Автор рисунка: Siansaar
Глава 6 Глава 8

Глава 7

Рассвет.
Пожалуй, рассвет – одно из самых опасных явлений на Луне. Помимо очевидного появления испепеляющего Солнца, он мог доставить немало проблем даже до своего наступления. Поселениям нужно было проверить, насколько их системы готовы к наступлению лунного дня, а караванам и путешественникам либо скорее двигаться дальше, либо обосноваться в поселении до наступления заката. Это, конечно, в случае, если их путь проходил по поверхности Луны. Но все равно в предрассветные часы в поселениях царила суматоха и постоянно возникающие накладки. И нас Сим они тоже не обошли стороной.
Следуя разработанному мной плану, мы с Сим добрались до границы области Атриум-Сити всего за три дня. Думаю, мы могли бы попасть туда гораздо раньше, если бы поезда двигались чуть быстрей рыси престарелой пони. Впрочем, это не столь важно – из расписания они не выбивались ни на минуту. Так мы добрались до поселения Сэкондмун-1, где и столкнулись с просчетом в плане – Я не учла рассвет. Той небольшой задержки в Вэджетлайфе вполне хватило на то, чтобы он все испортил.
Признаюсь, Я сначала не поняла, как рассвет может нам помешать. Весь путь от Вэджетлайфа до Сэкондмуна-1 мы проделали по туннелям Подлунного Метро, и даже если бы на поверхности светило Солнце, мы бы этого никак не ощутили. Но потом выяснилось, что в зону Иотноха никакие туннели не ведут и все вопросы отпали сами собой. Ну, почти.
– Нет, Я не понимаю! – выплескивала Я досаду и негодование от сложившейся ситуации. – Если до рассвета еще двенадцать часов а дорога занимает всего семь, то какого сена они отменили рейс? Вот скажи мне, почему?
– Я вижу несколько причин, – отозвалась Сим, не отрываясь от проверки наших припасов. – Но главная причина, по-моему, в том, что мы бы ехали на лубАсах, а не шли пешком. Если бы что-то вдруг сломалось, то ни починить это, ни укрыться от Солнца мы бы не смогли. Так что они решили не рисковать.
Что ж, это было... логично. И довольно многое объясняло. Задумавшись над ответом Сим, Я перестала нарезать круги по номеру, и села на свою кровать. Но неприятное ощущение не проходило, так что Я снова начала сверять все данные, поражаясь тому, как Я так просчиталась. И, что более существенно, что теперь с этим делать. Ничего нового Я, конечно, не обнаружила. В этой ситуации ничего особо не сделаешь – прошлое не воротишь, а на то, чтобы пройти маршрут пешком, понадобятся чуть ли не целые сутки. Остается только одно – переждать Солнце в Сэкондмуне-1 и выдвинутся дальше с наступлением заката. В сложившейся ситуации именно это выводило меня больше всего. Из-за ошибки в несколько часов нам предстояло потерять целых две недели, если не больше. Даже несмотря на то, что это вряд ли сильно повлияет на результаты моих поисков, Я хотела добраться до Иотноха как можно скорее. Это желание появилось почти сразу после отбытия из Вэджетлайфа, и со временем становилось только сильнее. Я не находила ему рационального объяснения, равно как не могла его контролировать. Поэтому мысль о предстоящем бездействии меня просто убивала.
– Черт, – вздохнула Я, закрывая файлы.
– Неужели все настолько плохо? – поинтересовалась Симби, подойдя ко мне.
– Не знаю, – призналась Я. – Но могло быть лучше.
– Например, добраться до зоны Иотноха до рассвета?
– Да, – кивнула Я. – Было бы замечательно.
– Что ж, тогда позволь поделиться секретом, – оглянувшись по сторонам, будто тут мог быть кто-то кроме нас, она прошептала: – Это можно устроить.
– Но как? Я проверяла карту миллион раз. Даже по самой короткой дороге мы не успеем добраться до ближайшего поселения.
Сим покачала головой.
– Трин, Трин, Трин. Разве ты не знаешь, что карты составляются пони? Ты сама убедилась, что они могут не содержать того, что есть на самом деле.
Что ж, это было вполне резонно.
– Так что ты предлагаешь?
– Тут недалеко есть одно поселение, как раз на территории Иотноха. Если хочешь, Я могу провести нас туда по поверхности короткой дорогой. Но тогда нам придется выдвигаться немедленно, чтобы успеть туда добраться. И то есть вероятность, что нам в итоге придется убегать от рассвета обратно в Сэкондмун.
Я хотела обдумать ее предложение, взвесив все риски, но не смогла. Срочность принятия решения, мое неконтролируемое желание добраться до Иотноха и моя упертость, не хотевшая мириться с отклонением от составленного плана, решили все за меня. Поэтому Я ответила сразу.
– Идем.

***

Покинуть Сэкондмун-1 оказалось немного сложнее, чем Я рассчитывала. Мы без проблем поднялись в гараж с лубасами (они выглядели как вагоны, к которым приделали гусеничное шасси), и добрались до туннеля, ведущего на поверхность. По пути Я обратила внимание на выполненную на стене гаража огромными буквами надпись "СЭКОНДМУН", которой поселение обязано своим названием. Единица же, как мне удалось выяснить ранее, связана с тем, что поселений с такой же надписью на Луне несколько. Вообще, Я заметила, что большая часть поселений называлась в честь нашедшихся в них древних надписей. Интересно, если бы в поселении осталась только надпись, обозначающая отхожее место, как бы его тогда назвали?
Обдумать этот вопрос Я не успела, так как была сбита с мысли внезапным вопросом охранницы туннеля.
– Эй, куда вы это собрались? Вы в курсе, что скоро рассвет?
Вообще-то, двенадцать часов – не так уж и скоро.
– Да, мы в курсе. И поэтому очень спешим, – мгновенно отреагировала Симби. – Так что, будь добра, открой гермоворота и дай нам пройти.
Кобылка даже бровью не повела.
– Извините, не могу. Если Я вас выпущу, а вы там спечетесь, то мне влетит. Так что если это не дело чрезвычайной важности. то, боюсь, вам придется остаться тут.
– Послушай, подруга, мы... – начала заводиться Сим. За то время, которое мы пропутешествовали вместе, Я обнаружила, что единственные пони, которые могут ее вывести из себя – это охранники, не желающие делать то, чего она от них хочет. Я видела предпосылки к этому еще в Вэджетлайфе, но в полной мере это проявилось на следующий день после нашего отбытия оттуда, когда проверяющего не удовлетворила лицензия Сим на владение энергошаром. Тогда Я не вмешалась, потому что в начале думала, что Сим сама все уладит, а потом к ней уже было опасно подходить. Думаю, дело бы дошло до копытоприкладства, если бы не появился начальник станции и все не уладил. И сейчас, чтобы не допустить повторения подобного, Я решила прервать Сим, положив ей копыто на плечо.
– Солнечные батареи, – сказала Я, стараясь звучать как можно более спокойно и естественно.
Результат не заставил себя долго ждать – обе пони удивленно взглянули меня и выдали синхронное
– Чего?
– Солнечные батареи, – повторила Я. – Мы должны проверить, в порядке ли они.
Да, отмазка так себе. По нашему виду мы были кем угодно, но только не техниками, проверяющими солнечные батареи. Но зато она была более-менее правдоподобной – Сэкондмун-1 действительно использовал солнечные батареи. Тем не менее, охранницу это не впечатлило.
– Солнечные батареи, да? – с сомнением спросила она. – Если так, то чего вы не с остальной группой, которая вышла полчаса назад?
А вот и осложнения, прямо по расписанию. Так, нужно что-то придумать, и быстро.
– Ну... мы... отстали, – предложила Я. – Моей подруге стало плохо, – тут Я показала на Сим, – и Я должна была проследить, чтобы она дошла до медпункта. Сейчас ей уже лучше, и мы готовы присоединиться к остальным.
По выражению лица кобылки Я поняла, что на верном пути. Сомнение на ее лице сменила неуверенность, но этого еще не было достаточно.
– Мы тут новенькие, – продолжила Я, – и сегодня наш первый выход наружу. Если мы не придем, они будут нас потом всю жизнь за это подкалывать.
На этом мое воображение меня покинуло, но, к счастью, его больше не требовалось. Понимающе кивнув, охранница запустила отпирающий механизм.
– Да, это будет ужасно, – согласилась она. – Давайте, проходите быстрей. И звиняйте за задержку, сами понимаете.
– Без проблем, – отозвалась Симби, проходя за мной в переходную камеру. Камера оказалась намного больше тех, которые мне доводилось видеть раньше. Судя по ее размерам, она могла вместить себя целый лубас, а то и два. Что, в принципе, было ожидаемо.
– А ты хороша, – сказала Сим, когда мы уже шли по туннелю на поверхность. – Я бы до такого вряд ли додумалась.
– Пустяки, – отмахнулась Я, чувствуя, что краснею.
– Я бы так не сказала, – настаивала она. – Если бы не ты, нас бы, наверное, не выпустили отсюда до самого заката. Но даже так времени у нас не слишком много, так что поднажми.
– Хорошо, – кивнула Я. – Веди.

***

Большую часть пути мы проделали молча. Я ожидала, что придется снова пробираться по неровной лунной поверхности, но оказалось, что сразу за выходом из туннеля начиналась ровная и удобная дорога. Видимо, результат многолетних рейсов. Но все равно Я старалась ступать осторожно, так как снаружи было очень темно и нам пришлось включить фонари, чтобы видеть, куда идти. За Симби Я еле поспевала, но старалась не отставать, потому что в случае чего нам придется возвращаться. Тогда нам не только придется ждать лишние две недели (с чем Я не могла смириться даже сейчас), но еще и объясняться с охранницей у входа, чего мне тоже совсем не хотелось. Мы двигались в таком темпе несколько часов, после чего Сим вдруг сказала остановиться. Что Я и сделала, чуть не потеряв равновесие. Ноги уже давно требовали передышки, но только сейчас Я ощутила, как сильно они болят.
– Подожди тут немного, – донесся из наушников ее голос, приглушенный шумом крови в ушах. – А Я пока найду, куда нам дальше идти.
Получив мое обещание не уходить, она ускакала, а Я осталась переводить дыхание. Когда шум в ушах стал тише, а легкие перестали биться в агонии, Я решила взглянуть на часы. Так, мы шли (вернее, почти бежали) чуть больше трех часов. Значит, раз Солнце идет нам навстречу, то до рассвета остается меньше шести часов, так? Мда, нехорошо. Хотя стоп, мы и рассвет с разной скоростью движемся. И еще нужно учесть угол... Блин, сколько же у нас времени осталось?
Я принялась вычислять все это в уме, но дело не шло. Это и так тяжко сделать в уме, а тут еще и мозг сотрудничать отказывается. Но занималась Я этим недолго, потому что через минуту после того, как Я посмотрела на часы, скафандр сообщил, что обнаружил новый сигнал.
Это вызвало у меня целую гамму мыслей и эмоций. Наш обман раскрыли и послали кого-то, чтобы вернуть нас обратно? Или к нам приближался какой-то караван? А, может, кто-то просил о помощи? Был только один способ узнать это. Переключившись на обнаруженную частоту, Я стала слушать.
Что ж, сигнал, обнаруженный скафандром, не относился ни к чему, что Я успела себе представить. Он передавал те самые попискивания, которые Я обнаружила незадолго до того, как поймала сигнал бедствия Сим. Только сейчас они были четче, явно выделялись на фоне шумов, и постепенно становились все сильней. Тогда он просто вылетел у меня из головы, но сейчас мне стало интересно, откуда он идет и что вообще значит. Интуиция подсказывала мне, что он исходит не от пони. Но от чего тогда? От машины? Может, от лубаса? Хм, изменение интенсивности свидетельствовало о том, что объект движется, так что это было вполне возможно.
Внезапно до моего плеча кто-то дотронулся, от чего Я подскочила и чуть не лягнула подошедшего. Когда Я обернулась, Я увидела Сим, махающую мне копытом.
– ..бя все в порядке? – раздался в наушниках обеспокоенный голос безрожки как только Я переключилась обратно. – Ау, Трин, ты меня слышишь?
– Да, все хорошо, Сим. Я просто переключилась на другую частоту.
– А, понятно, – облегченно выдохнула она. – Я уж подумала, что что-то случилось. И как там тактовая частота поживает?
– Какая частота?
– Тактовая. Так ее называют, – объяснила Симби. – Периодический сигнал на определенной частоте. Ничего не делает, просто пищит.
– И откуда он берется? – поинтересовалась Я.
– А смотри, – тут она повернулась туда, откуда мы пришли и указала копытом куда-то над горизонтом. Проследив куда она показывает (и стараясь не задерживаться взглядом на горизонте), Я увидела в небе какое-то движущееся светящееся пятно, размером не больше яблочного семечка. Двигалось оно в сторону рассвета.
– Что это?
– Толком никто не знает, – ответила безрожка, вновь повернувшись ко мне. – Какие-то сферы, которые летают вокруг Луны и пищат на тактовой частоте. Некоторые наделяют их мистическими свойствами, но Я не думаю, что в них есть что-то мистическое, кроме того, что они до сих пор не попадали. Наверное, они ВЭС используют для этого, – подытожила она.
– Понятно. Спасибо, что рассказала.
– Да не за что. Ладно, пойдем, а не то рассвет наступит.
Кивнув, Я вновь последовала за ней. Хотя Я восстановила дыхание за время передышки, ногам ее было недостаточно, и они об этом активно заявляли. На это Я им ответила, что они страдают ради высшей цели и в награду будут обработаны "Суперподорожником" при первом удобном случае. Со скрипом они согласились на мои условия, и стали нагонять Сим.
Вскоре выяснилось, что она осматривала окрестности в поисках знака, указывающего дорогу. Вернее, того места, где он раньше стоял – самого знака уже давно не было, была лишь массивная каменная плита, из которой торчал короткий металлический обрубок. Целью же всей этой разведки было найти именно дорогу, а место, где был знак, служило ориентиром. Дорога была не в таком хорошем состоянии как та, по которой мы двигались раньше, но все равно намного лучше, чем обычная лунная поверхность. Собственно, поэтому Сим ее и искала – по ней мы могли идти быстрее. Тем не менее, идти по ней так же быстро, как по предыдущей дороге у нас не получалось. Частично это было из-за ее качества, а частично из-за того, что она шла в гору. Вернее, на холм, за который, как сказала Симби, нам и нужно было.
Путь до его вершины занял еще добрых два часа. Еще на подходе к перевалу скафандр выдал сообщение об опасной близости рассвета, и посоветовал поискать укрытие. Но только поднявшись на вершину Я осознала, насколько он был близко. С другой стороны холма располагалась низина, идущая почти до горизонта. И через нее наискось проходила линия раздела между темной и освещенной частью. Контраст между ними был настолько большим, что освещенная часть показалась мне слепяще-белой. Хотя она занимала меньшую часть низины, Я могла различить, как линия раздела неумолимо двигается в нашу сторону. Первой моей мыслью тогда было, что все, мы обречены. Рассвет доберется сюда, самое большее, через час, и мы не успеем ни добраться туда, куда шли, ни вернуться обратно. Но Сим была другого мнения.
– Смотри, мы почти пришли! – радостно сообщила она, указывая куда-то на темное пространство под нами. Напрягшись, мне удалось различить на черном фоне каким-то образом еще более темный прямоугольник. – Давай скорее, у нас часа полтора осталось, не больше! – добавила она и побежала вниз. Несмотря на то, что ногам это очень не понравилось, Я последовала ее примеру. Вниз мы спустились всего за полчаса. В какой-то момент линия рассвета пропала из поля зрения, что, тем не менее, заставляло нервничать еще сильнее. Казалось, стоит лишь на секунду замешкаться, как рассвет тут же испепелит нас. Но, к счастью, этого не случилось.
Когда мы добежали до темного прямоугольника, по расчетам Сим до рассвета оставалось минут сорок, так что беспокоиться было уже не о чем. Сам прямоугольник оказался спуском, ведущим в туннель. Спустившись по нему и пройдя внутрь несколько десятков метров, чтобы солнечные лучи нас не достали, мы почти одновременно растянулись на полу и отключились.

***

Когда Я проснулась, то обнаружила, что туннель изменился. Он стал светлее, будто в нем зажгли лампы. Только их тут не было. И не только их – отсутствовал даже рельс, идущий во всех туннелях Подлунного Метро. Да, Я не знала, относится ли этот туннель к Подлунному Метро, но его форма и стены из оплавленного грунта наводили на подобные мысли. Осмотревшись, Я обнаружила источник света. Им, как ни странно, оказалось Солнце. Снаружи уже наступил рассвет и свет, отражаясь от спуска в туннель, попадал внутрь, освещая его на пару сотен метров. Сначала Я испугалась, что этот свет может нам навредить, но вскоре успокоилась, так как в случае чего скафандр бы мне обо всем сообщил. А раз он молчал, то беспокоится не о чем.
Продолжив осмотр, Я заметила, что нигде не вижу Сим. Скорее всего, это было из-за ограниченного обзора (Я лежала на боку и не могла видеть часть туннеля за собой), но на секунду мне представилось, что она решила уйти без меня. Я тут же прогнала эту мысль, сказав себе, что она никогда так не поступит. В доказательство этого Я собралась перевернуться на другой бок и обнаружить там Сим – спящую или занимающуюся своими делами. Но передумала. Перекатываться через спину, когда на тебе манипулятор – не самое приятное занятие. Так что мне пришлось подняться. И, обернувшись, Я застала Сим, сидящую в метре от меня. Судя по тому, как она неподвижно смотрела в направлении стены, Я решила, что она просматривает свои файлы – читает, маршрут строит или еще что. Поэтому Я предпочла не пугать ее внезапным приветствием по радио, а плавно появиться в ее поле зрения.
– О, ты уже проснулась, – встрепенулась она, заметив, как Я подошла. – Как спалось?
– Хорошо, спасибо. А тебе как?
– Я почти не спала. В основном, составляла план путешествия к Иотноху, – пояснила Сим. – Теперь, когда мы на территории его сферы влияния, думаю, лучше мне этим заниматься. В конце концов, Я же обещала тебя отвести к нему, а не следовать за тобой, пока ты до него не доберешься.
– Договорились, – кивнула Я. Ее предложение было очень кстати. Кроме встроенной в скафандр карты Я не знала о территории Иотноха абсолютно ничего, и в любом случае собиралась просить Симби мне помочь.
– Вот и ладненько. Тогда, если ты готова, давай идти дальше.
Особо далеко идти не пришлось – туннель оканчивался через тридцать метров от того места, где солнечный свет ослабевал настолько, что нам снова пришлось включить фонари. Причем он заканчивался не гермоворотами, как обычно, а сразу переходил в огромное темное пространство. Переход был настолько резким, что сначала Я подумала, что мой фонарик сломался. Только через несколько секунд Я сообразила, что не вижу света на стене потому что стена теперь стала намного дальше. В это же время, словно подтверждая мою догадку, Сим произнесла:
– Ну вот, Трин, мы на месте. Добро пожаловать в Коллапасс.
Значит, так и есть. Мы прибыли в то поселение, про которое она рассказывала. Но почему тут так темно и пусто? На всякий случай Я еще раз взглянула по сторонам, но не обнаружила ничего нового.
– Погоди, Сим, а где все? Это же поселение, так?
– Когда-то было, – вздохнула она. – Теперь это останки поселения.
– Это как? – удивилась Я, ощущая растущее чувство тревоги.
– Сейчас сама увидишь, – мрачно ответила безрожка. И предупредила: – Только смотри под ноги, не хватало еще куда-нибудь провалиться.

Уже через несколько минут Я поняла, что она имела ввиду. Через десять метров от входа в поселение в полу зиял провал, идущий от края до края того уровня, на котором мы были. Установив яркость фонарика на максимум и посветив вниз, Я увидела, что он проходит еще через несколько уровней, а в самом низу мне удалось различить обломки породы. Они, по-видимому, осыпались сверху – когда Я задрала голову, вместо обычного потолка обнаружила каменные своды.
– Что... что здесь произошло? – с дрожью в голосе спросила Я, отойдя от края провала.
– Иотнох произошел.
Она произнесла это спокойно, даже несколько обыденно, но мне удалось различить в ее голосе нотки горечи и злости. Но дальше она говорила совершенно спокойно, и Я решила, что мне это показалось.
– Пойдем, расскажу все по дороге. Только будь очень внимательна – техобслуживания тут нет уже несколько лет, да и демонтажные работы выполнены весьма халтурно. А из-за провала нам придется спуститься в самый низ, а потом подниматься обратно с другой стороны. Так что возможностей оступиться будет предостаточно.
Пообещав, что буду предельно осторожна, Я пошла вслед за ней, стараясь ступать след в след – обильное наличие пыли позволяло делать это буквально.
Несмотря на аварийное состояние поселения, путь до другой стороны прошел без происшествий. И хоть осыпавшийся грунт порой скользил под копытами, это не привело к повторению моего болезненного спуска, как тогда на узловой станции. Вообще, единственный дискомфорт, который Я испытывала, исходил от ноющих мышц ног.
Первое время Симби молчала, а Я была слишком сосредоточена на ходьбе, чтобы спросить ее о чем-либо. Так мы спустились на два уровня, и мне уже казалось, что она передумала рассказывать. Но она заговорила, как только мы нашли следующий безопасный спуск.
– Коллапасс был небольшим поселением. Сама видишь – тут было всего пять уровней. Народу тут тоже было не так уж много. Где-то с полсотни постоянных жителей. Существовали они за счет проходивших тут караванов. Предоставляли им техобслуживание или место на время лунного дня в обмен на различные припасы. Порой, конечно, было непросто за всем уследить, но жить можно. И все бы ничего, если бы Иотнох не требовал взымать с проходящих караванов плату за пересечение границы своей территории.
– Погоди, – перебила Я. – А что в этом такого? Многие поселения так делают. Тот же Сэкондмун-1, к примеру.
– Да, с этим не спорю, – кивнула она. – Но в отличие от Иотноха у них это делается с умом. Во всех других сферах влияния с приграничных поселений взымается плата, пропорциональная количеству прошедших через них караванов. В Иотнохе же каждое приграничное поселение должно заплатить одну и ту же сумму. А величина платы определяется как общая стоимость прохода всех караванов в область Иотноха, деленная на количество приграничных поселений.
– Но ведь это бессмысленно, – не поверила Я своим ушам. – Если чрез одно поселение пройдут все караваны, а через остальные – нет, то остальным попросту нечем будет платить.
– Я знаю, Трин. Но, тем не мнение, так оно было. И есть. Из-за своих сравнительно небольших размеров Коллапасс не мог пропускать большое число караванов, и из-за этого жители едва сводили концы с концами. Да, у них была еда и инструменты первой необходимости, но они не были в состоянии поддерживать все жизненно важные системы в надлежащем состоянии. Если и получалось что-нибудь подлатать, так это системы очистки воздуха или воды. Но тут была еще одна критическая система – система радиационной защиты. Ты сама видела, что Коллапасс находится очень близко к поверхности – от того места, где мы вошли, до нее метров двадцать, не больше. Поэтому во время лунного дня поселению нужна защита от солнечной радиации. А она обычно очень дорого стоит. И так как средств на ремонт тут не было, то со временем она пришла в негодность.
– Так, погоди, – обеспокоенно перебила Я. – Если тут этой защиты нет, а снаружи светит Солнце, то не нужно ли нам убираться отсюда как можно быстрее?
– Нет, не нужно, – заверила меня Сим. – Солнце сейчас довольно спокойное, и большая часть радиации поглощается слоем грунта над нами. А с тем, что проходит, наши скафандры справляются без проблем. Но задерживаться тут надолго, думаю, все же не стоит. Так вот, – она вернулась к рассказу, – на скафандры у жителей денег тоже не было. Поэтому в год особо сильной солнечной активности та часть радиационного излучения, которая сумела пройти через породу, оказалась достаточно сильной, чтобы жители постепенно начали заболевать. Сначала на болезнь не обращали внимание. Потом, когда ее симптомы стали проявляться сильнее, караваны стали реже проходить через это место. Видимо, боялись заразиться или еще что. Когда же стало понятно, что самим им не справится, жители послали просьбу о помощи в Иотнох. И... знаешь, что они получили в ответ? – впервые с начала рассказа в ее голосе появились те злоба и негодование, которые Я заметила раньше. Только теперь она их не скрывала. – Им сказали, что они освобождены от уплаты пошлин до тех пор, пока у них все не нормализуется.
Я была поражена.
– И все?!
– Да, Трин, и все! Их просто бросили на произвол судьбы! – негодовала безрожка, и Я была с ней полностью солидарна. – К тому моменту, когда Коллапасс попросил о помощи, ни один караван уже не останавливался тут. За местом закрепилась дурная слава, и никто не хотел рисковать проходить здесь. И в Иотнохе, скорее всего, об этом уже знали. Их просто оставили умирать.
Я... Я просто не знала что сказать. Это было ужасно, и Я не понимала, как кто-либо мог допустить такое. Но выразить словами то, что Я ощутила в тот момент, Я не могла. В голове возникали разные фразы, но все они были будто фальшивыми. Поэтому Я промолчала.
Когда Сим закончила, она остановилась, смотря в сторону. Я стояла сразу за ней, и слышала, как она тяжело дышит. Продолжалось это, наверное, недолго, но по ощущениям длилось вечность. Наконец, она снова заговорила.
– Когда стало понятно, что помощи ждать не приходится, те, кто еще мог самостоятельно передвигаться, попытались покинуть это место. Я встретила одного из них. Он был плох, когда Я его нашла, но мама смогла поставить его на ноги. Когда он пришел в себя, он рассказал о произошедшем. Как только Я обо всем узнала, Я сразу отправилась сюда – вдруг удалось бы спасти кого-то еще. Но Я обнаружила лишь команду мародеров, демонтирующую поселение. Видимо, даже несмотря на мрачную репутацию места, всегда найдутся те, кто захочет там поживиться. В тот раз Я их прогнала, но они, скорее всего, вернулись после того, как Я ушла, и довели начатое до конца. Вот так Коллапасс стал таким, каким ты видишь его сейчас.

Некоторое время мы шли молча, уделяя все свое внимание дороге – мы перебрались через осыпавшуюся породу и теперь поднимались наверх с другой стороны поселения. Попутно Я обдумывала только что услышанную историю. Безусловно, произошедшее здесь ужасно. И мне очень тяжело поверить, что кто-либо мог бы допустить такое. Но Я почему-то не реагировала на это так сильно и болезненно, как Симби. И это меня беспокоило. Это значило, что либо Я бесчувственная пони, лишенная сострадания, либо у Сим были особые причины так реагировать. Поэтому по некоторому размышлению, стоит ли вообще пытаться в этом разобраться, Я все же решилась спросить:
– Слушай, Сим... У тебя тут были друзья, да?
– А? – рассеянно отозвалась она, будто отрываясь от своих размышлений. – Да, были, – добавила она после короткой паузы. – Что, так заметно?
– Есть немного, – призналась Я.
– Понятно. Но тут дело не только в друзьях, – объяснила она. – В зоне Иотноха живет не так много хороших пони, а большая часть жителей Коллапасса были именно такими. И почему-то в этих краях только им достаются проблемы и несчастья.
– Неужели только им? – не поверила Я. – Как-то это уж слишком, чтобы быть правдой.
– Ну, может не только им. Но самые тяжкие испытания точно выпадают на их долю. Случаев, подобных случаю Коллапасса, тут великое множество. Не таких масштабных и ужасных, но все же. Порой меня это поражает до глубины души. Хотя тогда, наверное, Иотнох бы называли по-другому .
– И как бы его тогда называли? – поинтересовалась Я. Я чувствовала, что если после истории Коллапасса не сменить тему, то Сим может надолго уйти в печальные мысли. Мне показалось, что разговор о названии Иотноха может оказаться тем, чем нужно. И Я не ошиблась.
– Наверное, Ресгеном, как и до разделения Луны.
– Его переименовали?
– Да, можно сказать и так. Знаешь, это довольно забавная история, – после этих слов она хихикнула, что говорила о том, что Я на правильном пути.
– Расскажешь? – попросила Я.
– Хорошо, – согласилась она. – Значит, дело было спустя пару лет после разделения Луны…

***

Своим новым названием Иотнох был обязан некоему путешественнику, пожелавшему остаться неизвестным. Вернее, благодаря его труду под названием "Путеводитель по новой Луне". Он хотел описать, что изменилось после разделения Луны исходя из собственного опыта и опираясь на рассказы современников из разных поселений. С этой целью он предпринял вселунное путешествие и подробно его описал. Так получилось, что в одном из рейсов его попутчиком оказался математик, искренне возмущающийся политикой Ресгена. Когда путешественник попросил рассказать ему, в чем дело, то в ответ получил настолько развернутую критику, что, к сожалению, ее не удалось полностью записать. В путеводителе была отражена лишь ее суть, которую дополняли те аргументы и метафоры, которые автору удалось запомнить. Смысл ее состоял в том, что хотя Ресген позиционирует себя как самый открытый, дружелюбный и гостеприимный город, на деле это совсем не так. Во-первых, из-за того, что он решил обрушить все туннели, ведущие на его территорию (К слову, это было для меня неожиданно, но, по крайней мере, объясняло тот взгляд, который Я получила, когда спросила, почему в зону Иотноха не идут поезда). Вряд ли поселение, санкционировавшее подобное, можно назвать открытым и дружелюбным. Во-вторых, после того, как этот математик туда прибыл, его оттуда почти сразу депортировали, так как оказалось, что он проживает в Эвэрнайте. Исходя из этого и многих подробностей, которые до нас не дошли, рассказчик в конце делает заключение, что "... это похоже не на поселение, а на изолированную особую точку неоднозначного характера". Если сокращенно – иотнох. Эта часть книги оказалась особенно удачной, да и сам путеводитель имел довольно большой успех, поэтому очень скоро Ресген повсеместно стали называть Иотнохом. Местным жителям это сначала очень не нравилось, но, в конце концов, поселение переименовали.
Пока Сим рассказывала, мы успешно поднялись на верхний уровень и добрались до туннеля. Похоже, раньше этот туннель и тот, через который мы вошли, были одним целым. По крайней мере, они располагались друг напротив друга. К моему удивлению, с этой стороны гермоворот у туннеля тоже не было.
– Похоже, их тоже утащили, – предположила Сим, когда Я спросила об этом. – Туннели между поселениями тут не заполняются воздухом, так что оставлять их смысла не было.
– Они не заполняют туннели воздухом? – удивилась Я. – Почему?
– Экономят на очистке, – просто ответила безрожка. – Кроме того, это позволяет дополнительно нажиться на путешественниках. Хотя уверяют, это совсем не так.
– Мда, "неоднозначный характер" налицо.
– Именно, – кивнула Сим. – Да, и перед тем как мы пойдем дальше, небольшое напутствие. Пока мы будем на территории Иотноха, ты можешь узнать о вещах, способных поразить тебя до глубины души. Возможно, они даже вызовут у тебя желание что-то сделать. Вмешаться, например. Так вот. Ни в коем случае не делай этого. Ни во что не вмешивайся и не спеши ничего предпринимать. Хотя бы пока не поймешь, в чем дело. Если что, лучше спроси меня. Тут лучше не влипать в истории, особенно в первое посещение. Постарайся быть просто отстраненным наблюдателем, хорошо?
На секунду Я задумалась. С одной стороны, она была права. Я впервые оказываюсь на территории другой сферы влияния, и понятия не имею, как там все устроено. Хотя до этого все поселения функционировали в полном согласии с моим представлением о том, как все должно быть (которое, в свою очередь, было основано на модели устройства Атриум-Сити), это вовсе не значило, что так оно будет и дальше. Поэтому осторожность будет не лишней. С другой стороны, Я не думаю, что смогу просто наблюдать за ситуацией, требующей срочного вмешательства. Скорее всего, Я сразу отреагирую на нее. Но Сим права, нужно постараться не пороть горячку.
– Хорошо.
– Отлично. Тогда пойдем, – предложила она и направилась вглубь туннеля. Перед тем, как последовать за ней, Я решила узнать, сколько нам придется идти до ближайшего поселения. Вообще, в последнее время Я стала часто проверять, где нахожусь и куда идти. Видимо, настолько часто, что это успело войти в привычку. И хотя сейчас нас вела Симби, Я решила свериться с картой чисто машинально. Открыв ее, Я обнаружила, что, согласно ей, Я нахожусь не в туннеле, а где-то под лунной поверхностью. И поселения поблизости нет никакого. На мгновение это меня озадачило, но потом Я вспомнила, что Сим говорила, что Коллапасс не отмечен на карте. Что, в свете рассказанной Сим истории, было странно. Хм, может быть, он был отмечен раньше, но после того, что с ним произошло, составители карты решили, что никто в здравом уме сюда не пойдет, и убрали его. Но в любом случае, это не дает возможности узнать, как долго нам идти по этому туннелю. Хотя... Так, из этой точки до ближайшего отмеченного туннеля расстояние в несколько километров, если брать по прямой. Если мы будем идти не спеша, то до него мы доберемся где-то через час. А оттуда до ближайшего поселения было всего ничего. Кстати, оказалось, что оно было ближе к Сэкондмуну-1, чем то, в которое мы должны были бы ехать на лубасах.
– Эй, где ты там застряла? – отвлек меня голос Сим. Свернув карту, Я бросилась ее догонять.
– Да так, прикидывала возможные маршруты, – ответила Я, догоняя ее.. – Похоже, дорога займет не меньше часа.
– По моим расчетам мы уложимся в полтора часа. Если, конечно, ты не захочешь вздремнуть по дороге, – со смешком добавила безрожка.
Наверное, она имела в виду мою предрасположенность быстро засыпать в темноте. Хотя за эти две недели она стала намного слабее, но все равно еще давала о себе знать. И здешняя темнота была достаточно сильной, чтобы пробудить ее во мне. Но спать мне совершенно не хотелось. В конце концов, Я же только недавно проснулась. А вот полтора часа ходьбы по очередному туннелю Подлунного Метро с гораздо большей вероятностью привели бы к смерти со скуки. И так как лучшего средства от скуки, чем интересное времяпровождение не существует, то Я решила перевести разговор на интересующую меня тему.
– Не захочу, будь уверена. Слушай, Сим, а можно вопрос по поводу названия Иотноха?
– Давай.
– Мне не очень понятны некоторые части этой аббревиатуры. "Изолированная", допустим, еще понятно – Иотнох отрезал связь с остальной Луной, обрушив туннели, ведущие на его территорию. С "неоднозначным характером" тоже все более-менее понятно. А к чему тогда "особенность" и "точка"?
Она на секунду задумалась.
– Наверное, начать нужно с того, что расшифровка названия Иотноха сама по себе является немного измененным математическим термином. Поэтому некоторые слова в его названии не имеют непосредственного отношения к его, кхм, "особенностям". И "точка" как раз к ним не относятся. Некоторые, кончено утверждают, что это значит, что по сравнению с Луной Иотнох лишь точка, но это применимо к любому другому поселению. Что касается "особенности", то тут все не так просто. В принципе, это слово тоже можно списать на часть исходного термина, но оно и вправду отражает суть большинства жителей Иотноха. Они считают себя особенными и искренне верят в то, что на них, в отличие от остальных пони Луны, возложена великая миссия. Что за миссия, правда, никто толком сказать не может.
– Ого. А кем она возложена? – поинтересовалась Я.
– Созидателями, конечно, кем же еще. Других достаточно авторитетных возлагателей миссий на Луне не было и нет.
– Ничего себе! – удивилась Я. Мне даже захотелось присвистнуть, и Я бы наверняка это сделала, если бы умела. – И с какой стати Созидатели стали бы на них что-либо возлагать?
– Ну, тут тяжело сказать что-то определенное. У них мы уже ничего не спросим. Но вера жителей Иотноха в собственную особенность, как ни странно, имеет историческое обоснование. До появления Королевы Ночи Ресген был одним из основных приоритетов Последнего. Поэтому жившие там тогда пони были, в каком-то смысле, "избранными". Хотя ответ на вопрос о том, передается ли избранность по наследству, скорее всего отрицательный, современным жителям Иотноха это не мешает.
– Так, погоди, – попросила Я. – Последний? Что за последний? Последний из кого?
Мой вопрос удивил Сим настолько, что она остановилась и пристально на меня посмотрела.
– Погоди, ты что, не знаешь, кто такой Последний? – недоверчиво поинтересовалась она.
– Ну да, иначе бы не спрашивала, – кивнула Я. – Ты же помнишь, что Я мало чего знаю об истории Луны?
– Да, помню, но... Удивительно, как ты о нем до сих пор не слышала. И мне кажется, что Я тебе про него рассказывала. Тогда, когда мы нашли "Грунторезку".
– Нет, не говорила, – настаивала Я. – Может, хотела рассказать, но как только ты увидела поезд, то сразу забыла, о чем рассказывала.
– Эм, да, наверное, так и случилось, – смутилась она, отводя взгляд. – Что ж, в таком случае расскажу об этом сейчас. Раз уж мы идем в Иотнох, думаю, это не будет лишним.
Мы продолжили путь, и Я приготовилась внимать Симби. Я была предельно сосредоточена, но то, что она сказала, напрочь сбило мою концентрацию, вызвав в голове бурю мыслей и эмоций. На некоторое время Я даже перестала воспринимать ее. Мне потом пришлось попросить повторить ее часть рассказа.
Дело было в том, что Последний был Созидателем. По крайней мере, он сам так говорил. На самом деле неизвестно, было ли это правдой, ведь подлинного изображения Созидателей до наших дней не дошло. Впрочем, как и изображения Последнего. За многие годы его личность обросла множеством мифов, касающихся, в частности, и его внешнего вида. Единственное, что известно точно, так это то, что он даже отдаленно не напоминал пони. Из-за этого, когда он только появился незнамо откуда примерно за столетие до пришествия Королевы Ночи, многие считали что он просто один из уроженцев Виердера. И хотя он всегда утверждал, что был последним из Созидателей, поначалу ему мало кто верил – мало ли сумасшедших по Луне бродит. Но со временем отношение к нему изменилось. В отличие от большинства пони того времени, имевших весьма смутные представления о технологиях, от которых зависит их жизнь, Последний точно знал, что и как работает. При этом он активно делился своими знаниями с другими, наглядно все показывая и объясняя. Можно сказать, что более девяносто пяти процентов знаний о всех оставшихся технологиях, не только жизненно необходимых, были получены от Последнего. Его “откровения” были особо тщательно записаны, и на их основе появились современные технические книги и справочники. Что, кстати, многое в них объясняет. Пока мы путешествовали от Вэджетлайфа до Сэкондмуна-1, Я начала читать книги, которые мне дал Плам. И они буквально изобиловали выражениями вроде "для того, чтобы пояснить работу этого устройства, обратимся к последнему". Я думала, что имеется ввиду то, что было изложено в предыдущем разделе или последний полученный результат, но теперь понятно, что имеется ввиду именно лекции Последнего. Со временем он добился абсолютного признания, никто уже не сомневался, что он если и не один из Созидателей, то непревзойденный технический гений. И все бы ничего, только, по-видимому это признание вскружило ему голову и он решил стать единоличным властителем всей Луны. Возможно, это произошло не сразу, и в начале он преследовал благие намерения. Все началось с того, что однажды он сказал, что системы жизнеобеспечения поселений – это детские игрушки в сравнении с теми механизмами, которые находятся под лунной поверхностью, и только и ждут, пока ими воспользуется кто-то, обладающий знаниями, как это сделать. По его словам, они могли доставить всех жителей Луны в прекрасный мир, полный всевозможных растений, и в котором не нужно бояться Солнца и беспокоиться о машинах, которые могут выйти из строя. Наоборот, Солнце в этом мире само будет поддерживать цикл жизнеобеспечения, так что там остается только наслаждаться жизнью. И Последний был готов отвести туда всех и каждого задаром... но сначала ему требовалась помощь. Во-первых, прошло много лет с тех пор, как машины, способные открыть путь в лучший мир были активны, и за это время могли выйти из строя. Кроме того, из-за последствий противостояния Созидателей некоторые из них будет трудно найти или получить к ним доступ. Поэтому жители всей Луны должны были присоединиться к Последнему в поисках и восстановлении этих технологий. И, так как, только Последний знал, как все устроено, то все должны были беспрекословно его слушаться, иначе лучшего мира не видать. Поначалу его движение по поиску древних машин было добровольным, но постепенно приобретало все более глобальный характер. Число его последователей росло, и действовали они все решительней. И спустя всего год или два они действовали так, будто были полноправными хозяевами Луны. Теперь, когда жители поселений протестовали против того, что их дома будут обыскивать на наличие каких-то древних устройств, которых, может, и не существует, адепты Последнего не пытались вежливо убедить поселенцев осмотреть все, а просто применяли грубую силу. В какой-то момент это переросло из поисков машин в поселениях, на захват территории. Многим это не нравилось, и они пытались открыто сопротивляться, но мало что могли сделать против хорошо оснащенных отрядов Последнего. В конце концов, на его стороне была армия обученных им инженеров, создающих лучшее по тем временам снаряжение. Еще через два года миссия по поиску пути в дивный новый мир закончилась тотальным захватом Луны адептами Последнего. Хотя поиски все еще продолжались, они были скорее направлены на выявление повстанцев, которые местами все еще пытались дать отпор захватчикам. Параллельно поисковые отряды изымали все уцелевшие технологии, не относящиеся к базовым системам поселений. А еще – каждую крупицу ВЭС, которую только могли обнаружить, и отвозили в Ресген. И это продолжалось почти столетие. Скорее всего, за этим стояло нечто большее, чем установление тотального энергетического контроля, но наверняка это узнать уже невозможно. Потому что незадолго до того, как в Ресгене должны были начаться работы с собранным ВЭС, на Луне появилась Королева Ночи. Хотя она ничего не знала об устройстве систем Луны, она обладала тем, чего не было у Последнего – магией. Разобравшись в происходящем, она вскоре возглавила сопротивление и добралась до убежища Последнего в Эвэрнайте. Там она и положила конец его почти что вековой тирании. Когда весть о поражении Последнего распространилась по Луне, его остальные войска были полностью дезориентированы, деморализованы и не имели ни малейшего понятия, что им делать дальше. Большая их часть дезертировала и отправилась по домам, а оставшейся не оставалось ничего другого, как капитулировать и признать Королеву Ночи новой властительницей Луны. Но такое положение дел ее не устраивало – она не хотела, чтобы пони думали, что произошла смена одного тирана на другого. Поэтому через год после свержения Последнего по ее инициативе Луна была разделена на пять сфер влияния, каждая из которых определяла свой путь самостоятельно. Таким образом, из всей Луны Королева Ночи оставила себе лишь ее пятую часть. Хотя, если верить слухам, это было не совсем ее решением. Но как бы там ни было, на Луне, наконец, воцарили относительные мир и спокойствие. И пусть такое положение дел продолжается уже почти тысячелетие, многие жители Иотноха верят, что однажды Последний вернется и доведет начатое до конца.
– Вот, в целом, и все, – закончила Сим. – Основная информация по истории, которая тебе нужна.
– И все? – удивилась Я. – А как же то, что было до Последнего, и то, что было после разделения Луны?
– Ну, до Последнего, считай, ничего особо и не было. Поселения были разделены, выживали кое-как. Одни пони грабили других, третьи пытались геройствовать и препятствовать первым, а четвертые просто старались выжить. Ничего особо важного из тех времен до нас не дошло. Что же касается событий после разделения Луны, то они все имеют локальный характер. О них тебе расскажут местные, если тебе будет интересно.
Пожалуй, так Я и сделаю, если представится возможность.
– Так, – продолжала безрожка. – Мы подходим к поселению. Теперь действовать буду Я, а ты просто смотри и запоминай. И вот еще, – добавила она погодя. – Как будет возможность, переложи наличность куда-нибудь, откуда тебе ее будет проще достать, но смотри, чтобы ее не стащили. Она нам скоро понадобится.

***

Действовать Сим начала даже до того, как мы попали в поселение. А именно с того момента, когда нас заметила охрана. Сначала нас не хотели впускать без нужных документов (их названия Я не запомнила, но там было что-то о пересечении границы, наших вещах и персональных данных). Даже хотели арестовать за шпионаж, и это мы (вернее Симби, Я-то только слушала) даже не успели ничего толком сказать. Однако стоило Сим шепнуть их начальнику пару слов на шифрованной передаче, как нас тут же пропустили и любезно предложили оформить все вышеозначенные документы. И их действительно оформили. Они были готовы всего за два с половиной часа и... пятьсот кредитов наличными с каждой из нас. Когда Я услышала цену, у меня чуть челюсть не отпала, но возмущаться Я не стала и без лишних вопросов рассталась с половиной своей наличности. И, что самое удивительное, Сим без тени недовольства поступила точно также. Когда с этим было покончено, мы направились в ближайший мотель и сняли одну из самых дешевых комнат. Одна половина ламп в ней перегорела, а вторая отчаянно пыталась передать что-то посредством коротких и длинных сигналов. О каких-либо удобствах, кроме изношенных кроватей, говорить не приходилось. И все же она была относительно чистой, и воздух в ней не вызывал рвотного рефлекса (что было довольно редким явлением для таких дешевых комнат). Я планировала сначала обработать свои ноги "Суперподорожником" (хотя после сна в туннеле у Коллапасса они не болели так сильно, но Я вроде как им это пообещала) и потом отправиться делать то, что Симби сочтет необходимым. Но оказалось, что идти никуда не нужно – пока Я возилась с повязками, Сим успела куда-то убежать и вернуться с небольшой охапкой какого-то оборудования. Вручив ее мне вместе с инструкциями, объясняющими, что это такое, она сказала мне установить это все на наши скафандры и манипуляторы. И затем снова убежала, оставив меня работать в хаотично освещенном помещении.
Вскоре выяснилось, что детали, которые она принесла представляли собой две технологии, каждая из которых была представлена в двух экземплярах – электроарбалет и портативная палатка. Электроарбалет был модификацией манипулятора, и позиционировался как оружие для самозащиты. Принцип его действия был предельно прост – электромагнит разгонял заостренный тонкий металлический стержень – болт – и выстреливал им с огромной скоростью. Если верить характеристикам, то при прямом попадании он был способен пробить миллиметровый лист стали с расстояния в десять метров. Я не знала, что меня больше в этом поражало – то, что нам действительно может понадобиться подобная модификация, или то, что ее мог спокойно приобрести любой желающий. Хотя, может, и не любой желающий – вдруг Сим применила какую-то уловку, чтобы достать ее. В любом случае, у нее должны были быть на это веские причины, поэтому Я принялась за работу, как только разобралась, что к чему. В итоге наши манипуляторы обзавелись электроарбалетами с четырьмя зарядами – один непосредственно за катушками электромагнита у крепления клешни, и три – в каждой из ее "ног".
Палатка же имела намного более мирное предназначение. Она работала от систем скафандра и позволяла создать вокруг него небольшое герметичное “помещение”, заполненное воздухом, в месте, где воздуха не было. Пусть размер палатки был невелик, его было достаточно, чтобы совершить некоторые простые вещи, которые нельзя было сделать, находясь в скафандре. Например, достать что-либо из седельных сумок или поесть. В смысле, нормальную еду – системы скафандра могли осуществлять подачу воды и питательной жидкости ко рту пони, но постоянно питаться ими просто невозможно.
На все это дело у меня ушел остаток дня, хотя ближе к концу Сим вернулась и помогла мне. Проверив запасы воздуха и электричества наших скафандров, она сказала, что пока их можно не пополнять, поэтому задерживаться тут мы не будем. Следующим же утром мы отправились дальше. И отправились мы пешком – как оказалось, на окраинах области Иотноха поезда не ходят вообще. Из-за этого путь, на который в зоне Атриум-Сити у нас занял всего несколько часов, тут растянулся на трое суток. Порой нам приходилось делать привалы прямо в туннелях между поселениями, и нести по очереди вахту, чтобы не быть застигнутыми врасплох бродящими по туннелям подозрительными личностями, которые, по словам Сим, только и ждут, как поживиться за счет нерадивых путешественников. Мне же казалось, что она все чересчур драматизирует. Пусть мы и встретили по пути пару пони, давших деру, стоило взвести электроарбалет, но это ничего не меняло. Те поселения, через которые мы проходили, были в весьма поношенном состоянии, если так можно выразиться. Пони в них просто старались выжить вот и все. Поэтому и воздух в туннели не закачивали – на это банально не хватало средств. И, понятное дело, некоторым жителям становилось невыносимо существовать в подобных условиях, и они решались грабить путешественников. Но это вряд ли носило такой глобальный характер, как это обрисовывала моя компаньонка В конце концов, если бы это было так, то что мешало жителям первого же поселения напасть на нас толпой, пока мы спали? Кроме того, по мере нашего продвижения вглубь зоны Иотноха, состояние поселений все улучшалось, и с какого-то момента в туннелях даже появился воздух. Так что в итоге Я решила пусть и прислушиваться к словам Сим и быть осторожной, но все же больше полагаться на собственные наблюдения. А они свидетельствовали о том, что обычные пони Иотноха, в основном, ничем не отличаются от обычных пони Атриум-Сити.
Наш пеший тур продолжался пять дней. На шестой мы добрались до поселения, через которое проходили рейсовые поезда. И, хвала Нулевой, мы оказались там как раз перед прибытием прямого экспресса, идущего в Иотнох. Еще одним чудом оказалось то, что на него еще были билеты, которые, правда, и стоили в два раза дороже обычных. Вообще,
эта часть пути по зоне Иотноха, оказалась невероятно дорогой – еще даже не добравшись до места назначения, мои затраты составляли порядка семисот кред наличными и полторы тысячи кредов безналом. И при этом, кроме документов и модификации скафандров, мы только останавливались на ночлег и пополняли запасы. Если так дальше пойдет, то очень скоро Я вернусь к тому состоянию, в котором Я оказалась в Вэджетлайфе.
Тем не менее, билет на экспресс стоил своих денег. Всего за полдня мы преодолели расстояние, в два раза превышающее то, что мы прошли пешком от Коллапасса, и, наконец-то, прибыли в Иотнох.

Читать дальше

...