Любовь и груши.

Это планируется как сборник небольших эротических историй про двух кобылок, Бампи Хув и Шайни Клауд. Собственно, это клопфик и задумывалось как клопфик, поэтому прошу в комментариях не трындеть типо: "Фу-у, лесбиянки и клоп!", а лишь просто пройти мимо. Также, есть огромная просьба не ставить минусы необоснованно, а причину указать в тех же комментариях. Главы будут выкладываться довольно медленно, ибо я занят одним масштабным проектом, извините уж. Всем удачи и бобра.

Другие пони ОС - пони

Выбор мисс Харшвинни

Уж не думаете ли вы, что инспектор Эквестриады мисс Харшвинни сделала выбор в пользу Кристальной Империи только потому, что простушку-мустанга Пичботтом в ней приняли хорошо? Рассказик описывает то, что осталось за кулисами - приключения инспектрисы в Кристалл-сити, происходившие в то время, как шестёрка всячески развлекает персиковую туристку.

Другие пони

Два одиноких сердца

Двое таких разных существ, что может их объединить?

Зекора Стража Дворца

Отвратительный Порядок!

Никогда еще Элементы Гармонии не могли предположить, что идеальный порядок может быть таким ужасным...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Смузи для шерифа

Небольшой рассказ о событиях предшествующих событиям фильма "My Little Pony: Новое поколение", раскрывающий взаимоотношения между главными персонажами, Хитчем и Санни. Санни и Хитч решают совместно провести время на фестивале единства Мэйртайм Бей. Но внутри каждого из них разгораются нешуточные эмоции.

Другие пони

Межсезонье

Старлайт Глиммер всегда рада ответить на все просьбы — когда администрируешь факультет магического университета, этих просьб мало не бывает. Ну, на самом деле не на все и не всегда.

ОС - пони Старлайт Глиммер

Дружба это оптимум: Вверх по спирали

Я люблю сидеть в дома и играть. И я люблю My Little Pony. Поэтому, когда вышла MMO по MLP, конечно, я захотел поиграть в неё. Но это больше, чем игра. Это новый взгляд на жизнь.

Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Clock is ticking!

Кто-то опоздал :3

Когда копыта не удержат землю...

Эпплджек. Элемент Правды. Верный, надёжный друг, пони, всегда готовая прийти на помощь. Про таких говорят, что они крепко стоят на своих копытах. Но как устоять под градом ударов безжалостной судьбы? Как преодолеть боль и страх?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек

Переспать с королевой

Угодив из ледяной пустыни в тюрьму, королева ощутила потребность в постоянном обществе.

Человеки Король Сомбра

Автор рисунка: BonesWolbach

Игра без счета

Глава 24. Падение "Сокола"

Последняя глава 2-ой части.

Глава 24
Падение «Сокола»

Когда Патрик оказался в небе над Сталлионградом, все пилоты самолетов сопровождения уже были на своих местах. Каждый нес под крыльями по четыре ракеты воздух-воздух и по две воздух-земля. Хоть целью полета и было лишь простое прощупывание обороны Южной Грифонии, но совсем без подарков наведываться в гости было просто неприлично…

Вито сидел в кресле пилота борта 900 и думал о вчерашнем дне, проведенном в Сталлионграде. Этот город сильно напомнил ему русские города, какими их можно было увидеть в пропагандистских фильмах времен середины двадцатого века. Партийная символика, чистота на улицах, добрые граждане без признаков ксенофобии. Хоть Вито был в городе рабочих пони и по делам, но и развеяться он не забыл. Посидев в маленькой кафешке, попивая квас, он познакомился с милой земной пони, которая работала продавщицей в супермаркете. Несколько часов подряд они гуляли и смеялись над рассказываемыми друг-другу шутками. Вито заметил, что в бытовом плане, пони мало чем отличаются от людей. Только, доброты и искренности у непарнокопытных аборигенов этого мира было несказанно больше, чем у многих людей. А еще, в Сталлионграде, да и во всей Сталлионградсокй Автономной Области не было денег. Это несказанно удивило лейтенанта, ведь туристов в этом городе было немало. Как он выяснил, приезжие просто покупали себе туристические талончики на вполне эквестрийские биты в специальных пунктах обмена. Честным работягам многое полагалось бесплатно. А с той земнопони, Вито потом пообщался в более…

Лейтенант оторвался от приятных воспоминаний и размял несколько затекшую шею. Капитан Олланд проводил последний инструктаж для пилотов, хотя, в нем не было нужды – он был, скорее, для проформы.

-Вито, Марк, Луи – удачи! – капитан отключился от канала.

-900, 901 и 902 – переключитесь на канал 8, — диспетчер, говоривший из стоявшего на соседней полосе А-50, был сух и скупо-профессионален, как и всегда. Пилоты послушно переключили связь на канал «Сокола»

-Сокол — Сталлионградскому КП, — прозвучал голос Патрика по радио, — Мы вошли в воздушное пространство Сталлионграда и готовы приступить к выполнению задания!

-900, 901 и 902 – можете взлетать, ВПП 1-3.

-Вас понял, диспетчер, — Вито начал выруливать на полосу. Он не в первый раз летал на МиГ-31, но в боевой вылет на конкретно этой модификации, он летал впервые. Все они в первый раз пилотировали МиГ-31РД в боевых условиях.

-Вышка – Соколу, ложитесь на курс 320, девятисотые вас догонят!

-Вас понял, диспетчер. Прошу разрешение вскрыть пакет с целью задания!

-Это Олланд, код на вскрытие – 4642-Дельта.

-¬Пакет вскрыт, приказ загружается в бортовой компьютер… — несколько секунд, в эфире висела тишина, — У меня на радаре высветился маршрут… Капитан, что это значит? Зачем мне тогда нужны были штурманы?

-Это было прикрытие, лейтенант, никто не должен был узнать о том, что у нас есть системы навигации, работающие вне Земли.

-Вас понял, капитан… Хорошо, что штурманы не слышат наш разговор…

Тем временем, истребители уже взлетели и получили полетную карту от «Сокола». Они быстро догнали разведывательный джет и пристроились немного впереди оного…


-Рэинбоу, подойди, пожалуйста, сюда, — позвал я радужногривую, — Перед тобой – тыловая часть самого быстрого боевого самолета, придуманного человечеством. МиГ-31РД. Инициалы прямо как у тебя, — я подмигнул ей. Пегаска чуть зарделась, но продолжила разглядывать нижнюю часть многоцелевого истребителя. Созданный на базе одновременно МиГ-31Р и экспериментального МиГ-25РД, МиГ-31РД мог летать втрое быстрее скорости звука. Эту информацию, я озвучил пегаске.

-Хотела бы я на нем полетать, — мечтательно прошептала Рэинбоу, — Он такой быстрый…

«Ну, все, Спитфайр дубль два…» — подумалось мне. Не успел я развить эту мысль вербально, как вдруг я почувствовал какое-то шуршание под полом кабины. Поставив самолет на автопилот, я встал с кресла под недоуменный взгляд пегаски. Шорох послышался вновь. С трудом понимая, в чем же дело, я подошел к небольшому люку техобслуживания, который соединял кабину и техническое пространство, между полом и корпусом. Не имея под рукой фонарика, я включил экран коммуникатора и, открыв люк, посветил им в техническое пространство.

— «Сокол» — Вышке, — сказал я подавленно, — У нас тут два неучтенных пассажира…


-Вы чем думали, когда сюда пробирались? – отчитывал я Скуталу и Руби. Когда я вытащил этих двух пернатых из технического отсека, я был так зол на них, что от расправы над «зайцами» меня остановило только то, что оба "неучтенных пассажира" замерзли. И теперь, они сидели в креслах операторов, укутанные в случайно обнаружившиеся на джете летные куртки и пили горячий чай, — Ладно, Скуталу еще совсем дитя малое, но ты, Руби, ты взрослая грифина, тебе что – приключений захотелось?!

-Мы… Мы просто хотели полетать, — это простое оправдание, сказанное столь милым голосом Скуталу, заставило меня сменить гнев на милость.

Скуталу и Руби выглядели, как побитые воробьи. Особенно, Руби. Можно было, в теории, вернуться на базу, ссадить всех аборигенов и в гордом одиночестве лететь дальше, но капитан послал меня с этим предложением, предложив разбираться самому. Можно было ссадить их прямо в полете, но Скуталу не умела летать. А парашютов в самолете было всего два. Поэтому, скрепя сердце, я летел дальше. Пару минут назад, мы пролетели над Сталлионградом, где нас встретили залпами фейерверков, видных даже при вполне дневном освещении. И мы уже приближались к сталлионградско-южногрифонской границе. Махнув на пернатых рукой, я сел в кресло и отключил автопилот.

-Сокол – девятисотым. С этого момента, соблюдать радиомолчание. Я включаю протокол глушения. Начнем… — я щелкнул парой тумблеров на приборной доске… И ослеп. В техническом плане. Радары отключились, я потерял половину приборов и датчиков. Все это было платой за невидимость во всех диапазонах, исключая видимый. Пассивные сенсоры продолжали собирать информацию о скорости, высоте и направлении, я знал, сколько топлива у меня осталось и какую тягу я выставил для двигателей, но больше ничего мне не было доступно. Связь, радар, сканеры – все было принесено в жертву ради того, чтобы мы могли сделать аэрофотосъемку территории противника… Истребители же не были столь незаметны, однако, все, что могло выдать их – это тепловой след от реактивных двигателей, которые работали на минимальной тяге с самого начала полета.

Под нами были горы. Мы преодолели систему пограничных укреплений Сталлионграда и теперь летели над фортами грифонов. На снимках явно были видны ракетные установки различной мощности и дальности, как РСЗО, так и ПВО. Расчехленные и готовые к бою. Маскировка работала – даже звук не выдавал нас на высоте в девятнадцать километров. Пройдя несколько линий обороны, я засек радарные системы наемников. Это было первой нашей целью. Обладающий мощными вычислительными средствами, джет мог пометить цель и навести ракеты сопровождаемых истребителей даже без участия самих истребителей. И даже по простой картинке. Отметив цель и загрузив ее координаты в компьютер, мы полетели дальше. Пускать ракеты мы будем по пути домой…

Следующие несколько минут, мы летели над пустынными холмами, нанося на карту каждую деревеньку, каждый форт на нашем пути, отмечая местоположение ракет и войск грифонов и наемников. И тех, и других, здесь было немало, много больше, чем было войск у ГРУ. Отметив местоположение еще одной радарной станции, я заметил на краю видимости, у земли на одиннадцать часов, несколько точек. Это были самолеты, правда, на таком расстоянии, я не мог сказать, что это были за самолеты. Вряд-ли они могли заметить нас, если только, они не любовались ярким солнцем. Подлетев ближе я выдохнул – это было несколько стареньких поршневых истребителей грифонов. Они пролетели прямо под нами и попали на снимок.

Еще несколько минут полета прошли в особом напряжении — мы подлетали к городу. Тут, нас могли заметить любопытные горожане, которые часто смотрят в небо, но, вряд ли они бы придали этому значение… А вот, военные чины, которые могли здесь размещаться, могли бы и придать. Кто знает, какие отношения у местных с наемниками?.. Но, вроде все обошлось. Мы вклинились на территорию Южной Грифонии уже более чем на три сотни километров, будучи необнаруженными. Стоило разворачиваться. Правда, так просто нам уйти не дали. Развернувшись, мы полетели вдоль берега Лунного Моря. И здесь, мы и попались.

-Девятисотые, прервать радиомолчание, в действие вступает протокол «Шторм», — сказал я по радио и резко снизил высоту. На нас целенаправленно шли несколько F-14 и первый из них уже наводился по мне. Сделав пол-оборота и оказавшись головой вниз, я начал резко снижаться, набирая скорость и сбивая наведение истребителей наемников. Девятисотые бросились врассыпную, а их ракеты, ведомые компьютером джета, нашли себе цели. Я же выровнял самолет в какой-то сотне метров от земли. Переведя все сенсоры в активный режим, я начал глушить радары противника, одновременно наводя ракеты истребителей на цели на земле. Несколько ракет ушли, одна из них даже попала, заглушив радарную установку, однако, наемники, похоже, сильно разозлились на нас и подняли еще несколько истребителей, которые стремительно нагоняли нас. Три F-15 и три Eurofighter окружили нас, а на подмогу к ним спешили еще с полдюжины МиГ-29.

-Это девятисотый, я пустой! – воскликнул по радио Вито, — Сокол, сделай что-нибудь, иначе, нас всех порешат.

Краем глаза, я заметил два F-15, наседавших на Вито. С радара пропал 902 – красный парашют катапультировавшегося пилота был виден на фоне серо-зеленого ландшафта.

Отстреливая ловушки и закладывая дикие виражи, за которые потом ни один из пассажиров мне спасибо не скажет, я вилял между холмами, не давая наемникам навестись на меня. Хотя, девятисотые были много опытнее, чем наемники, в воздушных боях, при перевесе 4 к одному и отсутствии ракет, это было слабым утешением. Щелкнув парой тумблеров, я приготовился к особо дерзкому маневру. Взмыв свечей вверх, я отстрелил ловушки и включил систему подавления наведения. Теперь, ни один самолет в радиусе полутора сотен километров не смог бы навести ракеты на нас. Но и мы не могли наводить ракеты. Наемники, казалось, опешили. Но у самолетов есть еще и пушки… Через пару минут и четыре сотни выпущенных снарядов, у наемников осталось всего лишь два МиГа и один Еврофайтер, которые предпочли ретироваться. Но…

-Это 901, мне пробили баки, движки горят, я катапультируюсь! – воскликнул Марк и от дымящего истребителя отделилась маленькая точка пилота, раскрывшая такой-же красный парашют, как и у Луи. Мы и понятия не имели, как будем вытаскивать пилотов. А еще, очередью мне прошило антенну и все системы радиолокационного подавления полетели к чертовой бабушке. Что самое паскудное – на радаре вновь появились красные треугольники неприятельских самолетов…

Я оглядел кабину. Дискорд позеленел, Рэинбоу выглядела озабоченной. Руби и Скуталу сидели с непонятными выражениями на лицах.

-Мы отбились? – спросила Скуталу. Я предпочел не отвечать. Только бы дотянуть до границы… Прямо по курсу бушевала гроза – наш единственный шанс уйти. Но факт оставался фактом – мы просто не успевали…

-Вито, готовься к приему информации! – сказал я по радио.

-Сокол, ты что?.. –начал было Алмейда, но я перебил его.

-Нет времени, мы можем не успеть добраться до границы. А ты успеешь. Принимай информацию и дуй обратно на форсаже. Это приказ! – я пресек все высказывания с его стороны. Вито понимал, что выбора ни у него, ни у меня особо не было.

-Передавай, — голос пилота истребителя еле заметно дрожал, а может, это были просто помехи. В любом случае, я начал передавать всю накопленную за сегодняшний рейд информацию на самолет итальянца.


Вито смотрел, как самолеты наемников настигают их. Снимки и карты передавались не очень быстро, но через минуту он уже сможет отдалиться от джета больше, чем на километр. И тут, у пилота появилась идея. Идея, которая может спасти Патрика и его экипаж.

-Все, Вито, передача завершена, — голос Патрика был как всегда спокоен, хотя и несколько напряжен. Вито кивнул лейтенанту, хоть и знал, что русский не увидит этого жеста. Алмейда улыбнулся… И развернул самолет, полетев навстречу преследователям. Сработала система предупреждения о наведении. И в тот же миг, МиГ-31РД сделал первый в своей карьере Сверхзвуковой Радужный удар на скорости в 1300 километров в час. И Летать на такой скорости в Эквестрии уже было более чем опасно, но Вито не закончил ускоряться…

-Ну, давай же… — самолет преодолел скорость в 2,6М и продолжил ускоряться, словно, сама суть этого мира подталкивала его. 2,7…2,9…

На скорости в 3,3 Маха, мир взорвался от Двойного Радужного Удара… Вокруг вырубилась вся электроника, ударная волна расшвыряла самолеты преследователей, как ветер расшвыривает песчинки в пустыне…


Патрик видел, как Вито сделал Двойной Удар. Радуга кольцами разошлась по небу, а ударная волна качнула джет и вырубила почти всю его электронику. Как будто, этого было мало, забарахлили движки, а прямо по курсу, появилось несколько истребителей грифонов.

-Патруль – нарушителю! Немедленно проследуйте за нами для посадки! – раздался хриплый голос одного из пилотов на общей частоте. В таком состоянии, вряд ли мы смогли бы удрать даже от морально устаревших поршневых истребителей, поэтому, я решил проследовать за отделившимся от строя самолетом, чтобы сесть на бетонку аэродрома близ того самого города, над которым мы пролетали без малого пол часа назад…

На аэродроме было много народу. И много самолетов, как больших, так и маленьких. И все, кто находился на этом аэродроме, как я мог заметить, были грифонами, что оставило меня в смешанных чувствах. Во всяком случае, нас вывели из джета под прицелами винтовок. Солдаты несколько смутились, увидев среди экипажа грифона и человека, однако, у командира, похоже, было свое мнение на наш счет.

-Вы нарушили воздушное пространство Южной Грифонии, — сказала она тихим, но властным голосом, — По законам военного времени, у вас конфискуется воздушный транспорт и все оружие. Вашу дальнейшую судьбу решит комиссариат по гражданским делам. Увести.

«М, да, хорошо играешь свою роль, Гилда…» — подумал я с улыбкой…