою голову огромную и нерешаемую проблему. Настроение немного поднялось, Рарити нашлась, и она находилась в безопасности. Оставалось дождаться Рейнбоу и Элементы опять будут в сборе, готовые к новым свершениям. Вот только слова зелёной кобылы жгли душу как огонь: «Лжёшь…». Надо было скорее возвращаться в Кантерлот, там Луна и Селестия. Аликорн тепло попрощалась с подругой, обняла её и незаметно подула в нос, чтобы Свити не увидела. Та покраснела и лизнула её в ответ. Очередной вагон с полкой, чай и кусочек кислого лимона. Дворец встретил её обыденным муравейником, пони носились, исполняя какие-то важные дела, говорили друг с другом, уединялись в специальные залы и обсуждали сделки, жизнь в Эквестрии продолжалась. Твайлайт подошла к покоям Селестии, постояла немного, потом покачала головой и понуро пошла к себе. Коридор с фиолетовой плиткой, её поменяли по распоряжению Селестии, этого крыла изначально во Дворце не было, его достраивали уже после того, как лавандовая единорожка стала аликорном. Однажды, она поинтересовалась, почему нет розового крыла у Дворца для Каденс. Как выяснилось, оно планировалось, но Каденс не захотела, оставив себе только личные покои. Она никогда не любила этот Дворец, говорила, что всё слишком официальное, нет уюта, предпочитала жить в съёмном доме, а с возвращением Кристальной Империи у неё появился свой собственный замок. «Ты лжёшь…». Сердце болезненно сжалось, аликорн закрыла глаза. Откуда-то появилось понимание, что она действительно может убить Дискорда, теперь точно способна на такое. Её глаза вспыхнули, она поймала проходящего мимо работника Дворца и попросила принести серебряный нож. Забежала в свои покои и начала рыться в комоде, нашла мелок. Очертила ровный круг, взяла пуфик, положила на него серебряное блюдо. Пони принёс ей нож, самый обычный, которым резали овощи. Она улыбнулась и поблагодарила. Положила нож на серебряное блюдо и отошла. Глаза аликорна вспыхнули, магия окутала рог, начала свиваться вокруг её тела закручиваясь спиралью. Очерченный круг вспыхнул пурпурным огнём, нож поднялся в воздух. Твайлайт вспомнила виденный ранее красивый боевой клинок и закрыла глаза, воспроизводя в памяти всё, вплоть до узора на рукояти. Нож потёк каплями металла и начал меняться, она почувствовала, что не хватает материала и поднос растёкся такими же каплями, слившись в один шар с расплавленным ножом. С её рога сорвались первые заклинания, выстраивающие упорядоченную структуру предмета. Магия порядка привела клинок к идеальной форме, чем-то напоминающей острый тонкий четырёхгранник, кобыла представила рукоять с рисунком, серебро, повинуясь её воле, слилось в нужном виде, затем появился рисунок. Металл горел ярким магическим светом, Твайлайт собрала все свои силы и прочитала заклинание упорядочивания. Клинок стал твёрдым. Аликорн грузно осела, потратив всю доступную ей магию. Перед ней лежал красивый острый стилет, наполненный магией порядка, сам являющийся предметом, который упорядочивал. Первый артефакт в её жизни. Она взяла его, взвесила в копыте, клинок оказался довольно тяжёлым, несмотря на размеры. Раздался хлопок и перед ней появился Дискорд, обеспокоенно поглядывающий на клинок в её копыте.

— Твайлайт, я не убил ни одного пони. Почему ты хочешь лишить меня жизни?

— Залог твоей преданности народу пони.

Драконикус свился кольцом и покачал головой.

— Сначала вы с подругами исказили мою сущность, сделав подверженным магии дружбы. Потом заставили полюбить Флаттершай. Теперь ты сделала оружие, которым меня можно по-настоящему убить, не обратить в камень, не выслать куда-нибудь подальше, а убить. Чего ты хочешь?

— Преданности. Мне не интересны твои мотивы, я посмотрю сквозь копыта на любые твои шалости, ты дух Хаоса, это твоя суть. Но второго предательства не будет, для тебя оно станет последним. Мы поняли друг друга?

— Отличный план. Я чувствую влияние, очень мощное. Меняющая судьбы сейчас смотрит твоими глазами. Молись своим богам, если они у тебя есть, чтобы она никогда не стала Королевой. Иначе вы все обречены, вам не победить в этой игре. Пока она на твоей стороне, но кто знает, что будет завтра? До встречи, Принцесса.

Дискорд исчез, оставив после себя пузырьки мыльной пены, разлетевшиеся радужными шариками по огромной комнате. Твайлайт стояла посреди своих покоев, по её щекам катились слёзы. Она не услышала, как двери резко распахнулись. На неё набросились два аликорна.

— Держи! Держи её! — крик буквально оглушил, растерявшуюся крылатую пони.

Клинок от удара копытом по ноге вылетел из захвата. Лавандовая кобыла взвизгнула от боли. Селестия навалилась на неё сверху, Луна схватила за задние ноги и прижала её круп к полу.

— Твайлайт! Посмотри мне в глаза! — голос белоснежного аликорна дрожал и срывался, — Успокойся, слышишь?! Всё не так плохо, не нужно с собой ничего делать. Мы переживём любые неприятности. Мы рядом.

— Вы что?! Отпустите! — жалобно пискнула лавандовая кобыла.

— Сестра, может успокоительное? — обеспокоенно спросила Луна.

— Да отпустите же, наконец! Вы меня раздавите!

— Ты в порядке? — неуверенно спросила Селестия, — Мы почувствовали всплеск магии, поскакали к тебе, ты стоишь с клинком в копыте и плачешь.

— Слушай, а она сзади симпатичная, как это мы раньше не разглядели? Смотри, такая вся аккуратная, аппетитная. Ты всё это целиком хотела себе захапать, сестра?! Это нечестно!

— Луна… ты что… ах… перестань… что ты делаешь… — ощущая мягкий тёплый язык там, где его совсем не должно быть, зашептала Твайлайт.

Вырваться из-под двух аликорнов у неё не получилось. А через пару минут уже и не хотелось.

Две кобылы сидели на берегу, бросали в воду камушки, жара спала, и прохладный морской воздух шевелил их шёрстку. Волны накатывали на берег шуршащим покрывалом, утаскивая вглубь мелкие камушки, береговая линия чередовалась большими площадями песка и крупной галькой. К ним подошли ещё два пони и тихонько присели рядом.

— Городской совет мы будем выбирать сами, кандидатура главы станет утверждаться у Принцесс, но подавать её должен сам совет. Выборы один раз в шесть лет. Мы согласились. Принцессы более не станут нам приказывать, но влияние на городской совет у них останется. Вы оказались правы, нам требовалось всего лишь поговорить. Они хорошие кобылы, любят свой народ. Мы попросили временно не присылать сюда эту лавандовую с проверками, пока всё не утихнет. Ещё намекнули, что не откажемся от специалистов по аудиту, но хотим, чтобы воришки чистили Мейнхеттен, а не Кантерлот. Луна согласилась с нашими доводами. Они долго пытались выяснить, кто всё это придумал, просили больше так не делать. Твоё имя ни о чём им не сказало, а вот имя твоей подруги заставило буквально задрожать. Я никогда не видел, чтобы аликорны боялись. Настоящая Грин Ти вернулась, не помнит как села на поезд, пришла в себя без денег и сено знает где. Мы поговорили с грифонами, которые помогали с безопасностью в воздухе, они тебя боятся похлеще огня, все как один делают круглые глаза и говорят, чтобы с такими вопросами шли к Королю, за разглашение подобных сведений они плетями не отделаются. Пришлось поднять всех знакомых в Кантерлоте, но и они ничего не смогли сказать. Единственный ответ пришёл из Кристальной Империи о том, что пони с кьютимаркой в виде кинжала когда-то попала в серьёзные неприятности вместе с подругой. Подняли старые газеты и архивы. Мы нашли тебя. Остался лишь один вопрос, чего хочет ученица Королевы Крисалис в качестве платы?

По Сплит пробежал зелёный огонёк, чёрная кобыла посмотрела своими бездонными синими глазами на пришедших. Оба пони склонились перед ней.

— У вас очень красивое море, песок и камни, но чейнджлингам здесь слишком жарко, мы с трудом переносим такую температуру. Жить тут физически не сможем, а значит Мейнхеттен для нас закрытая зона. Остаётся торговля и корабли. Очень скоро нам понадобятся специалисты по кораблестроению, вы сможете поделиться?

— К вам поскачут, аж копыта засверкают. Даю слово. Торговля?

— Я поговорю с Советником Иржем, это не моё направление, он отвечает за экономику роя. Помогите ему правильными советами, чейнджлинги не являются специалистами в морской тематике, наш дом — горы и болота. Эти проекты станут совместными, думаю, мы найдём пользу от подобных отношений. А теперь, чего я от вас хочу. Очень скоро Принцессам понадобится флот, грифоны в одиночку долго не выстоят. Примерный охват — десятилетие. За это время вам надлежит привести свой флот в хорошее состояние, обучить экипажи, заготовить кристаллы для пушек. Если успеете, было бы неплохо укрепить береговую линию. Постарайтесь это делать совместно с грифонами, чтобы они не переживали на предмет вашей агрессии. При необходимости — смело их нанимайте. Это позволит им докладывать Королю о происходящем и снимет всякие подозрения. Внимательно слушайте Принцесс, они плохого не посоветуют. Их консультации сберегут вам много нервов, пользуйтесь ими почаще, налоги нужно отрабатывать. Помните, пони сильны в единстве, по частям нас раздавят. Принцессы — это то, что всех нас связывает, их зов — единая Эквестрия. Не будет единой страны, кандалы и рабство нам обеспечены. История Кристальной Империи тому наглядный пример.

— Вы рассказываете страшные вещи, у меня копыта трясутся.

— Вот для этого и нужны Принцессы. Надеюсь, вы больше не станете причинять боль тем, кому однажды придётся сражаться за жизнь ваших детей. Они иногда заигрываются, витают в своих облаках, решают совсем не те проблемы, которые важны. Об этом не грех напоминать. Но в трудный час они встанут рядом с вами и поведут пони к победе.

— От души отлегло, — как оказалось, вторая пони сидела и не дышала, внимательно слушая Сплит.

Сплит на неё обратила самое пристальное внимание, довольно крупная земная пони с еле заметной голубизной шёрстки и карими глазами, грива жёлтая, подобранная резинками. Мощные ноги, мышцы на груди явно очень хорошо развиты. На правой ноге надет серебристый браслет с волнистым орнаментом, кобыла состояла в табуне и считалась старшей. На груди висела цепочка с медальоном, на котором отчеканена ракушка, знак Городского Совета Мейнхеттена. Звали её Рамбл.

— Мы ещё немного посидим, а вечером на поезд.

Оба пони переглянулись, потом одновременно опустились на запястья, поджав под себя согнутые ноги.

— Мейнхеттен благодарит вас.