Сказания крайнего сервера - сборник стихов

Сборник стихов на соответствующую тематику. В соавторстве с Re7natus

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун Человеки

Шпрехен зи грайфиш?

Твайлайт Спаркл пытается выучить грифонский язык. Понификация рассказа М. Булгакова "Шпрехен зи дейтч?".

Твайлайт Спаркл Эплджек

Дэрин Ду и Танец

История расходного приспешника Ауисотля, в которой он делится своею тайной любовью к Дэрин Ду. Не к книгам, к пони.

Другие пони Дэринг Ду

Диссонанс

Бывает так, что поссорившись с любимыми, мы забываем что-то важное. Будто теряем связь, будто музыка наших сердец уже не звучит в унисон. Это - диссонанс. Но как сделать так, чтобы всё вернулось на круги своя? Через что придётся пройти, чтобы понять простые истины?

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

Жизнь, которая тебе дана

Вечером после грандиозного Воссоединения Семьи Эпплов Эпплджек остаётся один на один со своими мыслями в своей комнате. Здесь, перед усыпаным звёздами небом, она, наконец, может открыть сердце перед двумя важнейшими пони в своей жизни - своими родителями.

Эплджек

Шанс

Добро пожаловать на Смертельные Игрища! У вас есть шанс победить, но шанс примерно равен одному к миллиону. В случае победы вы получаете приз - исполнение самого сокровенного желания! Но при проигрыше вы заплатите совсем небольшую, по нынешним меркам, цену - вашу жизнь. Удачи!

Другие пони ОС - пони

Необычная жизнь Понивилля глазами Кристал Брайт

Элементы Гармонии. Даже после возвращения Кристальной Империи большинство пони считают их всего лишь старой сказкой далекого прошлого. Но одна единорожка готова приложить все усилия к тому, чтобы узнать как можно больше о живых воплощениях элементов и поведать о своем открытии всему миру.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Прощай, Сталлионград!

История жизни маленького гражданина Сталлионграда, на долю которого выпал шанс помирить двух непримиримых соперников и спасти родной город от неминуемой гибели, а также история самого города, по злой прихоти судьбы превратившегося из города механических диковин в город тысячи пушек.

Другие пони

Ночь, когда луна остановилась

Можно назвать это легендой, байкой Так или иначе - перед вами - вариант событий тысячелетней давности.

ОС - пони Найтмэр Мун

Унеси меня на луну

Рэйнбоу Дэш спит. Пегаска видит звёзды. А потом, когда её навещает принцесса ночи, ей начинают сниться другие вещи, мгновения, которые, как уверяет Луна, дадут ответы и решат её проблемы. Если бы только их не было так больно переживать. И если бы Дэш знала, в чём именно Луна пытается ей помочь.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Принцесса Луна

S03E05
Знакомство

Воспоминания

Барная стойка тёмно-коричневого цвета с полированной поверхностью и расставленными стаканчиками для небольшого количества посетителей в дальнем кафе на самом краю Кристальной Империи. Город-государство, город-Империя, слишком важный для всей Эквестрии, город, за который боролись сильные мира сего. Его жители видели падения и взлёты, ощутили цепи на своих ногах и рабские ошейники. Их память полнилась самыми разными воспоминаниями. Но сегодня, тысячи разноцветных пони улыбались своему солнцу, Принцесса Ми Аморе Каденза взошла на трон и мудро правила новообретённой страной. Кристальное Сердце снова распространяло по Эквестрии волны любви, наполняя сердца пони радостью. За стойкой на крутящемся стульчике сидел единорог, последние месяцы он часто тут бывал. Иногда без ничего, реже, одетый в церемониальную броню. В первые разы он получал столько внимания, что был готов сбежать на край Эквестрии. Постепенно, новизна сошла на нет, он нашёл место, где мог посидеть в тишине так, чтобы никто не мозолил ему глаза и не давил на уши. Бармен наполнил его стакан искрящимся сидром и кивнул. Почему этот статный жеребец с синей гривой сидел тут с опечаленным взглядом, никто решительно не понимал.

— Закусите чем-нибудь?

Бармен протирал стаканы, затем аккуратно вставлял их в специальную стойку кверху донышками. Это позволяло избежать попадания пыли внутрь, кроме того, капли воды не оставляли следов на внутренней поверхности помытых бокалов.

— Спасибо, Глас. Помидоры жареные есть? – единорог улыбнулся жёлтому земному пони, стоящему за стойкой.

— Господин, для вас…

— Глас, хватит, а?

— Простите, Шайнинг. Сегодня Сайрен придёт, будет петь вечером, обещала что-то новенькое. Оставайтесь!

Пару минут спустя он получил свои любимые помидоры, обжаренные в кукурузной панировке. Положил три бита на стойку, бармен тут же сгрёб их копытом. Жеребец отошёл в самый дальний угол кафе, где всегда царил полумрак, одёрнул штору и скрылся от любопытных глаз. Жареные помидоры, красиво выложенные на тарелке, политые гранатовым сиропом, распространяли аппетитный аромат. Жеребец, глядя на любимое блюдо, непроизвольно облизывался. Большой бокал исходил капельками влаги по стенкам, прохладный сидр пускал мелкие пузырьки, сквозь бодрящий золотистый напиток. Он сделал большой глоток, взор сразу же затуманился воспоминаниями.

Детская площадка во дворе большого дома семьи Спаркл. Аликорн с розовой шёрсткой и прекрасными фиолетовыми глазами качает мелкую единорожку на качели. Та счастливо повизгивает и что-то пытается втолковать своей няне. Почему-то тогда ему не казалось странным, что за его сестрой ухаживает Принцесса Эквестрии, да и не была она в то время Принцессой. Никто об этом не упоминал, никогда к ним не приходила Селестия, никогда не давал кто-либо повода что-то подумать о происходящем. Каденс радовалась улыбкам мелкой лавандовой кобылки. На Шайнинг Армора она особо не смотрела, есть брат и хорошо. Жеребец в те годы тратил всё своей время, изучая гвардейские традиции, зачитывался историческими очерками, порой допоздна засиживаясь в училище. Он знал почти все легенды солнечной гвардии Принцессы Селестии. О тех, кто возглавлял эту организацию, о врагах, с которыми она боролась, о защите Кантерлота в древности. Но кто ныне мог сказать «нет» самой сильной пони в этом мире? Таковых давно не осталось. Её мудрое правление вело пони к светлому будущему. Иногда Шайнинг Армор замечал растерянный взгляд розового аликорна на себе. Словно она что-то пыталась понять для себя. Сколько любви и труда она отдала его непоседливой сестрёнке невозможно даже представить. Впоследствии он спрашивал родителей, как вообще получилось, что они наняли няню – аликорна? Те сказали, что однажды, прогуливаясь по Кантерлоту, их заметила Принцесса Селестия, сама подошла к ним, поинтересовалась, кто там, такой маленький и испуганный. Твайлайт тогда ещё даже говорить не умела, сидела на спине отца и глазела по сторонам. Принцесса поинтересовалась, не нужна ли помощь в уходе за жеребятами, мама ответила, что да, нужна, но они не очень-то богаты. Ровно через день к ним пришла Каденс и согласилась работать за скромное вознаграждение. С тех пор она стала для сестры подругой, няней, книгой жалоб, и ещё много кем. Обучение в училище хорошо отражалось на жеребце, росли мышцы в нужных местах, появлялась гордая осанка, «с гвардией не шутят» — девиз тех, кто служит солнечной Принцессе. Хорошие оценки за строевую подготовку, владение холодным оружием, тактику, чуть хуже за стратегию и остальные дисциплины. Таких, как он, за глаза называли меднолобыми, вояка до кончика хвоста. Шайнинг Армор мечтал стать настоящим защитником Эквестрии. В те далёкие времена. Постепенно они начали разговаривать и что-то обсуждать, Каденс всегда так смешно краснела, начиная что-то мямлить и опускать взгляд. Твайлайт усердно пыталась помочь ей преодолеть робость, познания единорожки в магии с каждым днём становились всё больше. Когда она поступила в школу для одарённых единорогов, это стало триумфом в семье. Кажется, именно тогда они впервые поцеловались. Изнервничавшаяся Каденс и родители ожидали окончания экзамена. Розовая кобыла сидела за дверями, а родители зашли в кабинет вместе с Твайлайт. По слухам, Твайлайт удалось поистине фантастическое действие, она получила кьютимарку и собственного дракона в придачу. На неё обратила внимание сама Принцесса Селестия! Шайнинг Армор радовался за свою сестру, непрошеные слёзы гордости сами катились из глаз. Вот тогда-то всё и случилось впервые. Как она оказалась рядом, загадка. Каденс хлюпала носом, слёзы счастья серебряными капельками лились из её глаз. Она обнимала счастливую единорожку, а та строила грандиозные планы, какие именно книги, когда и в какой последовательности она станет читать, что выучит в первую очередь. Каденс приобняла Шайнинг Армора крылом. Жеребец почувствовал её тепло и впервые в жизни посмотрел на неё, как на кобылу. Видимо с тех пор всё стало меняться. Они начали больше общаться, иногда даже гуляли вместе. Жеребец медленно открывал своё сердце этой розовой кобыле со странной кьютимаркой. Он не был гением или особо одарённым, но его любовь к своей земле, к жизни очень радовали аликорна. Иногда она рассказывала странные истории о далёком прошлом, но на вопрос о возрасте так ни разу и не ответила, лишь опускала голову. Жеребец не хотел её обижать, поэтому не пытался узнать правду. Первые курсы училища сменились высшей школой гвардии, целыми днями он усердно учился, разбираясь в тонкостях защиты замков, охраны порядка, действий в чрезвычайных ситуациях. Знания тяжело давались жеребцу, он с лёгкостью запоминал приёмы защиты, но с трудом мог написать нормальное письмо. Обычно сестра помогала с орфографией и пунктуацией, поддерживая его во всех делах. Он, в свою очередь, становился грозной тенью для желающих обидеть маленькую единорожку. Твайлайт всё больше времени проводила с Принцессой, надеясь научиться новым заклинаниям. Школу она переросла очень быстро, год занятий и Селестии пришлось выделять личное время для своей ученицы. Отношения с Каденс становились всё теплее, и однажды, Шайнинг Армор услышал заветные слова, на предмет, что он делает сегодня ночью. По правде говоря, он больше ожидал копыто и сердце, но решил, что так тоже хорошо. С тех пор они были вместе… вместе… Он многого не замечал, не обращал внимания, как его карьера круто пошла в гору, Каденс помогала ему выявить свои лучшие стороны и использовать их в продвижении по службе. К моменту появления Кристальной Империи жеребец уже не мог жить без её тёплого взгляда и мягких крыльев, тихих вздохов по ночам и жаркого шёпота с объяснениями, чего именно она хочет прямо сейчас. Искренняя радость за ту, которая обрела свой трон. Он сделал всё возможное и невозможное для того, чтобы помочь Каденс в её нелёгком деле…

Синяя пегаска Сайрен поклонилась и закончила своё выступление, гости заведения топали копытами от удовольствия и переговаривались. Через полчаса кафе закроется. Шайнинг Армор допил свой сидр, помотал головой и поскакал к себе.

В Кристальном Дворце поздно вечером пони практически исчезали, оставалась лишь охрана и ночная обслуживающая смена. Тишина укрывала прекрасные залы.

— Вольно.

Два пони в белой броне со знаком кристального сердца опустили копья и склонились перед Шайнинг Армором.

— У себя?

— Да, Принц!

— Ребят, ну хорош, прошу вас! Тут никого рядом нет, ни одного чужого пони.

Жеребец и кобыла заулыбались, но на уговоры не поддались.

— Она в хорошем настроении. Идите.

Повинуясь магии его рога, двери раскрылись, жеребец вошёл в комнату. Каденс лежала на их ложе, слегка приподняв заднюю ногу, на звук открывшейся двери она обернулась и заулыбалась. Жеребёнок упорно работала над её выменем, иногда тихонько причмокивая.

— Как ты?

— Она меня скоро слопает, честное слово! Всё молочко выдула и ей мало. Наверное, прикорм надо начать давать.

— Каденс, любимая. Тебе виднее, от моих советов толку не будет.

На какой-то миг его глаза вспыхнули печалью, аликорн сделала вид, что не заметила произошедшего. Жеребец шустро проскакал в конец покоев и зашёл за стенку в нишу для мытья. Прохладная вода сбросила накопившуюся усталость. Он быстро сполоснул копыта с мылом, прополоскал рот и вернулся к кровати. Лёг рядом с Каденс и бережно подставил свою спину, чтобы она могла положить на него затёкшую заднюю ногу.

— Ты опять пил, да? – обеспокоенно спросила розовая кобыла с трёхцветной гривой.

Ни короны, ни золотых накопытников, ни иных атрибутов Принцессы на ней не было. В личных покоях она никогда их не носила.

— Один бокал, но я помидорами заел. Прости Каденс, прости, — смутившись, ответил жеребец.

— Не пей много, хорошо? Это очень вредно для здоровья, мы же не собираемся останавливаться на одном жеребёнке?

Шайнинг Армор улыбнулся и прикрыл глаза.

— Шайни, я тебя люблю, — тихие слова, от которых жеребец начинал непроизвольно улыбаться.

— Знаю. Отдохни, ты устала, я подержу тебя.

— Она кусается, уже мелкие зубки есть, всего два месяца и такой рост! Будущий аликорн, — тёплая улыбка Каденс, её горящий счастьем взгляд, мечта единорога сбылась.

— Слушай, а она станет Принцессой, ну, вот как ты?

Каденс мягко улыбнулась и погладила мужа крылом.

— Шайни, если бы всё было так просто. Рождение аликорна – невозможное событие с точки зрения Эквестрии. Нельзя получить крылья вдобавок к рогу авансом, это нужно заслужить. Способности зависят от многих факторов. Селестия и Луна – изначальная форма – единороги, Твайлайт – единорог, я – пегас. Как ты знаешь, мои лётные способности на порядок лучше, чем у остальных трёх Принцесс, а вот с магией всё гораздо хуже, по силе я лишь чуть превосхожу талантливого единорога. Да, конечно, у меня есть особый дар, он относится к разделу «магия разума». Все мы четверо не в состоянии даже приблизиться к способностям земных пони. Сначала нам понадобится понять её изначальную форму, затем долгий период становления. Полагаю, ты отдал ей свой рог, магия Фларри уже сейчас полна могущества. Но об этом пока слишком рано говорить. Мы надеемся, Санбёрст поможет разобраться с её будущим. Повторюсь, сейчас слишком рано говорить о столь далёких днях. Никто предсказать её судьбу не в силах. Я могу лишь надеяться, что она станет Принцессой. Очень хочу верить в это!

Шайнинг Армор внимательно слушал, он никогда не перебивал свою подругу.

— Поспи пару часов, я полежу, полюбуюсь на вас обеих. Ночью она опять есть захочет, не даст тебе спать.

От тёплого взгляда фиолетовых глаз можно сойти с ума, лишь один, из ныне живущих пони, мог увидеть его, лишь ему даровано судьбой это счастье. Жеребец погладил свою кобылу копытом и легонько толкнул носом, она послушно опустила голову на подушку и закрыла глаза. Через пять минут её дыхание стало ровным и тихим. Единорог любовался своей, мирно спящей, кобылой. Как только жеребёнок оставила вымя матери в покое, Шайнинг бережно взял её, опустил ногу розовой кобылы на кровать, укрыл тело тонким шёлковым покрывалом. Жеребец посадил маленькую пони себе на спину, та счастливо заулыбалась. Они покинули покои Принцессы Каденс, и пошли гулять по коридорам Дворца, давая матери столь необходимый отдых.