Лучше всяких кьюти-марок

Ахтунг! Повышенная концентрация обнимашек. Автор ещё не отошёл от кофе с кексом.

Эплблум Скуталу Свити Белл

Ночные прогулки

Небольшая история о брони, увлечение которого сравнялось по значимости с реальной жизнью.

Флаттершай Принцесса Луна

Адрес неизвестен

Кажется, что для Дерпи Хувс каждый новый день хуже предыдущего. Всю жизнь её воспринимают как ходячую катастрофу. Из-за косоглазия её считают бестолковой, странной, ломающей всё пони. Как вообще она надеется преодолеть и избавиться от всего, что ей навязали? Для Дерпи это невозможно. Было невозможно, пока судьба не столкнула её с фиолетовой единорожкой. Станет ли эта встреча очередной неудачей или обернётся возможностью, которую она искала? И как эта возможность повлияет на её жизнь?

Твайлайт Спаркл Дерпи Хувз

Кто прошлое помянет

Кто не любит посидеть в весёлой компании у костра, рассказывая страшилки? Но, оказывается, не все из них так безобидны, как могут показаться...

Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Луна Найтмэр Мун Бабс Сид

My Little Dystopia

Мир меняется. Идиллия и гармония медленно скатываются в упадок. На смену мудрым правителям приходят жестокие тираны. История переписывается, имена героев прошлого забываются, их идеалы втаптываются в грязь. Отсюда нельзя выбраться, деградацию общества не остановить... И лишь кучка романтиков пытается добиться справедливости, но без толку. Их борьба бессмысленна и имеет только один исход - проигрыш. В такие момент хочется верить в чудо, в длань судьбы, в её окончательную справедливость... приходится цепляться за самое невероятное, за легенду, за сказку о шести Элементах Гармонии, что могут повлиять на ход новой истории Эквестрии.

ОС - пони

Пробник

Повесть о чуде, о помощи, о понимании. О том, что может сделать неосторожное и поспешное обращение с ними. И о пони, который получил второй шанс, чтобы исправить старую ошибку. Который ещё может помогать, радоваться чуду и понимать.

ОС - пони

Fallout Equestria: Influx

Война между пони и зебрами продолжается. Для того, чтобы её закончить, министерства строят отчаянные стратегии — создают магические и технологические творения, существование которых идёт вразрез с природой. Одним из этих творений стал «Инфильтратор» — сверхсекретный проект Министерства Крутости. В его основе лежала разработка супер-шпиона, идеального слияния пони и машины. Но после первого успешно созданного агента на Эквестрию упали бомбы и превратили её в Пустошь. Сто девяносто лет спустя Кристалл Эклер пробуждается в мире коллапса и насилия, совершенно не понимая, что стало с ней и самой Эквестрией. Её замешательство перерастает в ужас, когда она обнаруживает, что перестала быть пони — теперь она кибернетическая зебра. Ей ничего не остаётся, кроме как отправиться на поиски выхода из своего, мягко говоря, затруднительного положения. Сможет ли она принять правду, если отыщет её? Найдёт ли она друзей в мире, где никто никому больше не верит? И что, если те, кто сотворил это с ней, всё ещё живы и где-то там, ждут и мечтают о том, чтобы она послужила их новой, недоброй цели?

Другие пони ОС - пони

RPWP-1: "У Селестии выходной"

Впервые за века Принцесса Селестия получает выходной. Этот день будет просто идеальным!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Самая короткая ночь

Найтмер Мун возвратилась из многолетней ссылки для того, чтобы отомстить. И не смогла.

Найтмэр Мун

Звезда в Жёлтом

Глубоко в Королевской библиотеке есть книга. Ужасная книга, что сводит с ума тех, кто её прочитает. Книга, настолько опасная, что должна быть спрятана и закована в цепи, чтоб никогда не быть открытой. Книга, на которую случайно наткнулся Спайк по просьбе Твайлайт Спаркл. Звезда в жёлтом восстала ещё раз, и только Рейнбоу Дэш и Спайк могут спасти Твайлайт пока не стало поздно. Идеи живут вечно. Пони - нет.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия ОС - пони

S03E05
Глава 2 — Рейд

Глава 1 — Бегство

Пролог, начало.

Густой туман опустился на останки маленького города, скрывая в своих тихих объятиях пустые улочки и разрушенные здания. Безжизненное серое полотно приглушало звуки, стирало краски и погружало окрестности в блеклый сон. Казалось, ничто не могло нарушить картину запустения и разрухи.

В руинах некогда процветающей бакалеи едва слышно передвигался радтаракан. Следуя сигналам чувствительных усиков, падальщик Пустоши искал себе еду. Обычно его добычей становились полуразложившиеся тела невезучих существ, сломленных окружающим миром. Однажды в лапы мутировавшего насекомого попала крыса с перебитым позвоночником – настоящий пир для собирателя падали.

Сейчас же перед ним лежало совсем другое существо, не похожее ни на кого из виденных ранее. Большое, нескладное, опасное и неподвижное. Недоуменно щелкнув жвалами, радтаракан приблизился к неизвестному созданию, пытаясь определить степень его опасности. Для крохотного разума такая гора свежего мяса казалась чем-то небывалым.

Простояв несколько минут и не дождавшись какой-либо реакции, он решился пойти на риск. Стремительный бросок – крохотные жвала приготовились впиться в жертву. Вот только вместо горячей податливой плоти на пути насекомого встала черная броня, способная выдержать взрыв плазменной гранаты.

Бессильно сползая по гладкой поверхности, падальщик попытался сбежать, но стремительный росчерк скорпионьего жала положил конец его жалкой жизни. Серый пегас в броне Анклава стряхнул со своего хвоста склизкие останки, после чего вновь замер на полуистлевшем матраце. Он пытался уснуть, старательно игнорируя чувство голода и роящиеся в голове мысли.

«Как же здесь воняет, и шлем не наденешь, иначе шея окончательно затечет. Чем же так смердит? Ведь поблизости вообще нет никаких трупов. Интересно, эта тварь съедобна? Какое-то мясо тут явно есть... Стоять! Не думать о голоде, сидеть тихо, как маленькая белая мышка. И ведь хорошо живется крохотным говнюкам, они никому нафиг не нужны, никто их не трогает. Живи себе, исследуй мир, откладывай яйца – или как они там размножаются – и доблестно умри в неравной схватке с котом. Лафа!

Вот же Дискорд! Вроде все спланировал, успешно смылся, нашел воду, а прихватить больше стандартного пайка не сумел. Столько дней в этой дыре... Пять или шесть, лень даже поднять копыто или посмотреть на время».

— Но ведь оно того стоило. Надеюсь. — Пегас вел разговор сам с собой, чтобы не потерять голос.

Грей Стиллнесс, ранее офицер Великого Анклава Пегасов, а ныне обыкновенный дезертир и беглец, медленно покачал головой. Сон отказывался приходить в условиях постоянного голода и стойкой вони, поэтому ему оставалось лишь все глубже погружаться в свои мрачные раздумья.

Для бывшего бойца Анклава время, проведенное по другую сторону облаков, слилось в один серый день, изредка прерываемый короткой ненадежной дремой. Унылый пейзаж за пустыми оконными проемами первого этажа ни капли не улучшал настроения, поэтому пегас предпочитал отсиживаться в подвале, время от времени разговаривая с безразличными стенами.

— Удачное все же укрытие я подобрал. Поставить ловушки в дверях и на крыше, заминировать подходы – и можно не беспокоиться о внезапной атаке. Вот только компания подкачала. Три радтаракана и одна крыса. Да еще и нечего жрать, — ехидно продолжил Грей.

Единственным ответом на реплику пегаса стало громкое урчание в животе. Сердито цокнув копытом, разведчик погрузился в воспоминания, надеясь отвлечься от чувства голода...

Он едва научившийся летать жеребенок. Мягкие облака пружинят под копытами, тяжелая сумка с книгами тянет вниз. Сегодня первый день в Летной Академии, и впереди столько интересного! Он познакомится со своими учителями, одноклассниками, заведет друзей…

Погрузившегося в мечты малыша быстро перехватили три жеребенка постарше. Их маленькой банде уже два года, и им как раз нужна новая жертва, чтобы напомнить о себе после каникул. Удивление, боль, холод и чувство абсолютной беспомощности – таковы воспоминания Грея о Летной Академии. Скандал дома из-за пропущенных занятий поставил завершающий штрих в первом из худших дней. Жеребенок никому не рассказал о произошедшем, твердо решив отомстить лично. Молча перенося издевательства хулиганов, так и не найдя друзей, он планировал свою месть...

Прошел год. По академии поползли странные слухи. Троица недоумков, прозвавших себя «убийцами грифонов», внезапно исчезла. Еще вчера раздавался визг очередного неудачника, заталкиваемого в мусорный контейнер, а сегодня они словно растворились в воздухе. Кто-то мог обратить внимание на недобрый взгляд одного из второкурсников, мороз от которого пробирал аж до самых костей. Другим вспомнилась странная улыбка наблюдателя Анклава да брань уборщика, обнаружившего гору пепла на заднем дворе. С тех пор у бывшей мишени для насмешек появилась внутренняя сила и уверенность в себе, пришедшая одновременно с той странной кьютимаркой, и до самого выпуска ни у кого не поднялось на него копыто...

Выпускной вечер, радостные выражения на лицах бывших учеников и стоящая в отдалении от всех одинокая фигура. Расправа над бандой принесла Грею покой, но также окончательно лишила его возможности завести друзей. Его сторонились из-за слухов, разросшихся подобно сорной траве.

Зачем он вообще пришел на этот праздник? Ведь его создали для совсем других пони, которые умели радоваться жизни и смотреть в будущее с огнем в глазах. В этом месте юный серый пегас чувствовал себя чужим. Радостные лица общающихся друг с другом пони только усиливали чувство одиночества, и крохотные искры надежды на что-то лучшее растаяли окончательно.

Тяжело вздохнув, Грей выпил еще один бокал шампанского, чувствуя облегчение, приносимое этим напитком. Он даже не сразу заметил пегаса коричневой масти с кьютимаркой в виде темного силуэта, не сводящего с него глаз. Поежившись от столь пристального внимания, Грей подошел и без долгих хождений вокруг да около поинтересовался причиной слежки. Так состоялась его вербовка в Анклав...


— Вперед, полудохлые курицы! По-вашему, я хочу торчать здесь до вечера? Преодолевайте полосу! Не использовать крылья, я сказал! А ты чего замер? Особого приглашения ждешь? Твоя мамочка не придет и не заберет отсюда твою жирную задницу! Ты теперь в Анклаве, свинья! Вперед, я сказал! — Грозный голос офицера звенел в ушах даже после начала службы в регулярных частях.

Последующие три месяца после вербовки стали для пегаса настоящим кошмаром: отработка взятия пленных, прохождение полосы препятствий, стрельба из энергомагического оружия, метание гранат, полетное мастерство, стресс-тесты на выносливость – весь этот Тартар, по ошибке названный тренировками, проходил под постоянные крики источающего злобу инструктора. Его боялись и ненавидели всем потоком, правда после первой недели сил не оставалось даже на страх...

Еще один выпуск. На этот раз практически никакого торжества и помпы: им просто раздали броню и построили на огромной площади. С большим удивлением Грей узнал о назначении во внешнюю разведку. Перед отправкой на место службы дается один день на прощание с родными. Юный разведчик использовал это время для поисков пегаса, заманившего недавнего жеребенка в этот Тартар. Принцессы оказались к нему благосклонны – он находился в этом же городе. Подкараулить вербовщика в пивнушке оказалось делом несложным. Такой же молодой жеребец с удивлением посмотрел на Грея, но все же согласился прогуляться по парку и рассказать правду. Его слова запомнились разведчику на всю жизнь:

— Обнаружить взлом склада и похищение плазменной мины оказалось плевым делом, как и установить виновного. Нас удивило мастерство применения украденной ловушки, ведь далеко не каждому удается поразить множественную цель с первого раза. Поскольку у жертв не оказалось могущественных родственников, мы решили ничего не предпринимать и просто установили слежку, составив твой психологический портрет и прогнав его по тестам. В итоге ты оказался идеальным кандидатом, ну а в случае отказа всегда есть альтернатива в виде показательного изгнания под облака, — тонко улыбнулся бредущий по тенистой аллее агент.

Первый вылет в звании рядового. Из разговора с недавним знакомцем Грей вынес одну важную вещь – скрыться от Анклава над облаками практически невозможно. Они будут следить за тобой во время занятий в академии, пьяных дебошей в баре или секса с симпатичной кобылкой. Но их можно обмануть. Нужно лишь доказать свою лояльность и соблюдать несложные правила: не делать глупостей во время разведки, не помогать обитателям поверхности, не проваливать задания, поддавшись чувствам.

Среди разведчиков, да и наверняка в остальных подразделениях, особой популярностью пользовались «письма на родину» с подробными описаниями проступков сослуживцев. Имеющие поддержку в верхах рвались стать командирами раньше всех, азартно топя и подсиживая друг друга, остальные же пытались угодить мажорам, выполняя за них грязную работу и в нужное время подставляя свой круп. Между богатыми отпрысками влиятельных семей шла вечная война, и время от времени кто-то из шестерок падал вниз со сломанными крыльями.

Грей жил и не выбивался из общей массы, выполняя приказы командиров и не заводя ни с кем связей, благо за место под крылом у кандидата на офицерскую должность всегда шла ожесточенная борьба. Со временем серого пегаса просто перестали замечать. Удивительно, но Грей уже тогда понимал одну простую вещь – он не останется среди этого скопления лживых и наивных пони...

Сколько прошло времени? Месяц? Год? Грей давно перестал считать дни. Он не летал в отпуск домой, получая материальную компенсацию. Служба слилась в беспрерывный серый поток, состоящий из одних и тех же событий: вылет под облака, разведка, уничтожение случайных свидетелей, охота на новых чудовищ, сбор материалов, отступление, увольнительная в бар и выход на новый круг. Активность Анклава на Пустоши возросла в разы, хоть и не была заметна абсолютному большинству. Ученым требовались пробы почвы и фауны, вооружение наземников, живые существа для экспериментов. Больше всего разведчиков гибло именно при поиске образцов.

Постепенно рутина вытеснила интриги, количество «несчастных случаев» резко сократилось, сменившись боевыми потерями. Старшие офицеры заметили молчаливого и исполнительного бойца, присудив ему звание сержанта, и даже наградили почетным знаком за отличную результативность.

Все изменилось в один день – неожиданно здоровая адская гончая отчаянно сопротивлялась захвату, первым взмахом мощной лапы оторвав голову командиру и перебив половину отряда. Грей сумел погасить вспыхнувшую панику и отдал приказ выжившим расстрелять тварь. За это нежданного героя представили к званию лейтенанта.

Грей принял под командование собственный отряд – так называемое «Разведывательное Крыло». Новоиспеченный офицер Анклава может взять под командование пегасов, лишившихся командиров, или же собрать команду с нуля. Грей выбрал второй вариант, отдавая предпочтение не проявившим амбиций и особой инициативы оперативникам. В какой-то мере это позволяло не опасаться скорого предательства.

Две недели тренировок позволили им сработаться, но в настоящую команду они так и не превратились. Этого хватало, чтобы новые вылеты и задания заканчивались неизменным успехом. Он никогда не терял своих подчиненных, раз за разом вытаскивая их из, казалось бы, безвыходных ситуаций. Уставших, израненных, часто искалеченных, но живых. Для Анклава во главу угла всегда ставился результат, поэтому можно было не опасаться доносов от своих же подчиненных, по крайней мере до поры.

Многие пророчили Грею большое будущее, но он уже достиг своего потолка. Без покровителя сверху подняться дальше лейтенанта практически невозможно, а независимый офицер никому не нужен. Рано или поздно он должен был проснуться летящим вниз со связанными крыльями...

Серошерстый пегас лежал на кровати и едва слышно шевелил губами. Он давно уже нашел и перенастроил жучки в своей спальне, чтобы можно было не опасаться слежки хотя бы здесь. По комнате разносился тихий шепчущий голос.

— Селестия и Луна, надеюсь, вам хорошо за пределами небес, ведь на облаках уже невозможно жить. Всюду ложь, обман и страх. Большинство живет подобно куклам, слепо ведомым волей меньшинства. Неужели мир когда-то действительно был другим и в нем царили дружба и любовь? Жаль, я родился не тогда. — Грей замолк на несколько минут, обдумывая сказанное. Все же молитвы аликорнам существовали не только в Стойлах. — Нельзя продолжать так жить, иначе я стану одним из них и потеряюсь в этом болоте. Сражаться с Анклавом глупо, одному это просто не под силу. Остается лишь уйти вниз, там никого не ищут. Надеюсь, ваши крылья все еще укрывают всех пони, пусть происходящее внизу и говорит об обратном. Если вы существуете, будьте счастливы и пожелайте мне удачи.

Он так и не смог потом вспомнить, действительно ли ему подмигнули звезды, или же это был обман зрения.

Составить и осуществить план оказалось неожиданно просто. Оружейные склады по-прежнему никем не охранялись. Зачем мешать преступлению, если виновного всегда можно выследить и устроить показательный суд? Правда, авторы этой идеи не учли налета пегаса, решившего стать дашитом. Выкрав со склада свою офицерскую разведывательную броню и под завязку набрав боеприпасов к любимым винтовкам, энергомагических мин, гранат и прочих радостей жизни, Грей полетел к пищевым хранилищам. Но тут его ждал неприятный сюрприз в виде четырех морд суровых охранников – вечноголодные курсанты Академии слишком часто совершали продуктовые рейды, и стандартных мер безопасности не хватало для их сдерживания. Рисковать и поднимать шум не хотелось, поэтому, помянув Дискорда, Грей полетел к границе. Он был уверен в отсутствии погони – позади осталось слишком много ловушек и сломанных терминалов. Через несколько часов на складе произойдет взрыв, который окончательно сотрет все следы. Охране комплекса будет банально не до него. А если все же выследят – пускай, он всегда неплохо стрелял из плазменных винтовок, а уж в метании гранат ему просто нет равных...

Резко тряхнув головой, Грей моментально вернулся в настоящее. Новая жизнь начиналась не совсем по плану, которого, по сути, и не было. Существовали лишь общие идеи о поиске нового дома в захолустье, где его никто не достанет. Реальность оказалась удручающей – да, он смог удрать с кучей оружия и снаряжения, но дальше ждал тупик. Он никому не нужен, помимо посланных убийц, да и то не факт, что его продолжают искать. Именно в этот момент пришло понимание, почему Анклав позволяет дашитам уходить под облака – в подавляющем большинстве они гибли в течение нескольких дней от голода, жажды, копыт и когтей местных обитателей. И если бороться с пустотой в желудке приучили еще в Академии, то скука одолевала по всем фронтам, а она, как известно, заставляет совершать глупости.

Звонко топнув копытом о каменный пол, пегас вскочил на ноги и направился к сваленной в углу амуниции. С помощью зубов Грей нацепил на себя спаренные энергомагические винтовки. Отсиживаться в выбранном укрытии уже не оставалось сил, даже несмотря на его надежность. От взгляда на набитый коробками и мешками контейнер тут же заныла спина. Нести металлический ящик сквозь дождь и ветер на такое расстояние оказалось гораздо тяжелее, чем он предполагал. Еще одна недоработка «гениального» плана. Местами дергающийся полет разведчика скорее напоминал падение, чем контролируемый спуск. Лишь боевые наркотики и мышечные усилители не дали пегасу рухнуть вниз. Поморщившись, жеребец приоткрыл дверь и выглянул наружу. Его встретил все тот же унылый серый пейзаж: руины красивых домов, остовы сгоревших машин, припорошенные пеплом серые стены. Сюда не били мегазаклинания – хватило умелых действий выживших пони и зебр, выбравших это Принцессами забытое место для своего последнего сражения. Некоторых солдат не остановил даже конец света.

Из-за ядовитого облака, окончательно исчезнувшего лишь год назад, рейдеры и мародеры избегали этого места. Тротуары устилали многочисленные скелеты, по-прежнему сжимающие свое оружие в копытах или зубах. Под воздействием Эквестрийской Пустоши винтовки пришли в полнейшую негодность, но смотрелись они все так же угрожающе. Казалось, будто армия мертвых восстанет в любую секунду и продолжит свое вечное сражение. Осторожно ступая между хрупких костей и стараясь не производить шума, Грей внимательно следил за окружающим пространством с помощью датчиков шлема, напичканного всевозможными заклинаниями, облегчающими жизнь: прибор ночного видения, тепловизор, Локатор Ушки-на-Макушке и Заклятие Прицеливания Стойл-Тек, управление винтовками. В отличие от ПипБаков, созданных для выживания, разработчики шлема ориентировались исключительно на войну, чтобы облаченный в броню пегас смог первым обнаружить врага.

Проскочив открытое место, Грей оказался у относительно целого пятиэтажного жилого дома. В глаза бросилась поблекшая надпись на табличке у входа – «Добро пожаловать!» – разведчик громко хмыкнул и покачал головой.

«Интересно, эти пони остались гостеприимными, даже несмотря на войну. По слухам, в то время лишь немногим удалось сохранить в себе искру дружбы и веселья. Надеюсь, они успели добраться до ближайшего Стойла».

Попытавшись войти, Грей с удивлением обнаружил запертую дверь. Его никогда не учили взламывать замки, ведь этим всегда занимался штатный взломщик Крыла, а микроскопических знаний пегаса в этой области явно не хватало для успешного проникновения. Решение пришло быстро – жеребец просто повернулся к неожиданной преграде крупом и со всей силы лягнул по ней задними ногами. От мощного удара дверь влетела вовнутрь, едва не развалившись на куски. Скользнув взглядом по кружащимся в танце пылинкам, Грей замер на какое-то время, изучая коридор.

В глаза бросилась надпись на стене — «Пожалуйста, вытирайте копыта!»

Ехидно фыркнув – грязь царила повсюду, – Грей все же отыскал взглядом пыльный коврик и осторожно провел по нему передними ногами. Следовало уважать хотя бы усопших, раз уж выжившие этого не заслуживали.

Рейд по комнатам вышел неожиданно увлекательным. Разворот крупом, удар, дикий треск – и очередная квартира гостеприимно распахивает свою изрядно покосившуюся дверь. Хозяева покидали их в спешке, практически не прихватив с собой ничего ценного. Правда, за прошедшие годы обитатели Эквестрийской Пустоши несколько изменили свое представление о сокровищах. Грей равнодушно посмотрел на золотой браслет и отправился на кухню. Там разведчик обнаружил банку консервированной кукурузы, которая значительно улучшила его настроение. Любовно протерев ее от пыли куском истлевшего платья, он торжественно водрузил свой поздний завтрак на стол.

Столетние консерванты? Все равно. Скорпионьи хвосты не предназначены для консервных банок? Плевать. Главное, он нашел еду! Легкое движение хвостовым жалом – и крышка навсегда отделилась от банки. Откинув забрало шлема, пегас с аппетитом уплетал желтую массу, некогда бывшую кукурузным початком. Она даже сохранила какой-то вкус! Жеребец с наслаждением пережевывал каждое сладковатое зернышко, стараясь не пролить ни капли бесценного сока.

Но все когда-нибудь подходит к концу, причем хорошее быстрее плохого. С тяжелым вздохом отбросив опустевшую банку, Грей устроился на удачно подвернувшейся кровати, ни капли не смущаясь отсутствию привычной пыли. Всего одна консерва не могла утолить голод пегаса, но даже скудная пища вернула ему хорошее расположение духа. Усталость и опустошенность вкупе с непонятной силой обрушились на него подобно горной лавине, лишив всяческой воли к сопротивлению. Какое-то время Грей еще боролся со сном, но затем он сладко зевнул, закрыл глаза и громко захрапел.