Моё маленькое солнышко

За несколько веков правления Эквестрией, Селестия работала очень много и усердно, но так мало отдыхала… В очередной раз погрязнув в тоннах бумажной работы, она загадывает одно единственно желание – стать снова маленькой и беззаботной. Говорят: будь осторожней в своих желаниях, они могут сбыться. Луна просыпается от того, что по её кровати кто-то прыгает. Тогда она ещё не знала, чем всё обернётся для Эквестрии…

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Стража Дворца

Хроники семьи Джей: В тылу неприятеля.

В то время как в Кристальной Империи уже празднуют победу над Экридом Смоуком, в остальных частях Эквестрии тем, кому удалось уцелеть, пришлось несладко. Души схваченных единорогом пони вернулись в свои тела, но хорошо ли это - очнуться прямо под носом Теней, которые, потеряв своего кормильца, вышли из-под контроля?

ОС - пони

Время собирать камни...

- Когда-то я мечтал попасть в Эквестрию... Во истину, нужно было быть осторожнее в своих желаниях... Теперь я обречён влачить жалкую жизнь, за которую так боролся, затерявшись между двумя мирами.

Другие пони ОС - пони Человеки

Затмение Луны

Вы никогда не думали о другой Луне, Луне, стоявшей в тени свой сестры, о Луне, не виновной ни в чем, о Луне, ставшей жертвой?

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Птички и Пчелки [The Birds and the Bees]

Домашняя работа прерывает планы Метконосцев по поиску меток. Им нужно написать доклад о природе. Они слышали, как пони говорят про “птичек и пчелок”, поэтому решают спросить своих сестер и их подруг рассказать им про это.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Equestrian Tail

Эквестрия, эмиграция. События рассказа происходят в немного расширенной вселенной Эквестрии. Главный герой бежал от ужасов, творящихся во имя добра на его заснеженой родине и пытается найти свое место в Эквестрии.В самой Эквестрии, правда, настоящее затишье перед бурей и возможно уже жители Эквестрии встанут перед дилеммой, которую когда-то решали жители его далекого дома.

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Чувства

Чувства, эмоции, аффекты - научные термины. Это всё присуще высокому интеллекту, и неважно, человеку или пони. Но именно чувства делают и тех, и других уязвимыми, а их разумы - хрупкими, готовыми треснуть даже от незначительного удара. Парадоксальное явление. Критическое мышление уходит на второй план дальше и дальше, не думать - это уже особенный стиль жизни. Вы думаете, будущее не за чувствами? Ошибаетесь.

ОС - пони

Любовь

Несколько рассказов со сквозным сюжетом.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Shooting Star

Твайлайт стремится к звездам.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Предатель

Мир Эквестрии давно забыл о насилии и войнах — под мудрым руководством божественных сестер, заботливо хранящих покой его жителей, это место превратилось в подобие рая, в котором счастье стало естественным и привычным. Уже больше тысячи лет аликорнам удавалось хранить этот мир от угроз, и теперь, когда Луна и Селестия вновь были вместе, казалось, ничто не могло им противостоять — на их стороне была сила элементов гармонии и магия духа хаоса, а два молодых аликорна в любую минуту были готовы прийти на помощь. Однако, вскоре Селестии предстоит убедиться, что даже этого может оказаться недостаточно — когда Эквестрию посетит странное и нелепое существо, гордо именующее себя человеком.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Человеки

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава XIX. Целеустремлённость Глава XXI. Голубые ангелы

Глава XX. Правосудие

Спитфайр была слишком быстра, даже для Рэйнбоу Дэш. Было дело, когда радужногривая пегаска догнала её, хотя на это практически не было шансов, но угнаться за непрерывной очередью её ударов было невозможно. После короткой борьбы, больше похожей на сверхскоростное избиение, Дэш поняла это. Она начала позорно отступать.

В первые секунды пегаской владела паника: если Спитфайр погонится за ней — забьёт насмерть. Под шерстью по коже стремительно разливались гематомы, краснея и желтея. Однако, обернувшись, Рэйнбоу увидела, что капитан просто-напросто сбегает, скрываясь за облаками. Всё это избиение было не для того, чтобы причинить радужногривой реальный вред, а чтобы напугать и отвлечь её. Что ж, у Спитфайр получилось: Дэш ужаснулась умениям старшей пегаски и потеряла по меркам ситуации немало времени на то, чтобы улететь подальше. С рыком оскалившись и досадливо клацнув зубами, Рэйнбоу снова бросилась в погоню и подумала: «Даже если на это нет шансов — я не могу уйти».

Догнать Спитфайр всё же оказалось делом нехитрым. Радужногривая догадалась: она летает быстрее, чем капитан наносит удары. Воодушевлённая открытием, она ускорилась до предела и пролетела мимо огненной пегаски, серьёзно подрезав её, а затем, не успела старшая кобыла выправиться, снова швырнула в штопор с другой стороны.

— Никак не успокоишься? — рявкнула Спитфайр. — Обрадовалась, что можешь наносить удары исподтишка? Как ты вообще видишь себя с Соарином? Я готова убить за него. Ты же не можешь даже встретиться со мной лицом к лицу!

— Я — каскадёр, а не идиотка! — огрызнулась Рэйнбоу и в очередной раз соколом бросилась на Спитфайр, но оказалась поймана зубами за заднюю ногу. Злорадно усмехнувшись испуганному вскрику радужногривой, капитан использовала её инерцию против неё самой и швырнула вниз. Однако Дэш тоже воспользовалась зубами, схватив старшую кобылу за хвост и утянув её за собой.

— Что ты творишь?! — возмущённо закричала огненная пегаска и попробовала взлететь, но каждая попытка взмахнуть крыльями обрывалась, когда радужногривая дёргала её за хвост так резко, что дезориентировала всё тело. Спитфайр с визгливым рыком попыталась лягнуть — не хватило длины задних ног, только кончик одного из копыт проехался по лицу Рэйнбоу, не причинив значительного урона.

Поглощённая борьбой капитан даже забыла о том факте, что земля приближается. Дэш, напротив, помнила об этом: когда настал момент, она быстро развернула крылья и рванула голову и шею вниз, а потом взлетела, не обременённая никаким грузом. Груз оказался размазан по земле.

Спитфайр скоро оправилась от удара и попыталась подняться, но получила удар с разгона всеми четырьмя копытами в спину, едва не сломавший ей позвоночник. Хрипло вскрикнув, пегаска с костяным хрустом упала обратно.

Вторая попытка встать была прервана ещё более обидным образом.

— Вы арестованы, — холодно объявила Твайлайт, бросая ей на копыта магические кандалы. Она успела оправиться от удара к этому моменту и поспешила Рэйнбоу на помощь.

— Можешь попытаться улететь, — милостиво разрешил стоящий рядом с ней Соарин. В его голосе не было издёвки или сарказма. — Полиция пока не прибыла, но когда прибудет — крыльями воспользоваться тебе не удастся в ближайшие пять лет.

Приземлившаяся напротив Спитфайр Рэйнбоу Дэш заметила ужас в её глазах. Она озадаченно и осторожно спросила:

— Почему не удастся?

— Крылья в тюрьме ни к чему, поэтому их подрезают.

Услышав это, огненная пегаска окончательно впала в панику. Она почти что всхлипнула и свечой ушла в небо.

— Уйдёт! — испугалась Дэш и распахнула крылья, прижимаясь к земле для низкого старта. Соарин следом за ней сделал то же самое, но Твайлайт успокоила их:

— Не уйдёт. У этих колодок есть небольшой бонус.

— Какой? — выпрямляясь и складывая крылья, поинтересовались пегасы.

— Подождите.

Все трое замерли, прислушиваясь и всматриваясь в небо. Через несколько секунд раздался какой-то гул, и Спитфайр пришпилило к земле так страшно, что это показалось смертельным. Однако пегаска сумела взмахнуть крыльями, зависнув над землёй, и снова скрыться из виду на самой высокой скорости.

— Эти колодки, — довольно пояснила Твайлайт, соединив сгибы своих крыльев перед грудью, — привязывают жертву к определённому радиусу, и она не может покинуть его даже посредством телепортации. Я почерпнула идею у Сомбры.

— Всё-таки… — поёжилась Рэйнбоу. — Подрезать крылья — это жестоко.

Соарин подошёл к ней и мягко обнял:

— Подумай, где она ими будет пользоваться в тюрьме.

— Логично, но сама идея очень жуткая. — Дэш вздохнула. — А что будет с Зэфом?

— Пойдёт как соучастник, вероятно, — погрустнела Твайлайт. — Флаттершай этого не переживёт.

Жеребец мрачно кивнул. Зэфира ему не было жаль ни минуты, но его сестра не вызывала ничего, кроме симпатии.

— В любом случае, — чуть крепче сжал радужногривую в объятьях, твёрже сказал пегас, — это — самое малое, что они заслужили. Они заставили Рэйнбоу пережить изнасилование.

— Есть тут ещё один косяк, — прищурилась Дэш и бросила намекающий взгляд на свой живот.

— Кажется, она ударила тебя прямо туда, — вмешалась Твайлайт. — Как ты себя чувствуешь?

— Надеюсь, что удар вышел плодотворным.

— Рэйнбоу! — возмутилась Принцесса. — Как ты можешь…

— Могу, — устало потёрла глаза передним копытом пегаска. — Мне не нужен этот жеребёнок. Я буду плохой матерью и ещё худшей пони для него. Я хочу от него избавиться, потому что не готова. Ну так что? — она посмотрела на Соарина. — Ты мне поможешь?

— Дэш, — с трудом ответил он. — Если бы ты знала, как это всё проходит, не рвалась бы туда с таким усердием. Я не пущу тебя на аборт. Я готов к тому, чтобы остаться с тобой и жеребёнком, но не к тому, чтобы похоронить тебя, пока эмбрион будет лежать в баночке, как ты и хотела.

— Жеребёнок станет моими личными оковами! — возмутилась радужногривая, отталкивая Соарина. — Ты не можешь просто взять и посадить меня на привязь!

— Могу, — в глазах пегаса появилась жестокость, он поймал копыто кобылки и сдавил, останавливая любое сопротивление. — И посажу, если это тебя спасёт. Рэйнбоу, пожалуйста, поверь мне. Аборты в Эквестрии — едва ли не самая худшая по качеству операция. Смерть от него может быть совершенно неожиданной. — Соарин повернулся на приближающийся шум: к компании приближалась целым эскортом полиция. Жеребец нехотя выпустил копыто Дэш и сказал: — Поговорим позже. Не делай глупостей.

Поговорить так и не удалось: весь оставшийся день прошёл в оформлениях бесчисленных документов, даче показаний, экспертиз и успокоении безутешно рыдающей Флаттершай. В такой круговерти о маленькой проблеме Рэйнбоу не вспомнила даже она сама. Вернувшись под вечер в облачный коттедж, Дэш и Соарин уснули без задних ног.

Ранним утром их разбудил стук в дверь. Соарин нехотя поднялся, недовольно бурча про «такую рань», «кого принесло» и «спать, что ли, негде». Он открыл и, зевая, посмотрел на нетерпеливо ждущую снаружи Твайлайт Спаркл.

— Что-то серьёзное? — почёсывая плечо, сквозь зевоту спросил жеребец.

— По крайней мере, Рэйнбоу этому бы обрадовалась, — возбуждённо кивнула аликорночка. — Я всё обдумала и решила, что она всё же имеет право на то, что делать с собственным телом.

— О чём это ты?

— Если ты не против, она может избавиться от жеребёнка безопасным способом. Зебринским. Не скажу, что он легален, но… ничего о его запрещённости я не нашла.

Рэйнбоу, услышав новость от пришедшего будить её Соарина, стряхнула остатки сна, наскоро умылась и полетела вместе с Твайлайт в Вечносвободный лес.

— Зебры при помощи зелий могут исправить практически что угодно, — рассказывала пегасам на лету Принцесса. — Это касается и вопросов размножения, но абортирование в полосатых племенах происходит по другим причинам и другим образом, нежели у пони. Открыты и гораздо более жуткие способы, но этот представляет собой горячую ванну с очень концентрированными ароматическими маслами и настойками. — Соарин почувствовал, что его мутит. Несмотря на нейтральный лекторский тон, звучало всё очень жутко. — Всё это сочетание буквально вытравливает плод, но получить такую процедуру может далеко не каждая кобылка. Перед тем, как пустить её в ванну, шаман проводит обряд, спрашивая у души жеребёнка, хочет ли она рождаться. Если ответ отрицательный — кобылка принимает ванну и спокойно идёт дальше заниматься своими делами, безо всяких осложнений. Но если ответ положительный, то допустить такое шаману не позволит профессиональная этика.

— А Зекора, значит, умеет это делать? — подняла уши Рэйнбоу, стараясь игнорировать неважный вид Соарина.

— Ну, иначе откуда бы я это узнала, — хихикнула Твайлайт. Радужногривая скептически прикрыла глаза:

— Скажи, ты ведь на самом деле не отреклась от своих убеждений и просто хочешь посмотреть на процесс, да?

— Всё ради науки, — пристыженно поджала губы аликорночка. — Но, если ты не хочешь…

— Хочу, хочу, успокойся. — Закатила глаза Рэйнбоу. Остаток пути Твайлайт снова воодушевлённо рассказывала об обычаях зебр.

Зекора уже ждала их в своей хижине с большим котлом дымящейся воды и расставленными вокруг него разнообразными причудливыми ёмкостями. Её лицо украшал ритуальный макияж, а полоски из-за покрывающей тело краски сплетались в совершенно неестественные узоры. Посохом зебра указала пришедшим, куда им сесть на время ритуала — это оказалась вязанка соломы, — а Рэйнбоу подозвала к себе.

Несколько минут Зекора в разном ритме трясла вокруг радужногривой своим посохом, пела причудливые песни на своём языке, и исполняла что-то похожее на танец, но слишком непредсказуемое, пусть и пластичное. Возможно, зебры увидели бы в этом глубокий сакральный смысл, но пони просто с замиранием сердца смотрели представление. Наконец, Зекора остановилась, прислонила посох к горячему котлу и копытом свезла макияж куда-то к шее, после чего поклонилась Рэйнбоу Дэш.

— Э-э… — когда пауза затянулась, попробовала издать звук пегаска. — Что это значит?

— Не суждено ритуалу случиться.

Твой жеребёночек хочет родиться, — был ответ.

— Как это — хочет? — возмутилась радужногривая, прижав уши. — Я не хочу!

— Даже жестокий удар в живот

Не смог убить того, кто в нём живёт.

Зекора, больше не говоря ни слова, принялась убирать расставленные вокруг котла ёмкости по своим местам. Рэйнбоу Дэш бессильно хлопала ртом.

— Пойдём, — позвал её Соарин с долей облегчения в голосе. — Мы теперь ничего не сделаем.

— Сделаем, — упрямо прошептала пегаска, но всё же послушалась и покинула хижину, не попрощавшись с зеброй.

Ещё на подлёте к дому Рэйнбоу до двух пегасов доносился гул голосов. На пороге оказалась толпа журналистов, возникшая перед их глазами разноцветной лавиной так резко, что пегаска с непривычки даже подпрыгнула в воздухе. На мгновение наступила тишина, за время которой Соарин и Рэйнбоу сумели перелететь через толпу и приземлиться на пороге, а потом Дэш оглушили щелчки фотоаппаратов и возбуждённо-истеричный гомон торопливых вопросов:

— Скажите, что Вы думаете о ситуации с бывшим капитаном «Вандерболтс»? Каково Ваше мнение о произошедшем?

— Большие ли сроки получили злоумышленники? Как думаете, они будут мстить после освобождения и будет ли оно?

— Правда ли, что Вы беременны? Как сложится Ваша карьера после декрета?

— Расскажите об афере Спитфайр с фальсификацией результатов медобследований!

— Когда Вы поняли, что происходит что-то неладное?

— Что будет с командой после отстранения Спитфайр? Фанаты беспокоятся о том, кто будет новым капитаном!

На помощь растерявшейся перед такой атакой сразу после сна Рэйнбоу пришёл Соарин, заставивший журналистов умолкнуть одним отработанным за годы жестом. Несколько секунд перед тем, как он начал говорить, стояла такая тишина, что можно было слышать дыхание каждого из пони.

— Я отвечу на все вопросы сразу. Уверен, они не слишком отличаются от моих предположений. Спитфайр за покупку и распространение запрещённых веществ, а также подделку документов может получить пятнадцать лет лишения свободы. Зэфир Бриз, как соучастник и, грубо говоря, подконтрольная марионетка — пять лет условно. Как заместитель капитана, её пост займу я, остальные члены команды не выступили против этого. Зебра, которая продала Спитфайр наркотическую смесь, разыскивается. Подсыпавший её в сидр официант уже арестован, ведётся следствие. Полную версию этой истории вы можете попросить у Твайлайт Спаркл — все записи сохранились, а пересказывать её уже в который раз я не хочу. Это всё?

— Вы не ответили на вопрос о беременности Рэйнбоу, — пыхтя, напомнила удерживающая себя левитацией единорожка. Соарин помедлил с ответом.

— Да, это правда. Отец жеребёнка — я, и я это признаю.

Ответ спровоцировал шквал вопросов, среди которых выделился:

— Должно быть, жеребёнок от такого союза станет самым быстрым летуном во всей Эквестрии?

Рэйнбоу Дэш уверенно вышла вперёд; Соарин уступил ей дорогу. Пегаска чуть нервно усмехнулась и, почесав радужную гриву копытом, сказала:

— Вообще-то, я не собираюсь его оставлять. — Мгновенно, как будто кто-то вдруг выключил звук, наступила тишина. Пегаска продолжила: — Жаль вас разочаровывать, но вам лучше не строить никаких догадок, в том числе — насчёт имени и пола. Я планирую прервать беременность.

Соарин тяжело сглотнул. Это было крайне смелое, попросту скандальное утверждение. Он ненавязчиво шагнул к Рэйнбоу, собираясь во всех смыслах увести её в тень и выправить ситуацию — хотя сам был не уверен, что это возможно, — но тут журналисты снова оживились. Вопросы посыпались с тройной яростью, все однотипные — как так можно, ты же Хранительница Верности, что скажут друзья, как отнесутся Принцессы. Дэш стушевалась под таким напором негодования и ненависти, направленным на неё, и начала отступать; к ужасу Соарина, журналисты напротив стали напирать, грозя войти в дом. Пегас вскинулся и бросился им наперерез:

— Тихо все! Замолчите немедленно! — толпа не замолчала, но попятилась. — Тихо!

Гомон угас. Жеребец обвёл жаждущих сенсации и дорвавшихся до неё суровым взглядом, приструнивая самых буйных, и продолжил:

— Я не буду повторять дважды. Вы можете включить мои слова в свой материал, а можете — нет, но слушайте и запоминайте. Да, в Эквестрии запрещены любые формы абортов, право на жизнь уважается и соблюдается даже для нерождённых пони, и это похвально. Это действительно замечательно и гуманно, но давайте посмотрим на это не со стороны жеребёнка, а со стороны матери. Может быть неподходящий момент для рождения: нет жилья, нет денег, нет возможности поставить жеребёнка на ноги, нет элементарного желания. Право на жизнь до рождения священно, но зачем ради этого жервовать жизнью уже родившейся и живущей? Говоря о Рэйнбоу Дэш, я имею в виду её блестящую и выдающуюся карьеру в области высшего пилотажа. Беременность и роды ослабят её организм, возможно, она даже потеряет форму и долго не сможет вернуться в спорт. Даже если она будет любить своего жеребёнка — вряд ли он заменит ей небо и ветер. Я хочу сказать, что рожать должен тот, кто этого хочет. А кто хочет летать — тому не нужен лишний балласт.

Рэйнбоу смотрела на Соарина широко раскрытыми глазами. «Это значит, что он позволит мне? — подумала она. — Значит, я смогу избавиться от жеребёнка, действительно смогу?».

— Подождите, — раздался робкий голос из толпы. — Значит ли это, что вы оба выступаете за аборты?

Жеребец некоторое время молчал.

— Да, — ответил он. — Да, потому что нет смысла губить сразу две жизни, чтобы появилась одна.