Автор рисунка: aJVL
Тем временем... (Часть 1) Что, если?

Последствия

АТАКА ПРИШЕЛЬЦЕВ В ПРИГОРОДЕ ГОНКОНГА БЫЛА ОТРАЖЕНА НЕИЗВЕСТНОЙ ВОЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИЕЙ; СВИДЕТЕЛИ ОПИСЫВАЮТ ПРЕКРАСНО ОРГАНИЗОВАННЫХ ТЯЖЕЛОВООРУЖЕННЫХ СОЛДАТ, ДАВШИХ БОЙ АГРЕССОРАМ; К ТОМУ МОМЕНТУ, КОГДА НА МЕСТО ПРИБЫЛИ КИТАЙСКИЕ ВОЕННЫЕ, ЭТИ СОЛДАТЫ БЕССЛЕДНО ИСЧЕЗЛИ.

ЛЮБИТЕЛЬСКИЕ ФОТОГРАФИИ ДИСТАНЦИОННО УПРАВЛЯЕМЫХ БОЕВЫХ ПЛАТФОРМ И ВООРУЖЕННЫХ ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ, ОБЛАДАЮЩИХ СТЕЛС-ХАРАКТЕРИСТИКАМИ И ДВИГАТЕЛЯМИ ВЕРТИКАЛЬНОГО ВЗЛЕТА И ПОСАДКИ, ВЫЗВАЛИ СЛУХИ О ВМЕШАТЕЛЬСТВЕ США ПОСРЕДСТВОМ НЕОПОЗНАННОЙ ВОЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ, ПРОТИВОСТОЯЩЕЙ ПРИШЕЛЬЦАМ; БЕЛЫЙ ДОМ ВСЕ ЭТИ ДОМЫСЛЫ ОТРИЦАЕТ.

------

Донесшиеся по внутришлемной связи слова звучали подобно завываниям призрака, и пусть за остальных бойцов Страйк-1 Мэтт поручиться не мог, лично у него от этого голоса волосы вставали дыбом.

– Страйк-1 – Центру. Активность в радиоэфире, ждем указаний, – быстро доложил капитан Доннелли, занимая укрытие возле перевернутого фургона и подавая знак остальному отряду сделать то же самое. – Мой немецкий немного запылился, но, если я не ошибаюсь, это означает "помогите".

– Принято, Страйк-1. Анализ коммуникаций GSG показывает, что источник передачи находится внутри находящегося неподалеку склада, примерно в двухстах метрах к северу от вашей позиции, – прозвучал голос коммандера Брэдфорда через несколько секунд. – Если этот человек пережил крушение вертолета, то он может обладать ценной информацией.

Мэтт увидел, как шлем Доннелли качнулся вниз и вверх.

– Страйк-1 принял. Разделяемся. Пятый и выше – патрулируйте периметр, ищите следы противника или выживших. Остальные – со мной. Мы направляемся внутрь этого склада, – на частоте Страйк-1 прозвучал хор голосов, подтверждающих принятие приказа, и восемь солдат разбились на две группы по четверо. Мэтт не особенно следил за действиями второй четверки, следуя перебежками за капитаном и остальными к строению в конце улицы.

Helfen sie

– Кто бы это ни был, он точно просит о помощи. Быть может, он ранен, – перевел Роммель, машинально проверяя наличие у себя аптечки первой помощи.

Доннелли вновь кивнул и указал в сторону входа.

– Страйк-1 – Центру. Мы проникаем на склад, – Гейл медленно открыла дверь и прокралась внутрь с дробовиком наперевес. Роммель и Доннелли последовали за ней с винтовками наготове, а после них, прикрывая тыл, вошел Мэтт.

В отличие от разрухи и трупов снаружи, внутри склад был абсолютно нетронут, коробки и паллеты составляли аккуратные, упорядоченные ряды. Единственным, что выбивалось из общей картины, было скудное освещение: лампы либо вовсе не горели, либо мерцали, почти не давая света. Почти полное отсутствие укрытий возле входа, через который они проникли внутрь и множество линий прицеливания изнутри скрытого мраком помещения – почти для любого солдата это было воплощением ада на Земле.

Тем не менее, вопреки закону Мёрфи, солдатам удалось без проблем добраться до первых рядов паллет возле разгрузочной платформы и занять укрытие. Выждав несколько долгих секунд, Доннелли дал сигнал отряду выдвигаться дальше, однако не успели они сделать и шага, как их пригвоздил к месту уже ставший знакомым голос:

Helfen sie

Эти же слова донеслись из наушника Мэтта. Шаркающие шаги эхом разнеслись по складу, вместе с лязгом металла о бетон. Все бойцы обернулись к источнику звуков.

– Контакт, центральный проход, – кратко доложила Гейл, и в мерцающем освещении они увидели фигуру человека в боевой экипировке, шатающейся походкой приближающегося к ним. Тяжело опираясь на ряд деревянных поддонов, он продолжал идти, низко опустив голову. Мэтт смог различить знакомый силуэт помпового дробовика, который тот волочил за собой по полу, держа в одной руке, в то время как в другой у него была зажата граната.

– Роммель, отведи его в укрытие. Мы прикроем.

– Grenzschutzgruppe freundschaftsspiele! – окликнул человека медик, и затем медленно начал вставать из-за укрытия, подняв обе руки. Повесив винтовку на ремне, он медленно вытащил аптечку с изображенным на ней международным символом в виде красного креста. – Legen Sie Waffen auf dem Boden, und wir konnen ihnen helfen, wenn Sie verletzt sind.

Helfen sie… – простонал солдат, остановился, но оружие так и не бросил. Роммель вышел из-за паллет, держа перед собой аптечку так, чтобы ее было видно, и начал приближаться к нему.

– Видимых ранений нет, однако невнятная речь и отсутствие равновесия могут быть следствием сотрясения, – быстро подытожил Роммель, сокращая дистанцию между ними, и затем вновь обратился к бойцу GSG: – Mach dir Keine Sorgen, hier sind Verstarkungen. Warum gehst du nicht senken Sie Ihre Waffen und wir konnen Sie fixiert up? Ja?

Тот медленно поднял голову и посмотрел прямо на Роммеля, как раз в ту секунду, пока лампа над ним продолжала светить, прежде чем погаснуть опять. Глаза спецназовца так сильно закатились, что видны были одни лишь белки, а вены на его голове вздулись настолько, что Мэтт мог их различить со своей позиции. Также в этот краткий миг был заметен исходящий из его затылка поток фиолетовой энергии, направляющейся в глубину прохода, к серому, лишенному рта гуманоиду ростом с маленького ребенка и с большими черными глазами.

– Tote mich! – выкрикнул немец, поднял дробовик и выстрелил прямо Роммелю в грудь, после чего события начали развиваться молниеносно.

– БРОСАЙ! БРОСАЙ ОРУЖИЕ! – прокричала Гейл, встав из-за укрытия и взяв бойца GSG под прицел своего дробовика.

– Стайк-1 – Центру! – орал Доннелли по внутришлемной связи. – Выживший враждебен! Роммель ранен!

– Икс, в конце ряда! – крикнул Мэтт, прицелившись в пришельца.

– Gott verzeih mir… – завопил боец GSG, и его дробовик ударился о бетон, вместе с гранатой. Чека упала секундой позже. Взрыв превратил его в куски окровавленного мяса; Ромеллю повезло не больше, поскольку он также оказался в радиусе взрыва.

Прежде чем уцелевшие солдаты успели хоть что-то предпринять, склад осветили заряды зеленой энергии. Огонь велся как с противоположного конца помещения, так и со стороны рядов по обе стороны от них, не давая никому из отряда высунуться из укрытий.

– Харрис! Обойди иксов с фланга, или мы все – трупы! Вперед, я прикрою! – Доннелли начал выпускать потоки свинца в направлении неприятеля, и Мэтт не стал тратить свой шанс понапрасну. Поднявшись из укрытия и помчавшись к расположенным вдоль стен рядам, он почувствовал, как сердце сжимает страх, когда из-за того угла, к которому он направлялся, появился пришелец.

К несчастью для чужого, реакция Мэтта оказалась быстрее. Удар на бегу прямо в невыразительное лицо отбросил того на пол, а последовавшая за ним короткая очередь из винтовки отправила инопланетянина к праотцам. Боец взглянул за угол и обнаружил еще одного застигнутого врасплох чужого. Два выстрела спустя с ним было покончено, и солдат продолжил свой обход с фланга.

– Страйк-1 – Центру. Гейл мертва! Нам нужно подкрепление, немед… – голос Доннелли оборвался шипением помех, и Мэтт внезапно почувствовал себя совсем одиноко.

Обогнув еще один угол, он заметил очередного чужого, поднял винтовку, чтобы дать очередь, и именно это движение спасло его жизнь. Поток зеленой энергии с того направления, атаки откуда он не ожидал, попал бы ему точно в грудь, не прими его оружие удар на себя, расплавившись в бесполезный кусок металла. Это попадание заставило Мэтта споткнуться, сменить курс и вернуться назад в укрытие. Машинально вытащив пистолет из кобуры, он сделал три выстрела в голову пришельца, который едва не убил его.

Короткая передышка продлилась недолго: Мэтт услышал движение над головой и внезапно обнаружил, что смотрит прямо в лишенное эмоций лицо очередного чужого, который забрался наверх укрытия, за которым он засел. Инопланетянин направил в его сторону тонкую конечность, и устройство на ней начало испускать зеленый свет, накапливая энергию. Однако заряд свинца точно в левый глаз оборвал его дальнейшие планы. Словно марионетка, которой обрезали нити, пришелец свалился перед уцелевшим солдатом со своего насеста. Еще один выстрел прозвучал на складе, затем второй, третий, четвертый... Единственным, что могло сравниться с ними по громкости, был полный ярости крик Мэтта, пытавшегося отползти от трупа и при этом не сделать ни единого промаха.

Боек сухо щелкнул, опустевший магазин упал на пол, и он трясущимися руками вставил в пистолет новый. Со стороны входа донеслись крики остальных бойцов Страйк-1, врывающихся в здание.

– Иисусе… Страйк-1-5 – Центру. Капитан Доннелли, сержант Роммель и капрал Гейл убиты в бою. Рассредоточиться, ищем Харриса. Харрис, где ты?

– Я здесь… – попытался произнести Мэтт, но смог выдавить из себя лишь едва слышный шепот. – Я здесь…

------

8:05, 19.04.2015, МЕДИЦИНСКИЙ ОТДЕЛ

– Я здесь, – пробормотал Мэтт, пытаясь подняться, но обнаружил, что слишком слаб для этого. Он попробовал сесть, но режущая боль в груди и боку заставила его опуститься обратно на кровать. Стоп, кровать?

Глаза Мэтта медленно открылись, и он был вознагражден приступом ужасной головной боли от вида стерильно-белых стен, в которых он узнал стены зоны отдыха пациентов Медицинского отдела XCOM. Постепенно пульсирующая боль в затылке стала достаточно слаба, чтобы ему удалось ее игнорировать, и он вновь открыл глаза и осмотрелся.

Кровать, которую занимал Мэтт, располагалась в конце помещения, небольшая группа солдат сгрудилась возле еще одной, находившейся возле входа. Он узнал Андерсона, Поттера и Хендерсона, которые расположились вокруг постели с нездорово выглядевшим Друзимским, рот и нос которого закрывала кислородная маска. Поскольку остальные сидели к нему спиной, именно Друзимский заметил шевеление Мэтта и слабо приподнял руку в его направлении.

– Проснись и пой, малыш! – встал и прокричал Хендерсон через всю комнату. Андерсон и Поттер также последовали за ним к Мэтту, последний подошел позже всех, тяжело опираясь на костыли. Хендерсон остановился у изножья кровати, скрестив руки и явно подражая Брэдфорду. – Изображая из себя героя, ты лишь дашь себя убить, а XCOM не нужны герои.

Мэтт усмехнулся, о чем немедленно пожалел, поскольку в груди у него разразилась вспышка боли. Он сумел улыбнуться Хендерсону и двум другим бойцам, однако, заметив состояние ноги Поттера, приподнял бровь.

– Что с тобой произошло? – спросил Мэтт, роясь в своей памяти и пытаясь вспомнить, когда снайпер был ранен.

– Приземлился на криссалида, – пожал плечами Поттер, будто это все объясняло.

– Брехня. Ты споткнулся и сорвался на последнем пролете пожарной лестницы, – вставил Хендерсон. – Мне после этого пришлось тебя с твоей сломанной ногой тащить на своем горбу до самого скайрейнджера, – ответом Поттера был грубый жест и широкая улыбка.

– Ты там в порядке, Ди? – задал Мэтт вопрос настолько громко, насколько смог, и специалист по тяжелому вооружению слабо кивнул и поднял большой палец. Не хотелось бы, чтобы Друзимский чувствовал себя покинутым… к слову, какого черта они оттащили меня аж досюда? – Поскольку мы здесь, полагаю, операция окончилась успешно?

Все трое кивнули, и Хендерсон опять взял слово:

– Верно. Доставили гражданского с его штуковиной прямо в руки Брэдфорду, как только сели, – он открыл было рот, чтобы продолжить, но, быстро передумал со смущенным выражением на лице.

– Это он? – прозвучал голос Андерсона, подойдя к находящемуся рядом столу, на котором располагалась стеклянная банка с искореженным куском металла внутри. – Говорят, они вытащили этот осколок из бронепластин на твоей спине. Прошел через броню и твое тело, словно нож сквозь масло. Сантиметром выше или ниже – и он мог бы срикошетить от ребер, и тогда бы все окончилось гораздо хуже. Чертовски повезло. И если бы ты этого не сделал, то я был бы сейчас мертв. Как и Дженкинс, Друзимский и гражданский.

Мэтт без лишних слов кивнул, принимая его благодарность, и затем перевел разговор на ту тему, которой они все до этого избегали.

– Фаулер и Ли?

– Их имена добавили на стену, – мрачно произнес Поттер. – У остальных отрядов только легкие ранения, без потерь.

Опять печальная тишина воцарилась в лазарете, и Мэтт заметил, что кое-кого не хватает.

– А где Лана? Я думал, что она либо будет с вами, парни, либо ранена и, опять-таки, все равно здесь.

На лице Хендерсона появилось огорчение, как и на лицах двух других солдат.

– Я не видел ее с конца операции, – медленно произнес он, и пригвоздил Мэтта тяжелым взглядом. – Брэдфорд потребовал ее присутствия в помещении для инструктажа, стоило нам только сесть. Боюсь, я должен спросить: что вы вдвоем умудрились натворить? Брэдфорд всегда встречает нас на посадочных площадках, но в этот раз в его глазах пылала ярость разгневанного бога.

– Что?

– Серьезно, – нервно добавил Поттер. – Ты же знаешь, Брэдфорд знаменит за свои взгляды, но тот экземпляр был способен расплавить сталь. Кроме того, доктора и ученые все эти два дня задавали нам вопросы о вас двоих. Очень странные вопросы. К слову о странном, как вы с Ланой умудрились провернуть тот достойный Гудини трюк и оказаться в скайрейнджере перед взлетом?

Все глаза обернулись к Мэтту, и он зажмурился, пытаясь вспомнить все события, предшествовавшие операции. скайрей? Перед этим мы были в арсенале, и все игнорировали нас, до этого мы мчались по коридорам из лабораторий "Стардаст", еще раньше – телепортация из ангара. Он потер глаза, пытаясь сконцентрироваться. Я что-то упускаю. Я чувствую это. Ох. Ох, черт.

Прежде чем кто-нибудь успел начать задавать новые вопросы, дверь в Медотдел открылась, впуская Брэдфорда во всей его ужасающей славе, следом за которым шла гораздо менее пугающая Вален. Хендерсон, Андерсон и Поттер встали в положение смирно и сделали шаг в сторону, Поттер при этом слегка покачнулся на месте, попытавшись убрать костыли с дороги. Брэдфорд и Вален прошли мимо, даже не взглянув на них.

– Мне нужно поговорить с капралом Харрисом наедине, – было всем, что произнес коммандер, прежде чем обратить свой зловещий взор на прикованного к постели солдата. Остальные бойцы Страйк-1 поспешно ретировались, бросая обеспокоенные взгляды через плечо, и Вален закрыла разделительные шторы вокруг кровати.

– Капрал. Объясните мне, что именно произошло перед операцией в Гонконге, – приказал Брэдфорд, не переставая сверлить его взглядом.

Мэтт закрыл глаза, собираясь с мыслями и начал отвечать:

– Перед заданием мы с рядовой Дженкинс сопровождали нашего гостя к требуемому местоположению, – произнес он, специально пытаясь сделать детали как можно более расплывчатыми. Друзимский все еще в противоположном конце помещения, и уши у него никуда не делись. – После объявления тревоги, мы… переместились назад в жилище гостя. Однако прежде чем нам удалось отправиться в арсенал, гость… эм…

На самый краткий миг взгляд Брэдфорда переместился с Мэтта на Вален. Исследователь посмотрела на планшет в своих руках и кивнула, после чего взор коммандера внезапно вернулся обратно.

– Просто уточняю. После того, как вы покинули жилище гостя, обладая потенциально вредоносными эффектами на себе и рядовой Дженкинс, вы последовали в арсенал и приняли участие в операции? Не зная, опасны ли эти эффекты для вашей жизни или для жизни ваших товарищей, не говоря уже об успехе операции? – голос Брэдфорда был тих и спокоен, и потому пугал еще сильнее.

– Да, сэр, – было единственным приемлемым ответом в данной ситуации.

– Объяснитесь. Немедленно.

– Когда мы с рядовой Дженкинс вошли в арсенал, я принял решение принять участие в операции. Дженкинс выполняла мой приказ. Я посчитал, что гораздо большим риском будет оставить Страйк-1 недоукомплектованным, – слова давались ему легко, и у Мэтта возникло ощущение, что каждое из них вбивало еще один гвоздь в гроб его карьеры.

– И в ходе этой операции вы вдвоем неоднократно избегали внимания пришельцев в бою, приобрели на свой счет четверть убитых врагов, пленили две особи и обеспечили успешное выполнение задания и выживание своих товарищей, подвергнув себя смертельной опасности, – добавил Брэдфорд, и Мэтту с трудом удалось скрыть свое замешательство.

Коммандер отвернулся как от него, так и от Вален, скрестил руки перед собой и через несколько секунд, кивнув, повернулся обратно.

– За ваши действия перед заданием, вы отстранены от участия в боевых операциях. Вы будете помогать доктору Вален с изучением наложенного на вас с Ланой эффекта и принимать участие в любом тестировании, какое только потребуются. Как только Вален посчитает, что дальнейшего изучения не требуется, вы сможете вернуться к участию в бою.

Когда суть наказания начала доходить до Мэтта, Брэдфорд продолжил:

– За быстрое мышление и подвергание своей жизни риску ради товарищей и успеха операции без малейших сомнений, я повышаю вас до сержанта. Данное решение вступает в силу по возвращении к действенной службе, – после того, как Мэтт начал осознавать, что именно он только что услышал, коммандер закончил: – Если вы еще хоть раз подобным образом поставите под угрозу успех операции, то остаток этой войны проведете в тюремной камере, – и не произнеся больше ни слова, Брэдфорд развернулся и направился вместе с Вален к выходу, оставив озадаченного солдата позади.

------

09:10, 19.04.2015, ЛАБОРАТОРИИ "СТАРДАСТ"

Твайлайт Спаркл беспокоилась. Три дня прошло с тех пор, как Мэтт и Лана ушли выполнять свою работу, каковой бы она ни была, и с тех пор ни разу не появлялись. Через несколько часов после их ухода заходил Чарльз, который сообщил, что они в порядке, и что в поддержании заклинания больше нет нужды, и больше она его тоже не видела. Ким и Джоэл также не появлялись. Она уже почти два дня не видела ни одного человека, и это заставляло ее волноваться еще сильнее.

Твайлайт подошла к своему столу, где ее дожидался свежий набор еды. Каждую ночь пока единорожка спала, корзина наполнялась заново, поскольку каждое утро она вновь была полна. Сегодня я не буду засыпать и узнаю, что происходит, решила она и посмотрела на остальные предметы на столе. Среди них был планшет для обучения английскому, а также книга, которую ей дал Чарльз.

После недолгого колебания, Твайлайт решила остановиться на книге. Она явно видывала лучшие дни; мягкий переплет быстро изнашивается от времени и долгого использования. Аккуратно подняв ее телекинезом и раскрыв, она приподняла бровь, увидев написанный на обороте текст. Сам текст был набором знакомых букв, а крупный подчерк позволял легко понять его.

– Дорогая Элли, – пробормотала Твайлайт, начав читать вслух. – Когда ты станешь достаточно большой, то, надеюсь, ты так же полюбишь книги, как и я. Написанные на бумаге слова обладают магией создавать миры и героев, которых ты никогда не видела прежде. Абсолютно что угодно может произойти на следующей странице. Не забывай об этом, и твоя жизнь будет полна чудес. Дедушка Рэй.

Она перечитала текст еще раз и затем пожала плечами. Рэй… надо будет спросить Чарльза при следующей встрече, кто такая Элли. Она перелистнула страницу, но, прежде чем ей удалось продолжить, от двери прозвучала мелодия, и она открылась. Шэнь и Джоэл вошли в комнату, помахав Твайлайт и слегка натянуто улыбнувшись.

– Доброе утро, Твайлайт. Прости, что так надолго пропали, – извинился Чарльз, присаживаясь за столом. Севший рядом с ним Джоэл выглядел не менее виновато, и Твайлайт положила книгу обратно на рабочий стол и направилась к своему стулу. – Все было очень сумбурно в последние дни. Как у тебя были дела с последней нашей встречи?

– Ну, – начала было Твайлайт, но сумела удержать себя от выплескивания на Чарльза всего, что было у нее на уме. – Мэтт и Лана так и не заходили… Никто не заходил. Что происходит?

– А, как раз на эту тему у меня есть кое-какие новости. У Ланы и Мэтта все хорошо, но их задание прошло не совсем по плану. Сейчас Лана помогает ответить на вопросы, возникшие в ходе этой миссии, а Мэтт восстанавливается в Медицинском отде…

– Что?! Мэтт ранен? Заклинание не сработало? – перебила его Твайлайт. – Я-я была уверена, что все сделала правильно! Энергопоток был постоянным и не прерывался, активация чар не имела никаких побочных эффектов, которые обычно появляются в случае неудачи. Что произошло? Пожалуйста, скажи, что произошло?!

Чарльз несколько долгих секунд смотрел на Джоэла и затем, наконец, ответил:

– Мэтт в порядке, он просто поранился, помогая одному из своих друзей в ходе операции. Сейчас он вполне успешно восстанавливается, и дня через два сможет к тебе зайти. Честно говоря, мы хотели задать тебе несколько вопросов об этом заклинании. Ты ведь можешь нам о нем рассказать?

– Конечно, – согласилась Твайлайт, с облегчением выдохнув. – Это заклинание было создано лично мной после изучения артефакта, создающего схожий эффект. Пинки Пай считала, что мне стоит назвать его "Фоновой Пони", но лично я предпочла название "Изгой". Оно создано таким образом, чтобы заставить что-то выглядеть незначительным. Любой пони, посмотревший на находящийся под его воздействием объект, не увидит в нем ничего важного и не вспомнит, что видел его, даже если будет знать точное время… Что? Я что-то не так сказала?

Пока Твайлайт продолжала свое объяснение, Чарльз многозначительно посмотрел на Джоэла, который тщательно записывал каждое слово. Когда же единорожка закончила, она увидела, как Чарльз сглотнул, прежде чем вновь начать говорить.

– Это очень интересно, Твайлайт. Ты упоминала, что в твоем мире есть что-то, способное генерировать этот эффект естественным образом?

– Ага! Это… это… – Твайлайт закрыла лицо копытом. – Кажется, артефакт изменил мою память о нем. Я помню, что он был синий, но больше мне ничего вспомнить не удается. Ох, это будет мне долго досаждать. В любом случае, владелец артефакта называл его "фильтром восприятия", и он был создан таким образом, чтобы быть незаметным для окружающих. На самом деле, это звучит как полная противоположность другого заклинания, и потому мне стало интересно попробовать создать заклинание, которое сможет имитировать воздействие "фильтра восприятия".

– О? Существует заклинание с противоположным эффектом?

– Да! Заклинание Вожделения, – энергично начала было Твайлайт, но когда прозвучало название чар, ее энтузиазм сошел на нет. Ох, Селестия, зачем я его упомянула? Пожалуйста, не спрашивай о нем, пожалуйста, не спрашивай о нем, пожалуйста, не спрашивай о…

– И что же оно делает?

Твайлайт с трудом смогла побороть стон.

– Оно делает объект своего воздействия более заметным и желанным для окружающих. М-можно мы не будем говорить об этом? – Чарльз и Джоэл еще раз обменялись взглядами, и затем молча уставились на нее. – Ладно, хорошо! Может быть, я однажды использовала его, находясь в отчаянном положении, чтобы создать тему для письма Селестии. Я рассказывала, что писала ей еженедельные отчеты, в которых говорила, что узнала нового за прошедшую неделю и какие проблемы решила? Так вот, в тот раз я не смогла найти проблему до крайнего срока, и потому решила создать ее сама. Это было глупо с моей стороны, и с тех пор я его ни разу не использовала. Теперь мы можем поговорить о чем-нибудь другом?

Джоэл все еще писал, делая заметки, однако Чарльз пошел ей навстречу:

– Ты упоминала артефакт. Они у вас часто встречаются? Артефакты, я имею в виду.

– Ну, и да, и нет, – начала Твайлайт и не смогла не улыбнуться смене темы не только на то, о чем ей было комфортно говорить, но и то, в чем она хорошо разбиралась. – Я изучала некоторые магические предметы, а также сталкивалась с некоторыми из них. Наиболее знакомыми мне являются Элементы Гармонии…

------

09:15, 19.04.2015, ЛАБОРАТОРИИ "СТАРДАСТ"

– …и теперь они говорят о магических предметах из мира Твайлайт, – перевела Лана и затем посмотрела на остальных в Наблюдательном пункте. Ким пока что была наименее пугающей фигурой из всех, сидя на одной из станций мониторинга и записывая как слова Твайлайт, так и перевод Ланы. Вален находилась рядом с ней, делая свои собственные пометки. Наиболее гнетущим же было присутствие Брэдфорда, который сверлил взглядом единорожку по ту сторону одностороннего зеркала с достаточной интенсивностью, чтобы, как ожидала Лана, в любую секунду заставить это зеркало начать плавиться на глазах.

Спустя долгие секунды тишины между находящимися в Наблюдательном пункте людьми, Брэдфорд, наконец, заговорил:

– Отчет должен быть у меня на столе в течение недели, Мойра. Дженкинс назначена вам в помощь с тестированием на полнодневной основе; Харрис присоединится к ней, как только его выпишут из Медотдела. Я хочу знать каждую сильную сторону и каждый недостаток этой способности к концу месяца, а также всю информацию об остальных упомянутых им умениях, какую вы сможете добыть.

– Будет сделано, коммандер.

– И последнее, – Брэдфорд повернулся непосредственно к Вален, и Лана не смогла не отвернуться от этого взгляда. Ученая справилась лучше нее: она лишь слегка съежилась под его гневным взором. – Проявляйте в отношении данного субъекта позитивный настрой и социальную вовлеченность, вместо профессиональной отчужденности и приказов.

Лана увидела, как у Вален дернулась бровь, а держащая планшет рука сжалась до такой степени, что побелели костяшки.

– Что именно вы предлагаете? – спросила она сквозь стиснутые зубы.

– Я предлагаю, чтобы вы начали относиться к субъекту с хотя бы минимальной долей уважения, – спокойно ответил Брэдфорд. Хотя они всего лишь мирно, пусть и несколько напряжённо говорили, перед внутренним взором Ланы предстала картина двух сражающихся гигантов, монументальная воля каждого из которых стремилась одолеть другого. – Будьте вежливы, и, если он отказывается выполнять задание, не пытайтесь на него давить.

– Ваша рекомендация высоко оценена, но…

– Это не рекомендация, – перебил ее Брэдфорд, в его голосе появилась сталь.

– Характер тестов и их проведение научной командой целиком и полностью лежат в моей сфере… – начала было Вален, но съежилась еще сильнее, когда взгляд Брэдфорда достиг абсолютно нового уровня гнева.

– Если только эти тесты не ставят под угрозу безопасность этого объекта или проекта XCOM, что является уже моей областью, – Брэдфорд не повысил голос ни на один децибел, однако, с точки зрения Ланы, кричи он – эффект был бы тот же. – Я просмотрел видеозаписи, ваше поведение на последнем из них было абсолютно неприемлемо. Я начинаю сомневаться в вашей профессиональной беспристрастности, доктор.

– Беспристрастности? Вы ставите мою беспристрастность под вопрос, в то время как Шэнь…      

– Присутствие Шэня в ходе тестирования, вероятнее всего, является единственной причиной, благодаря которой вы все еще живы, доктор. Он оказывает успокаивающее воздействие на субъекта с момента его захвата, и он же был первым, кто осознал потенциальную угрозу, которую может представлять эта особь, в случае если почувствует себя в опасности. Скажите, доктор, как вы считаете, что бы произошло в ходе того теста, если бы Шэня там не было? Вы уверены в направленных на сдерживание субъекта контрмерах, которые вы успели разработать на текущий момент, если он почувствует себя в достаточной угрозе, чтобы начать действовать агрессивно? Вы уверены в нашей способности защитить себя в случае претворения подобного сценария в жизнь?

Вален заскрипела зубами, ее свободная рука сжалась в кулак и начала мелко трястись, в то время как Брэдфорд продолжал сверлить ученую своим взглядом.

– Я понимаю, коммандер, – выдавила она, наконец, из себя, прервав зрительный контакт и отведя глаза в сторону.

Свирепый взор Брэдфорда продолжал пронзать ее еще секунду, после чего тот кивнул:

– Я жду отчета в течение недели и исчерпывающий доклад о результатах исследований к концу месяца. И я не хочу больше слышать о еще каких бы то ни было проблемах, связанных с этим проектом. Я ясно выразился?

На краткий миг его взор упал на Лану, и ей пришлось бороться с порывом задержать дыхание. А затем этот миг прошел, Брэдфорд развернулся и вышел из лаборатории. Вален, продолжая мелко трястись от едва сдерживаемого гнева, через несколько секунд также покинула Наблюдательный пункт. Когда двери закрылись, Лана услышала тяжелый вздох и, обернувшись, увидела побелевшую как мел Ким.

– Боже, даже просто находиться рядом было болезненно. Думаю, в ближайшие пару дней Вален будет довольно раздражительна, – предсказала Ким, и Лана могла лишь кивнуть, соглашаясь. – Может быть, я залягу в одной из других лабораторий, пока все немного не уляжется.     Передавай Твайлайт привет от меня! – и после этого она тоже быстро ретировалась из помещения, оставив Лану в одиночестве. Поскольку делать было больше нечего, солдат вышла из Наблюдательного пункта и прошла за угол, к двери в жилище Твайлайт.

– Лана! – поприветствовала ее единорожка с широкой улыбкой и помахав ей копытом. – Я так волновалась, когда вы ушли! Мне никто ничего не говорил ни о тебе, ни о Мэтте, ни о Чарльзе – вообще ни о ком! Как все прошло? Чарльз сказал, что Мэтт был ранен, но теперь он в порядке, это правда? И где ты пропадала?

– Хей, Твайли, тысяча извинений за мое отсутствие! – улыбнулась ей Лана и застенчиво пожала плечами. Нет смысла заставлять ее чувствовать себя виноватой из-за того, что пока Брэдфорд не разобрался со всем этим бардаком, я сидела на гауптвахте…

Но я вернулась. Мэтт попал в небольшую передрягу, но он вернется так быстро, как только сможет.

Лана присоединилась к сидящим за столом и, заламывая руки, продолжила:

– Мы оба благодарны за то, что ты хочешь помочь нам, Твайлайт. Я хотела отдельно прояснить этот момент. Но я также хотела сказать, что это не должно произойти снова. В этот раз это сработало, но мы не можем позволить тебе использовать свои способности на нас в потенциально опасных ситуациях, особенно без предупреждения.

– Что? Почему? – Твайлайт выглядела очень огорченной отказом от ее помощи.

– Твайлайт, ты помнишь первый раз, когда я привел с собой Ким? – тихо спросил Джоэл, и Твайлайт повернулась к нему, чтобы кивнуть.

Единорожка открыла было рот, чтобы согласиться с ним, но затем поняла, что именно он имел в виду, и потупила взор.

– Простите, – едва сумела она вымучить из себя.

– Ну-ну, Лана права. Мы все очень благодарны, что ты готова помогать нам, однако стоит следовать определенным правилам, для нашей же безопасности, – мягко произнес Шэнь. Задержавшись на секунду, он продолжил: – Ты не против протестировать это заклинание завтра или сегодня вечером? Раз оно новое, то, полагаю, тебе будет не меньше нашего интересно изучить границы его применения в контролируемых условиях.

– Я была бы очень рада, – мгновенно ответила Твайлайт.

Лана улыбнулась при виде самостоятельно разрешившейся деликатной ситуации и засунула руку в один из своих карманов в поисках определенного предмета.

– Итак, кто хочет партейку в карты?

------

8:30, 21.04.2015, КАЗАРМЫ

Я здесь чужой, подумал Шаоджи Чжан, идя по коридорам казарм в сторону столовой. Остальные солдаты приветливо кивали ему, но их недоверие было буквально осязаемо. Они не верят ни мне, ни моим мотивам. Я их не виню. Солдаты, с которыми он встречался, относились к нему с уважением, но были кратки и немногословны, стоило ему заговорить с ними. Он понимал, что его действия в бою были единственной причиной, по которой они вообще говорили с ним.

Слухи – единственная вещь во вселенной, путешествующая быстрее скорости света, и все уже были в курсе, что последняя операция унесла жизни двоих их товарищей. Все также знали, что операция была предложена членом известной криминальной организации, и его условием было предоставление убежища от бывших коллег.

Они считают, что я вор, предатель и преступник. Что я купил себе безопасность ценой жизни их друзей. Он поморщился, доставая из раздатчика бутылку воды, и направился к одному из уединенных столов в конце столовой. Я заработаю их доверие, кровью и потом, если придется, размышлял Чжан, вспомнив еще один циркулировавший по базе слух. Шаоджи Чжан отнес на собственной спине одного из своих спасителей обратно в безопасность, и тем самым заслужил достаточно уважения, чтобы предложить свои услуги.

И так бывший преступник оказался в униформе своих содержателей, обедая в общей столовой, вместо уединенной и комфортной, пусть и несколько ограниченной комнаты; одной из тех комнат, в которых, как он предположил, оказываются все гражданские коллаборационисты после того, как их "взяли" на попечение XCOM. Он отказался от всех своих прежних связей с прошлой жизнью и прошел через внушительное количество медицинских и физиологических тестов, прежде чем они приняли его предложение, и теперь ему предстояла самая тяжелая часть.

– Эй, одиночка! – прервал мысли Чжана женский голос, и, обернувшись, он увидел одного из тех немногих солдат, что восприняли его присутствие проще остальных. – Не стоит сидеть самому по себе, это чертовски уныло.

– Доброе утро, мисс Дженкинс. Я предположил, что не стоит спешить знакомиться с коллективом, ввиду необычного характера моего найма, – Чжан любезно улыбнулся, когда Лана Дженкинс села напротив него. Еще один солдат появился вслед за ней, этот находился в кресле-каталке. – А, это один из твоих друзей?

– "Друг" все-таки сильно сказано, – безэмоционально произнес новоприбывший и был вознагражден прилетевшей в лицо скомканной салфеткой. Он перехватил эту салфетку на лету, но отложил свое возмездие, чтобы представиться: – Мэтт Харрис. Ты меня, возможно, не помнишь, но мы встретились в ходе твоего… "рекрутирования". Должен сказать, я снимаю перед тобой шляпу за то, что ты сделал на поле боя, – он протянул вперед руку, не державшую салфетку, предлагая рукопожатие.

Чжан представился в ответ, и, быстро пожав руку Мэтта, ответил:

– Должен признать, я не припомню, чтобы видел тебя в ходе боя. Эти полнолицевые шлемы хорошо скрывают личность, но я всегда хорошо умел запоминать рост и телосложение под броней. Ты был одним из снайперов?

 – Нет, причина, по которой ты его не помнишь – это то, что его там не было, – встряла Лана, зловеще махая руками. Естественно, в тот же миг, когда она отвлеклась, салфетка полетела прямо в ее лицо, и увернуться она не успела.

– Не слушай ее, старик, – произнес Мэтт с сочувственной улыбкой. – Она очень часто несет полнейшую ахинею, и, если проведешь с ней достаточно времени, то она выплеснет ее и на тебя.

– Я уже пришел к тому же выводу, – согласился Чжан и едва заметно улыбнулся, после чего уже ему пришлось уворачиваться от снаряда-салфетки. – Прости мне мое излишнее любопытство, но как ты был ранен? Я помню одного из снайперов со сломанной ногой и эксперта по тяжелому вооружению, которому не повезло надышаться ядом пришельцев. Но вот твоего ранения я вспомнить не могу.

– Ох, эм, я просто сделал кое-что глупое с гранатой пришельцев. Кусок шрапнели прошел сквозь мою броню и одно из легких. Кажется, доктора говорили, что у меня "пневмоторакс", – подвел Мэтт итог после пары секунд, и, когда взгляд Чжана упал на кресло-каталку, пояснил: – А, да. Кресло. Медики объявили, что я иду на поправку, но пока они не хотят, чтобы я ходил или перенапрягался. Кроме того, если я потеряю сознание, то так получить очередное ранение гораздо сложнее.

– Разумная предосторожность, – кивнул Чжан.

– Тем не менее, надеюсь, что скоро мне удастся выбраться из этого кресла. Чувствую себя каким-то инвалидом.

– Потому что ты им и являешься, – жизнерадостно вставила Лана.

– Ох, иди к черту, Дженкинс.

Какой бы ответ она не подготовила, он был прерван писком их часов. Оба посмотрели на них и вздохнули. Синхронность их действий и реакции заставила Чжана приподнять бровь, но он быстро смог вернуть себе спокойное выражение лица, когда оба посмотрели на него.

– Прости, но, похоже, нам пора бежать. Долг зовет и все такое. Помогаем ученым кое с какими тестами, – пояснила Лана с извиняющейся улыбкой. – Нас не будет до самой ночи. Удачи!

И после этого пара покинула столовую, оставив Чжана наедине со своими мыслями. Поддавшись порыву, он махнул одному из проходящих мимо солдат, в котором он узнал еще одного бойца с той миссии, в которой он принимал участие.

– Прошу прощения, ты, часом, не в курсе, о чем они говорили? – спросил Чжан солдата, Андерсона, если память его не подводила, и указал на удаляющихся Мэтта и Лану.

– Хм? А, эти двое. Они вызвались добровольцами на какое-то спецназначение примерно две недели назад. Теперь почти все свободное время тратят на это.

– Неужели? – риторически спросил Чжан, опять задумавшись, что может потребоваться, чтобы заслужить уважение своих товарищей в XCOM.

...