Сюрприз, Сюрприз

Пинки была вне себя от счастья, когда встретила очень похожую на себя Пегаса. То есть... что же может пойти не так?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Биг Макинтош

Тайны скал

Что таят в себе северные горы Эквестрии?

Другие пони ОС - пони

Лузерша

Рэйнбоу хочет трахаться. Не важно с кем.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплджек

Кобылка на приеме у Дэйбрейкер

Что будет, если однажды маленькая единорожка встретится с могущественной и всесильной Королевой Пламени? Смогут ли они найти общий язык? Или даже стать друзьями? Твайлайт Спаркл пришлось узнать это на собственном опыте, когда она пыталась поступить в школу для одаренных единорогов принцессы Селестии и случайно создала портал в другое измерение, где вместо великодушной и доброй принцессы всем правит ее темная копия – Дэйбрейкер.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони

Обними меня

...Что, если всё совсем не так, как нам показывают в сериале? И магия - это не радужные всплески энергии под приятную музыку? Через что приходится пройти одной лавандовой единорожке, чтобы "перейти на новый уровень обучения"?..

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

...И всё?

В самый разгар сражения со Старлайт Глиммер Твайлайт Спаркл узнаёт причину, по которой её соперница стала такой, какая она есть. Получив возможность заглянуть в прошлое Старлайт, Твайлайт собственными глазами видит «ужасную трагедию», ставшую всему виной. Однако вместо сочувствия Старлайт получает более циничную реакцию.

Твайлайт Спаркл Спайк Старлайт Глиммер

Золото

От автора "Квинтессенции свободы". В идеальном мире Эквестрии порой происходят преступления. А преступников надо наказывать. Вы привыкли видеть добро? Что ж, тогда добро пожаловать в Лагерь!

Праздники

Хочешь ли ты узнать истории о появлении праздников? Если да, присядь у трескучего костра, возьми чай в копыто и слушай. Если нет, можешь просто погреться у огня. Итак, начнем.

Другие пони

Ночная Радуга

Рейнбоу Дэш встречает одинокого фестрала, который почему-то... А, ладно. Данный фанфик полон шаблонами чуть менее чем полностью и содержит прозрачные (ОЧЕНЬ!) намеки на неканон, шиппинг и прочий дурной тон, а также немалое количество беззлобного троллинга различной толщины. Именно этот рассказ является моим самым первым произведением по миру пони, но писался вообще в стол и, по сути, является сайдфиком и переработанным содержанием нескольких снов. Собственно, поэтому повествование излагается в несколько непривычном для меня стиле.

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца

Человек Отказывается от Антро Фута Секса

Огромные мускулистые коне-бабы с гигантскими членами являются в твою спальню и предлагают секс.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 2: Бурная ночь

Глава 1: Дискордов бункер

Ну что, поехали.

Лишь одна лампа на потолке в 82 году с Великой технической революции освещала небольшую бетонную комнату, в центре которой располагались четыре серебристых капсулы криогенной заморозки. Только она помогала хоть что-то разглядеть двум обитателям этого не очень уютного местечка. Вернее, одному. Второму этот свет еще не пригодился: он так и не очнулся после открытия камеры и вот уже вторые сутки с момента освобождения из железного гроба, мирно в нем же и спит. В комнате было обжигающе жарко и влажно, отчего спящий светло-серый пегас с кедровой гривой был весь залит потом. Странно, что даже жуткая жара не смогла разбудить его. Более того, пони даже не ворочался, как это обычно бывает, когда спишь в жару. Однако, через некоторое время, он все-таки решил перевернуться на другой бок.

Первый же обитатель сидел недалеко от своего приятеля и смотрел куда-то в пустоту. Вот уже второй день он заботиться о своём спящем друге, давая ему воду и пытаясь его разбудить. Серо-синяя шерсть жеребца была насквозь промокшая от пота, как и у спящего, а влажная грива зачёсана назад. По рогу можно догадаться, что сей товарищ – единорог, но имел он не совсем привычную для единорога внешность. Его бордовый, словно покрытый запекшейся кровью рог, был немного загнут назад, отчего тот немного смахивал на Сомбру, хотя и не имел с ним ничего общего.

Услышав, как товарищ зашуршал, черногривый прервал размышления и начал его тыкать копытом в плечо, с каждым прикосновением усиливая удар. Лишь бы синяки не остались. Однако, и это не работало: пегас спал, словно мертвый. Но, черногривый вспомнил, что умеет говорить и решил разбудить его голосом, надеясь, что это сработает.

— Эй, Фрай, ну же вставай уже утро… Наверное, — продолжив вновь долбить товарища по плечу, хриплым и грубым голосом говорил единорог

Больше слов не понадобилось. Спящий, словно готовящийся к своему пробуждению вулкан, начал кряхтеть, сопеть, ворочаться и что-то бормотать себе под нос. Через несколько секунд, Фрай, наконец, лёг на спину и медленно открыл глаза. Тусклый свет ослепил пробудившегося, отчего он немного прищурился. Недолго думая, пегас сел, оценивающе посмотрел на единорога и спросил то, что и должен был спросить любой после долгой заморозки.

— Кто ты? Где я нахожусь? — пробормотал, протирая правый глаз, сонный пони.

— Тебе мозги, что ли отморозило, я Даркхарт, помнишь? Мы с тобой путешествовали вместе. Где мы? Я сам не знаю, вот жду, когда ты проснёшься, — ответил на, казалось, глупые вопросы единорог.

Немного потерев веки, пегас почувствовал не свое родное копыто, а металл. Широко распахнув глаза, он стал осматривать свое правую конечность: она была сделана из серого, кое-где мятого и усыпанного множеством царапин, металла. А немного ниже запястья мерцал небольшой экран, который показывал пульс владельца, дату и время, которое говорило о том, что сейчас восемь часов вечера.

Осмотрев псевдокопыто, Фрай поднял взгляд и, прищурившись, стал осматривать комнату. Однако, полумрак позволил ему лишь увидеть основные черты. Так толком ничего не разглядев, он перевел взгляд на единорога.

— Даркат? Я не помню таких… И не помню никаких путешествий.

— Даркхарт. Да, видимо, эти штуки как-то влияют на память. Сам не могу вспомнить, как мы тут оказались. Помню лишь, что мы пытались спастись от чего-то... Или спасти кого-то, и заморозили себя зачем-то, — черногривый встал на все свои четыре и продолжил объяснение, — потом нас разморозило. Я проснулся сразу, а ты, видимо, решил подремать пару дней, на дорожку... Второй день я уже тут потею, жду, когда ты проснёшься и поможешь.

Фрай приподнял бровь и недоверчиво взглянул на Даркхарта.

— Помогу в чем?

— В побеге отсюда, и, желательно, начать помогать прямо сейчас, иначе мы скоро тут сваримся, — единорог повысил интонацию на последнем слове и скривил недовольную гримасу.

— И как же я смогу помочь? – спросил, пытаясь изображать заинтересованность, Фрай

— Оу, твой талант, — Даркхарт показал копытом на круп Пегаса, на котором красовалась его кьютимарка — половина гаечного ключа, внутри которого было две цифры зелёного цвета: 0 и 1. Фрай посмотрел на неё, но так и не понял, что имеет ввиду единорог, — он нам поможет.

— И? Как же он поможет? Какой же это талант? Это всего лишь картинка.

Единорог раздражительно фыркнул.

— Это не картинка, дурень, это отражение твоего таланта, — нервно проворчал Даркхарт, перестав скрывать свою раздражительность, — я не умею пользоваться этими вашими устройствами будущего, я пытался открыть ту дверь, она не поддается, — единорог указал на массивную железную дверь в конце комнаты, — видимо, её можно открыть вон через ту штуку.

Даркхарт перевёл взгляд на «штуку», состоящую из монитора, слабо мерцавшего синим светом, и выступающей из-под него панелью сенсорного ввода, квадратные «кнопки» которой светились разными оттенками оранжевого.

Пегас вылез из своей «кровати» и подошёл к прибору. Немного осмотрев его, Фрай вдруг начал находить в отдалённых частях своего разума воспоминания об этой «штуке». Эврика! Достаточно было вспомнить лишь его название, как каскад воспоминаний хлынул в мозг пегаса и осенил его. Наконец-то, хоть какие-то воспоминания начинали возвращаться, немного проясняя то, кто он есть и что тут вообще происходит. Фрай посмотрел на товарища и сообщил ему:

— Вспомнил! Это называется компьютер. Этот похож на те, что используются, как панели управления. Сейчас глянем.

Достаточно было лишь лёгкого прикосновения копытом сенсора, и экран стал светиться ярче. Спустя секунду, он показал свой незамысловатый интерфейс, который представлял собой лишь две команды: «открыть дверь» и «спуститься на нижний уровень». Однако, попытка отворить дверь не увенчалась успехом: она все также молча стояла, будто пытаясь защитить пони от полного опасностей внешнего мира. Однако, как только Фрай активировал вторую команду, многолетняя тишина комнатушки прервалась.

Громкий скрежет железа ударил в уши жеребцов. Пол лениво и медленно стал спускаться вниз. Лицо Фрая исказилось, показывая неприязнь своего хозяина к этому звуку. Лязг настолько сильно резал уши, что Даркхарт лёг на пол и заткнул их копытами, однако это не сильно помогало и шум проржавевших шестеренок все также терроризировать его слух.

Через несколько минут пол-лифт, наконец, перестал спускаться и страдания пассажиров прекратились. Единорог поднялся с ног и сердито посмотрел на виновника этого насилия над ушами.

— Я просил тебя открыть ту чертову дверь, а не спустить нас ещё ниже. Эти заржавевшие механизмы чуть не свели меня с ума своим скрипом! — высказал свое недовольство черногривый.

— Дверь была заблокирована, у меня не осталось выбора. Может, тут есть другой выход, — после этих слов глаза пегаса стали жадно осматривать помещение. Они наткнулись на небольшой выход из этой комнаты.

Фрай подошел к нему и прищурил глаза, попытавшись увидеть, куда же этот коридор ведет. Однако, тщетно: тьма скрывала собой путь и порождала в голове жеребца множество домыслов о том, что же таит в себе мрак, и куда ведет этот путь.

— Даркурт, ты можешь осветить нам путь своим рогом? — полушепотом спросил Фрай, обернувшись к товарищу. Тот одобрительно кивнул и подошел к таинственному коридору.

— Я Даркхарт!

— Что вообще за дурацкое имя... Даркхарт, — медленно и с неким презрением, наконец, правильно произнёс имя единорога Фрай, — целых шесть… или семь согласных, язык сломишь. Давай лучше просто Харт.

Единорог закатил глаза, однако, возражать не стал. Кончик его рога зажегся, излучая ярко-белый свет. Товарищи, наконец, покинули комнату, которая на протяжении нескольких лет хранила их, защищала, от внешнего мира, который, вероятно, ранее только и пытался уничтожить странников.

Лишь она пригрела их на эти годы и охраняла от тех, кто преследовал их. И именно она укрывала их от тех разрушений, что произошли тут годы ранее, разрушений, которые сожрали целое общество, стерли в порошок тысячи жизней, и сравняло с землей то, что так долго и упорно пытались построить обитатели огромного, уже давно умершего города, что лежит наверху.


Коридор был очень узок и вынуждал товарищей идти друг за другом. Жара здесь уже была не настолько обжигающая, однако, путникам все равно было душно, и пот не переставал лить с них, будто вода с промокших собак. Топот копыт по железному полу эхом проносился по длинному коридору, который, казалось, не имеет конца. Однако, так лишь казалось.

— Хей, кажется, там выход или очередная комната, — протараторил Харт, указывая на слабый свет где-то вдали.

Желая, наконец, выбраться из узкого коридора, единорог ускорил шаг. Свет становился все ближе и ближе, однако, к превеликому сожалению, это был не выход.

Пони вошли в небольшую, округлую комнату, в центре которой стояло высокое, цилиндрическое устройство — единственная вещь, на которой время не оставило след. Корпус блестел серебром, как будто его только вчера отполировали. От него отходило множество толстых проводов, затруднявших передвижение по комнате. На правой части этой «штуковины» висел компьютер, подобный тому, что был в предыдущей комнате.

— Ну а это что? — поинтересовался Даркхарт

— Сейчас и узнаем, — пегас направился к компьютеру, перешагивая через кабеля и проклиная того, кто конструировал это помещение. Наконец, когда Фрай достиг места, послышалась насмешка.

— Ты ведь не забыл, что у тебя на спине есть крылья и ты мог бы просто перелететь эти... препятствия, — ухмыльнулся черногривый.

Пегас не обратил внимание на насмешку и принялся изучать содержимое компьютера.


Устройство было описано сложным научным языком, который Фрай с трудом понимал. Однако и того, что он усвоил, было достаточно, чтобы понять, что это. Камера воспроизводства телепортации — так назван сей агрегат. Видимо тот, кто запер их здесь, позаботился о безопасном выходе отсюда. Еще немного изучив содержимое компьютера, пегас нашел и меню контроля, в котором были перечислены города и принадлежащие им координаты.

— Харт, это устройство, как я понял, может телепортировать нас отсюда. Мы даже можем выбрать, куда отправиться. Но для начала я бы хотел узнать, куда и зачем мы путешествовали. И как мы тут оказались, — Фрай подлетел к приятелю, который что-то бормотал себе под нос.

Единорог поднял голову и посмотрел на пегаса, сверлящего его взглядом и ждущего ответы на массу накопившихся за столь короткое время вопросов. Харт отвёл взгляд в сторону и, немного подумав, ответил:

— Давай сначала мы выберемся отсюда, а потом я все тебе расскажу… Ну по крайней мере все, что помню.

Фрай было хотел возразить, однако, передумал и вернулся к панели управления.

— И куда оно может телепортировать нас? — постучав копытом по агрегату, спросил черногривый.

— Кантерлот, Понивиль, Лас Пегасус, Филидельфия и Ванхувер.

— Значит, летим в Понивиль. Запускай эту штуку, пора валить отсюда.

Фрай установил точку прибытия и включил машину. Дверь устройства отъехала вбок, пропуская внутрь пользователей. После того, как товарищи оказались внутри, дверь захлопнулась, и тишина прервалась инопланетным гулом и звуками искрящего электричества. Белый свет внутри становился все ярче и ярче, ослепляя тем самым жеребцов внутри. Ещё секунда, последняя вспышка...