Автор рисунка: BonesWolbach
День первый, когда кто-то сказал: “Что это за дыра? Даже кустов нету...” День Третий, когда шипело радио.

День Второй, когда кто-то сказал: “КРОКС! ГДЕ ВАС НОСИТ!?..”

Хм, простите за такую долгую задержку. Написал, насколько мог быстрее.

+++Обнуление. Начала новых суток. Время по хронометру, 3:01. Статус — ночь+++
День Второй, когда кто-то сказал: “Это еще что за ху...”

Говоривший так и не продолжил фразу, кидаясь под корпус “Стража”, возле которого спал.

 — ЖИВО! ПОДЪЕМ! ТРЕВОГА! — орал капитан, во всю глотку. — КСЕНОСЫ! БОЛТЕРЫ! КАКОГО ХРЕНА ВЫ МОЛЧИТЕ! ОГОНЬ, МАТЬ ВАШУ!

В этот же миг часть стены начала падать прямо на Джавса...

+++ Время по хронометру, 3:02. Статус – ночь+++
День Второй, когда кто-то сказал: “КРОКС! ГДЕ ВАС НОСИТ!?..”

 — Черт бы вас побрал! — рефракторный щит сработал отлично, приняв на себя удар бетонной стены, расщепляя ее на молекулы. Джавс достал силовой клинок и вынул из кобуры болт-пистолет. — Немедленно снимите чертову артиллерию! БЫСТРО! — он побежал к другому укрытию, где засели “Инфернус” и “Браво”. — Сержанты! Подъем! Вы идете со мной! “Скорпа”! Доклад!

 — Вас слышу, капитан. Видим противника. Это ксеносы. Похоже совсем другие. Высокая степень организации. Тяжелое оружие. Похоже броня, на уровне карапаца, лазганы плохо ее берут.

 — “Крокс” на связи, капитан. Мы на месте. Находимся в тылу противника. Видим артиллерию. — отряда сержанта Боско расположился в тени разрушенной стены, позади врага. — Хм, это похоже на “Циклон”, какая-то мобильная установка ракетного залпового огня.

 — Снимаете по моему приказу! “Браво”! “Инфернус”! Выступаем, когда артиллерия загнется. “Стражи”, доклад, немедленно! — Джавс был просто вне себя от такого наглого нападения.

 — “Стражи” на связи, капитан. Готовы к бою, последние приготовления займут несколько секунд. – ответил пилот Первого.

 — Отлично, на вас основная сила, как только артиллерия загнется, сразу втопчите их в пыль! — капитан Химер выглянул в окно и тут же чуть не схлопотал пулю. — Черт! “Скорпа”! Где вас носит!?

 — Спокойно, капитан, ветераны находятся под моим командованием. — раздался голос Морставо по вокс-связи. — Враг еще не знает о нашем присутствии. Сыграем на этом. Продолжайте командовать, капитан.

 — Вас понял. “Крокс”! Снять артиллерию!

Боско указал двумя пальцами на артиллерию, остальные вскинули хэллганы и прицелились во врага. Сержант поднял руку, загибая пальцы. Раз. Два. Три. Огонь. Треск хэллганов заполонил воздух и ворох лучей полетел в броню артиллерии – ксеноса в тяжелой броне и ракетной установкой на спине. Лучи хэллганов с легкостью прошли сквозь броню, словно той и не было, расплавляя ее и плоть под ней, Боско сделал прицельный выстрел и попал в голову, луч прошил визор шлема ксеноса и тот свалился замертво. Артиллерия затихла.

 — В АТАКУ! ЗА КАТАЧАН! — раздался крик за стенами и бетонную стену проломили два “Стража”, ревя своими двигателями и выпуская в воздух клубы черного дыма. Ксеносов осветили прожектора с корпусов машин. В видимости было семеро, все в одинаковой металлической тяжелой броне, вооруженные куда более продвинутым оружием, чем предыдущие особи.

Автопушка “Стража” дала очередь по одному из них. Снаряды просто разорвали цельна части вместе с броней. В этот момент в другую машину влетел снаряд, который пустил другой ксенос. Раздался громкий взрыв, машина покачнулась, сделала несколько шагов в сторону, стараясь удержать равновесие, но устояла на месте, а после ответила огнем автопушки, которая вспорола землю в опасной близости с облаченными в метал копытами врага.

Гвардейцы же бежали за “Стражами”, поддерживаемые огнем тяжелых расчетов, которые сидели в руинах завода. Снаряды оружия ксеноса шоркали по бронежилетам гвардейцев, нескольких несмертельно ранило, но вывело из боя, но таких “невезучих” было не слишком много, чтобы заставить дрогнуть катачанцев. Что-то крепко прилетело по грудине Джавса, чуть не сбив его с ног, но капитан продолжил бежать в первом ряду вперед, без какого-либо страха, но с яростью и рвением, чтобы предать ксеносов уничтожению во имя Бога-Императора.

Воздух заполонили звуки войны — треск лазганов, грохот автопушек и тяжелых болтеров, рев пламени огнеметов ксеносов и имперцев. Но все решилось, когда гвардейцы добежали до противников. В руках каждого солдата блеснули клинки катачанской стали. Ксеносы, что не ожидали настолько дикой и варварской тактики, не успели отступить, а те, что и смогли отступить были добиты обошедшими с флангов ветеранами отряда “Скорпа” и отрядом Боско.

 — Минимум одного оставить в живых! Слышите! В ЖИВЫХ! — прокричал Джавс, смахивая шипящую на силовом мече кровь. Гвардейцы отозвались гулким “Ух!”.

Вскоре, все было покончено. Ксеносы, медленные в своих доспехах, были куда медленнее ловких катачанцев, да и количество гвардейцев почти в трое превышало количество врагов Империума.

 — Выжившие есть? — уже спокойным голосом спросил капитан по воксу, смотря на поле битвы.

 — Так точно, двое, один похоже сильно ранен. Другой бессознания. Ну и воняет он, черт. — сержант Риго. — Куда их, капитан?

 — Оружие снять, если не снимешь — ломай, а самих ксеносов в здание. — Джавс посмотрел на комиссара, чтобы увидеть его реакцию на приказы, которые отдал капитан. Комиссар лишь смотрел на поле битвы, немного улыбаясь. Полы расстегнутой шинели были испачканы в крови ксеносов. Силовой клинок искрился, испаряя на себе последние остатки крови. — Комиссар, все в порядке?

 — Да, капитан. Распоряжайтесь. — спокойно ответил комиссар, отключая клинок и отправляя его в ножны. В карапацевом нагруднике комиссара, Джавс увидел пулевое отверстие из которого немного сочилась кровь. — Медика сюда, живо! — прокричал комиссар и к нему тут же подбежал один из ротных медиков.

Джавс повернулся и пошел к тому месту, куда в этот момент утаскивали ксеносов.

 — Черт, тяжелые сволочи... — сказал кто-то из гвардейцев, стараясь поднять тушу стонущего и истекающего кровью ксеноса.

 — Медика, одного. Со мной. — скомандовал Джавс и к нему подбежал Лестер, его руки были окровавлены, как и мединструмент на его левой руке. — Хорошо, пойдешь со мной. Будешь помогать при допросе, чтобы твари не отбросили копыта раньше времени.

Вот. Перед ним лежало два ксеноса в искореженной, исцарапанной и обугленной металлической броне. Один уже проснулся, другой тяжело дышал, стонал, даже были всхлипывания. Звал свою мать. Этот зов Джавс хорошо знал. Многие гвардейцы перед смертью звали свою мать, звали Бога-Императора, чтобы кто-нибудь им помог, излечил ото всех ран, избавил от боли. Джавс и сам так звал, когда был совсем молод, когда он проходил испытания, чтобы попасть в орден Отчужденных Сынов, когда он мечтал стать космическим десантником. У него имелись все шансы попасть, но дело случая и природа сказали “Нет”, может быть, то было волей Императора, чтобы Джавс остался человеком. Импланты не принялись. Не слишком редкий, но и не частый случай. И вот на одном из последних испытаний, Джавс был готов сдаться. Он думал, что просто умрет там, среди трупов еретиков, он также звал мать, Императора... Джавс помнил. И за все эти годы и десятилетия, капитан Каменных Химер никогда не пожалел об этом, понимая, что это тот момент, через который проходят многие.

Джавс опомнился от воспоминаний и снова холодно посмотрел на ксеносов. Тот, что лежал тихо произнес какую-то фразу. Она прозвучала грубо, дерзко. Скорей всего, какое-то ругательство. Их речь... Грубее, некоторые слова похожи на низкий готик, грубую его вариацию. Голос был ненастоящим, искаженным шлемом брони, звук выходил через решетку на лице.

 — Снимите с них эту хрень, хотя бы посмотрим, с чем мы имеем дело. Надо узнать кто это такие, откуда у них такое вооружение, где их база. — Джавс взял складной стул поблизости и сел перед ксеносами, наклонившись вперед в ожидании, когда с них снимут шлемы. Это затянулось на несколько минут, но гвардейцы все-таки смогли снять броню с голов ксеносов. Комнату наполнил запах мускуса, пота, металла, машинного масла и крови.

Джавс посмотрел в глаза тому ксеносу, который сохранил хладнокровие. Тот также холодно, со злостью, смотрел в глаза Джавсу. Без страха и колебаний.

 — Ты меня понимаешь? — спокойной проговорил Джавс, не слишком громко, не слишком тихо, чтобы его слышали лишь те, кто находится в комнате. Тот также смотрел на Джавса. Огромные, почти с кулак Джавса, глаза ксеноса с яркой желтой радужкой все-также пылали холодной ненавистью. — Отличная дисциплина, сынок, но сейчас мне нужны ответы. Ты меня понимаешь?

Ксенос ничего не ответил.

 — Хорошо... — Джавс поднялся со стула, сжал кулак и с размаху ударил по его морде. Карапцевые накладки на костяшках врезались в челюсть ксеноса, чуть не сломав ее. Пони замычал от боли, стиснув зубы, но не сказал ни слова. — Это был слабый удар. Ты меня понимаешь?

Теперь он посмотрел на Джавса, снизу вверх, и медленно кивнул.

 — Отлично... Кто вы? Что вы за раса?

Ксенос отрицательно покачал головой.

 — Хм... Лестер, что со вторым? — Джавс посмотрел на второго вражеского бойца, его дыхание сменилось с тяжелого на быстрое, прерывистое. Лестер сидел на корточках рядом с ним, найдя шейную артерию и нащупывая пульс.

 — Умирает, капитан. Пульс слабый, высокая потеря крови. Нежилец.

Капитан перевел взгляд на появившегося у входа в комнату комиссара. Морставо стоял, прислонившись к косяку и сложив руки на груди. Кракен смотрел на ксеноса и слегка улыбался, наслаждаясь его муками. Джавс это видел. Эту ненависть в глазах комиссара. Совсем иную, не такую, какая была у этого ксеноса. Пони желал лишь смерти Джавсу, но комиссар желал этому пленному тяжелых мук, боли. Садистское желание. Такое нельзя допускать по отношению к военнопленным.

 — Вы оба умрете. Но для вас есть два варианта. Либо вы умрете быстро, либо мы будем вас пытать, пока не узнаем все. Понятно?

Допрашиваемый положительно кивнул.

 — Кто вы? Как себя называете?

Отрицательный ответ.

Джавс указал на себя:

 — Мы — люди. Человечество. Вы?

 — Пони.

 — Имя.

 — Хартлокер. — ответил ксенос, холодным голосом.

Джавс снова сел на стул и потер поросший щетиной подбородок. Прошло несколько минут в тишине, никто ничего не говорил, кроме скулившего пони, конец которого неминуемо приближался. Его броня, металлическая, грубая, неаккуратная, представляла собой жалкое зрелище. Все слабые места были быстро найдены катачанцами, которые убивали и не таких бронированных тварей. Отовсюду, из слабых мест, сочилась кровь, конечности существа представляли собой жалкое зрелище и вряд ли ксенос сможет ходить в ближайшее время. Доспехи же, как понял Джавс, были не простыми, у них была простая система сервомоторов, которую было вполне легко повредить. Со вторым было именно так. Раны Хартлокера не слишком значительные, не такие, как у второго, но его доспехи попросту обездвижили его, что сыграло на руку гвардейцам.

Капитан пробежался взглядом по более-менее целой броне.

 — “Опасные противники. Имеют хорошую броню, высокую степень организации. Военные. Хорошее оружие. Чуть не подбили “Стража”... Ранили нескольких людей...” — он посмотрел на ксеноса, снова, в глаза. — Сколько вас? Количество? Солдаты? Пони?

Ксенос несколько секунд думал, пытаясь понять неизвестное ему наречие.

 — Много... — лишь сказал Хартлокер, все также смотря на Джавса.

 — Где ближайший лес?

 — Что? — ксенос склонил голову на бок.

 — Черт... Кто-нибудь, покажите ему лес! — Джавс рявкнул на гвардейцев. Он никогда не любил проводить допросы. Но сейчас у него есть шанс выяснить хоть что-нибудь об этом мире. Один из гвардейцев вызвался показать и выцарапал ножом на стене примитивное изображение дерева. Потом еще нескольких. И демонстративно постучал клинком по изображению.

Ксенос посмотрел на изображение и кивнул в сторону севера.

 — Это все что нам нужно было... — Джавс поднялся и пошел к выходу. — Убить.

+++ Время по хронометру, 4:33. Статус – ночь. Рассвет через 18 минут+++

 — Бегом! Бегом! Собирайтесь, мы покидаем это место. Нас ждет уютный лес... — Джавс смотрел, как гвардейцы собираются, сворачивая лагерь. — “Крокс”! Вперед, вы снова в авангарде, дальность — километр. Пойдем на север, там возможно будет лес, как сказал этот ксенос. “В любом случае нам нужно убираться отсюда. Если их и вправду много, то в следующий раз они пошлют еще больше солдат. А здесь мы, как на ладони...” — угрюмо подумал Джавс. — “Черт, нам здесь торчать недели...”
Капитан посмотрел вперед, где уже виднелись первые признаки рассвета.

 — Пошевеливайтесь! Мы должны выйти до рассвета. — прикрикнул Джавс, а сам пошел к комиссару.

Морставо стоял на балконе, смотрел вдаль, на рассвет. На лице, покрытом морщинами, играли отблески огня костров и фонарей. Кракен наблюдал, как солнце встает над иссушенной землей, как ветер гуляет по просторам. Его меч, с поврежденными в недавнем бою ножнами, висел на поясе. Джавс не знал ни имени этого меча, ни его истории, и, конечно, не знал, как Кракен его заполучил. Среди гвардейцев ходили слухи, что Морставо участвовал в битве с тиранидами на Фейерене-III, не слишком известном конфликте, но и прозвище он тоже получил там. Кракен... Джавс не слишком часто над этим задумывался. Говорят, Морставо смог убить обычным куском стали тервигона. Но у капитана были сомнения по поводу этого...

 — “Морставо... Кто же ты такой?”

Комиссар повернулся к Джавсу, сверкнув в первых лучах рассвета аквиллой на погоне комиссарской шинели. На его панцире осталось отверстие от пули, попавшей в область живота. Ничего внутри не задело, в этом комиссару повезло. Медики быстро все зашили и вытащили снаряд. Кракен посмотрел на капитана, в темно-зеленых глазах, сверкающих синими прожилками, читалось что-то странное, Джавс так и не понял, что именно. Но что-то явно не слишком хорошее...

 — Капитан, действия ваших солдат не слишком корректно. Они ведут себя, как недисциплинированные дикари, почти.

Джавс напрягся после услышанных слов. Ему никогда не нравилось, когда такое говорят в отношении его солдат. Капитан никогда не сомневался в своих гвардейцах. Каждый из них готов отдать жизнь за своего брата, за Империум и Императора. Джавс решил промолчать, оставив мысли при себе.

 — “Зато я могу ими управлять, а тебе они с радостью пережут глотку. И только я стою между ними и тобой...”
Комиссар развернулся в сторону рассвета. Цепь на ножнах меча слабо прозвенела. Морставо облокотился на перило.

 — Какие у вас планы, капитан? — спросил он, не поворачиваясь к Джавсу.

Капитан не задумываясь начал отвечать — план практически не выходил из головы Джавса.

 — Выдвинутсья через пятнадцать минут, колонной. Совершить марш-бросок до ближайшей лесной зоны. “Крокс” пойдут в авангарде, будут докладывать о том, что будет впереди, выискивать намеки на лес. Я не могу быть полностью уверен в словах ксеноса, но другой информации у нас в любом случае нет, а эти ксеносы могут вернуться уже в большем составе, находиться здесь становится опасно, я не желаю рисковать своими людьми. Когда мы найдем лес, мы сможем окопаться. Я введу протокол “Venator-Victima”. Далее пойдет лишь ожидание и охота. Запасы наших орудий заканчиваются, поэтому, мы не сможем вести активную борьбу с ксеносами, только лишь для обороны. — Джавс пошкреб по щетине. — У нас есть все шансы дождаться прибытия помощи.

Комиссар молчал несколько секунд, глядя на рассвет.

 — Как думаете, Джавс, когда человек умирает, правда ли он вспоминает все события своей жизни?

Сначала капитан не понял вопроса, он никогда не задумывался над такими вещами.

 — Комиссар, я уклонюсь от вопроса. Я солдат, а не мыслитель. Мое дело распоряжаться и командовать людьми. Прошу, оставьте все эти бессмысленные разговоры.

Морставо резко обернулся, хлопнули полы его шинели, а ножны покачнулись на поясе. Темно-зеленые глаза чуть угрожающе смотрели на капитана.

 — Хорошо, не отвечайте на этот вопрос.

 — “Какой же ты мутный, Кракен...” — подумал Джавс, уставший хоть как-нибудь понимать комиссара.

 — Кто пойдет в арьергарде?

Джавс не задумываясь тут же отчеканил:

 — Взвод ветеранов “Скорпа”. Это единственное на данный момент самый сильный боевой отряд.

 — Хорошо, вы свободны, капитан. Распоряжайтесь людьми.

Комиссар прошел мимо, не задев Джавса. Полы шинели тихо шуршали на поднимающемся ветру. Только сейчас капитан обратил внимание, что на улице довольно зябко. Джавс же подошел к балкону, к его краю, достал сигарету из нагрудного кармана. Чирк. Сигарета занялась. Дым потек вверх, по коснувшись веревок, покачивающихся на ветру. Капитан сделал пару затяжек и выкинул сигарету вниз. Та ударилась о стальной наплечник.

 — Внимание! Мы выходим через десять минут! “Стражи”! Первый! Я на броне.

Кто-то выкрикнул из толпы суетящихся гвардейцев утвердительный ответ. Все сейчас копошились быстро собираясь. Медики сновали туда-сюда, помогая раненным, стараясь поставить на ноги тех, кто в состоянии хотя бы медленно идти. Несколько “механиков” шастали рядом с поврежденным “Стражем”, пытаясь починить вогнутую внутрь обшивку. Повреждение, хоть в бою было некритичном, оказалось не слишком приятной вещью — вогнутая часть царапала ленту питания авто-пушки, что было чревато заеданием. В итоге, гвардейцы сейчас в быстром порядке вырезали поврежденную часть резаком, чтобы заменить его на другой лист металла. Вся рота в спешке готовилась к марш-броску.

 — “Крокс” на связи. Подтвердите качество связи, капитан. — послышался в воксе голос Боско.

 — Прекрасно слышу, Боско. Действуйте по ситуации. Разрешаю разведку боем, но лишь против мелких групп врагов. С бронированными ксеносами будьте аккуратней. О контакте докладывайте мне.

 — Вас понял, капитан. Конец связи.

Капитан начал спускаться по лестнице, направляясь к “Стражам”. Машина гудела двигателем в готовности к отправке. Джавс ловко вскорабкался на броню и сел, свесив ноги.

 — Гвардейцы! — все солдаты остановили движения слушая своего командира. — Нас ждет тяжелый переход. Мы будем останавливаться лишь на несколько часов, максимум четыре, может пять. Это чертова пустошь, тут нет воды, так что не тратьте свои запасы. К еде это тоже относится. Нас хранит Бог-Император и он не позволит нашего поражения в этой безымянной битве. Помощь придет и мы отыграемся. Но сейчас нам нужно решить все проблемы. Когда мы окажемся в лесу, я введу протокол “Venator-Victima”. Все вы обучены, дополнительные инструкции я дам по прибытии на место. Выходим! Все сержанты, действуем по обычному плану марш-броска, построение соответствуещее. “Скорпа” в арьергарде! — Джавс пару раз постучал по корпусу “Стража” и машина шевельнувшись, начала подниматься. Капитан ухватился по-крепче и начался переход.

+++ Время по хронометру, 4:59. Статус – утро+++

Гвардейцы вышли из здания разрушенного ксеноского мануфактория, оставив следы своего пребывания... Ветер гулял среди бетонных исцарапанных надписями стен. Но самое видное это были веревки, средь которых гулял дым сигареты... Веревки, на которых взвесили двух солдат Стальных Рейнджеров, в броне Тяжелой Эквестрийской Пехоты. И на стене, напротив которых качались трупы, зеленой краской было написано: “42 КП. Мы — молот Императора. Химеры уже здесь”...