Автор рисунка: Noben
Сайлент Рейн Последствия

Тем временем... (Часть 1)

Тем временем…

Луна бдительно стояла на своем балконе от заката до рассвета, как и каждую ночь, и ее зеленые глаза медленно и методично сканировали небеса. Стражи молчаливо стояли в темных углах ее покоев, уровень их бдительности мог сравниться лишь с таковым у самой Принцессы. Они хорошо исполняют свой долг, особенно с учетом обстоятельств. Подобная верность не может быть недооценена, думала она про себя. Если бы только все были столь же сильны.

Ей было известно об идее Селестии реформировать Дискорда еще много дней назад, хотя она и не была с ней согласна. Но, в конечном счете, выбор был именно за ней, и Луна не стала противиться решению Селестии, которое та совершила вопреки ее рекомендациям. Она отошла ко сну и счастливо проспала несколько часов, прежде чем энергия могучего заклинания потревожила ее в достаточной степени, чтобы разбудить. И примерно час спустя ее голова едва не взорвалась от еще одного заклинания, сотворенного уже внутри замка.

Луна была достаточно мудра, и поняла, что что-то пошло не так, и затем галопом помчалась в тронный зал, чтобы выяснить, что именно. Когда она прибыла, двор находился почти в состоянии бунта, и страх был отчетливо виден на лице каждого пони. Просители выкрикивали один вопрос за другим и что-то вопили, в то время как гвардейцы пытались восстановить порядок. Однако, пусть они были слишком дисциплинированы, чтобы показать это, в их глазах также был заметен страх.

Солнечный Трон Селестии был уничтожен, некогда изысканно украшенный престол превратился в кусок оплавленного золота. Знамена, свисавшие позади трона, были охвачены пламенем, а на некоторых из гвардейцев можно было заметить ожоги и подпалины. Странно, но внимание Луны привлекло наполовину сгоревшее письмо, которое в любой момент могло быть затоптано паникующими просителями. Она подняла телекинезом кусочек бумаги с пола, и ее глаза расширились, увидев первые два слова.

"Твайлайт пропала"

Луна не успела изучить письмо подробнее, поскольку солнце исчезло с небес и миг спустя появилось вновь у восточного горизонта. Солнечный Двор охватила настоящая паника, прежде чем крик Принцессы Ночи привлек внимание всех находящихся в помещении пони. И как раз в тот момент, когда порядок начал было восстанавливаться, вернулась Селестия.

Звук ее телепортации был громче сильнейшей из гроз Клаудсдейла, и вслед за ней пришла волна жара и физической силы, которая опрокинула каждого пони с копыт. Луна восстановилась первой, и то, что она увидела, наполнило ее сердце ужасом, который ей до этого доводилось испытывать лишь однажды. Энергия телепортации Селестии подожгла красный ковер, ведущий к трону, а также расколола мраморный пол под ее копытами. Каждый ее шаг отчетливо раздавался в воцарившейся тишине.

Селестия не была зла, не была она и в ярости. Подобные слова попросту не могли описать застывшее на ее лице выражение и эмоции в ее глазах. Она была в гневе, и от нее исходила магическая энергия, сравнимая лишь с огнем самого солнца. Никто ни разу не видел Селестию такой. Никто, кроме Луны.

– Капитан, – пророкотал ее голос, когда она подошла к отряду. – Заседание окончено. Соберите своих бойцов и возвращайтесь через десять минут для брифинга. Не опаздывать, – капитан гвардии, единорог, мышцы которого сделали бы честь многим земным пони, быстро кивнул и помчался выполнять приказ с почти непристойной поспешностью. Остальные пони в комнате оставались, парализованные от страха, пока Принцесса Солнца не обвела их своим божественным взглядом. Отданный без единого слова приказ был прост: выметайтесь.

– Луна, нам надо многое обсудить. Приготовься, – произнесла Селестия, и обе принцессы исчезли во вспышке золотого света, не желая обсуждать при посторонних дела наивысшей важности. По крайней мере, так было сообщено общественности.

Звук открывшихся дверей в ее покои вырвал Луну из воспоминаний, и она мысленно отчитала себя за то, что позволила себе так отвлечься. К счастью, она не потеряла исследуемого места на ночном небосводе, и ей пришлось приложить усилия, чтобы не повернуться инстинктивно к новоприбывшему. Едва слышный шепот и звуки копыт раздались в тишине ее обители, когда двое стражей встали на пути чужака:

– Принцесса Луна велела, чтобы ее не беспокоили, – тихо прошипели они.

– Пропустите, – приказала Луна, не оборачиваясь. – Я его ожидала.

Без лишних слов стражи вернулись на свои посты, и ее гость, цокая копытами, приблизился, остановившись на почтительном расстоянии позади нее.

– Прости, что не говорю с тобой лицом к лицу, Шайнинг Армор. К сожалению, я не могу позволить себе прерываться.

– Я понимаю, Ваше Высочество, – последовал ответ единорога. – Мы с Принцессой Кейденс лишь недавно прибыли в столицу. Сейчас она говорит с Лунным Двором, так что я посчитал, что будет лучше, если прибуду для доклада лично.

– Твоя поспешность высоко оценена. Могу представить, сколько неудобств для вас обоих составило столь внезапное возвращение в Кантерлот посреди попыток оказать помощь Кристальной Империи, – Луна кивнула, однако ее глаза ни на миг не отрывались от какой-то далекой точки, за которой она наблюдала, откладывая неизбежное.

– Мы рады помочь всем, чем только сможем, однако нас гложет беспокойство. Некоторые недавние противоречащие друг другу слухи, да и Твайли до сих пор не написала мне в ответ... – произнес Шайнинг, и продолжил с вопросительной интонацией: – Я также рад любой возможности попутешествовать со своей женой, однако мне не понятно, почему мое присутствие здесь необходимо, в то время как я мог бы помогать Кристальной Империи с подготовкой к Играм Дружбы.

– Боюсь, недавние события имеют к тебе отношение, пусть и не прямое, – начала объяснять Луна и сглотнула, пытаясь скрыть свою нервозность. – Стражи, покиньте нас, – и без единого слова или мига колебаний, ее Стражи взлетели и растворились в ночном небе, оставив Луну и Шайнинг Армора наедине.

– Крепись, ибо то, что я сейчас поведаю тебе, может оказаться шокирующим.

И Луна начала пересказывать то, что ей сообщила Селестия. Дискорд должен был быть исправлен, и оставлен в копытах Элементов Гармонии. Однако весь план пошел наперекосяк, когда Твайлайт попалась на одну из его уловок и исчезла. Эта часть вызвала приступ ярости у Шайнинга, но он пересилил себя, давая Луне возможность продолжить.

Получив несколько написанных в спешке писем от девочек и Спайка, Селестия "отбыла" из Кантерлота с целью выяснить, что именно произошло. Вернувшись же, она объявила сбор гвардейцев, отправила гарнизон в Понивилль, а затем уединилась в своих покоях, чтобы "продолжать поиски Твайлайт во время дневных часов", в то время как Луна искала ее по ночам.

Несколько долгих секунд тишины прошло, пока Шайнинг обдумывал услышанное. Луна уже начала было беспокоиться, что ее слова не были приняты в качестве достоверных, однако последовавший вопрос единорога ее успокоил:

– И где же Дискорд? Я не слышал, чтобы ему вновь удалось вырваться на свободу, а Твайли рассказывала, что он не из стеснительных.

Луна выдохнула, только сейчас заметив, что задерживала дыхание, и продолжила свое объяснение:

– Быстрые действия Селестии обеспечили сдерживание Дискорда неподалеку от Понивилля. Боюсь, без всех Элементов вновь обратить его в камень мы не можем, однако Селестия создала хитроумную тюрьму, способную удержать его, а расположившийся в Понивилле гарнизон обеспечит ее безопасность от внешнего воздействия. Он… отказывается сообщить текущее местонахождение Твайлайт, как и вернуть ее в Эквестрию. На текущий момент он также сообщает, что она невредима, и, насколько нам с сестрой известно, он не лжет.

Единорог с облегчением выдохнул. Луна заподозрила, что причиной этого была не столько информация об успешном сдерживании Дискорда, сколько весть о том, что его сестра все еще жива.

– То есть, где бы Твайли сейчас не находилась, она в безопасности. Вам удалось найти ее? Хотя бы самый призрачный след, хоть какие-нибудь зацепки?

– Селестия продолжает просматривать каждый дюйм Эквестрии, на который падает свет ее солнца, а я ищу Твайлайт в ночных небесах. Все, что я могу сказать на текущий момент – это то, что мы обе все еще чувствуем ее присутствие. Она жива, пусть и находится очень, очень далеко.

– Насколько далеко? – спросил Шайнинг, и в его вопросе отчетливо слышалось неверие. – Куда Дискорд мог ее так переместить, что свет солнца не может ее достичь?

Несколько долгих секунд Луна пыталась подобрать слова, и в итоге ответила вопросом на вопрос:

– Шайнинг, что такое Эквестрия?

– Это наше государство.

– И что собой представляет наше государство, в сочетании с нашими соседями, их соседями, землями, лежащими за ними и далекими океанами?

На этот раз ответ был менее быстрым.

– Совокупность стран, земель и морей составляет наш мир.

Луна кивнула еще раз, все так же не отводя взгляда от неба.

– А что насчет солнца и луны? Что собой представляет наш мир в сочетании с ними? – когда ответа не последовало, Луна улыбнулась и ответила сама: – Астрономы называют это "солнечной системой". Скажи мне, Шайнинг Армор, ты считаешь, что все это сочетание звезд, лун, миров, континентов, океанов и наций уникально? Что из всех огней в моих ночных небесах, лишь наш является звездой с находящимся неподалеку от нее миром? Что наш мир – единственный населенный разумными существами, способными думать и жить, подобно нам?

–…ох, – было всем, что смог произнести Шайнинг после долгого молчания, и Луна не сомневалась, что он сейчас взирал на небо с новоприобретенным восхищением и изумлением. – То есть, она сейчас где-то там. Откуда вам известно, что она в порядке? Что если Дискорд отправил ее в место, населенное монстрами и дикарями? Что если…

– Шайнинг Армор, – Луна не повышала голос, но в ее словах послышались такие же командные нотки, как если бы она их прокричала. Единорог тут же замолк, и Луна могла чувствовать его взгляд, направленный на нее, в то время как она пыталась правильно подобрать слова, которые смогли бы его успокоить. – Шайнинг, я когда-нибудь рассказывала тебе о нашей с Твайлайт первой встрече? Моя дорогая, милая сестра решила, что время моего большого выхода в современный мир должно быть именно во время праздника, посвященного моим… темным дням, – Луна услышала стон понимания, вырвавшийся у Шайнинга, когда тот осознал мотивацию, двигавшую Селестией.

Однако, не зацикливаясь на этом, Луна продолжила:

– Я прибыла в Понивилль посреди празднества, и все мои попытки наладить контакт с простонародьем были встречены с опаской. Ты тогда был капитаном королевской стражи, несомненно, ты в курсе о поведении обслуги. Мое возвращение… не было воспринято доброжелательно, – те наполненные страхом взгляды, которые она вызывала у слуг, до сих пор наполняли ее сердце чувством вины, но следующая часть истории вызвала на лице у Луны улыбку. – Лишь одна пони во всем Понивилле по доброй воле решилась заговорить со мной, и этой пони была твоя сестра. Она оказала мне большую помощь, чем я смела надеяться, Шайнинг, и с тех пор мы регулярно обменивались письмами научной и социальной природы.

Шайнинг искренне усмехнулся:

– Это в ее духе. Надеюсь, она не причиняла вам слишком много неудобств, Принцесса.

– Нет, нет! – перебила его Луна, едва не обернувшись к Шайнингу, но вовремя остановила себя. – Скорее, единственная, кто причиняла неудобства – так это я. Она стала моим первым другом с тех пор, как я вернулась с луны. Первым другом за тысячу лет. Не спорю, Селестия делала все, что было в ее силах, однако между нами все время витал дух прежней вражды и тех кошмарных вещей, что мы причинили друг другу. Столько историй, столько ран…

– Но Твайлайт, милую Твайлайт не волновало мое ужасное прошлое. Она беспокоилась лично обо мне. Не о том монстре, что я была и не о принцессе, которой стала, просто… обо мне, – долгие секунды тишины текли, и Луне пришлось сопротивляться порыву сделать фейсхуф после подобного обрушивания личных мыслей на Шайнинг Армора. – Прости меня, похоже, без Твайлайт основная тяжесть моих переживаний обрушилась на тебя.

– Все в порядке, Принцесса, – произнес Шайнинг, и Луна почувствовала, что может ему верить. – Верьте или нет, но у меня есть небольшой опыт работы с личными проблемами принцесс.

Они оба усмехнулись, и затем между ними вновь установилась тишина.

– Шайнинг, причина, по которой я рассказала тебе это – это потому что я хотела, чтобы ты понял, почему я продолжаю поиски. Я должна продолжать искать, чтобы не дать сбыться планам Дискорда. Меня побуждает продолжать искать то, что она является ученицей моей сестры. Но я никогда не прекращу искать, потому что она – мой друг.

– Спасибо, Принцесса, – искренне ответил Шайнинг и затем повернулся к дверям, через которые он вошел. – Я более чем уверен, что если вы ведете поиски – то она точно будет найдена.

– Воистину. И еще кое-что, Шайнинг. То, что мы здесь обсуждали – абсолютно все – должно быть конфиденциально. Лично я смогу пережить позор от ставших известными широкой общественности моих личных откровений, однако природа исчезновения Твайлайт, а также возвращение Дискорда являются государственной тайной и в случае огласки способны вызвать панику. Ты можешь рассказать Кейденс, поскольку она в любом случае возьмет на себя связи с общественностью вместо нас, но никому кроме нее.

– Я понимаю, – поступил ответ, прежде чем дверь закрылась.

Как только она осталась одна, Луна сделала рваный вдох и отчитала себя за множество произнесенных ложных слов. Когда кто-то не говорит всей правды, это ничем не лучше откровенной лжи.

Когда Селестия вернулась, она телепортировала их обеих в свои личные покои. Там полная гнева Принцесса Солнца превратилась в то, что еще сильнее выбило Луну из колеи: она начала рыдать. Бешеное метание солнца по небосводу было попытками Селестии найти Твайлайт, прочесывая всю планету, которые обернулись неудачей. Затем она отдала Луне приказ собрать гвардейцев и отправить их в Понивилль, после чего телепортировала ее обратно в тронный зал и с тех пор на публике не появлялась. Она даже отказалась поговорить с Луной, несмотря на все ее попытки, неоднократно предпринимавшиеся с тех пор. Помимо шокирующей и диаметрально противоположной смены поведения Селестии и новостей об исчезновении Твайлайт, что причиняло наибольшее беспокойство, так это Дискорд.

Ожидавшийся от воплощения хаоса свирепый погром так и не начал происходить. Дискорд был обнаружен на вершине все того же холма, на котором и был вызволен из камня, сидящий на своем троне и сложивший перед собой лапы пирамидкой. Он не сдвинулся ни на дюйм, когда Луна появилась и начала сначала задавать вопросы, а затем угрожать. Он не сдвинулся ни на дюйм, когда прибыл гарнизон. Он не сдвинулся ни на дюйм, ни когда Луна создала вокруг него узилище, ни когда единороги-арканисты начали выводить на нем руны, чтобы сделать эту тюрьму постоянной. Единственным вопросом, на который Дискорд ответил, было "Чего ты ждешь?"

Его ответ был простым, но загадочным, и с тех пор он не переставая преследовал Луну повсюду: "Я жду, чтобы Твайлайт выполнила свою часть сделки."

...