Крылатые стихи

Не стоит думать, что нынешние жители облачных городов - сплошь суровые воины, какими были когда-то их предки. На легких крыльях рождаются легкие мысли - фантазия пегасов уносит их выше облаков, навстречу неизведанному.

Рождение спасительницы

История о Дэш и ее ребенке, который является гибридом человека и пони, а в копытах этого ребенка судьба Эквестрии.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Биг Макинтош Спитфайр Сорен Дерпи Хувз Лира Другие пони ОС - пони Человеки Бабс Сид

Нового времени суток

События разворачиваются двенадцать лет спустя окончания четвёртого сезона. Твайлайт Спаркл отдалилась от друзей и безуспешно потратила десяток лет на научные изыскания. И когда она потеряла всякую надежду, случилось нечто неожиданное для всех...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Человеки

Дуб, в котором...

Многие зовут свой дом крепостью, и их несложно понять. Но что, если проснувшись однажды утром ты вдруг поймешь, что эта крепость принадлежит не тебе? А точно ли ты проснулся в своем доме? А точно ли ты проснулся? Куда все делись? Какие тайны скрывает туман, мягкой стеной окруживший Древотеку? Твайлайт не хотела задаваться ни одним из этих вопросов… Кто бы спросил, чего хочет лавандовая единорожка.

Твайлайт Спаркл

Упавшее небо

7-я часть цикла "Мир Солнечной пони". Принцесса Селестия оказывается на земле, попутно теряя все свои волшебные силы и умения. Это, конечно, печально, но с другой стороны теперь можно расслабиться и устроить себе самый настоящий отпуск. Тем более, о ней есть кому позаботиться.

Принцесса Селестия Человеки

Платьице

Рарити пошла по стопам Пинки Пай, но не стала печь мясные кексы. Она решила испробовать новый "материал" для своих поделок.

Рэрити Пинки Пай Свити Белл

Спитфайр Флэр. Жизнь как роман

Молодая кобылка Спитфайр, только что ставшая вондерболтом, сразу же оказывается погружена в гущу всевозможных событий. Сквозь перипетии собственных мыслей, чувств, действий, иногда осознанных, иногда нет, она понимает, что единственная истинная жизненная цель у пони - это стать счастливой, и прикладывает все силы для того, чтобы добиться своего собственного счастья.

Спитфайр ОС - пони Вандерболты Винд Райдер Шторми Флэа

Забытое прошлое 2. Тень древних.

Прошлое неумолимо и всегда догонит, как бы быстро ты не бежал.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия ОС - пони

Пьеса: Кентерлотская Свадьба

Последние серии второго сезона представленные в виде стихотворного театрального произведения.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия

Стране нужны паровозы!

Прогресс не стоит на месте, дамы и господа. Он всегда находится в движении. И я уверена, что если хорошенько наподдать ему, то он полетит вперед как ошпаренный. Как, вы меня спросите? Очень просто — найти самый мощный двигатель прогресса! Самый технологичный, самый большой и самый быстрый. Как, например, паровозы. Да, да, именно те огромные громыхающие штуки с ужасной расцветкой. Уж поверьте мне, друзья мои, они незаменимы. Стране нужны паровозы! Именно поэтому мы будем делать их, а если, делая паровозы, мы сделаем немного денег, то это ведь никому не навредит, правда?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Брейберн ОС - пони Флёр де Лис Вандерболты Стража Дворца

Автор рисунка: Siansaar
Цена справедливости Песнь Принцессы

Сердце Королевы

Шайнинг Армор опять попытался заснуть, сильно болела спина и задние ноги, по внутренним ощущениям его продержали в бессознательном состоянии полторы недели или чуть больше. Уколы на ногах от капельниц и характерная мягкость шкурки после применения мощных лечащих заклинаний стали сюрпризом. Селестия старалась его вылечить. Единорог пытался понять, зачем ей это, и никак не мог сообразить, предчувствуя — его опять хотят использовать. Словам белоснежного аликорна он больше не верил. Ни про проблемы у кристальных пони, ни про Каденс. Если раньше солнечная Принцесса внушала надежду одним своим видом, то теперь только страх и недоверие. Заснуть он не успел, стена позади него задрожала и рассыпалась, причём каждый камушек оказался подхвачен пурпурным сиянием, а затем бережно уложен на пол. В его тюрьму вбежала Твайлайт, за ней подтянулись остальные её подруги, все пятеро напоминали каких-то странных героев из комикса, одетых в чёрные одежды, маски и шляпы. Одной кобылы не хватало, судя по всему, отсутствовала Рарити.

— Идти можешь?

Он отрицательно покачал головой и с каким-то отрешённым интересом уставился на сестру.

— Да, я дура. Ты себя называл тупым жеребцом, теперь можешь посмотреть на глупую кобылу, вот она я.

— Твайлайт! Время! – фыркнула пегаска с радужной гривой, выбившейся из-под шляпы.

Она постелила на дно телеги мягкое плотное одеяло, затем подхватила брата своим заклинанием и уложила внутрь. В тележку впряглась оранжевая пони. Даже в таком наряде, узнать Эплджек не составляло труда. Они выскочили в какую-то просторную пещеру.

— Рарити, где тебя носит? – возмутилась Рейнбоу.

— Дорогая, тут такие красивые кристаллы! Для платьев надо бы…

— Рарити! – зашипела на неё Твайлайт.

Подскакивая в телеге на ухабах, Шайнинг смотрел на всё происходящее с пониманием, эти шестеро могли разобрать Кантерлот по кирпичику, их неуёмная энергия и фонтан идей держали в напряжении обеих сестёр-диархов. Красивые и милые кобылы, дарящие дружбу и понимание всем пони. Они являлись частью прекрасной Эквестрии, важным кусочком, созданного Принцессами мира. Такие же милые и добрые пони, только одевшие броню и взявшие меч в копыта, остались лежать на ледяной земле Кристальных гор, защищая свой дом до последнего вздоха… сознание единорога уплыло в неизведанные дали.

— Шайнинг… ох, какое же заклинание? Что ещё прочитать?

Он пришёл в себя от звуков голоса Твайлайт, она носилась вокруг кровати, на которой лежал единорог. На полу в беспорядке валялись книжки, видимо искала ещё какое-нибудь лечебное заклинание.

— Вот же конский редис, мож к Зекоре сбегать? А?

Все шесть пони расселись около него, заметив, как синегривый единорог открыл глаза.

— Шайни, я всё объясню! – сбивчиво начала говорить лавандовая кобыла, — Мы тут с подругами поговорили, обсудили всё. Такое дело, я очень виновата перед тобой. Так нельзя поступать, совсем. Всё случилось из-за меня, письмо это с цветком и твои обвинения и… — у неё потекли слёзы, — я тебя очень люблю, ты мой самый лучший брат на все времена! У меня нет другого родного пони! Я испугалась, что ты убьёшь Селестию, когда душа рвётся на две части, это очень больно. Два моих самых близких и любимых пони сражаются насмерть, это боль, которую я не смогла вынести. Родители со мной не разговаривают, только плачут! Выгнали из дома! Прости меня. Прости! Слышишь?

Единорог долго смотрел на неё, потом сгрёб себе в объятия, положил голову ей на спину.

— Ты вытянулась, уже крупнее своих подруг стала, кровь аликорна даёт о себе знать. Думаешь, меня отпустят?

— Я просила Селестию отпустить, она обещала, — тихо ответила Твайлайт.

Серебряные слёзы скопились в уголках фиолетовых глаз сестры, иногда они срывались вниз мелкими капельками. Шайнинг чувствовал, что она раздавлена случившимся, сама запуталась в своих желаниях. Флаттершай почему-то всхлипывала за компанию, а у Рарити глаза явно находились на мокром месте. Их решению, вытащить единорога из тюрьмы, вопреки воле солнечной Принцессы, предшествовал очень долгий разговор по душам.

— Ты ещё совсем маленькая.

— Тпру! Твайлайт, ты ж сказала, чо договорилась. Ить найдут нас быстро! – нервно переминаясь на месте, возмутилась Эплджек.

— Дорогая, как найдут? Никто ничего не видел! – фыркнула серо-белая единорожка.

— Ты чо ж, думаешь Принцессы такие глупые что ль? Вон, на Твайлайт погляди. Кто ещё может заставить алмазных псов прокопать проход за один поцелуйчик и два красивых камня?

Серо-белая кобыла скривилась и начала отплёвываться.

— Дорогая, вот зачем ты напомнила? Мне ещё Спайку всё это объяснить как-то надо.

— Да ладно, пусть про Принцессу Эмбер расскажет, чего он там с ней делал, пока вы не видели.

— Девочки, давайте не будем ссориться! – пискнула жёлтая пегаска.

Единорог поднял голову и удивлённо уставился на переругивающихся подруг.

— Принцесса Эмбер? Ещё один аликорн? – растерянно переспросил Шайнинг.

— Братец, это долгая история. Нет, она дракон, у них правитель сменился. Очень красивая, с голубой чешуёй и синим гребнем…

— Красивая?! Да я тебе сейчас всю гриву повыдёргиваю! – высказалась Рарити, явно надвигаясь на свою лавандовую подругу с неопределёнными намерениями. Между ними всунулась Рейнбоу, раздвинув обеих пони мощными крыльями в разные стороны, видимо мнения об этой Эмбер у кобыл разошлись кардинально.

Их прервали на самом интересном месте, колокольчик на входной двери звякнул, в зал Дворца Принцессы Дружбы друг за другом вошли три аликорна, а потом Королева Крисалис. Твайлайт выскочила вперёд и распахнула крылья, загораживая кровать. Её подруги последовали за ней, встав полукругом.

— Я всё могу объяснить! Не трогайте его! Пожалуйста!

— С тобой мы поговорим после, — мягкая улыбка белоснежной кобылы заставила замолчать лавандовую пони.

Она ещё несколько секунд потопталась на месте, потом поняла — никто драться не собирается, отошла в сторону, её подруги поступили аналогично. То, что произошло дальше, повергло всех в шок. Единорог с трудом сел на кровати и смущённо опустил голову, в наступившей тишине стало слышно его срывающееся дыхание. Потом по белой шёрстке потекли слёзы, он начал смахивать их копытами. Крисалис сорвалась с места и подскочила к жеребцу, на пол покатились зелёные слёзы.

— Живой… живой! Мой хороший… ты живой… — громко шептала кобыла, её слова прерывались всхлипываниями.

Он обнял её передними ногами за шею и крепко зажмурился.

— Прости, не хотелось умирать без последнего взгляда в твои зелёные глаза.

Кривой чёрный рог с двумя уступами и белый в завитках коснулись друг друга, яркая зелёная вспышка озарила всё вокруг. Над их рогами появилось магическое сердечко. Каденс бросилась наружу, всхлипывая и причитая. Зелёное сердце становилось всё больше, от него начали исходить мощные волны, заливая теплом окружающий мир.

— Сестра, мы всё понимаем, но чейнджлинги неспособны любить. Влюблённая Королева — это перебор, ты не находишь сие странным? – еле слышно прошептала Принцесса ночи.

— Теперь понимаю, почему она защищала Кристальную Империю, — тихо ответила ей дневная сестра.

Твайлайт наконец-то смогла захлопнуть свой рот, заодно приподняла крылом отвалившуюся челюсть Пинки, потом как-то испуганно поинтересовалась.

— Шайни, а ты ничего не перепутал? Она не совсем розовая и немножко дырявая. То есть, я не знаю, какой цвет лучше, это только тебе решать, но мне как-то страшно, кольцо на рог ты одел другой кобыле.

— Нет, сестрёнка, теперь она — моя кобыла, та, о которой я мечтал всю свою жизнь, просто не знал об этом, не догадывался о её существовании.

Твайлайт беспомощно уставилась на Селестию, потом перевела взгляд на Луну, но те лишь вежливо улыбались, хотя ушки у обеих сестёр нервно подрагивали.

— Неудобно вас прерывать, но может быть, займёмся делом? До Кристальной Империи два дня на поезде, предлагаю ехать прямо сейчас, — вежливо попросила Селестия.

— О, не стоит, — знакомый хриплый смех заставил вздрогнуть всех, кроме единорога, — он пройдёт сквозь дворцовый телепорт.

Через полчаса они все стояли около Кристального Сердца, лишь Каденс находилась чуть поодаль, стараясь не смотреть на Шайнинг Армора, тот отвечал тем же. Синегривый жеребец с трудом дошёл до артефакта и положил копыто, остановив его вращение.

— Кристальное Сердце, твой защитник взывает к тебе! – голос прокатился над всей Империей, множество кристальных пони подняли головы и, с надеждой, уставились в небо.

— Кристальная Империя свободна!

Сердце ярко вспыхнуло, озаряя небеса, затем начало менять цвет, в небо взвились радужные полоски магической энергии. Яркими переливами заискрились пони, словно их тела состояли из кристаллов. Освежающая волна магии прокатилась по всей Империи. Каденс вспыхнула вместе со всеми.

— Эй, ты что натворил? – зашипела Крисалис, разглядывая своё полупрозрачное искрящееся тело.

В небе возник образ Сердца, багровые цвета быстро сменились белыми и голубыми. Радостные крики пони вторили событиям в небесах: «Шайнинг! Шайнинг! Свобода!»

— Королева Крисалис, я знаю, ты очень занятая кобыла, но мне кажется, нам потребуется многое обсудить в связи с открывшимися обстоятельствами. Полагаю, Кристальный Дворец станет удобной территорией для переговоров. Увидев результат деятельности северных грифонов в виде памятных аллей, у меня пропало желание проявлять милосердие. Полагаю, Королевство сможет высказать свою точку зрения на этот сложнейший вопрос, — Принцесса Селестия уже предвидела недалёкое будущее, в её глазах замелькали искры печали.

— Захватим и поделим! Я согласна! – радостно заорала хриплым голосом Королева, — зелёные глаза вспыхнули от нахлынувших эмоций.

Шайнинг Армор приложил копыто ко лбу и закрыл глаза, потом заметил, диархи улыбаются. Крисалис сидела рядом с единорогом, подставив ему свой бок, чтобы он не упал.

— Так и решим. Предлагаю ровно через месяц собраться здесь и выработать стратегию на предмет «захватим и поделим».

Крисалис обняла единорога крылом, прижав к себе, через мгновение они исчезли в зелёном всполохе. Розовая кобыла тихо плакала, пытаясь закрыться крыльями. Три аликорна подсели к ней, поглаживая копытами и успокаивая. Через пару минут она встала и очень тихо сказала.

— Я пойду к себе, приезжайте почаще. Мне нужна ваша поддержка.

Каденс вернулась в свои покои, поцеловала Фларри и села за бумаги. Порвала все свои распоряжения по чейнджлингам, написала новое. Подписала новые указы по поездам с требованием организовать в срочном порядке сообщение в обе стороны со столицей роя, заодно велела нормально обустроить вокзал для пассажиров, сделать там зал с охлаждением для чейнджлингов. Как и в прошлый раз, никакого документа или соглашения в результате их переговоров с Крисалис не появилось. Лишь слова, обязательные для исполнения обеими сторонами. Королева своё слово сдержала, Империя свободна, наступила очередь Принцесс исполнять обещание.

В это же время в Логове Королевы происходили довольно интересные события. Шайнинг сидел на кровати и обнимал Крисалис, из его глаз снова катились слёзы. Кобыла бережно поглаживала спину жеребца своим прозрачным крылом, на её мордочке блуждала счастливая улыбка. Она заполучила единорога в свои цепкие копыта. Желанный приз за хорошую игру! Но кроме удовольствия от победы появилось то, в чём сложно признаться себе самой, этот синегривый единорог одним своим присутствием вызывал в ней настоящее желание и тихую радость в сердце. Он говорил что-то тёплое и ласковое, но Крисалис его практически не слышала, наслаждаясь моментом, поглощённая собственными чувствами и мыслями.

— Без тебя жить не хочется, всё яснее понимаю, ты стала лучом света в моей душе. В тюрьме твой образ снился, лишь о тебе приходили воспоминания, давая призрачную надежду. Война поглотила все мои мысли, я стал слепым и глухим. Прости, прости! Давно должен был это понять, ведь пользовался твоим теплом и расположением. Крисалис, я люблю тебя! Слышишь?

— Слышу, слышу, ты давай, успокаивайся. У нас впереди много лет, чтобы высказать свои мысли о прошлом, настоящем и будущем. У меня на тебя большие планы, — в зелёных глазах Королевы горели искры радости и счастья, — улыбка упорно не желала покидать мордочку Крисалис.

— Эм…

— И это тоже впереди, сейчас полдень, вечером я вся твоя. Сюда в любой момент могут зайти высшие роя, полагаю, зрелище громко визжащей Королевы их не порадует, если мы приступим прямо сейчас. Кроме того, у меня есть должок перед двумя очень хорошими пони. Я дала слово, именно они станут первыми, кто получит право на твои объятия.

Единорог удивлённо уставился на неё, пытаясь понять, о чём вещает Королева. Кобыла легко взвалила единорога себе на спину и покинула зал приёмов, они перешли в покои неподалёку.

— Поспи, тебе нужен отдых. Чай с мёдом и твои любимые жареные помидоры на столе.

Единорог увидел столик из зелёного мрамора, уставленный едой.

— Шайнинг, поешь и отдохни. Если сможешь, поспи. Они скоро придут.

Шайнинг Армор сел на ложе и смущённо улыбнулся, Королева показала ему язык и, помахав копытом, выскочила из комнаты. Помидоры закончились быстро, жеребец съел всё подчистую, решив, что вечером ему точно понадобятся силы. Затем прилёг, и, забравшись под тёплое одеяло, расшитое зелёными звёздами, провалился в сон. На его мордочке впервые за долгое время сияла улыбка, он почувствовал себя дома. Проснулся, когда в зале уже слегка потемнело, но не это разбудило жеребца. Рядом с его кроватью сидели два пони, из глаз которых струились слёзы счастья.

— Мама? Отец?! Как вы… откуда… – ошарашенно пролепетал Шайнинг.

Крепкие объятия стали ему ответом. Трое пони долго сидели, обнявшись и вздыхали. Зачем пустые слова самым близким пони в Эквестрии? Их глаза и вздохи, объятия и слёзы говорят лучше тысяч слов.

— Действительно, статный жеребец. Ну ты и вымахал за эти полтора года! Одни мышцы, аж смотреть страшно!

Шайнинг посмотрел на отца, с удивлением обнаружив на нём знакомую броню. Запястья и корпус укрывала синяя сталь пластинчатого доспеха чейнджлингов. На боку в ножнах покоился меч с зелёным эфесом, навершием из малахита и красивой гардой, изогнутой под копыто. Тёмно-синий шлем с дыркой для рога висел на специальном крючке сбоку. Найт Лайт заметил восхищённый взгляд сына и слегка смущённо пояснил.

— Я решил взяться за старое, твоя мама немного бурчит по этому поводу, — кобыла легонько ткнула его головой и фыркнула, — Буду служить другой Госпоже! Тем более, теперь есть маленький чёрный пони с кривым рогом, которому нужна защита. Свою справедливость и честь она мне доказала, сейчас моя очередь!

Кобыла тепло улыбнулась, видимо тоже решила пояснить.

— Мы чуть больше недели живём в столице роя, Королева дала нам собственный дом. Я работаю в больнице, как и раньше, очень много травмированных кристальных пони, забывают надевать рифлёные накопытники, как итог — поломанные ноги, вывихи и ещё много всякого. Мой рог становится пустым почти каждый вечер, никогда в жизни не принимала столько пациентов.

Шайнинг долго смотрел на замолкнувших родителей.

— Мам…

— Мы продали дом и все вещи в Кантерлоте, пытались тебя вызволить. Не вышло.

Синие глаза единорога на миг вспыхнули холодом, потом он покачал головой.

— Это место, мой дом. Отныне и навсегда. Крисалис подарила надежду моей измученной душе. Твайлайт…

— Не надо, Шайни. Она принесла нам достаточно боли. Пусть всё останется, как есть. Мы всегда будем любить и помнить нашу маленькую лавандовую проказницу, а Принцесса пусть идёт своей дорогой, нам с ней не по пути.

— Мама, отец!

— Это наше решение, не спорь. Мы обретём здесь новых друзей и родной дом. Может, даже найдём ещё одну или несколько кобыл в семью.

Жеребец тут же получил шлепок хвостом по боку от возмущённо заржавшей Вельвет.

— Ладно, одну! – хихикнул Найт Лайт, — Многие ждут твоего возвращения. Высшая Фезе здесь и Бриз со своим кланом. Именно она помогла нам переправиться в рой.

Единорог удивлённо уставился на родителей.

— Вы с ней знакомы?! Как?! Откуда? Вы же никогда не ездили в Кристальную Империю.

Найт Лайт тепло засмеялся, потом тряхнул своей синей гривой и, вытянув вперёд копыто, гордо сообщил.

— Это очень долгая история, полная неожиданных сюжетов и поворотов. Ладно, ладно, не смотри на нас так. Однажды она приехала в Кантерлот и заблудилась, мы оказались первыми, к кому зелёная единорожка обратилась с просьбой показать нужный магазин. Это был самый длинный поход по магазинам в моей жизни! С тех пор я не люблю пуговицы, — синий жеребец посмотрел на свою кобылу, та покачала головой и улыбнулась, он продолжил свой рассказ, — мы познакомились, хорошо провели время. Ну, знаешь, кафе, ужин, всё такое. Пригласили её в табун, Бриз обещала подумать. Какое-то время спустя, узнали — она Высшая Кристальной Империи, стало понятно, нам ничего не светит. Написали ей письмо с извинениями. Через два дня она приехала на разборки лично, рыдала, сказала, что не захотела к нам совсем не из-за своей должности. С тех пор дружим, Бриз до сих пор одна. Оказывается, она два года занималась созданием собственного клана.

В двери вошла Королева Крисалис, родители Шайнинг Армора поклонились и, подмигнув сыну, поспешили удалиться, Вельвет шепнула на прощание: «Приходи, как освободишься, пироги с капустой сделаю. Береги её!»

Крисалис забралась на ложе к жеребцу и неуверенно посмотрела на него. Судя по виду, она отчего-то очень нервничала и переживала. Шайнинг заметил — её грива красиво уложена, платье из сшитых тонких полосок ткани аккуратно выглажено, копыта отполированы и выкрашены зелёным лаком, хвост расчёсан и подвязан резинками с изумрудами. На его мордочке непроизвольно возникла улыбка.

— Приступим? – смешно покраснев, предложила кобыла.