И крыльями своими я укрою тебя

Герой выхаживает лежащую в коме пегасочку.

ОС - пони

Apple HayBook M1g4 (13-inch, Early 2011)

В порядке исключительного везения иногда можно встретить пони даже на Земле - и они тебе помогут!

Человеки

Кризалис - продавец в "Перьях и диванах"

Зайдя в "Перья и диваны", Твайлайт, к своему изумлению, обнаруживает там королеву Кризалис. Следующая история: Кризалис - всё ещё продавец в "Перьях и диванах"

Твайлайт Спаркл Рэрити Кризалис

Гроза

Бывали ли в Вашей жизни случаи, когда всего несколько сказанных Вами самых важных слов могли в корне изменить отношения с тем/той, кому они предназначены? Может случиться так, что адресат по самым разным причинам не услышит Вас с первого раза. Хватит ли Вам сил, чтобы повторить сказанное ранее?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк Лира Бон-Бон Другие пони

Слушай, всё, что я хочу…

Человек прибыл в Эквестрию с одной целью. Как оригинально. Но… Он не ищет друзей? Не ищет романтики? И он не умер? Почему же тогда он пришел в земли пони? Лично он винит Обаму.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Мэр Человеки

Чёрный обелиск

В кантерлотском саду появляется странный чёрный камень, после чего пони один за другим становятся жертвами неизвестного. Принцессы всеми силами пытаются остановить его и вызывают в Кантерлот, пожалуй, единственного пони, который может в этом помочь.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Заклинание, которое всё поправит

Твайлайт побеждает Дискорда одним махом.

Твайлайт Спаркл

Дэринг сДУлась! [Daring DONE!]

Рэйнбоу Дэш узнает, что на самом деле мама Твайлайт - это Силки Даск, автор книг про Дэринг Ду. Взволнованная этим открытием, она пишет фанатское письмо. И после этого всё начинает лететь в тартарары.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

RPWP 4: Метконосцы-изобретатели.

Метконосцы – изобретатели. Эппл Блум, Свити Белль и Скуталу принимают участие в проводимом завтра в Кантерлотской Школе для одарённых единорогов соревновании изобретателей..

Эплблум Скуталу Свити Белл

Тишина

Тихий, ничем не примечательный дом на окраине, молчащий вот уже несколько лет, однако он далеко не заброшенный. Но если так, то что происходит внутри?

Другие пони

Автор рисунка: Stinkehund

КОНКРУСНАЯ ВЕРСИЯ 3

УДАРЕНИЯ: 

Го’ззо

Ами’клы

Го’рст

Фалале’й

Дро’ттнар/Вождь (военный) — Горст был им, а вовсе не ярлом, которые появились лишь спустя тысячу лет. Впрочем, Гоззо-кладоискатель не слишком разбирался в этом вопросе. 

Гоззо-археолог и потерянный город

***

Рецензии

От Магнуса:
Переклад истории раскопок Трои на понячий лад. Весьма мило, забавно показывает разницу между настоящим (100% ол натурале, опасайтесь подделок!) Гоззо, и не гробокопателем.
Тема вполне раскрыта.

От Сангвиния:
Поначалу, читая этот фанфик, хотелось ругаться, что Гоззо совсем не оппортунистический кладоискатель, не этот глупый вандал… А потом выяснилось, что он действительно не такой — теперь уже не такой, когда он вырос, стал уважаемым археологом и полностью пересмотрел свой старый подход к раскопкам.
Как всегда, отличный и качественный фанфик про Гоззо, в котором найдётся место и полезной информации, и морали, и счастливому концу.

От Лемана Русса:
И у нас сразу два Гоззо в одном, из которых первый плавно перетекает во второго на фоне древнего хм, грифона с подозрительно похожим именем. Вообще, текст скорее описательный, чем художественный, и сам по себе напоминает скорее чьи-то записи или натурально прочитанную лекцию. Не как что-то плохое, просто формат непривычный. Немного смыта концовка, в которой ставка выглядит скорее подтянутой в последний момент, но в остальном в целом даже пойдёт.

Грифон Гоззо был кладоискателем. Он любил копаться в руинах. Земля и древний мусор скрывали от него бесценные артефакты.

Вот уже который месяц он перекапывал холм, на котором, по древним преданиям, стоял великий поньский город Амиклы, захваченный и разрушенный до основания в один из налётов жестокого Горста Грабителя, свирепого и воинственного древнегрифонского ярла.

Гоззо-кладоискатель хорошо знал, что почти любой разрушительный набег сопровождается не только пепелищем, но и множеством кладов. Местные всегда надеются откопать своё золотишко в более спокойные времена, правда частенько возвращаться за кладом оказывается некому.

Но оказалось, что Горст тоже был тем ещё кладоискателем, и ничего не оставил Гоззо. Последний находил наконечники стрел, скелеты пони, фундаменты зданий, целые горы глиняных черепков и кирпичей. И ни одного клада.

Гоззо был в отчаянье. Он мечтал, чтобы мастера рун перестали зачаровывать боевые мечи и денежные сейфы и изобрели наконец магнит для драгоценностей. Но мастера рун никак не хотели изобретать магнит для драгоценностей, а Гоззо-кладоискадель никак не мог найти клад.

Грифон набил табаком свою верную трубку. Он был не из тех, кто легко сдаётся. Напротив — он был очень упрям. В голову шла лишь одна мысль: копать глубже. Он уже пробовал, но до сих пор на большей глубине вместо каменных стен были какие-то глиняные крошки. Очевидно, раньше это место было куда беднее. С другой стороны, Горст Грабитель не был похож на того, кто любит глубоко копать, и возможно какие-то древние и бедные клады сохранились в веках, спрятавшись от всех под метрами грунта.

В первый же месяц углублённых раскопок Гоззо насобирал несколько ящиков обычных кладов, а потом и вовсе докопался до царской гробницы, со множеством золотых артефактов, самыми чудесными из которых были золотые погребальные маски царей этого города. Грифон сразу смекнул, что нашёл сокровища самого Фалалея, погибшего в этой бойне царя Амикл.

Гоззо вывез весь клад и продал его в Кантерлотский музей. Взамен он получил немалую сумму и вечную славу первооткрывателя. Громкий успех заглушил голоса критиков и скептиков. Кто-то сомневался в том, что все эти ценности были одним кладом, и считал их сборной солянкой со всего раскопа. Другие жаловались на перекопанные руины, где слои разных эпох смешались в один винегрет, из которого нельзя добыть ровным счётом никакой информации, кроме того, что здесь побывал кладоискатель-гробокопатель.

Гоззо не обращал на них никакого внимания. Достаточно ему славы и денег. Критиковать все горазды. Но кто нашёл клад Фалалея — Гоззо или его критики? Кто сделал величайшее открытие, кто нашёл двух главных героев “Амиклиады”, город Амиклы и его царя Фалалея — Гоззо или его критики?

Но много лет спустя к критике Гоззо присоединился самый могущественный, самый опасный и самый нежеланный критик. Это был уверенный археолог средних лет, лично разработавший некоторые археологические техники. Это он придумал фотографировать каждый слой и каждую находку на месте, чтобы тщательно документировать контекст. Это он нашёл таинственно ускользающее от целых поколений археологов место Гёкханова побоища. Это был Гоззо-археолог.

Гоззо-археолог возобновил раскопки Амикл, но целую неделю не мог собрать волю в кулак, а только пил и плакал в своей палатке, с дикими глазами бродил по винегрету из археологических слоёв, потрясал кулаками и восклицал “Будь ты проклят, Гоззо!” — такова была вся глубина глубин его душевного потрясения и боли.

Утешало его одно: несмотря на всю свою упрямость и целеустремлённость Гоззо-кладоискатель не был трактором. Он не смог перекопать весь город, да и остатки каменных зданий особо не разрушил.

Многие сезоны Гоззо-археолог приезжал копать Амиклы, и смог описать целых одиннадцать слоёв, от первобытной стоянки древнейших пони, до процветающего центра местной торговли, который со временем пришёл в упадок и превратился в лесистый холм. Беда лишь в том, что события “Амиклиады” происходили на слое Амиклы-семь, что подтверждалось пожарищем, следами насильственной смерти на порубленных скелетах и характерными бронзовыми наконечниками стрел Амиклинской эпохи, которые мог использовать Горст Грабитель, древнегрифонский дроттнар, как называл его Гоззо-археолог, или вождь, как называли его пони.

“Фалалейский клад” же Гоззо нашёл в слое Амиклы-два, который был на тысячу лет древнее Горстова набега. Тогда город тоже сгорел, и тоже от набега… кого-то, кто пускал стрелы с каменными наконечниками — немного устаревший дизайн не только для Горста, но и для его двадцать-раз-пра-дедушки.

Досадную ошибку смело целое цунами из описаний находок на каждом из слоёв и научных работ по этим кипам документов. Фалалейские Амиклы-семь долгие лета бывшие тёмной лошадкой на фоне Амикл-два с их богатым кладом, наконец получили заслуженную славу.

Комментарии (2)

0

Троя...

Artur
#1
0

Миможюри — про последнее место автор-"яхудожник,ятаквидит" слегка лукавит. Последнее место из Гоззо-фиков, мягко говоря... интересное.

JelKarasique
#2
Авторизуйтесь для отправки комментария.