Автор рисунка: MurDareik

Приключение пони с радужной гривой

Глава 1

– Трин! Трин, просыпайся! – раздался чей-то голос у меня над ухом. – На работу опоздаешь!
Блин, да что ж такое-то!? Похоже, мне никогда не удастся выспаться.
– Еще пару минут, и встаю... – пробормотала Я, переворачиваясь на бок в сторону от голоса.
– В прошлый раз твоя "пара минут" растянулась на полтора часа. Так что... Вставай! – последнее слово было особенно выделено не только повышением голоса до границы слышимости, но и одновременным поднятием металлических роллетов на окнах. Я попыталась было закрыть глаза передними копытами, но это мало помогло от льющегося через открытые окна света. Похоже, мой отец (а кто еще стал бы орать у меня над ухом, пока Я сплю?) был настроен очень решительно. Не дождавшись, пока Я отреагирую, он продолжил:
– Кроме того, Я только что получил сообщение, что тебя вызывает Совет. Нельзя же заставлять их ждать!
Пффф. Совет. Кучка нудных ребят, сидящих целыми днями в своей Обители и делающих вид, что занимаются чем-то полезным.
– Ой, да ладно! Они же из Обители Нулевой и носа не высунут, разве только если метеорит на Нулевую упадет. Да и то не факт. Так что, когда бы Я ни пришла, они все равно смогут со мной поговорить, если им так этого хочется.
Мда, спросонок Я хуже себя контролирую, особенно когда меня будят вот так! Почему-то Я напрочь забыла, как трепетно отец относится к Совету и всей связанной с ним ерунде. Когда Я закончила говорить, то почти что ощутила возникшее в воздухе напряжение. Когда же он, наконец-то, заговорил, от его голоса меня как будто током ударило.
– Рейнбоумэйн Тринадцать, – произнес он медленно, выделяя каждый слог, – Вставай сейчас же!
В тот момент мне показалось, что если бы злость и раздражение могли бы наносить окружающим ущерб, то от меня бы только горстка пепла осталась. Однако Я сообразила, что если сейчас не встану, то что-то подобное отец сделает со мной голыми копытами, и даже не посмотрит, что Я его дочь. И хоть Я была немного напугана и расстроена, что уже с утра (сейчас же утро, так?) довела отца, Я не подала виду, что почувствовала что-то подобное, и со стоном скатилась с кровати на пол.
– Все, Я уже встала. Доволен?
– Вполне, – ответил он и вышел из комнаты.
Да, похоже, день обещает быть трудным.
Поднявшись с пола, Я быстро начала собираться и приводить себя в порядок, стараясь не попадаться отцу на глаза. Хорошо еще, что мне собираться особо и не надо – почти все необходимое у меня находится в одной из седельных сумок возле выхода из комнаты. Так что, наспех расчесав свою радужную гриву и умывшись, Я закинула их на себя, и прошмыгнула к выходу из квартиры. Завтракать дома сейчас было бы очень неосмотрительно, так что Я решила заглянуть в столовую по дороге на работу. Так, вроде проскочила незамеченной. Что ж, может, к моему возвращению он и успокоится. Хотя, если учесть, что меня снова вызывает Совет, то вряд ли. Но это все потом. Сейчас мне нужно поесть, и чем скорее, тем лучше.

Выйдя на улицу, Я чуть не ослепла от яркого солнечного света. В это время года Солнце всегда светит особенно ярко. Но Я не смогла совладать с возникшим ощущением, что без солнцезащитных очков Я ослепну. Кстати об очках, где они? Сконцентрировавшись, Я послала мысленную команду в свой рог и... ничего. Стоп, как это так? Я потрогала свой рог копытом, и к своему ужасу обнаружила, что на нем ничего не надето. Черт, похоже, Я забыла манипулятор дома. Сейчас вернуться Я не могла, так что пришлось стащить с себя сумки, отрыть в одной из них очки и потом закинуть их обратно. Ах, наконец-то! Йей, теперь Я могу видеть, куда идти. Хотя, учитывая "оригинальность" архитектурной планировки Санни Тауна, это было необязательно. Санни Таун представлял для меня не самое захватывающее зрелище, хотя бы потому, что Я прожила тут всю свою жизнь. И еще он был абсолютно симметричен. Как будто архитектор смог придумать только восьмую часть города, а потом плюнул и повторил ее по кругу еще семь раз. В итоге город выглядит очень скучно – восемь круговых секторов из одно- и двухэтажных металлических домов с невысокой башней приблизительно в середине каждого сектора. Единственное отличное от других здание было Обителью, или Храмом Нулевой. Оно находилось в самом центре Санни Тауна (заодно являясь местом проживания членов Совета и центром симметрии этой ужасной архитектурной задумки), напоминая по форме очень узкий конус, будучи при этом примерно в два раза выше, чем башни в секторах. Ну, были еще два входа в город, но они-то и зданиями по большому счету не являются. Один вход – это просто туннель, ведущий в Атриум-Сити, просто уходящий вниз, под грунт, а второй – диаметрально расположенные туннелю ворота в склоне кратера. Хотя ворота, скорее, считаются входом только формально – все равно через них нельзя пройти. И дело не в том, что их охраняют или они в нерабочем состоянии – с этим как раз все в порядке – просто это невозможно. А все потому, что Санни Таун – единственное место на Луне, где Солнце светит постоянно.

Да-да, именно так! Солнце у нас светит все время. Бывает сильнее, бывает слабее, перемещается от зенита почти к горизонту, но никогда не заходит. Наверное, любые другие пони Луны, держались бы от такого места подальше. Ведь всем прекрасно известно, что Солнце – это нечто ужасное. Всего несколько секунд на освещенной Солнцем местности без должной защиты испарят всю влагу из организма и превратят любого несчастного в раскаленный сгусток свернувшегося белка. Именно поэтому все пони, у которых не нарушен инстинкт самосохранения, стараются держаться в тени. Буквально. Несколько слоев теплоизоляции с примитивной системой обогрева позволят не умереть от холода, но вряд ли остались высокотехнологичные скафандры с системой охлаждения, позволяющие выжить после попадания под солнечный свет. А так как ворота выходят наружу кратера, и Солнце светит там постоянно, то подойти к ним снаружи и не свариться просто невозможно. Так что вход и выход из Санни Тауна только один – подлунный туннель до Атриум-Сити.

Многие, конечно, недоумевают, как можно жить в подобном месте. Но, тем не менее, это возможно. С одной стороны благодаря древним технологиям, дошедшим до наших дней, и слаженной работе всех жителей Санни Тауна по поддержанию функционирования его систем. Сам город находится на дне кратера, накрытого сверху прозрачным куполом, поглощающим большую часть солнечного излучения, пропуская только видимый свет. Поглощенный куполом свет преобразуется в электричество, которое питает дополнительное силовое поле вокруг купола и является основным и чуть ли ни единственным товаром, производимым на продажу. Пропускаемый свет уже не представляет смертельной опасности, но его достаточно, чтобы запитать солнечные батареи в автономной энергосети каждого дома. Кроме того, выработанная энергия используется в замкнутой системе очистки воды и воздуха.

А с другой стороны, это возможно потому, что тут живем мы. В смысле, мы – это племя Радужногривых. Согласно легенде, Санни Таун был основан в древние времена, известные как Эпоха Противостояния, некой пониобразной сущностью, которую мы называем Рэйнбоумэйн Ноль или просто Нулевая. Именно от нее идет начало племени Радужногривых, члены которого, в силу своего происхождения, отличаются от остальных пони. Несложно догадаться, что местной религией является поклонение исключительно Нулевой. Не знаю, как было раньше, но сейчас дошло до того, что у нас одно имя на всех – Рейнбоумэйн. А различаемся мы только номерами, которые у нас выжигают на бедрах вскоре после появления на свет. Однако оно оказывается не таким уж и фанатичным, как может показаться на первый взгляд. Если верить слухам из Атриум-Сити, то "На Луне есть до крупа свихнувшихся фанатиков, по сравнению с которыми Радужногривые выглядят трезвомыслящими атеистами".

Но это все легенды и слухи. А факты таковы, что мы отличаемся от всех остальных пони Луны только тем, что у всех родившихся в Санни Тауне грива и хвост окрашены в цвета радуги и необычным местом для поселения. Хотя насчет первого Я всегда сомневалась. Откуда нам знать, что за пределами Санни Тауна не рождаются пони с радужными гривами? Обычно мы не выходим за его пределы, и самое дальнее наше путешествие ограничивается рынком Атриум-Сити, так что сказать точно сложно. Но большинство из нас особо не заморачиваются над этим. В принципе, большинство никогда ни о чем не заморачивается и просто верит тому, что говорит Совет. И когда Я говорю большинство – Я имею ввиду всех, кроме меня.

Нет, в самом деле! Ни у кого, кроме меня, в Санни Тауне ни разу не возникло вопросов, почему все обстоит именно так, как нам рассказывают. Я просто не могу этого понять. Ладно, если бы они осознанно сделали выбор верить всему на слово – Я прекрасно понимаю, что так жить намного проще – но они даже не потрудились осознать сложившуюся ситуацию. И спорить с ними бесполезно, потому что они всегда ссылаются то ли на Совет, то ли на наши традиции, то ли еще на что, ни разу особо не напрягая мозги. Но, к счастью, это единственный их недостаток. Во всем остальном они милые, дружелюбные и сплоченные пони. Но порой их неспособность самостоятельно рассуждать просто выводит меня из себя. И тогда Я срываюсь.

Нет, Я не начинаю буянить, круша все и вся на своем пути. Наоборот, Я создаю кое-что новое. А именно – розыгрыши. Когда Я срываюсь, то использую все доступные мне знания и ресурсы для того, чтобы разыграть конкретного доставшего меня пони. И это были не просто тупые розыгрыши, которые может сделать каждый. Ну, по крайней мере, Я к этому стремилась. Я старалась построить их на неспособности "жертвы" видеть отличные от навязанных пути поведения или решения проблем. В идеале, розыгрыши должны были эту способность пробудить. И у меня даже начало понемногу получаться!.. Пока меня впервые не вызвал Совет. Разговор тогда вышел еще тот. На вопрос, зачем Я все это делала, Я вывалила им все, что про них думаю. И они даже ничего не сказали мне в ответ! Когда Я закончила свою тираду, то они просто назначили наказание – работать целый месяц на первой стадии водоочистки. Такого Я стерпеть не могла. Если раньше у меня были сомнения насчет Совета, то теперь их просто не осталось. И в сложившейся ситуации мне показалось, что у них ко мне, помимо прочего, есть еще что-то личное. Так что Я не смогла не воспользоваться случаем и не отомстить. Во время одного из перерывов Я добавила краситель в систему подачи воды Обители и уже через несколько часов все члены Совета были фиолетовыми с ног до головы! Это нужно было видеть! Наказание мне продлили до шести месяцев и приставили кого-то за мной следить, но оно того стоило. Так Я стала шутить не только потому, что хотела что-то донести до других, а еще и потому, что мне это нравилось. Еще не раз меня вызывали в Совет, но со временем Я научилась заметать все следы и не попадаться.

И сейчас, идя в столовую, мне, с одной стороны, было интересно, на какой из последних проделок Я попалась. С другой стороны, Я чувствовала себя паршиво из-за того, что уже с утра довела отца. В мои правила не входит досаждать тем, кому и так от жизни досталось. По молодости он не попал в Совет, хотя мечтал об этом всю жизнь, а потом, вскоре после моего рождения, мамы не стало, и с тех пор мы живем вдвоем. И как-то неправильно выводить того, кто всю жизнь тебе готовил завтрак. В итоге, вторая сторона пересилила, и мне стало грустно.

Нет, так дело не пойдет! Я остановилась прямо посреди улицы и топнула копытом. Я – Рейнбоумэйн Тринадцать! Не мой ли девиз "Ничто не слишком"? Тогда чего Я тут раскисла? Из-за отца, что ли? Ничего подобного, Я и хуже с ним поступала, и ничего. Приду домой – извинюсь. А настоящая причина – отсутствие завтрака. На пустой желудок в голову всегда плохие мысли лезут. Разобравшись с мыслями, Я приказала себе ни о чем не думать до тех пор, пока не поем, и помчалась в ближайшую столовую.

Столовая находилась на первом этаже башни той части города, где жила Я. Вообще-то башни, в основном, использовались для поддержания силового поля, выработки электричества и очистки воздуха. Столовая же была скорее довеском, чтобы пони, обслуживающим башню было удобнее есть в обеденный перерыв. Когда Я вошла, то в столовой не было никого, кроме красношерстного безрогого жеребца с числом 15 на боку, что-то усердно протиравшего. Когда Я вошла, он обернулся, но от своего занятия не оторвался.
– Утречка, Тринадцатая. Чем могу помочь?
– Дай подумать. Хм.. Может, дашь поесть?
– Что, еда дома закончилась, или как? – отложив тряпку, с улыбкой произнес Пятнадцатый. Подойдя к аппарату за спиной, он нажал пару кнопок, и через несколько секунд из него с тихим шипением выпал небольшой сверток. – Вот, держи. Приятного. – Вручив сверток мне, жеребец вернулся к своему занятию.
– Ну, спасибо, – бросила Я, проходя мимо него по узковатому проходу вглубь столовой.

Столовая представляла собой относительно просторное помещение, с десятком протянувшихся от пола до потолка квадратных колонн. Расстояние между ними было достаточным для того, чтобы двое пони могли спокойно сидеть лицом к каждой из колонн, да еще и место было для прохода. Больше в столовой ничего не было. Да и зачем? Все необходимое здесь уже есть. Подойдя к ближайшей колонне, нажала на небольшую кнопку, расположенную на уровне глаз, на что колонна ответила тихим гудением. Похоже, сегодня Я была первой посетительницей. Разогревшись, колонна открыла под кнопкой люк и из отверстия выехала металлическая трубка с двумя ответвлениями. От них внутрь колонны тянулось несколько проводов, аккуратно уложенных вдоль трубки. Сбоку от трубки было небольшое кнопочное устройство с экраном, на котором набирался заказ.
Развернув сверток, Я начала подсоединять стерильные насадки из него к трубке и двум ее ответвлениям, следя за правильностью соединения контактов. Когда, наконец, с этим было покончено, Я приступила к набору заказа. И в который раз пожалела, что забыла манипулятор дома. Тыкать копытом на такие маленькие кнопки так, чтобы попасть в нужную, и не задеть соседних, было сложно. Кому понадобилось делать их такими неудобными? Вот и хвали после этого Нулевую.

Хоть Я была голодна, и набор заказа чуть меня не сломил, но мне все же удалось пролистать меню из конца в конец и набрать свою любимую комбинацию. После всех этих мучений Я точно заслуживала вкуса клубнично-бананового мусса с шоколадом! Покончив с набором, Я присосалась к трубке. О, да! Божественно вкусная жидкость начала перетекать из трубки в мой желудок, постепенно утоляя голод и доводя до гастрономического экстаза. Даже наевшись, Я не смогла не сделать пары лишних глотков. Что ж это был чудесный завтрак! И даже то, что Я в очередной раз вспомнила, как эта штука устроена, не могло мне его испортить.
Сняв с трубки стерильные (уже не очень) насадки, Я бросила их в специальное отверстие в колонне, после чего та вобрала все, обратно и приняла свой первоначальный вид. Я уже собралась уходить, как раздался звук шагов и в столовую вошел Пятнадцатый и несколько других пони без радужных грив. Все они были одеты в простенькие поношенные скафандры.
Туристы? – мелькнуло у меня в голове. Так рано? Что ж, Я, похоже, немного задержусь.

Несмотря на то, что Санни Таун был последним местом, где остальные пони Луны решились бы поселиться, некоторые из них сюда все же заглядывали. Большинство долго тут не задерживались, однако приблизительно раз в десять-двадцать лет кто-то даже перебирался сюда жить. Остальные же довольствовались краткой экскурсией и пару днями шатания по городу без особого дела. Никакой платы с них никто не взымал, разве только информацию, в виде последних новостей и слухов из Атриум-Сити о творящемся в отдаленных (и не очень) кратерах Луны. А большего нам, проводящим всю свою жизнь не выходя за пределы города, и не нужно. Совет же в посетителях усматривал потенциальных распространителей нашей "веры", всегда уделял им особое внимание и называл их исключительно "паломниками". Впрочем, как и большинство. Что касается меня, то Я их просто обожала. Не в том смысле, что они мне нравились больше чем местные или что-то подобное. Просто они были другие. Мыслили не так, как большинство из нас, и могли самостоятельно рассуждать. (Это еще не считая того, у них вместо скучных одинаковых радужных, у них были такие разные по цвету и форме гривы). И даже если для их привычной среды обитания они, возможно, вели себя шаблонно, то для меня они были как из другого мира. Хотя, практически так оно и было. Поэтому если сказать, что Я всегда с нетерпением ждала туристов (называть их паломниками у меня даже мысленный язык не поворачивается) – значит, ничего не сказать. Я жила встречами с ними. Так что ничего удивительного в том, что Я сейчас тут задержусь.

Но для этого мне нужен был предлог – просто встать, и начать разглядывать незнакомцев, было бы как-то слишком неприлично. К счастью, найти его не стоило труда – Я просто сделала вид, что проверяю свои седельные сумки. И в этот момент отсутствие манипулятора пришлось как нельзя кстати – чтобы осмотреть содержимое сумок, мне пришлось поставить их на пол и буквально засунуть в них нос. Такое положение было не самым удобным, зато оно давало возможность незаметно изучать вошедшую группу, не привлекая к себе внимания. Но, похоже, мне не стоило так сильно стараться – вошедшие, проходя мимо, лишь скользнули по мне взглядом и продолжили внимать рассказу Пятнадцатого.
– Вот так у нас выглядит столовая. Как вы можете видеть, тут нет ничего лишнего. И, хотя вам может показаться, что здесь вообще ничего нет, это не так. Тут есть вот эти колонны, и именно они выдают еду. А теперь – небольшая демонстрация... – тут Пятнадцатый начал повторять то же, что Я проделала пару минут назад. Пока же он этим занимался, все взгляды были устремлены на него, и Я смогла рассмотреть присутствующих.
Их было всего четверо. Было видно, что их скафандры многое видали, и, возможно, достались им в наследство. Но выглядели они в них потрясающе. По крайней мере, мне нравилось. Затем Я переключилась на их гривы. Даже будучи растрепанными и пыльными, они казались мне чем-то невероятным. Да уж, Я, наверное, могу всю жизнь так на них смотреть, не замечая ничего вокруг. Чего не скажешь о них – слушая и наблюдая за действиями Пятнадцатого, они периодически стригли ушами, будто к чему-то прислушиваясь. И, похоже, у них это происходило чисто рефлективно – ведь у нас нечего было бояться, зато за пределами Санни Тауна, очевидно, нужно быть все время начеку. И когда Я попыталась бесшумно поместить свои сумки обратно, мои действия не остались незамеченными – все четверо бросили взгляд в мою сторону, но на том все и кончилось. Когда Я, наконец, справилась с охватившими меня эмоциями (и своими седельными сумками), Я задумалась о том, как бы завязать с ними разговор. Будь это кто-то из Радужногривых, Я даже думать особо не стала, но при первом разговоре с новыми туристами Я немного терялась. А пока Я думала, Пятнадцатый заканчивал свою демонстрацию:
– ... вот и все. Как видите, система очень проста, и не требует никаких специальных знаний. Даже жеребенок справиться! А теперь, если хотите, можете попробовать сами.
Четверо туристов переглянулись между собой, и мне наконец-то удалось разглядеть лицо одного из них. Это был молодой темно-зеленый безрогий жеребец с пепельно-серой гривой. В его карих глазах смешались неуверенность и любопытство, но получив безмолвное одобрение своих товарищей, он спросил:
– Мистер Пятнадцатый, можно вопрос?
И, не дожидаясь ответа продолжил:
– Все вроде понятно, но меня смущает одна деталь – вот эти штуки по краям. Разве они не будут попадать прямо в нос, если взять трубку в рот?
Пятнадцатый, похоже, был слегка обескуражен таким вопросом, но все же ответил:
– Да, все верно, так и произойдет. Но не волнуйтесь, так оно и задумано. Конечно, первые пару раз это будет немного неприятно, но, как у нас говорят, – тут Пятнадцатый выдал улыбку до ушей, – дискомфорт проходит во время еды. Просто попробуйте, и вы сам в этом убедитесь.
– Ну ладно... – темно-зеленый жеребец нерешительно подошел к трубке, взяв ее конец в рот. Отростки по бокам от нее попали прямо в его ноздри.
– Отлично! – Пятнадцатый тут же повернулся к экрану и начал что-то набирать на нем. Хоть у него тоже не было манипулятора, но с кнопками он управлялся гораздо лучше меня. – Вот, попробуйте. Сейчас эта комбинация на пике популярности. Надеюсь, вам понравится.
Подтвердив заказ, Пятнадцатый повернулся к жеребцу и стал следить за его реакцией. Как и три его товарища. Все-таки любопытство взяло верх, и они чуть подались вперед, чтобы лучше видеть происходящее, что дало мне возможность подойти к ним сбоку и рассмотреть всех остальных.
Ими оказались двое жеребцов и кобылка. Все они были примерно одного возраста, но один, похоже, был старше остальных на пару лет. Им был единорог цвета ржавчины с черной гривой (единственный единорог из всех четверых). По его виду было понятно, что он уже бывал в Санни-Тауне, и ждал, когда же все это прекратиться и дадут нормально поесть, однако и бдительности он не терял. Почти. Чем объяснить его любопытство к происходящему, Я не знала. Второй жеребец был тут явно впервые – пока Пятнадцатый рассказывал, он упоенно слушал его рассказ, и теперь не отрывал взгляда от своего товарища. Хотя сам он привлекал не меньшее внимание – его белый окрас и бордовая грива как будто кричали "Эй, смотрите все сюда!". Чего не скажешь о их спутнице – ее реголитовая (прямо как у меня) шкурка была лишь немного темнее гривы. На открытой лунной местности она наверняка могла сливаться с пейзажем почти в буквальном смысле. И хотя такая способность могла быть очень сомнительной в некоторых ситуациях, мне бы она определенно пригодилась, чтобы прятаться в Санни Тауне.
Благодаря моим солнцезащитным очкам Я могла бы незаметно разглядывать их сколько угодно, но тут мое внимание привлек темно-зеленый. Не сделав и пары глотков, он поперхнулся, закашлялся и, буквально выплюнув трубку, резко отскочил назад.
Откашлявшись, он обернулся, недоуменно уставившись на Пятнадцатого. В его взгляде явно читался вопрос, но озвучить его он не успел – Пятнадцатый опередил его.
– Вы в порядке? Что случилось? – он сделал движение в сторону темно-зеленого, готовясь помочь ему, если это понадобится. В этот момент темно-зеленый так глянул на него, что мне показалось, что еще немного, и помощь понадобиться самому Пятнадцатому.
Но, тем не менее, с негодованием в голосе он ответил:
– А это вы мне расскажите. Сначала засунули мне в нос невесть что, а потом попытались накормить самой отвратной похлебкой, какую только можно отыскать на Луне! И в довершение всего, эта штука меня током долбанула! Я буду жаловаться в администрацию! Да Я...
– Остынь, Силт, – негромко, но твердо произнес ржавошкурый жеребец, от чего темно-зеленый осекся на полуслове. – Я уверен, что это произошло случайно, и мистер Пятнадцатый не хотел причинить вред ни тебе, ни кому-либо из нас. И все же, – тут он перевел свой пристальный взгляд с Силта на Пятнадцатого, – что только что произошло? Насколько Я понимаю, такого обычно не случается.
Немного ошарашенный заявлениями Силта, Пятнадцатый неуверенно попытался объяснить произошедшее:
– Да, Расти, такого обычно не происходит. Если честно, то Я такое вижу впервые, но... – на секунду Пятнадцатый призадумался, прикидывая что-то в уме. Кивнув, он продолжил: – Но, кажется, у меня есть объяснение. Я думаю, что все дело в том, что Слит слишком резко, гм, отсоединился от колонны. Из-за этого мог возникнуть разряд, который его и ударил. А насчет вкуса Я приношу свои извинения. Жаль, что вам не понравилось.
– Не понравилось? Конечно, мне не понравилось! Как Я уже сказал, эта бурда совершенно безвкусна. У меня даже аппетит пропал! – Силт так сильно негодовал, что мне показалось, что он сейчас загорится. Но заметив взгляд Расти, он тут же остыл. Однако его слова не на шутку взволновали Пятнадцатого.
– Погодите, вы сказали "безвкусная"? Но это невозможно! – Пятнадцатый отвернулся к монитору и начал что-то на нем проверять.
– Я абсолютно уверен, что ... АЙ! – нажав на очередную кнопку, жеребец получил в копыто электрический разряд, а из монитора посыпались искры и запахло паленой проводкой. От неожиданности Пятнадцатый отскочил назад и недоуменно уставился на дымящийся монитор. Похоже, такого хода развития событий он точно не ожидал. И пока он недоумевал, Я решила взять ситуацию в свои копыта. Решительно подойдя к бедолаге, Я твердо произнесла.
– Что ж, тут, похоже, все ясно – пищевая колонна неисправна. Мистер Пятнадцатый (в обычный день Я бы к нему так не обратилась, но мне показалось, что в данной ситуации это будет очень кстати), будьте любезны, обесточьте колонну, и сообщите о неисправности в Обитель.
Пятнадцатый был явно рад моему появлению, и поспешил скрыться из виду, пробормотав что-то вроде "Да, мисс". Я же взяла на себя туристов. Те были немного удивлены моим появлением. Улыбнувшись своей лучшей улыбкой, Я произнесла:
– От имени всего племени Радужногривых Я приношу вам извинения за случившееся. Мы примем все меры, чтобы такого не случилось в будущем, и, конечно, вас обслужат по высшему разряду.
Пока Я говорила, Я внимательно следила за тем, как меняются выражения их лиц. Бело-бордовый жеребец и кобылка слушали меня так же, как до этого слушали Пятнадцатого. Расти сначала выглядел настороженным из-за моего внезапного появления, но потом успокоился, а Силт стал довольным, как только Я извинилась.
– А пока наш специалист занят устранением неполадок, Я готова ответить на все ваши вопросы о Санни Тауне.
– Это было бы замечательно, но Я думаю, что сначала нам лучше представиться, мисс... Тринадцатая, верно? – После моего утвердительного кивка Расти продолжил: – Итак, меня зовут Расти Айрон, этот вспыльчивый жеребец – Силт, вот это – Бикэн, а это – моя сестра Дасти Айрон.
– Приятно познакомиться. У вас есть какие-нибудь вопросы?
– У меня есть вопрос, – начал Силт, – как вы можете есть такую гадость да еще со вставленными в нос штуками?
– Силт, тебе не стыдно? – Расти снова глянул на него испепеляющим взглядом.
– Мистер Расти, все в порядке, – улыбнулась Я – Это действительно интересный вопрос. Думаю, вам всем будет интересно. Так ведь?
Бикэн и Дасти усердно закивали, и Я продолжила:
– Итак, начнем с того, что эта, как вы сказали, "гадость", действительно очень неприятна на вкус. Но, в то же время, она является очень питательной субстанцией, в которую входят все химические элементы, необходимые для нормального функционирования организма. Но из-за отсутствия какого-либо приемлемого вкуса ее просто так никто не употребляет. И эти "штуки", которые засовываются в нос – это часть системы, которая позволяет есть ее без возникновения рвотных позывов. Когда вы набираете вкусовую комбинацию на мониторе, вы, по сути, составляете программу стимуляции ваших вкусовых рецепторов. А так как они располагаются как во рту, так и в носу, то для стимуляции носовых рецепторов нужны отдельные трубки. Что же до ротовых рецепторов, то их и основная трубка достает. Надеюсь, мой ответ вас удовлетворил.
– Да, мисс Тринадцатая, это так увлекательно! Но почему вы не едите нормальную еду? – прозвучал вопрос Дасти.
– Эй, мы едим нормальную еду! Мы покупаем ее в Атриум-Сити, в обмен на электричество и безопасный солнечный свет. А столовые, по большому счету, предназначены для экстренной ситуации, когда мы отрезаны от внешнего мира. Но чтобы они в случае чего не оказались сломанными, мы за ними следим и иногда тестируем, чтобы найти неисправности. Прямо как сейчас. И еще ими удобно пользоваться во время обеденного перерыва тем, кому далеко добираться домой.
– А еще, как наешься этой, как ты говоришь, "похлебки", то потом пару дней можно не есть, – добавил Расти, мимолетно глянув на Силта, заставляя того смутиться. – Но из чего же ее делают? – Тут он понизил голос – Случайно не из...
– Ее не делают из мертвых пони, если вы это имеете ввиду. Всех мертвых мы кремируем. А состав этой чудесной "похлебки"... – Я понизила голос до шепота, и поманила слушателей копытом. Когда они наклонились ко мне, Я прошептала страшным шепотом: – ... засекречен!
Не знаю почему, но мои слова показались Дасти очень веселыми, и она начала так заразительно смеяться, что, спустя минуту, мы впятером хохотали что есть сил. На шум тут же явился Пятнадцатый, и сказал, что все сделал, и готов продолжить экскурсию. Как бы мне этого не хотелось, но мне пришлось попрощаться с туристами, и заняться своими делами.

Из столовой Я вышла в отличном настроении. Завтрак и столкновение с туристами – что могло бы лучше его поднять? Думаю, что ничего. Но теперь, отвлекшись от одолевавших меня утром мрачных мыслей, и вспомнив, что меня ждет Совет, Я просто сгорала от любопытства. Зачем они вызвали меня на этот раз? Всегда, когда это происходило, меня отчитывали за какую-то шутку, и назначали наказание. Но в последнее время это стало происходить гораздо реже, так как Я научилась действовать более осторожно и не оставлять улик. А без них мне ничего не могли сделать, даже если и понимали, что это была Я. С учетом того, что в последние пару месяцев Я вообще ничего не делала, это интриговало вдвойне. Нашли ли они что-то по моим старым выходкам, или же это что-то новое? А может, они приняли чью-то проделку за мою? Маловероятно, Я бы тогда знала кто это… наверное. Блин, что же они все-таки от меня хотят?

С такими мыслями Я дошла до Обители. Центральное здание Санни Тауна было таким же радиально-симметричным, как и сам город. В здание вело восемь входов, над каждым из которых висели электронные часы, на которых тут все и держалось. Согласитесь, без часов было бы непросто ввести более-менее стабильный распорядок в месте, где все практически стабильно – Солнце светит постоянно, а положение его меняется очень медленно. Так что к часам у нас относились почти так же, как к Нулевой. Тем более, что они показывали не только время и дату, но и количество лет, прошедших со дня основания города. Если им верить, то Санни Таун был основан около пятнадцати тысяч лет назад. И, как ни странно, многие в это верили, причем не только Радужногривые, что немного разочаровывало. Внутри было несколько этажей, первые три из которых были общедоступны в любое время. Верхние же этажи были предназначены только для членов Совета и для простых пони были закрыты. На первом этаже располагалось просторное помещение с кучей электроники, которая собирала и обрабатывала информацию о состоянии всего, чего только можно в Санни Тауне. На ее основе создавался график работ кому чего нужно делать и когда. Сам этот процесс был автономный, но Совет мог изменять рекомендуемые назначения (ну а как бы еще меня на полгода упекли на водоочистку?). Сюда каждое утро пони приходили смотреть, какая работа им досталась сегодня, и обычно, на этом их посещение Обители заканчивалось. Но иногда им все же приходилось подниматься и выше. Например, во время праздников, многие поднимались на второй этаж, где не было ничего, кроме металлической статуи Нулевой в полный рост, и совершали поклонения и воздавали ей почести. Понятное дело, Я всегда старалась держаться от этого всего подальше. И последний вариант – третий этаж, куда Я сейчас и направлялась. Там был зал, где члены Совета снисходили до простых смертных и вещали им про что-то "важное". Или читали нравоучения. Или раздавали наказания. Короче, ничего полезного. Что было на верхних этажах, точно не знал никто, но если верить плану здания, который располагался на первом этаже, дальше шел Архив с записями о всех Радужногривых, когда-либо живших в Санни Тауне и всех их деяниях. Потом были жилые помещения, и на самом верху – зал заседаний. Хм, должно быть оттуда открывался потрясающий вид на город. Выше используемых этажей не было, упоминалось только техническое помещение, назначение которого было скрыто. Как будто тяжело догадаться, что там находится то, что создает над кратером защитное поле.

Войдя внутрь, Я сразу направилась по лестнице на третий этаж. Узнать свою сегодняшнюю работу Я всегда успею, тем более не факт, что после встречи с Советом это будет что-то приятное. А покончить с ним мне сейчас хотелось больше всего, не говоря уже о распирающем меня любопытстве. Поднявшись по винтовой лестнице, опоясывающей здание, Я вошла в просторный круглый зал, в котором меня уже ждали. Напротив входа у противоположного конца комнаты за невысокими трибунами, образующими полукруг, находилось пять пони. Все они были минимум в два раза старше меня, а некоторые выглядели так, будто своими глазами застали основание Санни Тауна. И все они уже были мне давно знакомы. Если перечислять в порядке убывания возраста, то там были Первый, Двести Четвертая, Восемьдесят Восьмой, Сто Девяносто Первый и Шестидесятая. Это, конечно, не полный состав Совета – не хватало еще Двести Сорок Восьмой, Сто Шестьдесят Второй, Восемьдесят Четвертого и Пятьдесят Шестой. Говорят, что еще есть и Третий, но он никогда не показывался.

Стоило мне войти, как Первый произнес:
– А, мисс Рэйнбоумэйн Тринадцать — Двести Девяносто Девять. Вы опоздали.
Бррр. Не люблю, когда меня называют полным именем. Не очень-то приятно осознавать, что до тебя в Санни Тауне жило три сотни пони с таким же номером, как и у тебя.
Пропустив замечание мимо ушей, Я вышла на середину комнаты, и как можно более безразличным голосом спросила:
– Чего звали-то? Соскучились?
На этот раз заговорила Двести Четвертая:
– Отнюдь, мисс Тринадцатая. Мы бы с радостью продлили время отсутствия нашего с вами общения, однако в свете некоторых обстоятельств, это не представляется воз...
– Ага, понятно, а можно ближе к делу? А то мне, в отличие от некоторых, нужно делом заниматься. И рассиживать тут с вами полдня Я не собираюсь.
Двести Четвертая осталась совершенно невозмутимой. Дождавшись, пока Я закончу фразу, она продолжила:
– ...можным. А вызвали вас сюда по следующему вопросу.
Ну, наконец-то!
– Как вам известно, племя Радужногривых ведет свое начало от великой и могущественной Рейнбоумэйн Ноль, которая основала наш прекрасный город и снабдила нас всем необходимым для выживания, равно как мудрыми наставлениями и традициями, которые мы свято чтим из поколения в поколение...
Вот черт, они снова заладили свою старую историю на все случаи жизни! Каждый раз, когда они меня отчитывали, они сначала рассказывали одну и ту же нудную историю, о нашем славном прошлом и наших обычаях. Блин, они ее столько раз повторяли, что, мне кажется, Я выучила ее наизусть! А когда они наконец-то подходили к концу, они задавали вопрос вроде "И как же так получается, что тебе на это плевать?", и начинались пространные нравоучения, в итоге подводящие к сути того, что же Я натворила. В итоге длилось это пару часов, и доводило мой мозг до кипения. Так что стоять тут и снова все это выслушивать, сгорая от нетерпения, Я не могла.
– Да, знаю Я это все, уже тыщу раз рассказывали! Просто скажите, за что вы хотите меня наказать на этот раз, и Я пойду, хорошо?
Надо же, мои слова подействовали. Двести Четвертая ошарашено умолкла, а Шестидесятая вопросительно на меня прищурилась:
– А почему вы думаете, что мы хотим вас наказать? Разве вы совершили нечто требующее наказания... снова?
Вот чего, а такого вопроса Я точно не ждала. Он потряс меня настолько, что Я начала заикаться.
– Ну, да, то есть, нет, в смысле... Аргх! – топнув ногой, Я собралась с мыслями, и, наконец, ответила: – Просто вы меня всегда только для этого и вызывали. И если вы позвали меня не для этого... то для чего же?
– Что ж, у вас нет поводов для подобного беспокойства, – заверил меня Восемьдесят Восьмой. – Согласно нашим данным, вы оставили свои бездумные проделки уже продолжительное время назад...
Вау, Я стала действительно хороша в этом.
– ... А позвали мы вас в связи с одной из наших главных традиций. Как вы знаете, для поддержания численности населения Санни Тауна каждый житель при достижении определенного возраста должен произвести на свет тех, кто заменит его после его кончины...
Что-то мне не нравится оборот, который начал принимать наш разговор.
– ... И мы вызвали вас, чтобы сообщить, что ваш час настал.
Внутри моей головы словно что-то взорвалось, и разметало все мои мысли, оставив меня наедине с моим потрясением. Я потеряла всякий контроль над собой и озвучивала все, что появлялось у меня в голове:
– Мой час что?! Нет, этого не может быть! Я к такому еще не готова! Вы ошибаетесь!
– Успокойтесь мисс Тринадцатая, мы не могли ошибиться. И не волнуйтесь вы так, мы все через это прошли, и ничего страшного в этом нет, – вот и все, что додумался мне сказать Сто Девяносто Первый. Конечно, чего ему бояться! Ему-то ведь рожать не приходилось! И его мама не погибла вскоре после его рождения. А что, если это наследственное, и Я тоже погибну? А мне еще рано умирать! Нужно было искать выход, чтобы меня от этого освободили. Пусть кто-то другой родит на одного жеребенка больше, а меня оставят в покое. Мало ли чего за историю Санни Тауна не случалось, но как-то же мы не вымерли. Однако Я была в шоковом состоянии, и лучшее, что мне пришло в голову, было:
– А Я совершенно уверена, что это не для меня, потому что... мне нравятся кобылки! – когда Я это сказала, мне показалось, что Первый упадет в обморок, или что-то в этом роде. Но все остальные даже бровью не повели, Сто Девяносто Первый продолжил:
– Это не имеет никакого значения. Ваша задача предельно проста – родить двух жеребят. После этого вы можете продолжать заниматься чем хотите и с кем хотите.
И тут Я почувствовала, что проиграла. Что бы Я ни сказала, это ничего не поменяет. Единственное, что Я смогла сказать, было:
– И.. когда Я должна это сделать?
– В течение месяца вы должны выбрать жеребца из тех, чей срок также наступил. Со списком кандидатов вы можете ознакомиться на первом этаже. После этого, полагаю, вы знаете, что делать.
– А что, если Я не смогу выбрать? – спросила Я с надеждой в голосе, которая тут же была разрушена ответом оклемавшегося Первого:
– Тогда вам его назначит Совет. – Первый посмотрел по сторонам, не хочет ли еще кто чего-нибудь сказать. Не найдя таковых, он добавил: – Можете идти.
Когда Я выходила из зала, Я еще не до конца осознала произошедшее. Когда Я спускалась по лестнице, во мне постепенно начала нарастать тревога. Когда же Я спустилась на первый этаж, осознание того, что меня ждет, пришло в полной мере. Не знаю, нормально это или нет, но как только это произошло, меня покинули абсолютно все эмоции, уступая место апатии, а мысли доносились словно через слой звукоизоляции.

Я плохо помню, что еще происходило в тот день. Я вроде шла на работу... что-то делала... вернулась домой... Я даже не вспомнила про то, как утром задела отца, но он не был расстроен. Видимо, он догадался (или ему сказали), зачем меня звали в Совет, и решил сделать "сюрприз", не предупредив меня ни о чем. Что ж, если бы Я могла, Я бы это оценила – разыгрывающая сама оказалась разыграна. Но мне было не до того. Заметив мое состояние, отец сказал, что Я волнуюсь от того, моя жизнь скоро измениться. И когда это произойдет, все быстро придет в норму. Наверное, он даже не представлял в этот момент, насколько он окажется прав.

Глава 2

Неделю.
Я пробыла в этом состоянии целую неделю. Было такое ощущение, что все чувства и эмоции покинули меня, оставив только оболочку. Этакий живой мертвец. Я все делала машинально, не задумываясь, и теперь не могу даже вспомнить, что именно. Мало-помалу это начало проходить, и постепенно ко мне вернулась способность мыслить и чувствовать. Только лучше от этого не стало.
Сложившаяся ситуация, на самом деле, очень проста. Либо Я с кем-то пересплю по своей воле, либо меня изнасилуют. И обе эти перспективы меня не прельщали. Вторая – понятно почему. А вот первая... Никогда не думала, что признаю это, но… для меня это слишком. Не то чтобы Я была категорически настроена против этого, нет. Просто мне страшно. Очень. Не только из-за того, что мама умерла почти что сразу после родов (хотя это причина большей части моих страхов). Дело в том, что Я совсем ничего не знаю об этом. Уж не знаю почему, но у нас как-то не принято распространятся на тему продолжения рода. Единственное, что известно всем (ну, кроме тех, кто через это уже прошел) – для этого дела нужны жеребец и кобылка. На этом официальная информация заканчивалась, подробности не разглашались. Вслух, по крайней мере. Раз наше племя не вымерло в течение тысячелетий (если верить часам Обители), то это знание все же как-то передавалось. Или это были врожденные инстинкты. В любом случае, ни того, ни другого на данный момент у меня не было. Как и кандидата на роль моего партнера. Странно, наверное, но у меня никогда не было парня, или кого-то подобного. Я по возможности не отстранялась от остальных, но выходило так, что Я почти всегда была одна. Да, со мной здоровались, разговаривали, шутили, но в итоге мои отношения со всеми сводились, в лучшем случае, к соседским.
Но это все мелочи. Главная проблема состоит в том, что из этой передряги нет выхода. Совсем. Что бы Я ни делала, через месяц (вернее, три недели) меня найдут, где бы Я ни была. С учетом того, что Я не покину Санни Таун, это будет несложно. Бежать же из него невозможно – один выход ведет к смертельному свету Солнца, а второй постоянно охраняется, и выйти через него Радужногривый может только со специальным пропуском. Но даже если чудом удастся проскочить мимо охраны, то без этого пропуска меня все равно задержат в Атриум-Сити и вернут обратно. Как ни прискорбно, но администрация Атриум-Сити ведет дела напрямую с Советом, а Совет, в свою очередь, и выдает те самые пропуски. А без пропусков в Атриум-Сити не проходит никто. Вообще никто, не только мы. (Насколько Я знаю, это из-за того, что Атриум-Сити одно из немногих мест на Луне, официально сохраняющих нейтралитет по отношению ко всем остальным, и поддерживает его всеми силами.) В итоге получается, что мне либо придется смириться, либо умереть (необязательно от Солнца). Но и эти два варианта мне не подходят. Хотя Я прекрасно понимала, что выхода из ситуации нет, Я все еще продолжала ломать голову над своей проблемой. И сейчас Я все еще пыталась что-нибудь придумать. Иронично, наверное, что занималась Я этим, сидя на втором этаже Обители напротив металлической статуи Нулевой.
Как Я уже говорила, тут у нас проводились все значительные мероприятия – начиная поклонениями Нулевой и заканчивая проводами пони в последний путь с последующей кремацией. Я была на них, от силы, раз пять, и единственное, что мне запомнилось, было то, что тут всегда собиралось почти все население Санни Тауна. Из-за чего, собственно, Я ни разу не смогла увидеть, что же там происходило. Но в обычные дни, как этот, здесь не было ни души, что частично объясняло, почему Я была тут. Я хотела побыть одна, и это было единственное место, где бы меня точно не потревожили. Вдобавок, у меня появилась возможность рассмотреть комнату. Не то чтобы Я этого так сильно хотела, но это немного отвлекало от растущего чувства безысходности, когда мой очередной замысел разваливался, не успев сформироваться.
Сама комната, как и вся башня, повторяла радиальную симметрию Санни Тауна и была поделена на восемь секторов, в каждом из которых стояло несколько сужающихся к центру рядов скамеек. Они заканчивались где-то на двух третях расстояния от стены до середины комнаты, оставляя достаточно места вокруг металлической статуи Нулевой, которая стояла на невысоком постаменте в самом центре. Название позы, в которой она стояла, Я бы поместила где-то между "героическая" и "воодушевляющая". Она почти вертикально стояла на задних ногах, левая чуть вперед правой, поднимая правым передним копытом над собой причудливое стеклянное устройство. Ее голова была немного повернута в его сторону. При этом ее левая передняя нога была подогнута, будто она опиралась на что-то невидимое на уровне груди. В комнату вело два входа – слева и справа от Нулевой, которые создавали один проход, разделяющий помещение пополам, а благодаря своей светлой окраске комната казалась больше. Кроме статуи и скамеек в комнате больше ничего не было. Не считая оптической осветительной системы, разве что. Источником света был яркий солнечный луч, выходивший из потолка прямо над Нулевой и расщепляющийся на восемь лучей после попадания в систему призм, находящуюся на ее копыте. Далее каждый из них достигал еще одной подобной системы на стенах и рассеивался, освещая комнату. При этом часть света отражалось обратно к статуе, только уже в виде радуги. Выглядело это довольно-таки красиво. Казалось, будто сама Нулевая благословляет Санни Таун. Или ее статуя. Но Я бы назвала это скорее статуей ее доспехов, чем ее самой.
Дело в том, что статуя лишь отчасти напоминала пони. Сходство заканчивалось на голове, четырех копытах и не полностью радужной гриве (лучше сказать, на том, что они были). Ну, а отличия от пони были существенными. Во-первых, форма ее головы была, скажем так, кубоподобной – с плоскими гранями и прямыми ребрами. Рот у нее отсутствовал, а вместо глаз была узкая темная блестящая полоска. Во-вторых, на спине, там, где у нас обычно носят манипулятор, у нее было приделано два цилиндра непонятного назначения. Ну, а в третьих, ее грива была окрашена только в красный, оранжевый и желтый, и... блин, да у нее даже хвоста не было (что наверняка было причиной, почему ее называли Рэйнбоумейн а не Рейнбоутейл)! Хотя нам говорили, что она и не была пони, но, тем не менее, не должны же ее потомки так сильно от нее отличаться. Поэтому мысль о том, что это изображение ее доспехов, объясняла очень многое. Единственное, чего она не могла объяснить, так это того, что мне нужно делать. Эх, ну вот... опять.
Как бы Я ни старалась, все равно в итоге Я возвращалась к тому, откуда начала. Ни один из моих планов не имел положительных шансов на успех, и с каждым новым уменьшалась надежда на то, что Я придумаю что-то стоящее. Стало совершенно очевидно, что Я не справлюсь с этим одна. Мне нужна была помощь. Я не рассчитывала на помощь кого-нибудь из Радужногривых. Или на помощь туристов. Первые не стали бы мне помогать, а вторые – не смогли бы, даже если захотели. Мне была нужна помощь другого рода. Это было второй причиной, почему Я была сейчас здесь. Я собиралась просить о помощи Нулевую.
Нет, Я серьезно! Знаю, со стороны может показаться, что Я не очень хорошо отношусь к ней, нашей местной религии и порядкам, но это не так. Не совсем. Вы же помните, что Я предпочитаю думать своей головой, а не бездумно верить всему, что говорит Совет? Так вот, хоть большая часть их вещания является бесполезным мусором, мне кажется, что в некоторых их словах все же есть доля правды, которая как раз касается Нулевой и основания Санни Тауна. Если отбросить все вроде "наш город был основан пятнадцать тысяч лет назад", останется то, что Санни Таун был основан когда-то в прошлом, кем-то, достаточно могучим, чтобы создать целый город в месте, где всегда светит Солнце, да еще и выжить при этом. И не только выжить, но и дать начало всему нашему роду, который "благоденствует" и по сей день. Правда, затем утверждается, что эта заслуга только Рейнбоумэйн Ноль, но на этом проверяемые факты заканчиваются. А эти факты таковы, что наш город действительно существует, что его было бы невероятно сложно построить с нуля там, где он находится, и что все жители Санни Тауна имеют общего предка в далеком прошлом (Я думаю, радужный окрас наших грив сам говорит за это). Таким образом, все сказанное Советом по этому поводу очень хорошо подтверждается. Единственное, с чем Я не согласна, так это с тем, что Нулевая проделала все одна. (Разве только если она могла забеременеть от Солнца) Скорее всего, она была предводителем группы пони, которые создали это место вместе, а потом там поселились. А Нулевой в благодарность (и как лидеру) отгрохали статую. Со временем, вероятно, имена остальных ее соратников забылись, поэтому мы только о ней и знаем. Так что в основе нашей веры могут быть вполне реальные события, искаженные призмой времени (и Советом конечно же, куда без него).
Однако, мне кажется, что Нулевая не одобрила бы всего того поклонения, которое насаживает Совет. И пусть моя точка зрения в этом вопросе так же не аргументирована, как у Совета, но Я считаю, что Нулевая хотела бы, чтобы мы были счастливы, процветали и чтили свою историю, не возводя ее в ранг культа. Поэтому Я и не ходила на все эти "собрания". Но в то же время Я ее искренне уважала и была благодарна за все, что она сделала. И хотя Я мало чего знала об устройстве потустороннего мира, мне казалось, что, возможно, где-то все еще существует какая-то ее часть, которая защищает Санни Таун и помогает его жителям. И если Я попрошу, то она, быть может, поможет и мне. Так что сидя перед ее статуей, Я начала мысленно посылать ей просьбу о помощи. Возможно, мне следовало произнести ее вслух, но мне показалось, что это мало бы чем помогло. В конце концов, у духов нет ушей. Вроде бы.
Не знаю, сколько времени Я так просидела. Может пять минут, а может и два часа. Тут очень тихо, так что потерять ощущение времени было несложно. В конце концов, Я погрузилась в собственные мысли – у меня наконец-то начало вырисовываться нечто, что могло стать неплохим планом. Но мне так и не удалось его додумать. Мои мысли были прерваны негромким покашливанием. От неожиданности Я даже подпрыгнула.
– Привет, Трин. Вот ты где. А Я тебя повсюду ищу, – раздался слева-сзади чей-то голос. Обернувшись, Я увидела гнедого единорога с числом 42 на крупе.
Сорок Второй. Когда-то мы были друзьями. Но это было очень давно. Он был единственным из тех, кого Я знаю, кто пытался разобраться во всем сам. Но действовал и говорил он всегда очень осторожно, избегая излишнего внимания Совета. Я, конечно, была совсем не против этого. Все было хорошо… до тех пор, пока он не решил стать одним из них.
– Ага, – Я мрачно кивнула. – Чего хотел, Сорок Второй? Принес очередную "радостную" новость от Совета? – в слово "радостную" Я вложила весь сарказм, на который была способна.
Я добилась, чего хотела – мои слова его смутили. Но он все еще пытался сохранить присутствие духа.
– Думаю, можно и так сказать. Лично мне кажется, что эта новость тебя обрадует, – при этих словах он искренне улыбнулся. Я отвернулась.
– Очень в этом сомневаюсь.
Не реагируя, жеребец продолжил:
– Я заметил, что в последнее время ты выглядишь... грустной. – Сорок Второй прошел внутрь и встал рядом со мной. – Поэтому в Совете решили, что тебе нужно поднять настроение. Так что, посовещавшись, было принято решение разрешить тебе в ближайшее время сходить в Атриум-Сити. Ты рада?
Стоило ему закончить, как через мой мозг словно прошел разряд. Дыхание перехватило, сердце заколотилось как сумасшедшее, а мое тело застыло в оцепенении. Я напряглась, стараясь не выдавать своего состояния.
– Ты... ты не рада? – Сорок Второй звучал удивленным и... расстроенным? Да ладно!
Я шумно вдохнула и выдохнула, восстанавливая дыхание.
– Не знаю. Я еще не решила.
От моих слов жеребцу, похоже, полегчало, и он вновь расплылся в улыбке.
– О, тогда подумай над этим. Мы будем выходить послезавтра, так что если решишь пойти, встречаемся в девять возле входа в туннель.
– Хорошо, Я подумаю. – что-то в его словах меня смутило. Мгновенье спустя, Я поняла, что именно. – Ты сказал "мы"?
– Да. Я тоже там буду. – Сорок Второй прямо светился самодовольством. – В этот раз меня назначили главой группы. Будет еще пара пони и четверо паломников.
– Ясно.
– Так что... до послезавтра?
Я подняла на него суровый взгляд.
– Я. Подумаю.
Сорок Второй снова смутился, отведя взгляд.
– А, ну да, конечно. Ладно, Я это, побегу уже.
– Смотри не споткнись по дороге.
Я дождалась, пока шаги Сорок Второго затихнут вдали, прежде чем броситься обнимать статую Нулевой, осыпая ее благодарностями. Не знаю, было это совпадением, или мои мольбы действительно были услышаны, но теперь у меня есть реальный шанс. И, клянусь радугой, Я им воспользуюсь.

***

Я была на месте еще за полчаса до назначенного времени. И, понятное дело, кроме меня еще никого не было. Как бы Я не старалась сегодня делать все, как обычно, моих усилий оказалось недостаточно. Но опоздать было бы еще хуже, верно? Поэтому, чтобы скоротать время, Я решила еще раз пройтись по плану.
Теперь, когда Я могла беспрепятственно покинуть Санни Таун, он был очень прост. После прибытия в Атриум-Сити мне предстояло разузнать как можно больше о его планировке и входах-выходах, чтобы иметь представление о том, куда, когда, и, главное, как мне сбежать оттуда. Я точно знала, что мне понадобится скафандр, но не была уверенна, что мне удастся его заполучить даже с учетом особой системы обмена товарами между Санни Тауном и Атриум-Сити. Поэтому Я потратила вчера весь день на сбор различных запчастей и инструментов. У меня их уже поднакопилось порядком (не спрашивайте меня, откуда, Я сама не знаю), а подобные товары всегда высоко ценились. Но главным козырем был полностью отремонтированный и функционирующий манипулятор, который сейчас был на мне. Правда, он был мне очень дорог и, если получится, Я хотела бы оставить его себе.
Ах, да! Я же совсем не рассказала, что это, верно? Тогда слушайте. Манипулятор – это устройство, которое крепится к спине в районе между седельными сумками, и является, по сути, дополнительной конечностью. С виду это металлическая нога на подставке, которая вместо копыта заканчивается тремя меньшими "ногами". Эти мелкие ноги находятся на общей окружности, по которой они могут двигаться, и при этом независимо друг от друга сгибаться-разгибаться. Таким образом, в зависимости от их конфигурации можно с легкостью делать множество различных операций. Орудовать отверткой, например. (Ох, помню, как-то раз Я попыталась закрутить болт своими силами, так Я чуть с ума не сошла, пока это сделала! Без манипулятора это почти что невозможно. Ну, или без тренировки)
Манипуляторы, в зависимости от типа управления делятся на два вида: для единорогов и для безрогих, хотя это деление не очень существенно, по-моему. И так, и так, управление происходит через мысленные команды, аналогичные тем, которые используются, скажем, для ходьбы. А отличие заключается в том, что чувствительные элементы, связанные с управляющим блоком манипулятора у единорогов крепятся к рогу, а у безрогих – к вискам, вот и все различие. Хотя, если верить слухам, то у единорогов выходит легче и лучше управляться с ними. Но ничего такого Я не замечала. Или замечала? Хм...
Задумавшись, Я не заметила, что уже была не одна. А так как обычно при размышлениях Я хожу туда-сюда, то обнаружила Я это, только столкнувшись с Дасти.
– Оу, извини... Дасти. – из-за своих мыслей и ее окраса Я не сразу смогла понять, в кого врезалась. – Я тебя не заметила.
– Ничего, все в порядке. Со мной такое бывает. – Она приветливо улыбнулась и сменила тему. – Мисс Тринадцатая, вы же направляетесь в Атриум-Сити, верно?
– Да, так и есть. Сейчас все остальные соберутся и пойдем. И, пожалуйста, зови меня Трин. – Я понизила голос. – Обычно, когда меня зовут "мисс Тринадцатая", это значит, что меня ждут неприятности.
Таким же шепотом Дасти ответила:
– Хорошо, Трин, как скажете.
Мне пришлось приложить усилие, чтобы не закрыть лицо копытом.
Ладно, это неважно. Но Дасти наверняка узнавала у меня о походе в Атриум-Сити не просто так. Об этой причине Я ее и спросила.
– О, мис... Трин, видите ли, мы вчетвером сегодня возвращаемся домой, поэтому идем с вами. Мы договорились встретиться тут, и Я боялась, что опоздаю. Но, раз вы еще здесь, то мне не о чем волноваться, – тут ее выражение сменилось беспокойством. – Вы же не против, если Я побуду с вами оставшееся время?
– Конечно же, Я не против, – ответила Я с улыбкой. – Наоборот, приятнее будет скоротать время в компании.
Следующие пятнадцать минут мы проговорили о впечатлениях компании Дасти о Санни Тауне. Оказалось, что Силту здесь так понравилось, что он целую неделю придумывал отговорки, чтобы не уходить отсюда. Последней стала его идея "глобальной модернизации" их скафандров (существование которой было само по себе очень странным, потому что в Санни Тауне никогда ни у кого не было скафандров), из-за чего все они пробыли тут с того момента, когда Я их встретила в столовой, и до сегодняшнего дня. Сейчас Силт с Расти должны были забрать скафандры, и после – вернуться домой. К слову, Я поняла, что на Дасти не было скафандра только тогда, когда она сама об этом сказала. И это было еще одним объяснением того, почему Я ее не заметила.
В конце концов, все собрались у входа в тоннель. Всего нас оказалось девять: Я, Дасти с друзьями, Двадцать Восьмая, Восемьдесят Первый, Шестьдесят Четвертая, Тридцать Девятая и Сорок Второй. Сорок Второй опоздал, а потом стал раздавать пропуска на проход, попутно рассказывая, как нам следует вести себя в Атриум-Сити (как будто мы были жеребятами, а не взрослыми пони), что очень затягивало наше отправление. Все эти процедуры оказались скучными и нудными. Чтобы хоть как-то себя занять, Я начала считать про себя до тысячи. Но не успела Я досчитать и до девятисот, как все наконец-то закончилось и туннель открыли. Неожиданно быстро пройдя проверку, мы вошли внутрь.
Туннель представлял собой уходящий под наклоном вниз прямоугольный проход, высота которого превосходила рост пони раза в три, а ширина туннеля была визуально вдвое больше высоты. Первое, на что Я обратила внимание, была темнота. И хотя через каждые несколько метров под потолком висели лампы, их света было не достаточно, чтобы полностью разорвать темноту, что делало ее более... насыщенной. В тусклых пятнах света, отбрасываемого лампами на стены, можно было различить идущие вдоль них провода. Воздух в туннеле был значительно холоднее, чем снаружи, и имел легкий металлический запах. Казалось, будто тоннель был наполнен мельчайшей металлической пылью. Но это было не так. Я знала, что и в Атриум-Сити и в Санни Тауне периодически фильтруют весь воздух, поэтому даже если бы тоннель действительно был заполнен пылью, то за несколько фильтраций ее концентрация стала бы ничтожно мала.
Первые несколько минут мы шли молча, и только стук копыт по металлу пола нарушал окружающую тишину. Забавно, но все звуки Санни Тауна пропали, стоило нам зайти в туннель. Как будто их кто-то выключил. Впечатлительные личности наверняка назвали бы эту тишину зловещей, но не Я. Тут было темно (в основном) и тихо (почти), а за годы жизни в Санни Тауне мой организм привык, что это верный признак того, что пора баиньки. И так как вокруг не происходило ничего, что могло бы меня занять, то меня начало клонить в сон. Сначала Я мужественно боролась, потом решила продолжить считать числа в уме. Но от этого лучше не стало, скорее наоборот. Поэтому Я согласилась пойти немного с закрытыми глазами. Так продолжалось до тех пор, пока Я не проснулась от того, что споткнулась (вот обо что можно споткнуться на абсолютно ровном полу, а?) и чуть не упала. Это меня немного взбодрило, и дало понять, что лучше бы мне сосредоточиться на чем-нибудь, не связанном со сном. Не то упаду еще, а с таким наклоном пола докачусь до самого Атриум-Сити, если не дальше. Поэтому Я решила завязать разговор с идущей рядом Дасти.
– Слушай, Дасти, а в Атриум-Сити так же темно, как и здесь?
Подарив мне удивленный взгляд, Дасти ответила:
– Нет, конечно же! Наоборот – там очень светло. Даже ночью там светлее, чем тут. – Подумав пару секунд, она оживленно спросила: – Стойте, Трин, вы что, впервые в Атриум-Сити?!
Ее вопрос меня немного смутил.
– Ну... да.
– Это же здорово! – воскликнула Дасти так громко, что ее попросили говорить тише, а эхо было слышно несколько секунд. Залившись румянцем, она перешла на шепот: – Нужно непременно устроить вам экскурсию. Если вы не против.
– Было бы здорово, – призналась Я. – Жаль, что нужно дождаться, пока мы дойдем туда.
– Ну, это не обязательно, – подал свой голос Расти. – Если Я правильно помню, то в план экскурсии входят рассказы об истории города. Или про город вообще. А для того, чтобы рассказать про Атриум-Сити, не нужно быть в нем, как считаете?
– Наверное нет. А вы хотите о нем рассказать? – предложила Я.
– Если вы хотите, мисс Тринадцатая.
– Я была бы признательна.
– Тогда дайте собраться с мыслями, – Расти прочистил горло, готовясь к рассказу. – Хм, с чего бы начать...
– Может, начнешь с начала? – подсказала Дасти.
– Хорошо, так и сделаю, – улыбнулся единорог. Немного подумав, он продолжил: – Значит так. На академическую точность не претендую, но в целом обрисовать картину смогу. И начну Я с истории основания Атриум-Сити. Знаете, этот город существует так долго, что многие считают, что он был всегда. И Я, будучи еще жеребенком, сам так думал. До тех пор, пока моя любознательность не привела меня в архивы нашего поселения. Там Я узнал, что Атриум-Сити был основан очень и очень давно, еще задолго до пришествия Королевы Ночи, а ведь это произошло... – Расти задумался, прикидывая в уме, когда это случилось – ... да, считайте тысячу лет назад! Невероятно, – было видно, что результат крайне удивил его. Тем временем, он продолжил:
– Возвращаясь к моменту основания Атриум-Сити, хочу добавить, что само место, существовало еще до прихода первых поселенцев. Легенды гласят, что первые поселенцы обнаружили его, ища укрытие в пещере, уходившей под землю. И они его нашли. Тогда, правда, оно было всего лишь одной большой темной пустотой под поверхностью Луны. Но это не было какой-то обычной пустотой в породе, образовавшейся во время формирования Луны. Она была искусственной. Когда первые пони вошли в нее, в свете своих фонарей они увидели не каменные стены и своды, но металлические сооружения, покрывающие пустоту изнутри и разделяющие ее на несколько частей. Были там и другие сооружения, но к тому времени, как их обнаружили, большинство из них пришло в негодность. Местами на них или на стенах были видны надписи на древнем языке, но время так же не пощадило их. Из всех них удалось разобрать лишь одно слово – "Атриум". И, как вы уже догадались, оно и стало названием города. Многое произошло с момента его основания, были и взлеты и падения. Было время, когда Атриум-Сити чуть ли не полностью был уничтожен, и его пришлось отстраивать заново. Со временем это изменилось, и, в конце концов, Атриум-Сити стал таким, каким он есть сейчас. Вот, вкратце, вся история Атриум-Сити. Конечно, его история богата событиями, и о каждом из них можно рассказывать часами. Но, сдается мне, что они не будут вам особо интересны. Так, вроде все основное, что помню по истории основания, рассказал. Теперь, если у кого-то есть вопросы по этой части, задавайте, попробую ответить. Может, заодно и вспомню, что упустил.
Пока Расти рассказывал историю Атриум-Сити, обстановка изменилась. Когда он только начал рассказывать, шедшие впереди Радужногривые начали стричь ушами, прислушиваясь к рассказу. А потом и вовсе перестроились вокруг него так, чтобы лучше слышать. В итоге наша небольшая колонна по два пони превратилась в небольшую толпу, в центре которой оказались мы с Дасти и Расти. Только Сорок Второй продолжал все так же идти впереди, не уделяя особого внимания рассказу. В конце концов, он бывал раньше в Атриум-Сити и слышал подобные истории не один раз. Тем не менее, он спросил первым:
– О каком древнем языке шла речь? Насколько Я знаю, надписи были сделаны обычным языком.
– О языке первых поселенцев. Для них, конечно, тот язык не был древним. Как бы они тогда прочитали "Атриум"? – последовал ответ Расти. – Но тот язык уже древний для нас.
– С этим Я согласен. Спасибо за ответ.
– У меня есть вопрос, – раздался голос Тридцать Девятой. – Можно?
– Давайте, – улыбнулся Расти.
– Если у вас в городе есть архив с записями о его основании, в чем проблема установить, сколько ему лет?
– Хороший вопрос, мисс… Тридцать Девятая. Да, верно, у нас есть записи, описывающие основание города. Но они датируются по совсем другому летоисчислению, чем сейчас. Оно отсчитывается от события, произошедшего в более далеком прошлом, дату которого мы не знаем. Можно было бы сопоставить даты двух более поздних событий, но упоминания о них были утрачены в один из кризисов в Атриум-Сити.
– Жалко, – вздохнула Тридцать Девятая.
– Так и есть, – согласился единорог. – Еще вопросы?
Я хотела задать один, но меня опередил Восемьдесят Первый:
– А есть ли какие-нибудь теории или предположения, откуда появился Атриум-Сити? И какой придерживаетесь лично вы?
Блин, это Я должна была об этом спросить!
Не успел Расти открыть рот, как прозвучал комментарий Дасти:
– Зря вы его об этом спросили.
– Это почему же? – с невинным выражением жеребец уставился на свою сестру. Та только закатила глаза:
– А то сам не знаешь.
– В чем дело? – поинтересовался Восемьдесят Первый.
– Не волнуйтесь, ничего особенного, просто моя сестра думает, что у меня одержимость. Но это не так! – последнюю фразу Расти выдал с видом типичного "безумного исследователя". У него получилось довольно забавно, и несколько пони (в том числе и Я) не смогли сдержать смех. Подождав, пока все успокоятся, и снова приняв серьёзный вид, единорог продолжил:
– Так, если говорить вкратце и без шуток, то есть несколько версий появления Атриум-Сити. Их на самом деле несколько десятков, но сводятся они к следующим. Первая версия предполагает, что Атриум-Сити был некогда создан древней цивилизацией пони, которая со временем канула в небытие, оставив город после себя. Другая утверждает, что город также был создан пони, но это скрывается ради красивой легенды, рассчитанной на привлечение туристов. Третья гласит, что Атриум-Сити – это одно из множества различных загадочных строений, созданных цивилизацией, существовавшей до появления пони. Ну, а согласно четвертой – Атриум-Сити – это часть большего комплекса, созданного не кем иным, как... – Расти выдержал паузу – ... Рейнбоумэйн Ноль.
При этих словах Я чуть было не сделала фэйсхуф. Нулевая? Серьезно?! Даже если предположить, что Нулевая приложила свое копыто и к Атриум-Сити, то тогда почему Радужногривые живут только в Санни Тауне, а? Блин, похоже, Совет успешно промывает мозги не только жителям Санни Тауна. Так, только не хватало еще, чтобы всю оставшуюся дорогу все спорили про то, создавала ли Нулевая Атриум-Сити или нет. Поэтому Я решительно пресекла попытки Расти добавить что-либо.
– Эм, у меня тоже есть вопрос. – Я старалась не обращать внимания на недовольные взгляды соплеменников, обращенные на меня. – Кто такая Королева Ночи?
К моему удивлению, на этот вопрос ответил Бикэн.
– Королева Ночи – это так принято называть Найтмэр Мун, – Видя мой непонимающий взгляд, он продолжил. – Как, разве вы никогда не слышали о Пришествии? Об Эвэрнайте, в конце концов? Нет?
Получив по отрицательному кивку на каждый из своих вопросов, он начал объяснять:
– Если в двух словах... Тысячу лет назад в одном из отдаленных кратеров произошла яркая вспышка света. Там, где она произошла, никто не жил, но она была настолько яркой, что ее зафиксировали в ближайших поселениях. Вскоре после этого в одном из них объявилась пони, именующая себя как Найтмэр Мун. Это событие впоследствии назвали Пришествием. Найтмэр Мун была настолько могущественной, что смогла в одиночку расправиться с несколькими вооруженными конфликтами, что были обыденностью в то время. Пони беспощадно убивали друг друга за глоток воды и воздуха. А потом все изменилось. В относительно короткое время Королева Ночи обзавелась сторонниками и сумела подавить вражду между городами и поселениями. Затем она основала королевство Эвэрнайт, и с тех пор на Луне царит относительный мир и спокойствие.
– Бикэн, откуда ты все это знаешь? – удивилась Дасти. – Я, конечно, знаю, про существование Эвернайта, и что его правительница носит титул Королевы Ночи, но...
– Я часто общаюсь с путешественниками. Некоторые были из Эвэрнайта. Я спросил про его историю, мне рассказали.
– Так, стойте, – Я попыталась прояснить одну деталь. – Вы хотите сказать, что Найтмэр Мун до сих пор правит Эвэрнайтом?
– Ну конечно же нет! – снова подал голос Расти. – Лично Я не уверен, что такая персона вообще существовала. Многие путешественники грешат тем, что рассказывают друг другу выдуманные кем-то и приукрашенные уже ими самими байки на исторические темы. Так что вряд ли подобным рассказам можно доверять. Даже если рассказчик поведал все дословно так, как услышал, то нет никакой гарантии, что ему не наплели всякого, – видимо, Расти был рад оказаться снова в центре внимания, и теперь говорил, не переставая. – А пришествием Королевы Ночи является не что иное, как первая коронация правительницы Эвэрнайта. Но с этими разговорами мы отвлеклись от рассказа об Атриум-Сити. Раз вопросов по истории больше нет, то теперь самое время рассказать о его планировке...
– Думаю, в этом нет необходимости – заявил Сорок Второй.
– Почему же?
– Потому что вы можете ее показать. Мы уже пришли.
И правда – туннель закончился закрытыми металлическими воротами. В правой стене рядом с ними было вмонтировано устройство, видимо использующееся для связи с теми, кто этими воротами управляет. Мое предположение подтвердилось после того, как Сорок Второй что-то сказал в него, и ворота начали медленно открываться, издавая тихое жужжание. Наконец-то Я увижу, как выглядит Атриум-Сити! Я затаила дыхание и приготовилась. Мне хотелось увидеть его цельным, поэтому Я прикрыла глаза, пока ворота открывались. И вот, когда они открылись (вернее, когда прекратилось жужжание), Я открыла глаза и... тут же закрыла их снова – свет из Атриум-Сити был слишком ярок для моих глаз, уже привыкших к тусклому освещению туннеля. Проморгавшись, Я обнаружила, что стою в туннеле одна, в то время как остальные уже вышли из него. Стараясь смотреть в пол, и все еще щурясь от света, Я ускоренно пошла за ними. К счастью, далеко они не ушли – в паре метров от входа другие пони, видимо охранники, проверяли пропуска у Радужногривых. Подойдя к ним, Я сразу показала свой пропуск, который очень кстати висел у меня на шее. Удостоверившись, что все в порядке, охранник кивнул.
– Добро пожаловать в Атриум-Сити! Желаем вам приятно провести время.
Больше похоже на заученную фразу, чем на искреннее приветствие. Но это было не так уж и важно. Главное что Я теперь здесь! И то, что мои глаза наконец-то привыкли к свету. Как только Я это поняла, то сразу же оторвала взгляд от пола, и замерла.
Все было зеленым! Как будто все пространство вокруг залили разными тонами зеленой краски. Но это была не краска – было видно, что это зеленое пространство состоит из отдельных предметов. Большинство, из них легонько колыхалось. Неужели... неужели это была трава? Я никогда раньше не видела живой травы. Присмотревшись, Я заметила, что снизу было больше зелени, чем сверху. И эта верхняя зелень крепилась к чему-то коричневому... Милостивая Нулевая, это, должно быть, деревья! В отличие от травы, которая попадала к нам в виде сена, их Я вообще никогда не видела, и знала о них только из рассказов. Не знаю, как называется чувство, которое меня переполняло в этот момент. Мне просто хотелось любоваться этим зрелищем всю свою жизнь. Я настолько погрузилась в созерцание, что даже не заметила, что меня зовет Сорок Второй.
– Трин! Трин, ты в порядке? – Сорок Второй помахал копытом у меня перед глазами.
Возвращение в реальность было неожиданным. Я стояла, моргая, пытаясь связать слова.
– Да... Да, Я в порядке.
– Отлично. Я, конечно, понимаю, что ты тут впервые и все такое, но постарайся сейчас не отставать. Потом полюбуешься видом, ладно?
Я кивнула.
– Хорошо. Тогда пойдем, – единорог развернулся и пошел к стоящей поодаль группе пони с радужными гривами. Я пошла следом.
Пока мы шли, Я все же начала глядеть по сторонам. А что тут такого? Пока Я не отставала от остальных, можно было и осмотреться. При втором взгляде на Атриум-Сити стало понятно, что кроме растительности тут есть еще много чего другого. Пол и потолок, например. Когда Расти говорил, что Атриум-Сити – это пустота в каменной породе луны, мне казалось, что пол и потолок будут искривлены. Но нет, они были двумя идеально ровными плоскостями, между которыми находился парк, разделенный улицами и дорожками на правильные геометрические фигуры. Еще тут были дома. Расстояние между полом и потолком позволяло зданиям иметь не более двух этажей в высоту. На потолке были лампы, которые освещали все это светом, похожим на фильтрованный солнечный. Кроме того, местная растительность не сводилась только к траве и деревьям. Тут еще росли цветы, наполняющие воздух приятными ароматами и еще какие-то растения, про которые Я ничего сказать не могу. Вскоре мы подошли к зданию, копытописная вывеска которого гласила "Резиденция Радуг". Как вскоре стало понятно, это гостиница, в которой останавливаются все Радужногривые, когда находятся в Атриум-Сити. На мой вопрос, зачем мы сюда пришли, мне сказали, что мы тут пробудем целый день, и вернемся в Санни Таун завтра утром. Что ж, неплохо. Будет больше времени на продумывание дальнейшей части плана побега. Что касается Дасти, Расти и их друзей, то они разошлись по своим делам. Перед уходом Дасти сказала, что придет через полчаса или около того, и устроит мне полноценную экскурсию. А пока она где-то ходит, Я просто посижу на скамейке возле входа и полюбуюсь видом.

***

Дасти вернулась даже быстрее, чем обещала. По-моему. Опоздай она даже на час, Я бы все равно не заметила.
– Ну что, Трин, вы готовы?
– Я всегда готова. Только прежде, чем мы начнем, нужно обсудить одну вещь, – ответила Я, отрываясь от созерцания растений.
Дасти вопросительно на меня посмотрела.
– Ничего, если мы будем обращаться друг к другу на "ты"? – Я намекала на это еще в Санни Тауне, но она, видимо, не поняла.
На секунду безрожка задумалась, а затем улыбнулась.
– Да, конечно. Без проблем.
– Договорились, – улыбнулась Я в ответ. – Тогда начнем?
Получив утвердительный ответ, Я пошла вслед за Дасти.
Мы направлялись в сторону, противоположную той, где был туннель в Санни Таун. И пока мы шли, Я решила задать один волнующий меня вопрос.
– Дасти, у вас же тут есть рынок вроде? Где он находится? А то Я ничего похожего тут не вижу.
– Ну, здесь его и нет. Он на пару уровней ниже.
– Уровней?
– Сейчас увидишь, подожди немного. Мы почти пришли.
Ладно, раз это входит в программу экскурсии, можно и подождать чуть-чуть.
Вскоре мы дошли к двухэтажному зданию, расположившемуся прямо у стены Атриум-Сити. Дасти нажала на кнопку рядом с входом в него, и входная дверь открылась, являя за собой небольшую пустую металлическую комнату. Я думаю, в ней поместилось бы не больше пяти пони. Ничем примечательным она не обладала, и то, что Дасти решила показать ее мне, было неожиданно.
– Ты хочешь показать... кладовую?
– Наверное, при необходимости, лифт можно использовать как кладовую. Но обычно им пользуются по-другому, – хихикнула Дасти, проходя внутрь и жестом приглашая меня присоединиться. Когда Я вошла, то заметила, что внутри рядом с дверью была панель с рядом кнопок. Дасти нажала на одну из них, двери закрылись, а лифт, судя по ощущениям, стал подниматься. Спустя несколько секунд лифт остановился, выпуская нас с Дасти наружу.
– Итак, вот первый пункт нашей программы – восьмой уровень Атриум-Сити, – объявила пони, обводя пространство перед нами копытом. – Он находится ближе всего к поверхности, и, в отличие от всех остальных уровней, не имеет туннеля, связывающего его с ней. Здесь находится городской совет Атриум-Сити, который решает все возникающие вопросы.
– В Атриум-Сити тоже есть Совет? – подобное обстоятельство меня обескуражило.
– Да, но он совсем не такой, как у вас в Санни Тауне. Все пони могут находиться тут и встречаться с его членами, и, в случае чего, сместить некоторых из них и выбрать других. Хотя сходства тоже есть. Ведение дипломатических отношений с представителями других поселений, например. Пошли, Я тебе все покажу.
Пока Дасти коротко рассказывала о восьмом уровне, в поле зрения появился жеребец в темном одеянии, поспешно направляющийся в нашу сторону. Когда мы вышли из лифта, он как раз поравнялся с нами. Было понятно, что он направляется к лифту и занят какими-то своими мыслями, поэтому пройдя мимо, он окинул нас блуждающим взглядом. Но когда он взглянул на меня, его глаза расширились в удивлении. Мне показалось, что он сейчас что-то скажет, но жеребец быстро овладел собой, и скрылся в лифте, как ни в чем не бывало. Все это мне показалось очень странным.
– Дасти, что это сейчас произошло?
– Ммм? Ты о чем? Я ничего не заметила.
Ну конечно. Я же единственная, кто разглядывает всех незнакомцев подряд, так ведь?
– Ладно, неважно. Но ты не знаешь, кто это был? Кто-то из вашего совета?
– Это? – Дасти вопросительно кивнула в сторону уехавшего лифта. – Не, это не наш. Судя по одежде, он из Эвэрнайта.
Второй раз за день Я уже слышу об Эвэрнайте. И пока то, что Я слышала, было очень противоречивым. Пора внести немного ясности.
– Извини, что прерываю твой рассказ, но не могла бы ты рассказать, что знаешь об этом Эвэрнайте?
– Об Эвэрнайте? Хм... – безрожка в задумчивости потерла подбородок копытом. – Не так уж много, на самом деле. В основном то, что ты уже слышала. Основан тысячу лет назад Королевой Ночи. Ходят слухи, что Королевой Ночи является Найтмэр Мун, но некоторые считают, что это выдумки. Как бы там ни было, Королева никогда не покидает Эвэрнайт. Хотя кто ее знает, но в других городах и поселениях она никогда не появлялась. Вроде все.
Еще немного подумав, Дасти добавила:
– Хотя нет. По словам очевидцев, Королева постоянно носит крылья как символ власти. Теперь точно все.
– Крылья? А что это?
– Насколько Я понимаю, это особая разновидность манипуляторов. Они позволяют зависать в воздухе на некоторое время. Но как они устроены, Я не представляю.
– А где находится Эвэрнайт? – у меня возникло ощущение, что эта информация может мне пригодиться. Если у меня получится сбежать, естественно.
– Как можно понять из названия, в Эвэрнайте никогда не наступает день. А так как мы сейчас находимся возле места, где Солнце светит постоянно, то Эвэрнайт находится буквально на противоположной стороне Луны.
Это было... логично. К своему стыду, Я поняла, что дошла бы до этого самостоятельно, если бы просто поразмышляла над этим. В конце концов, если где-то Солнце светит всегда, то должно же быть место, где оно вообще не светит?
Поблагодарив Дасти за ответ, Я продолжила внимать ее рассказу об Атриум-Сити. Больше Я ее не перебивала.
Всего экскурсия длилась несколько часов. Но узнала Я об этом только когда взглянула на часы после ее окончания. По ощущениям все прошло намного быстрее. Дасти провела меня по всем уровням, подробно объясняя, что на них происходит. К сожалению, Я не запомнила всего, что она говорила, уловив лишь общую суть. Даже со всем моим стремлением получать новую информацию, ее оказалось слишком много. Самый маленький из всех уровней – восьмой – был по размерам сравним с Санни Тауном. И чем ниже был уровень, тем больше он был по размерам. Так что запомнить все, что говорила Дасти равносильно тому, чтобы досконально изучить добрый десяток Санни Таунов. И если учесть, что на изучение одного у меня ушло несколько лет жизни, то все вопросы насчет запоминания отпадут сами. Кроме одного – как Дасти умудрилась сама все это запомнить? Как бы там ни было, мне все равно очень понравилось. И не только сама экскурсия. Без населяющих его пони Атриум-Сити был не более чем дырка в камне. Очень большая дырка, признаю, но и только. А пони тут было около десяти тысяч. Я даже представить себе не могу, сколько это. Они были буквально повсюду. И все совершенно разные – начиная цветами гривы и шерстки и заканчивая характерами. Знаете, мне довелось увидеть, как пони спорят. Это было что-то невероятное! У каждого из них была своя точка зрения, и каждый ее отстаивал самостоятельно. И они решили все сами, им не пришлось идти в городской совет, чтобы там за них разрешили их спор. Эх, если бы такое хоть раз случилось у нас в Санни Тауне, Я была бы просто счастлива. Жаль, что такого никогда не произойдет. Так, стоп. Куда-то меня не туда понесло. Я и сейчас счастлива. Это определенно самый лучший день в моей жизни. И если все пройдет, как надо, то он станет еще лучше. Кстати об этом. Мне нужно вернуться на уровень с рынком и заглянуть в магазин скафандров. В конце экскурсии Дасти привела меня обратно к "Резиденции Радуг", значит, мне нужно спуститься вниз. А пока Я этим занимаюсь, позвольте вкратце изложить то, что Я узнала (вернее, запомнила) об Атриум-Сити.
Итак, Атриум-Сити состоит из восьми уровней. Уровни между собой соединяются двумя лифтами и двумя лестницами. Хотя "лестница" не совсем правильный термин. Это просто широкая наклонная дорога, соединяющая по два уровня. Из города на поверхность ведут семь туннелей, один из которых тот, по которому мы пришли. Из остальных шести постоянно используются только три, а остальные три запечатаны, но в случае необходимости могут быть открыты снова. А те, что открыты постоянно, соединяются с тремя меньшими поселениями, которые играют роль пропускных пунктов и оборонных сооружений. Несмотря на то, что с момента основания Эвэрнайта наступила эра всеобщего мира, на Атриум-Сити время от времени пытаются совершить налеты. И хотя было несколько, которые можно назвать успешными, но все они не проникли внутрь самого города. Что не отменяет существование необходимых мер предосторожности внутри Атриум-Сити. Стража Атриум-Сити, помимо усиленных скафандров, вооружена манипуляторами, оснащенными электрошокерами, а на различных уровнях в потолок вмонтированы особые турели. В отсутствии опасности они скрыты пластиной потолка, но когда нужно, они показываются и могут нейтрализовать нарушителей. Если ситуация потребует того, они могут использовать особую "усыпляющую" электромагнитную волну. Примечательно, что все способы подавления беспорядков нелетальны. И это логично, ведь "под раздачу" могут попасть и невиновные пони. Однако Дасти объяснила мне, что дело не только в этом. В настоящее время на Луне есть несколько основных сил, поделивших ее на зоны влияния. Атриум-Сити при этом сохраняет нейтралитет по отношению ко всем. Но это Я знала и так. А узнала Я то, что если в Атриум-Сити погибнет кто-нибудь из представителей той или иной фракции, это будет иметь негативные для города последствия. И никто не будет разбираться, кто виноват. А если виновника поймают, то Атриум-Сити может извлечь из этого выгоду. К счастью, до применения чего-то подобного дело не доходило уже очень давно. По крайней мере, на памяти Дасти такого не было.
Но это то, что касается вооружения. Теперь насчет планировки. Если перечислять сверху-вниз, то в городе есть: уровень городского совета, уровень генераторной, верхний (мы туда пришли утром) и нижний жилые уровни, торговый уровень, уровень складов, уровень переработки отходов и уровень контроля жизнеобеспечения. Открытые выходы на поверхность есть на верхнем (выход в Санни Таун) и нижнем жилых уровнях, торговом уровне и уровне складов. Думаю, назначение каждого уровня понятно из его названия. Единственное, что нужно упомянуть, так это верхний и нижний жилые уровни. Одной из причин, почему жилых уровней два – слишком большая населенность Атриум-Сити. Вторая причина состоит в том, что пони, живущие на верхнем уровне считаются "лучше", чем те, кто на нижнем. Хотя никаких серьезных отличий между уровнями нет. И там и там растут растения, и там и там живут пони. Освещение тоже ничем не отличается. Нижний уровень даже больше, чем верхний. Тем не менее. Когда в Атриум-Сити приезжает "важный" пони, он не желает жить в тех же условиях, что и обычные пони. Поэтому для таких создан верхний жилой уровень. И это тоже как-то связано с нейтралитетом Атриум-Сити, вот только не помню как. Наверное, из-за того, что когда Дасти мне это объясняла, Я была крайне удивлена, что Радужногривые тут считаются важными пони. Но Я помню, что она ответила, когда Я ее об этом спросила: "Трин, вы действительно важные пони для Атриум-Сити. Я знаю, что ты так не считаешь. И что другие Радужногривые так не считают. Вообще, вы самые милые пони, которых мне доводилось встречать, но... Видишь ли, почти семьдесят процентов всей необходимой энергии в Атриум-Сити поставляет Санни Таун. Без вас наш город просто не смог бы существовать. Так что да, Трин, здесь вы действительно важные пони". Так, по-моему, это все, что мне удалось запомнить. Ну да ладно. Я все равно больше не рассказала бы, потому что уже пришла.
Торговый уровень Атриум-Сити включал в себя не только магазины с разнообразными товарами. Тут были еще заведения предоставляющие услуги. Больницы, например. Причем почти для каждого вида товаров или услуг было несколько контор, которые их предоставляли. Дасти пыталась было объяснить это штукой под названием "конкурентоспособный рынок", но Я уже с трудом воспринимала информацию. Сама Я думаю, что это из-за того, что тут живет так много пони, и одного магазина на всех не хватает. Магазин скафандров не был исключением – их тут было целых три. Не знаю, в какой бы из них Я обратилась, если бы Дасти не упомянула, что Силт как раз работает в одном из них. А так как Я уже была с ним знакома, то решила заглянуть к нему в гости. Когда Я вошла, дверь открылась с тихим шипением. Магазин представлял собой небольшое помещение, вдоль стен которого стояли стеллажи со сложенными на них скафандрами (насколько Я могла судить, это были они). Рядом с каждым из них висела этикетка, указывающая основные характеристики и стоимость скафандра. Прямо перед входом расположился прилавок, за которым сейчас никого не было. Из дверного проема в дальней части комнаты доносился какой-то стук.
Стоило мне сделать пару шагов внутрь, как шум прекратился, а из проема показался не кто иной, как Силт. Сейчас он был без скафандра, а на его спине находился манипулятор, держащий молоток. Еще выходя из проема, он начал произносить приветствие:
– Добро пожаловать в "Скафандры и манипуляторы"! Чем могу быть полезен? О, Трин! – воскликнул жеребец, узнав меня. – Какими судьбами?
– Да так, смотрю, что есть в магазинах.
Я прошла внутрь. Внезапно Я обнаружила, что не знаю, как подвести разговор к покупке скафандра так, чтобы это не вызвало подозрений, и Силт не бросился докладывать Сорок Второму об этом, как только Я выйду отсюда. (Впрочем, ничего удивительного, весь мой план по прибытии в Атриум-Сити сводился к импровизации.) Я стала лихорадочно соображать, что же предпринять. Первое, что мне пришло в голову – выиграть немного времени на размышления. Так что Я спросила первое, что пришло в голову.
– А вы это молотком со скафандрами работаете? Мне казалось, что это достаточно тонкое оборудование...
Силт взглянул на молоток, немного покраснел, и постарался спрятать его за спину.
– Нет, это не для скафандров. Для манипуляторов. Для них это в самый раз. – Так и не найдя удовлетворительного способа спрятать молоток, Силт просто швырнул его в комнату, откуда вышел. Сразу за этим последовал громкий глухой стук, но жеребец сделал вид, что ничего не произошло, и продолжил:
– А что насчет вас? Вы по делу или мимо проходите?
Так, сразу сказать про скафандр Я не могла. Но у меня была прекрасная и совсем-не-подозрительная возможность начать с окольных путей.
– На самом деле по делу, – Силт заметно оживился. – Я тут подумала, раз у вас магазин называется "Скафандры и манипуляторы", то почему бы не зайти и не посмотреть на модели манипуляторов, которые у вас есть? Может, разживусь парочкой модификаций. Что скажете?
Выражение внимательной оживленности, озарившее лицо жеребца, исчезло так же быстро, как и появилось. Он виновато улыбнулся.
– Я бы с радостью помог вам, но боюсь, что это невозможно – извиняющимся тоном сообщил он – сегодня у нас нет манипуляторов на продажу. Или их частей.
Такого поворота Я не ожидала. Блин, Я про манипуляторы-то заикнулась только для того, чтобы выгадать немного времени. Если б знала, сразу бы про скафандр спросила. Теперь мне нужно было как-то выкрутиться из всего этого. Все еще потрясенная, Я попыталась что-то ответить.
– Погодите, но… – и все. Нужные слова разбежались, оставив меня наедине с неловкостью и пустотой в голове.
– Да, Я знаю – неожиданно заговорил Силт, проходя вперед, и обходя меня. – "Вы продаете только эти две вещи". Сколько раз уже слышал. Но, как Я сказал, сегодня мы не продаем манипуляторы – пройдя до середины комнаты, он внезапно остановился. Меня это слегка удивило, потому что Я была уверена, что он шел выпроводить меня отсюда.
– Зато, – он обернулся, снова улыбаясь. Выражение его лица при этом Я несознательно определила как "заговорщически-втюхивательское" – вы можете купить скафандр.
Это было слишком. Я была смущена, обескуражена и сбита с толку, придумывая естественный способ заговорить на эту тему. И все для того, чтобы он сам ее начал! Я… мне потребовалось некоторое время, чтобы осознать это.
– Ч-чего?
Мда, красноречия мне не занимать. Впрочем, Силт не придал этому значения.
– Купить скафандр.
Осознав сказанное, Я почувствовала, что сердце снова начало колотиться как сумасшедшее. Прямо как тогда, в Обители. Но теперь меня еще охватывали противоречивые чувства. С одной стороны, Я хотела тут же согласиться, и забыть обо всей этой неловкой ситуации. С другой стороны, осторожная часть меня кричала о том, что не может быть все так просто. И если Я сразу соглашусь, то меня обязательно раскусят. После короткой борьбы осторожность взяла верх.
– Но… зачем мне скафандр? В Санни Тауне их нет, и никогда не было.
– О, Я заметил. Пару последних дней Я провел, объясняя вашим соплеменникам, почему необходимо иметь их хотя бы на всякий случай. Я хотел и вам рассказать, но не получилось.
– У меня была… трудная неделя – призналась Я, отводя взгляд. Силт с пониманием кивнул. – Так почему необходимо иметь скафандр?
Ответ последовал незамедлительно.
– Декомпрессия. Все дело в ней. Вы заметили, что большинство пони тут носят скафандры? – Я утвердительно кивнула. – Это на случай, если произойдет утечка воздуха. Несмотря на все местные технологии, декомпрессия тут, к сожалению, дело вполне обычное. Даже при всех мерах безопасности она происходит раз в несколько лет, так что осторожность лишней не бывает. А в вашем случае декомпрессия может иметь намного худшие последствия, чем временное понижение давления. От космического вакуума вас отделяет только барьер, и, согласитесь, было бы неразумно пренебрегать возможностью, что однажды он может повредиться. Так что скафандр – это не просто предмет роскоши, как кажется некоторым из Радужногривых. Это средство первой необходимости, инструмент выживания в непредвиденных ситуациях, – закончил он тоном, не допускающим сомнений в правдивости сказанного. Звучало это весьма убедительно. Кашлянув, Силт продолжил:
– Ну, это только вкратце. Если хотите, могу прочитать расширенную лекцию.
– Не стоит. Мне и так все понятно – наверное, он бы умудрился продать мне скафандр, даже если он не был мне нужен. – Но, даже если бы Я решила купить себе скафандр, то как бы Я это сделала? Я же ничего про них не знаю.
– Для этого есть Я, – похвастался жеребец. – Если придется, Я расскажу о скафандрах все, что знаю сам.
Я наконец-то расслабилась.
– О, вот как. Тогда, полагаю, это меняет дело. Итак, что у вас есть на продажу?
– Дайте-ка подумать… – задумался Силт, окидывая взглядом стеллажи со скафандрами. Его взгляд остановился на одном из них. – Я думаю, что мы можем начать с этой модели…

***

Когда Я, наконец, вышла из магазина, то уже жалела, что вообще пошла в него. Вместо того, чтобы продать мне первый попавшийся скафандр, он заставил меня примерить все, что было в его магазине. Ладно, не все. Но больше половины, так точно. При этом он рассказывал мне о достоинствах и недостатках каждой примеренной мной модели, и об их особенностях. При этом ему каким-то образом удавалось выставить каждый новый скафандр в лучшем свете, чем предыдущий. Новой информации было слишком много, и поток технических понятий, совмещенный с остатками истории Дасти, выворачивал мой мозг наизнанку. Под конец Я уже не вслушивалась в характеристики моделей, согласно кивая, мечтая о том, чтобы это прекратилось. Когда же мы добрались до последнего скафандра, который Я в итоге и купила, Силт стал детально объяснять, как он устроен, и как им пользоваться. Единственное, что Я смогла понять, так это то, что во встроенном в скафандр мини-компьютере есть инструкция по эксплуатации и что-то вроде каталога моделей. Если будет желание, то Я смогу разобраться в устройстве скафандров самостоятельно. Но это как-нибудь в другой раз. Насколько Я поняла, то мне достался самый лучший скафандр в магазине. По крайней мере, число на ценнике было больше чем все другие, что Я видела. И, к слову, мои волнения по поводу расчета оказались напрасны. Как выяснилось, в силу того, что Санни Таун поставляет в Атриум-Сити электричество, радужногривые тут являются не только важными персонами, но и имеют право бесплатно получать любые товары, которые им понадобятся. На первый взгляд это выглядит странно, но если разобраться, то все в порядке: стоимость товаров торговцам выплачивается из бюджета Атриум-Сити, и считается платой за электричество. А так как в основном нам нужны только товары первой необходимости, получается, что суммарная стоимость электричества в среднем намного меньше, чем у других поставщиков. Ну а торговцам вообще не важно, кто им заплатит. Поэтому мои переживания были напрасны. Тем не менее, от Силта Я вышла уже без деталей. Во-первых, носить их с собой повсюду очень утомительно. Во-вторых, они занимали обе седельные сумки, и мне некуда было положить скафандр. Нести же его в зубах Я не собиралась – если меня с ним увидят, сразу догадаются, что к чему, и весь мой план накроется. И, в-третьих, правило "бери, что хочешь" не распространялось за пределы Атриум-Сити. А это значит, что мне понадобятся наличные средства. Так что Я отдала все, что у меня было, кроме мелких, не нужных ему деталей, в обмен на двести кредитов. Не знаю, много это или нет, но скоро Я точно выясню. Закончив с деталями, Я переложила все оставшееся добро в одну сумку, уложив скафандр в другую. В сложенном состоянии он как раз в нее помещался. Попрощавшись с Силтом, Я вышла из магазина уставшей, но более уверенной в успехе. Взглянув на часы, Я ужаснулась – Я проторчала внутри целых три часа! Скафандр – это, конечно, хорошо, но есть еще другие нюансы вроде провизии и медикаментов. Поэтому, не теряя времени, Я бросилась собирать все необходимое для побега и выживания за пределами Атриум-Сити. Когда Я наконец-то все собрала, было уже шесть часов вечера. И как только Я поняла, что мне больше ничего не нужно, усталость взяла верх. Этот день был очень насыщенным, и теперь мне нужно набраться сил. Тем более что основная фаза моего побега запланирована на ночь. Вернувшись в "Резиденцию Радуг" и сняв с себя седельные сумки и манипулятор, Я провалилась в сон, лишь коснувшись кровати.

***

Я проснулась от неприятного ощущения беспокойства. Мне приснилось, что меня поймали и вернули в Санни Таун, и Я не смогла сразу отличить сон от яви. Отдышавшись и придя в себя, Я начала осматриваться. Фух, Я все еще была в "Резиденции", а не в Санни Тауне. Отбой тревоги.
Я взглянула на часы. Ого, уже полпятого утра? Я проспала значительно дольше, чем рассчитывала. К счастью, это не сильно влияло на ход моих действий. Мой план заключался в том, чтобы тихо выбраться из гостиницы, а потом надеть скафандр и незаметно выбраться из города. Дасти сказала, что при выходе проверка не столь бдительная как при входе. Так что если Я попытаюсь уйти, когда кто-то придет в город, то на меня, скорее всего, даже внимания не обратят. Особенно, если Я буду не одна. А Я и не буду. Вчера на торговом уровне Я услышала, как группа пони собирается выйти сегодня утром за очередной партией припасов. Они нанимали всех желающих, так что Я не думаю, что они окажутся против еще одной спутницы. Даже если она появится в последнюю минуту перед выходом. Но это потом. Сейчас мне нужно незаметно выбраться отсюда и добраться до уровня складов Атриум-Сити.
Я двигалась так бесшумно, как только могла. И Я почти добралась до выхода, не разбудив никого. Продвигаясь к входной двери, Я уже ликовала. Но моя радость оказалась преждевременной. Меня окликнули:
– Не спится? – шепотом произнес голос.
Я обернулась. Из коридора, откуда Я только что вышла, на меня смотрел Сорок Второй. Только его не хватало.
– Да, как видишь, – таким же шепотом ответила Я. – А тебе?
– Есть немного. Хотя, если подумать, зачем спать тут, если это можно было бы спокойно сделать и дома? – начал размышлять единорог. – Особенно, если сейчас самое подходящее время для прогулок. И раз ты собралась прогуляться, позволь составить тебе компанию.
Черт! Это нехорошо. Может ли он знать, что Я собираюсь сделать? Вряд ли. Но подозревать – вполне. Возможно, он просто следит за мной, чтобы Я не натворила чего. В конце концов, он планирует присоединиться к Совету, и ему вполне могли поручить что-то подобное. Как бы там ни было, Я не могла сейчас отказать ему. Чтобы он там ни думал, отказ вызвал бы подозрения. И он бы все равно пошел за мной. Лучше пусть идет на виду, чем прячется в тенях. Я хотя бы смогу понять, что он замышляет.
– Конечно, Я буду только рада, – ответила Я с самой неправдоподобной улыбкой из всех, что когда-либо делала.
Теперь мне точно конец.

Мы молча брели в случайном направлении уже несколько минут. Я делала вид, что любуюсь пейзажем, искоса поглядывая на Сорок Второго. Уверена, он занимался тем же. Хотя, должна признаться, пейзаж все еще захватывал меня. Ночью тут все освещалось приглушенным мягким светом, создающим атмосферу таинственности. С учетом того, что снаружи никого не было, Я бы даже сказала, волшебной нереальности. Но сейчас у меня не было ни времени, ни возможности ею наслаждаться. Мне нужен был предлог, отговорка, или еще что-нибудь, чтобы улизнуть. Однако мои ментальные силы меня подводили. Внезапно Сорок Второй нарушил молчание:
– Знаешь, Трин, это мое самое любимое время тут. Сейчас здесь так спокойно... Каждый раз, приходя сюда, Я жду наступления ночи. В Санни Тауне такой красоты не увидишь, – жеребец остановился и посмотрел на табло ближайших часов. – Особенно такой, как сейчас.
– Что ты имее... – Я осеклась на полуслове, когда пространство вокруг наполнилось бесчисленным количеством радуг. Я никогда не видела их так много и сразу. Максимум – восемь, в Обители. Но тут... Мне трудно описать такую красоту словами. Так что Я просто стояла и смотрела. Мысли покинули меня, и ничего в мире больше не осталось. Только восторг. Так продолжалось до тех пор, пока восхищение от увиденного не стало сменяться любопытством – откуда же они взялись? И что это за звук? Когда это он появился? Подойдя к одной из радуг, Я осторожно провела по ней копытом. В том месте, где оно проходило, радуга мгновенно исчезала, и появлялась снова, стоило его убрать. При этом меня всю чем-то забрызгало. Сзади раздался сдержанный смех Сорок Второго. Сморгнув жидкость из глаз, Я вопросительно на него посмотрела. Единорог улыбался.
– Ты напомнила мне мою реакцию, когда Я их в первый раз увидел, – жеребец подошел ко мне. – Мне понадобилось много времени, чтобы понять, как это происходит. Все дело в оросительной системе. Траве и деревьям нужна вода, и рано утром их поливают, разбрызгивая воду. А свет, преломляясь в каплях, создает радугу. Перефразируя известную поговорку – все прекрасное просто.
– Не могу не согласиться.
Мы постояли еще несколько минут, любуясь радугами.
– Трин... – снова начал Сорок Второй. – Можно задать тебе вопрос... эм... личного характера?
Наверное, в любой другой ситуации Я бы ответила "нет". Но под влиянием момента Я согласилась.
– Спрашивай.
– Сейчас, – единорог помолчал немного, видимо, формулируя мысль. – Ладно – он шумно вздохнул. Затем, смотря куда угодно, только не в мою сторону, он произнес: – Я слышал, что ты… ну… готова. Ну, ты понимаешь.
Я не понимала.
– Что ты имеешь ввиду?
Сорок Второй смутился еще сильнее.
– Ну… тебя вызвали… и сказали…
Ах, вот оно что. Поняв, что Я догадалась, о чем речь, и нервно вздохнув, он наконец-то спросил:
– В общем, Я хотел спросить… ты… ты уже выбрала кого-нибудь?
Ладно, это был странный вопрос. Хотя, может так Совет пытался узнать, нужно ли мне будет кого-нибудь назначить? Что ж, по крайней мере, спросили прямо. Только чего Сорок Второй так волновался?
– Нет, – просто ответила Я, – не выбрала. И не думаю, что смогу, – в конце концов, Я же собиралась сбежать.
– Значит… тебе действительно нравятся кобылки?
Мне сразу вспомнилась сцена в Обители и моя неудачная попытка отмазаться.
– Нет. То есть… Я не знаю, – призналась Я. – Я никогда не задумывалась об этом. Сейчас трудно сказать.
Он рассеянно кивнул. Кажется, он хотел что-то добавить, но Я его опередила, решив внести ясность в происходящее.
– А почему ты об этом спраш... – начала Я, но так и не закончила. Новая догадка пронзила мой разум, словно электрический разряд. Он знал меня достаточно хорошо, чтобы ему было известно о моем желании побывать в Атриум-Сити. И вот, когда настало время выбирать себе пару, появляется он, и говорит, что мое самое заветное желание исполнено. А теперь это. Ночь, радуги и никого, кроме нас. Хоть Я и не читала списки кандидатов, каждому в Санни Тауне известно, что туда попадают пони определенного возраста. И Сорок Второй был всего на месяц младше меня. А значит... Ох, не говорите мне, что...
Я удивленно уставилась на него.
– Неужели ты…
Отведя взгляд, он смущенно кивнул.
– Да, Трин. Все именно так, как ты подумала. Ты мне уже очень давно нравишься.
Невероятно. Я никогда не думала, что могу кому-то нравиться. Когда Сорок Второй сказал мне об этом, Я испытала странное приятное чувство. И еще облегчение. Раз он затеял все это только для меня, то он вряд ли думал о том, что Я могу попытаться бежать. Но теперь мне предстояло сделать то, чего Я делать совершенно не хотела. К сожалению, это было необходимо.
– Послушай, Со... Совт. Я знаю, ты хороший парень, но Я не могу. Прости.
Наступило неловкое молчание. Наконец, жеребец вздохнул, и грустно улыбнулся.
– Совт... Давно ты меня так не называла, – помолчав еще немного, он продолжил: – Знаешь, а Я так и думал, что ты ответишь как-то в этом роде. Хотя надеялся на другой ответ, – после еще одной паузы он добавил: – Значит, ты все-таки решила сбежать.
Да что ж за день сегодня такой?!
– И не пытайся отрицать это.
Блин, когда же Я спалилась?
– Ладно. Ладно, не отрицаю – Я решила убежать, – созналась Я. – Как ты догадался?
– Учитывая твое поведение в последнюю неделю, это было несложно, – Я недоверчиво подняла бровь. – Ну, и ты еще купила скафандр.
– Ты что, рылся в моих вещах? Или следил за мной? – возмутилась Я. И он после этого еще на что-то надеялся?
– Нет, что ты! Я бы не стал. Но ты же не думаешь, что руководство Атриум-Сити скрывает от Совета, что мы тут купили?
Конечно не скрывает. Черт, Я должна была предусмотреть это. Из-за минутного самокопания Я пропустила часть объяснения Совта.
– …так Я об этом и узнал. Но скажи мне, Трин, разве ты совсем не боишься всего неизвестного, что находится за стенами Атриум-Сити? Всех опасностей, которые скрывает внешний мир? Мы же совсем ничего о нем не знаем, кроме слухов.
Признаться, Я никогда не думала об этом. Моей целью был только сам побег. Что же делать потом, Я не имела ни малейшего представления. И вопросы, заданные им, напомнили мне, что на побеге все только начнется. Но когда Я пришла сюда, Я совершенно не знала, как буду делать то, что собралась. А теперь Я всего в шаге от своей цели. Так что, чтобы не ждало меня снаружи, Я с этим справлюсь. Живут же там другие пони, в конце концов?
– Нет, Совт, Я не боюсь. Что бы ни оказалось там, снаружи, Я разберусь с этим. В крайнем случае, Я что-нибудь придумаю.
– О, в этом Я не сомневаюсь. Это лучшее, что у тебя получается.
Да, это уж точно. Но меня волновал другой вопрос:
– Ты попытаешься меня остановить, так ведь?
– Нет, – твердо ответил Совт. — Наоборот, Я помогу тебе.
Стоп. Что?
– Ты мне поможешь?! Серьезно? – от удивления Я задавала вопросы быстрее, чем осознавала их. – Почему?
– Да, Я тебе помогу, Трин, – сказал жеребец, кладя мне переднее копыто на плечо. – А что касается причин, то их две, – он лукаво улыбнулся. – Сакральная и эгоистичная.
Получив мой непонимающий взгляд, он предложил:
– Пойдем. Объясню все по дороге.

***

Нам предстояло пешком дойти до уровня контроля жизнеобеспечения. Отказ воспользоваться лифтом Совт прокомментировал тем, что он его напрягает. Не могу сказать, что не понимаю его. Тем временем жеребец начал:
– Трин, по большому счету, Я не имею права рассказывать тебе то, что собираюсь. Но, с учетом сложившейся ситуации, Я думаю, это не страшно. Так вот. Ты слышала что-нибудь о "предназначении номеров"?
– Нет, ни разу, – призналась Я. – Что это?
– Как ты знаешь, после рождения каждому в Санни Тауне присваивается минимальный свободный номер, который раньше носил другой радужногривый. В результате в Санни Тауне в разное время проживало множество пони, носящих один номер. Так вот, предназначение номеров – это теория, согласно которой между всеми радужногривыми, имевшими один номер, есть "высшая" связь, заложенная еще со времен Нулевой. Эта теория известна только Совету, и передается только между его членами. Но зная твою "любовь" к нему, Я думал, ты могла что-то обнаружить и сама. Ну да ладно, не суть важно. Среди обычных жителей Санни Тауна она неизвестна потому, что никто толком ничего не знает о бывших поколениях. Вся информация о них храниться на архивном этаже Обители, и только Совет имеет туда доступ. Ну, и Я тоже, – похвастался единорог.
– Какая-то сомнительная теория. Что же есть общего у совершенно разных пони, кроме номера на крупе?
– Погоди, Трин, сейчас дойду до этого. Я и сам подумал так же, как и ты, но, как Я уже сказал, у меня есть доступ в Архив. Ради интереса Я начал сравнивать биографии различных пони и получил странные закономерности. Хоть жизни носителей одного номера были разными, но было нечто, что объединяло их. Например, все Первые хорошо справлялись с чрезвычайными ситуациями. Ну, если они происходили при их жизни. Для других номеров тоже. Есть какая-то общая черта. Не такая четкая, как хотелось бы, бывают и исключения, но все же.
– И как это все связано со мной?
– А очень просто. Регулярно, с периодом от двадцати до сорока лет, в Санни Тауне рождается пони, который покидает город.
– Стоп, – удивилась Я. – Я не первая?
– Нет, конечно. Не ты первая, не ты последняя, – Совт улыбнулся. – Многие, как ты, сбегали через Атриум-Сити. А некоторые открыто заявляли, что уходят, и их отпускали.
Опережая мой вопрос, единорог добавил:
– Да, так можно было.
– Блин, это нечестно. Почему ты мне раньше не сказал?
– А разве ты бы меня выслушала? – с горечью поинтересовался он.
Ой. Это был запрещенный прием. Раньше Я бы постаралась оказаться как можно дальше. Но теперь Я ощущала вину за то, что ранила его чувства, и подобное напоминание делало только хуже. Заметив мою неловкость, он быстро продолжил:
– Так вот. Конечно, номера покидавших Санни Таун, различались. Но наибольшее количество уходов числиться за номером тринадцать. В этом и заключается сакральная причина, почему Я тебе помогаю. Ты можешь верить в предназначение номеров, или не верить, но Я видел достаточно доказательств тому, что что-то подобное есть. Поэтому ни Я, ни Совет не станет тебя останавливать. Потому что это твое предназначение. Твоя судьба.
Ох. Ладно. Если бы это говорил не Совт, Я бы подумала, что рассказчик немного не в себе. Но Я знала, что ему не так-то просто заморочить голову. Поэтому, возможно в его словах есть доля истины. Хотя мне это кажется странным.
– Хорошо, а кто и когда ушел последним? – Я подумала, что мне, может, удастся встретить эту или этого пони. Было бы здорово поговорить с такими же, как Я.
Совт немного замялся.
– Трин, обещай контролировать себя, ладно? – Я кивнула. – Последней сбежавшей до тебя была... Рэйнбоумэйн Тринадцать — Двести Девяносто Восемь. Она покинула Санни Таун двадцать лет назад.
О, так она тоже была Тринадцатой. Забавно.
– И что тут такого? Что должно было меня поразить?
– Как, ты не знаешь? – глаза Совта расширились в удивлении. – Это же твоя... твоя мама, – почти шепотом закончил он.
Где-то глубоко во мне начало зарождаться беспокойство.
– Погоди, ты что-то путаешь. У моей мамы был номер Девяносто Три, а не Тринадцать.
– Нет, Трин. Я не путаю, – мягко произнес жеребец. – Пони с номером Девяносто Три никогда не существовало. Вот уж не знаю почему. Рэйнбоумэйн Девяносто Три – это сказка для жеребят, потерявших одного из родителей до того, как они их узнали. Чтобы они не грустили, видя, что кто-то носит номер их погибшей мамы или папы.
Мое сердце пропустило удар, и с осознанием сказанного на меня обрушилась буря противоречивых эмоций. Я гневалась на отца, что он обманывал меня каждый день, не раскрывая правды о маме. С другой стороны меня захлестнула радость от осознания того, что мама тогда выжила, и надежда, что Я смогу встретить ее. Эмоции были слишком сильными, и глаза стали увлажняться несмотря на все мои усилия. Шмыгнув носом и смахнув подступившие слезы, Я постаралась взять себя в копыта. Я обязательно обдумаю все это, но позже. Сейчас мне нужно сосредоточиться на побеге. Все остальное потом. Чтобы отвлечься, Я сменила тему:
– Спасибо, Совт. Это... это много для меня значит. Но, возвращаясь к предыдущему вопросу, ты говорил, что есть еще одна причина, по которой ты мне помогаешь.
– Да, есть такое... Ну... как бы так сказать... – жеребец покраснел. – В общем, Я эгоист. Поэтому если ты не будешь со мной, то Я не могу допустить, чтобы с тобой был кто-то другой. А если ты сбежишь, то так оно и будет.
Как мило.
– Ладно, проехали, – думаю, не нужно развивать эту тему дальше. Я не хотела заставлять его чувствовать себя еще хуже. Вместо этого Я перевела разговор на другую: – Так зачем мы сюда пришли?
– Очевидно же, – Совт сразу поддержал новое направление разговора. – Чтобы ты смогла сбежать!
– Эм… Как? Тут даже выхода на поверхность нет! – удивилась Я.
– Есть, только он закрыт. Но открыть его несложно, – объяснил единорог. – Я уже делал это, не волнуйся.
– Погоди, ты открывал закрытый проход?! Зачем?
Совт выглядел смущенным и… пристыженным? Отлично, Трин, план "не делай ему больнее" выполнен на двести процентов.
– Трин, пожалуйста, не кричи так. Сейчас Я тебе все объясню. Помнишь, Я говорил, что больше всего уходит тринадцатых? Так вот, вторыми по количеству за Тринадцатыми идут Девятые и Сорок Вторые. Словом, Я тоже хотел сбежать. Я очень долго это планировал. В конце концов, Я решил, что лучше всего будет сбежать через один из закрытых туннелей. В случае чего, там станут искать в последнюю очередь. А тот, что на этом уровне подходит больше всего. Поэтому Я его и открывал.
Слова Совта меня поразили.
– Ты... хотел сбежать? – Вау. – Но... почему ты тогда все еще здесь?
– Да, хотел, Трин. И Я был всего в шаге от цели. Единственное, что нужно было сделать – пройти через проём. Но... – Совт вздохнул, – Я не смог. Ты же помнишь, Я всегда старался действовать осторожно? Это все из-за страха. Я не смог уйти, потому что боялся. И в Совет Я решил вступить потому, что только так можно безопасно разобраться во всем, что нам говорят. Но ты, Трин, ты – не такая. Ты сильная. Смелая. Я всегда восхищался тобой, но боялся сказать об этом. И теперь ты уходишь, а Я… Я остаюсь.
Я... Я не знала что сказать. Но Я знала, что нужно сделать. Я обняла его. Совт, если бы ты только рассказал мне раньше, все могло бы сложиться совсем иначе. Но теперь поздно жалеть об этом.
Освободившись из моих объятий, единорог продолжил:
– Извини, Трин, что-то меня понесло. Так вот, насчет туннеля. Раз он ведет с самого нижнего уровня города, то уходит от этого места дальше, чем остальные. Не знаю, что на том конце, но воздух в туннеле есть. А там, где он предположительно заканчивается, сейчас ночь. Так что идти по нему – оптимальный вариант для побега. Ну, а теперь надевай скафандр, и в путь. У тебя же он с собой?
Я утвердительно кивнула.
– Хорошо. Тогда жду тебя возле ворот, – сказал Совт, и ушел в сторону туннеля.
На надевание скафандра не ушло много времени. Достав его из седельной сумки, Я активировала режим развертывания (хорошо, что это делалось простым нажатием кнопки), и через несколько секунд передо мной была темно-серая оболочка в виде пони. Затем она "разъехалась" на две половины, позволяя свободно зайти в нее. После этого скафандр "захлопнулся", облегая меня вместе с седельными сумками. Похоже, он был рассчитан на их наличие, потому что новых ощущений со стороны боков Я не почувствовала. Синхронизировавшись с интерфейсом манипулятора, мини-компьютер скафандра подал сигналы мне в рог, от чего у меня перед глазами забегали строки символов. Когда это закончилось, на границе моего обзора появилось сообщение, что заряд батарей и запасы воды и кислорода заполнены на 100%. Там же сообщалось, что была активирована функция непрерывного анализа состава воздуха. Не знаю, зачем она нужна, но пусть пока будет. Вроде все, теперь можно и выдвигаться. Совт, как и обещал, ждал меня у ворот. На вид они были такими же, как и в туннеле, который вел в Санни Таун, только более укрепленными. И было совсем непонятно, как их открыть. Я хотела спросить, как Совт собирается сделать это, но вовремя поняла, что это глупый вопрос. Я же сама сейчас все увижу.
Внезапно ворота начали светиться серебристым светом. От испуга Я отскочила назад. Когда Я повернулась к Совту, чтобы узнать, что происходит, то увидела, что его рог светится точно таким же светом. Вид у него при этом был напряженный.
– Совт, ты в порядке? Что происходит?
– Я... открываю... ворота... – медленно, с одышкой произнес жеребец.
– Погоди, это... это что, магия? – Я не верила собственным глазам.
– Угу.
Конечно, мне доводилось слышать рассказы о единорогах, способных поднимать предметы силой своей мысли (без манипулятора), но никогда таких не видела. И, если честно, считала это все выдумками (в основном, потому, что сама Я так не могла). Но увидеть подобное своими глазами – это что-то невероятное! И мое удивление только усилилось, когда замки, держащие ворота открылись, и они начали медленно опускаться.
– Фух, а Я уже начал беспокоиться, – сказал Совт, смахивая со лба капли пота.
– Это. Было. Офигенно! Где ты этому научился?
– Нигде. Оно само появилось. Правда! – добавил единорог, поймав мой недоверчивый взгляд. Тем временем ворота окончательно открылись.
– Ну, вот и все, Трин. Теперь иди. Надеюсь, мы еще увидимся. Береги себя.
– И ты себя береги. Спасибо тебе за все. До встречи, Совт.
– Для тебя – все что угодно, – улыбнулся он. – До встречи, Трин.
Обняв жеребца на прощание, Я шагнула в кромешную темноту туннеля. Пройдя пару шагов, Я обернулась, чтобы заметить, как охваченные серебристым сиянием ворота встают на свое место. Через некоторое время оно исчезло и все вокруг погрузилось во тьму.

Глава 3

Темнота.
Темнота в туннеле была кромешной. Почти что осязаемой. В первые секунды у меня возникло странное чувство, будто Санни Таун с Атриум-Сити были всем существующим миром, а за их пределами ничего не было. Обрушившаяся на меня тишина только дополняла это ощущение. Но вскоре Я уже слышала собственное дыхание, а затем и приглушенный стук копыт скафандра по металлу пола. К счастью, в этот раз в сон меня не клонило, и голова была ясной. Так что Я смогла сосредоточиться на том, что же мне делать дальше. Так, сначала нужно включить свет, а то уж как-то тоскливо тут идти. Кое-как свыкнувшись с непривычным интерфейсом скафандра, Я нашла программу управления фонариком, которая охватывала включение/выключение фонарика и яркость освещения. Для экономии энергии, Я выбрала минимальную яркость. Ведь сейчас он нужен мне только для того, чтобы случайно на стену не налететь. И вот, тусклое пятно света фонарика (который, как оказалось, был расположен под подбородком) выхватило из тьмы кусок пола и нижние части стен. Повертев головой, Я осмотрела стены и потолок туннеля. Мда. Мне нужно извиниться перед темнотой – вот теперь точно тоскливо. И стены, и потолок, и пол ничем не отличались. Даже проводов никаких не было. Ну да ладно. Поставив галочку в мысленном списке, Я перешла к следующему пункту.
Теперь мне нужно разобраться в том, как работает скафандр, насколько хватает заряда, и т.д. Но главное – вникнуть в систему навигации. Помнится, Силт упоминал о ней. Поищем-ка инструкцию... или что тут есть. Файловый интерфейс был похож на интерфейс машин на первом этаже Обители, что здорово мне помогло. Спустя пару минут, Я обнаружила инструкцию вместе с каталогом скафандров. Начнем, пожалуй, с инструкции. Посмотрим, что тут написано...
Спустя пятнадцать минут, Я узнала много чего нового. И научилась более-менее координировать ходьбу с чтением. Вообще, кажется, Я почти освоилась с интерфейсом скафандра. Из инструкции Я узнала, что он, по сути, является расширением интерфейса манипулятора. Только вместо дополнительной конечности Я получила дополнительную (и очень функциональную) кожу. Управление так же идет через мысленные команды, но теперь добавлен учет рефлексов. Кроме этого, в моем скафандре есть несколько "умных" перков. Непрерывный анализ воздуха, например. Он определяет, пригодна ли окружающая среда для дыхания или нет. Если пригодна, то внутрь поступает просто профильтрованный наружный воздух, ну а если нет – то скафандр использует собственные запасы. Хотя этих запасов и хватало на сорок восемь часов, думаю, экономия воздуха лишней не будет. Даже если есть возможность преобразования и повторного использования кислорода. Ведь тогда тратится энергия, а ее восполнить можно только в поселениях. Так что лучше пусть анализирует – это дешевле. Далее, в скафандр была встроена гироскопическая система навигации. Если опустить технические подробности, то принцип ее работы заключался в следующем. В момент включения скафандра, в нем запускались гироскопы, фиксирующие определенное направление отсчета. Потом, во время перемещения по Луне микрокомпьютер считывал данные о том, как отклонялся маршрут от направления отсчета, и о скорости перемещения. Скорость устанавливалась по частоте шагов, их размаху и длине ног (последняя узнавалась при подгонке размеров скафандра). Зная обе характеристики – отклонение и скорость – можно точно установить, в какой точке поверхности Я оказалась, если знать, из какой вышла. Или наоборот – узнать, из какой пришла, если известна конечная точка. В любом случае, нужно было один раз четко задать мое местоположение. Сделать это можно было двумя способами: указать на карте, где именно Я сейчас нахожусь, или синхронизироваться с любой базовой точкой отсчета. Такие точки, по идее, были в любом магазине скафандров или крупном поселении. Фактически, это ничем не отличалось от первого способа, но давало более точный результат. И исключало возможность ошибки, что вы ввели начальную точку за километр от вашего настоящего положения. К сожалению, моя навигационная система не была синхронизирована, так что придется ориентироваться по карте, когда Я выберусь из туннеля, и определить, где же Я нахожусь. Карта же была довольно любопытной сама по себе. В самом общем виде она представляла собой всю Луну целиком. При приближении увеличивалась детализация, и можно было рассмотреть строение различных поселений. Атриум-Сити, например. Хоть с поверхности его не было видно, в одном ее месте стоял маркер, что он тут. Приблизив изображение, Я смогла увидеть схему города со всеми восемью уровнями и даже домами и деревьями. Но в некоторых местах Луны карта оставалась нечеткой, и было непонятно, то ли там кратер, то ли гора, то ли еще что. Сначала Я подумала, что карта повреждена, но потом нашла в инструкции объяснение и этому. Оказывается, карта составляется на основе маршрутов, проделанных пони по поверхности с момента существования этой технологии. При синхронизации они считываются и добавляются в базу данных базовой точки отсчета. Отсюда становиться понятна высокая детализация у поселений и низкая – у отдаленных районов. Если в поселения приходят все пони, то в отдаленные районы почти никто не суется. Поэтому там только общие линии и нарисованы. Минусом у этой системы является то, что сами базовые точки не соединены между собой. Поэтому если где-то появится информация о какой-то отдаленной местности, то чтобы получить ее на свою карту, нужно будет прийти туда и синхронизироваться с той базовой точкой. Но меня это не особо пугало. Во-первых, мне нужно просто уйти отсюда, и уже существующих детально прорисованных маршрутов мне хватит. А во-вторых, Я же путешествовать собралась, в конце концов!
Да, так и есть – Я собралась путешествовать. Ну, а что мне еще делать? Сбежать-то Я сбежала, но вот что делать дальше Я не продумала. Хорошо, сейчас уйду подальше отсюда. А потом? Я могу делать все что захочу и как захочу. Могу заняться любимым делом... как только найду его. И еще маму. Сейчас, когда эмоции немного утихли, Я подумала: раз она сбежала, то она может быть все еще жива. А раз так, то Я постараюсь ее найти. Если пони с радужными гривами действительно рождаются только в Санни Тауне, то это не должно быть сложно. Хотя... прошло двадцать лет, так что это еще неизвестно. Все равно, Я постараюсь. Даже если увижу ее хоть раз, это будет того стоить. И хотя Я еще даже не начала ее искать, меня уже переполняла уверенность, что Я ее обязательно найду. Что же касается отца… Перед тем как сбежать, Я волновалась, что он будет переживать, и чувствовала себя виноватой перед ним. Тогда Я вразумляла себя тем, что это моя жизнь, и Я не могу ей рисковать, оставаясь дома. Сейчас же, после того, как открылась правда, Я не ощущала каких-либо угрызений совести. Он лгал мне всю жизнь, а Я сбежала. Что ж, думаю, теперь мы квиты.
Весь оставшийся путь по туннелю Я разбиралась со скафандром, привыкала к новым ощущениям и подбирала нужные настройки. К концу пути Я была уверена, что смогу связаться с другим путешественником на поверхности через радиосвязь или проложить маршрут по карте между двумя пунктами так, чтобы не попасть под свет Солнца. Читала Я намного уверенней и перестала обращать внимание на индикаторы интерфейса. Я даже успела просмотреть каталог скафандров. Теперь Я точно могу сказать, что мой действительно был хорош. Многие нюансы были мне не понятны, но кое-что Я все-таки поняла, и этого мне хватило. Меня заинтересовало то, что строение шлемов у скафандров для жеребят и для взрослых пони были совсем разными – у жеребят он неизменно имел форму шара, тогда как у моделей, предназначенных для взрослых, он был вытянутым, повторяя форму головы, и имел несколько граней. Наверное, это потому, что у жеребят головы маленькие. Что же касается расцветки, то все скафандры были выполнены в темных и серых тонах. Хотя производитель отмечал, что можно заказать скафандр любого цвета. А производителем были "Уютные Скафандры для Ночных Прогулок", расположенные в… поселении Избранных. Забавно, почему оно так называется? Судя по названию, скромность не была в чести у этих пони. Хотя стоп. На каких это основаниях Я, проведшая всю жизнь в месте, где всем постоянно рассказывали байки, могу судить о других только по названию? Нехорошо это. Надо это исправить. А сделать это можно только одним способом – пойти туда и самой все разузнать, что там и как. И только потом делать выводы. А раз зацепок, где искать маму, у меня пока нет, да и делать мне нечего, то туда Я и отправлюсь. Взглянув на карту, Я нервно сглотнула. Поселение Избранных находилось на полпути от Атриум-Сити до Эвэрнайта, если идти по поверхности. Ладно, значит пойдем не прямиком, а в обход через другие поселения. Главное – в итоге попасть туда. А где Я буду до этого – не так и важно. Хотя, если Я по дороге найду подсказку, где искать маму, то не раздумывая, брошусь по следу… Ладно, пока просто остановимся на том, что Я однажды там побываю.
С такими мыслями Я вышла из туннеля. Хоть подъем был долгим, Я чувствовала себя бодро. Это хорошо. Теперь осталось найти выход отсюда, и отметить свое положение на карте. С последним все было просто. Вновь открыв карту и отыскав Атриум-Сити, Я пошла вдоль по изображению самого длинного из семи его отростков, и установила отметку там, где заканчивалась наклонная часть туннеля. С синхронизацией было бы точнее, но мне не нужна точность до сантиметров. Главное – где Я примерно нахожусь, и в какую сторону идти. Ладно, с этим покончено. Теперь поищем выход. Посмотрев по сторонам, Я обнаружила, что вход в помещение, в котором Я оказалась, значительно отличается от других входов. Он не был закрыт. Более того, он и не мог быть закрыт, потому что ворот не было – они были демонтированы. Само помещение тоже имело следы разборки – стены и потолок возле входа не были покрыты металлом, и даже в полу не хватало нескольких плит. Дальше оказалось, что потолок в помещении обрушился, оставив лишь узкий проход, кое-как державшийся на древних с виду опорах. Определить, каких размеров оно было и как использовалось раньше, теперь невозможно. Делать нечего, остается пробираться по проходу между завалами. Проход особо не петлял и был достаточно широким, так что трудностей не возникло. В конце он расширялся, представляя взору закрытую дверь, рядом с которой было какое-то устройство с монитором. Наверное, оно должно было открывать дверь. Выглядело оно исправно, вот только питания не было. Чуть пониже экрана был разъем, чтобы можно было подключить питание. Жаль, что у меня с собой не было ничего, что могло бы его запитать. Или было? Я вновь открыла инструкцию и быстро по ней пробежалась. Ага! Все-таки было. Скафандр поддерживал возможность подключения к стандартным разъемам, чтобы заряжаться от внешних устройств или заряжать их. И для передачи данных он тоже служил. По виду, разъем под экраном был стандартным. Так, теперь нужно подключиться к этой штуке. Сосредоточившись, Я заставила скафандр явить из левого плеча нечто на выдвижной ножке. Я подошла к устройству в стене, и, произвела несложные манипуляции. В результате это нечто идеально встало в разъем для питания. Спустя несколько секунд экран начал подавать признаки жизни. Загрузившись, экран выдал сообщение:
"Наружный шлюз №6 активирован.
ВНИМАНИЕ!!! Чтобы выйти наружу, сначала откройте первую дверь переходной камеры, затем воспользуйтесь терминалом внутри.
Открыть переходную камеру? Да/Нет"
Я выбрала вариант "Да". С тихим шипением дверь открылась, являя за собой небольшую низкую комнату с еще одной дверью и терминалом на стене. Выключив первый терминал и отключившись от него, Я проделала обратные операции со вторым. Через минуту он выдал:
"Вы находитесь в переходной камере шлюза №6.
Выберите действие:
Открыть наружную дверь
Открыть внутреннюю дверь"
Не раздумывая, Я выбрала открытие наружной двери. Внутренняя дверь сразу закрылась, и на экране появилось сообщение:
"Идет откачка воздуха. Ждите..."
Пока воздух откачивался, Я удивилась, насколько примитивная техника тут используется. Но, другой стороны, для открытия дверей не нужны суперкомпьютеры. Как только давление в камере упало до минимально допустимого для дыхания, скафандр сообщил, что он переходит на внутренние запасы кислорода. Через минуту терминал выдал сообщение, что все готово, и дверь наружу открылась. Отключившись от терминала, Я с волнением вышла на поверхность.
Снаружи было... странно. Поверхность была освещена достаточно ярко, чтобы можно было различить ее неровности, но по сравнению с Санни Тауном все это выглядело тускловато. Кроме того, открывшийся вид был, в основном, однотонным – сероватые камни и длинные черные тени. Выглядело это так, будто краски покинули этот мир, оставив после себя лишь серое уныние. Но самым странным был, конечно же, горизонт. Что ж, рассказы о нем оказались правдивыми: у меня действительно сложилось впечатление, что Я стою в центре большого диска, сразу за краем которого начиналось пустое пространство. В голове возникла мысль, что если подойти к краю, и прыгнуть, то падать Я буду бесконечно. Ну, пока не врежусь во что-нибудь. Тут же у меня зародилось нездоровое желание пойти и проверить это. Решительно подавив его в себе, Я взглянула наверх. Теперь все поле зрения занимала все та же чернота, усыпанная крошечными неподвижными огоньками. Звезды... Я никогда раньше их не видела. Забавно, но раньше Я думала, что увидеть звезды будет очень круто. А на деле оказалось, что ничего подобного. Если верить рассказу, услышанному мной очень давно от одного из туристов, то это были такие же убийственные испепеляющие солнца, которые находились так далеко, что не могли навредить своим светом. Деревья с травой мне понравились намного больше. Но Я продолжала смотреть на них, и пока Я это делала, шальные мысли о прыжке за горизонт покидали меня. Возможно, это из-за того, что картина звездного неба обладала некой умиротворяющей силой. Ну, или просто потому, что нельзя упасть вверх. Постояв так еще немного, изредка бросая взгляд на горизонт, Я решила, что уже достаточно привыкла к поверхности и пора уже выдвигаться. Ну что же, в путь!

***

Путешествие по поверхности Луны нельзя было назвать ни простым, ни захватывающим. Один и тот же серый пейзаж навевал тоску, а из-за коварности освещения мне то и дело приходилось заглядывать во все темные углубления, освещая их, прежде чем поставить туда ногу. Выглядевшая неглубокой впадина могла оказаться гораздо глубже. Вначале Я не задумывалась над этим, пока из-за одного неосторожного шага чуть не сломала себе ногу. Хорошо, что все обошлось, иначе мое путешествие закончилось бы очень быстро. Единственное, что меня заинтересовало – источник света. Откуда мог идти свет, кроме как от Солнца? Когда Я отошла подальше от выхода из Атриум-Сити, который находился в тени высокой скалы, Я, наконец, смогла его увидеть. Этим источником служило белое светлое пятно в небе, на котором различались синие и зеленые цвета. Не знаю, что это такое, но, по крайней мере, его свет не был опасен. Что ж, это было очень удачно – пробираться по поверхности только при свете фонарика было бы... даже не знаю, как плохо. В любом случае, мне отчаянно хотелось, чтобы случилось хоть что-нибудь. Желательно хорошее. Встретить кого-нибудь в этом огромном пространстве было бы настоящим благословением. Поздороваться, перекинуться парой фраз, может даже составить компанию… Но нет. Ничего. Я задумалась над необычностью возникших чувств. Когда вокруг было много пони, Я не особо нуждалась в общении с ними. Но Я знала, что в любой момент Я могу пойти и поговорить с ними. Здесь же, когда на километры вокруг ни души, все оказалось иначе. Это было для меня открытием. Хотя, возможно, это пройдет, стоит мне оказаться в первом попавшемся поселении, Я решила, что впредь, по возможности, буду путешествовать с кем-то. Уже сейчас Я сожалела, что так легко последовала за Совтом. Все-таки нужно было идти с тем караваном. Или нагнать их сразу после выхода на поверхность, а не скакать, куда глаза глядят. Тогда Я бы успела дойти до выхода с уровня складов как раз к тому времени, как они стали бы выдвигаться. А сейчас они были в пути уже несколько часов. На то, чтобы догнать их, ушло бы еще столько же времени, а ведь Я даже не знала, куда они направляются. Они могли быть сейчас где угодно. Где угодно… Хм, возможно, даже, где-то недалеко. Возможно, даже в радиусе слышимости моего скафандра! Порывшись в настройках, Я запустила сканирование сигнала. И даже нашла один! В предвкушении Я включила связь… и услышала какие-то странные периодические попискивания, которые то и дело затихали, перебиваясь белым шумом. Со вздохом огорчения Я выключила радио, и поплелась дальше. Однако не прошла Я и сотни шагов, как меня осенило – нужно сканировать частоты на возвышенности, чтобы максимально увеличить диапазон слышимости. А Я была в какой-то низине. Понятное дело, что Я ничего не услышала – все радиоволны проходили надо мной. Я быстро огляделась в поисках чего-нибудь высокого. Единственным подходящим объектом оказалась скала в нескольких километрах отсюда. Она была значительно правее от моего маршрута, и мне придется сделать значительный крюк, чтобы добраться до нее. Но если Я смогу там засечь кого-нибудь и не слоняться тут в одиночку, то это будет того стоить.

***

Путь до скалы занял больше времени, чем Я рассчитывала. Когда Я, наконец, забралась наверх, Я позволила себе немного передохнуть. Вид, открывающийся с вершины, мало чем отличался от того, что Я видела внизу – та же серая пустыня на много километров вокруг. Только отсюда ее было видно больше. Единственным существенным отличием было наличие кратера со стороны, противоположной той, с которой Я пришла. Хотя нет, было еще кое-что. Горизонт… он стал ближе. Мысли о падении через край снова начали шевелиться в моем воображении, но Я быстро от них отделалась, повторно запустив сканирование. Скафандр сразу распознал тот пикающий сигнал. Теперь он был отчетливо слышен, и белого шума в нем почти не было. К сожалению, он был и единственным. Я продолжала сканирование еще несколько минут. Ничего. Снова вздохнув, Я стала осматривать небольшое плато, которым заканчивалась скала, в поисках удобного спуска вниз.
Внезапно скафандр сообщил, что засек какой-то сигнал. Я сразу же переключилась на него. Сигнал был очень слабый, и определить, что именно передавалось, было невозможно. Похоже, Я оказалась на границе действия передачи. Попетляв немного, мне удалось "словить" откуда примерно идет сигнал, и двинулась в ту сторону. Он шел из кратера подо мной. Я стала осторожно спускаться, стараясь держаться этого направления и не отклоняться от него. Сила сигнала нарастала, и вскоре микрокомпьютер смог определить, что это был за сигнал. Когда Я увидела, что это сигнал бедствия, меня зазнобило. Какие-то пони попали в беду! Теперь Я просто обязана попытаться помочь им. С максимальной скоростью, на которую была способна, Я устремилась туда, откуда шла просьба о помощи. К счастью, сигнал был уже достаточно сильным, чтобы точно определить направление, откуда он шел. Через сотню метров Я уже спускалась по пологому склону кратера. Спустившись по склону, Я вскоре оказалась в точке максимальной интенсивности сигнала – в какую сторону Я бы ни отошла, сигнал становился слабее. Но… тут ничего не было! Просто ровное дно кратера. Ничего не понимаю... Я посмотрела наверх. Нет, там тоже ничего. Значит, источник может быть только внизу. Вернувшись туда, где сигнал был самым сильным, Я начала ковырять реголит копытами. Хорошо, что их защищало твердое покрытие скафандра, которое не могли повредить мелкие камешки. Вскоре моя правая нога скользнула по чему-то твердому. Посветив в выкопанную ямку, Я обнаружила, что на дне есть что-то металлическое. Спустя еще пару минут раскопок Я откопала металлическую плиту, привинченную к чему-то. Хоть у меня и была с собой отвертка, которая осталась после посещения магазина Силта, но она была где-то на дне моих седельных сумок, и достать ее не было никакой возможности. Да и вряд ли она бы помогла – болты, державшие плиту, были слишком большими. Но, с другой стороны, Я могла бы попытаться выкрутить их своим манипулятором. Зафиксировав концы манипулятора на одном из болтов, Я приказала им начать вращаться. После секундной задержки, болт поддался и начал медленно выкручиваться. Отлично, это сработало! Осталось всего-то выкрутить оставшиеся болты и поднять плиту. Надеюсь, что мои старания не окажутся напрасны.
Наконец-то последний болт был выкручен. Теперь плита. К чему бы она ни была привинчена, прилегала она так плотно, что Я не могла даже разглядеть швов. И вообще ничего, за что можно было бы ухватиться. Но это не было большой проблемой. Когда-то давно, когда мне осточертело постоянно терять мелкие металлические детали, Я встроила в свой манипулятор электромагнит. Тогда это очень упростило мне жизнь, и, надеюсь, что это мне поможет и сейчас. Став боком к плите, Я прислонила к ней клешню манипулятора, расправив его концы, чтобы они находились в одной плоскости. Сама Я прочно оперлась о грунт, и, включив электромагнит на максимальную мощность, попыталась поднять плиту. Она не поддалась. Я попыталась еще раз. И еще раз. Блин, Я даже не могла сказать, имеют ли мои действия хоть какой-то эффект или нет! Будь здесь воздух, Я бы услышала, как плита скрипит, или еще что-то в этом роде. Но все, что Я слышала, было моим сбивающимся дыханием и учащенным сердцебиением. После очередной попытки Я почувствовала, что плита немного поддалась. Через пару попыток Я увидела ее края, а еще через несколько ближний конец плиты полностью вышел из паза, оставив тонкую щель между ними. Отлично, осталось совсем немного. Еще одним усилием Я подняла край плиты достаточно высоко, чтобы пройти через образовавшееся отверстие. Как только Я совершила свой последний рывок, Я отключила электромагнит, и сняла его с верхней стороны плиты. Пока плита поднималась по инерции, Я снова присоединилась к ней с другой стороны, чтобы не дать ей закрыться. Заглянув в образовавшееся отверстие, Я обнаружила, что пол был… далеко. Я могла его видеть, но прыгнуть с уверенностью, что ничего себе не сломаю – нет. Но у меня сейчас не было времени беспокоиться об этом. С поднятием плиты сигнал стал намного сильнее, и теперь не было сомнений, что пострадавшие там, внизу. Так что мне оставалось надеяться на то, что мой манипулятор окажется достаточно длинным. Прыгнув в пространство подо мной, Я дернулась, повиснув на манипуляторе. Даже свисая на всей его длине, мои копыта были в паре метров над полом. Отключив электромагнит, Я аккуратно приземлилась.
Внутри было темно. Увеличив мощность фонарика, Я осмотрелась. Помещение было необычным. Оно выглядело так, будто кто-то решил соединить большой и маленький туннели, и не особо старался, чтобы переход вышел гладким. Да и сами туннели сильно отличались от виденных мной. Единственной ровной поверхностью был пол. Стены же изгибались по дуге, а потолок вообще местами был бесформенным. В месте стыка туннелей он вообще был просто непокрытой каменной породой. Со стороны большого туннеля помещение заканчивалось закрытыми гермоворотами. С другой стороны проход заворачивал влево. И как раз в том направлении был источник сигнала. За поворотом оказалась лестница, ведущая вниз, а из темноты снизу доходило какое-то бледное синеватое свечение. Спустившись, Я оказалась перед закрытой дверью, похожей на ту, что была у шлюза в Атриум-Сити. Только у этой еще было прозрачное окошко с льющимся через него синим светом. Осмотревшись в поисках открывающего устройства, Я обнаружила только разъем для подключения. Я немного запаниковала, но потом мне пришла в голову мысль, что Я смогу увидеть экран, когда запитаю его через разъём. Но оказалось, что устройства тут нет – управление гермодверьми производилось со скафандра. Быстро открыв двери, Я приказала шлюзу пустить меня дальше. Пока Я ждала, скафандр сообщил мне, что обнаружен кислород, и как только давление в переходной камере достигло допустимого значения, стал подавать внешний воздух. И он был очень странным. Запах тут был весьма непривычным, но раз газ не был токсичным, то волноваться не стоит.
Выйдя, Я обнаружила тупик, образованный обвалившимся потолком и породой. Мерцающий синий свет исходил от какой-то расположенной у стены машины, наполовину погребенной под завалом. Для чего бы она ни была предназначена, она тихо гудела, неистово сотрясаясь. Это приводило к тому, что на нее сверху скатывалось еще больше грунта. Ближе к центру завала из породы выглядывало нечто, в чем Я узнала манипулятор. Ох, если кто-то оказался под завалом, то вряд ли у него или нее были шансы выжить. Даже если тут был воздух, вряд ли он в достаточном количестве был в грунте. Хотя, если он или она были в скафандре... Так, хватит рассуждать! Нужно действовать. Если Я с таким трудом попала сюда, то глупо будет останавливаться сейчас. Поэтому Я начала копать. Это было непросто, из-за того что порода то и дело сползала, но мне в итоге удалось ее кое-как умять, чтобы она не скатывалась (Кстати, оказалось, что порода далеко не вся серая. Она в основном была бурой и имела множество разных оттенков). После этого дело пошло быстрее. Вскоре показался сначала верх туловища, потом шея, голова и передние ноги. Усиленно орудуя копытами и манипулятором, Я со всей аккуратностью попыталась вытащить пони из-под завала. В конце концов, мне это удалось. Вид пони был очень удручающим. Шлем скафандра запотел, и не было никакой возможности рассмотреть, кто был за ним. Кроме того, снизу внутри было видно несколько капель крови. Весь остальной скафандр был перепачкан и прорван в нескольких местах, а манипулятор был серьезно поврежден. С дрожью в копытах Я произвела подключение к скафандру и запустила полную диагностику (предварительно заглянув в инструкцию). Тут же мой взор заполонило множество предупреждений, начиная от низкого заряда батарей до медицинских показателей состояния пони внутри. К счастью, пони был (или была) еще живой, но запасы кислорода были уже на нуле, а система подачи внешнего воздуха была забита породой. Нужно было срочно снять шлем. Я подала команду на снятие шлема, но он был деформирован, и открылась только часть, прикрывающая лицо. Но и этого было достаточно. Когда верхняя часть шлема открылась вверх, Я увидела лицо пони. Оказалось, что это была кобылка. Выглядела она не очень хорошо. Почти так же, как и ее скафандр – ее грива свалялась, и в ней запутались комки грязи, а в уголках рта и под носом у нее была запекшаяся кровь. Но она дышала! А значит, у нее еще был шанс. Удостоверившись, что удушье ей не грозит, Я начала просматривать отчет о ее состоянии. Удивительно, но все ее кости были целы, и она отделалась несколькими ранами и ушибами. В целом ее состояние было стабильно. Но что она здесь делала? И был ли еще кто-то с ней? Кроме ее сигнала, Я не смогла больше ничего обнаружить. Даже если она была не одна, то Я никак не могла теперь помочь ее спутникам – вряд ли Я бы смогла разобрать завал, да и куда девать породу? Так что Я сосредоточилась на помощи спасенной пони.
Для начала Я попыталась снять с нее ее скафандр, чтобы обработать раны, но делать это, будучи самой облаченной в скафандр, было очень неудобно. Поэтому Я сначала сняла свой и... Бррр! Воздух тут был прохладным. Не настолько холодный, чтобы простыть, но после стабильной температуры в скафандре эта перемена была неожиданной. Мгновение спустя, Я ощутила, что воздух не был повсюду одинаково холодным. Со стороны заваленной машины исходили волны тепла. Поэтому Я перетащила пони поближе к ней, и кое-как расстегнула ее скафандр (Там, где он был на это рассчитан. Полностью снять его вкопытную мне бы не удалось). Внутри оказалась темно-зеленая безрогая пони с короткой пепельно-фиолетовой гривой (Хотя Я могла немного ошибиться из-за синего света. Фонарик моего скафандра отключился, как только Я из него вылезла, и теперь пространство вокруг завала освещала лишь лампа странного устройства). Полностью вынимать ее из скафандра Я не стала, ограничившись лишь небольшим просветом. С одной стороны, мне казалось, что ей нужен покой, и Я не хотела ее лишний раз тревожить. А с другой… Знаю, что это глупо, но Я и так без спросу влезла в ее скафандр, а снимать его полностью было бы как-то совсем уж слишком. Надеюсь, она не будет сильно против, когда очнется. В конце концов, Я ей жизнь тут спасаю! Так, не нужно устраивать бессмысленных споров с собой. Сейчас лучше заняться ее ранами.
Ран было немного, и в большинстве своем ничего особенного не представали. Я обработала их дезинфицирующим препаратом, приобретенном накануне в Атриум-Сити. (К счастью, моих весьма скудных медицинских навыков вполне хватало для обработки ран.) Когда Я обрабатывала один из глубоких порезов, кобылка тихо застонала, но не очнулась. Перебинтовать ее порезы Я не могла, не сняв скафандр. Оставалось только надеяться, что обработки ран хватит. Закончив, Я сложила все обратно в сумку, и задумалась, чем бы мне заняться, пока она приходит в себя. Мой взгляд упал на ее манипулятор, согнутый под неестественным углом в нескольких местах, где он сгибаться не должен. Хм... Очевидно, что прежде чем уйти отсюда, нужно будет починить ее скафандр. В моем, кажется, был отсек (или что-то вроде того) с запчастями для ремонта, но заняться этим можно будет, только когда она придет в себя. И, мне кажется, что с двумя рабочими манипуляторами это будет проще, чем с одним. Так что Я занялась починкой ее манипулятора. Отсоединив контакты от ее висков и скафандра, Я вытащила его и уселась рядом на полу. Я начала осторожно его разбирать, запоминая каждую деталь конструкции. Но долго Я так не просидела – металл пола был невероятно холодным. Сначала Я подумала, что он быстро нагреется, но спустя пять минут он был таким же холодным, как и раньше. Может, даже еще холоднее. Планов отморозить круп у меня не было, поэтому Я встала, и, выложив все из седельных сумок, подстелила их в качестве коврика. Больше Я не отвлекалась. Это было нетрудно без интерфейса скафандра. Должна признать, хоть за время ношения скафандра Я и привыкла к постоянно маячившим на границе зрения изображениям, без них я чувствовала себя намного естественнее и сосредоточеннее.

***

А этот манипулятор был хорош. Было у него кое-что, заставившее меня хотеть такой же. Две сочлененные телескопические стрелы, например. Таким манипулятором можно было хоть весь дом прибрать, не вставая с кровати! Не смотря на то, что некоторые секции погнулись, и выправить их на месте было невозможно, мне удалось их вытащить, и соединить уцелевшие части между собой. И теперь, пусть и раздвигаясь на меньшую длину, он снова мог функционировать, как нужно. Я как раз заканчивала собирать его обратно, когда незнакомка издала бессвязный звук и пошевелилась. Я тут же отложила манипулятор в сторону, и, поднявшись на свои немного затекшие ноги, подошла к ней.
– Как ты? – прошептала Я. Но то ли из-за акустики, то ли из-за того, что тут было почти совсем тихо, мой голос показался мне громким. В свете лампы Я увидела, как они сначала поморщилась, а потом медленно открыла глаза.
– Где... где Я? – слабым голосом поинтересовалась кобылка и попыталась встать. У нее это не получилось.
– Эй, не двигайся, тебе пока что нельзя! – на самом деле Я не знала, но рисковать не стоит. – Ты попала под завал, и чуть не задохнулась. Я не знаю, где мы, но тут безопасно.
Я действительно не знала, где мы. По карте выходило, что мы всего в нескольких километрах от Атриум-Сити, но на ней не было обозначено никаких подземных сооружений в этом месте. Похоже, что мы первые, кто побывал здесь. Или у меня устаревшая карта. Эта пони как-то же попала сюда. Тем временем, кобылка попыталась осознать мои слова.
– За-завал? Правда? – по ее лицу было видно, что она пытается что-то вспомнить. В итоге ей это удалось. – Что-то такое припоминаю. Помню, как на меня что-то упало и понесло вперед. Так это был завал? – безрожка подняла на меня свой взгляд.
– Похоже на то. Я тебя откопала и вытащила оттуда. С тобой был кто-то еще? – этот вопрос меня действительно волновал.
Она ненадолго задумалась, вспоминая. Похоже, это ей давалось нелегко, и в процессе она пару раз поморщилась, словно от боли.
– Нет, по-моему, нет. Кажется, Я была одна.
Фух, прямо гора с плеч.
– Хорошо. Ты пока отдыхай, а Я тут посижу, – сказала Я и начала возвращаться к сборке манипулятора, как у меня возникла мысль, которую Я сразу озвучила:
– Погоди, ты, наверное, проголодалась?
Не дождавшись, пока она что-либо ответит, Я взяла несколько фруктов, воды и немного сена, и принялась кормить пострадавшую. Она была совсем не против. Поев, она вскоре заснула, а Я вернулась к ремонту. Закончила Я быстро, и делать мне было нечего. Спать мне тоже не хотелось. Кроме того, Я не могла оставить безрожку, пока она не будет в состоянии двигаться самостоятельно. Но даже в этом случае без ремонта скафандра и запасов воздуха и электричества она не могла уйти отсюда. Значит, мне придется поделиться с ней своими – не оставлять же ее тут. А узнать, как перекачать воздух из моего скафандра в ее, Я могла только из старой доброй инструкции по эксплуатации. Собрав все свое добро обратно в сумки, Я снова залезла в скафандр, и, удобно устроившись на полу, погрузилась в чтение.

***

Безрожка полностью пришла в себя спустя пару часов. До этого она несколько раз приходила в себя, но вскоре снова засыпала. Пока она восстанавливалась, Я успела узнать, как перекачать энергию и воздух в ее скафандр, и даже как отремонтировать его. Я только занялась починкой ее скафандра, как она очнулась. Я поняла это по изменившемуся звуку ее дыхания и тому, как она напряглась, шевеля конечностями. Отложив инструменты в сторону, Я обошла ее, чтобы спросить, как она себя чувствует.
– Тебе уже лучше?
– Да. Определенно, – в подтверждение своих слов безрожка успешно поднялась на ноги. – Как долго Я была в отключке?
– Часа три с тех пор, как Я тебя откопала, и еще неизвестно сколько до этого ты была под завалом. – Пока Я говорила, она пристально смотрела на меня своими изумрудными глазами. – Наверное, достаточно долго. У тебя совсем не осталось кислорода, когда Я тебя нашла.
При этих словах она как-то напряглась, а потом удивленно уставилась… куда-то. Взгляд был направлен на меня, но был расфокусирован.
– Что-то не так?
– Мой интерфейс накрылся. Полностью. Я… Я даже не чувствую манипулятора. Как такое вообще возможно? Я же не в электромагнитную бурю попала.
Упс. Я совсем забыла, что интерфейс скафандра интегрируется с манипулятором. И отключив последний для починки, Я отрезала ей доступ и ко всему скафандру.
– О, не волнуйся, – поспешила Я успокоить ее – это не из-за завала. Это Я сделала.
На этот раз удивленный взгляд был адресован мне.
– Ты отключила мне интерфейс? Зачем?
– Твой манипулятор был в очень плохом состоянии. Мне пришлось извлечь его для починки, – пока пони переваривала мои слова, Я оббежала ее и показала отремонтированный манипулятор. – Смотри, почти как новенький.
– Понятненько, – медленно кивнула она, осознавая смысл сказанного. Затем она изменилась в лице:
– Спасибо! – впервые с того времени, как Я ее нашла, ее лицо озарила улыбка. Это хороший знак. – Тогда не поможешь мне снять скафандр?
– Да, конечно, – снова подключившись к ее скафандру, Я дала команду на открытие. Несколько минут спустя безрожка, нацепив свой манипулятор, осматривала повреждения скафандра. А Я в это время смотрела на нее. Выглядела она определенно лучше. Но въевшаяся грязь и свалявшиеся шерстка и грива с хвостом никуда не делись. Одного похода в душ хватило бы, чтобы это исправить, но Я сомневалась, что хотя бы один был поблизости. Тем временем она закончила осматривать свой скафандр.
– Повреждений многовато, но ничего такого, что нельзя было бы исправить, – заключила она. – Могло быть и хуже.
Оставив свой скафандр, она подошла ко мне.
– Ну, давай знакомиться что ли. А то мне как-то неловко, что Я не знаю имени своей спасительницы.
– Я Трин, – представилась Я и протянула копыто. Я думала снять скафандр, чтобы она меня видела, но сейчас это было бы слишком долго. И неловко. Вместо этого Я на всякий случай добавила: – Это сокращение от "Рэйнбоумэйн Тринадцать".
– Тринадцать? Ты из какой-то династии, что ли? – предположила она.
– Ну, можно и так сказать.
– Понятно, – ответила кобылка и, схватив меня за протянутое копыто, принялась его трясти, – А Я Симби. Можно просто Сим.
– Приятно познакомится, Сим.
– Взаимно.
Закончив копытопожатие, она вернулась к более насущным вопросам.
– Слушай Трин, мне понадобится некоторое время, чтобы вернуть эту штуку в рабочее состояние. Но без электричества и кислорода Я в нем далеко не уйду. Так что… – Я была уверена, что она попросит меня поделиться. Но ей удалось меня удивить – … если не сложно, пожалуйста, откопай этот агрегат из-под завала.
– Откопать агрегат? Зачем?
– Увидишь, – загадочно произнесла она, приступая к ремонту своего скафандра. – Если, конечно, не решишь оставить меня здесь.
Ее слова ударили, словно током. Я уставилась на нее, не веря своим ушам.
– Что? Я что-то не то сказала? – поинтересовалась она.
– Это… это какая-то шутка, да? Или ты действительно думаешь, что Я оставлю тебя, после всего, что сделала?
Сим лишь пожала плечами.
– Не знаю. Ты спасла меня, и дальше Я могу позаботиться о себе сама. Тебе не нужно больше тратить на меня свое время и ресурсы. Тем более что отплатить мне сейчас нечем. Ты можешь спокойно уйти, и никто тебя в этом не обвинит.
– Нет. Я останусь.
– Да? – заинтересовалась она. – Почему?
– Потому что так правильно! – отрезала Я, топнув. – И Я тебя еще не спасла. Пока ты не можешь выйти отсюда, ты, считай, все еще под завалом.
– Я смогу выйти отсюда, как только доберусь до нужных частей машины – парировала безрожка.
– Тебе нужна машина? Хорошо, будет тебе машина! – рассердилась Я, и ни слова не говоря, принялась расчищать завал вокруг нее. Симби ничего не ответила. По мере того, как Я боролась со сползающим грунтом, буря негодования во мне утихала, уступая место озадаченности. Почему она сказала то, что сказала? Я ведь сразу дала ей понять, что не собираюсь оставлять ее сейчас. Тогда зачем она продолжала? Чего она этим добивалась? Она же ничего… Хотя нет, погодите…
Оставив уже наполовину откопанную машину, Я развернулась к Сим.
– Ты устроила это все, чтобы заставить меня копать, не так ли?
– Ага, – весело согласилась она. И смущенно добавила: – Прости за это.
Часть меня захотела взять и снова погрести ее под завалом. Вместо этого Я вернулась к откапыванию машины. В конце концов, мне было интересно, как она собирается ее использовать. И этот интерес очень быстро пересилил все остальные мои чувства.

***

Мы закончили почти одновременно. Мне удалось расчистить завал вокруг машины, прорыв вокруг нее небольшой проход. При этом большая часть остального помещения оказалась заваленной грунтом. Сим была очень довольна. Когда Я закончила, она открыла в ней какую-то панель, вытащив оттуда несколько проводов и трубок. Перенеся свой скафандр ближе к агрегату, она подключила его к проводам и трубкам из панели.
– Вот и все. Через полчаса запасы восстановятся, – объявила она. Заметив мою заинтересованность, она объяснила:
– Я поставила его на зарядку. Подключила к энергосистеме машины и все. А через трубки восполняю запасы кислорода.
– Ух ты. А как это?
– Очень просто. Эта машинка может спокойно добывать кислород из грунта. И, как ты видишь, его тут в достатке.
Идея добывать воздух прямо из земли была странной. Но, с другой стороны, раз он там есть, то почему бы им не воспользоваться? Тем более, если это быстрее, чем повторная переработка воздуха.
– Полезное устройство. Где ты его нашла?
Симби подарила мне странный взгляд.
– Прямо тут и нашла. Или, погоди, – ахнула она, – ты думала, Я его с собой притащила?
Я смущенно кивнула. Сим рассмеялась.
– Ну ты даешь! Разве ты не заметила, что эта штука вделана в стену? И потом, она слишком тяжелая, чтобы таскать ее за собой. Да, было бы здорово иметь переносную версию, но таких не делают.
Подняв манипулятором несколько грудок породы, безрожка закинула их в воронку сверху машины. Затем она продолжила говорить, но уже на другую тему.
– Ладно, пока скафандр заряжается, предлагаю воспользоваться возможностью и перекусить. Мало ли когда представится другой шанс?
Я сразу же согласилась. Из-за моего ускорившегося отбытия из Атриум-Сити Я не смогла даже позавтракать, а найдя Симби, совсем забыла про еду. Но стоило ей про нее напомнить, как желудок заявил о своем недовольстве этими обстоятельствами. Сим настояла, что теперь угощает она, и достала пару банок консервированных яблок. Уже предвкушая их вкус, Я сняла скафандр, готовая немедленно наброситься на еду. Однако все-таки вышла небольшая заминка. Стоило мне оказаться вне скафандра, как Сим удивленно уставилась на меня, отдалив только что протягиваемую банку. После этого Я не решилась взять ее.
– Что-то не так?
– Ты… Я тебя знаю, – медленно произнесла она, ставя банку на пол рядом с собой. – Я видела тебя раньше.
– Это невозможно. Мы с тобой раньше не встречались, – возразила Я и тут же усомнилась в своих словах. Мало ли, вдруг Сим была туристом в Санни Тауне? Не могла же Я помнить всех. Тем более что Я видела далеко не каждого из гостей города. Зато вот она вполне могла меня видеть. Что Я тогда такого сотворила, раз она так отреагировала? Интуиция подсказывала мне, что это не было что-то хорошее.
– Нет Трин, Я уверена, ошибки быть не может – ответила безрожка, обходя вокруг меня, – Много ли на Луне радужногривых пони с числом тринадцать на боку?
Полагаю, это был риторический вопрос.
– Ты была в Иотнохе где-то три года назад, – объявила она, снова стоя передо мной. И затем, с притворной подозрительностью спросила: – Ты же не следишь за мной?
– Нет, конечно!
– Точно? А как тогда ты меня нашла? – продолжала упорствовать Сим.
– Шла на сигнал бедствия. Кроме того, если бы Я следила за тобой, разве Я не должна была быть с другой стороны завала?
Безрожка задумалась.
– Да, пожалуй ты права. Все равно, забавно, что мы оказались знакомы, пусть и заочно.
Только Я хотела повторить, что это была не Я, как меня поразила догадка. Единственной радужногривой пони за пределами Атриум-Сити, кроме меня, могла быть только моя мама! И ее видели всего три года назад! Значит, Я могу ее найти. Пойти по ее следу. Я тут же решила расспросить о ней.
– Сим, эм, та пони, которую ты видела, которая похожа на меня… ты можешь постараться вспомнить о ней? Хоть что-нибудь?
– Кроме того, что у нее радужная грива и тринадцатка сбоку? – Сим вновь протянула мне банку, которую Я в этот раз приняла без колебаний. – Постараюсь, но ничего не обещаю. Так… – Сим принялась вспоминать, попутно вылавливая из своей банки один ломтик яблока за другим. – Она была там вроде по какому-то делу. По какому именно, – не знаю, но наверняка по важному. По другим причинам приличные пони в Иотнохе не появляются. Что еще… Помню, мы с ней столкнулись. Буквально – лоб в лоб. Я еще пошутила, что хорошо, что мы не единороги. Наверное, поэтому Я ее и запомнила. Стоп, погоди, – вскочив со своего места, Симби уставилась на меня. – Ну ничего себе! Ты и вправду не она. Прости, не обратила внимания, что ты единорог. Надо же, – все еще потрясенная своим открытием, она вернулась к своей еде. – Вы так похожи. Вы случайно не родственники?
– Она моя мама. И Я ищу ее.
– Она… твоя… Ох, – вздохнула Сим, вновь отрываясь от еды. – Прости меня, Трин.
– За что?
– За то, что так мало могу о ней рассказать, – на некоторое время она затихла. – У меня идея. Я так понимаю, что ты теперь направишься в Иотнох, верно? – получив мой кивок, она продолжила. – Тогда Я отведу тебя туда.
– Стоп, погоди, ты вовсе не должна...
– Должна, – Сим была непоколебима. – Ты спасла меня, и это меньшее, что Я могу для тебя сделать. Тем более, – кобылка улыбнулась, – что мне еще нужно загладить вину за откапывание машины.
Вряд ли мне удалось бы ее переубедить. Кроме того, мне бы очень пригодился проводник. Так что после недолгого сопротивления, Я все же сдалась.
– Вот и славненько, – подытожила Сим. – Тогда доедай быстрее, и двинем.
Прикончив половину банки, Я решилась задать ей вопрос, который мучал меня с тех пор, как Я тут оказалась.
– Слушай, Сим, а как так получилось, что ты попала под завал?
Симби скривилась.
– Ох, Я так и знала, что ты спросишь. И ответ, что Я глупая пони, тебя не удовлетворит, верно?
Получив отрицательный ответ, Сим вздохнула и начала рассказывать.
– Думаю, начнем с того, что Я кто-то вроде историка-археолога. Я исследую разные заброшенные места, чтобы узнать их историю, кто, когда и зачем их построил. Но в наше время только этим особо на жизнь не заработаешь. Так что Я живу тем, что продаю или то, что мне удастся найти и унести с собой, или информацию, как безопасно добраться туда, где есть всякие полезные ресурсы. В общем, как ты уже догадалась, мы не находимся в туннелях какого-нибудь поселения. Короче. Недавно Я узнала про один неисследованный проход. Куда ведет, что там есть – никто не знает. Так что Я решила отправиться на разведку. Вход нашла без проблем, зашла внутрь... И, как ты понимаешь, добралась сюда. А тут эта штука стоит. Дай, думаю, посмотрю – рабочая или нет. И так уж получилось, что она была рабочая. Не знаю, как так получается, но в некоторых местах есть штуки, которые остаются рабочими с незапамятных времен. И без всякого техобслуживания! Вот Я и подумала – почему не пополнить запасы кислорода, не переводя энергию на повторную очистку? Но была проблемка – рядом реголита не было, а бегать к выходу и обратно, принося по пригоршне за раз – не вариант. Вот Я и решила снять панель со стены. Наверное, то, что она снялась слишком просто, должно было насторожить меня. Но не насторожило. Все шло гладко, машина работала... пока Я не выдернула какой-то нужный камешек. Я даже сообразить не успела, как на меня посыпалось что-то сверху. Взглянув наверх, Я осознала, что дела плохи и дала деру, но... не повезло. Остальное ты знаешь.
История Симби меня поразила. Я даже не нашла что ей ответить. Все приходившие в голову мысли были вариациями на тему «дуракам везет», но ни одну из них Я озвучивать не стала. Тогда инициативу переняла Симби:
– Ну а ты как сюда попала?
Хороший вопрос. Я рассказала ей, что "случайно" обнаружила сигнал бедствия и про проникновение сюда через потолок. В конце рассказа Сим присвистнула.
– Ого. А ты умная пони, – от ее слов Я почувствовала, что начинаю краснеть. Тем временем, она продолжала: – И с техникой дружишь. Дай угадаю – ты техник, верно?
– Можно и так сказать. В принципе, Я много с чем работала, знаю, как что устроено. Кое-что могу даже сама сделать. Если будет, из чего.
– Да, Я заметила. Еще раз спасибо за манипулятор, – улыбнулась она. В этот момент в ее скафандре что-то пиликнуло. – О, уже зарядился. Отлично, – убрав пустые банки обратно к себе в сумку, она направилась к своему скафандру. Я же поспешила облачиться в свой. Через пару минут мы уже обе были готовы путешествовать.
– Значит так, небольшой инструктаж, – раздался голос Сим у меня в ушах, когда мы стояли в переходной камере. Было как-то непривычно говорить с ней через радио – возникал диссонанс между ее настоящим положением и тем, где она должна быть, если судить по звуку. – Там, куда мы сейчас пойдем, очень давно никого не было. Так что не отходи далеко, если видишь странные штуки, сначала спрашивай, а потом трогай их, внимательно гляди под ноги и по сторонам. Все. А теперь пойдем, – сказала Симби и ускакала вверх по лестнице. Я поскакала вслед за ней.
Мы остановились перед гермоворотами. Это был наш единственный выход – выбраться через потолок, как Я сюда попала было невозможно – он был слишком высоко. Ворота были заперты, но Сим знала, как их открыть. Рядом с дверью была съемная панель, скрывающая тьму проводов. Снимая ее, Сим пошутила насчет того, чтобы Я была готова ее вытащить в случае чего. Похимичив с проводами и подав питание, Сим заставила ворота открыться. За ними обнаружилось небольшое помещение, в котором ничего не было, кроме пары лифтов. Двери одного из них были открыты. Переглянувшись с Сим, мы вошли внутрь.

Глава 4

– Метеорит? Ничего себе! – прокомментировала Симби висящее возле двери лифта древнее объявление. Оно весьма хорошо сохранилось в отсутствии воздуха и света, и все еще было читаемым. Оно гласило, что выход на поверхность в этом месте пока что невозможен из-за слишком близкого падения метеорита. Поэтому до окончания поверки состояния верхних туннелей всем желающим предлагалось воспользоваться другим ближайшим выходом, и приносились извинения за временные неудобства.
– Что ж, это объясняет, почему меня так быстро завалило, – добавила она.
Да, а еще то, почему Я так быстро докопалась до туннеля.

Мы спустились по обнаруженным шахтам лифтов. Только вот на нашем уровне кабин не оказалось, и нам пришлось спускаться вниз, ухватившись манипуляторами за свисающие с потолка тросы и упираясь в стены ногами. Достигнув таким образом кабины лифта внизу, мы влезли в нее через открытый люк в ее верхней части, и после недолгой возни с электрическими схемами лифта и работы манипуляторами, мы вышли из нее и оказались тут. Хотя суммарно все это заняло не более получаса, мы спустились достаточно глубоко. Судя по объявлению, здесь есть и другие выходы на поверхность. Осталось только их найти. Надеюсь, что не все они будут лифтами. Не думаю, что смогу карабкаться вверх по шахте.

Пока Сим изучала объявление, Я осмотрелась. Справа и слева от лифта был проход, уходящий под уклоном вниз. Думаю, нет нужды говорить, что это были точно такие же по форме туннели, что были в Атриум-Сити. Похоже, это был их стандартный вид. Напротив лифтов оказалось что-то вроде электронной доски объявлений, которые Я видела дома и в Атриум-Сити. Только она не работала. Однако функцию свою выполняла – около центра на ней одиноко висело еще одно объявление. Его текст немного отличался от того, что изучала Сим. Тут говорилось, что из-за падения метеорита кабина в одной шахте сорвалась с удерживающих ее тросов и вышла из строя при падении. Еще сообщалось, что она будет заменена в течение месяца. Ага, как же.
Наконец, Симби закончила с рассматриванием белого пластикового прямоугольника, и мы могли продолжить путь.
– Куда пойдем? Направо или налево? – поинтересовалась Я.
– Хм. Насколько Я знаю, то сейчас это без разницы. Если Я права, то оба эти прохода симметричны и ведут в одно место – ответила безрожка, светя в темноту правого туннеля. – Если хочешь, мы можем разделиться и проверить это.
– Ну... не знаю. Разделяться в давно заброшенном месте не звучит как удачная мысль.
– Эй, не волнуйся. Все в порядке. Я уверена, что мы встретимся на следующем перекрестке. Если это не так, то мы можем вернуться обратно и пойти в одну сторону.
Ладно, почему бы и нет? В конце концов, это место не выглядело опасным. Согласившись, Я взяла на себя левый туннель. Перед тем, как расстаться, мы договорились при необходимости связаться друг с другом по радио.

Как Я и говорила, этот туннель был точно таким же, как все предыдущие (за исключением поврежденного метеоритом). Только совсем не освещенный и намного более пыльный. Казалось, будто Я ступаю по какому-нибудь ковру, а не по твердому металлу. При продвижении вниз невольно складывалось впечатление, что все туннели были сделаны кем-то одним и являлись когда-то частью единого целого. Нет, ну а как еще объяснить то, что они были абсолютно идентичны? И если так, то кто же их построил, и зачем? Не только туннели, а вообще все это? Признаться, подобные вопросы были у меня еще во время посещения Атриум-Сити, и теории, поведанные Расти, совсем не проливали на них свет. Впрочем, это было вполне ожидаемо – основываясь только лишь на факте существования, можно с легкостью построить огромное число объясняющих это правдоподобных теорий. Если бы Я захотела, могла бы с легкостью придумать парочку таких. Но мне было интересно именно узнать ответы на эти вопросы, как все было на самом деле, а не придумать красивое объяснение. Подобной мути Я наслушалась еще будучи в Санни Тауне. Хм, Симби сказала, что она часто исследует места, подобные этому. Может, она знает о них что-нибудь? Я ощутила острое желание расспросить ее об этом. Вызывать ее по радио сейчас Я не могла – вряд ли острый приступ любопытства можно назвать особой ситуацией, как бы мне того ни хотелось. Эх, надо было не разделяться тогда. На мгновение у меня появилась мысль вернуться обратно и догнать Сим, но Я от нее отмахнулась. Это было бы, как минимум, глупо. Если она права, то мне будет быстрее встретить ее внизу. А судя по особенностям планировки Санни Тауна и Атриум-Сити, она была права. И чем быстрее Я исследую этот туннель, тем быстрее мы встретимся, и сможем поговорить. Так что Я сконцентрировалась на прохождении туннеля.

Через минуту мне в голову пришла отличная мысль – раз все туннели одинаковые, то, значит, полы у них тоже одинаковые. И, если судить по туннелю, соединяющему Санни Таун с Атриум-Сити, они достаточно ровные, чтобы по ним можно было бежать, не опасаясь случайно сломать себе ногу, как при путешествии по поверхности. Раз так, то Я могу сейчас быстро добежать вниз, немного размявшись и не погибнув от скуки или перегрева мозга. Осознав это, Я начала идти все быстрее и быстрее, перейдя окончательно на размеренную рысь. Как же это было здорово! Я обожала бегать, еще когда была маленькой кобылкой. В те времена главная аллея Санни Тауна казалась мне почти бесконечной, и Я могла носиться по ней весь день, играя с другими жеребятами. Но по мере того как Я росла, выяснилось, что аллея не такая уж и длинная, и чтобы разогнаться как следует ее не хватает. А потом, когда Я выросла достаточно для того, чтобы работать, то времени на развлечения вообще не оставалось. Особенно учитывая начавшееся противостояние между мной и Советом. И сейчас, когда Я бежала вниз по древнему заброшенному туннелю, Я чувствовала себя... счастливой? Нет, это было бы слишком. Радостной, скорее. Не знаю, как долго длилась моя спонтанная пробежка – может минуту, может пять, может больше. Но закончилась она так же внезапно, как и началась, когда прямо за спиной у меня раздался голос:
– Трин! Приём! Проверка связи!
От неожиданности Я вскрикнула, споткнулась, упала, и, проскользив пару метров... начала скользить еще быстрее! Пыль, с незапамятных времен оседавшая на полу, пришла в движение и потоком устремилась вниз, туда, куда вел туннель, все ускоряясь, и унося меня за собой. Переход между состояниями бега и неконтролируемого скольжения был настолько неожиданным, что сначала Я вошла в ступор, и лишь спустя несколько мгновения стала отчаянно барахтаться, стараясь замедлиться. В итоге я только перепачкалась в пыли, покрыв фонарь и весь шлем слоем пыли. Наверняка, еще и канал для подачи воздуха снаружи полностью забила. При этом голос Симби, который, как Я уже догадалась, звучал не сзади, а из наушников, не замолкал:
– У тебя все в порядке? Трин?
Я не ответила. Не только потому, что сейчас у меня не было слов. В этот момент мое скольжение наконец-то прекратилось. Туннель, развернувшись на 180 градусов, любезно предоставил мне стену, чтобы затормозить. Так как пыль снизу скатывалась быстрее меня, то возле стены уже была целая гора пыли, которая смягчила удар и затем полностью меня засыпала. Лежа под ней, как под одеялом и, постанывая от удара, Я невнятно пробормотала:
– Симби... приём. Я... Я на связи.
Из наушников сразу раздался обеспокоенный голос Симби:
– Приём, Трин. Что случилось? Почему ты мне сразу не ответила? И… что с твоим голосом?
– Я... эм, немного прокатилась. Когда ты спросила, Я была занята торможением об стену.
Переведя дыхание, Я начала потихоньку подниматься, выкапывая себя из-под кучи пыли.
– Ох, Трин, ты цела? – пораженно воскликнула Сим. – В смысле, конечно же, ты пострадала, но двигаться ты можешь?
– Кажется... да. Отделалась всего парой ушибов и грязным скафандром, – прохрипела Я, осторожно переступая с ноги на ногу. – А у тебя как дела? Нашла выход? Или еще что-нибудь?
– Нет, Трин, ничего такого. Мой туннель сейчас развернулся и продолжает идти вниз.
– Мой тоже. Похоже, ты была права насчет симметрии.
– Похоже на то. Узнаем точно, когда спустимся вниз. – Немного помолчав, она добавила: – Послушай, Трин. Может, нам нужно снова объединиться?
– Да, ты права. Давай объединимся внизу, когда спустимся.
– Ты уверена? – все еще взволнованно спросила она.
Мысленно вздохнув, Я ответила:
– Да, уверенна. Я все еще могу идти и впредь буду осторожнее. Ничего не случится, не волнуйся.
– Ладно, как знаешь. Тогда встретимся внизу, Трин.
– Договорились.
Отключив передачу, Я начала протирать копытом стекло визора и фонарик от пыли. Делать это в скафандре было очень неудобно, но кое-как мне удалось добиться сносной степени видимости. К сожалению, пока Я скользила, Я умудрилась перевернуться так, что неслась спиной вперед и большая часть удара пришлась на манипулятор. Хотя он все еще работал, что-то мне в его работе не нравилось. Решив перебрать его при первом удобном случае, Я пока вернула его в сложенное состояние. Так, вроде бы все, можно выдвигаться. Хотя нет, прежде нужно сделать еще одну вещь. Обратившись к интерфейсу скафандра, Я создала текстовый файл под названием "НИКОГДА СНОВА" и записала в нем:
"1. Не бегать по скользким поверхностям, покрытым пылью, камнями или вообще чем угодно, что может по ним скользить. А еще лучше вообще их избегать"
Все. Теперь можно идти дальше.

Путь вниз был болезненным. Боль была терпимой, но время от времени все же заставляла меня морщиться и шумно вдыхать и выдыхать воздух. Чтобы как-то отвлечься от нее Я начала одним глазом просматривать медицинские возможности скафандра, следя вторым за туннелем, чтобы не споткнуться снова. Последний, к слову, изменился после схождения пыльного потока – по центру пола неровной полосой в свете фонарика блестел не покрытый пылью металл.
Как Я и ожидала, скафандр действительно имел неплохие медицинские функции. Например, автоматическое впрыскивание различных медикаментов, например, обезболивающего, в случае, если система сочтет это необходимым, или же введение медикаментов по расписанию, если это нужно. Тут даже была система автоматического перебинтовывания! Интересно, как Избранным удалось впихнуть все эти возможности в один скафандр? В любом случае, Я сейчас не могла ими воспользоваться. Эх, надо было заняться настройкой всего этого еще до выхода из Атриум-Сити. Или хотя бы возле завала.

Стараясь как можно меньше тревожить ушибленные мышцы, Я наконец-то добралась до низа. Съехавшая из туннеля пыль тоже сюда добралась и теперь лежала слоем, доходившим почти до моего колена. Туннель, сделав очередной поворот, стал горизонтальным, и вскоре вывел меня в какое-то огромное помещение. Оно было настолько большим, что свет фонарика не доставал до его противоположного конца даже на максимальной мощности. Зайдя в него, Я вызвала Сим.
– Сим, Я уже внизу. Ты где?
– Прямо у тебя за спиной, – весело ответила кобылка. Тут же Я увидела, что слева ко мне приближался источник света. Видимо, это была Сим. – Рада, что ты добралась. Хотя тебя так долго не было, что Я думала пойти тебя искать.
– Ну, теперь это не нужно. Куда это мы попали? – спросила Я, повернувшись в сторону помещения.
– Понятия не имею! – увлеченным голосом ответила Сим. – Но мы с тобой это выясним.

На этот раз мы решили не разделяться. Я хотела было расспросить Симби, но она была так увлечена, что Я решила сделать это позже. Пока Я плелась куда-то в центр помещения, Сим бегала вокруг меня вперед-назад, осматривая каждый квадратный метр помещения. Правда, ничего интереснее каменного пола, покрытого пылью, ей пока обнаружить не удалось. Но с другой стороны, она и не отходила далеко. Тем не менее, через несколько минут она все же кое-что нашла.
Это была комната. Снаружи она была круглой, но это явно была не колонна, так как, во-первых, она была слишком большой, чтобы быть колонной, а во-вторых, в ней были окна, через которые было видно, что внутри что-то есть. В поисках входа мы с Сим обошли ее вокруг, обнаружив, что вокруг этой комнаты вверх и вниз ведет винтовая лестница. Вход оказался немного правее от того места, где мы наткнулись на нее. И, конечно же, он был закрыт.
– Мда, с этим будет не так просто, – сказала Сим, подключившись к панели рядом с дверью. – Чтобы ее открыть, нужно будет восстановить питание двери. И сделать это от систем скафандра не получится.
– Откуда ты это знаешь? Ты смогла определить это только по внешнему виду панели что ли?
– Нет, конечно, – фыркнула она. – Я много чего узнала, изучая подобные места. А с устройством таких вот дверей Я познакомилась еще в Хеквадакоре, еще до того, как начала заниматься всем этим.
– Хе… что?
– Ну, Хеквадакор. Поселение неподалеку от Руин. Мой дом. Оу... – Симби отвлеклась от изучения панели. – Я же ничего о себе не рассказала, да? Прости. Просто когда Я попадаю в неизведанное место, Я обо всем забываю, – слегка смущенным голосом добавила она. – Давай так: сейчас мы откроем эту дверь, а потом расскажем друг другу про себя. Идет?
Я кивнула.
– Идет. Что нам нужно чтобы открыть ее?
– Ох, Я не знаю. Если бы системы, открывающие дверь, функционировали, нужно было бы просто подобрать пароль. Хотя его, кстати, может и не быть вообще. Но это место явно обесточено, и даже если мне удастся запитать эту панель и подобрать пароль, то на приводы это не окажет никакого влияния. Нужно найти какой-нибудь генератор, или что-нибудь вроде этого, чтобы все заработало, – объяснила Сим, вернувшись к ковырянию в панели.
– Найти генератор, понятно. Давай так: раз ты хорошо разбираешься в этих замках, посмотри, что тебе удастся сделать с этой панелью. Вдруг ты сможешь найти лазейку и включить приводы двери отсюда. А Я пока поищу что-нибудь, что может включить питание. Или вообще что-нибудь поищу. От меня тут все равно мало толку будет.
– Хорошая мысль, Трин. Только прежде, чем ты уйдешь, вот, возьми, – один из наружных карманов ее скафандра открылся, и она извлекла оттуда манипулятором небольшой шар. – На случай, если ты найдешь, откуда поступает энергия, это тебе понадобится.
– А что это? – Я аккуратно взяла шар своим манипулятором, и поднесла к фонарику, чтобы лучше его рассмотреть. Он был серым с тонкими нитями темно-зеленого, и слегка светился. Когда Я поднесла его к визору скафандра, в наушниках раздались треск и щелчки, а в поле моего зрения сверху появилась какая-то шкала с цифрами. Отодвинув шар обратно, шкала исчезла, а щелчки прекратились.
– Такие штуки по-разному называют. Лично Я предпочитаю называть это "энергошарами". Это что-то вроде топлива для большинства машин и механизмов, оставшихся с древних времен. Помнишь ту машину по добыче кислорода? Я ее включила именно им.
– Вот как? – удивилась Я. – Ты же сказала, что она работает еще с незапамятных времен, разве нет?
– Не, Я сказала, что она все еще рабочая. Не думаю, что она бы могла все еще работать, даже будь в ней энергошар – слишком большой расход энергии. Если повезет, то здешний генератор тоже заработает. Так что удачи, Трин. Если найдешь что-нибудь, дай мне знать. И будь осторожна.
Оставив Сим у двери, Я еще раз осмотрела все вокруг комнаты-колонны и пошла на верхний уровень. Он оказался просто большим кольцом с перилами, опоясывающим комнату-колонну, как балкон. Ничего нового или интересного Я там не нашла. Тогда Я отправилась бродить по тому этажу, на котором мы оказались сначала. Я, как совсем недавно Сим, осмотрела каждый метр пространства, куда только мог добраться свет моего фонаря. Но и тут, похоже, вообще ничего не было. Единственное, что Я смогла обнаружить – два углубления по краям комнаты, справа и слева от того места, где Я спустилась. Они шли от одного конца помещения до другого, и были слишком глубокими, чтобы рисковать в них спускаться. Хоть Я прекрасно видела, на какой глубине они заканчиваются, спустись Я вниз, Я не смогла бы потом самостоятельно выбраться оттуда. Поэтому Я решила отложить их исследование и заняться нижним этажом. Перед этим Я хотела спросить Сим, как у нее идут дела, но потом передумала, вспомнив, чем обернулось для меня подобное вмешательство с ее стороны во время спуска. Кроме того, если бы Сим что-то обнаружила, она бы мне тут же сообщила. Поэтому Я решила не отвлекать безрожку от важного дела, и пошла смотреть, есть ли внизу генератор. Тем не менее, прежде чем спуститься, Я навестила Сим. К этому времени она уже полностью отсоединила панель и теперь копалась в куче проводов, идущих от нее. Она была так поглощена своим занятием, что даже не заметила, что Я подходила.

Какие бы надежды Я не испытывала по поводу нижнего этажа, все они пошли прахом, как только выяснилось, что он в точности повторяет верхний, за исключением того, что он был повернут на 90 градусов, и тут еще было пару десятков каменных колонн, удерживающих верхний этаж. Похоже, придется все-таки спуститься в те углубления и осмотреть их. Я стала подниматься наверх, решив еще раз все осмотреть, прежде чем лезть в те углубления. В процессе Я задумалась над тем, где бы Я находилась, если бы была генератором. Причин находится на одном из уровней не было – генераторы слишком важное оборудование, чтобы любой проходящий мимо мог в нем ковыряться. Скорее всего, он находился в каком-то другом, защищенном и изолированном месте, что делало все мои поиски бессмысленными. Ну, или внутри этой комнаты. Не похоже, что в нее можно попасть. Я уже добралась до верхнего этажа, когда осознала всю ироничность такого положения – для того чтобы открыть дверь, нужно запустить генератор, находящийся за дверью. Достаточно иронично, чтобы быть правдой. Может генератор действительно прямо за дверью? В попытке выяснить это прямо сейчас, Я заглянула в окно, мимо которого проходила. А потом протерла его снаружи и вплотную к нему прижалась визором шлема. Но, несмотря на все мои усилия, мне не удавалось различить ничего, кроме смутных очертаний предметов внутри. Вздохнув, Я сделала шаг назад, и села, тупо уставившись перед собой. Бесполезно. Даже если генератор действительно внутри, до него все равно не добраться, потому что та дверь – это единственный путь внутрь. Других дверей в ходе своего исследования Я не обнаружила, так что… Хотя нет, погодите минутку. Не так. Та дверь – это единственный вход внутрь. А путей внутрь было больше, и дверь была только одним из них. И сейчас Я смотрела на другой из таких путей. На окно.
Каждое окно представляло собой раму из четырех одинаковых прямоугольников, в каждом из которых стояло по стеклу средней толщины – не толще, чем восьмая часть моего копыта, по-моему. Расстояние между стеклами в одной раме составляло половину ширины копыта, а расстояние между окнами – чуть больше, чем длина моей передней ноги. При этом никакой защиты поверх стекол не стояло. Размеров проема от одного стекла не хватало, чтобы пролезть через него внутрь, но разбив одно из стекол, через получившуюся брешь можно будет демонтировать всю раму изнутри. Что же, раз до генератора не добраться (теперь Я была уверенна, что на этажах генератора нет), а дверь без него не откроется, то почему не попробовать войти через окно?
Первые попытки как-либо повредить стекло ничем не увенчались. Сколько бы Я не била по нему копытами или манипулятором (только без шара Симби, Я его положила в углубление в полу, чтобы он не выкатывался), на нем не осталось ни царапины. Попытки как-либо поддеть и отогнуть раму вокруг стекол тоже провалились. Даже применение для этого отвертки (которую Я положила во внешний карман скафандра после ремонта манипулятора Сим) ничего не дало. Взяв передышку после пяти минут возни со стеклом, Я задалась вопросом, зачем тут нужны такие крепкие окна? Только для того, чтобы через них нельзя было попасть внутрь? Если да, то это было очень странно – через отверстие от одного стекла протиснуться было невозможно, а на демонтаж всего окна нужно явно больше времени, чем на обнаружение нарушителя. В крайнем случае, можно было бы поставить охранную систему, как в Атриум-Сити. Скорее всего, тут было что-то еще. Единственное, что мне приходило в голову – это защита от декомпрессии. В Санни Тауне было целое ежегодное мероприятие на эту тему. В общем, оно заключалась в том, что на случай декомпрессии все здания и подземные переходы могут герметизироваться. Это реализовано достаточно сложной системой изолируемых секций, которая допускала изоляцию не только домов но и улиц (что, кстати, было причиной, почему затея Силта заставить Радужногривых покупать скафандры была обречена на провал). Но речь сейчас не об этом. Одним из пунктов, на которые всегда обращали внимание, это были окна зданий. На случай декомпрессии они были не только герметично вставлены в здания, но еще были способны выдержать возникающую при этом разность давлений. И они выдерживали – все желающие могли видеть, как стандартное окно подвергается перепаду давлений, в несколько раз превышающее возникающее при декомпрессии. Но, несмотря на это, время от времени стекла в Санни Тауне все же разбивались (Я сама в молодости разбила парочку). Такое обстоятельство в свое время вызвало у меня сильный интерес, и вскоре Я выяснила, что стекла могут выдерживать большие перепады давлений, но только в том случае, если они нарастают не очень быстро. В то же время, небольшой, но резкий перепад давлений мог заметно повредить стекло. Но так как "при самой худшей прогнозируемой декомпрессии скорость нарастания разности давлений не превышает допустимых значений", волноваться не было повода. При последовавшей с моей стороны попытке узнать, как производиться прогнозирование, и что такое "худшая прогнозируемая декомпрессия", мне сказали, что это закрытая информация, доступная только членам Совета и узкому кругу специалистов. Все, как всегда, одним словом.
Но это все мелочи. Если эти окна действительно спроектированы так, чтобы выдержать декомпрессию, то чтобы их разбить, нужно просто сильно и быстро по ним ударить. Сильнее и быстрее, чем могут мои копыта. Можно было бы попробовать напрячься, чтобы сделать это, но Я была не в том состоянии – после моей пятиминутной атаки на стекло у меня болела уже не только спина, а вообще все. Так что придется воспользоваться манипулятором. Если бы Я могла, Я бы заставила его колотить в стекло со скоростью десять раз в секунду, но пока он подключен ко мне, он не способен совершать действия быстрее, чем скорость моей реакции. А так как с обычной скоростью стекло разбить не получилось, то остается только один вариант – попробовать пробить стекло отверткой. И если даже это не сработает, то мне ничего не остается, как вернуться к Сим ни с чем.
Поднявшись с пола и взяв манипулятором отвертку, Я прицелилась где-то в середину ближайшего стекла и, стараясь вести манипулятор как можно ровнее, всадила отвертку в стекло со всей силой, которую смогла выжать из манипулятора. И это подействовало! Когда Я отвела отвертку назад, в том месте, куда она попала, осталась небольшая вмятина. Не такая большая, как бы мне хотелось, но все же! Я настолько обрадовалась, что не смогла сохранить концентрацию, и второй удар ушел в сторону, соскользнув по стеклу и оставив на нем крошечную царапину. Обуздав свои эмоции, Я продолжила бить в одну точку. Через три-четыре удара Я почувствовала, что стекло под отверткой поддалось, покрылось трещинами, и... взорвалось мне прямо в лицо! Почти. Фактически, лицо находилось чуть ниже, так как Я стояла в стойке, обеспечивающей максимальную точность попадания. Но это не важно! Меня все равно потянуло и отбросило ударной волной назад, перевернув вверх ногами. В итоге Я приземлилась на бок, проскользив затем несколько метров по полу и чуть не съехав в одно из боковых углублений. Черт, как же это было больно! Мне кажется, что Я даже ненадолго отключилась. Когда Я пришла в себя, Я почувствовала в шлеме скафандра что-то мокрое, а во рту ощущался неприятный привкус крови. В ушах звенело не так сильно, как при ударе, но голова просто раскалывалась. Перед глазами плясали предупреждения от медсистем скафандра, но попытка их разобрать делала боль сильнее, а изображение расплывалось. Я закрыла глаза в надежде, что изображения исчезнут, но это не помогло. Поэтому Я лежала, игнорируя сообщения и потихоньку приходя в себя. И пока Я лежала, Я подумала, что попадание дважды за последние несколько часов в ситуацию, когда Я лежу, и у меня все болит, является знаком свыше. А именно, что мне нужно решить свою самую старую проблему – думать о последствиях, прежде чем действовать. Она преследует меня всю жизнь. В Санни Тауне, в основном, это были наказания за мои розыгрыши. И хотя со временем Я научилась не оставлять улик или умело выкручиваться, проблема эта, похоже, никуда не исчезла. А сейчас она могла мне стоить намного больше, чем месяц работы на станции очистки отходов. Поэтому Я дала себе обещание, что всегда буду думать о последствиях. Как минимум, хотя бы попытаюсь.
На удивление, Я пришла в норму достаточно быстро. Через минуту Я смогла перевернуться на живот, а еще через две – кое-как подняться на ноги. Зрение тоже пришло в норму, и Я смогла разобрать маячившее сообщение. Медсистема зафиксировала у меня множественные ушибы по всему телу и рекомендовала несколько дней отдыха и щадящей нагрузки. В идеале – постельный режим, пока все не пройдет. Я, конечно, была не против, но что-то мне подсказывало, что вряд ли в ближайшее время у меня получиться соблюдать хоть что-то из этого. Закрыв сообщение, и добавив в "НИКОГДА СНОВА" пункт о создании декомпрессии собственнокопытно, Я поковыляла обратно в сторону окна.

Выглядело оно хуже, чем Я себя ощущала. Стекло, которое Я разбила, отсутствовало полостью, и лежало россыпью осколков по всему полу от самого окна и до того места, куда Я приземлилась. Рама была прогнута наружу и в стороны от центра разбитого стекла. Другие стекла потрескались на осколки, и некоторые из них тоже отсутствовали. Рама вокруг них тоже деформировалась, и теперь было совсем легко поддеть ее даже без отвертки. Она, кстати, куда-то делась, но Я не стала ее искать. Хотя манипулятор снова принял основной удар на себя, он все еще был в состоянии поддевать и отгибать раму, делая отверстие шире. Хорошо, что хотя бы он не испытывал боль от повреждений. Через пять минут отверстие было уж достаточно большим, чтобы в него можно было пролезть. Даже раму не пришлось снимать полностью. Мысль о том, как обрадуется Сим, когда узнает, что Я сделала нам вход, делала мои страдания чуть менее болезненными. И кстати о Сим. Когда меня отбросило выходящим потоком воздуха, и когда Я после валялась на полу, она никак не отреагировала. А это значит, что она все еще копается в панели у двери. Вот она удивится, когда Я открою ей дверь изнутри!
Подобрав энергошар (его не задело ударной волной, и он все еще лежал там, где Я его оставила), Я начала пролезать в проделанную мной дыру. Хотя это было непросто и мне пару раз приходилось переводить дыхание, Я все-таки сделала это. Ох, наконец-то Я внутри! Не обращая внимания на внутреннюю обстановку, Я направилась сразу к двери. Как Я и ожидала, передо мной была парная гермодверь, внутренняя дверь которой была открыта. Однако никаких разъемов для управления дверью Я не обнаружила. Если бы они были, мне бы не пришлось выбивать окно. Наверное. Я направилась ко второй двери, сразу за которой колдовала Симби. Итак, где тут приводы? Ага, похоже, ими были эти устройства с колесиками сверху и снизу двери. На первый взгляд механизм прост – колесики вращаются – дверь открывается. Но без питания они держат дверь намертво. Что ж, у меня не было времени со всем этим разбираться. Поэтому Я поступила просто – один за другим Я отстраняла и отгибала колесики от двери, чтобы те перестали ее блокировать. Когда с этим было покончено, Я включила электромагнит манипулятора (к счастью, он не пострадал) и с легкостью отодвинула дверь в сторону. И тотчас перед моим взором предстала Сим, стоящая ко мне боком, и потрошащая провода панели, уже достающие до самого пола.
Включив радиопередачу, Я спросила:
– Привет, как успехи?
Она ни на секунду не оторвалась от своего дела, и даже не вздрогнула.
– Привет, Трин. Если честно, бывало и лучше. У меня есть идея, как можно попробовать открыть дверь, но она, скорее всего, не сработает. И если это произойдет, то ее наверняка заклинит. Так что лучше бы восстановить питание. Ты еще не нашла генератор или еще что-нибудь в этом роде?
Блин. Я надеялась, что она отвлечется и заметит, что Я уже все сделала.
– Нет, Сим, Я не нашла ни генератора, ни чего-либо еще. Я обыскала все, но тут вообще ничего нет. Но знаешь... Я думаю, что нам это и не нужно, – сказала Я и дотронулась до нее.
От неожиданности Сим подскочила, заставив меня отступить на шаг назад, и повернулась в мою сторону. В свете моего фонарика Я могла различить, как за визором шлема на ее лице замешательство сменяется удивлением, а затем радостью. Это определенно стоило парочки ушибов. Но тут все пошло не по плану – Сим бросилась ко мне и, прежде, чем Я успела среагировать, обняла меня. В любой другой ситуации это было бы приятно, может, немного неловко, но... сейчас это было очень больно! У меня даже глаза слезиться начали. Хорошо, что долго это не продлилось, и через мгновение она меня отпустила. Пока Я переводила после этого дыхание, кобылка зашла внутрь и начала осматриваться.
– Ты открыла ее! Невероятно! Как тебе это удало... Погоди, это что, лед?
Я посмотрела вслед за ней. Действительно – пол, стены, потолок, и предметы в комнате были покрыты чем-то белым и блестящим. Странно, что Я не заметила этого, когда попала сюда. Впрочем, тогда мне было не до этого. Тем временем, Сим продолжила изучать комнату. Я же попыталась счистить лед с... чего-то. На вид это было больше похоже на стол. По крайней мере, это можно было бы использовать как стол. Скрести его копытом было не очень эффективно, но мало-помалу лед отступал. От моего занятия меня отвлек возглас Симби:
– А это еще что такое?!
Обернувшись, Я заметила Сим, напротив окна, над которым Я поработала. Хех, мне казалось, что она сразу его заметит.
Она шокировано уставилась на меня.
– Трин, это ты сделала?
– Ну... да.
– Ого, – голос кобылки звучал потрясенно. – Похоже, ты очень хотела услышать мою историю.
Историю? Что она... А. Точно.
Сим подошла ближе, чтобы лучше рассмотреть созданные мной разрушения.
– Во имя всего, во что ты веришь, как тебе удалось заставить это выглядеть так, будто это окно взорвали изнутри?
Я вздохнула.
– В принципе, так оно и было. Я только пробила одно из стекол, а все остальное сделал воздух.
– Внутри был воздух?! – она развернулась в мою сторону так быстро, что заскользила по покрытому льдом полу. Восстановив равновесие, она продолжила: – И ты выжила?!
– Как видишь, – ответила Я, не сдержав улыбки.
– Это… впечатляет. И Я рада, что все обошлось. Но почему ты сделала это?
Я рассказала. Рассказ ее рассмешил.
– Ну ты даешь, Трин. Ты не нашла генератор, и первое, что ты сделала – устроила декомпрессию? Я знала, что общение со мной толкает других на безрассудные поступки, но такого еще не было, – потешалась Сим.
Ой, кто бы говорил.
– Ладно, – закончила она, – если серьезно, то тебе нужно было сказать мне. Мы бы придумали, как разбить окно и не попасть под ответный удар.
Затем она будничным тоном добавила:
– Кстати, теперь ты наказана.
Сложно подобрать слова, чтобы описать пронесшуюся во мне бурю эмоций. Все, что Я смогла, так это глянуть на нее со всем негодованием, на которое была способна и спросить:
– ЧТО!?
Ее это только позабавило.
– Ты нарушила правило, помнишь? Перед тем как спускаться сюда, Я тебе сказала, что ты должна сначала спрашивать, и только потом делать. За это Я лишаю тебя права подкалывать меня по поводу того, как Я уронила на себя потолок.
Такой поворот вообще лишил меня дара речи. Я просто смотрела на нее, пытаясь осознать, что это сейчас произошло.
– Да ладно, Трин, ты вроде не особо и хотела этим заниматься.
– Ты… наказала меня, запретив шутить… по поводу обстоятельств нашей встречи?
Сим закивала.
– Ага.
Это было самым странным наказанием, которое только можно было себе представить. Но она была права – Я не собиралась шутить над этим. Это было бы как-то жестоко, что ли.
– Ладно, не буду. Это все?
– По поводу наказания – все. Но есть еще одна вещь. При первой же удобной возможности мне нужно будет тебя осмотреть.
Я насторожилась.
– Это еще зачем?
Симби вздохнула и стала объяснять.
– При декомпрессии ты получила гидравлический удар. В зависимости от того, куда он пришелся, он может иметь самые разные последствия – от простых синяков и ушибов до кровоизлияния в мозг. Хоть ты чувствуешь себя более-менее, но лучше знать наверняка. Что скажешь?
– Хорошо, Сим, можешь проверить меня, как представиться возможность, – мне не хотелось обсуждать это, и после короткой паузы Я перевела разговор на другую тему. – Так... что это за место?
– Пока не знаю – тут все покрыло конденсатом. Надо бы его сначала растопить, потому что ждать, пока испариться – не вариант. Был бы генератор – мигом бы все растаяло, но тут генератора точно нет. Наверное, он на нижнем уровне комнаты.
– А как туда попасть? Не похоже, что тут есть лестница в нижнюю часть, да и снаружи второго входа не было.
– Хороший вопрос. Хм... – задумалась Симби, и еще раз обошла комнату. Вдруг она остановилась напротив одного из предметов, стоявших вплотную возле стены.
– Гляди, да это же лифт! – воскликнула она, и принялась соскребать лед с одной из его стенок. Почему-то у нее это выходило лучше, чем у меня. Вскоре она отскребла какую-то панель, подключилась к ней, и через секунду сплошной слой конденсата треснул и разошелся в стороны, открывая взору круглую кабину лифта.
– Вот так мы туда и спустимся, – подытожила кобылка. – Только спускаться придется по очереди – кому-то придется питать лифт отсюда. До тех пор, пока не включится генератор.
– Звучит как отличный план. Только давай в этот раз Я буду ковыряться в панели, а ты включишь генератор, – предложила Я. Судя по моему нынешнему везению, если туда пойду Я, то генератор взорвется, не успею Я выйти из лифта.
– Хорошо, так и поступим. Теперь иди сюда и подключайся, а Я заберу энергошар и включу свет.
Мое подключение и отбытие Сим заняло всего минуту. Еще через минуту Я увидела, как под тонким слоем льда начали зажигаться разноцветные огоньки. В некоторых местах загорались целые прямоугольники света. Один из них начал мигать красным и тут же с потолка рухнула створка, заслонившая разрушенное окно. После этого цвет пятна сменился на синий. Внезапно в наушниках раздался голос Сим:
– Трин, все готово, спускайся скорее сюда!
Ответив, что сейчас буду, Я отключилась и вызвала лифт.

Спуск занял всего несколько секунд. Зачем вообще было делать тут лифт, если лестницы было бы вполне достаточно? Не успела Я об этом подумать, как двери с тихим жужжанием открылись, выпуская наружу. Эта часть комнаты значительно отличалась от предыдущей. Во-первых, тут не было окон. Во-вторых, все находящееся в комнате располагалось не вдоль стен, а вокруг большого устройства в центре, которое, наверное, и было генератором. Возле одного из мониторов, окружавших его, сейчас работала Сим. К ней Я и направилась. Но тут Я заметила кое-что странное, на что сначала не обратила внимания – генератор гудел! Значит, тут есть воздух. Но почему тогда скафандр мне ничего не сообщил? На всякий случай Я спросила Сим, есть ли воздух в комнате, и получила утвердительный ответ. Значит, это все из-за пыли. Наверное, она набилась в фильтры, и теперь не пропускает воздух. Ладно, что сказано в инструкции к скафандру на этот счет?.. Так, наверное, это: "При засорении фильтров дыхания можно воспользоваться функцией очистки. При этом часть запасов кислорода будет стравлена через фильтры под давлением, поэтому при сильном засорении рекомендуется очистить их в сервисном центре или заменить на новые. Производитель не несет ответственности за любые повреждения скафандра, полученные при очистке фильтров пользователем". Что ж, весьма познавательно. Так, раз воздух не проходит, то, скорее всего, засорение достаточно сильное. Продувать фильтры сейчас довольно рискованно... Хм, может сначала попытаться вытряхнуть часть пыли? Да, так и поступлю. Если после этого скафандр как-нибудь отреагирует на воздух, то Я рискну его продуть. Если же нет, то придется терпеть до ближайшего сервисного центра.
Я принялась стаскивать с себя скафандр. Но почему-то он никак не хотел сниматься! Я же уже снимала его, так в чем дело? Неужели Я умудрилась его повредить, и он перестал сниматься?! Блин, это плохо, очень плохо. Давай, снимайся, черт возьми!

Мои неудачные попытки не остались незамеченными. Наверное, попытка снять с себя шлем манипулятором была уже чересчур. Так или иначе, но Сим оторвалась от монитора, и поинтересовалась, что Я делаю. Мой ответ ее почему-то рассмешил.
– Трин, ну ты даешь! Конечно, он тебя сейчас не выпустит! Ты ж помрешь сразу, – объяснила она.
Такое заявление меня обескуражило.
– Помру? Чего это? Ты же сказала, что тут есть воздух.
– Да, воздух есть, но он холодный. Ну, как холодный. Градусов минус сто пятьдесят, где-то так. Так что если не хочешь превратиться в ледышку, подожди, пока Я все настрою. Оказывается, это не так просто, когда есть всего один энергошар. Его мощности не хватает, чтобы питать сразу всю систему, приходится заряжать резервные аккумуляторы. Но система ждать не хочет, и запускает всякие процессы, жрущие много энергии, а потом жалуется, что ее мало. Поэтому Я тут сижу, и закрываю их, чтобы аккумуляторы быстрее зарядились, – Сим вернулась к своему монитору. – Если хочешь, можешь тоже этим заняться.
Я решила последовать ее совету. Первый монитор, на котором можно было что-то делать, находился с другой стороны генератора. Остальные либо не работали, либо показывали поток каких-то данных, либо не реагировали на мои действия. Не то чтобы Я сильно старалась на них подействовать – взорвать нас в мои планы действительно не входило. Так что Я просто переходила и подключалась к следующему монитору, пока не дошла до этого. На нем было всего две строки – "Управление питанием" и "Если возникнут вопросы". Судя по первой, тут контролировалась работа генератора. Хорошо, посмотрим, как он. На экране появились три новые строки: "Основное питание", "Резервное питание" и "Альтернативные источники". Ага, если судить по надписи на находящейся рядом нише, в которой стоит шар Сим, то он относится к альтернативным источникам. Ладно, посмотрим, что там с другими источниками питания. Понятно, что они не работают, но интересно узнать, почему. Нажатие на основное питание выдало сообщение: "Ошибка подключения к ЛТС: в доступе отказано. Свяжитесь с администратором или техподдержкой". Мда, негусто. А что с резервом? "Ошибка: массив солнечных батарей не отвечает". Ясненько. Ладно, может шарик чем порадует? На этот раз на мониторе отобразилось больше, чем одно предложение:
"Альтернативные источники – подключен альтернативный источник.
Тип источника: ВЭС–11.
Мощность источника: 32% от номинальной мощности.
Текущие действия: зарядка аварийных аккумуляторов (действие по умолчанию)
Расчетное время до окончания зарядки: 32 мин 17 сек.
/Открыть список доступных действий"
Время до окончания зарядки постоянно скакало, то увеличиваясь, то уменьшаясь на несколько минут. Впрочем, не страшно. Если эта штука считает правильно, то до полной зарядки осталось не так много времени. В список дополнительных действий Я заходить не стала. Раз уже все идет как надо, то лучше оставить это как есть. Вернувшись в самое начало, Я запустила "Если возникнут вопросы". Тут же скафандр спросил меня, хочу ли Я сохранить входящий файл или просто отобразить содержимое. Я выбрала сохранить – места у меня полно, а разбрасываться древними файлами вряд ли разумно. Хотя, с другой стороны, толку от их хранения было не больше. Содержание файла было следующим:
"Если вы это читаете, значит, у вас почему-то возникла потребность спуститься на генераторный уровень узловой станции А–ГТ/ЗС Подлунного Метро. Более того – что-то тут еще сделать. И, самое главное, при попытке сделать это вы получили когнитивный диссонанс из-за отсутствия привычного интерфейса/оборудования/еще чего-то. Не волнуйтесь, данное "литературное произведение" призвано устранить его и вернуть вас в нормальное состояние. Суть в следующем. Как вы, должно быть, уже знаете, основной источник энергии уже переместили в Ядро. Сами знаете, что это значит – теперь все наши силы будут сосредоточены исключительно на основной части Проекта. Поэтому если что-то на Луне сломается, то оно останется поломанным намного дольше, чем обычно. А так как допустить подобного в транспортной системе мы не можем, то мы используем самые надежные технологии везде, где в скором времени никого не будет. И, как показывает практика, самыми надежными технологиями являются технологии каменного века. Так что не удивляйтесь. Кроме того, их намного легче починить. И детали достаточно большие, чтобы на них уместилась инструкция по починке. Теперь, надеюсь, вы пришли в норму. Если нет – сочувствую. Попробуйте перечитать все заново, может быть поможет".
Что ж, занятно. Не очень полезно, но занятно. По крайней мере, теперь мы знаем, где находимся – на какой-то узловой станции Подлунного Метро. Знать бы еще, что это такое.

Закончив читать, Я заметила, что на краю моего обзора появилось сообщение, что наружные условия пришли в норму, и скафандр можно открыть. Так Я и сделала. Воздух в комнате был еще прохладным, даже холодным, но от этого мои ушибы болели намного меньше. Да и вообще ощущение воздуха, касающегося моей шерстки после нескольких часов пребывания в скафандре, было потрясающим. Странно, что возле завала его не было. Сняв с себя седельные сумки, Я достала те медикаменты, что у меня были. Когда Я их покупала, Я взяла всего понемногу, так чтобы названия болезней, при которых они применяются, не совпадали. Должна признать: медицина – не самая сильная моя сторона. В Санни Тауне Я работала везде, кроме медпункта. В основном, потому что работать в медпункте было все равно, что получить дополнительный выходной. Болели или ранились у нас нечасто, если приключалось что-то серьезное – везли пострадавшего в Атриум-Сити. А с моими отношениями с Советом дополнительных выходных мне давать не собирались. Так что придется действовать методом тыка. Хорошо еще, что на упаковках написано от чего что лечит. Так, посмотрим что тут у нас... Болеутоляющее. Звучит не плохо, но вряд ли поможет исцелить ушибы. Дезинфицирующее средство. Им Я обрабатывала раны Симби, но у меня их не было. Так что сейчас оно мне вряд не понадобится. Эм… "Суперподорожник"? Это что еще такое?
– О, Я гляжу, ты уже приготовилась к осмотру, – раздался голос Сим у меня за спиной. От неожиданности у меня чуть сердце из груди не выпрыгнуло. Этой пони нужно перестать быть такой неожиданной, иначе когда-нибудь так и случится.
– Эм, да, что-то вроде этого, – невнятно проговорила Я. На самом деле, Я планировала сделать все сама. – А ты уже освободилась?
– Агась. Мне кое-как удалось заставить систему не запускать новые процессы. Теперь, пока аккумуляторы не зарядятся, ничего происходить не будет. А потом Я вытащу энергошар, и все перейдет в аварийный режим и останется только освещение. А больше нам и не нужно, – закончила кобылка, рассматривая горку медикаментов на полу. – А тебе удалось найти что-нибудь интересное?
– Кое-что удалось, но Я не уверенна, что это интересно, – призналась Я. – Если в двух словах, то мы находимся на узловой станции Подлунного Метро, энергии нет из-за ошибки подключения к ЛТС и солнечным батареям, а твой энергошар система распознала как ВЭС–11. Еще говорилось, что основной источник энергии переместили в Ядро и что все теперь заняты каким-то Проектом, что бы это все ни значило. Кстати, а что это все значит?
– Подлунное Метро? Отлично! – обрадовалась она, пропустив часть моих слов. – Обычно тут всегда полно всяких приятных сюрпризов. Особенно на нетронутых станциях. Что за Проект – не знаю. А ВЭС значит "вещество энергетической связи", если Я правильно помню. Что-то вроде моста между мощным источником энергии и потребителем.
– А это как-то связано с ЛТС?
– Не знаю, – вздохнула Сим. – Единственное, что мне известно, что ЛТС должно быть источником энергии для всего, что есть на Луне. В большинстве мест, где Я была, упоминается именно это. И только это, к сожалению. Про отношение к ВЭС ни слова. Знать бы, где искать эту штуку, тогда Я бы все выяснила.
– Возможно, ты знаешь, – сказала Я, показывая на текстовый файл на экране. – Тут сказано, что основной источник энергии переместили в Ядро. Возможно, это и есть ЛТС? – предположила Я.
– Не знаю, Трин, не знаю. Может быть. Чтобы сказать наверняка, нужно проверить, что это за Ядро такое. Но с ним та же самая проблема – его расположение нигде не упоминается. Может быть где угодно – хоть в центре Луны.
– Разве это возможно? Там же огромное давление.
– Кто знает, – пожала плечами Сим. – Если создатели всего этого, – она взмахнула копытом, описывая дугу, – смогли это все построить, то не удивлюсь, если они как-то докопали и до центра Луны, – закончила она. Затем, тряхнув головой и подойдя ко мне, она сказала:
– Так, про это все можно рассуждать до бесконечности, но у нас нет столько времени. Поэтому давай Я тебя сейчас осмотрю.
– Ладно, что мне нужно делать?
– Просто стой неподвижно. Это займет всего пару минут.
Подождав, когда Я стану поудобнее, она подключилась к моему манипулятору. Вау, не знала, что к ним тоже можно подключаться. Затем у меня все тело стало сначала покалывать, а потом невыносимо чесаться. Было очень сложно просто стоять при этом. Когда Я уже почти сдалась и собралась почесаться, все внезапно прекратилось, и Симби отключилась.
– Вот и все. Можешь расслабиться.
– Я и не напрягалась. Так это был медосмотр? Больше похоже на диагностику, – поделилась Я впечатлениями.
– Да, наверное, ты права, – ответила кобылка, смотря куда-то в сторону. Просматривая полученные данные, Я полагаю. – А ты везучая. Отделалась только несколькими ушибами. К счастью, это легко поправимо, – закончила она, сфокусировав взгляд на медикаментах. Тем более, что у тебя уже есть все необходимое.
Подобрав упаковку бинтов и коробку с "Суперподорожником", она начала обрабатывать мои ушибы. Хотя "обрабатывать", наверное, не самое подходящее слово. Короче, она просто доставала небольшие зеленые квадратики из коробки, прикладывала к ушибленным местам, и перевязывала бинтами, чтобы все держалось. Делала она все очень аккуратно, и боль от прикосновений была вполне терпимой. Когда она закончила, Я была наполовину покрыта бинтами.
– И долго мне так ходить? – Я ценила то, что она сделала, но мысль ходить перебинтованной несколько дней подряд мне очень не нравилась.
– Учитывая тяжесть твоих ушибов – от семи до десяти часов. Но это для полного исцеления. Тебе должно стать лучше уже через несколько минут.
Ух ты. Намного лучше, чем Я рассчитывала. Наверное, этот "Суперподорожник" действительно крутая вещь.
– Ладно. И что мы теперь будем делать?
– Подождем, пока зарядятся аккумуляторы. Осталось всего, эм, – Сим бросила быстрый взгляд на монитор, – около двадцати минут. Можешь пока отдохнуть, а Я еще посмотрю, есть ли тут еще что-нибудь интересное.
Отдых мне бы сейчас не помешал. Только вот отдыхать мне было некогда. Мне еще нужно было прочистить фильтры скафандра от пыли. И как-то разобраться с автоматической подачей медикаментов. Кстати о них. Вернувшись к кучке препаратов, Я засунула ее обратно в сумку. Пока что. Затем Я снова залезла в скафандр. Когда он закрылся, Я почувствовала давление бинтов, но оно не было таким болезненным, как Я ожидала. Да и вообще, двигаться стало легче. Поразительно, эта штука действительно быстро работает. Нужно будет при возможности купить еще пару упаковок, а то Сим почти всю израсходовала. Но это потом. А сейчас вернемся к фильтрам...

Оказалось, мои опасения были напрасны – фильтры исправно подавали внешний воздух. Но Я их все равно прочистила на всякий случай. Клубы пыли, вылетевшие из них при этом, только убедили меня в правильности моего решения. Затем Я попыталась разобраться со встроенной медицинской системой, но все оказалось сложнее, чем Я думала. Инструкция изобиловала медицинскими и техническими терминами, которые Я не понимала. Жаль, что тут нет встроенного толкового словаря или энциклопедии. Ну и ладно. Разберусь с этим потом. А пока буду очень, очень аккуратной и внимательной.
Тем временем, аккумуляторы наконец-то зарядились, и Сим включила освещение в наружном помещении. Забрав из генератора энергошар, мы поднялись наверх. Про себя Я заметила, что выйти оказалось намного проще, чем войти. Когда мы проходили через верхнюю комнату, Я заметила, что конденсат воздуха успел полностью испариться. А еще тут было светло и... ух ты. Хотя одно окно было закрыто, это не мешало видеть все остальное помещение через оставшиеся. И оно было просто потрясающим. Про то, что оно большое, Я узнала, когда искала генератор. Но тогда это ощущалось намного слабее, ведь за раз Я видела только небольшой клочок пола вокруг себя. А сейчас, когда его было видно целиком... Не знаю даже, как описать это чувство. Верхний этаж по размерам был равен двум или трем средним уровням Атриум-Сити, и был самым большим открытым пространством, которое Я когда-либо видела. Если не считать поверхность, конечно. От этого становилось как-то не по себе. От раздумий меня отвлекла Сим, спросившая, где Я застряла. Я догнала ее уже снаружи. Тут передо мной предстали новые детали помещения. Во-первых, те две канавы по краям оказались огромными туннелями, образующие в сечении круг, чуть срезанный сверху и снизу. Оба эти туннеля были перекрыты с двух сторон огромными металлическими гермоворотами. На боковых стенах туннеля была огромными буквами вырезана надпись "Ветка А–ГТ". Под потолком каждого туннеля по центру проходил рельс, от которого на середине расстояния между гермоворотами отходил еще один, отклоняющийся в сторону, в направлении куполообразного потолка. Там эти два рельса соединялись с огромным кольцом, расположенного вокруг комнаты-колонны. К нему подходило еще два таких рельса, но они уходили по широкой дуге вниз через другие туннели в стенах помещения, и, наверное, соединялись с рельсами нижних туннелей. Впоследствии оказалось, что так оно и есть. Само это рельсовое кольцо было чуть выше уровня, где вокруг комнаты был балкон, и при желании с него можно было бы дотянуться до рельсов.
Так как массивные гермоворота, закрывающие оба туннеля на верхнем уровне, открыть было невозможно (оказывается, пока Я тут все рассматривала, Сим успела это выяснить), то мы решили попытать счастья на нижнем. И его там оказалось предостаточно – ничто не преграждало ни один из четырех выходов туннелей на станцию. На боковых стенах этих туннелей было написано "Зеленая спираль". Сначала мы двинулись по туннелю, уходящему вправо от лестницы. Было заметно, что он постепенно заворачивает влево и поднимается вверх. Теперь, когда мы были внутри него, стало возможно рассмотреть, из чего он был сделан. Но оказалось, что он не был сделан из чего-то – было видно, что его просто проделали в толще камня. И, судя по гладкой блестящей поверхности туннеля в тех местах, где она не была покрыта пылью, его проплавили, а не прорыли. Это, безусловно, впечатляло, но отсутствие каких-нибудь укреплений заставляло меня нервничать. Хоть все это место и не обрушилось после того, как над ним упал метеорит, это вовсе не значило, что оно не обрушится в любую секунду. А с учетом моего нынешнего везения, шансы обрушения возросли на порядок. К счастью, ничего такого не произошло.
Через полчаса оказалось, что мы выбрали не то направление – дорогу нам преградил завал. Все-таки падение метеорита не прошло незаметно. Судя по всему, проход когда-то перекрывался такими же гермоворотами, что и на узловой станции, но теперь они были сильно деформированы и валялись на полу, полузасыпанные скатившимся с завала камнями и грунтом. Узкая стенка, разделяющая два туннеля, тоже обрушилась в этом месте, и было видно, что соседний туннель постигла подобная участь. Делать нечего, придется возвращаться и попробовать пройти в другом направлении. Других вариантов у нас нет. Надеюсь, что хоть там мы найдем выход на поверхность.

На обратном пути Я вспомнила, что Сим обещала рассказать о себе, и напомнила ей об этом. Поразмыслив немного, она начала:
– Ну, рассказывать особо и нечего. Как Я уже говорила, Я родом из Хеквадакора. Это небольшое поселение по направлению к световому полюсу от Руин. Хотя оно достаточно известно в узких кругах, за пределами окрестностей Руин о нем мало кто знает. Почти все его жители занимаются какими-то исследованиями. Обычно они сопряжены с археологией, поиском и исследованием древних сооружений. Поэтому чаще или реже пони покидают Хеквадакор. Все, кроме моих родителей. Они не могут его покинуть – папа следит, чтобы все было исправно и работало, как нужно, а мама – единственный квалифицированный медик в радиусе нескольких километров. Что же касается меня, то Я исследую Луну с тех самых пор как смогла самостоятельно надеть скафандр и выйти на поверхность. Вот в принципе и все.
Эх, Я надеялась на что-нибудь более… грандиозное. Попробуем это исправить.
– Спасибо за рассказ, Сим. Только у меня есть один вопрос... Можно?
– Валяй.
– Эм, а что такое Руины?
Как Я и ожидала, мой вопрос шокировал Симби. И если мне было немного неловко еще когда Я его задавала, то ее ответ смутил меня еще больше.
– Ты не знаешь что такое Руины? – от удивления она даже остановилась. – Как ты можешь не знать про одно из самых грандиозных сооружений прошлого? Я понимаю, что ты не знала про Хеквадакор, но про Руины? Это же как не знать про Атриум-Сити, Эвэрнайт, или Катапульту! – негодовала безрожка.
– Катапульту?
У меня явно талант все усугублять. Теперь Сим лишилась дара речи и теперь часто дышала, выдавая нечленораздельные звуки. Потом она медленно вдохнула и выдохнула.
– Слушай, Трин, у тебя вроде­­ голову не повредило. Как так вышло, что ты практически ничего не знаешь о Луне? Ты ведь не знаешь, да?
Как-то странно она это произнесла. Мне кажется, или Я ее чем-то задела? Или это просто подозрительность?
– Да, так и есть, – стесняясь, призналась Я. – Я родом из небольшого поселения возле Атриум-Сити, и у нас практически ничего не известно об остальной Луне.
– И ты покинула дом, даже не потрудившись узнать, что тебя ждет снаружи?
– Ну… у меня было мало времени на подготовку.
– Мало? Ты сбежала чтоль? – догадалась Симби, возобновляя ходьбу. Я кивнула.
– Почему?
– Чтобы найти маму, – даже если это стало моей целью после побега, узнай Я о ней раньше, Я бы тоже сбежала, чтобы найти ее.
– Ясно, – подытожила безрожка. – Так, значит, ты не знаешь о Луне почти ничего? – добавила она загадочным голосом после короткой паузы.
– Да, Я же уже сказала.
– А знаешь, что это значит? – так же загадочно спросила она. Я не знала, но она ответила за меня. – Это значит, что Я расскажу тебе все, что знаю! – воодушевилась Сим. – Это будет так весело!
– Я в этом не сомневаюсь, – улыбнулась Я. Наконец-то!
– Что ж, тогда начнем, – с энтузиазмом начала она. – Итак...

***

Обстоятельность, с которой Сим начала рассказ была даже большей, чем экскурсия Дасти. Даже слишком. Вот зачем мне сейчас знать точные расстояния от входов одних крупнейших поселений до других или их лунографические координаты? Может, когда-то мне это понадобится, но сейчас из-за таких деталей рассказ получался не очень информативным. В общем, из рассказанного Я поняла, что есть пять поселений первой величины, или альфа-поселений – Атриум-Сити, Иотнох, Катапульта, Руины и Эвэрнайт. Это самые большие сооружения древности, которые сохранились до наших дней. Есть еще и Подлунное Метро, которое соединяло их между собой, но со временем многие его секции обрушились, и теперь оно состоит из множества небольших участков, обжитых в той или иной степени. Однако кое-где его все еще используют по назначению. В Эвэрнайте, например, даже поезда ездят. (На мой вопрос про поезда Сим сказала, что это такие машины для быстрого перемещения по туннелям.) Некоторые туннели ПЛМ до сих пор не изучены, и время от времени обнаруживаются пути, связывающие разные поселения. Происходит это нечасто, и примерно с той же частотой обрушаются известные туннели. Я заметила, что так, возможно, скоро все завалит, и придется пользоваться только наземными путями. Она согласилась, но сказала, что один есть один туннель, который не завалит никогда – переход между Иотнохом и Катапультой. Она не объяснила, почему, только сказала, что Я сама все увижу. Далее, Атриум-Сити и Эвэрнайт находятся на световом и теневом полюсах Луны, а остальные три на экваторе относительно этих полюсов. Но друг относительно друга они расположены асимметрично – если провести через них окружность, то в ней они находятся в трех из четырех вершин вписанного квадрата. Когда Я спросила, а что находится на месте четвертой вершины, то оказалось, что там ничего нет. Даже самые близкие поселения достаточно удалены от этой точки. Единственное, чем она выделяется – это ближайшая точка к планете, вокруг которой мы вращаемся. (Откуда это известно? Астрономические наблюдения.) Похоже, именно ее Я видела тогда на поверхности.
Затем, вокруг каждого поселения первой величины есть несколько поселений второй величины. Они не такие большие, и в них живет не так много жителей, как в альфа-поселениях. Они обычно известны производством какого-то уникального вида товаров или услуг. А дальше идут еще меньшие поселения, в которых народ просто выживает, как может. Такие становятся широко известны, только если там родится кто-нибудь выдающийся. Да и то ненадолго. Впрочем, даже поселения второй величины зачастую мало известны за пределами "сферы влияния" своего альфа-поселения. Единственное исключение – Руины. Хотя они являются самым большим из известных сооружений, они совершенно не приспособлены для жизни. Во-первых, как легко догадаться – оно разрушено. Что бы ни случилось с ним в прошлом, сейчас это кратер из кучей покореженных железяк и негерметичных помещений, с полным отсутствием воды и пищи. Но это сверху. Снизу же ситуация с железяками лучше – они не настолько покореженные, как сверху, но ни воздуха, ни воды там тоже нет. Зато есть охранные системы, которые с радостью уничтожат любого, кто подойдет слишком близко. Поэтому Руины до сих пор толком не исследованы – не так-то много шансов пройти лабиринт со смертельными ловушками, о которых почти ничего не знаешь. Когда-то Сим удалось обезвредить одну, и так она завладела своим энергошаром (что объясняет, почему там все работает до сих пор), но дальше вглубь не лезла. Так что в основном Руины используют только как источник ресурсов, и то лишь время от времени. Так что роль альфа-поселения в окрестностях Руин играет поселение Избранных. Я хотела спросить, почему их так называют (или почему они сами себя так назвали), но Сим уже переключилась на сферы влияния. В общем, вскоре после появления Найтмэр Мун и основания Эвэрнайта Луна была условно поделена на пять частей – зон или сфер влияния. По сути, это означало создание пяти равных по площади государств со столицей в поселении первой величины. В силу особенности расположения этих поселений, расстояние от любого из них до остальных ближайших было примерно одинаковым, и половину его решили использовать как меру отводимой каждому площади. Вроде все было логично, но так оставалась еще одна часть Луны, которая не принадлежала никому. Это та часть, с центром в ближайшей к планете точке. Как на меня, Я бы вообще не делила бы Луну. Зачем? В крайнем случае, оставила бы все как есть, или сделала бы шестое государство, и назвала бы "Нейтральной территорией". Но такое положение дел никого не устроило, и близлежащие "страны" не нашли ничего лучше, как заявить на нее права. В конце концов, ее кое-как поделили между всеми, (хотя споры на этой основе не утихают до сих пор), но тут свой голос подал Иотнох, сказав, что все страны должны быть одинаковые по размеру, а значит, каждая страна теперь должна отдать ему часть своей территории, чтобы все снова уравнять. Потом начался совершенный бардак – Симби начала пересказывать, кто, кому, как и что сказал, какой получил ответ, и что потом сделал. Похоже, эта тема ее очень интересовала, и она получала истинное удовольствие, рассказывая о ней. Сначала она просто начала жестикулировать, указывая на каждую из сторон конфликта, затем начала менять интонацию, показывая отношение каждой стороны друг к другу, а под конец начала идти то справа, то слева, а то и спереди, выступая за каждую из сторон. А так как для изображения всех пяти сторон этого было мало, то она еще использовала свои передние копыта как их представителей. Так как вникать Я перестала, как только началась неразбериха с именами действующих лиц, и просто наблюдала за ней, то выглядело это довольно забавно. Исходя из концовки ее импровизированного спектакля, Я догадалась, что "всем снова удалось договориться, но никто не остался довольным результатом, но знание того, что другие тоже им недовольны, делало всех не такими уж недовольными, но ненамного". В общем, Сим уже сильно увлеклась, и прежде чем ее унесло в какую-нибудь ненужную сторону, решила спросить ее про то, что сейчас меня интересовало больше всего.
– Сим, это было супер, но можно задать вопрос?
– Давай, – с готовностью ответила она.
– В общем, Я хотела спросить раньше... короче, а откуда это все взялось? Кто построил Метро, Атриум-Сити, Руины и все остальное?
– Хороший вопрос, – довольно заметила Сим. – Дай подумать.
Похоже, он действительно был непростой, так как заставил ее задуматься на несколько минут. Наконец, она заговорила:
– Ладно, Трин. Ответ на твой вопрос очевиден – это все построили представители цивилизации, которой уже давно нет. Но тогда возникает вопрос, откуда взялись они? Что ж, есть много версий, но все их Я не буду вспоминать. Тем более что проверяемых почти нет. Например, некоторые считают, что это все боги создали. Даже поклоняются им. Или, например, что все так появилось само по себе. Но по этим темам Я тебе мало чего могу рассказать, потому что они, ну... Скажем, они меня мало интересовали. Если тебе интересно, Я уверенна, ты легко сможешь найти кого-то, кто тебя просветит. Остальные теории тесно связанны с вопросом возникновения жизни на Луне.
– А что с ним? – поинтересовалась Я.
– Считается, что после того, как на Луне возникла жизнь, она постепенно развилась настолько, что стала разумной, создав цивилизацию, которая все и построила в далекой древности. А потом произошел катаклизм, и почти все они вымерли, а те, кто остался, стали предками все живущих лунян. Как-то так.
– Интересная теория. А как же тогда возникла жизнь, и почему почти вся вымерла?
– Тут снова есть куча версий. Опять же, начиная с сотворения жизни или появления инопланетян, и заканчивая полой Луной, заполненной метеоритами.
– А какой вариант предпочитаешь именно ты? – Мне показалось, что всякие необоснованные и сверхъестественные теории Сим не по душе, как и мне. Даже если это не было тем, чего Я хотела, мне все равно было интересно узнать ее мнение. Возможно, ее собственная версия будет более-менее обоснована.
– Теория технологической катастрофы. Смысл такой: раньше на Луне была атмосфера, вода, и, в общем, все, что нужно для зарождения жизни. Когда жизнь зародилась, она постепенно развивалась до тех пор, пока не появились достаточно развитые существа, способные создать цивилизацию. Со временем они построили все, что вокруг нас есть. Так начинаются все теории изначально пригодной Луны, – между делом вставила она. – Различаются они лишь в катастрофах, которые произошли. В моем случае, они проводили эксперимент с новым источником энергии, и... Ты знаешь, что такое термоядерный синтез? – неожиданно спросила она.
– То, из-за чего светит Солнце?
– Да, оно самое. В общем, что бы там они не испытывали, это вышло из-под контроля и взорвалось. Выделенной энергии было достаточно для того, чтобы в атмосфере началась самоподдерживающаяся реакция термоядерного синтеза, и...
– Погоди, ты хочешь сказать, что Луна превратилась в Солнце? – перебила Я. Для меня было потрясением узнать, что такое вообще возможно.
– Именно так, – продолжила Симби. – Все живое сгорело, вода испарилась, даже грунт пострадал. На поверхности жизнь исчезла полностью, уцелели лишь те, кто оказался глубоко в подлунных постройках. И со временем, Луна стала такой, какой мы знаем ее сейчас.
– Ого. Ничего себе теория, – поделилась Я впечатлением. – Может, они как раз испытывали ЛТС?
– Не знаю. Может быть. Судя по всему, ЛТС уже существовало на момент катастрофы. Иначе откуда бы взялось упоминание об этом, как об основном источнике энергии?
– Ты права. А может, они пытались улучшить ЛТС, или еще что? – пустилась Я в размышления. – Блин, как же так!? Целая цивилизация канула в небытие, а мы даже не знаем, почему.
– Я знаю, Трин. Именно поэтому Я этим и занимаюсь, сколько себя помню.
– Уверенна, однажды ты узнаешь об этом все, – улыбнулась Я.
– Спасибо, Трин, – поблагодарила Сим. Затем, прокашлявшись, она спросила: – Ладно, так на чем Я там остановилась?
О чем она? Стоп, она что, хочет продолжить рассказывать про Луну? Блин, только не сейчас! Мне нужно переварить услышанное. Погодите, а это еще что?
– Я думаю, на том, что мы куда-то пришли!
И правда – туннель перестал быть почти идеальным цилиндром, и теперь верхняя левая часть его отсутствовала, открывая взору просторное помещение и платформу новой станции Подлунного Метро. Взглянув на часы, Я поразилась, что мы шли по туннелю целых три часа! По ощущениям, прошло не больше получаса.
Заметив смену обстановки, Сим напрочь забыла о своей лекции – сказала, что пока прервемся. Буквально в один прыжок она выбралась из туннеля на платформу. Я же так сделать не смогла – хоть "Суперподорожник" отлично справлялся с моими ушибами, и за все время нашего путешествия по туннелю Я ни разу про них не вспомнила, даже он не был достаточно силен, чтобы полностью меня восстановить за такой короткий срок. Так что Симби мне немного подсобила.

Что ж, эта станция была намного меньше, чем предыдущая. Никаких других этажей, никаких развязок. Платформа была только с одной стороны, и вскоре это стало понятно почему – металлический рельс, идущий по туннелю, вскоре описывал полуокружность, и возвращался уже в соседний туннель. Само помещение было небольшим, и заканчивалось уже через несколько метров от края платформы сплошной стеной с несколькими гермодверьми и длинными прямоугольными окнами. Впрочем, тут тоже было пыльно и темно. Было еще одно отличие, которое Я сочла положительным – на путях был какой-то механизм. Наверное, один из тех поездов, про которые говорила Сим. Вряд ли бы его оставили тут, если поблизости не было выхода. Не то чтобы Я разбиралась в работе Метро, но что-то мне подсказывало, что поезда не бросают, где попало. Подойдя ближе, Я заметила, что он состоит из двух частей – передняя была чуть меньше, чем вторая, и имела спереди конусообразное заострение. Задняя же часть была более цилиндрической и с плоскими торцами. Пока Я рассматривала поезд снаружи, Симби уже залезла внутрь, и Я время от времени слышала в наушниках ее восхищенные возгласы.
– Ну что, Симби, попалось что-то стоящее?
От ее ответного возгласа Я чуть не оглохла:
– Ты шутишь? Да эта штука в ИДЕАЛЬНОМ состоянии! Может, даже еще ездит. Это джекпот, однозначно! Я же говорила, что в ПЛМ много чего можно найти? И мы даже еще не осмотрели станцию!
Когда звон в ушах поутих, Я ответила:
– Да, это точно. Давай тогда Я пойду посмотрю, можно ли попасть внутрь, а ты пока разберешься с поездом?
– Окей. Удачи тебе – согласилась Сим. И, немного погодя, добавила: – Только не взорви ничего.
Эх, все-таки не удержалась.
Дверей было всего две. Я направилась к ближайшей из них. Как и ожидалось, дверь не работала. Прежде, чем искать окольный способ попасть внутрь, Я попробовала просто включить дверь. Если это не сработает, или она окажется закрыта на хитроумный электронный замок, или еще что-то, то Я оставлю все Сим. К моему удивлению, дверь сдалась без боя. Что ж, это было легко. Сообщив, что Я нашла вход, Я вошла внутрь. Первым, что Я ощутила, была ужасная вонь. Даже глаза слезиться начали. И как только скафандр определил это пригодным для дыхания? Это просто ужасно! Хорошо, что Я могла переключиться на собственные запасы. Ох, так-то лучше. Сделав несколько глубоких вдохов, чтобы окончательно прогнать из легких остатки этого запаха, Я открыла внутреннюю дверь шлюза и начала осматриваться. Стоило мне шагнуть, как потолочные лампы заискрились и вспыхнули, освещая коридор с десятком дверей. Некоторые из ламп при этом взорвались, осыпая пол мелкими осколками стекла и погружая части коридора в полумрак. Занятно, тут есть электричество. Интересно, почему тогда гермодвери отключены? Ладно, идем дальше. Прежде чем осматривать комнаты, Я решила изучить планировку этого места и дождаться Сим. Впрочем, планировка оказалась невероятно простой: тут было четыре параллельных коридора одинаковой длинны, два из которых начинались у входных гермодверей, а остальные два были по краям помещения. Концы этих коридоров соединялись двумя другими. Посередине дальнего от дверей коридора вбок уходил еще один, упирающийся в лифт. На то, чтобы выяснить все это понадобилось меньше пяти минут. Но Я еще заметила, что у некоторых комнат были окна. Такие же, как со стороны платформы, но не такие длинные. Внутри свет не горел, так что рассмотреть что-либо снаружи было сложно. Но отвлекать Сим от поезда или начинать без нее Я не хотела, поэтому именно этим Я и занялась.

Внезапно раздавшийся в ушах кашель вперемешку с ругательствами сигнализировали о том, что Симби тоже внутри. Первое, что Я смогла разобрать, было:
– Черт возьми, Трин, предупреждать же надо! Или ты не чувствуешь запаха? Ты же прочистила свои фильтры, нет?
Упс. Неловко вышло. А ведь Я хотела ее предупредить, честно! Только... отвлеклась немного.
– Прости, Сим. Я... забыла.
– Ладно, проехали. Ты где сейчас? – поинтересовалась кобылка.
– Я напротив комн... Хотя знаешь, Я лучше сама к тебе приду, – предложила Я, отворачиваясь от окна. – Ты через какую дверь вошла?
– Через ту, что ближе к поезду.
– Хорошо, сейчас буду.
Через минуту мы уже вместе изучали это сооружение, заглядывая во все комнаты подряд. Каждый раз, когда мы входили в новую комнату, в ней включался свет, но так как в большинстве случаев лампы перегорали, мы оставляли свои фонарики включенными. Содержимое комнат было почти одинаковым: куча странного оборудования, несколько столов, стоящих в центре комнаты, на которые направленны всякие линзы, антенны и лампы, полупустые мешки с какой-то трухой, колбы и какие-то заметки. Было понятно, что это что-то вроде лаборатории, только что в ней изучалось, стало понятно не сразу. Только в третьей комнате вместо кучек коричневатой пыли на столе было какое-то засохшее ползучее растение, успевшее при жизни оплести весь стол и несколько приборов.
– Судя по всему, тут проводили эксперименты над растениями, – озвучила мои мысли Сим. – Что ж, это объясняет весь этот запах. Когда растения погибают и сгнивают, они перестают благоухать. А если тут все обстоит так же, то становится понятно, откуда здесь повсюду этот запах, – подытожила она. – Тут есть еще что-нибудь или это все?
– Только лифт. Все остальное выглядит одинаково. Снаружи, по крайней мере.
– Отлично, – обрадовалась Сим. – Давай сейчас к нему. Мы все равно можем вернуться потом к осмотру комнат, но если честно, сейчас Я хочу найти выход отсюда. И если его там не будет, то... В общем, будем надеяться, что он там есть, – закончила она. – А теперь веди.
Как оказалось, лифт тоже работал. Но везти нас куда-либо он отказывался. После беглого осмотра Симби сказала, что тут нужно подтверждение прав доступа. Для этого нужна ключ-карта, но у нас ее не было. Так что снова мы решили разделиться – Я отправилась обшаривать лаборатории в поисках карты, а Сим осталась взламывать лифт. Я ожидала, что найти тут что-либо будет намного сложнее из-за беспорядка, но все оказалось иначе. Похоже, что прежде чем покинуть это место, бывшие хозяева содержали все в идеальном порядке, и кроме испорченных растений все так и осталось. Удивительно, тут даже пыли не было. То есть, ее было не так много, как в туннелях, и она была почти незаметной. Но поиски все равно шли медленно – обшаривать каждый ящик и полку было долго само по себе, и, кроме того, Я не очень хорошо представляла себе, что ищу. Сим сказала, что эта ключ-карта похожа на пропуски из Атриум-Сити. Так что мне приходилось проверять каждую вещь, не рассыпавшуюся у меня в копытах, насколько она похожа на пропуск. И если она была хоть чуть-чуть на него похожа, то Я ее складывала в мешок, подобранный в одной из комнат. Под конец у меня набралось целых полмешка кандидатов в ключ-карты. Надеюсь, хоть один подойдет. В крайнем случае, можно будет попытаться воспользоваться моим пропуском.
Когда Я вернулась, Сим колдовала над панелью управления уже внутри кабины. Хорошо, что у нас обеих есть прогресс. Прочистив горло, Я обратилась к ней:
– Привет, Я вернулась. Как у тебя тут дела?
Когда Я заговорила, кобылка вздрогнула всем телом. Да, наверное, к этим внезапно раздающимся голосам невозможно привыкнуть. Повернувшись в мою сторону, она ответила:
– Как видишь, прогресс налицо. Впрочем, открыть двери было несложно. Намного сложнее будет заставить лифт ехать. Если у тебя нет ключ-карты, конечно. Ты нашла ее?
– Если честно, Я без понятия, – призналась Я. – Я же никогда их не видела. Так что набрала все, что подходит под описание. Вот, смотри – сказала Я, и вывалила перед Сим содержимое мешка. – Ну как, есть что-нибудь подходящее?
– Хм... – протянула безрожка, разглядывая принесенные мной предметы. Начав ковыряться в них, она продолжила: – Похоже, ключ-карты тут нет.
Блин. Я так старалась, и все без толку. Может, Я недостаточно хорошо все осмотрела? Нужно пойти и перепроверить все снова.
От немедленного возобновления поисков меня удержал возглас Сим:
– Так, а это что? Неужели именно то, о чем Я подумала? – радостно воскликнула она, доставая один предмет из общей кучи. На вид это был просто небольшой металлический параллелепипед, размерами не больше копыта.
– И что в нем такого особенного? – удивилась Я.
– Трин, это же УИИ! – восторженно объявила кобылка.
– Извини Сим, Я понимаю, что этот кусок железа тебя обрадовал, но не понимаю почему. Может объяснишь? – спросила Я, и тут же мне в голову пришла поразительная догадка: – Или это и есть та самая ключ-карта?
Она подарила мне удивленный взгляд, а затем засмеялась:
– Нет, Трин, это не ключ-карта. Это УИИ – универсальный инженерный инструмент. Вот, гляди, – она протянула ко мне манипулятор, держащий УИИ. Тут Я заметила, что он стал меняться – часть начала выдаваться вперед, формируя тонкое острие, а все остальное – перетекать в противоположную часть, делая что-то похожее на цилиндр. Через минуту движение прекратилось, и в манипуляторе Сим теперь была крестовая отвертка.
– Отвертка? То есть, универсальный инженерный инструмент – это отвертка? – поразилась Я. – Не спорю, с отверткой много чего можно сделать, но Я не думаю, что она универсальная. Тем более что она крестовая. Плоская была бы универсальнее.
Почему-то от моих слов Сим сделала фэйсхуф.
– Трин, тут дело не в отвертке. УИИ может превратиться в любой инструмент, не только в отвертку.
– Что? Ты серьезно? Это… это же невероятно круто! – поразилась Я и осознала, какой бред сморозила пару секунд назад. От этого мне стало так стыдно, что Я была готова саму себя зафэйсхуфить до смерти. Но сейчас Я даже пошевелиться не могла, и все что мне оставалось – беспомощно краснеть. Хорошо хоть, что через скафандр этого не видно. Заикаясь, Я попробовала перевести тему:
– Так эта... эм, ш-штука нам поможет?
– Да, определенно, – заверила меня Сим. – Так даже быстрее выйдет. Мне только понадобится это и это, и Я все закончу за пару минут.
Подняв нужные вещи, Симби отправилась к лифту, одновременно превращая УИИ в что-то дискообразное. Затем раздалось очень громкое жужжание и из лифта посыпались искры. А затем через минуту жужжание прекратилось, и из лифта вылетела... панель управления?!
– Сим, ты что сделала?! – чуть ли не завопила Я, вбегая в лифт. Сим тем временем занималась скручиванием проводов, торчащих из зияющей на месте панели дыры.
– О, Я просто решила вместо того, чтобы обходить систему безопасности, удалить ее. Вот, пожалуйста, все готово, – просто ответила кобылка. – Вышло даже быстрее, чем Я ожидала. Эти УИИ – просто чудо.
– Это точно, – согласилась Я, все еще шокированная ее действиями. – Ты, наверное, много с ними работала.
– На самом деле нет, – ответила она, превращая УИИ обратно в пластинку. – Просто читала о них в древних электронных каталогах. Такие приборы уже давно не производят. Сейчас они большая редкость.
– Но... тогда как ты поняла, что это был УИИ? С виду же он просто металлическая пластинка.
– На самом деле, это была не Я. Это мой манипулятор, – сказала Сим, и начала объяснять: – УИИ – это дополнительное оборудование для манипулятора. И когда Я случайно задела его манипулятором, то он сообщил, что найдено новое оборудование. Вот, возьми, он твой.
– Мой? – удивилась Я, принимая пластинку. – Почему?
– Ты же его нашла. Кроме того – у тебя вроде отвертка сломалась, нет? – подмигнула мне Сим. – Уверенна, тебе он еще пригодится.
– Да, наверное, – смущенно согласилась Я.
– Вот и хорошо. А теперь, проверим, как работает лифт.
Симби замкнула какие-то провода, после чего они заискрили, свет в кабине пару раз моргнул, а затем двери медленно закрылись, и лифт наконец-то тронулся.

Глава 5

– Внимание! Зафиксирована критическая перегрузка двигателей, – внезапно протрещал механический голос. Одновременно с этим кабина лифта резко остановилась, а нас с Симби по инерции резко подбросило вверх. – Инициирована аварийная остановка. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие и ожидайте прибытия сотрудников сервисного центра.
– Что-то мне подсказывает, что мы их не дождемся, – прокомментировала Сим, уверенно приземлившись на все четыре копыта. Я же была не такой ловкой, и после приземления растянулась на полу.
– Ай. У тебя есть план?
– Ага. Сначала выбраться отсюда, а дальше – по обстоятельствам.
Подойдя к двери кабины, она схватила манипулятором одну из створок.
– Ну-ка, помоги мне.
При помощи двух манипуляторов открыть двери лифта было просто. Только нам это ничем не помогло – за ними сразу оказалась отвесная каменная стена. Тогда настал черед аварийного люка. Открыть его было легче, и выход через него был свободен. Только вылезти через него самостоятельно было совершенно невозможно. Сначала подсадив меня, Симби вылезла наружу, ухватившись за мой манипулятор. Пока мы это проделывали, невольно возник вопрос – зачем делать такие странные люки? Мало того, что в одиночку не выберешься, так еще не каждый в них протиснется. Когда же мы обе оказались на кабине, нашему взору предстала причина остановки лифта – из стен выходили кривые толстые серо-коричневые трубы, идущие вверх по неровной спирали. Чем выше они шли, тем сильнее выпирали из стен, и, в конце концов, сплетались между собой, зажимая трос лифта. Перед тем, как затормозить, лифт прошелся немного по трубам, снимая с них верхнее покрытие. В местах, какими он по ним прошелся, на кабине собрались кучки содранных лоскутов. Я не имела ни малейшего понятия, что это, и как оно могло оказаться в шахте лифта. Когда Я спросила об этом Сим, оказалось, что она в не меньшем замешательстве.
– Мне кажется, Я видела что-то похожее. Это напоминает мне корни растений. Только какие-то очень странные и неправильные корни. Корней обычно не бывает в шахтах. И растения точно не выживают в подобных условиях. Ты сама видела, – она показала копытом вниз, видимо, говоря об останках растений в нижних лабораториях. – А это, похоже, еще живое! Ты смотри – подойдя к одной трубе, она указала на содранное покрытие – так и есть!
И правда – в свете фонаря можно было отчетливо различить выступившую на... коре, верно? влагу. Факт существования огромного живого растения в древней заброшенной лаборатории меня настораживал, но Симби, кажется, была в восторге.
– Трин, мы просто обязаны выяснить, как такое возможно!
Подобрав один из лоскутков, она принялась его рассматривать. Она вглядывалась в него так пристально, будто на нем был написан ответ на ее вопрос. Я думала, что она скоро отложит его, и мы пойдем дальше, но нет – она все смотрела на него, не шевелясь. Очень скоро мне это надоело.
– Я думаю, мы это узнаем, когда выберемся отсюда, – прервала Я ее концентрацию. Неужели она каждый раз так реагирует, когда находит что-нибудь новое? И это мы еще даже не выбрались из шахты.
– Кроме того, нам еще нужно найти выход, помнишь? – продолжила Я. – Без него все, что мы узнаем, будет бесполезно.
– Выход. Точно. Ты права, – словно очнувшись, протараторила кобылка. Бросив кусок коры обратно, она обернулась ко мне:
– Так чего мы ждем?
Я хотела ответить "Тебя", но не успела – быстро осмотрев шахту, Сим начала карабкаться по трубам-корням наверх. Мне ничего не оставалось, как последовать ее примеру.
Это оказалось проще, чем могло показаться на первый взгляд. И намного проще, чем выбираться из кабины лифта через люк. Еще в самом низу корни были достаточно толстые, чтобы за них можно было ухватиться копытом, а дальше расширялись настолько, что по ним можно было бы аккуратно пройти, прижимаясь к стенке. Но так высоко нам не нужно было – в двух метрах над кабиной была внешняя дверь лифта, приоткрытая идущим через щель между створками корнем. Раздвинуть их манипуляторами, цепляясь за корни, было скорее интересным, чем сложным, и вскоре мы оказались внутри.

Обстановка помещения сильно отличалась от той, что была в нижних лабораториях. Если раньше были растения в комнатах, то тут была комната в растении. Или в растениях, тяжело сказать. Все, буквально все, было оплетено отростками разных размеров – от крошечных лоз, обвившихся вокруг обломков оборудования, до гигантских стволов, врезающихся в стены, пол и потолок. Что бы здесь раньше не было, от этого уже мало что осталось – панели, которыми была покрыта комната, были сорваны со своих мест и неряшливыми кусками свисали с увлекших их ветвей. Лабораторное оборудование тоже не устояло, и теперь было разбросано по всему помещению. Даже столы были сломаны пополам под тяжестью навалившихся на них растений. Только освещение все еще держалось. В некотором смысле – когда мы вошли, что-то под потолком заискрило и погасло. Похоже, ему тоже осталось недолго.
– Мда, тут мало чего сохранилось, – огорчилась Сим, пнув с досады какую-то железку.

Место, в котором мы оказались, было просторным, но из-за буйной растительности превратилось в едва проходимый лабиринт. Мы снова разделились в поисках... не знаю, чего искала Сим, но Я искала лестницу, ведущую наверх, или что-то в этом роде. Перед тем как разделиться, безрожка посоветовала опасаться возможных охранных систем, но Я думаю, что если они тут и были, то давным-давно вышли из строя. Пока Сим занималась только ей ведомо чем, Я решила обойти комнату по периметру, и обнаружила, что выходов из нее нет. Пока что, по крайней мере. Признаться, это обстоятельство не на шутку меня встревожило. Что, если тут есть выход, но его заплело, как шахту лифта? Или его завалило? Да мало ли что могло случиться! К счастью, мне удалось обнаружить огромный корень, пробивший потолок, и уходящий куда-то вверх. Похожих корней тут было много, но вокруг этого грунт обвалился, создавая вдоль растения открытое пространство, в которое можно было попробовать протиснуться. Чем Я и занялась, потому что других вариантов Я не видела. Снизу корень круто уходил в пол, и, чтобы забраться на него, мне пришлось притащить несколько обломков столов и прочего оборудования, предварительно отвоевав их у лозы. Дальше корень шел более полого, и по нему можно было вскарабкаться без посторонней помощи. Через проход в породе мне пришлось пробираться ползком, и пока Я это делала, мне представился шанс рассмотреть растение. (Не то чтобы Я так этого хотела, но раз обстоятельства сложились так, что Я ползу, чуть ли не прижимаясь к нему лицом, то почему бы и нет?) Оно не было похоже ни на одно растение, которое Я видела раньше. У него не было веток, листьев или каких-нибудь отростков в стороны. И кора у него была более гладкой, чем у обычных деревьев, но копыта по ней не скользили. Она вся была, в основном, однотонной, за исключением попадавшихся то тут, то там темно-зеленых овальных пятнышек. Они были самые разные – от размеров с заклепку до размеров с пару копыт. Вскоре корень начал снова заворачивать вверх, и чтобы подниматься, мне пришлось упираться манипулятором в потолок (или уже стену?) прохода, а копытами – в корень. Это было ужасно неудобно. К счастью, это скоро прекратилось – ход закончился, и Я оказалась в какой-то комнате. Корень продолжил свое путешествие уже по стене, а дыра, через которую Я сюда попала, оказалась на стыке пола и этой стены. Размеры комнаты были раза в три, а то и в четыре меньше, чем предыдущего помещения, но она все равно выглядела достаточно просторной. Наверное, это из-за того, что тут почти не было лозы. Несколько ветвей шло по стенам, и одна крупная проходила через центр комнаты, подняв на себе стоявший там стол. Она затем уходила под пол, оставляя небольшой проход у стенки. Только Я собралась осмотреть комнату, как в этом проходе вспыхнул отблеск синего света. Я сразу вспомнила про предупреждение Симби, и на всякий случай пригнулась. Мало ли – вдруг охранные системы здесь действительно все еще работают. По виду эта комната намного лучше сохранилась, чем нижняя, так что лучше не рисковать. Подобравшись к проходу, Я осторожно выглянула из-за корня... и увидела Сим, держащую перед собой светящийся синий прямоугольник! Фух, а Я уже начала нервничать. Странно, конечно, что именно она оказалась тут, но все-таки это лучше, чем турели или электрошок. Поднявшись, Я подошла к ней.
– О, это ты, Сим. Как успехи? – поинтересовалась Я. Мгновенно развернувшись, она затараторила:
– Смотри, Трин, Я нашла электронный свиток! – и протянула ко мне копыто с прямоугольником. Вблизи оказалось, что это не просто прямоугольник – сверху и снизу к нему были прикреплены две короткие трубки, и от нижней к ее скафандру шел провод. По размерам вся конструкция была чуть меньше седельной сумки.
– Это, конечно, хорошо. Но что насчет выхода?
– Я его еще не искала, — призналась она. – Но кому нужен выход, если прямо тут есть замечательный электронный свиток, полный древних знаний?
Ну, мне бы он точно не помешал.
– И что же за знания в нем хранятся? – Я подошла, пытаясь разглядеть на свитке хоть что-нибудь. Раз она предпочла свиток поискам, в нем должно быть что-то действительно стоящее.
– Еще не знаю! – ответила она, снова приближая электросвиток к себе и пританцовывая от нетерпения. – Он пока что только загружается. Надеюсь, он не поврежден. Я этого. Просто. Не переживу! – драматично заверила меня Сим. Затем она снова сфокусировалась на свитке. – О, кажется, загрузился. Все, Я пошла, вернусь через полчаса. Удачи! – закончив монолог, она погрузилась в чтение, оставив меня в полном недоумении. Да ладно! Она, должно быть шутит. Я попыталась как-то повлиять на нее, но она никак не отреагировала ни на мои слова, ни на мое тыканье копытом. Я уже хотела лягнуть ее, но сдержалась. Не за этим Я сюда пришла. Вернемся к осмотру комнаты.

Во время осмотра выяснилось два момента. Во-первых, комнате была дверь. Во-вторых, она была закрыта. Второе не было бы такой большой проблемой, если бы Сим занялась ей. Но, судя по тому, как она удобно устроилась прямо на полу, она будет недоступна гораздо дольше, чем полчаса. Я, конечно, могла бы попробовать повторить тот трюк с УИИ по вырезанию замка, но было одно “но”. Мой манипулятор никак не отреагировал на контакт с ним, ни когда Я его подобрала в первый раз, ни позже, когда Сим мне его вернула. Похоже, неудачные приземления все-таки сказались на нем. Или он просто несовместим с УИИ. Не разобрав его, Я не могла сказать наверняка. В любом случае, пока Сим не вернется в реальность, мне придется тоже тут торчать. И чтобы как-нибудь скоротать время и не думать о том, что за дверью может быть тупик, Я начала рассматривать предметы в комнате. Со стороны Симби ничего нового не было, только грязно-белый шкаф с покосившейся дверцей. Наверное, там она и нашла этот свиток. Ради интереса Я тоже там посмотрела, но кроме пыли и мусора ничего не нашла. Тогда Я занялась осмотром стола, поднятого корнем. Он висел под достаточно большим углом, и все вещи, находившиеся на нем, съехали на пол. Отыскать их было нетрудно, но пользы от них никакой не было – Я совершенно не знала, для чего они нужны. К тому же, половина из них рассыпалась, стоило до них дотронуться. Можно было гадать, какова их цель, но без возможности проверить это было скучно и бессмысленно. Я уже думала, что в любом случае мне придется скучать, но тут мое внимание привлек странный предмет, застрявший между корнем и полом. По цвету он был похож на панели пола, поэтому неудивительно, что Я его сразу не заметила. Когда Я его достала и протерла, оказалось, что это серебристый полуцилиндр с разъемом для питания. Он лежал выпуклой частью вниз, и когда Я перевернула его и поставила на плоскую сторону, то обнаружила сверху тонкую темную полосу, идущую вдоль оси цилиндра и делящую его пополам. Отлично, очередной электроприбор. Подключив устройство к скафандру, Я стала ждать, что произойдет. Надеюсь, что эта штука не окажется какой-то машиной для прожарки травяных хлебцов. Хотя, даже если так, все равно будет неплохо.
Некоторое время после того, как Я подключилась, ничего не происходило, только зажглась зеленая лампочка у основания разъема. Затем темная полоса засветилась мягким белым светом, а по бокам от нее повернулись две небольшие прямоугольные детали с маленьким светящимся кружком на каждой из них. Затем свечение полосы и кружков усилилось, формируя над устройством светящийся прямоугольник. Некоторое время Я смотрела, как в его свету кружатся пылинки. Затем прямоугольник сменил цвет и на нем появился рисунок. На нем были изображены золотистая надпись "D&B" на бледно-розовом фоне. Причем буква "D" была развернута в другую сторону, придавая надписи некое подобие симметрии. Через несколько секунд эта картинка сменилась изображением лунной поверхности, освещенной Солнцем. А поверх этого изображения расположились цветные значки с различными подписями под ними. Вот уж не знаю, что это за прибор такой, но для себя Я назвала его световым монитором. Только как с ним взаимодействовать? Клавиатуры или чего-то подобного рядом не было. Так, попробую подать мысленный сигнал через скафандр. Только на какой из значков действовать?
Через пару минут выяснилось, что из всех надписей Я понимаю всего несколько. Остальные были для меня либо неизвестными, либо бессмысленными. Впрочем, "понятные" надписи тоже были под вопросом. Единственными, чье значение не вызывало сомнений, были "Дневник" и "Отчеты об экспериментах". Пожалуй, с них и начнем. Я напряглась, подавая мысленную команду запустить "Дневник", но ничего не произошло. Я попробовала снова. Никакого эффекта. "Давай, работай, чтоб тебя" – подумала Я про себя и легонько стукнула по устройству. В процессе Я провела копытом через световой прямоугольник, и зацепила несколько значков. На этот раз картинка изменилась – поверх изображения Луны появилось еще несколько прямоугольников разного цвета и размера. Ага, понятно. Нужно тыкать прямо в изображение. Хорошо, попробуем все вернуть обратно.
После нескольких попыток Я выяснила, что для этого нужно было просто нажимать на красный крестик в правом верхнем углу каждого прямоугольника. И что делать это намного удобнее манипулятором, чем копытами. Хорошо, все уже как в начале. Теперь посмотрим дневник. При нажатии на него появился новый прямоугольник с полосой прокрутки, и со значками, расположенными в столбик. Рядом с каждым из них был написан его номер, и еще какие-то числа, которые мне ни о чем не говорили. Записей в дневнике было много. Очень много. На то, чтобы просто перечитать весь их список, ушло бы минут десять, если не больше. Так что Я наугад открыла одну запись из начала:

"Итак, формальности, наконец, улажены, и теперь можно приступать к работе. Хотя нет, не так – настоящая работа начнется позже, когда обустроят лабораторию на Луне. Сейчас же нужно заняться всякими оргвопросами. Не самое благодарное занятие, но как с ним покончу, у меня будет почти целая итерация впереди, чтобы заниматься настоящим делом. К слову об итерациях. Надо будет посмотреть, что тут произошло, пока меня не было. Пока что Я слышал в основном только слухи; единственным достоверным фактом было известие о смене руководства Корпорации. Кстати, забавное наблюдение: с каждым разом слухов об изменениях все больше, но часть правдивых все меньше, так что общее количество достоверной информации остается неизменным. Ладно, сегодня вроде ничего стоящего больше не было, а завтра утром начинается "веселая пора" оформления лаборатории и прочего. Думаю, выспаться потом мне удастся не скоро, так что лучше воспользоваться моментом, пока он есть."

Что ж, это было в определенной степени интересно. Наверное, Я бы лучше поняла, о чем шла речь, если бы знала что такое "корпорация" и "итерация". Хотя, мне кажется, про итерации Я уже где-то слышала. Но где именно и что это значит – вспомнить никак не могла. Пока что Я обнаружила лишь то, что эти два слова рифмуются. В какой-то момент у меня возникла мысль спросить их значение у Сим, но она все еще была занята. (И если раньше она просто лежала на полу, то теперь она перевернулась на спину, держа перед собой электросвиток манипулятором и передними ногами.) Так что Я прочла еще пару записей:

"Сегодня был необычный день. С одной стороны, Я узнал о произошедших изменениях быстрее, чем планировал. С другой – то, что Я узнал, мне не понравилось. Похоже, что количество всех бюрократических формальностей, которые теперь нужно соблюсти при открытии лаборатории, чуть более чем бесконечно. Я, конечно, понимаю, что процесс смены руководства сопряжен со всякого рода издержками и перегибами. Но не до такой же степени! Возможно, Я в чем-то ошибаюсь, но у нас была довольно хорошо отлаженная система, и изобретать ее заново, как минимум, неэффективно. Говоря словами классика, "не стоит чинить того, что и так работает". Моя рациональная часть твердит, что это всего лишь первое впечатление, а оно, как обычно, обманчиво. Но Я не сильно в это верю. В любом случае, у всего происходящего должна быть веская причина, и Я уверен, что вскоре Я ее узнаю."

"Теперь Я понял, почему на меня так странно посмотрели, когда Я сказал, что хочу открыть лабораторию на Луне. Оказывается, в последнее время туда стали отправлять всех особо буйных, не согласных с действиями нового руководства. Сначала Я счел это плохим знаком, но вскоре выяснил, что все не так плохо. В общем, когда руководство поменялось, некоторые стали считать, что оно делает все неправильно и вообще "что вы занимаетесь какой-то фигней, смотрите, как надо". Сам Я не понаслышке знаком с таким отношением, когда те, кто ничего не смыслит, лезут давать советы. Признаться, просто терпеть их не могу. Обычно их достаточно просто игнорировать, но товарищи, отправленные в ссылку, пошли намного дальше – начали самостоятельно перекраивать Проект по своему видению, подвергая все дело опасности. Ладно, черт с ним, с Проектом – его всегда можно скорректировать, но Я слышал, что отдельные “импровизации” привели к несчастным случаям. Говорят, что кто-то даже погиб. Такое не могло остаться без внимания. Так что правильно их сослали. И хотя за ними там присматривают, надо будет держать ушки на макушке, когда переберемся на место. Правда, Я не очень понимаю, почему их сослали именно на Луну. Полагаю, что можно было найти место получше. Не хватало еще, чтобы Луну стали ассоциировать с местом содержания преступников. Так, ладно, хватит о плохом. Изначально-то Я хотел написать, что дело пошло быстрее. Как оказалось, для обоснования на Луне нужно вдвое меньше волокиты. И хотя бесконечность, деленная пополам, все еще остается бесконечностью, столь значительный прогресс не может не вдохновлять."

Последняя запись меня заинтересовала. Если на Луну ссылали, то, значит, это происходило из места за ее пределами. Что делало факт внезапного исчезновения тех, кто все тут построил, (надо будет не забыть придумать слово покороче, чтобы их обозначать) а дневник, несомненно, принадлежал одному из них, более непонятным. Даже если на Луне произошла какая-то катастрофа, уничтожившая все живое, то тогда за ее пределами должен был кто-нибудь остаться. И при этом эти оставшиеся могли снова заселить Луну и восстановить тут все. Хотя… Хм, может Я не совсем правильно понимаю термин "изгнание на Луну". Возможно, в данном случае это значит что-то вроде "из глубин на поверхность". В конце концов, большинство сохранившихся сооружений находится под поверхностью, а не на ней. Но тогда почему этот дневник находится тут, в глубине, если его автор хотел работать на поверхности?
Так. Стоп. Надо сосредоточиться. Все эти мысли слишком меня увлекают. Когда выберемся отсюда, Я уделю этому время. Сейчас нужно как-нибудь выбраться отсюда. И если Я продолжу читать, то, скорее всего, снова отвлекусь. Лучше пока отложить все в сторону и дождаться, пока Симби откроет дверь.
Отодвинув устройство в сторону, Я взглянула на нее. Теперь она читала, опираясь спиной на шкаф и чуть ли не стоя на голове. Просто находиться в такой позе мне казалось чрезвычайно сложно, не то, что читать, но ей, похоже, было удобно. Я так просидела около минуты, наблюдая за ней. А потом Я осознала, что хочу прочитать что-нибудь еще из того дневника. Сначала Я сопротивлялась, проявляя силу воли, но желание оказалось сильнее. Так что Я скоро сдалась и начала искать компромисс. Итак, какой аргумент можно привести в пользу того, что мне следует это сделать? Хм, насколько Я поняла из прочитанного, автор хотел открыть на Луне какую-то лабораторию. Исходя из окружения, можно предположить, что мы находимся как раз в ней. Раз так, то, возможно, где-то в дневнике есть упоминание о ее планировке или чем-то таком. И раз Я ищу выход, то найдя эти записи, Я точно буду знать, есть ли он тут, и где он находится. При этом мне даже не придется ждать Сим! Так что да, мне определенно нужно просмотреть имеющиеся записи. Придвинув световой монитор обратно, Я стала прокручивать список дальше. Вряд ли упоминания о планировке будут где-то в начале, так что Я открыла запись ближе к середине списка.

"Сегодня утром меня поразила гениальная идея. Наверное, она так бы и не появилась, если бы все прошло, как надо. Ну да ладно, суть вот в чем. Я подумал, если так уж вышло, что в нашей лаборатории не будет настоящего солнечного света, то почему бы этим не воспользоваться? Я почти уверен, что все растения, над которыми сейчас работают, используют солнечный свет. Так почему бы не сделать что-нибудь, от него независящее? Возможно, что в самом Проекте это не понадобится, но вот тут, на Луне, такие растения пришлись бы кстати. Кроме того, всегда есть шанс, что мы откроем что-нибудь удивительное в процессе. Может быть, даже практически применимое. Я поделился этой идеей с командой, и ее восприняли вполне положительно. Конечно, есть нюансы. Откуда, например, растение будет черпать энергию для своей жизнедеятельности? Я помню, было предложение использовать для этого ВЭС, раз нам его выделили будь здоров, но пока это только предположения. Однако у меня есть предчувствие, что из этого выйдет что-то стоящее."

Ух ты. Идея создания растения, растущего без света, была действительно интересной. Насколько Я знала, все растущие на Луне растения нуждались в освещении. И речь тут не только о деревьях Атриум-Сити – на рынке Я видела и другие растения, но ни про одно не было сказано, что оно выращено в темноте. И хотя судя по текущему состоянию лаборатории, было ясно, что команда автора преуспела в своем начинании, мне стало действительно интересно, как далеко они продвинулись в этом направлении. На Луне такие растения действительно пригодились бы. Другой вещью, заинтересовавшей меня, было то, что для Проекта были нужны растения. Хотя явно это не указывалось, Я была уверенна, что Проект, о котором упоминалось в записях, и Проект, о котором говорилось в терминале узловой станции, были одним и тем же Проектом. И для него был нужен источник энергии и растения, требующие освещения. Эти две вещи не очень стыковались друг с другом. Конечно, энергию можно было использовать для освещения растений, но зачем это делать, если снаружи было полно света, который можно профильтровать и использовать для этих же целей? Я просто... Блин! Я отвлекаюсь! Нет, серьезно, как так можно? Сим и так потеряна, а если еще и Я присоединюсь к ней, то застрянем мы тут навсегда. Так, Трин, сосредоточься. Я вроде пыталась узнать что-нибудь о планировке. Хорошо, посмотрю еще одну запись. И если там ничего не будет, то все, Я отключусь и не притронусь к устройству, пока мы не выберемся. Так, если тут уже описываются события после прибытия сюда, то про планировку должно говориться где-то раньше. Ладно, попробуем что-нибудь из предыдущих записей...

Я только собралась открыть очередную запись, как в наушниках внезапно зазвучал голос Сим:
– Вау, Трин, где ты это достала?!
Она закончила. Наконец-то!
– Нашла на полу, пока ты была занята своим электросвитком.
– Есть что-нибудь интересное? – она направилась ко мне, вглядываясь в световой экран с другой стороны.
– Да, тут есть довольно интересный дневник, но Я тебе его не дам. Не сейчас.
Такой ответ ее удивил. Она даже остановилась на полпути ко мне.
– Нет? Почему?
– Потому что мне нужно, чтобы ты открыла дверь.
– Дверь?
– Да, дверь. Вон там, – Я указала копытом в нужную сторону. – Открой ее. Я не могу.
– Без проблем! – неожиданно быстро согласилась она, и подошла к двери. Я ожидала, что она снова поколдует над замком. Но Я была совсем не готова к тому, что она сделает. Остановившись перед дверью, она развернулась, уперлась передними ногами в пол, и со всей силы лягнула ее. Удар был настолько сильным, что дверь треснула и слетела с креплений, упав на пол. И ведь Сим не выглядела злой или рассерженной моей просьбой. Она просто очень сильно хотела прочесть дневник.
– Готово, – радостно сообщила она. – Теперь можно мне твой компьютер?
– Да, конечно, держи. Ты подключайся, а Я... эм... пойду, проверю, что там за дверью, – предложила Я, отключившись от устройства и направившись к двери несколько быстрее, чем планировала.
– Нет! – запричитала Сим, подбегая к погасшему устройству. – Зачем ты его выключила?! Я же не вытерплю загрузку после аварийного выключения!
Вот черт. Надо быстрее свалить из комнаты. На всякий случай. Так что Я поспешно ретировалась в коридор за выбитой дверью. Вряд ли бы Сим погналась за мной, но Я смогла замедлиться и перевести дыхание только когда она затихла. Похоже, эта перезагрузка оказалась не такой долгой, как она думала. Переведя дыхание, Я осмотрелась.
Коридор по своему состоянию мало чем отличался от прохода, по которому Я протиснулась наверх. Некогда ровный пол просел под тяжестью проросших повсюду лиан, и теперь изгибался так, будто сам был сделан из них. Возле двери их было еще немного, но чем дальше Я шла, тем больше их становилось. Вскоре они полностью оплели пол, потолок и стены прохода, так что в некотором смысле он был действительно сделан из них. И если раньше в этой лаборатории были хоть какие-то намеки на освещение, то тут они отсутствовали напрочь. Освещая путь фонариком, Я иногда находила двери, ведущие в другие комнаты. Большинство были сломаны и валялись обломками на полу, но некоторые еще держались. Впрочем, Я все равно не смогла бы зайти внутрь – растения прилегали друг к другу так плотно, что не оставляли возможности протиснуться между ними. При желании Я могла бы просунуть ногу в один из крупных промежутков, но не более. Как-нибудь убрать или передвинуть лозы Я тоже не могла, так что мне оставалось только идти вперед, надеясь, что в конце не окажется очередного тупика.

Его там и не оказалось – дверь, некогда преграждавшая проход, лежала на полу, а проем, в котором она когда-то была, был дополнительно расширен все теми же растениями. В отличие от других дверей коридора, эта выпала не внутрь помещения, а наружу. Хотя, она могла выпасть внутрь, а ее потом вытолкало наружу лианами. Судя по всему, они росли из этой комнаты, так что это было вполне возможно. Несмотря на расширенность прохода, из-за толщины стволов свободного места в проходе осталось слишком мало. Протискиваясь внутрь, Я даже в какой-то момент испугалась, что застряну. К счастью, этого не произошло, но моя не так давно ушибленная спина снова дала о себе знать. Похоже, даже у "Суперподорожника" есть свои пределы.
Внутри все было очень странно. Было похоже, что Я попала внутрь одной из лиан. (Не то чтобы Я знала, как они выглядят изнутри, но ощущение такое было.) Вся комната была покрыта чем-то мягким светло-бежевого цвета. Эта субстанция не просто покрывала все поверхности в комнате, но еще заполняла свободное пространство всякого рода колоннами и стяжками, делая его чем-то похожим на губку. Тем не менее, в ней было много больших сообщающихся пустот, так что тщательно осмотреть помещение было не сложно. При детальном осмотре выяснилось, что колонн больше, чем стяжек, и они расположены периодически. Прямо как в столовой Санни Тауна. Я подошла к одной из колонн и провела по круглому утолщению возле ее основания. Слегка липкая масса поддалась, и, разорвавшись, явила небольшой кусок останков какого-то устройства. Пару минут спустя Я очистила достаточно субстанции, чтобы понять, что передо мной не что иное, как миниатюрная версия генератора с узловой станции. Только он был совсем в нерабочем состоянии – через отверстие в том месте, куда должен был вставляться энергошар, было видно, что внутренность генератора заполнена вязкой жижей. Тут Я снова поймала себя на мысли, что отвлекаюсь. Все это можно будет сделать позже.
Вернувшись к входу, Я начала обходить помещение по периметру, попутно сдирая со стены полосу вещества. Оно было достаточно толстым и густым, чтобы через него не было ничего видно, и Я не хотела пропустить другой выход отсюда, если он был просто ей залеплен. Однако пока что под копытами у меня оказывалась только светлая кора. Так Я обошла где-то полкомнаты, когда заметила сбоку бледное синеватое мерцание. На этот раз Я не отвлеклась, но по мере продвижения вперед свечение становилось все ярче, и Я начала различать тихое потрескивание. Преодолев несколько стяжек в углу комнаты, Я смогла повернуть, и, наконец, увидела источник этого свечения и звуков. В дальнем углу комнаты стояли, перебрасываясь разрядами, несколько рабочих мини-генераторов. Пространство комнаты вокруг них было изрядно почерневшим и свободным от вязких внутренностей растений. Что было хорошо – Я четко видела, что выхода рядом с ними нет, поэтому их можно обойти и не рисковать получить разряд в манипулятор. Так Я и поступила. Вскоре Я довела полосу обратно до входа, так и не обнаружив другого выхода. Печально. Если выход тут и есть, то он надежно скрыт вездесущими лианами. Конечно, с помощью УИИ Сим могла бы прорубиться сквозь них, но это заняло бы слишком много времени, даже если бы она не отвлекалась. Значит, нужно придумать другой способ. Ладно, какие есть варианты? Выхода тут нет, значит выйти отсюда можно только так, как вошли, верно? Но Сим обрушила за собой проход, так что остается только один вход – тот, через который попала Я. Хорошо, это уже что-то. Хм... Он высоко, но если Сим сможет забраться на меня, то, теоретически, она сможет достать своим манипулятором до отверстия в потолке. Звучит как план! Пусть будет планом А. Теперь посмотрим, что может пойти не так. Первое, и самое очевидное – она не достанет. Второе – манипулятор может не закрепиться, и соскользнет в время подъема. В таком случае без лестницы нам не обойтись. Но, если Я ничего не пропустила, то ничего такого поблизости нет и в помине. Зато есть много разломанного оборудования, из которого можно соорудить что-нибудь вроде лестницы. Этот план звучит лучше. Если получится доставить туда несколько столов с нижнего уровня, то из них можно будет соорудить довольно устойчивую конструкцию. Отлично, осталось разобраться с одной маленькой деталью – как их туда доставить...

Пару минут спустя у меня уже было почти готово решение. Оно включало в себя активное использование УИИ и чуть ли не полную разборку лифта на запчасти, из которых потом нужно было соорудить что-нибудь, способное перемещаться по туннелю, и нести на себе достаточное количество столов. Я рассудила, что лучше переправить все за раз, чтобы не возвращаться. Затем нужно было как-то оживить лифт, ведущий к поверхности и поднять все столы наверх. Я была занята обдумыванием этого последнего нюанса, когда ход моих мыслей был нарушен самым грубым образом.
– Трин! Ты тут?!
Во имя Нулевой, что там уже стряслось!?
– Да, Сим, Я тут. Что случилось?
– Ты мне нужна. О, вот ты где!
Сим подбежала ко мне со стороны входа.
– Я уже закончила. И готова присоединиться к операции "убраться отсюда поскорее".
– Серьезно? А мне казалось, что ты решила остаться тут.
Симби фыркнула.
– Нет, конечно! После всего, что мы тут нашли, Я просто обязана вернуться в Хеквадакор. Просто… – она отвела взгляд, водя по полу копытом. – Видишь ли, когда Я нахожу места вроде этого, то Я немного теряю контроль. Думаю, это профессиональное. – Вздохнув, она снова посмотрела на меня. – В общем, извини, если что не так.
– Да ладно, все в порядке. Раз уж ты освободилась, то мне понадобится твоя помощь в осуществлении моего плана.
– Хорошо. Что у тебя на уме? – с готовностью спросила Сим. Я набрала в легкие побольше воздуха, и начала излагать свой план.
– В общем, идея такая…

***

– ... вот так мы отсюда и выберемся. Что скажешь?
– Скажу, что ты слишком много думаешь. Твой план, теоретически, осуществим, но он просто сложнющий.
Серьезно!?
– У тебя есть идея получше? – иронично поинтересовалась Я.
Я была уверенна, что она ответит "нет". В конце концов, у нее не было времени это обдумать. Тем не менее, ей удалось меня удивить.
– Вообще-то да. Есть. И она намного проще, чем твоя. Только нам понадобится энергия. Судя по записям в компьютере, тут была генераторная. Если повезет, нам удастся найти пару-тройку энергошаров.
Я сразу вспомнила об искрящихся генераторах.
– Думаю, несколько шаров тут еще осталось. Но Сим, зачем нам еще энергия? Что у тебя за план?
– О, он предельно прост. Раз выбираться через старый выход слишком накладно, то мы сделаем новый. Так где, ты говоришь, тут лежат энергошары?
Мне потребовалась минута, чтобы осознать услышанное. Сразу после этого Я задала первые два вопроса, пришедших мне в голову.
– Ты... ты серьезно? Разве это вообще возможно!?
– Конечно! Почему нет?
– Но… как?!
Симби хихикнула, окончательно сбив меня с толку.
– Что смешного?!
– Прости, Трин, просто Я представила, какое у тебя сейчас выражение лица, – весело объяснила она. – А что касается, того, как это возможно, то ты скоро сама все увидишь.
– Ты мне не расскажешь? – Я была искренне удивлена подобным обстоятельством. В ответ Сим только простонала.
– Я расскажу, но позже. Сначала мне нужно узнать, сколько тут осталось ВЭС. Может, их будет слишком мало для моего плана, и тогда рассказывать о нем бессмысленно.
Что ж, с таким аргументом Я могла согласиться. Кивнув, Я повела ее к генераторам. Но не успели мы сделать и пары шагов, как меня поразила догадка. Остановившись, Я озвучила ее Сим:
– Ты же не собираешься взорвать эти туннели, нет?
– Нет, конечно! Я не планирую снова оказаться под завалом в ближайшее время. Кроме того, ВЭС не взрывается.
Фух. Это хорошо. Расслабившись, Я продолжила наш путь. Минуту спустя мы уже стояли около оставшихся рабочих генераторов.
– Да, тут определенно есть энергошары, – заключила Сим, осматривая их с безопасного расстояния. – Похоже, даже больше, чем мы сможем унести за раз.
Учитывая, что мы могли нести только по одному шару в манипуляторе, это было вполне очевидно.
– Слушай, у меня идея, – предложила она. – Давай ты найдешь что-нибудь, куда их можно все сложить, а Я пока посмотрю, получится ли у меня их достать.
Последняя часть ее идеи меня обеспокоила.
– Это безопасно?
– Безопасней, чем кажется, – заверила меня безрожка. Вид проскакивающих между генераторами разрядов совсем в этом не убеждал. – Кроме того, Я уже занималась подобным. Так что не волнуйся.
Меня это ничуть не успокоило. Но дало понять, что она уже все решила, и что мне ее не отговорить.
– Ладно, если ты в этом уверена...
– Абсолютно. Спорим, что к тому времени, пока ты найдешь, куда их сложить, Я их уже все достану? Так, начинаем на счет три!
– Стой, ты...
– Раздватриначали! – выпалила Сим и скрылась меж генераторов.
Да, она серьезно. Я бросилась за ней, чтобы вытащить ее, но проскочивший передо мной разряд заставил меня отпрянуть. Я погарцевала вокруг, ища способ подобраться к Сим, ожидая, что в любую секунду ее ударит током. Однако вид того, как она ловко перемещается между генераторами вместе с ее бормотанием в наушниках в духе "ну-ка, шарик, иди к мамочке" понемногу меня успокоили. Похоже, она действительно знает, что делает. Что ж, тогда Я, наверное, пойду, поищу, куда можно сложить энергошары. Протиснувшись обратно из генераторной, Я отправилась на поиски.

Ни в коридоре, ни в комнате, где Сим выбила дверь, ничего подходящего не оказалось. Конечно, можно было бы сложить все в шкаф, но он бы точно не вместился в проход в нижнее помещение. Обыск нижнего помещения тоже не принес положительных результатов – все, куда можно было сложить шары, оказалось либо слишком большим, либо слишком истлевшим. Так Я вышла к дверям лифта. Я знала, что там ничего подходящего не было, но... Хотя стоп. Когда Я искала ключ – карту, Я принесла все, что нашла, в мешке. А куда Я его потом дела? Он часом не…?
Спустившись на кабину, Я посветила фонариком внутрь. Так и есть – и мешок, и все найденное внизу добро благополучно лежали на полу. Отлично, Я нашла, что искала. Оставалось лишь достать его. Тут как раз пригодился мой вариант, как отсюда выбраться. Сейчас некому было помочь мне вылезти из кабины, поэтому Я притащила (ну, как притащила – сбросила) сюда еще несколько обломков оборудования сверху и соорудила из них в кабине лестницу, занявшую в ней почти половину места. В конце концов, приложив изрядные усилия, мне удалось вылезти из кабины вместе со злополучным мешком. Преодолев обратное восхождение, опять заставившее мою спину ныть, Я снова была в генераторной. Генераторы уже не искрили, а перед ними выстроился ряд из пяти энергошаров. Стоило мне подойти, как из-за генераторов появилась Сим с очередным шаром. Заметив меня, она подошла.
– Надо же, похоже, у нас ничья!
– Ага. Ты уже закончила?
– Да, это последний. Можешь их складывать и возвращаться к лифту. Я тебя догоню.
Прежде, чем Я успела что-либо ответить, она ускакала к выходу. Снова. Пожав плечами, Я собрала шары и пошла следом за ней. Как ни странно, по пути назад Я ее нигде не застала, хотя тут больше негде было находиться. Я, было, подумала, что она уехала вниз без меня, но кабина оказалась на месте. Спустя пару минут безрожка все же объявилась, неся на себе электросвиток и найденный мной компьютер.
– Все, Трин, выдвигаемся. Пора отсюда, наконец, выбраться, – вздохнула она, спустившись в кабину. Не теряя времени, она сразу занялась панелью, снова приводя лифт в движение.
– Только ты все еще не сказала, как ты планируешь это сделать.
– Я как раз собиралась. Помнишь тот поезд внизу на станции?
– Да. Ты еще говорила, что он в идеальном состоянии.
– Верно. Так вот, это не просто какой-то там обычный поезд. Это "Грунторезка". Одна из тех машин, которыми прокладывали Подлунное Метро. Но она не заправлена. Для нее нам и нужны эти энергошары.
– То есть... ты хочешь сказать, что эта машина... пророет нам выход на поверхность?
– Именно!
Вау. Это было... здорово. И невероятно. Не в том смысле, что была машина с такими возможностями. После сегодняшнего дня Я перестала удивляться подобному. Невероятным было то, что она была здесь и сейчас. И что мы могли ей воспользоваться. Эти мысли натолкнули меня на один вопрос.
– А это нормально, что такие машины встречаются в заброшенных туннелях?
Сим на секунду задумалась.
– На самом деле нет. Сами по себе они – большая редкость, и лишь несколько крупных поселений имеют такие. И про то, чтобы их находили вот так вот запросто, Я никогда не слышала. Значит, такого никогда и не было.
– Почему ты так в этом уверенна?
Симби фыркнула.
– Ну, если бы такое случилось, то тот, кто это сделал, сразу же получил бы вселунную известность. И потом об этом бы еще десяток-другой легенд образовалось. А раз их нет, отсюда и уверенность, – окончание последнего слова было смазано прозвучавшим сигналом из динамика лифта. – Ладно, пойдем, займемся делом, – закончила безрожка, выходя из лифта. Ее ответ меня озадачил, и Я немного замешкалась. Нагнала Я ее у ведущего на станцию коридора.
– Но как тогда получилось так, что мы нашли? Разве это не странно?
Она вздохнула.
– Слушай, Я не знаю. Может, потому что ты у нас новичок, а новичкам везет. Может, есть еще причины. В конце концов, она тут была. Рано или поздно ее бы все равно нашли, – она остановилась, активируя гермодвери шлюза. Закончив, она продолжила:
– Если что и странно, так это то, как она тут оказалась. Все "Грунторезки" до их первого обнаружения находились в заблокированном депо, так что когда Я ее тут увидела, меня это удивило. Но благодаря твоей находке все встало на свои места.
– И что же случилось? – поинтересовалась Я, выходя вслед за Сим на станцию.
– Если в двух словах – ее угнали незадолго до блокировки, – просто ответила она. – Но об этом у нас еще будет время поговорить, пока будем подниматься на поверхность. А сейчас нужно зарядить и настроить "Грунторезку".
– Ты с ними уже работала?
– Нет конечно! Меня бы к ним и близко не подпустили. Но это не помешало мне заполучить одну из электронных копий руководства по эксплуатации. Все-таки это оказалось не такой бесполезной тратой денег, как Я тогда посчитала.
Запрыгнув в открытую дверь вагона (которую она, видимо, открыла при первом осмотре поезда), Сим направилась к локомотиву. Пройдя через соединяющий шлюз, мы оказались в "Грунторезке". Внутри было темно и пыльно (что уже не удивляло). При быстром осмотре выяснилось, что ни окон, ни других дверей тут нет, и большую часть пространства занимали механизмы непонятного предназначения. Оценив обстановку, Симби обратилась ко мне:
– Трин, давай сделаем так: Я займусь подключением ВЭС и настройкой, а ты пока отцепишь вагон. Даже с моим шаром мощности у нас будет не так много, как хотелось бы, так что лишний груз нам ни к чему.
– А как это сделать?
– Там должен быть механизм отцепления. А если его нет, то придумай что-нибудь! У тебя это неплохо получается.
Ну, да, придумываю Я неплохо. А вот с реализацией почему-то всегда проблемы.
– Ладно, посмотрим, что можно сделать.
Оставив Сим, Я направилась обратно в вагон.
Как оказалось, придумывать ничего не нужно было – в вагоне возле гермодвери висели инструкции по аварийному отцеплению и остановке вагона. Схема отцепления была довольно простая – дернуть за рычаг, для открытия кнопки аварийного отцепления, а потом нажать на нее. Но это не сработало. Похоже, придется самой все разбирать, и смотреть, в чем проблема. Я хотела вернуться в лаборатории и обыскать их на предмет инструментов. Но сначала Я спросила Сим, не помнит ли она, находили мы их раньше или нет. В итоге выяснилось, что в "Грунторезке" есть небольшой ремонтный набор, и его мне вполне хватило. Разобрав панель, к которой крепилась кнопка, и бегло осмотрев провода вокруг нее, Я не обнаружила никаких видимых повреждений. Похоже, для отцепления банально нужно электричество. Так, когда Я брала ремнабор, Сим уже подключила энергошары. Раз энергия уже есть, то отцепление должно сработать. Я снова нажала на кнопку и получила ровным счетом ничего. Хм. Наверное, источник энергии для отцепления не связан с локомотивом. Тогда придется снова пожертвовать запасами скафандра. Осталось только найти, как подключиться к системе. Так, тут недалеко от кнопки есть закрытая панель. Посмотрим, что за ней... Отлично! Подходящий разъем и аккумуляторы. Вернее, то, что от них осталось. Теперь понятно, почему кнопка не сработала. Подключившись к разъему, Я нажала на кнопку манипулятором. Скафандр тут же сообщил о большом расходе электроэнергии, понизившим мои запасы до 75%. Одновременно с этим вагон толкнуло, и он отъехал в сторону от "Грунторезки". Затем он остановился, а сообщение о серьезных потерях электричества пропало из моего поля зрения. Что ж, дело сделано. Отключившись, Я сообщила об этом Симби.
– Отлично, Трин, у меня тоже все готово. Я сейчас запущу двигатель. Если не сложно, проследи за этим со стороны, и если вдруг что пойдет не так, дай мне знать.
– Без проблем.

Я вернулась на платформу перед локомотивом и стала ждать. Через некоторое время конусообразная часть спереди пришла в движение. Она немного выдвинулась вперед, а затем раздвинулась в стороны, разделившись на несколько изогнутых по спирали лопастей. Затем они начали вращаться, постепенно ускоряясь, и скоро слились в один еще больший конус, который продолжал увеличиваться в размерах. Кроме того, он начал светиться – сначала красным, потом ярко-белым. Яркость свечения нарастала вместе со скоростью вращения и размерами конуса. В момент, когда диаметр конуса увеличился настолько, что задел идущие сверху и снизу рельсы, Я испугалась, что они могут отлететь и сломать что-нибудь, но ничего такого не произошло. Лопасти прошли сквозь рельсы, будто их там не было. Когда размер конуса увеличился до размеров туннеля, его расширение прекратилось.
– Трин, как там дела? – поинтересовалась безрожка. – Все в порядке?
– Да, все прошло хорошо.
– Отлично! Тогда залезай сюда и будем отчаливать.
Меня не нужно было просить дважды. Стоило мне забраться внутрь, как "Грунторезка" пришла в движение. После небольшого рывка вперед она начала наклоняться назад и, достаточно отклонившись, начала двигаться дальше под углом.
– Фух, наконец-то! – облегченно вздохнула Сим, отходя от аппаратуры в передней части. – Я направила ее так, чтобы она вышла на поверхность недалеко от поселения под названием Вэджетлайф. Если Я правильно все рассчитала, то мы будем на месте через несколько часов. Так что, – она залезла на койку у одной из стен, – пока можно отдохнуть.
Сейчас бы это определенно не помешало. Я пробежалась взглядом по обстановке. Свободного пространства было не много, но вполне достаточно. В средней части "Грунторезки" друг напротив друга стояло две откидных койки, одну из которых заняла Сим. Еще между ними был небольшой стол, на который она сложила электросвиток и компьютер. Пока локомотив наклонялся, они съехали к краю и могли упасть на пол, но ее, похоже, это не особо заботило. Все остальные предметы были исключительно непонятного устройства машинерией с лампочками, мониторами, и...
– Эй, Сим, там на мониторе что-то красным моргает. Так и должно быть?
Даже не взглянув в сторону монитора, она махнула копытом:
– А, это системе не нравится, что концентрация кислорода больно уж маленькая. Ничего, через полчаса должна восстановиться.
Это было бы неплохо. Раз есть время, Я бы выяснила, почему мой манипулятор не желает опознавать УИИ. Но это потом. Сейчас было бы неплохо дать ногам отдых. Никогда еще Я не ходила так много, и теперь они просто отваливались. Так что Я забралась на свободную койку. Радуги разноцветные, до чего же хорошо! Все, не встану отсюда, пока не приедем. Полежав так пару минут, Я поняла, что начинаю засыпать. До того, как починю манипулятор, Я этого делать не планировала, так что решила скоротать время до восстановления воздуха за разговором.
– Слушай Сим, так что там за история с угоном "Грунторезки"?
– Да там ничего особенного, – начала рассказывать она, садясь на койку. – Был побег, беглецов нагоняли. Тогда они решили разделиться, и одна из групп оказалась рядом с депо до того, как его заблокировали. Недолго думая, они запрыгнули в первый попавшийся транспорт и дали деру так далеко, как могли. И все было хорошо, пока преследователи не перекрыли все Метро. Помнишь те поврежденные гермоворота в туннеле возле узловой станции? Они начали закрываться как раз перед тем, как "Грунторезка" под ними проехала. В результате от всего состава остались только локомотив да первый вагон. Но из беглецов никто не пострадал, они все уместились в одном вагоне. А потом они прибыли к лаборатории, где и встретили автора дневника. Вот, в общем-то, и все.
– И все? – удивилась Я. – А куда же они потом делись?
– Не знаю, Я дальше не читала, – пожала плечами Сим. – Там есть еще одна или две записи после этой.
– Понятно. А про то, от кого и зачем убегали, там написано?
– Говорю же, Я дальше не читала. Скорее всего, да. Там все довольно подробно описывается. Но даже без этого Я могу тебе сказать, что тут рассказывается о Побеге, положившему начало череде событий, которые, в конце концов, привели к полному исчезновению Созидателей.
– Это те, кто все тут построил? – предположила Я.
Симби кивнула:
– Они самые.
Отлично. Теперь Я знаю, как их называть.
– И… что произошло? – поинтересовалась Я, принимая сидячее положение. Может, это странно, но мне кажется, что так Я более сосредоточена на разговоре.
– Много чего на самом деле, – начала Симби. – Как Я тебе уже говорила, есть свидетельства тому, что большинство Созидателей исчезли во время какой-то катастрофы. Что именно произошло – неизвестно, и об этом можно только догадываться и строить теории. Но ты это уже знаешь. Однако что бы там ни случилось, это не уничтожило всю жизнь на Луне. То, что мы тут сидим – прямое тому доказательство. И Созидатели не стали исключением – точно известно, что они существовали некоторое время после катастрофы. Но даже они не знали, что произошло. Сначала они думали, что возникли какие-то проблемы со связью, но очень скоро выяснилось, что это не так. Тогда часть оставшихся, которая до катастрофы занималась чем-то вроде поддержания порядка, стала подозревать всех остальных в причастности к произошедшему. До нас дошли многие свидетельства того, что на этой почве Созидатели перестали доверять друг другу, расколовшись на две враждующие группы. Возможно, дело бы ограничилось взаимной изоляцией, если бы первые не стали арестовывать вторых, ссылаясь на свои полномочия. В последствии это спровоцировало Побег, и открытое противостояние. В конечном счете, они просто друг друга перебили.
Я не верила собственным ушам.
– Погоди, ты хочешь сказать, что в итоге Созидатели исчезли из-за того, что начали искать крайних? Не слишком ли это глупая кончина для тех, кто построил, – Я прочертила копытом в воздухе полукруг, – все это?
Сим только развела копытами:
– Да, Я знаю, как это звучит, но все указывает именно на это. Кроме того, не забывай, что большинство все же исчезло из-за катастрофы. А те, кто остался, не обязательно были лучшими представителями своего вида. Так что не так это и странно, – заключила она. Помолчав немного, она добавила:
– И вот еще что. Помнишь те инструкции, которые говорили, что делать, если что-то пойдет не так? – Вспомнив сообщение с узловой станции и то, как голос в лифте просил дождаться техников, Я кивнула. – Есть версия, что это было их отличительной чертой. На любой кризис был разработан план действий. Но когда произошла катастрофа, плана не оказалось. И последовавшая попытка приспособить под текущую ситуацию другие модели реагирования закончилась полным провалом.
– Не знаю, Сим. Как по мне, так это еще одна из множества необоснованных теорий, про которые ты мне рассказывала.
– Да, есть такое. Но мне кажется, что доля правды в ней есть.

Закончив, Симби замолчала, погрузившись в свои мысли. Я тоже задумалась о том, что услышала, сопоставляя с тем, что узнала раньше. Внезапно ход мыслей был прерван сообщением скафандра о том, что внешняя среда пригодна для дыхания. Это привело меня обратно к тому, что Я собиралась починить манипулятор.
Сняв скафандр, Я попросила у Симби ее манипулятор. Она все еще была в своих мыслях, так что не сразу поняла, что Я от нее хочу. Когда Я повторила свою просьбу, она согласилась, и принялась снимать с себя скафандр. Было немного непривычно видеть ее темно-зеленую шерстку вместо синевато-серого покрытия скафандра. Удивительно, но она выглядела лучше, чем во время завтрака возле завала. Может, в ее скафандре есть какая-то функция по уходу за внешним видом?
Перед тем, как дать мне манипулятор, Сим подключила компьютер к системам "Грунторезки" и снова погрузилась в чтение дневника. Только после этого Я обнаружила, что сама-то Я все еще в скафандре, и начала его поспешно снимать. И по ходу дела вспомнила, что все еще была перебинтована. А Я уже совсем забыла. Судя по всему, бинты уже можно было снять, что Я и сделала. Покончив с этим, Я надела манипулятор Симби и приступила к ремонту. Было немного непривычно пользоваться манипулятором для безрогих, но Я освоилась. Как Я и предполагала, некоторые части были повреждены, но Я вполне могла все починить самостоятельно. Пользуясь случаем, Я даже пустила в ход УИИ. Мне не сразу удалось превратить его в отвертку, но результат того стоил. Когда Я закончила, Симби все еще читала. Она была так поглощена, что даже не заметила, что Я вернула ей манипулятор. На всякий случай Я сказала ей об этом, но по ее пространному "м-хм", было ясно, что она сейчас ничего не воспринимает. Так что Я решила оставить ее в покое. Рассудив, что немного отдыха мне не повредит, Я снова легла на свое место и неожиданно быстро заснула.

Глава 6

– Проходите.
– Наконец-то! – не выдержала Сим, направляясь к гермоворотам мимо открывшего их охранника. Ее можно было понять. Когда "Грунторезка" добралась до поверхности, выяснилось, что мы не знаем, в какой стороне находится вход в поселение. Оказывается, гироскопическая система позиционирования не работает правильно, если перемещаться на транспорте. (И не только на транспорте – система считает, что пони перемещается, только если она двигает ногами. Это один из ее немногих, но существенных недостатков.) В итоге нам пришлось основательно поблуждать в поисках Вэджетлайфа. Когда же мы его нашли, то охранники сочли подозрительным появление у входа на поверхности только двух пони и согласились нас впустить только после тщательной проверки. И хотя ни у меня, ни у Симби ничего запрещенного не было, проверка заняла несколько часов. Один из проверяющих хотел придраться к наличию у Симби энергошара, но после того как она ткнула его в какой-то документ, он быстро затих. Так что когда это все закончилось, Я была полностью солидарна с ней.
– Добро пожаловать в Вэджетлайф, – добавил охранник будничным тоном, проигнорировав недовольство безрожки. В ответ она только фыркнула, и прошла внутрь.
К моему удивлению, за воротами оказалось совсем небольшое квадратное помещение. Кроме того, оно было совершенно пустым и не имело других выходов. Сначала это сильно меня смутило, и Я хотела было спросить не ошиблись ли мы дверью. Все встало на свои места, когда гермоворота за нами закрылись, а пол сдвинулся и стал опускаться.
– Необычный у них лифт, – поделилась Я своим наблюдением с Симби.
– Разве? – отозвалась она, оглядевшись по сторонам. – По-моему, обычный грузовой лифт.
А, вот оно что.
Когда спуск закончился, мы оказались в месте, очень похожем на уровень складов Атриум-Сити. Повсюду были ящики, контейнеры и стеллажи со всякими вещами, превратившие помещение в своеобразный лабиринт. Несмотря на раннее (по моим часам) время, тут уже суетились пони, перетаскивая всякого рода предметы из одного конца комнаты в другой, или проводя их переучет. Не успели мы выйти из кабины, как у нее уже было четыре жеребца, которые начали что-то поспешно в нее грузить. Мне захотелось рассмотреть, что именно, но Сим явно не собиралась задерживаться, так что мне пришлось ее догонять. В противоположном конце помещения на стене было нарисовано схематическое изображение поселения с названиями его уровней и специализированных частей. Еще на нем был небольшой, но заметный знак, обозначающий наше текущее местоположение. Меня очень заинтересовал тот факт, что через центр поселения проходила будто бы гигантская труба. Присмотревшись, Я увидела, что эта часть была подписана как "Зеленая спираль". Ух ты. Похоже, что если бы не завал в туннеле возле узловой станции, то мы могли бы добраться сюда и без использования "Грунторезки". Пока Я прикидывала, сколько бы времени это заняло, Сим нашла на карте то, что искала.
– Тут есть гостиницы на нескольких жилых уровнях, – начала она, вызвав уже обычный лифт, находящийся рядом с картой. Только он был тут не один, а почему-то целых четыре. – У меня здесь есть кое-какие дела, и они обычно не быстро делаются. Так что нам придется остаться тут на какое-то время. Как закончу, отведу тебя в Иотнох, как и обещала. Хорошо?
Что ж, еще по дороге сюда Я подумывала о том, чтобы остаться тут на пару дней. Пополнить запасы, доразобраться с системами скафандра, или просто осмотреть поселение, в конце концов. Да и привести себя в порядок тоже не помешает. Вряд ли целые сутки пребывания в скафандре хорошо сказались на моей гриве. Не смотря на то, что за все время путешествия Я не встретила ни одного зеркала, что-то мне подсказывало, что Я права. Хотя часть меня хотела как можно быстрее добраться до Ионтоха и начать поиски мамы, Я прекрасно понимала, что пара дней не сильно отразится на зацепке трехлетней давности. Так что, в целом, Я была согласна с предложением Сим, о чем ей и сказала.
– Отлично! – обрадовалась она, пропуская выходящих из прибывшего лифта пони. – Тогда пойдем искать себе комнату!
Поиски вышли относительно быстрыми. Отбросив сразу те гостиницы, которые позиционировали себя как "особые" и "люксы" на верхних жилых уровнях и невыносимо грязные номера на нижних, осталось всего четыре гостиницы на уровне, где проходила "Зеленая спираль". Уже во второй из них была свободна небольшая двухместная комната с собственным санузлом, так что мы решили остановиться там. Сначала Сим хотела сама заплатить за аренду, но Я настояла на оплате своей части. В конце концов, именно для этого Я и заполучила у Силта свои двести кредитов – чтобы содержать себя самостоятельно. По крайней мере, таков был план. Но действительность оказалась весьма суровой – снять комнату на неделю (а именно на столько мы решили тут остановиться) стоило целых сто сорок кредитов. Таким образом, за аренду у меня ушла чуть ли не половина всех моих сбережений. Это обстоятельство еще раз напомнило мне, что нужно было уделить время не только планированию побега из Атриум-Сити.
Когда мы разместились в наших новых апартаментах, Я решила восполнить недостающую часть плана. А именно, узнать, как именно можно добраться до Иотноха, что мне может понадобиться в дороге и, главное, сколько это все будет стоить, и где на это взять денег. Я решила начать с продовольствия, медикаментов и оснащения скафандра. Оставив Сим приводить себя в порядок, Я отправилась искать, где все это можно приобрести. В первую очередь Я собиралась посетить сервисный центр, чтобы провести диагностику скафандра. Во-первых, из-за поездки на "Грунторезке" нужно было синхронизировать систему позиционирования. Во-вторых, Я все еще волновалась по поводу засорения фильтров пылью, да и вообще переживала за его состояние из-за моих неудачных приземлений. Хотя скафандр не подавал никаких сигналов о повреждениях, на всякий случай Я решила перестраховаться. Как бы там ни было, без него по Луне точно не попутешествуешь.
В первые десять минут поисков Я обнаружила, что искать тут что-либо невероятно сложно. И вовсе не из-за моей привычки отвлекаться на рассматривание новых пони, которые тут были на каждом шагу. К моему удивлению, сейчас она совсем не проявлялась. То ли Я достаточно насмотрелась на пони в Атриум-Сити, то ли еще что, не знаю. Трудность поисков заключалась в том, что попасть в нужное место, руководствуясь только схемами поселения на стенах, было просто невозможно. Как только Сим умудрилась по ним найти нашу гостиницу? О, может, она как-то использовала встроенную карту Луны? Атриум-Сити был там очень детально изображен. Может, и Вэджетлайф так же хорошо прорисован? Открыв карту, найдя и приблизив нужное поселение, Я обнаружила, что так оно и есть. Но толку от этого было никакого – кроме надписей "Вэджетлайф" и "Зеленая спираль", размещенных примерно в центре поселения, никаких других обозначений не было. Со вздохом закрыв все обратно, Я решила, что нужно будет раздобыть что-нибудь вроде путеводителя по поселению. Спустя еще полчаса блужданий по уровням, Я, наконец, нашла центр обслуживания скафандров.
– Приветствую! – обратилась ко мне алая единорожка с салатовой гривой, как только Я вошла. Она стояла за прилавком у входа, и, судя по всему, откровенно скучала до моего появления. – Чем Я могу вам помочь?
– Здравствуйте, – Я подошла к ней, и сразу стала излагать суть проблемы. – Я хотела бы узнать, сколько будет стоить диагностика скафандра на наличие неисправностей и синхронизация с местной точкой отсчета.
– Так, насколько Я помню, то диагностика у нас бесплатная, – начала вспоминать она. – А синхронизация... так, секундочку, – она повернулась к стоящему рядом монитору. – Ага, синхронизация с базовой точкой отсчета – десять кредитов. Что-то еще? – уточнила она, снова поворачиваясь ко мне.
– Да. Провести диагностику и синхронизацию.
– Хорошо, – улыбнулась единорожка. – Прошу за мной.
Как оказалось, и диагностика, и синхронизация проводилась одним и тем же терминалом. Подключившись к нему, Я просто ждала, пока работница закончит колдовать над его клавиатурой. По завершении процесса выяснилось что, к моему огромному облегчению, со скафандром все в порядке, и есть лишь "легкая изношенность фильтров". Что ж, раз скафандр в норме, можно заняться остальными частями плана. Расплатившись за синхронизацию, Я спросила, где можно найти что-нибудь вроде карты или путеводителя по поселению. Единорожка сказала, что мне стоит посмотреть в сувенирной лавке на другом конце уровня. Я нашла ее гораздо быстрее, чем сервисный центр, и в ней действительно был отличный путеводитель по поселению. Как выяснилось, что он, как и большая часть информационных сувениров, был представлен как в печатной версии (в виде небольшой пластиковой брошюры), так и в электронной. При этом электронная версия была немного дешевле и шла с восхитительной трехмерной картой уровней со всеми подробностями. Так что выбор был очевиден. Кроме того, там еще оказалось что-то вроде расписания транспортных перевозок в сегменте Атриум-Сити – кто, что, куда, во сколько, откуда отправляется и прибывает, а также расценки всех перевозок. Думаю, в путешествиях по Луне такая информация лишней не будет, так что Я взяла и его. В сумме это стоило двадцать кредитов, так что теперь у меня осталась ровно половина моих начальных денег. А ведь Я даже ничего особо и не купила! Вот и думай после этого – то ли инструменты в Атриум-Сити такие дешевые, то ли Силт решил нажиться на мне. Эх, ладно. Раз со скафандром все улажено, то пока, наверное, стоит вернуться в гостиницу. Кое-какие припасы у меня еще остались, так что сейчас о них можно не волноваться. Хотя, все же стоит разузнать их стоимость. Но тогда лучше сделать это после подробного изучения путеводителя. А то, блуждая, наткнусь на еще что-нибудь интересное, и совсем на мели останусь.
Пользуясь купленной картой, Я добралась обратно всего за пять минут. И пока Я была в пути, Я распланировала дальнейшие действия. Первым делом Я обязательно приму душ. Даже не будучи под завалом как Симби, после двух дней в скафандре Я чувствовала себя невероятно грязной. От одной только мысли об этом у меня начинала невыносимо чесаться спина, требуя надлежащего ухода. Тут же возникшее желание чесаться подсказало мне, что лучше сейчас не думать про это. Так, что там дальше? Ага. После душа Я подробно изучу путеводитель и составлю список покупок для путешествия в Иотнох. Затем пройдусь по торговым уровням и выясню, сколько мне на это понадобится кредов. Дальше нужно будет распланировать сам маршрут от Вэджетлайфа до Иотноха, подсчитать, во сколько мне это все обойдется, и, наконец, найти себе тут работу. Из того, что Я знала по рассказам туристов, за пределами Санни-Тауна за нее обычно платили. Что ж, по-моему, отличный план. Если удастся все сделать быстро, то, может быть, еще останется время на осмотр достопримечательностей или чтение найденного дневника. Единственным, что меня беспокоило, был вопрос, стоит ли мне идти устраиваться на работу в своем скафандре. Если Я правильно помню, то его стоимость выражалась четырехзначным числом. Согласитесь, было бы крайне странным, чтобы кто-нибудь с таким дорогим скафандром устраивался на работу ради сотни-другой кредов? Но, с другой стороны, вряд ли каждый пони знает, сколько стоит конкретный скафандр. Внешне многие из них похожи, так что если кто спросит, Я могу сказать, что они перепутали. Кроме того, без него Я не смогу пользоваться путеводителем и ориентироваться. А что если работодатели все же поймут, что скафандр дорогой, и не дадут мне работу, потому что подумают, что Я над ними шучу? Нет, так рисковать нельзя. Может, стоит снимать его перед тем, как заходить к ним?
Размышляя над этим, Я не заметила, как вернулась. Войдя через отъехавшую в сторону дверь, Я застала Сим за рассматриванием какого-то светящегося прямоугольника, возникшего на стене напротив входной двери. Безрожка выглядела намного лучше, чем когда Я впервые увидела ее в туннеле – от грязи и колтунов не осталось и следа, равно как и от ушибов и ссадин. Видимо, у нее был свой запас "Суперподорожника".
– Привет, Сим, – поздоровалась Я, снимая скафандр. – Отлично выглядишь!
– О, привет, – обернулась она. – Спасибо!
– А что это за штука? – Я указала на прямоугольник позади нее.
– Это? Это информационная панель. Я как раз читала последние новости.
– И что пишут?
– Пишут, что случай с задержкой отправки караванов сегодня утром был единичным и больше не повторится, – невозмутимо сказала она. Затем, подмигнув мне, она хитро улыбнулась. – Интересно, из-за чего же он произошел?
– Да уж, действительно, – улыбнулась Я в ответ.
– Ладно, – движением копыта Сим заставила экран исчезнуть. – Пойду, отнесу свой манипулятор в ремонт. Ты будешь тут?
– Да, – кивнула Я. – По крайней мере, некоторое время.
– Хорошо, – надев седельную сумку, она сложила туда манипулятор и поврежденные части. – Тогда пока. Не скучай.
– Постараюсь.
Когда Сим ушла, Я уже была готова опробовать местную душевую. Я бы, наверное, сделала это незамедлительно, но внезапно оказавшаяся здесь инфопанель не давала мне покоя. Если она делает то, что Я думаю, мне не придется никуда идти, чтобы выяснить все, что меня интересует. Единственная проблема заключалась в том, что Я совсем не знала, как ей пользоваться. Нужно было спросить Сим, пока она еще была тут. Ладно, попробую разобраться сама.
В том месте, где был прямоугольник, в стену была встроена небольшая панель, с несколькими кнопками. То, что эти кнопки были подписаны как "Вкл/Выкл", "Яркость", "Контрастность", "Масштаб" и т.д., несколько пошатнули мою надежду на то, что тут можно что-нибудь искать. Тем не менее, Я все же решила проверить свою гипотезу до конца. После включения справа от панели в стене открылась небольшая ниша с чем-то вроде фонарика, который проецировал на стену изображение прямоугольника. Сначала, как и при загрузке найденного компьютера, появилась надпись "D&B" на розоватом фоне. Затем она пропала, и прямоугольник засветился белым. Секунду спустя из динамика на панели раздался мягкий искусственный голос:
– Вас приветствует информационная сеть Вэджетлайфа. Пожалуйста, введите свой запрос.
О, так тут все-таки можно искать информацию. Отлично! Правда, как мне ввести что-нибудь? Кроме ниши возле панели ничего больше не появилось... Хотя стоп. Ага, рядом с проектором есть разъем для подключения скафандра. Что ж, это решит проблему ввода. А теперь – в душ!

***

Остаток дня Я провела подключенной к информационной панели. За это время она полностью оправдала все мои ожидания и даже превзошла их. С ее помощью мне удалось найти не только расценки товаров в местных магазинах, но и еще такую классную штуку, как виртуальная доска объявлений. На ней было много всего интересного, но самое главное – объявления о приеме на работу. Таким образом, вопрос, где мне ее здесь искать, решился сам собой. После составления списка припасов и планирования маршрута в Иотнох оказалось, что на это все мне потребуется около шестисот кредитов. И это при условии, что мы тут пробудем ровно неделю и ничего при этом не потратим. С учетом оставшихся ста кредов мне нужно было раздобыть еще пятьсот, но даже так это было в два с половиной раза больше того, что Я заполучила от Силта. А ведь тогда у меня была куча инструментов! Хотя в объявлениях о работе, которые Я нашла, предлагалась довольно высокая зарплата, она была за четыре полных недели, что делало недельную плату недостаточной. Возможно, придется совмещать несколько подработок, так что о чтении дневника или осмотре местных достопримечательностей придется забыть. Выбрав с полсотни объявлений, которые мне подходили, Я отключилась от инфопанели и открыла путеводитель, чтобы отметить на его карте положение потенциальных работодателей.

Первое, что приходит в голову, когда смотришь на трехмерную модель Вэджетлайфа это то, что его планировка напоминает легкие. Прямо как на плакате в медпункте. Вход на поверхности – это носоглотка, шахта грузового лифта – трахея, а само поселение – легкие. Правда, были некоторые отличия. Например, поселение разделялось на две отдельные части не сразу, а только после участка туннеля "Зеленой спирали". Уровень с ней и те, что выше, были цельными. Верхние уровни отводились под склады, куда прибывают и откуда отбывают караваны с поверхности. Потом шли уровень водоочистки, очистки воздуха, администрация, верхние жилые уровни, несколько торговых уровней, и средние жилые уровни, которые заканчивались на станции Подлунного метро. Дальше поселение уже разделялось на две части, но назначение уровней было одинаковым. Так, после разделения, верхние полууровни отводились под станцию анализатора воды и отстойники, после чего шли нижние жилые уровни и с десяток уровней, помеченных как "растительные". В самом низу располагалась станции переработки отходов и финальной очистки базовых ресурсов. Как на меня, выглядело это довольно странно. Неиспользованное пространство между этими половинами было значительным, и могло бы быть полезным, если бы их объединили. Интересно, есть ли у этого разделения какая-нибудь причина?
Закончив ставить отметки, Я стала запоминать, где что находится, и как туда пройти. Я все-таки решила идти без скафандра, так что воспользоваться путеводителем Я не смогу. Поэтому Я запоминала и общую планировку поселения, на случай если запутаюсь – в крайнем случае, Я смогу быстро вернуться в номер и освежить память.
Так Я изучала строение Вэджетлайфа, пока не вернулась Сим с уже отремонтированным манипулятором. Пока его чинили, она занялась своими делами и уже успела организовать себе несколько важных встреч и бегло осмотреть поселение. Первая встреча была назначена уже на завтра, так что она планировала лечь сегодня пораньше. Я, в принципе, тоже собиралась начать искать работу только с завтрашнего утра. Кроме того, после нескольких часов относительно напряженной работы, мои глаза сами стали закрываться. Так что после легкого ужина, приготовленного в целях экономии из наших запасов, мы легли спать. И, кажется, Я заснула даже раньше, чем Симби выключила свет.

***

Следующий день начался с того, что Я, как всегда, проспала. На целых полтора часа, черт возьми! Нет, вот как так можно?! Такими темпами меня точно никто не возьмет на работу.
Вскочив с кровати, Я бросилась в ванную, но она уже была занята Симби.
– Секундочку!
Ну конечно, разве все может идти гладко, когда Я опаздываю? Так, чтобы не терять зря время, лучше пока соберу свои вещи. Надев манипулятор, Я вскинула на себя свои седельные сумки. В них было немного еды и воды на случай, если поиски окажутся чересчур долгими. Еще, на всякий случай, Я захватила с собой УИИ. Покончив с этим, Я стала напротив двери в ванную, нетерпеливо стуча копытом по полу.
– Блин, Симби, мне только в зеркало глянуть!
Ладно, может, и не только в зеркало.
Вдруг со стороны входа раздался мелодичный звук. Я подумала, что это, возможно, часы, но через минуту он повторился. Похоже, от нас чего-то хотят.
– Что там уже случилось? – ворчала Я, направляясь к входной двери. При моем приближении дверь скользнула в сторону, являя незваного гостя.
– Что вам ну... – начала Я с плохо скрываемым раздражением, но осеклась на полуслове, только глянув на пони снаружи. Не знаю, кого Я ожидала там увидеть. Наверное, кого-нибудь, кто занимается уборкой номеров. Но пони, стоящая за дверью, была настолько далека от чего-то подобного, что Я забыла, что хотела сказать.
За время моего нахождения в Атриум-Сити и Вэджетлайфе Я успела повидать много пони. Настолько много, что Я уже привыкла к тому, что вокруг меня постоянно находится столько разных личностей. Даже моя вечная привычка разглядывать незнакомцев исчезла. По крайней мере, мне так казалось.
Безрожка, стоящая передо мной, явно не была обычной. Не только потому, что у нее был манипулятор одной из последних моделей и несколько высокотехнологичных аксессуаров (Вроде крепящегося к основе манипулятора планшета, по виду напоминающего электросвиток). Все пони, которых Я когда-либо видела, за исключением радужногривых, в основном, имели однотонный окрас. Изредка мне встречались пони с двуцветными гривами. Но эта пони в плане расцветки была единственной в своем роде. Она выглядела так, будто кто-то взял пони с ярко-оранжевой шерсткой и зеленой гривой и решил раскрасить ее в светло-коричневую полоску. Не знаю, было ли это ее натуральным окрасом, или же она намеренно его таким сделала, но выглядело это впечатляюще. И это не говоря о том, что ее грива была изящно уложена, а копыта отполированы до блеска. За те невероятно долгие несколько секунд, пока Я на нее смотрела, Я успела осознать, что сама-то выгляжу, наверное, просто ужасно. И ей, наверное, неприятно, что Я оказалась так близко. Смутившись, Я отступила на шаг назад.
– Простите, Я, должно быть, вас разбудила, – чутко начала она. – Я пришла, чтобы сопроводить мисс Симби на встречу с мистером Лэмоном. Она у себя?
Ее голос был... странным. Приятно странным, разумеется. Это не было акцентом или чем-то таким. Просто в нем было что-то, чего Я не могла определить, что делало ее речь очень мелодичной.
– Ну, она это... – начала Я, но была прервана внезапно появившейся за мной Сим.
– Я тут, Кэрротлайн, не волнуйтесь, – Сим обошла меня справа, становясь рядом с полосатой пони. – Я уже готова.
Она действительно была готова. В отличие от меня, степень ухоженности ее гривы и состояние шерстки были на уровне с гривой и шерсткой Кэрротлайн. Да, времени она зря не теряла.
– О, замечательно, – улыбнулась ей Кэрротлайн. Затем она обратилась ко мне: – Еще раз простите за беспокойство. Удачного дня.
– Да, Трин, веселись, – добавила Симби. – Я, скорее всего, буду поздно. Пока!
И они ушли, оставив меня провожать их взглядом. Но смотрела Я недолго – уже через минуту Я взяла себя в копыта и, наконец, добралась до зеркала. Как Я и ожидала, ничего хорошего Я в нем не увидела. Впрочем, расческа вполне могла с этим справиться, и спустя еще пару минут Я уже направлялась к первой цели в моем списке объявлений.

***

Вэджетлайф полностью оправдывал свое название. Большинство работодателей находились как раз на "растительных" уровнях, и работа, которую они предлагали, была так или иначе связана с выращиванием растений. Пока Я обходила одну половину поселения, Я узнала, что тут выращивают несколько сортов травы, цветов, овощей и ягод. Были даже какие-то странные штуки под названием "грибы". Единственным, чего Я тут так и не увидела, были деревья. Или они есть, только в другой половине поселения. В любом случае, растительности тут было много.
А вот работы для меня пока не было. Как Я уже сказала, все предложения были связаны с выращиванием растений. Оказалось, что знаний и навыков в этом деле у меня еще меньше, чем в медицине. Даже инструменты, которые для этого использовались, в большинстве случаев Я видела впервые. Даже об устройстве оросительной системе Атриум-Сити у меня были весьма смутные представления, так что блеснуть своими техническими навыками Я не могла. И хотя от уровня к уровню Я узнавала о культивации и необходимых для этого инструментах все больше, этого все еще было недостаточно, чтобы получить хоть какую-нибудь работу. В итоге к обеду Я почти обошла одну из нижних половин Вэджетлайфа. Мне оставался один уровень, на котором занимались грибами. Как ни странно, последний пони, с которым Я говорила, сам упомянул о том, что там нужна помощь. Может, Я уже достаточно узнала, чтобы выращивать хотя бы их? Воодушевленная этой мыслью, Я поспешила к лифту. Но неожиданно для себя Я застала там целое столпотворение – ни дать, ни взять, очередное торжество во имя Нулевой. И Я, как всегда, оказалась в самом конце. От стоящих передо мной пони Я узнала, что причиной всего этого стал обеденный перерыв – большинство работников направлялись в район жилых уровней, чтобы перекусить там. Из-за ограниченных возможностей лифтов они не могли попасть туда разом, так что на уровнях обычно образовывалась толпа, а кабины забивались чуть ли не доверху. И при этом все неизменно ехали вверх. Похоже, мне придется подождать, пока они все не проедут – мне нужно было на уровень ниже. Жаль, что между уровнями тут нет лестниц, как в Атриум-Сити.
Наконец, Я осталась одна. Все желающие уехали, и кабина была полностью в моем распоряжении. Я уже собралась отправиться вниз, как вдруг откуда-то появилась группа из нескольких пони, вбежавших в лифт сразу за мной, и оттеснивших меня в сторону от панели.
– Фух, успели, – сказал кто-то из них, отправляя лифт наверх. Я вздохнула. Что ж за день сегодня такой?!
К счастью, мы приехали довольно быстро. Я стала ждать, пока они выйдут, чтобы, наконец, отправиться вниз. Не знаю почему, но вошедшие очень сильно спешили, и чуть ли не протискивались в проем по двое. Стараясь поспеть за всеми, пони, стоявшие за мной, тоже рванули вперед, сильно толкнув меня и припечатав к панели лифта.
– Эй, осторожнее! – крикнула Я, но они уже куда-то убежали. Отойдя от панели, Я потерла ушибленное место. Чувствую, снова придется прикладывать "Суперподорожник". Только сначала узнаю, что там с грибами. Но не успела Я даже сообразить, какую кнопку нажать, как дверь кабины закрылась, и лифт двинулся вниз. Похоже, когда меня впечатали в панель, Я случайно что-то нажала. Ладно, посмотрим, куда меня занесет.
Уровень, на который Я приехала, был мрачным. Даже очень. По сравнению с ярким освещением лифта казалось, что в проходе царит непроглядная темнота. Сперва Я испугалась, но потом вспомнила, что жеребец, упомянувший о грибах, предупреждал, что на уровне тусклое освещение. Может, Я уже на месте?
Выйдя из лифта и подождав, пока мои глаза привыкнут к темноте, Я осмотрелась. Уровень, на который Я попала, разительно отличался от других. Он был... ржавым. И, судя по всему, заброшенным. Чудом кое-где уцелевшие лампы скудным светом освещали мутные разводы на стенах. Остальные же либо искрили, либо отвалились и валялись на полу, либо вообще отсутствовали. Местами в потолке зияли дыры через которые свешивались старые черные кабели. Пол был покрыт мелким мусором и болезненного вида лужицами, вступать в которые мне совершенно не хотелось. Воздух тут был влажным и имел странный сладковато-приторный запах с легкими нотками ржавчины и горелой проводки. Я слышала, как где-то тихо капала вода. От представшей передо мной картины меня покоробило. Не знаю, насколько тусклого освещения требовали грибы, но все остальное было уж как-то чересчур. Лучше пойду-ка Я отсюда в другое место. Во вторую половину Вэджетлайфа, например.
Когда Я вернулась к лифту, Я ожидала, что двери уже закроются. И это не было бы большой проблемой, если бы хоть одна кнопка вызова была на месте. Но они все отсутствовали. В место них в стене была небольшая ниша с растрепанным клубком окислившихся проводов. Прекрасно, просто прекрасно. Теперь мне нужно искать другой способ выбраться отсюда. Если он, конечно, есть.
Развернувшись к коридору, Я двинулась вперед, старательно обходя лужи и заглядывая в попадавшиеся по пути открытые двери. Как вскоре выяснилось, все двери слева вели в одно большое темное помещение, заходить в которое Я не решилась. Без фонаря, по крайней мере. А его у меня с собой не было. Комнаты справа оказались чем-то вроде кладовок – они были забиты всякими граблями, лопатами, деталями от манипуляторов и прочим подобным инвентарем. Сам коридор заканчивался тупиком, так что если тут и есть выход, то он где-то в том темном помещении. Я очень не хотела бродить в нем на ощупь, поэтому стала обшаривать кладовки в поисках чего-нибудь, что можно заставить светиться. При более тщательном осмотре выяснилось, что буквально все предметы в них были поломанными. Единственными все еще рабочими с виду вещами оказались несколько упаковок высоковольтных аккумуляторов. Да и то, они оказались заперты в комнате с единственной рабочей дверью. Пришлось повозиться, чтобы ее открыть, но с УИИ (все-таки хорошо, что Я его взяла) это не было большой проблемой. К сожалению, среди достоинств инструмента не было возможности превращения в лампочку. Другие двери Я открывать не стала. Во-первых потому, что запирающий механизм у них заржавел, и попасть туда можно было, только вырезав всю дверь. А у меня не было ни времени, ни достаточно энергии для этого. Во-вторых, это было бы слишком шумно, а обстановка не сильно располагала к привлечению внимания. Ну, и в-третьих, Я сомневалась, что внутри что-либо уцелело. Я прошлась до конца коридора, выискивая другие целые двери, но их не оказалось. Вернее оказалось, но все они вели в то темное помещение. Зато Я нашла кое-что получше – в конце коридора с потолка свисала все еще рабочая лампа. Хотя она светилась всего лишь наполовину, мне этого было достаточно. Я нашла свой фонарь.
Отрезать лампу от провода, и зарядить от него аккумуляторную батарею не заняло много времени (Мне удалось собрать для этого выпрямитель напряжения из трех испорченных блоков питания манипуляторов), хотя проделывать подобное в таких условиях противоречило всем правилам техники безопасности. Подключив аккумуляторы к лампе, Я получила некое подобие переносного фонаря. Жаль, что тут не нашлось изоленты. Так мне придется носить его в манипуляторе, чтобы меня случайно не шарахнуло током. Аккуратно подняв его, Я вошла в темное помещение справа.
Оно было огромным. Не таким, как узловая станция Подлунного Метро, но все же намного больше, чем теплицы на других уровнях Вэджетлайфа. Пол был устлан чем-то черным и мягким. Когда Я ступала по нему, звука шагов не было слышно, лишь легкие облачка пыли поднимались в воздух. Местами попадались проржавевшие железки и истлевшие предметы, начальный вид которых нельзя было установить. Затем стали попадаться высокие скрюченные черные столбики, торчащие прямо из пола. Они встречались приблизительно на равном расстоянии друг от друга, образовывая что-то вроде узлов решетки. Я пару раз остановилась, чтобы рассмотреть несколько. Они все были разной высоты и толщины. Некоторые почти у основания разделялись на два, другие были одним невысоким куском с неправильной верхушкой, по форме чем-то напоминавшей уменьшенную в несколько раз поверхность Луны. У большинства по всей высоте была еще пара-тройка скрюченных отростков, идущих в разные стороны. Некоторые отростки, как Я заметила, шли и под полом. Больше ничего тут не было – только эти столбики и остатки вещей, заканчивающих свое существование. Не отвлекаясь больше на внутреннюю обстановку, Я направилась туда, где должна была быть противоположная стена (и, как Я надеялась, выход). Вскоре Я добралась до нее, обнаружив, что вся стена покрыта густыми полосами копоти, словно от пламени. На ней, на высоте роста двух пони, огромными буквами была выцарапана надпись. Она была настолько размашисто написана, что не вмещалась на куске стены, освещаемом моим самодельным фонарем. Более того, даже одного слова полностью не умещалось – в тусклом пятне света помещалась всего пара букв. Для того, чтобы прочитать ее целиком, мне пришлось найти ее начало, и пройтись вдоль стены до ее конца. В итоге получилось "АДСКОЕ ПЛАМЯ БЛИЗКО. БЕРЕГИСЬ". Мда, надпись просто идеально вписывается в атмосферу этого места.
Так как во время чтения Я не обнаружила никаких выходов с этой стороны, то Я направилась вдоль стены вправо. Надеюсь, что в оставшихся двух стенах будет какой-нибудь проход. Однако не успела Я сделать и дюжины шагов, как рядом со мной раздался голос:
– Привет! Что ищешь?
Это было настолько неожиданно, что Я закричала и чуть не выронила свой самодельный фонарь. Тем не менее, одновременно с этим мне как-то удалось развернуться и направить свет в сторону, откуда шел голос. Тускловатый свет лампы выхватил из окружающей темноты фигуру безрогого пони, находившегося в паре метров от меня. Когда незнакомец подошел ближе, стало видно, что обладателем голоса был синий жеребец с коричневой гривой.
– Прости, пожалуйста, Я не хотел тебя напугать. Мне показалось, что кто-то приехал на лифте, и Я пошел проверить. И оказался прав, – улыбнулся он.
Не знаю, что было более странным: то, что в таком месте кто-то был, или то, что он говорил так, будто мы были не на пугающем заброшенном уровне, а в каком-нибудь кафе в торговом секторе. В любом случае, это настораживало. Так что когда Я уговорила сердце не выпрыгивать из груди, Я выпалила:
– Ты кто такой и что ты здесь делаешь?!
Он снова улыбнулся.
– О, сразу к делу? Хорошо. Позволь представиться, – тут он отвесил мне поклон. – Плам, главный метролог. И Я тут, как видишь, занят разговором с тобой.
Стоп, что? Он сейчас... Да ладно! Просто взял и ушел от ответа?! Пока Я изумленно на него таращилась, Плам продолжал:
– Теперь, когда ты знаешь мое имя, может, назовешь свое? Если это не секрет, конечно.
Его странная манера вести диалог, как ни в чем не бывало, одновременно напрягала и успокаивала меня. Несмотря на то, что она совсем не вязалась с обстановкой, это больше говорило за то, что Плам скорее странный, чем опасный. И хотя первый испуг от его появления у меня прошел, желание выбраться отсюда стало только сильнее. Так что Я решила перевести разговор на эту тему.
– Нет, не секрет. Меня зовут Трин, и Я, кажется, заблудилась. Не знаешь, в какой стороне выход?
– Уже уходишь? – удивился он. – Но ты же только пришла.
– Вообще-то Я не собиралась сюда приходить, – объяснила Я. – Просто нажала не на ту кнопку в лифте, а когда поняла, что это не тот уровень, то он уже уехал.
– Странно, очень странно, – Плам удивился еще сильнее. – Чтобы попасть сюда, нужно нажать сразу несколько определенных кнопок, а не одну, – проговорил он, скорее рассуждая вслух, чем обращаясь ко мне. – Может... Хотя стоп, – закончил он, снова фокусируя взгляд на мне. – Ты не помнишь, на какую именно кнопку ты нажала?
– Нет. На самом деле, Я, скорее всего, нажала несколько кнопок. Просто меня толкнули и Я ударилась о панель.
– Вот оно как, – задумчиво протянул жеребец, смотря куда-то поверх меня. – Что ж, это все объясняет. Ладно, пойдем, – он снова обратился ко мне. – Покажу где выход.
Кивнув, Я пошла за ним. Раз Я искала выход, а он знал где он, то почему бы и нет? Кроме того, если он вдруг что-нибудь задумал, лучше держать его в поле зрения. Хотя, если подумать, в таком случае ему не было смысла мне показываться.
Плам повел меня примерно в том направлении, куда Я шла изначально. И хотя у него не было фонаря, ориентировался он довольно неплохо. Я решила, что это еще одна из его странностей, но все таки спросила, почему он им не пользуется.
– Я просто привык уже. Проторчишь тут с мое – с закрытыми глазами сможешь ходить, не то что без фонаря. Да и электричество беречь надо.
– Понятно.
Немного погодя, Я спросила еще:
– А почему ты, как ты выразился, "торчишь" тут так долго?
Плам вздохнул.
– Ну, если в двух словах, то Я пытаюсь составить точный план этого и еще пары нижних уровней. И, как оказалось, сделать это в одиночку реально сложно.
– Погоди, – удивилась Я. – Ты хочешь сказать, что главный метролог самостоятельно составляет планы заброшенных уровней? Как так вышло-то?
– О, это долгая история. Вряд ли тебе будет интересно выслушать ее целиком.
Плам затих. Я подумала, что он просто не хочет говорить об этом, однако после короткой паузы он продолжил:
– Так что если вкратце, то Я просто не могу найти рабочих. Весь Вэджетлайф полон суевериями по поводу этих уровней и боится их, как огня. А те немногие, кто не столь суеверен, хотят за работу слишком много. Нет, ты представляешь, они "согласны на работу при условии оплаты не менее пятисот кредитов в день"! Блин, Я их прошу просто чертеж составить, а не отстроить уровень заново, – негодовал Плам. – Даже если учесть все риски, то Я не могу за подобную работу выделить больше двухсот кредов в день.
Ничего себе! Это было намного, намного больше чем предлагали в тех объявлениях. С такой зарплатой Я бы заработала нужную сумму всего за три дня. Я уже хотела сказать Пламу, что он может нанять меня, но вовремя сдержалась (Видимо, приземления на спину меня все-таки чему-то научили). Несмотря на заманчивость, возникла пара моментов которая меня смущала. Ну, кроме того, что вся эта ситуация очень странная сама по себе. Например, если он уже достаточно долго пытается найти рабочих, то почему Я тогда не нашла объявления об этом? Да и вообще, зачем кому-то может понадобиться чертеж старого заброшенного уровня? Я не находила этому каких-либо рациональных объяснений. Думаю, прежде, чем наниматься на работу, это нужно будет выяснить.
Пока Я думала над всем этим, мы дошли до правой стены помещения. В ней тоже было несколько выходов в коридор, а напротив них были другие комнаты-кладовки. Подойдя ближе, Я увидела, что откуда-то слева этот конец коридора освещает тусклый свет. Когда мы уже оказались в нем, стало ясно, что он идет из открытой двери одной из дальних кладовок. Мы направились в ее сторону. К этому моменту Я уже вернулась из своих мыслей в реальность, и обнаружила, что пропустила несколько фраз Плама.
– ... а Я не могу его подвести. Он, кроме всего прочего, еще и мой друг. Так что приходится все делать самому, – закончил он, переводя дыхание. – Хм, вышло несколько длиннее, чем Я думал.
– Ничего страшного, – заверила Я его. – Теперь мне все понятно. За исключением пары моментов.
– Каких же? – поинтересовался жеребец, взглянув на меня через плечо.
– Зачем это все понадобилось делать вообще? И почему об этой работе нет ни слова на доске объявлений?
Плам улыбнулся.
– Я смотрю, ты умеешь задавать правильные вопросы. Начну с того, зачем это нужно. Как ты сама видела – этот уровень огромен, да к тому же заполнен всякого рода полезными и не очень вещами. А под нами еще два таких же. Одна только переработка всего этого снабдит Вэджетлайф необходимыми материалами на несколько лет вперед. Кроме того, сами уровни можно повторно ввести в эксплуатацию, что никогда не бывает лишним. Но чтобы это все сделать, нужно сначала иметь подробный план уровня. Ну, чтобы определить, какие элементы несущие, и какие нет, как, что и в каком порядке нужно демонтировать и заменять, чтобы весь остальной Вэджетлайф не рухнул нам на голову. А то, почему об этом нет ни слова на доске объявлений... – Плам немного замялся, подбирая нужные слова. В этот момент мы как раз дошли до конца коридора, где оказалось еще несколько лифтов, только в этот раз с рабочими кнопками. Нажав на одну из них, он продолжил:
– По большому счету, это тоже из-за местных суеверий. Видишь ли, когда кто-то пытался что-либо сделать с этими уровнями, это вызывает волны протеста у жителей Вэджетлайфа, потому что тогда якобы "темные силы будут потревожены". И это никогда не приводило к чему-нибудь хорошему. Поэтому в этот раз было решено держать все в тайне. Так что не распространяйся об этом особо, – добавил он, когда раздался тихий "дзыньк", означающий прибытие лифта.
– Хорошо, не буду, – пообещала Я.
– Вот и отлично. Было приятно познакомиться, – он уже собрался уходить, но в последний момент задержался.
– Еще одно, Трин. Личная просьба, так сказать. Если вдруг тебе попадется пони, готовый за разумную цену помочь мне с составлением этих чертежей, дай мне знать, ладно? Не то, чтобы Я рассчитывал на это, но мало ли.
Что ж, раз он сам об этом попросил...
– На самом деле, у меня есть на примете одна пони, которая может тебе помочь.
Судя по его реакции, Плам был приятно удивлен.
– Ух ты. Как ее найти? Кто она?
Я знала, что то, что Я собираюсь сделать, было глупо. Большая половина моего сознания и инстинктов были за то, чтобы уйти отсюда, пока есть возможность. Но Я ее не послушала. После его рассказа и того, что он дал мне шанс беспрепятственно уйти отсюда, у меня не было повода сомневаться в нем. То есть, как не было. Можно задуматься, о каких суевериях речь и почему эти уровни были заброшены, но мысль о том, что Я смогу наконец-то устроиться на работу, отодвигала все на второй план. Пусть Плам и был немного необычным, но Я ему поверила. Так что Я пошла на поводу у своей меньшей половины, ответив:
– Это Я.

***

Сначала Плам не поверил, расценив мое заявление как шутку. Но вскоре он убедился, что Я была вполне серьезна, и отвел меня в свой, как он выразился, "полевой штаб". На деле это была та комната, в которой горел свет. В ней было два шкафа с инвентарем, стол и пара стульев. На столе лежала каска со встроенным фонариком и манипулятор, а на одном из стульев лежали переметные сумки. На стене напротив входа мерцала прямоугольная проекция незаконченного чертежа, отображавшего около половины этого уровня.
Первым делом, Я сказала Пламу, что хочу ему помочь, но не имею ни малейшего понятия, как это сделать. Я думала, что на этом наше сотрудничество закончится, потому что раньше все обстояло именно так. Однако Плам сказал, что это не беда, и что все довольно просто. Мне всего лишь нужно будет делать то, что он говорит, и не стесняться спрашивать, если что-то непонятно. Затем он спросил, сколько Я хочу получать за свою работу. Этот вопрос поставил меня в тупик. Я не имела ни малейшего понятия, сколько Я могу попросить. Хотя раньше он говорил о двухстах кредитах в день, вряд ли Я столько заслуживала. Из-за моей некомпетентности зарплата должна быть меньше, но Я даже не представляла, насколько. Как бы Я не пыталась прийти к какому-нибудь конкретному числу, ничего не получалось. Так что в конце Я просто предоставила Пламу решать все самому. Отметив, что Я только стажер, и мне еще предстоит освоить свою работу, он предложил мне получать аж полторы сотни кредитов в день. Это было намного больше тех сумм, которые приходили мне в голову, так что Я сразу согласилась. Но было условие – Я получу деньги только после того, как мы "обработаем" все три уровня. Чтобы не было соблазна исчезнуть в неизвестном направлении после двух дней работы. Что ж, как по мне, это было вполне честно. Закончив с этим, мы перешли к вопросу, когда Я смогу приступить к выполнению своих новых обязанностей. Я была готова уже сейчас, но Плам сказал, что сначала ему нужно будет меня оформить. Хотя это занимало совсем немного времени, по правилам Я могла официально начать работать (и получать зарплату) только с завтрашнего дня. Это было немного досадно, но он сказал, что если у меня есть желание, то Я могу помочь ему в уборке этого уровня. Так как сразу по ее завершении он предлагал пятьдесят кредов наличными, Я не видела причин отказываться. Мой настрой понравился Пламу, и он сразу выдал мне каску и задание – собирать в большом помещении все, что валяется на полу и складывать в любую свободную кладовку. Чтобы не таскать по одному предмету за раз, он предложил взять тележку, которая была соседней комнате. Я, конечно, не очень понимала, зачем это вообще нужно делать, но спрашивать не стала. Взяв тележку, Я отправилась на сбор, оставив Плама оформлять меня на работу. Через некоторое время он присоединился ко мне. Он объяснил, что когда уровни будут перестраиваться, этот хлам все равно придется убирать. Чтобы не терять времени на это в будущем, эта задача переходит к нам. Некоторое время мы убирались молча, но вскоре у меня появился вопрос. Вернее, появился он давно, но во время собеседования отошел на второй план, и вспомнила о нем Я только сейчас.
– Плам, слушай, а что здесь произошло? Почему вдруг целых три уровня стали заброшенными? Если это не секретно, конечно, – поспешно добавила Я.
Жеребец рассмеялся.
– Нет, не секретно. Каждый житель Вэджетлайфа про них знает. Только большинство делает вид, что их просто нет.
– И почему же?
– О, это долгая история, – начал он. – Думаю, стоит начать с того, что тут когда-то давно – два или три столетия назад – выращивали деревья. Так было до тех пор, пока по неизвестным до сих пор причинам на уровнях не стали происходить пожары. Сначала это были небольшие возгорания, которые легко устранялись. Тогда их списывали на неполадки с оборудованием и тому подобное. Но постепенно случаи становились все серьезнее и серьезнее, а последний пожар, охвативший разом три уровня, был настолько сильным, что его удалось потушить, только перекрыв доступ кислорода. Примерно тогда и зародилось местное суеверие, из-за которого этих уровней стали опасаться. Видишь ли, многие начали думать, что это все проделки потусторонних сущностей, которых вскоре окрестили "термодемонами". И хотя изначально они были ответственны за необъяснимые пожары, постепенно они стали причиной вообще всех бед Вэджетлайфа. Адекватные пони имели свои, более реалистичные версии. Некоторые продолжали предполагать, что все дело в проблемах с оборудованием, но таких было немного. Насколько Я знаю, после первых пожаров все было тщательно проверено, и никаких отклонений никто не нашел. Поэтому, в конце концов, было решено, что за поджогом стоят конкуренты. И единственным конкурентом, который мог провернуть подобное, тогда был Блэк Орчард.
– Блэк Орчард? – перебила Я. – Кто это?
– Не кто, а что, – поправил меня Плам. – Это поселение на другом конце "Зеленой спирали", которое тоже занимается выращиванием растений.
– Понятно.
– Так вот, – продолжил он. – Несмотря на требования как-то отреагировать на диверсию со стороны Блэк Орчарда, тогдашнее руководство поступило иначе. А именно – законсервировало уровни. Они рассудили так: даже если все было подстроено, то улик теперь не найти, а восстановление уровней может спровоцировать новые инциденты. Если же все произошло естественно, но никто не может понять, почему, то лучше не рисковать лишний раз – с пожарами лучше не шутить. Тем более, что тогда Вэджетлайф лишился из-за них почти половины всего кислорода, и нового пожара он бы точно не пережил. Как ни странно, это сработало – пожаров больше не было. Уровни были законсервированы достаточно долго. Они были открыты только пятьдесят лет спустя, когда возник дефицит удобрений. Новое руководство вспомнило, что есть целые уровни, заваленные золой. Когда о решении снова открыть уровни стало известно населению Вэджетлайфа, это вызвало волны протеста, – тут Плам стал изображать недовольных, – мол, "одумайтесь, вы же выпустите термодемонов наружу!" и "они же нас всех сожгут!!!". Тем не менее, когда их все-таки открыли, ничего не произошло. И вместо того, чтобы успокоить пони, это обстоятельство только усилило их протест. Теперь они утверждали, что "термодемоны спят в золе, а вы их будите!" и пытались всячески запугать тех, кто эту золу доставал. Ты видела надпись на стене про адское пламя? Их работа. Но что бы они там не кричали, новых пожаров в Вэджетлайфе не было. И все бы ничего, только через некоторое время стали бесследно исчезать добыватели золы. Версий снова было несколько. Первой были, конечно же, термодемоны. Второй было предположение скептически настроенных пони, что предводители "священного противостояния" сами приложили к этому копыто. А самые догадливые поняли, что если скакать по уровню, который полвека не обслуживался, то не мудрено провалиться и свернуть себе шею. Так что это, смотри, куда становишься.
– Хорошо, буду смотреть.
– Вот и славненько, – улыбнулся он, и вернулся рассказу. – В итоге, когда сбор золы закончился, уровни снова стали считаться официально закрытыми. Но консервировать их обратно уже никто не стал. Да и не зачем было – сюда уже больше никто не ходил. Оно и понятно – кто ж захочет встретиться нос к носу с термодемонами? – иронично закончил Плам.
– Не знаю насчет термодемонов, но не думаю, что у кого-нибудь после случившегося возникнет желание бродить тут без дела.
– Да, это точно.
Наш разговор временно прекратился, так как мне нужно было опустошить свою тележку. Пока Я шла до кладовки и обратно, Я успела немного обдумать произошедшее здесь, и когда Я вернулась к Пламу у меня уже был готов новый вопрос.
– Слушай, а то, что здесь выращивали деревья, как-то связано с тем, что сейчас в Вэджетлайфе их нет?
– О, ты заметила? Что ж, кое-какая связь тут действительно есть. Дело вот в чем...

***

Остаток дня пролетел незаметно. Начав рассказывать про деревья, Плам постепенно переключился на рассказ о Блэк Орчарде, о его устройстве и жизни в нем. Как оказалось, он был оттуда родом но перебрался в Вэджетлайф после того, как поселения перестали соперничать и заключили договор о сотрудничестве. Хотя в прошлом их отношения были достаточно сложными, соглашение успешно действует вот уже десять лет. Причиной такого кардинального изменения стал так называемый "Блэкорчардский инцидент", во время которого по всему поселению начали стремительно расти растения, испускающие ядовитый газ. Масштаб заражения был большим, и все население было эвакуировано. Единственным поселением на "Зеленой спирали", способным принять такое количество пони за раз, был Вэджетлайф. Произошедшее в Блэк Орчарде было столь неожиданно и необъяснимо, что было тут же списано местным населением на термодемонов. Впоследствии это привело к мысли, что поселения должны объединиться, чтобы "противостоять силам зла", а затем – к соглашению о партнерстве. Одной из его пунктов стало разграничение сфер интересов поселений. Согласно этому пункту, деревья и прочие крупные растения могли выращиваться только в Блэк Орчарде, в то время как вся малая растительность и грибы выращивалась исключительно в Вэджетлайфе. Так что неудивительно, что Я не встретила здесь ни одного дерева.
Но одними разговорами дело не ограничилось. К концу дня нам все же удалось убрать весь мусор с уровня. Это было довольно просто, хоть и заняло остаток дня. Получив свои креды, Я попрощалась с Пламом и быстро вернулась в номер. Я хотела поделиться с Сим тем, что мне так повезло с работой, но, когда Я вошла, оказалось, что она уже спит. Похоже, ее дела тоже были утомительными. Ладно, расскажу потом. Наскоро приняв душ, Я залезла на свою кровать и вскоре заснула.

На следующий день началась моя первая работа за пределами Санни Тауна. Хотя работать на заброшенных уровнях было довольно непривычно, в целом, работа мне понравилась. Она, в основном, сводилась к измерению размеров комнат, проходов, диаметров труб, и вообще всего, что было там закреплено. В перерывах между этим мы, как и вчера, убирали попадавшийся мелкий мусор. На первый взгляд это может показаться скучно и рутинно, но на деле это оказалось не так. В основном из-за чрезмерной общительности Плама. Хотя он сказал спрашивать обо всем, что непонятно, вопросов у меня было мало. С большей частью измерительных инструментов Я уже была знакома в Санни Тауне, а принцип работы других можно было легко выяснить уже по их виду. Так что Я спросила всего об одной или двух вещах. Его это слегка удивило, и он даже пару раз спросил, не нужно ли мне помочь с чем-нибудь. Но убедившись, что у меня все в порядке, он расслабился и, отметив, что Я "быстро все схватываю", начал говорить обо всем подряд. Не знаю, был ли он таким общительным сам по себе, или же это сказывались последствия долгого времени работы тут в одиночку. В любом случае, рассказывал он хорошо, и с радостью отвечал на возникающие по ходу повествования вопросы. Лишь изредка он прерывался, давая мне указания или внося в план уровня уже сделанные измерения. В основном он рассказывал забавные истории из жизни и их предысторию, чтобы Я их поняла. Так, за время работы с ним Я узнала, что он не один перебрался в Вэджетлайф. Из-за договора между поселениями, пони из Блэк Орчарда, занимавшиеся выращиванием мелких растений были вынуждены перебраться в Вэджетлайф, равно как и пони Вэджетлайфа, выращивавшие деревья, должны были переехать в Блэк Орчард. Сам Плам не занимался непосредственно растениями, но тоже решил сменить обстановку. Вместе с ним в путь отправился его друг детства, Файри Лэмон, который увидел в заключенном договоре новые возможности для заработка. И, судя, по всему, он оказался прав – через два года после переселения он стал самым успешным предпринимателем в Вэджетлайфе, а еще через два – новым главой его руководства. И хотя Плам никогда не говорил об этом прямо, из его рассказов Я поняла, что Файри достиг такого успеха не только тяжкими трудом, но и не совсем честными уловками. Сам Плам тоже не сидел на месте, и за это время от обычного техника поднялся до главного специалиста по измерениям и измерительным приборам. По его словам, это произошло так быстро только благодаря опыту, который он получил, помогая с техникой в конторе Лэмона. Впрочем, сейчас он тоже на него работает – как выяснилось, именно он дал Пламу задание составить план этих уровней.
Когда он впервые упомянул о Файри, мне показалось, что Я уже где-то слышала его имя. Поразмышляв над этим, Я вспомнила, что Кэрротлайн как раз хотела отвести Сим на встречу с неким мистером Лэмоном. Интересно, это тот же самый Лэмон, или это просто совпадение? Я решила не гадать и просто спросить об этом Сим. Я планировала сделать это вечером того же дня, но на деле же это оказалось не так просто. Не знаю, как так вышло, но с момента нашего прибытия в Вэджетлайф мы с ней почти не общались. Когда Я утром уходила на работу ее либо уже не было, либо она еще спала. Вечером же ситуация была полностью аналогична утренней. Будить ее ради того, чтобы поговорить, Я не решалась – как-то это было уж слишком. Дождаться ее возвращения у меня тоже не получалось – Я либо уже опаздывала к Пламу, либо была слишком измотана, чтобы продержаться до ее прихода. Не раз Я думала о том, что она, возможно, тоже хочет со мной поговорить, но у нее не получается меня застать. Надеюсь, что скоро мы разберемся со своими делами и это вынужденное молчание прекратится. А так как мои дела закончатся только по завершении работы, то Я решила полностью сконцентрироваться на ней, отложив все вопросы до следующего разговора с Симби. Тем не менее, события сложились таким образом, что вопрос о мистере Лэмоне отпал сам собой.
Это произошло на пятый день моего пребывания в Вэджетлайфе. К этому времени мы с Пламом обработали первый уровень и почти половину второго. Как оказалось, составлять планы уровней вдвоем было несложно. В основном, потому что на них почти ничего не осталось. Кроме того, большая часть помещений была достаточно большой, чтобы использовать связанную пару голографических сканеров. Они позволяли очень быстро (буквально за час-полтора) составить подробный план любого достаточно обширного помещения, но были некоторые нюансы.
Во-первых, они были очень чувствительны к синхронизации. Чтобы получилась правильная картинка их нужно запускать одновременно, причем расстояние между ними должно быть около четырех-пяти метров. Для двух пони это не было проблемой, однако для одного процесс запуска представлял серьезные трудности. Именно поэтому Плам, проведя целый месяц на заброшенных уровнях, смог от силы составить план только половины одного из них. Как он мне потом рассказывал, он пытался разобраться в устройстве этих сканеров и придумать способ заставить их правильно работать в асинхронном режиме. Однако, как бы он ни бился над этим, ничего хорошего у него не вышло.
Во-вторых, как бы быстро не работали сканеры, они могли составить план только одного помещения за раз. Таким образом, после сканирования уровня у нас было с два десятка детальных сканов его помещений, которые нужно было еще собрать в один большой план. В этом и заключались основные трудности нашей работы – подогнать комнаты нужно было очень точно. Поэтому после основного сканирования начиналась череда дополнительных измерений. И это не говоря уже о том, что были тут места, в которые сканеры просто не помещались или не могли работать в них правильно. Хоть их было немного, процесс измерения рулеткой и штангенциркулем по времени занимал столько же, если не больше, сколько и сканирование одного помещения. Но даже несмотря на это, дело шло очень быстро, и Я была твердо намерена завершить работу если не до того, как истечет срок аренды нашей комнаты, то хотя бы не позже следующего дня. Я расчитывала, что к тому времени Сим уже закончит свои дела. И если все получится по-моему, то после получения своих кредитов Я быстро пробегусь по магазинам (благо они работают тут круглосуточно) и мы в тот же день отправимся в Иотнох. Даже не придется продлевать аренду! Так, но это потом. Сейчас мне нужно разобраться с остатками труб оросительной системы второго уровня.
Мысленно Я стала набрасывать план того, как Я буду это делать. По моим прикидкам Я как раз уложусь в свой график, если не буду прохлаждаться оставшиеся полчаса обеденного перерыва, а займусь делом. Быстро прикончив остатки салата, Я отнесла поднос с грязной посудой на мойку и покинула столовую. Должна признать, что как бы Я не любила свой синтетический коктейль, свежие растения были намного лучше. Все-таки хорошо, что для работников предусмотрены жетоны, которые можно обменять на еду. С моими скудными остатками наличных Я вряд ли могла позволить себе подобное питание.
Выйдя наружу, Я сразу направилась к лифтам. Забавное наблюдение: после того, как все желающие во время обеда поднимаются на торговые уровни, в течении тридцати-сорока минут ими почти никто не пользуется. Сейчас был как раз этот период, и Я могла добраться до нижних уровней быстро, и не нарушая секретности. Но не успела Я сделать и десяти шагов в направлении лифтов, как меня кто-то окликнул.
– О, мисс Трин! Я вас повсюду ищу.
Обернувшись, Я увидела спешащую ко мне Кэрротлайн. И она, кажется, была чем-то обеспокоена.
– Есть одно дело, требующее вашего присутствия, – продолжила она, подойдя ко мне. – Пожалуйста, если вас не затруднит, пойдемте со мной.
– Дело? Какое дело?
– Я не могу рассказать об этом здесь. Скажу только, – добавила она шепотом, – что оно касается мисс Симби.
Что-то в ее поведении меня настораживало. Было такое чувство, что она мне чего-то не договаривает. Неужели...
– С ней что-то случилось?
Я уже начала представлять, что могло произойти, но Кэрротлайн вовремя меня успокоила:
– Нет, вовсе нет! С мисс Симби все хорошо, вам не о чем беспокоится.
– Хорошо, – с облегчением выдохнула Я. – Что ж, тогда ведите.
Кивнув, она направилась к лифту. За всю дорогу она больше не произнесла ни слова. Полосатая пони, видимо, была слишком занята своими мыслями, а Я, пользуясь случаем, украдкой ее разглядывала, гадая, что же ее тревожит. Когда мы поднялись на административный (если Я правильно поняла) уровень, она провела меня по коридорам к комнате, возле которой была табличка с надписью "Директорат". По пути нам попалось несколько пони, поприветствовавших Кэрротлайн кивком головы и подаривших мне пару любопытных и удивленных взглядов (Впрочем, в этом не было ничего необычного – Я часто ловила на себе взгляды окружающих. Похоже, радужногривые за пределами Санни Тауна действительно были редкостью). Внутри комната имела форму вытянутого прямоугольника, в конце которого была еще одна дверь. У правой и левой стены комнаты стояло по три стола с несколькими мониторами, за которыми трудились пони, что-то там набирая и сверяясь со стопками пластиковых документов, лежащими рядом. Столы оставляли свободный проход посередине к дальней двери, куда и направилась Кэрротлайн. Работники никак не отреагировали на наше появление, разве только один скользнул по нам задумчивым взглядом и вновь погрузился в работу.
За дальней дверью находился кабинет. По размерам он был в два раза меньше предыдущей комнаты, но из-за небольшого количества предметов выглядел просторно. Большую часть помещения занимал стоящий в центре массивный стол, сделанный из какого-то блестящего темно коричневого материала. Если сравнивать с обычными металлическими столами предыдущей комнаты, то этот был просто роскошным. Вдобавок ко всему он обладал встроенным световым монитором. Тем не менее, как и в предыдущей комнате, на нем было несколько стопок документов. За ним у дальней стены с разных сторон стояли картотека и шкаф, а на стене между ними висела самая настоящая картина. На ней был изображен безрогий жеребец лимонного цвета с весьма необычной гривой. Ее цвет представлял собой плавный переход от оранжевого у корней волос до красного у их кончиков. Если не особо присматриваться, то может показаться, что вместо гривы ему нарисовали изображение огня из всяких там инструкций по безопасности. Даже без подписи можно было понять, что на картине изображен не кто иной, как Файри Лэмон. Изображение было настолько внушительным, что сам он, сидящий в кресле под ней, казался лишь его тенью. Но только на первый взгляд.
Когда мы вошли, он с кем-то грозно общался, оперевшись на стол и обращаясь к световому монитору, подчеркивая каждое свое слово ударом копыта по столу. Удивительно, как только его не было слышно раньше. Видимо, кабинет был еще и звукоизолированным. Однако стоило входной двери закрыться за нами, как он взмахом заставил экран исчезнуть, даже не дав своему собеседнику ответить. Затем, как ни в чем не бывало, он обратился ко мне.
– Мисс Трин, Я полагаю? Весьма рад с вами познакомиться, – дружелюбно улыбнувшись, он жестом предложил мне сесть на один из стульев, стоявших возле стола. Пока Я садилась, Кэрротлайн обошла стол, и стала рядом с ним. Тем временем, опустившись на свое кресло, он продолжил:
– Извините, что пришлось выдернуть вас посреди рабочего дня. Я знаю, что вы постоянно заняты помощью Пламу с нижними уровнями, и весьма признателен вам за это, но из-за нее другого времени для встречи просто не нашлось. Кэрротлайн посвятила вас в курс дела?
– Нет. Но она сказала, что это касается Симби.
– Верно. Причина, по которой Кэрротлайн вас разыскала, касается вашей с мисс Симби недавней археологической экспедиции. Вернее, она касается не столько экспедиции, сколько процесса передачи ее результатов в собственность Вэджетлайфа.
– Передачи? То есть, Симби отдает вам результаты экспедиции?
– Не отдает, а продает, – уточнила Кэрротлайн. Затем осторожно поинтересовалась:
– Разве вы об этом не знаете?
Я покачала головой:
– Нет. Возможно, она хотела мне сказать, – предположила Я, – но из-за моей помощи Пламу нам не удавалось поговорить практически с момента нашего прибытия.
– Вполне возможно, – согласился жеребец. – Теперь, раз вы уже в курсе происходящего, Я хотел бы, чтобы вы прояснили некоторые детали. Не поймите неправильно, после анализа предоставленных мисс Симби образцов Я всеми копытами за заключение сделки. Но все же есть пара моментов в ее рассказе, которые смущают наших экспертов. И Я был бы очень признателен, если бы вы помогли с ними. Что скажете?
Этот вопрос оказался для меня непростым. С одной стороны, мне нечего было скрывать. С другой, если вопросов окажется много, то Я задержусь тут надолго. А Я совсем не хотела выбиваться из графика, и тем более исчезать посреди дня, не предупредив Плама. Хотя до конца перерыва оставалось еще около двадцати минут, Я не была уверена, что смогу в них уложиться. И вообще, почему они хотят спросить меня? Если им что-то непонятно из рассказа Сим, они могут спокойно спросить у нее. Думаю, раз она сама организовала все это, то она сможет ответить на все их вопросы не хуже меня. Разве только… Разве только она специально не стала на них отвечать! Тогда понятно, почему они решили расспросить меня. Что ж, если они рассчитывали, что Я выдам все секреты Сим, то их ждет разочарование.
– Я скажу, что ничем не могу вам помочь, – начала Я, следя за выражением их лиц. При моих первых словах Кэрротлайн заметно напряглась, но мистер Лэмон сохранял спокойствие и сосредоточенность. – Видите ли, Симби зарабатывает этими экспедициями на жизнь, и занимается ими гораздо дольше меня. Возможно, она скрыла некоторые детали умышленно, и если Я начну рассказывать все непонятные моменты, то могу ей этим навредить. Так что извините, но мой ответ – нет.
Когда Я закончила, воцарилась напряженная тишина. Кэрротлайн нервно поглядывала то на меня, то на мистера Лэмона, а он смотрел на меня долгим изучающим взглядом. Или обдумывал что-то. Сказать было трудно – с того момента, как Я начала говорить, он не выказал ни одной эмоции. В конце концов, после нескольких минут тишины, он, наконец, заговорил:
– Что ж, ваша позиция мне понятна. Конечно, Я рассчитывал на другой ответ, но, будь Я на на вашем месте, ответил бы так же. Впрочем, у меня есть к вам еще одна просьба. И, будьте уверены, она никак не посягает на интересы мисс Симби.
– Вот как? И что же это за просьба? – поинтересовалась Я.
– У Кэрротлайн есть предварительный отчет, переданный нам мисс Симби. Скажите, что из него является правдой, а что нет. Если мы не можем знать сразу все, то было бы неплохо быть уверенным хотя бы в той части, что нам доверили.
Что ж, просьба была справедливой. И хотя Я уже начинала опаздывать, отказывать дважды Я не решилась.
– Думаю, что это Я могу сделать.
– Отлично! – улыбнулся Файри Лэмон. – Кэрротлайн, будь добра, зачитай отчет.
– Да, мистер Лэмон, сию секунду.
Надеюсь, это не займет много времени.
После минуты поисков в своем планшете Кэрротлайн начала пересказывать историю Сим. В начале она шла с реальностью вразрез. Согласно отчету, Я познакомились с Симби в Атриум-Сити, когда она собирала припасы для экспедиции. Дальше мы быстро нашли общий язык и Я призналась, что всегда хотела заниматься чем-то вроде археологии. Тогда Сим сказала, что ей бы как раз пригодилась напарница. После моего согласия составить ей компанию, мы отправились к точке начала экспедиции, координаты которой в рассказе не указаны. Далее, в ходе поисков мы нашли уходящий под поверхность туннель и начали его изучать. В процессе изучения что-то пошло не так и часть туннеля обрушилась, перекрывая путь к выходу. При этом Симби завалило, а Я ее героически спасла. Так, это было уже ближе к правде. Дальше рассказ Кэрротлайн свелся к краткому пересказу того, что с нами случилось и что мы нашли (исключая моменты, когда Я себя чуть не угробила). Когда она закончила читать про лабораторию, она немного замялась, но затем добавила, что мы нашли устройство, способное проложить путь на поверхность сквозь толщу лунной породы. Закончив, она посмотрела на меня. Очень странно, но она выглядела еще более нервной, чем до этого. Я решила, что она просто переживала из-за того, что часть рассказа может быть неправдой. Поэтому Я поспешила развеять все сомнения.
– Да, все было так, как тут рассказано. Про завал, про лабораторию, про устройство – все правда, – заверила Я их. Я рассудила, что им не нужно знать, как Я на самом деле встретилась с Симби. Ее версия выглядела куда более естественной (хотя и немного притянутой за уши), чем реальность. В конце концов, их же не наше знакомство интересует.
– Что ж, приятно слышать, – удовлетворенно кивнул мистер Лэмон. – В таком случае, к вам последний вопрос, мисс Трин. Чего вы хотите?
Я не поняла его.
– В каком смысле?
– В самом что ни на есть прямом. Мисс Симби уже высказала, на каких условиях она готова передать нам информацию об экспедиции. И хотя она упоминала о вашей доле, в свете открывшихся обстоятельств, мы должны знать, на каких условиях лично вы готовы заключить эту сделку.
Чего?
– Но... Но Я ведь даже не археолог, – все еще не понимала Я. – Разве Я могу на что-либо претендовать?
– Согласно пункту четыре раздела "Об искусственных постройках" Вселунной Конвенции о Сосуществовании, все члены команды первооткрывателей имеет равные права на обнаруженное сооружение, если оно не было известно и каталогизировано ранее, – отчеканила Кэрротлайн. – При этом род их деятельности и местоположение открытого сооружения не играют никакой роли.
– Именно! – подтвердил Файри Лэмон, как только она закончила. – Так что да, претендовать вы можете. Более того, без вашего согласия сделка просто не состоится.
Ох. Почему у них тут все так сложно?
– Послушайте, Я во всем этом не разбираюсь. Нельзя ли Симби решать все самой?
Мистер Лэмон взглянул на Кэрротлайн.
– Думаю, это возможно, – тут же отозвалась она. – Нужно будет только оформить пару документов и все.
– Что ж, – он снова повернулся ко мне, – похоже, с этим проблем не возникнет. Вариант мисс Симби нас полностью устраивает. Так что если у вас нет каких-либо вопросов, Кэрротлайн сейчас все подготовит.
– Нет, вопросов у меня нет.
– В таком случае, спасибо, что уделили время и удачного вам дня.
Закончив, он снова вызвал световой монитор, и начал что-то в нем делать. Я же отправилась вслед за Кэрротлайн. Как только мы покинули кабинет, полосатая пони перекинулась парой слов с сидящими перед ним секретарями, и через пару минут дала мне документ, в котором говорилось, что Я согласна доверить Сим представлять мои интересы. Подписав его зачем-то в трех экземплярах, один из которых достался мне, Я поспешила удалиться. К счастью, больше меня никто не задерживал, и мне удалось добраться до заброшенных уровней как раз к концу обеденного перерыва.
Тем не менее, все пошло не по плану. То ли из-за этого неожиданного разговора, то ли из-за моей невнимательности, Я что-то напутала с остатками оросительной системы, и в итоге ее пришлось перемерять заново. В конечном счете, Я выбилась из своего прекрасно распланированного графика на целый день. Теперь точно придется продлевать аренду. Хорошо еще, что у меня остались для этого деньги. Только нужно будет предупредить Сим. Думаю, раз последние формальности в ее сделке с Вэджетлайфом улажены, то сегодня-завтра ей уже не нужно будет убегать по делам, и мы сможем обо всем поговорить. Так оно, собственно, и вышло.
Когда утром следующего дня Я открыла глаза, то увидела стоящую передо мной Симби, пристально смотрящую на меня с выражением какого-то странного предвкушения. Это было так неожиданно и необычно, что Я сначала испугалась и инстинктивно попыталась отдалиться. Из-за того, что прямо за мной была стена, далеко отодвинуться не получилось. Осознав всю нелепость этой ситуации, мне стало неловко. Нужно было срочно что-то сделать, чтобы выйти из нее, и первое, что мне пришло в голову – спросить, что происходит.
– Т-ты ч-чего?
Мда, утром моя способность задавать осмысленные вопросы явно страдает. В любом случае, мой вопрос послужил для безрожки сигналом к действию. Встав в одном движении на задние копыта и подняв передние вверх, она закричала:
– Сюрприз!
Пока Я недоумевала, ее манипулятор протянул мне какой-то пластиковый прямоугольник. При детальном рассмотрении оказалось, что с одной стороны через него проходила темная полоска, под которой расположились моё имя и фотография. С другой стороны был изображен логотип в виде серебристого круга, одна половина которого была светлой, а другая темной. Граница светлой и темной частей была немного наклонена, а поверх логотипа шла надпись "Транслунный Банк". Чуть ниже изображения расположился ряд из нескольких четырехзначных чисел. По размерам прямоугольник был не больше пропуска в Атриум-Сити, но в отличие от него, Я совсем не знала, для чего он предназначался.
– Спасибо, Симби. Только вот что это такое?
– Кредитка, – ответила она, вновь становясь на четыре копыта. – Устройство, которое хранит кредиты в электронном виде. Вот, смотри.
Забрав у меня карточку, она включила инфопанель и вставила ее в боковой разъем, который Я раньше не замечала. Поднявшись с кровати, Я подошла посмотреть, что там написано, а Симби тем временем начала объяснять, как это работает. Что, на самом деле, было лишним – в появившемся окне все доступные действия были описаны весьма подробно. Тем не менее, в ходе ее повествования обнаружилась одна деталь, которая меня ошеломила.
– П-погоди, Сим, – перебила Я ее. Я старалась оставаться спокойной, но голос выдавал мое волнение. – Я чего-то не понимаю, или тут написано, что у меня на счету, кхм, десять тысяч кредитов?
– Да, так и есть, – радостно кивнула она. – Сюрприз!
Ого. Ох... ОГО! Вот уж сюрприз так сюрприз! За всю свою работу на Плама Я получу всего около тысячи, а тут их аж десять! С каждой секундой осознания этого Я чувствовала как во мне поднимается буря эмоций. Их было много, но Я запомнила только изумление и радость. На мгновение мой разум затуманился, а когда Я пришла в себя, то обнаружила, что сижу на полу с отвисшей челюстью. Симби, судя по всему, была удовлетворена произведенным эффектом, и, не дожидаясь, пока Я обрету дар речи, стала сама все объяснять.
– Помнишь, когда мы только пришли сюда, Я сказала, что у меня тут дела? Так вот, Я решила, что лучше будет передать найденные нами постройки в собственность ближайшего поселения. И лучше было сделать это как можно скорее – "Грунторезка" оставила после себя весьма заметный проход, так что каждый, кому не лень, мог бы спокойно пошарить там и заявить свои права. Видела бы ты лица местных шишек, когда Я в первый раз пришла к ним. Наверное, они меня сумасшедшей посчитали! И как у них потом поотвисали челюсти, когда был произведен анализ коры тех лоз. Выглядели прямо как ты сейчас, – хихикнула она. – В общем, Вэджетлайф очень захотел себе наши результаты. Не буду вдаваться в подробности, но эти десять тысяч – твоя доля. Но так как столько наличных нести с собой не очень удобно, да и рискованно, Я открыла для тебя счет и положила их туда, – закончила она, помогая мне подняться.
Что ж, с учетом моего недавнего разговора с мистером Лэмоном и Кэрротлайн, это все ставило на свои места. Но Я все же не удержалась и обняла ее.
– Спасибо, Симби.
– Ой, да пустяки, – отмахнулась она. – Я особо не напрягалась.
– Я бы так не сказала, – не соглашалась Я. – Ты целую неделю трудилась ради этого. Наверное, кучу нервов потратила. И еще где-то мою фотографию раздобыла. Да еще такую классную! – добавила Я, достав кредитку из панели. – Как тебе это удалось?
Симби немного замялась, но у меня уже была догадка насчет этого.
– Наверное, пришлось повозиться с изображениями с камер наблюдения, да?
– Что-то вроде, – призналась Сим. – Только не распространяйся на эту тему. Все думают, что ты специально сфотографировалась.
– Хорошо, не буду, – пообещала Я.
– Вот и славненько. Теперь, если у тебя нет здесь дел, то можно подготовиться к путешествию в Иотнох. Я планировала отвезти нас туда на "Грунторезке", но какие-то караванные пони случайно обнаружили ее. В общем, это немного изменило условия сделки, и теперь она на два месяца находится в распоряжении Вэджетлайфа.
– Погоди, разве не ты сама про нее рассказала? – изумилась Я.
– Нет. С чего бы? Это было бы крайне неразумно – распространяться о такой находке. Я же говорила, что "Грунторезки" – большая редкость.
С каждым ее словом Я чувствовала, что недавняя эйфория покидает меня, вытесняясь жгучим чувством вины. Получается, это Я рассказала про "Грунторезку" — когда Кэрротлайн упомянула о ней, Я сказала, что это правда. Теперь понятно, почему она так нервничала тогда – эту часть она добавила от себя. Или ей ее добавили. После рассказов Плама не удивлюсь, что это была затея Файри Лэмона. От одной мысли об этом мне стало так противно, что меня затрясло. И, так как Сим смотрела прямо на меня, она не могла не заметить перемены моего настроения.
– Трин, с тобой все в порядке? – с волнением в голосе спросила она.
Поборов дрожь, Я ответила:
– Я нормально. Послушай, Сим, мне нужно кое-что тебе рассказать.
Нервно сглотнув, Я поведала о том, как меня встретила Кэрротлайн, и что из этого вышло. Я думала, что Сим на меня рассердится, но она лишь сочувственно вздохнула.
– Понятно. Я все ждала какого-нибудь подвоха с их стороны. Но Я даже не предполагала, что они смогут использовать тебя. Ты же постоянно куда-то убегала. Вообще, Я даже немного удивлена, что им удалось найти тебя.
– Может, просто повезло? – виновато предположила Я.
– Как знать, – пожала плечами безрожка. Утешительно положив копыто мне на плечо, она добавила: – В любом случае, это не твоя вина. И давай больше не будем об этом. Нам вроде как нужно собираться в Иотнох.
– Погоди. У меня тут еще есть кое-какие дела.
– Вот как? И какие же? — поинтересовалась она.
– Это долгая история...
Я рассказала Симби о том, как поняла, что мне не хватает денег на дорогу, о том, как Я решила найти себе работу, и о том, чем все в итоге закончилось. Хотя теперь у меня кредов было больше, чем достаточно, Я не хотела бросать Плама на произвол судьбы. Даже если Я злилась на руководство Вэджетлайфа за их поступок, он тут был ни при чем. Кроме того, Я всегда доводила работу до конца, и не собиралась делать исключения. Так что Я попросила Сим остаться тут еще на два дня, и она согласилась.
Как Я и думала, моя работа у Плама затянулась всего на день. Когда Я получала свои честно заработанные креды, Плам предложил мне остаться подольше и принять участие в дальнейшем восстановлении уровней, но Я отказалась. Плам с пониманием отнесся к этому, но, прежде чем дать мне уйти, решил сделать мне подарок на память. Им оказалась подборка электронных книг, по которым он выучил основы устройства большинства систем поселения. Как он сказал, у меня определенно есть талант к технологиям, и эти книги мне обязательно пригодятся. Потратив еще сутки на сборы и походы по магазинам, мы покинули Вэджетлайф на десятый день после нашего прибытия.

Глава 7

Рассвет.
Пожалуй, рассвет – одно из самых опасных явлений на Луне. Помимо очевидного появления испепеляющего Солнца, он мог доставить немало проблем даже до своего наступления. Поселениям нужно было проверить, насколько их системы готовы к наступлению лунного дня, а караванам и путешественникам либо скорее двигаться дальше, либо обосноваться в поселении до наступления заката. Это, конечно, в случае, если их путь проходил по поверхности Луны. Но все равно в предрассветные часы в поселениях царила суматоха и постоянно возникающие накладки. И нас Сим они тоже не обошли стороной.
Следуя разработанному мной плану, мы с Сим добрались до границы области Атриум-Сити всего за три дня. Думаю, мы могли бы попасть туда гораздо раньше, если бы поезда двигались чуть быстрей рыси престарелой пони. Впрочем, это не столь важно – из расписания они не выбивались ни на минуту. Так мы добрались до поселения Сэкондмун-1, где и столкнулись с просчетом в плане – Я не учла рассвет. Той небольшой задержки в Вэджетлайфе вполне хватило на то, чтобы он все испортил.
Признаюсь, Я сначала не поняла, как рассвет может нам помешать. Весь путь от Вэджетлайфа до Сэкондмуна-1 мы проделали по туннелям Подлунного Метро, и даже если бы на поверхности светило Солнце, мы бы этого никак не ощутили. Но потом выяснилось, что в зону Иотноха никакие туннели не ведут и все вопросы отпали сами собой. Ну, почти.
– Нет, Я не понимаю! – выплескивала Я досаду и негодование от сложившейся ситуации. – Если до рассвета еще двенадцать часов а дорога занимает всего семь, то какого сена они отменили рейс? Вот скажи мне, почему?
– Я вижу несколько причин, – отозвалась Сим, не отрываясь от проверки наших припасов. – Но главная причина, по-моему, в том, что мы бы ехали на лубАсах, а не шли пешком. Если бы что-то вдруг сломалось, то ни починить это, ни укрыться от Солнца мы бы не смогли. Так что они решили не рисковать.
Что ж, это было... логично. И довольно многое объясняло. Задумавшись над ответом Сим, Я перестала нарезать круги по номеру, и села на свою кровать. Но неприятное ощущение не проходило, так что Я снова начала сверять все данные, поражаясь тому, как Я так просчиталась. И, что более существенно, что теперь с этим делать. Ничего нового Я, конечно, не обнаружила. В этой ситуации ничего особо не сделаешь – прошлое не воротишь, а на то, чтобы пройти маршрут пешком, понадобятся чуть ли не целые сутки. Остается только одно – переждать Солнце в Сэкондмуне-1 и выдвинутся дальше с наступлением заката. В сложившейся ситуации именно это выводило меня больше всего. Из-за ошибки в несколько часов нам предстояло потерять целых две недели, если не больше. Даже несмотря на то, что это вряд ли сильно повлияет на результаты моих поисков, Я хотела добраться до Иотноха как можно скорее. Это желание появилось почти сразу после отбытия из Вэджетлайфа, и со временем становилось только сильнее. Я не находила ему рационального объяснения, равно как не могла его контролировать. Поэтому мысль о предстоящем бездействии меня просто убивала.
– Черт, – вздохнула Я, закрывая файлы.
– Неужели все настолько плохо? – поинтересовалась Симби, подойдя ко мне.
– Не знаю, – призналась Я. – Но могло быть лучше.
– Например, добраться до зоны Иотноха до рассвета?
– Да, – кивнула Я. – Было бы замечательно.
– Что ж, тогда позволь поделиться секретом, – оглянувшись по сторонам, будто тут мог быть кто-то кроме нас, она прошептала: – Это можно устроить.
– Но как? Я проверяла карту миллион раз. Даже по самой короткой дороге мы не успеем добраться до ближайшего поселения.
Сим покачала головой.
– Трин, Трин, Трин. Разве ты не знаешь, что карты составляются пони? Ты сама убедилась, что они могут не содержать того, что есть на самом деле.
Что ж, это было вполне резонно.
– Так что ты предлагаешь?
– Тут недалеко есть одно поселение, как раз на территории Иотноха. Если хочешь, Я могу провести нас туда по поверхности короткой дорогой. Но тогда нам придется выдвигаться немедленно, чтобы успеть туда добраться. И то есть вероятность, что нам в итоге придется убегать от рассвета обратно в Сэкондмун.
Я хотела обдумать ее предложение, взвесив все риски, но не смогла. Срочность принятия решения, мое неконтролируемое желание добраться до Иотноха и моя упертость, не хотевшая мириться с отклонением от составленного плана, решили все за меня. Поэтому Я ответила сразу.
– Идем.

***

Покинуть Сэкондмун-1 оказалось немного сложнее, чем Я рассчитывала. Мы без проблем поднялись в гараж с лубасами (они выглядели как вагоны, к которым приделали гусеничное шасси), и добрались до туннеля, ведущего на поверхность. По пути Я обратила внимание на выполненную на стене гаража огромными буквами надпись "СЭКОНДМУН", которой поселение обязано своим названием. Единица же, как мне удалось выяснить ранее, связана с тем, что поселений с такой же надписью на Луне несколько. Вообще, Я заметила, что большая часть поселений называлась в честь нашедшихся в них древних надписей. Интересно, если бы в поселении осталась только надпись, обозначающая отхожее место, как бы его тогда назвали?
Обдумать этот вопрос Я не успела, так как была сбита с мысли внезапным вопросом охранницы туннеля.
– Эй, куда вы это собрались? Вы в курсе, что скоро рассвет?
Вообще-то, двенадцать часов – не так уж и скоро.
– Да, мы в курсе. И поэтому очень спешим, – мгновенно отреагировала Симби. – Так что, будь добра, открой гермоворота и дай нам пройти.
Кобылка даже бровью не повела.
– Извините, не могу. Если Я вас выпущу, а вы там спечетесь, то мне влетит. Так что если это не дело чрезвычайной важности. то, боюсь, вам придется остаться тут.
– Послушай, подруга, мы... – начала заводиться Сим. За то время, которое мы пропутешествовали вместе, Я обнаружила, что единственные пони, которые могут ее вывести из себя – это охранники, не желающие делать то, чего она от них хочет. Я видела предпосылки к этому еще в Вэджетлайфе, но в полной мере это проявилось на следующий день после нашего отбытия оттуда, когда проверяющего не удовлетворила лицензия Сим на владение энергошаром. Тогда Я не вмешалась, потому что в начале думала, что Сим сама все уладит, а потом к ней уже было опасно подходить. Думаю, дело бы дошло до копытоприкладства, если бы не появился начальник станции и все не уладил. И сейчас, чтобы не допустить повторения подобного, Я решила прервать Сим, положив ей копыто на плечо.
– Солнечные батареи, – сказала Я, стараясь звучать как можно более спокойно и естественно.
Результат не заставил себя долго ждать – обе пони удивленно взглянули меня и выдали синхронное
– Чего?
– Солнечные батареи, – повторила Я. – Мы должны проверить, в порядке ли они.
Да, отмазка так себе. По нашему виду мы были кем угодно, но только не техниками, проверяющими солнечные батареи. Но зато она была более-менее правдоподобной – Сэкондмун-1 действительно использовал солнечные батареи. Тем не менее, охранницу это не впечатлило.
– Солнечные батареи, да? – с сомнением спросила она. – Если так, то чего вы не с остальной группой, которая вышла полчаса назад?
А вот и осложнения, прямо по расписанию. Так, нужно что-то придумать, и быстро.
– Ну... мы... отстали, – предложила Я. – Моей подруге стало плохо, – тут Я показала на Сим, – и Я должна была проследить, чтобы она дошла до медпункта. Сейчас ей уже лучше, и мы готовы присоединиться к остальным.
По выражению лица кобылки Я поняла, что на верном пути. Сомнение на ее лице сменила неуверенность, но этого еще не было достаточно.
– Мы тут новенькие, – продолжила Я, – и сегодня наш первый выход наружу. Если мы не придем, они будут нас потом всю жизнь за это подкалывать.
На этом мое воображение меня покинуло, но, к счастью, его больше не требовалось. Понимающе кивнув, охранница запустила отпирающий механизм.
– Да, это будет ужасно, – согласилась она. – Давайте, проходите быстрей. И звиняйте за задержку, сами понимаете.
– Без проблем, – отозвалась Симби, проходя за мной в переходную камеру. Камера оказалась намного больше тех, которые мне доводилось видеть раньше. Судя по ее размерам, она могла вместить себя целый лубас, а то и два. Что, в принципе, было ожидаемо.
– А ты хороша, – сказала Сим, когда мы уже шли по туннелю на поверхность. – Я бы до такого вряд ли додумалась.
– Пустяки, – отмахнулась Я, чувствуя, что краснею.
– Я бы так не сказала, – настаивала она. – Если бы не ты, нас бы, наверное, не выпустили отсюда до самого заката. Но даже так времени у нас не слишком много, так что поднажми.
– Хорошо, – кивнула Я. – Веди.

***

Большую часть пути мы проделали молча. Я ожидала, что придется снова пробираться по неровной лунной поверхности, но оказалось, что сразу за выходом из туннеля начиналась ровная и удобная дорога. Видимо, результат многолетних рейсов. Но все равно Я старалась ступать осторожно, так как снаружи было очень темно и нам пришлось включить фонари, чтобы видеть, куда идти. За Симби Я еле поспевала, но старалась не отставать, потому что в случае чего нам придется возвращаться. Тогда нам не только придется ждать лишние две недели (с чем Я не могла смириться даже сейчас), но еще и объясняться с охранницей у входа, чего мне тоже совсем не хотелось. Мы двигались в таком темпе несколько часов, после чего Сим вдруг сказала остановиться. Что Я и сделала, чуть не потеряв равновесие. Ноги уже давно требовали передышки, но только сейчас Я ощутила, как сильно они болят.
– Подожди тут немного, – донесся из наушников ее голос, приглушенный шумом крови в ушах. – А Я пока найду, куда нам дальше идти.
Получив мое обещание не уходить, она ускакала, а Я осталась переводить дыхание. Когда шум в ушах стал тише, а легкие перестали биться в агонии, Я решила взглянуть на часы. Так, мы шли (вернее, почти бежали) чуть больше трех часов. Значит, раз Солнце идет нам навстречу, то до рассвета остается меньше шести часов, так? Мда, нехорошо. Хотя стоп, мы и рассвет с разной скоростью движемся. И еще нужно учесть угол... Блин, сколько же у нас времени осталось?
Я принялась вычислять все это в уме, но дело не шло. Это и так тяжко сделать в уме, а тут еще и мозг сотрудничать отказывается. Но занималась Я этим недолго, потому что через минуту после того, как Я посмотрела на часы, скафандр сообщил, что обнаружил новый сигнал.
Это вызвало у меня целую гамму мыслей и эмоций. Наш обман раскрыли и послали кого-то, чтобы вернуть нас обратно? Или к нам приближался какой-то караван? А, может, кто-то просил о помощи? Был только один способ узнать это. Переключившись на обнаруженную частоту, Я стала слушать.
Что ж, сигнал, обнаруженный скафандром, не относился ни к чему, что Я успела себе представить. Он передавал те самые попискивания, которые Я обнаружила незадолго до того, как поймала сигнал бедствия Сим. Только сейчас они были четче, явно выделялись на фоне шумов, и постепенно становились все сильней. Тогда он просто вылетел у меня из головы, но сейчас мне стало интересно, откуда он идет и что вообще значит. Интуиция подсказывала мне, что он исходит не от пони. Но от чего тогда? От машины? Может, от лубаса? Хм, изменение интенсивности свидетельствовало о том, что объект движется, так что это было вполне возможно.
Внезапно до моего плеча кто-то дотронулся, от чего Я подскочила и чуть не лягнула подошедшего. Когда Я обернулась, Я увидела Сим, махающую мне копытом.
– ..бя все в порядке? – раздался в наушниках обеспокоенный голос безрожки как только Я переключилась обратно. – Ау, Трин, ты меня слышишь?
– Да, все хорошо, Сим. Я просто переключилась на другую частоту.
– А, понятно, – облегченно выдохнула она. – Я уж подумала, что что-то случилось. И как там тактовая частота поживает?
– Какая частота?
– Тактовая. Так ее называют, – объяснила Симби. – Периодический сигнал на определенной частоте. Ничего не делает, просто пищит.
– И откуда он берется? – поинтересовалась Я.
– А смотри, – тут она повернулась туда, откуда мы пришли и указала копытом куда-то над горизонтом. Проследив куда она показывает (и стараясь не задерживаться взглядом на горизонте), Я увидела в небе какое-то движущееся светящееся пятно, размером не больше яблочного семечка. Двигалось оно в сторону рассвета.
– Что это?
– Толком никто не знает, – ответила безрожка, вновь повернувшись ко мне. – Какие-то сферы, которые летают вокруг Луны и пищат на тактовой частоте. Некоторые наделяют их мистическими свойствами, но Я не думаю, что в них есть что-то мистическое, кроме того, что они до сих пор не попадали. Наверное, они ВЭС используют для этого, – подытожила она.
– Понятно. Спасибо, что рассказала.
– Да не за что. Ладно, пойдем, а не то рассвет наступит.
Кивнув, Я вновь последовала за ней. Хотя Я восстановила дыхание за время передышки, ногам ее было недостаточно, и они об этом активно заявляли. На это Я им ответила, что они страдают ради высшей цели и в награду будут обработаны "Суперподорожником" при первом удобном случае. Со скрипом они согласились на мои условия, и стали нагонять Сим.
Вскоре выяснилось, что она осматривала окрестности в поисках знака, указывающего дорогу. Вернее, того места, где он раньше стоял – самого знака уже давно не было, была лишь массивная каменная плита, из которой торчал короткий металлический обрубок. Целью же всей этой разведки было найти именно дорогу, а место, где был знак, служило ориентиром. Дорога была не в таком хорошем состоянии как та, по которой мы двигались раньше, но все равно намного лучше, чем обычная лунная поверхность. Собственно, поэтому Сим ее и искала – по ней мы могли идти быстрее. Тем не менее, идти по ней так же быстро, как по предыдущей дороге у нас не получалось. Частично это было из-за ее качества, а частично из-за того, что она шла в гору. Вернее, на холм, за который, как сказала Симби, нам и нужно было.
Путь до его вершины занял еще добрых два часа. Еще на подходе к перевалу скафандр выдал сообщение об опасной близости рассвета, и посоветовал поискать укрытие. Но только поднявшись на вершину Я осознала, насколько он был близко. С другой стороны холма располагалась низина, идущая почти до горизонта. И через нее наискось проходила линия раздела между темной и освещенной частью. Контраст между ними был настолько большим, что освещенная часть показалась мне слепяще-белой. Хотя она занимала меньшую часть низины, Я могла различить, как линия раздела неумолимо двигается в нашу сторону. Первой моей мыслью тогда было, что все, мы обречены. Рассвет доберется сюда, самое большее, через час, и мы не успеем ни добраться туда, куда шли, ни вернуться обратно. Но Сим была другого мнения.
– Смотри, мы почти пришли! – радостно сообщила она, указывая куда-то на темное пространство под нами. Напрягшись, мне удалось различить на черном фоне каким-то образом еще более темный прямоугольник. – Давай скорее, у нас часа полтора осталось, не больше! – добавила она и побежала вниз. Несмотря на то, что ногам это очень не понравилось, Я последовала ее примеру. Вниз мы спустились всего за полчаса. В какой-то момент линия рассвета пропала из поля зрения, что, тем не менее, заставляло нервничать еще сильнее. Казалось, стоит лишь на секунду замешкаться, как рассвет тут же испепелит нас. Но, к счастью, этого не случилось.
Когда мы добежали до темного прямоугольника, по расчетам Сим до рассвета оставалось минут сорок, так что беспокоиться было уже не о чем. Сам прямоугольник оказался спуском, ведущим в туннель. Спустившись по нему и пройдя внутрь несколько десятков метров, чтобы солнечные лучи нас не достали, мы почти одновременно растянулись на полу и отключились.

***

Когда Я проснулась, то обнаружила, что туннель изменился. Он стал светлее, будто в нем зажгли лампы. Только их тут не было. И не только их – отсутствовал даже рельс, идущий во всех туннелях Подлунного Метро. Да, Я не знала, относится ли этот туннель к Подлунному Метро, но его форма и стены из оплавленного грунта наводили на подобные мысли. Осмотревшись, Я обнаружила источник света. Им, как ни странно, оказалось Солнце. Снаружи уже наступил рассвет и свет, отражаясь от спуска в туннель, попадал внутрь, освещая его на пару сотен метров. Сначала Я испугалась, что этот свет может нам навредить, но вскоре успокоилась, так как в случае чего скафандр бы мне обо всем сообщил. А раз он молчал, то беспокоится не о чем.
Продолжив осмотр, Я заметила, что нигде не вижу Сим. Скорее всего, это было из-за ограниченного обзора (Я лежала на боку и не могла видеть часть туннеля за собой), но на секунду мне представилось, что она решила уйти без меня. Я тут же прогнала эту мысль, сказав себе, что она никогда так не поступит. В доказательство этого Я собралась перевернуться на другой бок и обнаружить там Сим – спящую или занимающуюся своими делами. Но передумала. Перекатываться через спину, когда на тебе манипулятор – не самое приятное занятие. Так что мне пришлось подняться. И, обернувшись, Я застала Сим, сидящую в метре от меня. Судя по тому, как она неподвижно смотрела в направлении стены, Я решила, что она просматривает свои файлы – читает, маршрут строит или еще что. Поэтому Я предпочла не пугать ее внезапным приветствием по радио, а плавно появиться в ее поле зрения.
– О, ты уже проснулась, – встрепенулась она, заметив, как Я подошла. – Как спалось?
– Хорошо, спасибо. А тебе как?
– Я почти не спала. В основном, составляла план путешествия к Иотноху, – пояснила Сим. – Теперь, когда мы на территории его сферы влияния, думаю, лучше мне этим заниматься. В конце концов, Я же обещала тебя отвести к нему, а не следовать за тобой, пока ты до него не доберешься.
– Договорились, – кивнула Я. Ее предложение было очень кстати. Кроме встроенной в скафандр карты Я не знала о территории Иотноха абсолютно ничего, и в любом случае собиралась просить Симби мне помочь.
– Вот и ладненько. Тогда, если ты готова, давай идти дальше.
Особо далеко идти не пришлось – туннель оканчивался через тридцать метров от того места, где солнечный свет ослабевал настолько, что нам снова пришлось включить фонари. Причем он заканчивался не гермоворотами, как обычно, а сразу переходил в огромное темное пространство. Переход был настолько резким, что сначала Я подумала, что мой фонарик сломался. Только через несколько секунд Я сообразила, что не вижу света на стене потому что стена теперь стала намного дальше. В это же время, словно подтверждая мою догадку, Сим произнесла:
– Ну вот, Трин, мы на месте. Добро пожаловать в Коллапасс.
Значит, так и есть. Мы прибыли в то поселение, про которое она рассказывала. Но почему тут так темно и пусто? На всякий случай Я еще раз взглянула по сторонам, но не обнаружила ничего нового.
– Погоди, Сим, а где все? Это же поселение, так?
– Когда-то было, – вздохнула она. – Теперь это останки поселения.
– Это как? – удивилась Я, ощущая растущее чувство тревоги.
– Сейчас сама увидишь, – мрачно ответила безрожка. И предупредила: – Только смотри под ноги, не хватало еще куда-нибудь провалиться.

Уже через несколько минут Я поняла, что она имела ввиду. Через десять метров от входа в поселение в полу зиял провал, идущий от края до края того уровня, на котором мы были. Установив яркость фонарика на максимум и посветив вниз, Я увидела, что он проходит еще через несколько уровней, а в самом низу мне удалось различить обломки породы. Они, по-видимому, осыпались сверху – когда Я задрала голову, вместо обычного потолка обнаружила каменные своды.
– Что... что здесь произошло? – с дрожью в голосе спросила Я, отойдя от края провала.
– Иотнох произошел.
Она произнесла это спокойно, даже несколько обыденно, но мне удалось различить в ее голосе нотки горечи и злости. Но дальше она говорила совершенно спокойно, и Я решила, что мне это показалось.
– Пойдем, расскажу все по дороге. Только будь очень внимательна – техобслуживания тут нет уже несколько лет, да и демонтажные работы выполнены весьма халтурно. А из-за провала нам придется спуститься в самый низ, а потом подниматься обратно с другой стороны. Так что возможностей оступиться будет предостаточно.
Пообещав, что буду предельно осторожна, Я пошла вслед за ней, стараясь ступать след в след – обильное наличие пыли позволяло делать это буквально.
Несмотря на аварийное состояние поселения, путь до другой стороны прошел без происшествий. И хоть осыпавшийся грунт порой скользил под копытами, это не привело к повторению моего болезненного спуска, как тогда на узловой станции. Вообще, единственный дискомфорт, который Я испытывала, исходил от ноющих мышц ног.
Первое время Симби молчала, а Я была слишком сосредоточена на ходьбе, чтобы спросить ее о чем-либо. Так мы спустились на два уровня, и мне уже казалось, что она передумала рассказывать. Но она заговорила, как только мы нашли следующий безопасный спуск.
– Коллапасс был небольшим поселением. Сама видишь – тут было всего пять уровней. Народу тут тоже было не так уж много. Где-то с полсотни постоянных жителей. Существовали они за счет проходивших тут караванов. Предоставляли им техобслуживание или место на время лунного дня в обмен на различные припасы. Порой, конечно, было непросто за всем уследить, но жить можно. И все бы ничего, если бы Иотнох не требовал взымать с проходящих караванов плату за пересечение границы своей территории.
– Погоди, – перебила Я. – А что в этом такого? Многие поселения так делают. Тот же Сэкондмун-1, к примеру.
– Да, с этим не спорю, – кивнула она. – Но в отличие от Иотноха у них это делается с умом. Во всех других сферах влияния с приграничных поселений взымается плата, пропорциональная количеству прошедших через них караванов. В Иотнохе же каждое приграничное поселение должно заплатить одну и ту же сумму. А величина платы определяется как общая стоимость прохода всех караванов в область Иотноха, деленная на количество приграничных поселений.
– Но ведь это бессмысленно, – не поверила Я своим ушам. – Если чрез одно поселение пройдут все караваны, а через остальные – нет, то остальным попросту нечем будет платить.
– Я знаю, Трин. Но, тем не мнение, так оно было. И есть. Из-за своих сравнительно небольших размеров Коллапасс не мог пропускать большое число караванов, и из-за этого жители едва сводили концы с концами. Да, у них была еда и инструменты первой необходимости, но они не были в состоянии поддерживать все жизненно важные системы в надлежащем состоянии. Если и получалось что-нибудь подлатать, так это системы очистки воздуха или воды. Но тут была еще одна критическая система – система радиационной защиты. Ты сама видела, что Коллапасс находится очень близко к поверхности – от того места, где мы вошли, до нее метров двадцать, не больше. Поэтому во время лунного дня поселению нужна защита от солнечной радиации. А она обычно очень дорого стоит. И так как средств на ремонт тут не было, то со временем она пришла в негодность.
– Так, погоди, – обеспокоенно перебила Я. – Если тут этой защиты нет, а снаружи светит Солнце, то не нужно ли нам убираться отсюда как можно быстрее?
– Нет, не нужно, – заверила меня Сим. – Солнце сейчас довольно спокойное, и большая часть радиации поглощается слоем грунта над нами. А с тем, что проходит, наши скафандры справляются без проблем. Но задерживаться тут надолго, думаю, все же не стоит. Так вот, – она вернулась к рассказу, – на скафандры у жителей денег тоже не было. Поэтому в год особо сильной солнечной активности та часть радиационного излучения, которая сумела пройти через породу, оказалась достаточно сильной, чтобы жители постепенно начали заболевать. Сначала на болезнь не обращали внимание. Потом, когда ее симптомы стали проявляться сильнее, караваны стали реже проходить через это место. Видимо, боялись заразиться или еще что. Когда же стало понятно, что самим им не справится, жители послали просьбу о помощи в Иотнох. И... знаешь, что они получили в ответ? – впервые с начала рассказа в ее голосе появились те злоба и негодование, которые Я заметила раньше. Только теперь она их не скрывала. – Им сказали, что они освобождены от уплаты пошлин до тех пор, пока у них все не нормализуется.
Я была поражена.
– И все?!
– Да, Трин, и все! Их просто бросили на произвол судьбы! – негодовала безрожка, и Я была с ней полностью солидарна. – К тому моменту, когда Коллапасс попросил о помощи, ни один караван уже не останавливался тут. За местом закрепилась дурная слава, и никто не хотел рисковать проходить здесь. И в Иотнохе, скорее всего, об этом уже знали. Их просто оставили умирать.
Я... Я просто не знала что сказать. Это было ужасно, и Я не понимала, как кто-либо мог допустить такое. Но выразить словами то, что Я ощутила в тот момент, Я не могла. В голове возникали разные фразы, но все они были будто фальшивыми. Поэтому Я промолчала.
Когда Сим закончила, она остановилась, смотря в сторону. Я стояла сразу за ней, и слышала, как она тяжело дышит. Продолжалось это, наверное, недолго, но по ощущениям длилось вечность. Наконец, она снова заговорила.
– Когда стало понятно, что помощи ждать не приходится, те, кто еще мог самостоятельно передвигаться, попытались покинуть это место. Я встретила одного из них. Он был плох, когда Я его нашла, но мама смогла поставить его на ноги. Когда он пришел в себя, он рассказал о произошедшем. Как только Я обо всем узнала, Я сразу отправилась сюда – вдруг удалось бы спасти кого-то еще. Но Я обнаружила лишь команду мародеров, демонтирующую поселение. Видимо, даже несмотря на мрачную репутацию места, всегда найдутся те, кто захочет там поживиться. В тот раз Я их прогнала, но они, скорее всего, вернулись после того, как Я ушла, и довели начатое до конца. Вот так Коллапасс стал таким, каким ты видишь его сейчас.

Некоторое время мы шли молча, уделяя все свое внимание дороге – мы перебрались через осыпавшуюся породу и теперь поднимались наверх с другой стороны поселения. Попутно Я обдумывала только что услышанную историю. Безусловно, произошедшее здесь ужасно. И мне очень тяжело поверить, что кто-либо мог бы допустить такое. Но Я почему-то не реагировала на это так сильно и болезненно, как Симби. И это меня беспокоило. Это значило, что либо Я бесчувственная пони, лишенная сострадания, либо у Сим были особые причины так реагировать. Поэтому по некоторому размышлению, стоит ли вообще пытаться в этом разобраться, Я все же решилась спросить:
– Слушай, Сим... У тебя тут были друзья, да?
– А? – рассеянно отозвалась она, будто отрываясь от своих размышлений. – Да, были, – добавила она после короткой паузы. – Что, так заметно?
– Есть немного, – призналась Я.
– Понятно. Но тут дело не только в друзьях, – объяснила она. – В зоне Иотноха живет не так много хороших пони, а большая часть жителей Коллапасса были именно такими. И почему-то в этих краях только им достаются проблемы и несчастья.
– Неужели только им? – не поверила Я. – Как-то это уж слишком, чтобы быть правдой.
– Ну, может не только им. Но самые тяжкие испытания точно выпадают на их долю. Случаев, подобных случаю Коллапасса, тут великое множество. Не таких масштабных и ужасных, но все же. Порой меня это поражает до глубины души. Хотя тогда, наверное, Иотнох бы называли по-другому .
– И как бы его тогда называли? – поинтересовалась Я. Я чувствовала, что если после истории Коллапасса не сменить тему, то Сим может надолго уйти в печальные мысли. Мне показалось, что разговор о названии Иотноха может оказаться тем, чем нужно. И Я не ошиблась.
– Наверное, Ресгеном, как и до разделения Луны.
– Его переименовали?
– Да, можно сказать и так. Знаешь, это довольно забавная история, – после этих слов она хихикнула, что говорила о том, что Я на правильном пути.
– Расскажешь? – попросила Я.
– Хорошо, – согласилась она. – Значит, дело было спустя пару лет после разделения Луны…

***

Своим новым названием Иотнох был обязан некоему путешественнику, пожелавшему остаться неизвестным. Вернее, благодаря его труду под названием "Путеводитель по новой Луне". Он хотел описать, что изменилось после разделения Луны исходя из собственного опыта и опираясь на рассказы современников из разных поселений. С этой целью он предпринял вселунное путешествие и подробно его описал. Так получилось, что в одном из рейсов его попутчиком оказался математик, искренне возмущающийся политикой Ресгена. Когда путешественник попросил рассказать ему, в чем дело, то в ответ получил настолько развернутую критику, что, к сожалению, ее не удалось полностью записать. В путеводителе была отражена лишь ее суть, которую дополняли те аргументы и метафоры, которые автору удалось запомнить. Смысл ее состоял в том, что хотя Ресген позиционирует себя как самый открытый, дружелюбный и гостеприимный город, на деле это совсем не так. Во-первых, из-за того, что он решил обрушить все туннели, ведущие на его территорию (К слову, это было для меня неожиданно, но, по крайней мере, объясняло тот взгляд, который Я получила, когда спросила, почему в зону Иотноха не идут поезда). Вряд ли поселение, санкционировавшее подобное, можно назвать открытым и дружелюбным. Во-вторых, после того, как этот математик туда прибыл, его оттуда почти сразу депортировали, так как оказалось, что он проживает в Эвэрнайте. Исходя из этого и многих подробностей, которые до нас не дошли, рассказчик в конце делает заключение, что "... это похоже не на поселение, а на изолированную особую точку неоднозначного характера". Если сокращенно – иотнох. Эта часть книги оказалась особенно удачной, да и сам путеводитель имел довольно большой успех, поэтому очень скоро Ресген повсеместно стали называть Иотнохом. Местным жителям это сначала очень не нравилось, но, в конце концов, поселение переименовали.
Пока Сим рассказывала, мы успешно поднялись на верхний уровень и добрались до туннеля. Похоже, раньше этот туннель и тот, через который мы вошли, были одним целым. По крайней мере, они располагались друг напротив друга. К моему удивлению, с этой стороны гермоворот у туннеля тоже не было.
– Похоже, их тоже утащили, – предположила Сим, когда Я спросила об этом. – Туннели между поселениями тут не заполняются воздухом, так что оставлять их смысла не было.
– Они не заполняют туннели воздухом? – удивилась Я. – Почему?
– Экономят на очистке, – просто ответила безрожка. – Кроме того, это позволяет дополнительно нажиться на путешественниках. Хотя уверяют, это совсем не так.
– Мда, "неоднозначный характер" налицо.
– Именно, – кивнула Сим. – Да, и перед тем как мы пойдем дальше, небольшое напутствие. Пока мы будем на территории Иотноха, ты можешь узнать о вещах, способных поразить тебя до глубины души. Возможно, они даже вызовут у тебя желание что-то сделать. Вмешаться, например. Так вот. Ни в коем случае не делай этого. Ни во что не вмешивайся и не спеши ничего предпринимать. Хотя бы пока не поймешь, в чем дело. Если что, лучше спроси меня. Тут лучше не влипать в истории, особенно в первое посещение. Постарайся быть просто отстраненным наблюдателем, хорошо?
На секунду Я задумалась. С одной стороны, она была права. Я впервые оказываюсь на территории другой сферы влияния, и понятия не имею, как там все устроено. Хотя до этого все поселения функционировали в полном согласии с моим представлением о том, как все должно быть (которое, в свою очередь, было основано на модели устройства Атриум-Сити), это вовсе не значило, что так оно будет и дальше. Поэтому осторожность будет не лишней. С другой стороны, Я не думаю, что смогу просто наблюдать за ситуацией, требующей срочного вмешательства. Скорее всего, Я сразу отреагирую на нее. Но Сим права, нужно постараться не пороть горячку.
– Хорошо.
– Отлично. Тогда пойдем, – предложила она и направилась вглубь туннеля. Перед тем, как последовать за ней, Я решила узнать, сколько нам придется идти до ближайшего поселения. Вообще, в последнее время Я стала часто проверять, где нахожусь и куда идти. Видимо, настолько часто, что это успело войти в привычку. И хотя сейчас нас вела Симби, Я решила свериться с картой чисто машинально. Открыв ее, Я обнаружила, что, согласно ей, Я нахожусь не в туннеле, а где-то под лунной поверхностью. И поселения поблизости нет никакого. На мгновение это меня озадачило, но потом Я вспомнила, что Сим говорила, что Коллапасс не отмечен на карте. Что, в свете рассказанной Сим истории, было странно. Хм, может быть, он был отмечен раньше, но после того, что с ним произошло, составители карты решили, что никто в здравом уме сюда не пойдет, и убрали его. Но в любом случае, это не дает возможности узнать, как долго нам идти по этому туннелю. Хотя... Так, из этой точки до ближайшего отмеченного туннеля расстояние в несколько километров, если брать по прямой. Если мы будем идти не спеша, то до него мы доберемся где-то через час. А оттуда до ближайшего поселения было всего ничего. Кстати, оказалось, что оно было ближе к Сэкондмуну-1, чем то, в которое мы должны были бы ехать на лубасах.
– Эй, где ты там застряла? – отвлек меня голос Сим. Свернув карту, Я бросилась ее догонять.
– Да так, прикидывала возможные маршруты, – ответила Я, догоняя ее.. – Похоже, дорога займет не меньше часа.
– По моим расчетам мы уложимся в полтора часа. Если, конечно, ты не захочешь вздремнуть по дороге, – со смешком добавила безрожка.
Наверное, она имела в виду мою предрасположенность быстро засыпать в темноте. Хотя за эти две недели она стала намного слабее, но все равно еще давала о себе знать. И здешняя темнота была достаточно сильной, чтобы пробудить ее во мне. Но спать мне совершенно не хотелось. В конце концов, Я же только недавно проснулась. А вот полтора часа ходьбы по очередному туннелю Подлунного Метро с гораздо большей вероятностью привели бы к смерти со скуки. И так как лучшего средства от скуки, чем интересное времяпровождение не существует, то Я решила перевести разговор на интересующую меня тему.
– Не захочу, будь уверена. Слушай, Сим, а можно вопрос по поводу названия Иотноха?
– Давай.
– Мне не очень понятны некоторые части этой аббревиатуры. "Изолированная", допустим, еще понятно – Иотнох отрезал связь с остальной Луной, обрушив туннели, ведущие на его территорию. С "неоднозначным характером" тоже все более-менее понятно. А к чему тогда "особенность" и "точка"?
Она на секунду задумалась.
– Наверное, начать нужно с того, что расшифровка названия Иотноха сама по себе является немного измененным математическим термином. Поэтому некоторые слова в его названии не имеют непосредственного отношения к его, кхм, "особенностям". И "точка" как раз к ним не относятся. Некоторые, кончено утверждают, что это значит, что по сравнению с Луной Иотнох лишь точка, но это применимо к любому другому поселению. Что касается "особенности", то тут все не так просто. В принципе, это слово тоже можно списать на часть исходного термина, но оно и вправду отражает суть большинства жителей Иотноха. Они считают себя особенными и искренне верят в то, что на них, в отличие от остальных пони Луны, возложена великая миссия. Что за миссия, правда, никто толком сказать не может.
– Ого. А кем она возложена? – поинтересовалась Я.
– Созидателями, конечно, кем же еще. Других достаточно авторитетных возлагателей миссий на Луне не было и нет.
– Ничего себе! – удивилась Я. Мне даже захотелось присвистнуть, и Я бы наверняка это сделала, если бы умела. – И с какой стати Созидатели стали бы на них что-либо возлагать?
– Ну, тут тяжело сказать что-то определенное. У них мы уже ничего не спросим. Но вера жителей Иотноха в собственную особенность, как ни странно, имеет историческое обоснование. До появления Королевы Ночи Ресген был одним из основных приоритетов Последнего. Поэтому жившие там тогда пони были, в каком-то смысле, "избранными". Хотя ответ на вопрос о том, передается ли избранность по наследству, скорее всего отрицательный, современным жителям Иотноха это не мешает.
– Так, погоди, – попросила Я. – Последний? Что за последний? Последний из кого?
Мой вопрос удивил Сим настолько, что она остановилась и пристально на меня посмотрела.
– Погоди, ты что, не знаешь, кто такой Последний? – недоверчиво поинтересовалась она.
– Ну да, иначе бы не спрашивала, – кивнула Я. – Ты же помнишь, что Я мало чего знаю об истории Луны?
– Да, помню, но... Удивительно, как ты о нем до сих пор не слышала. И мне кажется, что Я тебе про него рассказывала. Тогда, когда мы нашли "Грунторезку".
– Нет, не говорила, – настаивала Я. – Может, хотела рассказать, но как только ты увидела поезд, то сразу забыла, о чем рассказывала.
– Эм, да, наверное, так и случилось, – смутилась она, отводя взгляд. – Что ж, в таком случае расскажу об этом сейчас. Раз уж мы идем в Иотнох, думаю, это не будет лишним.
Мы продолжили путь, и Я приготовилась внимать Симби. Я была предельно сосредоточена, но то, что она сказала, напрочь сбило мою концентрацию, вызвав в голове бурю мыслей и эмоций. На некоторое время Я даже перестала воспринимать ее. Мне потом пришлось попросить повторить ее часть рассказа.
Дело было в том, что Последний был Созидателем. По крайней мере, он сам так говорил. На самом деле неизвестно, было ли это правдой, ведь подлинного изображения Созидателей до наших дней не дошло. Впрочем, как и изображения Последнего. За многие годы его личность обросла множеством мифов, касающихся, в частности, и его внешнего вида. Единственное, что известно точно, так это то, что он даже отдаленно не напоминал пони. Из-за этого, когда он только появился незнамо откуда примерно за столетие до пришествия Королевы Ночи, многие считали что он просто один из уроженцев Виердера. И хотя он всегда утверждал, что был последним из Созидателей, поначалу ему мало кто верил – мало ли сумасшедших по Луне бродит. Но со временем отношение к нему изменилось. В отличие от большинства пони того времени, имевших весьма смутные представления о технологиях, от которых зависит их жизнь, Последний точно знал, что и как работает. При этом он активно делился своими знаниями с другими, наглядно все показывая и объясняя. Можно сказать, что более девяносто пяти процентов знаний о всех оставшихся технологиях, не только жизненно необходимых, были получены от Последнего. Его “откровения” были особо тщательно записаны, и на их основе появились современные технические книги и справочники. Что, кстати, многое в них объясняет. Пока мы путешествовали от Вэджетлайфа до Сэкондмуна-1, Я начала читать книги, которые мне дал Плам. И они буквально изобиловали выражениями вроде "для того, чтобы пояснить работу этого устройства, обратимся к последнему". Я думала, что имеется ввиду то, что было изложено в предыдущем разделе или последний полученный результат, но теперь понятно, что имеется ввиду именно лекции Последнего. Со временем он добился абсолютного признания, никто уже не сомневался, что он если и не один из Созидателей, то непревзойденный технический гений. И все бы ничего, только, по-видимому это признание вскружило ему голову и он решил стать единоличным властителем всей Луны. Возможно, это произошло не сразу, и в начале он преследовал благие намерения. Все началось с того, что однажды он сказал, что системы жизнеобеспечения поселений – это детские игрушки в сравнении с теми механизмами, которые находятся под лунной поверхностью, и только и ждут, пока ими воспользуется кто-то, обладающий знаниями, как это сделать. По его словам, они могли доставить всех жителей Луны в прекрасный мир, полный всевозможных растений, и в котором не нужно бояться Солнца и беспокоиться о машинах, которые могут выйти из строя. Наоборот, Солнце в этом мире само будет поддерживать цикл жизнеобеспечения, так что там остается только наслаждаться жизнью. И Последний был готов отвести туда всех и каждого задаром... но сначала ему требовалась помощь. Во-первых, прошло много лет с тех пор, как машины, способные открыть путь в лучший мир были активны, и за это время могли выйти из строя. Кроме того, из-за последствий противостояния Созидателей некоторые из них будет трудно найти или получить к ним доступ. Поэтому жители всей Луны должны были присоединиться к Последнему в поисках и восстановлении этих технологий. И, так как, только Последний знал, как все устроено, то все должны были беспрекословно его слушаться, иначе лучшего мира не видать. Поначалу его движение по поиску древних машин было добровольным, но постепенно приобретало все более глобальный характер. Число его последователей росло, и действовали они все решительней. И спустя всего год или два они действовали так, будто были полноправными хозяевами Луны. Теперь, когда жители поселений протестовали против того, что их дома будут обыскивать на наличие каких-то древних устройств, которых, может, и не существует, адепты Последнего не пытались вежливо убедить поселенцев осмотреть все, а просто применяли грубую силу. В какой-то момент это переросло из поисков машин в поселениях, на захват территории. Многим это не нравилось, и они пытались открыто сопротивляться, но мало что могли сделать против хорошо оснащенных отрядов Последнего. В конце концов, на его стороне была армия обученных им инженеров, создающих лучшее по тем временам снаряжение. Еще через два года миссия по поиску пути в дивный новый мир закончилась тотальным захватом Луны адептами Последнего. Хотя поиски все еще продолжались, они были скорее направлены на выявление повстанцев, которые местами все еще пытались дать отпор захватчикам. Параллельно поисковые отряды изымали все уцелевшие технологии, не относящиеся к базовым системам поселений. А еще – каждую крупицу ВЭС, которую только могли обнаружить, и отвозили в Ресген. И это продолжалось почти столетие. Скорее всего, за этим стояло нечто большее, чем установление тотального энергетического контроля, но наверняка это узнать уже невозможно. Потому что незадолго до того, как в Ресгене должны были начаться работы с собранным ВЭС, на Луне появилась Королева Ночи. Хотя она ничего не знала об устройстве систем Луны, она обладала тем, чего не было у Последнего – магией. Разобравшись в происходящем, она вскоре возглавила сопротивление и добралась до убежища Последнего в Эвэрнайте. Там она и положила конец его почти что вековой тирании. Когда весть о поражении Последнего распространилась по Луне, его остальные войска были полностью дезориентированы, деморализованы и не имели ни малейшего понятия, что им делать дальше. Большая их часть дезертировала и отправилась по домам, а оставшейся не оставалось ничего другого, как капитулировать и признать Королеву Ночи новой властительницей Луны. Но такое положение дел ее не устраивало – она не хотела, чтобы пони думали, что произошла смена одного тирана на другого. Поэтому через год после свержения Последнего по ее инициативе Луна была разделена на пять сфер влияния, каждая из которых определяла свой путь самостоятельно. Таким образом, из всей Луны Королева Ночи оставила себе лишь ее пятую часть. Хотя, если верить слухам, это было не совсем ее решением. Но как бы там ни было, на Луне, наконец, воцарили относительные мир и спокойствие. И пусть такое положение дел продолжается уже почти тысячелетие, многие жители Иотноха верят, что однажды Последний вернется и доведет начатое до конца.
– Вот, в целом, и все, – закончила Сим. – Основная информация по истории, которая тебе нужна.
– И все? – удивилась Я. – А как же то, что было до Последнего, и то, что было после разделения Луны?
– Ну, до Последнего, считай, ничего особо и не было. Поселения были разделены, выживали кое-как. Одни пони грабили других, третьи пытались геройствовать и препятствовать первым, а четвертые просто старались выжить. Ничего особо важного из тех времен до нас не дошло. Что же касается событий после разделения Луны, то они все имеют локальный характер. О них тебе расскажут местные, если тебе будет интересно.
Пожалуй, так Я и сделаю, если представится возможность.
– Так, – продолжала безрожка. – Мы подходим к поселению. Теперь действовать буду Я, а ты просто смотри и запоминай. И вот еще, – добавила она погодя. – Как будет возможность, переложи наличность куда-нибудь, откуда тебе ее будет проще достать, но смотри, чтобы ее не стащили. Она нам скоро понадобится.

***

Действовать Сим начала даже до того, как мы попали в поселение. А именно с того момента, когда нас заметила охрана. Сначала нас не хотели впускать без нужных документов (их названия Я не запомнила, но там было что-то о пересечении границы, наших вещах и персональных данных). Даже хотели арестовать за шпионаж, и это мы (вернее Симби, Я-то только слушала) даже не успели ничего толком сказать. Однако стоило Сим шепнуть их начальнику пару слов на шифрованной передаче, как нас тут же пропустили и любезно предложили оформить все вышеозначенные документы. И их действительно оформили. Они были готовы всего за два с половиной часа и... пятьсот кредитов наличными с каждой из нас. Когда Я услышала цену, у меня чуть челюсть не отпала, но возмущаться Я не стала и без лишних вопросов рассталась с половиной своей наличности. И, что самое удивительное, Сим без тени недовольства поступила точно также. Когда с этим было покончено, мы направились в ближайший мотель и сняли одну из самых дешевых комнат. Одна половина ламп в ней перегорела, а вторая отчаянно пыталась передать что-то посредством коротких и длинных сигналов. О каких-либо удобствах, кроме изношенных кроватей, говорить не приходилось. И все же она была относительно чистой, и воздух в ней не вызывал рвотного рефлекса (что было довольно редким явлением для таких дешевых комнат). Я планировала сначала обработать свои ноги "Суперподорожником" (хотя после сна в туннеле у Коллапасса они не болели так сильно, но Я вроде как им это пообещала) и потом отправиться делать то, что Симби сочтет необходимым. Но оказалось, что идти никуда не нужно – пока Я возилась с повязками, Сим успела куда-то убежать и вернуться с небольшой охапкой какого-то оборудования. Вручив ее мне вместе с инструкциями, объясняющими, что это такое, она сказала мне установить это все на наши скафандры и манипуляторы. И затем снова убежала, оставив меня работать в хаотично освещенном помещении.
Вскоре выяснилось, что детали, которые она принесла представляли собой две технологии, каждая из которых была представлена в двух экземплярах – электроарбалет и портативная палатка. Электроарбалет был модификацией манипулятора, и позиционировался как оружие для самозащиты. Принцип его действия был предельно прост – электромагнит разгонял заостренный тонкий металлический стержень – болт – и выстреливал им с огромной скоростью. Если верить характеристикам, то при прямом попадании он был способен пробить миллиметровый лист стали с расстояния в десять метров. Я не знала, что меня больше в этом поражало – то, что нам действительно может понадобиться подобная модификация, или то, что ее мог спокойно приобрести любой желающий. Хотя, может, и не любой желающий – вдруг Сим применила какую-то уловку, чтобы достать ее. В любом случае, у нее должны были быть на это веские причины, поэтому Я принялась за работу, как только разобралась, что к чему. В итоге наши манипуляторы обзавелись электроарбалетами с четырьмя зарядами – один непосредственно за катушками электромагнита у крепления клешни, и три – в каждой из ее "ног".
Палатка же имела намного более мирное предназначение. Она работала от систем скафандра и позволяла создать вокруг него небольшое герметичное “помещение”, заполненное воздухом, в месте, где воздуха не было. Пусть размер палатки был невелик, его было достаточно, чтобы совершить некоторые простые вещи, которые нельзя было сделать, находясь в скафандре. Например, достать что-либо из седельных сумок или поесть. В смысле, нормальную еду – системы скафандра могли осуществлять подачу воды и питательной жидкости ко рту пони, но постоянно питаться ими просто невозможно.
На все это дело у меня ушел остаток дня, хотя ближе к концу Сим вернулась и помогла мне. Проверив запасы воздуха и электричества наших скафандров, она сказала, что пока их можно не пополнять, поэтому задерживаться тут мы не будем. Следующим же утром мы отправились дальше. И отправились мы пешком – как оказалось, на окраинах области Иотноха поезда не ходят вообще. Из-за этого путь, на который в зоне Атриум-Сити у нас занял всего несколько часов, тут растянулся на трое суток. Порой нам приходилось делать привалы прямо в туннелях между поселениями, и нести по очереди вахту, чтобы не быть застигнутыми врасплох бродящими по туннелям подозрительными личностями, которые, по словам Сим, только и ждут, как поживиться за счет нерадивых путешественников. Мне же казалось, что она все чересчур драматизирует. Пусть мы и встретили по пути пару пони, давших деру, стоило взвести электроарбалет, но это ничего не меняло. Те поселения, через которые мы проходили, были в весьма поношенном состоянии, если так можно выразиться. Пони в них просто старались выжить вот и все. Поэтому и воздух в туннели не закачивали – на это банально не хватало средств. И, понятное дело, некоторым жителям становилось невыносимо существовать в подобных условиях, и они решались грабить путешественников. Но это вряд ли носило такой глобальный характер, как это обрисовывала моя компаньонка В конце концов, если бы это было так, то что мешало жителям первого же поселения напасть на нас толпой, пока мы спали? Кроме того, по мере нашего продвижения вглубь зоны Иотноха, состояние поселений все улучшалось, и с какого-то момента в туннелях даже появился воздух. Так что в итоге Я решила пусть и прислушиваться к словам Сим и быть осторожной, но все же больше полагаться на собственные наблюдения. А они свидетельствовали о том, что обычные пони Иотноха, в основном, ничем не отличаются от обычных пони Атриум-Сити.
Наш пеший тур продолжался пять дней. На шестой мы добрались до поселения, через которое проходили рейсовые поезда. И, хвала Нулевой, мы оказались там как раз перед прибытием прямого экспресса, идущего в Иотнох. Еще одним чудом оказалось то, что на него еще были билеты, которые, правда, и стоили в два раза дороже обычных. Вообще,
эта часть пути по зоне Иотноха, оказалась невероятно дорогой – еще даже не добравшись до места назначения, мои затраты составляли порядка семисот кред наличными и полторы тысячи кредов безналом. И при этом, кроме документов и модификации скафандров, мы только останавливались на ночлег и пополняли запасы. Если так дальше пойдет, то очень скоро Я вернусь к тому состоянию, в котором Я оказалась в Вэджетлайфе.
Тем не менее, билет на экспресс стоил своих денег. Всего за полдня мы преодолели расстояние, в два раза превышающее то, что мы прошли пешком от Коллапасса, и, наконец-то, прибыли в Иотнох.

Глава 8

Добрались!
Наконец-то мы добрались! По мере того, как экспресс сбавлял скорость, меня охватывало чувство, что вот-вот все мои старания окупятся, а надежды – оправдаются. В воображении невольно возникали картины, что, выходя из вагона, Я "случайно" встречу свою маму или что меня кто-нибудь с ней перепутает и после прояснения ситуации скажет, где ее искать. Эти мысли были слишком приятными, чтобы пытаться вразумить себя тем, насколько мала вероятность подобных событий. Так что Я просто наслаждалась ими до тех пор, пока поезд не остановился.
Естественно, на вокзале меня никто не ждал и не узнал. Взгляды, адресованные мне, были, как всегда, вызваны скорее интересом к моей необычной прическе, чем узнаванием во мне кого-то. В какой-то момент надежда, наполнявшая меня, стала меркнуть, постепенно сменяясь разочарованием. Но после того как Сим сказала, что первым делом мы отправимся в ту гостиницу, где она видела мою маму, и остановимся там, этот процесс пошел в другую сторону. Если мама там останавливалась, то персонал точно должен был ее запомнить. И, кто знает, вдруг именно сейчас она как раз сняла в нем номер? Я снова невольно стала представлять, как мы с ней случайно встречаемся, но теперь в гостиничных декорациях. Тем не менее, все эти картины исчезли, стоило мне выйти из вокзала в Иотнох.
Сначала мне показалось, что Я попала в огромное светлое пространство, слепяще-белое во всех направлениях. Я непроизвольно прищурилась и чуть не упала, оступившись на лестнице у входа. Проморгавшись, Я обнаружила, что пространство вокруг было далеко не белым, просто очень сильно освещенным. Намного ярче, чем освещение в любом другом поселении, где Я побывала по пути сюда. Возможно, даже ярче чем освещение Санни Тауна. Вот уж не думала, что что-нибудь может светить сильнее, чем Солнце, пусть даже и фильтрованное.
Но удивление от яркости освещения было ничем по сравнению с изумлением от того, насколько уровень, на котором мы оказались, был огромен. Он был в два, а то и в три раза выше любого из уровней Атриум-Сити (о чем Я могла судить по расположившимся поблизости пяти- и шестиэтажным зданиям), а о его протяженности вообще было тяжело что-либо сказать. Разве только, что она тоже была огромной. Хотя Я могла видеть только привокзальную площадь длиной около сотни метров, Я была уверенна, что это лишь небольшая часть всего поселения. От этого Я на мгновение впала в ступор – как можно найти хоть что-нибудь в таком огромном месте?
Впрочем, Я пробыла в нем недолго – как оказалось, пока Я глазела на открывшуюся передо мной картину, то не заметила, как остановилась. И так как из вокзала выходила еще целая толпа пони, то вскоре в меня кто-то врезался.
– Извините, – вздрогнула Я, и кинулась нагонять Симби.
Пока мы шли, Я стала замечать все больше деталей. Во-первых, шум – по площади небольшими группами сновали десятки пони, провожая или встречая кого-то, и постоянно что-то обсуждали. Были еще одиночные пони, предлагавшие прибывшим разного рода услуги вроде доставки багажа или предоставления недорогого жилья. Во-вторых, Я обнаружила, что на первых этажах зданий расположились небольшие магазины еды, запчастей для скафандров и манипуляторов, что было довольно необычно. Как правило, все магазины находились в торговом секторе поселений, но привокзальная площадь совсем не была похожа на него. И, в-третьих, оказалось, что по дороге, которая ограничивала дальний край площади, ходили поезда. Правда, они были где-то в два раза меньше тех, которые курсировали по туннелям Подлунного Метро, но это все равно было неожиданно.
– В настоящий момент это единственный способ быстро перемещаться по Иотноху, – объяснила Сим, когда Я спросила, зачем пускать поезда внутри поселения. – Он настолько большой, что если ты захочешь пробежать из одного конца какого-либо уровня в другой, на это уйдет несколько часов.
– Ого. Это... впечатляет.
– Ну, может в первый раз, – пожала она плечами. – К этому быстро привыкаешь.
Добравшись до конца площади, мы сели на первый пришедший уменьшенный поезд. Несмотря на наплыв пони со стороны вокзала, их количество внутри поезда было весьма умеренным. Вблизи Я заметила еще одно отличие от поездов Подлунного Метро – в этих мини-поездах были довольно большие окна. Настолько большие, что они почти не ограничивали обзор для пассажиров. Благодаря этому, Я обнаружила еще одну особенность Иотноха, на которую не обратила внимания раньше – он был разноцветным. Обычно все поселения, в которых мне довелось побывать, в целом имели серый, металлический или серебристый цвет, то есть цвет тех материалов, из которых поселение состояло. Только в некоторых поселениях части их уровней были специально покрашены в другие цвета. Но тут все было иначе – буквально каждое здание имело свой уникальный цвет, и по мере того, как мини-поезд ехал по поселению, Я обнаружила, что некоторые дома даже образуют единые цветовые композиции. Это было просто потрясающе. Думаю, Я могла бы любоваться проплывающим мимо разноцветным пейзажем до бесконечности. Я, скорее всего, так бы и поступила, но в какой-то момент Сим сказала, что нам нужно выходить. Покинув вагон, мы прошли по нескольким заполненным улицам, то и дело куда-то сворачивая, и затем вышли к остановке другого мини-поезда, и сели на него. В целом, за все время пути к гостинице мы сделали три пересадки и, если судить по очень схематичной карте моего скафандра, оказались где-то посередине между центром и краем поселения. Пропетляв еще пару сотен метров мы, наконец-то, добрались до нужной гостиницы.
Она представляла собой белое протяженное пятиэтажное здание, с большими стеклянными панелями, которые шли со второго по пятый этаж. Скорее всего, они играли роль окон. Вывеска, установленная на крыше, провозглашала, что это гостиница "ПрэстИнн". Ее окружала небольшая полоса газона, которая прерывалась напротив входа, который состоял из нескольких ступенек и двойных стеклянных дверей. При нашем приближении они разъехались в стороны, пропуская нас в небольшое помещение с другой парой автоматических дверей. Исходя из того, что они открылись только после того, как закрылись первые, Я предположила, это было чем-то вроде переходной камеры на случай декомпрессии.
Пройдя через вторые двери, мы оказались в вестибюле. Как и фасад, его интерьер был выполнен в светлых тонах, а пол был отделан плитами из какого-то белого материала, напоминавшего камень. Справа в нескольких метрах от входа находилась стойка администратора, а слева – проход к лестнице и лифтам. Центральную часть комнаты занимало несколько кресел и журнальных столиков, а по периметру расположились горшки с растениями, напоминающими небольшие деревья. Судя по часам, находившимся на стене напротив входа, мы пришли довольно рано. Впрочем, об этом можно было догадаться по отсутствию тут кого-либо кроме нас, охранника, и единорожки-администратора, которая выглядела несколько сонно. Тем не менее, при нашем приближении она поприветствовала нас, как ни в чем не бывало.
– Доброе утро! – улыбнулась она. – Добро пожаловать в "ПрестИнн". Чем Я могу вам помочь?
– Здравствуйте, – ответила Симби. – Мы предварительно забронировали номер, и хотели бы в него поселиться.
Ух ты. Интересно, когда она успела?
– Одну минуту, – кивнула администратор, включая один из стоящих на стойке мониторов. – Можно взглянуть на ваши пропуска?
– Конечно. Вот, – после короткого копания в своих седельных сумках Сим извлекла наши пропуска. Так как она лучше знала, что с ними делать, Я доверила ей хранение своего.
– Благодарю, – снова улыбнулась единорожка, вводя наши данные в компьютер. По прошествии некоторого времени она нашла нашу заявку.
– Да, ваша анкета у нас есть, однако в ней не указан период, на который вы хотите у нас остановиться.
Понятное дело. Откуда нам знать, сколько времени займут поиски мамы? Но без этой информации нас, похоже, не поселят, так что нужно придумать какой-то срок.
– Видите ли, мы сами пока не знаем, как долго тут пробудем. Можно ли будет продлить время проживания, если дело затянется? – уточнила Я.
– Думаю, это возможно, – после короткого раздумья ответила она. – Но для этого вам нужно будет поставить в известность кого-нибудь из администраторов не позже, чем за день до окончания заявленного периода.
– Думаю, нам это подходит, – кивнула Сим. – Тогда для начала мы остановимся у вас на неделю.
– Хорошо, – ответила администратор, дополняя заявку. Затем она достала своим манипулятором из-под стойки две пластиковых карты и протянула их нам вместе с нашими пропусками.
– Вот ключи от вашего номера. Сейчас Я вызову кого-нибудь, чтобы вас проводили. Желаем вам приятного отдыха в нашей гостинице!

***

Номер, который мы сняли, находился на третьем этаже. Он был довольно просторным и включал в себя небольшую ванную комнату (с которой, пожалуй, могла потягаться только ванная из отеля в Атриум-Сити), две кровати, инфопанель, миниатюрную станцию обслуживания скафандров, и... окно. Огромное, во всю стену, окно, завешенное шторами, которые могли бы служить полноценным занавесом для небольшой сцены, открывающее вид на небольшой кусочек Иотноха. Хотя снаружи большая часть здания была облицована стеклом, Я почему-то совсем не ожидала, что у нас в номере будет окно. Но это было вполне логично – все встретившиеся мне тут здания имели окна. Наверное, Я просто привыкла к их отсутствию. С момента моего побега из Атриум-Сити Иотнох был первым поселением, где они были.
Я подошла к нему, вглядываясь в открывающийся вид. Отель несколько отстоял от других зданий, поэтому обзор получался довольно обширным. Кроме ближайших зданий было еще видно кусочек площади, располагавшийся за ними, монорельс с курсирующими мини-вагонами, и толпы идущих куда-то пони. Не будь высота уровня такой большой, а движение столь оживленным, могло показаться, что Я снова любуюсь видом со второго этажа "Резиденции радуг". Или из своей комнаты, если бы вдобавок ко всему прохожие имели радужные гривы (тем более, что над окном, как и дома, были установлены роллеты). Правда, раньше Я смотрела в окно в основном от нечего делать. Но сейчас наблюдение за происходящим снаружи было каким-то другим. Что-то будто удерживало меня на месте, заставляя смотреть дальше. Не знаю, было ли это неким проявлением ностальгии по дому или же это давали о себе знать остатки моей привычки наблюдать за незнакомцами. В любом случае, Я задержалась у окна еще на минуту. Даже сам по себе вид был очень хорош, и, думаю, был единственной причиной, почему тут повсюду были окна.
Когда Я повернулась обратно, Я обнаружила, что Симби успела снять свой скафандр и подключить его к мини-станции. Видимо, заметив, что Я повернулась к ней, она отвлеклась от своего занятия.
– Что ж, Трин, вот мы и добрались. Что планируешь делать теперь?
Хороший вопрос. Если честно, Я думала, что все как-то образуется, как только Я доберусь сюда. Что ж, не похоже, чтобы это собиралось произойти.
– Не знаю пока. Наверное, поспрашиваю в округе, видел ли кто-нибудь мою маму. Не зря же она остановилась именно здесь, – предположила Я.
– Как знать, – пожала плечами Сим. – Может, она просто путешествовала, и остановилась тут, потому что сочла этот отель оптимальным в плане соотношения цена/качество. Я, например, как раз поэтому здесь в прошлый раз остановилась.
– Погоди, ты же говорила, что у нее здесь было какое-то дело, разве нет?
– Нет, – покачала она головой, окончательно оставляя мини-станцию и поворачиваясь ко мне. – Я сказала, что скорее всего у нее тут было дело. Я не обсуждала с ней цель ее визита в Иотнох, в лучшем случае мы с ней только парой слов перекинулись. И если она путешествовала, то этим делом могло быть что угодно. Хоть осмотр местных достопримечательностей.
– Серьезно? – усомнилась Я. – Осмотр достопримечательностей? Какое же это дело?
– Довольно важное. Для профессионального путешественника осмотр достопримечательностей стоит на одном уровне с пополнением запасов воздуха и электричества для скафандра. И не надо так сильно удивляться, Трин, а то еще лицо перекосишь. Да, Я знаю, что это звучит нелепо. Но поверь моему опыту общения с некоторыми подобными личностями – так оно и есть.
Ладно. Теоретически, это было вполне возможно. Но Я все равно не верила, что моя мама могла прийти сюда только за этим. Хотя бы потому, что Я не стала бы этого делать. А так как Я в некотором роде прошла по ее копытам, то, наверное, она была здесь не только ради достопримечательностей.
– Хорошо, допустим, – кивнула Я. – Тогда что, по-твоему, мне следует предпринять?
– Для начала, думаю, нам нужно позавтракать. Потом, как твой первый и пока единственный свидетель, Я расскажу, где Я видела твою маму в последний раз. А потом мы что-нибудь придумаем.
– Погоди, – удивилась Я. – "Мы" придумаем? То есть, ты останешься?
– Конечно! С чего бы мне покидать тебя?
– Ну, ты говорила, что приведешь меня сюда. Ты и привела. Ты не обязана помогать мне дальше.
– Может быть, – согласилась она. – Но Я все равно помогу. Мы же друзья.
– Спасибо, Сим. – Я не удержалась от того, чтобы обнять ее. – Думаю, без тебя мне пришлось бы тяжко.
– Да ладно тебе. Уверенна, что ты неплохо справилась бы, – не согласилась она. Затем, обняв меня в ответ, она отстранилась. – Но Я все равно буду с тобой, пока ты не найдешь то, что ищешь или не решишь покинуть Иотнох. Привести тебя сюда на самом деле было несложно. А вот выбраться отсюда может стать проблемой.
Опять она за свое. Даже если это поселение на самом деле не столь дружелюбно, как кажется на первый взгляд, оно все равно не может быть настолько плохим, чтобы соответствовать словам Симби.
– Может быть. А может и нет, как знать? Будем разбираться с ней, если она возникнет, – предложила Я, переводя разговор на нейтральную тему. – Вот сейчас у нас проблема с тем, что мы будем есть на завтрак – консервированную спаржу или разведенный сельдереевый концентрат?
– Хм, Я, пожалуй, выберу свежий салат. В столовой, – уточнила она. – Думаю, ты тоже не откажешься от чего-то такого.
– Погоди, тут есть столовая? – удивилась Я. Получив ее утвердительный кивок, Я прямо воодушевилась – какими бы питательными не были пищевые концентраты, по вкусовым качествам они и рядом не стояли со свежей едой. Но длилось оно недолго, так как Я быстро сообразила, что, скорее всего, столовая была тут под стать гостинице. И, значит, это потребует предварительной подготовки – появляться в ней в грязном скафандре, да и просто грязной, Я не собиралась. Так что Я принялась стаскивать с себя скафандр.
– Тогда Я сначала пойду, проверю душ.

***

Столовая находилась на втором этаже гостиницы и занимала почти половину всего этажа. Она представляла собой два зала, разделенных широким проходом, в котором стояли столы с едой. Я думала, что, как обычно, за нее придется платить отдельно, но оказалось, что это не так – питание было включено в стоимость номера, и можно было брать все что угодно. И, что меня удивило, без всяких ограничений. Готова поспорить, что многие из представленных блюд стоят недешево, и, наверное, не будет сильно сложно поесть на сумму, большую стоимости проживания. Очевидно, это как-то регулировалось, иначе гостиница просто разорилась бы, но Я пока не представляла себе, как это реализовано. Что, впрочем, не помешало мне попробовать все, что у них было. Кроме стандартных свежих овощей и фруктов, тут были их различные приготовленные версии. Тут даже нашлось несколько закусок, которые Я не то что не пробовала, но даже не подозревала об их существовании. Выбор был настолько большим, что даже несмотря на то, что Я всего брала по чуть-чуть, чтобы попробовать всё, мне пришлось сделать три вылазки. Признаюсь, это было довольно неловко – набирать на поднос все подряд, – и если бы здесь сейчас было больше народу, то Я, наверное, на это не решилась бы. Но так как тут пока были только Я, Сим и официант, расставляющий подносы в дальней части столовой, мое любопытство все-таки взяло верх.
– Собственно, здесь мы с ней и встретились, – неожиданно начала Сим, сопровождая меня во время моей второй вылазки за едой к большому круглому столу в центре столовой. В отличие от меня, она не пробовала все подряд, а просто брала добавку тех блюд, которые ей успели приглянуться прошлый раз.
– Прямо у этого стола, насколько Я помню, – продолжила она. – Тогда было много народу, не то, что сейчас. Я пришла под конец ужина, когда уже почти все разобрали, и стала быстро собирать себе порцию из того, что осталось. Так вышло, что осталась только одна порция "Солнечных бликов" и Я поспешила к ней, пока ее кто-нибудь не забрал. Я не особо вглядывалась в пони, которые ходили между столами, просто маневрировала между ними, чтобы не столкнуться. Но, тем не менее, столкнулась. Вернее, со мной столкнулись. Твоя мама. Наверное, она тоже спешила к столу, а Я так быстро у него появилась, что она не успела вовремя затормозить. Я как раз дотянулась до "Бликов", когда она впечаталась мне лбом в шею. Тогда Я и обратила внимание на то, что она не единорог. Иначе... ну, ты сама понимаешь.
Сглотнув, Я кивнула. Даже скользящий удар рогом может серьезно ранить. А прямое попадание рогом в шею, пусть даже слабое, вполне может привести к летальному исходу.
Закончив набирать еду, мы двинулись обратно к нашему столику.
– Я видела ее после этого еще пару раз, но дальше приветствий наш разговор не заходил. А потом мне уже нужно было уезжать, и Я ее больше не видела.
– Понятно, – ответила Я, прежде чем приступить к продолжению завтрака. Рассказ Сим отличался от того, что она сообщила мне в туннеле, только обилием деталей, которые не давали никакого намека на то, что же мне следует делать дальше. Как бы Я ни была ей благодарна за помощь, ее история оказалась для меня бесполезной. Впрочем, Симби сама это понимала.
– Извини, что не могу рассказать тебе ничего более конкретного, – поникла она. – У меня тогда была мысль познакомиться с ней, но как-то случая не представилось.
– Эй, извиняться тебе не за что, – подбодрила Я ее. – Ты же не знала, что это могло быть полезным в будущем. Так что давай не будем думать о том, что могло бы быть, если бы тогда все произошло по-другому, и подумаем, как ее теперь отыскать.
– Хорошо. У тебя есть какие-нибудь идеи?
– Кроме той, о которой Я тебе говорила в номере, пока нет. А у тебя?
Прежде, чем ответить, она задумчиво съела несколько ломтиков жареной картошки и запила ее морковной газировкой.
– Одна мысль есть, – начала она. – Она довольно очевидная, но результат зависит от везения. И что делать, если не повезет, Я пока не придумала.
– Так что за мысль?
– Поспрашивать персонал, не помнят ли они чего. Если повезет, то кто-нибудь, может, что-то вспомнит. Но есть приличная вероятность того, что за три года он поменялся, и никто ничего не знает.
– Может быть, – согласилась Я. Обдумав немного ее идею, Я добавила:
– Но пока что это лучшее, что мы можем сделать. Так что, Я, наверное, займусь этим, сразу после завтрака.
– Тогда желаю удачи, – улыбнулась мне безрожка. – Я пока попробую придумать, что нам делать, если твои поиски не дадут результата. И схожу за новыми припасами.
– Хорошо. А Я, если что-то выясню, сразу дам тебе знать.

***

В общем, Сим оказалась права. Я потратила почти полдня на то, чтобы обойти гостиницу и спросить у каждого встречного пони, не доводилось ли им раньше встречать пони с радужной гривой, и если да, то не знают ли они чего-либо про нее. Я спрашивала не только персонал гостиницы, потому что если его состав изменился, среди постояльцев могли оказаться постоянные клиенты, которые могли видеть мою маму. В итоге оказалось, что большая часть никогда не видела Радужногривых до меня, а остальные, даже если и вспоминали, что видели кого-то похожего, ничего конкретного сказать не могли. Единственной пони, которую Я пока не спросила, была администратор, которая нас поселила. Я возлагала на нее особые надежды, ведь она следит за расселением гостей. Однако, придя в вестибюль, Я обнаружила, что ее нет – вместо нее за стойкой администратора стоял светло-синий безрогий пони.
– Я могу вам чем-нибудь помочь, мисс...? – обратился он ко мне, заметив мое приближение.
– Трин. Может быть, – Я была несколько растеряна от того, что застала тут не того, кого хотела, но сообразила, что это, в общем-то, и неважно. – Видите ли, Я кое-кого ищу. Единорожку, с такой же, как у меня, радужной гривой. Я знаю, что она останавливалась в этой гостинице. Возможно, вы можете что-то мне о ней сказать?
Лицо администратора приняло отстраненное выражение.
– Извините, мисс Трин, но ничем не могу вам помочь. Мы не разглашаем личной информации наших клиентов.
Черт. Что ж, подобного следовало ожидать. Но было что-то в его выражении, что заставляло меня думать, что он все же что-то знает. Или казалось, что оно было. В любом случае сдаваться Я была не намерена.
– Я понимаю, но, возможно вы знаете, куда она ходила или какие места посещала? Хоть что-нибудь не из личной информации?
Его выражение оставалось таким же непроницаемым. Похоже, одними расспросами тут делу не поможешь. Тогда попробуем применить метод Симби. Подойдя к нему ближе, Я добавила шепотом:
– Я заплачу даже за малейшую зацепку.
Администратор молчал некоторое время, обдумывая мое предложение. Затем, многозначительно посмотрев на меня и легонько кивнув в сторону охранника, он ответил:
– К сожалению, наша гостиница не предоставляет услуг подобного рода. Однако если вы хотите что-либо приобрести, мы можем предложить вам нашу фирменную брошюру. Думаю, ее материалы будут вам интересны.
Так, похоже, он все-таки принял мое предложение. То, как он выделил слово "материалы", не могло быть случайностью.
– И сколько стоит эта брошюра?
– Один момент, – жеребец переключился на свой монитор. – Одна брошюра стоит двести кредитов. Но, похоже, все имеющиеся в наличии брошюры уже зарезервированы другими гостями, а новый тираж запланирован только через три недели.
– Боюсь, Я не могу ждать столько времени, – заметила Я. Думаю, за три недели Я и сама что-нибудь выясню. – Нельзя ли как-то ускорить выход нового тиража?
– Думаю, это возможно, – кивнул администратор. – Но, боюсь, это потребует дополнительных расходов.
Кто бы сомневался.
– Думаю, четырехсот кредитов будет достаточно, чтобы выпустить один дополнительный экземпляр к трем часам дня. Надеюсь, такие сроки вас устроят?
– Вполне.
– Очень хорошо. Тогда суммарно с вас шестьсот кредитов наличными, и через несколько часов брошюра будет у вас.
Да уж, недешево. Но других вариантов у меня пока не было, так что придется заплатить. Тем более, что Я сама это предложила. Хорошо, что Я на всякий случай взяла наличность с собой.
– Договорились. Вот вам половина, – Я протянула единорогу три стокредовые купюры. – Остальное получите, когда материалы будут готовы.
На секунду он замялся, затем кивнул, и взял деньги.
– Хорошо. Когда все будет готово, Я пришлю сообщение на электронную почту вашего номера.
Ух ты. Не знала, что тут есть что-то подобное. Надо будет найти ее. Я уже собралась идти, чтобы заняться этим, но внезапная мысль заставила меня задержаться.
– А вы знаете, в каком номере Я остановилась?
– Знать такие вещи – моя работа, – улыбнулся он. – Не волнуйтесь, мисс Трин. В крайнем случае, Я найду вас лично.
Ладно, посмотрим. Он сказал, что до трех все будет готово, так что если в полтретьего Я все еще ничего не получу, это Я буду искать его лично. Попрощавшись с администратором, Я отправилась к себе в номер.
Первым делом Я хотела поделиться с Симби новостью о моем небольшом успехе, но когда Я вернулась в номер, ее там не застала. Похоже, она еще не вернулась из похода за припасами. Интересно, зачем она решила сделать это прямо сейчас? Думаю, мы могли бы заняться этим ближе к нашему отбытию из Иотноха, тем более, что неизвестно насколько мы тут задержимся. Может, она просто решила перестраховаться? Не знаю. Ну, как бы там ни было, рассказ о моем успехе придется отложить до ее возвращения. Тогда пока поищем электронный ящик нашего номера.
Запустив инфопанель, Я тут же обнаружила, что она отличается от тех, что мне доводилось видеть раньше. Вместо появления привычной световой проекции на стене над панелью сама стена в том месте, где должна была быть проекция, выдвинулась, повернулась, и встала на место обратной стороной, в которую был встроен монитор. Затем выяснилось, что для использования инфопанели не нужно было подключаться к панели через скафандр – это можно было сделать через монитор. Я выяснила это, когда решила протереть его от небольшого слоя пыли, который на нем образовался, и в результате что-то запустила. Когда Я все вернула обратно, то без труда нашла электронный ящик номера – его иконка находилась возле верхнего правого угла монитора. Интереса ради Я проверила его, но, как Я и ожидала, он был еще пуст.
Отойдя от панели, Я подошла к окну, размышляя над тем, что мне делать до прихода Симби или поучения сообщения от администратора. Можно было бы пойти прогуляться по уровню, но без карты или проводника Я тут наверняка потеряюсь. Я могла бы заняться скафандрами, однако, Сим о них уже позаботилась. Из-за яркого освещения спать мне совсем не хотелось, а наблюдать за происходящим снаружи хоть и было интересно в первый раз, теперь это было не так занимательно. Значит, остается только исследовать инфопанель. Может, удастся найти что-нибудь полезное. К примеру, подробную карту поселения.
Вернувшись к панели, Я стала искать все, что связано с навигацией по Иотноху. К моему удивлению, Я нашла не только карту, но и доступную для скачивания версию для скафандра, причем совершенно бесплатную. Я решила, что, скорее всего, подобного рода информация также входит в стоимость проживания в гостинице. Открыв карту, Я обнаружила, что на самом деле это была карта только трех верхних уровней поселения. Сначала меня это удивило. Зачем делать карту только части поселения, если может понадобиться попасть в ту часть, которой на ней нет? Но потом, посмотрев на обилие отмеченных достопримечательностей, магазинов, гостиниц и других полезных организаций и заведений на этих трех уровнях, Я поняла, что простым туристам в принципе ничего больше не нужно посещать. А если учесть размер уровней, то у них вообще не получится это сделать. Даже на уменьшенных поездах добраться из одного конца поселения в другой, должно быть, занимает порядка двадцати-тридцати минут.
Продолжая изучать карту, мне вдруг стало интересно, как далеко находится наша гостиница от вокзала. Раз делать мне было нечего, Я решила найти их на карте. С вокзалом проблем не возникло – он находился на крае нижнего из трех изображенных уровней и был достаточно большим, чтобы его можно было легко заметить. Найти же гостиницу было труднее – она была меньше и находилась где-то внутри среднего уровня. Чтобы найти ее, Я попыталась восстановить наш маршрут от вокзала, но хорошо Я помнила только его начало. Поэтому поиск гостиницы занял довольно длительное время. Я так увлеклась этим делом, что даже не заметила сообщение инфопанели о новом входящем сообщении. Я обратила на него внимание только после того, как обнаружила, что гостиница находится на противоположном конце поселения, относительно близко к краю среднего уровня, недалеко от входа в туннель "Необрушимый". (Между прочим, оказалось, что от вокзала до гостиницы по прямой чуть больше двух километров). Затем взглянув на часы и обнаружив, что мои картографические исследования заняли почти целый час, Я сразу кинулась проверять почту, где и обнаружила уже пришедшее письмо от администратора. Оно состояло всего из двух предложений: "Материалы, о которых Вы спрашивали, уже готовы. Вы можете их забрать в любое удобное для Вас время в приемной администратора". Что ж, отлично. Надев седельные сумки обратно, Я отправилась за анкетой мамы.

***

Поиск приемной занял некоторое время. Она оказалась небольшой комнатой расположенной в следующем за вестибюлем помещении. В ней было несколько шкафов, заполненных папками с документами, и пара столов с терминалами. За одним из них сидел уже знакомый мне администратор. На этот раз он приступил к делу сразу.
– Снова здравствуйте, мисс Трин. Вот, как вы и просили, интересующие вас материалы, – сдержанно улыбнувшись, он похлопал передним копытом по небольшой стопке бумаг, лежавшей на столе перед ним. – Как только вы внесете за них оставшуюся часть оговоренной суммы, Я буду рад передать их в ваше распоряжение.
Подойдя ближе, Я обнаружила, что то, что Я приняла за стопку бумаг, на самом деле было небольшой печатной книжкой. Судя по ее виду, она была либо только что напечатана, либо очень бережно хранилась с момента издания. На обложке Я смогла разобрать надпись: "Управление гостиницей: 50 важных моментов". Погодите... Он что, действительно раздобыл мне брошюру?!
– Эм... Мне кажется, что это не совсем те материалы, которые меня интересовали, – осторожно отметила Я, переводя взгляд с брошюры на жеребца. В ответ на мои слова он улыбнулся шире, а его лицо приобрело какой-то снисходительный вид.
– Верно, – кивнул он, складывая копыта перед собой. – Это не совсем то. Вам даже может показаться, что это совсем не то, однако это не так. Видите ли, ответ на интересующий вас вопрос содержится здесь. Если вы сядете где-нибудь, где вас никто не будет отвлекать, и внимательно ее прочтете, Я уверен, что вы найдете на него ответ. Однако, если материалы нашей гостиницы вас больше не интересуют, что ж... – он развел копытами. – В таком случае, если у вас нет каких либо жалоб или предложений, могу только пожелать вам приятного пребывания в нашей гостинице.
Так, если Я правильно поняла смысл сказанного, анкета моей мамы находится внутри этой брошюры. Странно, почему он просто не сказал, что она там? Ведь тут, кроме нас, никого нет. Может, тут ведется видеонаблюдение, и он не хочет подставляться? Впрочем, это неважно, лишь бы результат был.
– Нет, что вы, – запротестовала Я. – Очень даже интересуют. Если все, что мне нужно, находится в этой брошюре, то Я с радостью приобрету ее. Вот, возьмите, – Я достала из седельной сумки три сотни кредов и положила их на стол. Пересчитав их и убедившись, что все в порядке, он пододвинул брошюру ко мне.
– С вами приятно иметь дело, мисс Трин. Обязательно приходите, если вам понадобится что-нибудь еще.
Кивнув, Я попрощалась и отправилась обратно в номер, сгорая от нетерпения и любопытства. К моменту моего возвращения Сим уже вернулась из похода за продуктами, и теперь раскладывала их.
– Привет! Ну как, удалось узнать что-нибудь? – поинтересовалась она, как только Я вошла.
Убедившись, что в коридоре никого нет и закрыв за собой дверь, Я достала брошюру и начала ее перелистывать, попутно рассказывая Сим, о результатах своих поисков. Так как Я опустила подробности моего почти безрезультатного опроса, Я закончила еще до того, как обнаружила вложенный в брошюру согнутый вдвое лист. Развернув его, Я обнаружила, что это была не анкета, а записка.
"Заранее прошу прощения за то, что не смог выполнить вашу просьбу так, как вы того хотели. Возникли некоторые обстоятельства, которые сделали это невозможным. Поэтому найти интересующую вас информацию вам предстоит самостоятельно. Приведенные ниже логин и пароль дадут вам доступ к панели администрирования гостиницы, откуда вы сможете просмотреть ее электронный архив. Все, что вам нужно, находиться там. Однако вам следует поторопиться – пароли обновляются в конце каждой смены, а на момент написания этого сообщения до конца текущей смены остается менее двух часов. И последнее – если вы попробуете что-либо изменить на панели, то система вас тут же заблокирует. Желаю удачи в ваших поисках". Дальше шли логин с паролем, а также короткая инструкция о том, куда нужно переходить в инфопанели, чтобы получить доступ к архиву.
– Что там? – поинтересовалась Сим, подходя сбоку и заглядывая в записку. – На анкету вроде не похоже.
– Мне дали доступ к архиву, чтобы Я сама могла ее отыскать, – объяснила Я. Хотя это было не тем, чего Я ожидала, но могло оказаться довольно полезным.
– Хм, тут сказано, что на момент написания до смены пароля оставалось меньше двух часов, – отметила Симби. – Как давно ты получила брошюру?
– Около пяти минут назад. Но до этого Я пропустила сообщение о том, что ее можно забрать, и вышла позже минут на пятнадцать.
– Понятно, – кивнула она. – Тогда у нас есть где-то полтора часа на то, чтобы найти анкету твоей мамы. Не думаю, что это займет так долго, но все равно лучше поспешить.
Я согласилась, и запустила инфопанель. Доступ к панели администрирования отеля открылся почти мгновенно. Там было много всяких разделов и возможностей, но Я их не читала, а сразу перешла в раздел "Архив". В архиве тоже было несколько разделов, которые, кроме анкет посетителей, относились к разного рода отчетам. Перейдя в раздел с анкетами, Я обнаружила, что их тут очень много. Три тысячи пятьсот двенадцать, если верить счетчику. Хорошо, что мне не нужно проверять каждую. Так как анкеты были названы именами постояльцев и отсортированы в алфавитном порядке, мне достаточно было найти имя "Трин". Ее ведь тоже так звали. Сначала Я хотела прокрутить список до имен на букву "Т", но вскоре поняла, что это будет слишком долго. Поэтому Я вбила имя в строку поиска, и через секунду на инфопанели осталась всего одна анкета. Отлично! Переполненная предвкушением того, что сейчас Я узнаю, где искать маму, Я открыла анкету, и... застыла в изумлении и неверии. Эта была не анкета моей мамы. Это была моя анкета. В ней были все данные, которые администратор внесла сегодня утром, плюс еще пара полей, вроде какой по счету раз Я тут остановилась или какой номер Я сняла. Тут даже фотография моя была. Конечно, в этом был смысл. Я тут остановилась, и меня внесли в общую базу. Но куда тогда делась анкета моей мамы? Она точно останавливалась здесь, Сим подтвердила это. В чем тогда дело?
– Что там такое? – поинтересовалась Симби, заметив мою реакцию.
– Я не могу найти анкету мамы. Смотри, тут только моя есть.
– Хм, действительно, – согласилась она, просмотрев архив анкет. – Тут и правда останавливалась только одна Трин, и это ты.
– Но как такое может быть? Мама ведь тоже здесь была, так ведь?
– Конечно! – заверила меня Сим. – Но, может, она назвалась другим именем?
Я еле удержалась, чтобы не сделать фейсхуф. Это было так очевидно! Более того, она могла намеренно сменить имя после побега из Санни Тауна. Удивительно, как Я сама до сих пор об этом не задумывалась.
– И как нам тогда найти ее анкету? – Я чувствовала, как ко мне медленно начинает подступать паника. – Вряд ли нам удастся угадать, каким именем она назвалась или проверить все анкеты до того, как закончится смена.
Черт, кажется, теперь Я понимаю, по каким причинам администратор не нашел анкету!
– Спокойно, у меня есть идея, – переняла инициативу Сим, подходя к инфопанели. – Нам нужно проверить не всех постояльцев, а только тех, что были тут на момент моего предыдущего посещения Иотноха. Так, по-моему, тут как-то можно в поиске указать дату...
Дату действительно можно было указать – в режиме расширенного поиска. Уточнив период прошлого пребывания в своей анкете, Сим вывела список тех, кто остановился в гостинице в это время. Без учета Сим вышло всего тридцать семь пони. Но нам даже не пришлось проверять их всех – Я сразу обратила внимание на имя "Рейнбоумэйн" в конце списка.
– Сим, кажется, мы ее нашли.
Открыв анкету, Я убедилась, что это действительно так. Пони, смотревшая на меня с фотографии, была более взрослой версией меня. Если бы не рог, Я была бы ее точной копией (Похоже, что рог – это единственное, что досталось мне от отца). И хотя Я еще была далека от того, чтобы найти ее, меня наполнило чувство радости и удовлетворения от того, что Я наконец-то достигла в своих поисках чего-то конкретного. Однако Сим была другого мнения на этот счет.
– Мне очень жаль, Трин. Похоже, мы все-таки зашли в тупик.
Ее заявление было настолько неожиданным, что мне понадобилось некоторое время, чтобы осознать его.
– Чт.. что? Ты о чем?
– Прочти анкету.
Переведя взгляд обратно на инфопанель, Я бегло пробежалась по пунктам анкеты. И обнаружила, что только часть из них была заполнена. Кроме обязательных полей вроде имени, номера и шифра пропуска в Иотнох, ничего больше указано не было. Вот тут ко мне и пришло леденящее понимание того, что ни адрес, ни цель визита не были обязательными полями. Эти графы остались пустыми и мы не имели не малейшего представления, где искать ее дальше. Все мои усилия оказались бесполезными. От осознания этого Я вся поникла.
– Эй, Трин, не отчаивайся, – неуверенно попыталась подбодрить меня Сим. – Еще не все потеряно.
– Разве? У нас больше нет никаких вариантов.
– Ничего подобного. Во-первых, у нас пока есть доступ к панели администрирования. Пока нас не отключило, можно попробовать выудить из нее что-нибудь еще. И, во-вторых, помнишь, за завтраком Я говорила, что подумаю над тем, что делать, если расспросы ничего не дадут?
– Помню. И... ты придумала?
– Да, придумала. Это, скорее всего, тоже ничего не даст, но попробовать стоит. В общем, идея такая. Ты очень похожа на Рейнбоумэйн, и поэтому если у нее в Иотнохе были знакомые, то при виде тебя они, скорее всего, как-то отреагируют. Если это произойдет, мы сможем расспросить их о ней и выяснить, где ее искать дальше. Но так как мы никого из них не знаем, тебе придется бродить по Иотноху, в надежде, что тебя кто-нибудь заметит.
Ее предложение напоминало мои фантазии о том, как меня сразу узнают на вокзале или в гостинице, только имело намного больший масштаб.
– Ты правда думаешь, что это может сработать? – недоверчиво спросила Я. Если даже в архиве гостиницы, в которой она жила, о маме не было практически никакой информации, как можно было рассчитывать, что Я обнаружу что-то полезное, просто шатаясь по городу?
– Думаю, что может, – подтвердила Симби. – И в чем большем количестве мест ты побываешь, тем больше вероятность, что на тебя кто-нибудь обратит внимание. Начни пока с окрестностей, а Я тем временем попробую порыться в панели администрирования.
Ладно, почему бы и нет? Вдруг и правда сработает. Даже если нет, то все равно это лучше, чем сидеть и киснуть в номере от несбывшихся ожиданий. Карта у меня уже есть, так что одна не заблужусь. Заодно и поселение осмотрю. Отбросив усилием воли окутавшую было меня хандру, Я стала собираться.

***

К моменту, когда Я выходила из гостиницы, Я уже полностью успокоилась и вернула способность логически мыслить. Сим была права – встретить знакомых мамы было вполне возможно. Особенно если учесть наше с ней сходство. Правда, была в этом одна загвоздка – чтобы кто-нибудь мог признать во мне мою маму, нужно, чтобы они могли свободно меня видеть, что исключало возможность путешествия в скафандре. Если подумать, то на вокзале меня могли не узнать именно из-за него. Даже с открытым шлемом рассмотреть мою радужную гриву можно было только с близкого расстояния, и то, если смотреть на меня спереди. Но в скафандре была карта, без которой Я не смогу ориентироваться в поселении. Поэтому мне сначала нужно было раздобыть версию карты, которую Я могла бы взять с собой. Самым подходящим вариантом было пойти в ближайший магазин сувениров и купить ее там. Предварительно посмотрев по карте скафандра, где в районе гостиницы можно найти такой, Я первым делом отправилась туда. Приятным сюрпризом стало то, что приобретенная карта (вернее электросвиток с картой) была более полной, чем гостиничная. Кроме трех верхних уровней на ней были указаны также подробные планы средних и нижних жилых уровней. Между жилыми уровнями находились служебные, но на их планах было изображено меньше деталей, в основном планы основных проходов и названия отсеков. Некоторые уровни вообще не имели плана, только название и примечание, что без особого разрешения на них не пускают. В целом же Иотнох по форме напоминал закругленный сверху цилиндр. На оси этого цилиндра была еще одна структура, напоминающая объемный восклицательный знак. Этот знак проходил через все уровни поселения, однако что это такое и для чего нужно, не пояснялось. Рассудив, что обойти все жилые уровни за раз для меня будет чересчур, Я решила ограничиться верхними. Еще раз изучив их планы, Я наметила маршрут через жилые кварталы и самые большие и известные (насколько Я могла судить по описанию в карте) достопримечательности. По моему предположению, на таком маршруте Я встречу максимальное количество пони, что повышало вероятность того, что меня кто-нибудь узнает. Спрятав карту, Я направилась к первой достопримечательности.

***

Мое путешествие по Иотноху продлилось до самого утра. Я бы не стала намеренно гулять по нему всю ночь, если бы ее наступление хоть как-то обозначалось – яркость освещения уровней за сутки никак не изменилась. Оказалось, что свет тут никогда не гаснет, а пони живут и работают посменно. Зато мне удалось обойти все верхние уровни, как Я того и хотела. Правда, Я очень много прошла пешком, ведь так меня могли заметить еще больше пони. Удивительно, но уставала Я от этого намного медленнее, чем обычно – похоже, постоянное яркое освещение заставляло меня быть более бодрой. К сожалению, не смотря на все мои усилия, никто так и не дал мне понять, что Я кажусь им знакомой. Это, кончено, немного огорчало, но зато Я много чего интересного увидела и узнала. Иотнох был в своем роде уникальным. Тут на каждом шагу было что-то интересное, за исключением, пожалуй, жилых районов. Повсюду были огромные экраны, каких Я не видела даже в Атриум-Сити, рекламирующие различные товары и услуги. Кроме них, тут еще очень часто встречались различные скульптуры и фонтаны. Складывалось впечатление, что Иотнох – это просто огромный склад достопримечательностей, набитый ими чуть ли не под завязку. Но самые интересные из них находились у центральных площадей каждого уровня. Это были музеи истории и технологий Иотноха, Храм Последнего и Ресгенский университет. В самом центре находилось правительственное здание Иотноха, которое проходило через все три уровня и опоясывало верхнюю часть той структуры, которая находилась в центре поселения. Попасть туда было невозможно, так как на расстоянии пятидесяти метров от здания было включено защитное поле. Сквозь него можно было пройти только в определенных местах, но никого, кроме членов правительства туда не пропускали. Хех, что-то мне это напоминало.
Раз посмотреть на штуку в центре уровня вблизи мне не светило, Я решила подробнее осмотреть другие достопримечательности. Храм оказался ближе всех, поэтому Я начала с него. Народу там было очень много, так что внутрь Я не попала. Просто помаячила некоторое время перед входом, чтобы меня могли заметить. Зато из проходивших мимо экскурсий мне удалось узнать, что здесь хранится то, что осталось от Последнего после его битвы с Королевой Ночи. Это было довольно любопытно, но Я сомневалась, что там много чего осталось. Иначе внешность Последнего не вызывала бы таких споров.
Следующим был университет. Вот это было то место, где бы Я хотела побыть подольше. Подумать только – здесь можно изучить все, что на данный момент известно пони. Кто бы в здравом уме отказался от такого? К сожалению, у меня сейчас не было времени, чтобы узнать, как поступить туда, но Я решила, что когда выясню, где искать маму, обязательно вернусь сюда. Побродив между его корпусов около часа, Я решила, что пора идти дальше.
В музее технологий было довольно интересно. Хотя там и не рассказывали о принципах работы многих представленных устройств, история развития технологий до и после появления Последнего была весьма увлекательной, пусть Я уже была с ней частично знакома. Но, как ни странно, больше меня захватил музей истории, в котором рассказывали о более чем тысячелетней истории существования Иотноха. Вообще, благодаря тому, что Я в нем услышала, Я поняла, почему его жители так чтят Последнего и считают себя избранными им. Дело в том, что до появления Последнего Иотнох был огромной черной пустотой, которую считали обителью страхов и кошмаров, и куда изгоняли провинившихся пони из соседних поселений. Однако стоило Последнему прийти в это место, как сразу же появился и свет, и вода, и воздух. Всего за пять лет из жеребячьей страшилки Иотнох превратился в процветающее поселение, ставшее домом для сотен пони. Они получили то, о чем даже не осмеливались мечтать и были бесконечно благодарны за это. Их потомки также разделяли эту благодарность – благодаря Последнему, Иотнох стал и остается крупнейшим производителем и поставщиком электроэнергии на всей Луне. Богатство и благополучие, которые Я видела вокруг, были прямым следствием этого. Так что неудивительно, что жители Иотноха были весьма высокого мнения о Последнем.
Побродив по центральным частям уровней еще немного, Я направилась обходить оставшиеся жилые кварталы. По плану мне оставалось обойти их, посмотреть, что из себя представляет "Необрушимый туннель", и затем вернуться в гостиницу. Но на деле все вышло несколько иначе. По пути через спальные районы Я наткнулась на отделение Транслунного банка. Учитывая то, что после экскурсий и приобретения буклета наличных у меня практически не осталось, Я решила обналичить тысячу кредитов. Пока Я стояла в очереди за деньгами, то ощутила, насколько Я проголодалась и устала от хождения по уровням. Поэтому Я сняла в два раза больше денег, чем планировала, и устроила себе небольшой перерыв. Перекусив в ближайшем кафе, Я стала искать место, чтобы дать ногам передохнуть. Тут-то мне и попалась на глаза вывеска с предложением глубоко расслабляющего мышцы массажа от одного из спа-салонов Иотноха. Звучало это замечательно, да и сам салон, судя по карте, был довольно близко. Так что Я решила сделать своим мышцам небольшой подарок. За месяц моего путешествия они не часто бывали в расслабленном состоянии, так что они это заслужили. На деле же оказалось, что кроме глубокого расслабления мышц Я получила еще сеанс полноценного ухода за гривой и шерсткой. Обошлось мне все это удовольствие почти в тысячу кред, но оно того стоило. И Я подозреваю, что на каком-то этапе Я все-таки отключилась, потому что вышла Я из спа более бодрой, чем вошла.
Но это было примерно в середине моего путешествия. А сейчас, после обхода остальной части поселения, Я снова валилась с ног от усталости и голода. Я серьезно подумывала о том, чтобы оставить посещение "Необрушимого" на следующий раз, но та часть меня, которая любила доводить начатое до конца, была против этого. В споре с ней мы сошлись на том, что Я все же посещу его сейчас, но долго задерживаться не буду. В гостинице скоро должен был начаться завтрак, и Я не хотела его пропускать.
Мое посещение туннеля (вернее, входа в него) было относительно коротким. Первым делом Я узнала, что он просто огромный – его размеры были настолько большими, что попасть в него можно было с каждого из трех верхних уровней. Он напрямую связывал Иотнох с Катапультой и был главным торговым маршрутом между ними. Перед его входами находились целые железнодорожные развязки, доставляющие пони и товары к нему и из него. Из-за его аномальных размеров в нем могло уместиться до десятка составов, направляющихся в разные стороны, причем рельсы, по которым они двигались, не крепились к стенам туннеля, а каким-то образом были подвешены в его объеме. Если честно, Я смутно представляла, как это было сделано. Что касается его названия, то "Необрушимым" он назывался потому, что стены этого туннеля состояли из вещества энергетической связи, которое дает энергию для силового поля, окружающего стены туннеля. То есть, стены генерируют вокруг себя силовое поле, которое их поддерживает. Многие пытались пробиться сквозь поле до ВЭС, но пока еще никто не преуспел в этом – поле работает чрезвычайно стабильно. Поэтому стены туннеля никак повредить, а, значит, и обрушить, не получится. Это, безусловно, было очень интересно, но сейчас меня волновали только завтрак и сон. Убедившись, что моя нужно-довести-план-до-конца часть удовлетворена, Я вернулась обратно в гостиницу. Взяв свой ключ от номера у портье, Я направилась в столовую.
Народу там было больше, чем в прошлый раз, но не сильно много. Я взяла себе полный поднос свежих овощей и фруктов и села за ближайший свободный столик. Но не успела Я приступить к завтраку, как откуда ни возьмись, передо мной появилась Симби.
– Привет! Ты где была? Я тебя уже обыскалась.
Пожалуй, это был несколько странный вопрос, учитывая, что она сама посоветовала мне пройтись по поселению.
– Я ходила по Иотноху. Как ты и говорила.
– Всю ночь?
– Похоже, что да. Я же не знала, что тут нет ночного режима освещения.
– Понятно, – кивнула Сим. – Наверное, все поселение обойти успела?
Я покачала головой.
– Куда там. Я обошла только верхние три уровня, и теперь у меня ноги отваливаются.
– Это тоже немало, – заметила она. – Ладно, сейчас Я возьму чего-нибудь пожевать, и вернусь.
Пока Сим ходила, Я успела съесть свой завтрак. Теперь, когда мой желудок был доволен, Я чувствовала себя чрезвычайно уютно и была готова заснуть прямо за столиком. И, скорее всего, Я так и сделала, потому что не заметила возвращение Симби. Хотя, возможно, она специально ко мне подкрадывалась.
– Ну что, Трин, как успехи? – спросила она и, не дожидаясь ответа, принялась за еду.
Пока она ела, Я вкратце рассказала ей, где Я успела побывать, и что узнала. Так как положительных результатов не было, Я, в основном, делилась своими впечатлениями, которые были очень даже положительными. Что бы мне ни рассказывала до этого Сим, Иотнох мне понравился. Пока Я говорила, Сим только слушала и порой кивала. Когда Я закончила, то поинтересовалась, вышло ли у нее узнать что-нибудь через инфопанель.
– Кстати, да. Я тебя искала как раз по этому поводу.
Что ж, это было неожиданно.
– В общем, – продолжила она, понизив голос, и наклонившись ко мне. – Через панель администрирования Я просмотрела активность инфопанели номера Рэйнбоумэйн за тот период, пока она в нем жила, и обнаружила, что она довольно активно пользовалась внешней электронной почтой. Порывшись еще немного, Я смогла выудить адрес ее почтового ящика. Сделала Я это почти впритык – через пару минут после того, как Я узнала ее адрес, система обновилась и отрезала мне доступ. И мне ничего не оставалось, кроме как попытаться взломать тот почтовый ящик. Скажу тебе, пробиться через защиту было довольно непросто, но мне все же это удалось. Правда, ей за три года туда наприходила куча спама, а все свои переписки она удалила. Осталось только одно письмо, которое пришло после ее отъезда, и которое она так и не прочитала.
– И что там было? – поинтересовалась Я, затаив дыхание. То, что сделала Сим, было просто невероятно. Как только Я услышала про почтовый ящик, сон будто копытом сняло. И сейчас меня снова переполняло предвкушение, что мне вот-вот откроется… нечто. Но оно не открылось.
– Я не знаю, – призналась Сим. – Не хотела открывать его без тебя. Что бы там ни было, ты имеешь право увидеть это первой.
Черт. Это было очень приятно и в то же время сильно разочаровывало. Я бы пережила, если бы она посмотрела письмо без меня.
– Ну, теперь ты меня нашла. Пойдем, посмотрим, что там?

***

Мы были в номере уже через пару минут, но из-за переполняющего меня любопытства они показались вечностью. Когда Сим запустила инфопанель, Я уже думала, что сейчас-то Я точно все узнаю. Но все оказалось совсем не так. Поработав с инфопанелью около минуты Сим повернулась ко мне, явно обеспокоенная чем-то.
– Трин, у нас проблема.
– Что? Какая?
– Почтовый ящик твоей мамы оказался более защищен, чем Я думала. Похоже, что если долго в нем не совершать никаких действий, он автоматически блокируется. Потому что сейчас он заблокирован, хотя Я не выходила из ее профиля.
– И теперь его придется взламывать заново?
Похоже, мой вопрос заставил Сим нервничать немного сильнее.
– Не совсем. Я уже знаю, что его разблокирует, но мне придется сделать это еще раз.
Фух, а Я уже испугалась.
– Тогда сделай, – попросила Я. И, подумав, что мне, возможно, пригодятся навыки в обходе защиты компьютеров, добавила: – Если Я могу тебе чем-то помочь в этом, ты только скажи.
– Боюсь, с этим ты мне не сможешь помочь, – ответила Сим, смотря куда-то в сторону.
– О. Вот как, – замялась Я. – Тогда... можно Я просто постою в сторонке и посмотрю, что ты делаешь?
Безрожка оценивающе посмотрела на меня, но не ответила. Поэтому Я на всякий случай добавила:
– Если тебе нужно сконцентрироваться, а Я своим присутствием буду тебе мешать, то Я подожду снаружи, пока ты не закончишь.
Я уже собралась идти к выходу, когда Сим наконец-то заговорила.
– Не надо, – со вздохом начала она. – Ты мне не помешаешь, и Я думаю, что тебе можно доверить эту небольшую тайну.
Я повернулась, готовая пообещать, что никому ничего не расскажу, но она продолжила прежде, чем Я успела хоть что-то сказать.
– Видишь ли, на этом ящике стоит довольно необычная защита. Для того, чтобы получить доступ к данным, не нужно вводить пароль. Система сама определяет, кто перед ней находится – владелец ящика или посторонний. К счастью, для этого она выполняет только цифровое сканирование изображения пользователя, который пытается получить доступ к ящику, а не какое-нибудь специфическое распознавание сетчатки глаза, иначе Я так бы и не смогла получить доступ. Но благодаря фотографии в анкете, Я смогла изменить себя так, чтобы система подумала, что Я – это Рэйнбоумэйн.
– Изменить? Что ты... – начала Я, но застыла с открытым ртом, когда увидела, что Сим начала меняться.
Вернее, начала меняться ее окраска. Волной, идущей от копыт до холки, ее шерстка стала становиться более светлой и как бы выцветать, становясь светло-серой. Цвет ее гривы и хвоста тоже начал меняться, но гораздо медленнее. В отличие от шерстки, их расцветка менялась от корней к кончикам и имела ярко выраженный радужный окрас. Через пару минут ее перекраска закончилась и передо мной стояла вылитая копия мамы.
– О.. ого, – Я не знала, как реагировать на увиденное. С одной стороны это было невероятно круто, а с другой – пугало до чертиков. – Как ты это сделала?
– Ну, это долгая история, – улыбнулась она. – Думаю, однажды Я ее тебе расскажу. Пока можешь считать это своего рода магией.
Пожалуй, такое объяснение Я могла принять. В конце концов, если единороги могут обладать магией, пусть это и редкость, почему бы и безрогим пони иногда не обладать ею?
– Хорошо, – кивнула Я, принимая ее ответ. – Значит, ты можешь принимать облик других пони?
– Не совсем. Я могу изменять свой внешний вид, и если постараться, могу стать похожей на конкретную пони. Ладно, иди сюда, – сменила она тему. – Доступ открыт, теперь можно наконец-то прочитать то письмо.
Я подошла к инфопанели, но не успела Я толком посмотреть в содержимое электронной почты, как меня посетила догадка.
– Погоди секунду. Моя фотография, которую ты раздобыла в Вэджетлайфе… Она ведь не моя, верно?
– Да, так и есть, – призналась она. – Это была Я.
Ладно, с этим разобрались. Теперь посмотрим, что там за письмо.
Я ожидала обнаружить на почте кучу спама, но Симби, видимо, уже позаботилась об этом, так как в разделе "Входящие" осталось только одно письмо. Указанный отправитель имел довольно странное имя – PPT-L7/12 – но указанная тема была вполне понятной: "Дружеский совет". Содержание письма было следующим:
"Здравствуйте, миссис Рэйнбоумэйн!
Это ваш коллега и вечный должник. Я разыскал ваш адрес, чтобы сказать вам две вещи. Во-первых, Я бесконечно благодарен вам за то, что вы для меня сделали. Очень жаль, что Я не смог поблагодарить вас лично, но возникли некоторые обстоятельства, из-за которых меня теперь разыскивают. И это приводит ко второй вещи, о которой Я хотел сказать. На самых нижних уровнях что-то случилось. Пока не знаю что, но, думаю, что скоро все само всплывет в новостях. В любом случае охрана стала задерживать всех, кто спускался на нижние подстанции и на соседние с ними уровни за последние две недели. И, поверьте моему опыту, им лучше не попадаться. Особенно, если вы не местная – вас просто заставят взять всю вину на себя, как это уже неоднократно случалось. Так что если вы все еще в Иотнохе, как только прочитаете это сообщение, пожалуйста, уходите. Пока на верхних уровнях все тихо, вас не станут задерживать. Но если вдруг что-то пойдет не так, вы знаете, где меня найти. На всякий случай Я буду ждать вас там в течении трех дней.
С уважением,
Ваш новый друг.
П.С. Если вас когда-нибудь снова занесет в Иотнох, и вам будет нужна моя помощь, вы сможете найти меня там же".
Что ж, это письмо оказалось больше разочаровывающим, чем вдохновляющим. Кто бы его ни отправил, он не дал никакой информации посторонним о том, как найти себя или мою маму. Что, в принципе, было довольно разумно, учитывая содержание письма. Единственной зацепкой было то, что мама спускалась на уровень нижних подстанций, что одновременно было и плохо, и хорошо. Плохо потому, что согласно купленной мной карте на этот уровень просто так не пускали, и разведать там что-либо у нас вряд ли получилось бы. Хорошо было потому, что маму тоже не пропустили бы просто так. Значит, у тех, кто давал ей разрешение на проход, могла остаться о ней информация. Но опять же, ее могут нам не отдать, да и вообще пока неизвестно, к кому за ней обращаться. Но это была хоть какая-то подсказка.
Что касается Сим, из текста письма она сделала несколько другие выводы.
– Вот черт, – начала она, повторяя мои собственные мысли. Но на этом совпадения закончились. – Трин, похоже, мне придется искать информацию о твоей маме самостоятельно. По крайней мере, до тех пор, пока мы не покинем Иотнох.
Сказать, что ее заявление меня удивило, было бы сильным преуменьшением.
– Что? Почему?!
– Да потому что, если верить этому письму, служба безопасности стала искать Рэйнбоумэйн. И так как ты слишком на нее похожа, тебя, скорее всего, задержат при первой возможности. А с учетом твоей длительной экскурсии по верхним уровням вообще удивительно, что этого еще не случилось.
– Погоди, это же было три года назад, – рассудила Я. – Что бы там ни случилось, не поздновато ли виновных искать? Тем более что их, скорее всего, нашли давно. Поэтому охрана меня и не тронула.
– Это, конечно, возможно, – согласилась она, отходя от инфопанели и задумчиво глядя в окно. – Но это же Иотнох. Тут всегда нужно быть начеку. Поэтому давай лучше не будем рисковать.
– И что мне тогда делать? Сидеть все время в номере?
– Это, конечно, был бы оптимальный вариант, – улыбнулась безрожка, – но нет. Только пару дней, может вообще один. Я подыщу тебе какую-нибудь маскировку для прогулок снаружи.
Что ж, один день – это еще куда ни шло. Тем более что Я все равно большую его часть собиралась проспать – так как любопытство, подстегивавшее меня, уже иссякло, усталость от суточного похода снова давала о себе знать.
– Ладно, – кивнула Я, сдерживая зевок. – Один день потерплю. А что ты будешь делать, пока Я жду?
– Кроме поиска маскировки? Думаю, сейчас пойду, проверю место, откуда было отправлено это письмо. Хотя маловероятно, что общедоступный почтовый терминал может чем-то помочь три года спустя, его проверка делу не повредит.
– Какой терминал? – переспросила Я.
– Почтовый. Знаешь, не у всех есть доступ к инфопанели, поэтому для отправки писем используются общедоступные почтовые терминалы. Обычно их всего пару-тройку штук на поселение, но из-за размеров Иотноха их тут с десяток на каждом жилом уровне. Наше письмо было отправлено с двенадцатого терминала на седьмом уровне.
Я кивнула. За время нашего путешествия по зоне Иотноха Я не раз сталкивалась с дефицитом инфопанелей. Создание общедоступных терминалов для обмена письмами казалось в этом свете вполне разумным.
– Еще Я думаю заглянуть к некоторым знакомым, которые имеют дело с нижними электростанциями, – продолжала она. – Может, они чем-то смогут помочь. Да, и еще кое-что! – встрепенулась Сим, словно вспомнив что-то. – Я изменю параметры распознавания почтового ящика Рэйнбоумэйн, чтобы ты могла сама в него заходить, – она вернулась к инфопанели и стала быстро водить по ней копытами. – Вот, стань сюда, пожалуйста, и посмотри в центр экрана. Так... Отлично! Все, теперь Я буду писать тебе сюда, если узнаю что-то новое.
– А ты не могла просто сделать новый ящик?
– Могла, но зачем? У этого очень надежная защита. Не думаю, что его взломают, если, конечно, взломщики не могут менять свою внешность. А это очень маловероятно.
Я пожала плечами. В конце концов, это не было так уж важно. Особенно на фоне вернувшейся усталости. Оставив Симби заниматься инфопанелью, Я приступила к выполнению своего плана из двух пунктов: сходить в душ, а затем лечь спать. Пока Я этим занималась, Сим ушла на разведку, сказав не забывать проверять почту.

***

Когда Я проснулась, Сим еще не было. Или она приходила и снова ушла. Но так как с ее ухода ничего не изменилось, Я склонялась к первому варианту. Повалявшись в кровати еще несколько минут, Я поняла, что снова заснуть Я не смогу, поэтому придется ждать ее возвращения в сознании. Смирившись с этим, Я встала с кровати и побрела к окну, чтобы поднять роллеты. Не смотря на то, что Я была еще сонной, Я подняла их слишком резко, и хлынувший в комнату свет на секунду ослепил меня, подстегивая мое восприятие и рассеивая остатки сонливости. Ну вот, теперь Я была абсолютно бодрой и при этом совершенно не знала, чем заняться до возвращения Сим. Судя по времени, скоро уже должен был начаться ужин, но есть мне не хотелось. На всякий случай Я проверила почту, и обнаружила, что есть непрочитанные письма. Вот только были они не на почтовом ящике мамы, а на внутренней почте инфопанели. Как оказалось, это были сообщения о списании с моей банковской карты и карты Симби сумм в сто кредитов за проживание в гостинице. Таких сообщений было уже четыре – два пришли вчера и два сегодня. Что ж, это проясняет возникавшие у меня вопросы относительно стоимости проживания в номере и способа ее оплаты. Больше никаких писем не было, поэтому от нечего делать Я перечитала письмо неизвестного доброжелателя, но ничего нового оно мне не сказало. Эх, если бы удалось узнать, что случилось на нижних уровнях, и были ли потом найдены причастные к этому, мне бы не пришлось торчать тут неизвестно сколько времени. И хотя Я была уверенна, что инцидент давно исчерпан, без доказательств Я не решалась нарушить данное Сим обещание ждать ее здесь. Так что... стоп, минуточку. А что мне мешает узнать? В письме неизвестный сказал, что, скорее всего, "детали вскоре всплывут в новостях", так? Но с тех пор уже три года прошло, значит, все уже давно всплыло! И мне только нужно найти нужное происшествие в архиве новостей. Если, конечно, к нему можно было получить доступ через инфопанель.
К счастью, это оказалось возможным, и на этот раз даже не потребовались логин с паролем. Уже через минуту Я пробиралась через тонны виртуальных заметок, сводок и статей, хранящихся в новостном архиве Иотноха. Пока Я этим занималась, Я обнаружила две вещи. Во-первых, похоже, летоисчисление в Иотнохе ведется не так, как на остальной Луне (по крайней мере, не так, как на территории Атриум-Сити). Насколько Я могу судить по записям, тут время отсчитывается от его основания Последним. Во-вторых, тут, похоже, хранятся все записи, которые когда-либо были сделаны за все время его существования. Мне попадались записи, датированные третьим или пятым годом (содержание которых вообще ничего мне не говорило), хотя по данным встроенного календаря инфопанели сейчас шел тысяча сто шестьдесят седьмой год. Что ж, это впечатляет. Но, к счастью, мне не нужно было читать их все, чтобы найти нужные записи. Как и на панели администрирования, тут была функция расширенного поиска. Задав временной диапазон с момента поселения мамы в отель и до конца следующего месяца, Я попросила систему вывести мне только те записи, в которых упоминаются нижние уровни. В итоге у меня оказалось порядка трех десятков записей.
Записи в начале, похоже, не относились к тому, о чем шла речь в письме. Первые две были сделаны за несколько дней до его отправки и коротко сообщали о том, что из-за неполадок на нижних подстанциях мощность на линиях электропередач в зону Катапульты упала до сорока процентов от номинальной, и что для ремонта была собрана бригада специалистов как Иотноха, так и Катапульты. Третья же была сделана буквально за день до происшествия, и сообщала, что ремонтные работы прошли успешно. Хм. Хотя об этом нигде не было сказано, у меня возникло ощущение, что мама как раз входила в эту бригаду, тем более что содержание письма это косвенно подтверждало. Если предположить, что это так, и учесть, что мама остановилась в гостинице, можно сделать вывод, что она прибыла сюда из Катапульты. Думаю, стоит сказать Сим об этой возможности, когда она вернется.
Несколько следующих заметок были сделаны после отправки письма. В них уже затрагивалась тема происходящего на нижних уровнях, но ничего конкретного в них не было сказано. Их содержание свелось к тому, что "внизу явно что-то происходит, но мы не знаем что. Чтобы выяснить это, мы обратились к куче инстанций, которые должны быть в курсе, но они отказались от комментариев, и нам остается только гадать". Следующая за ними запись прояснила все окончательно, так как была полноценной статьей.

"ЧП НА НИЖНИХ УРОВНЯХ: ГЛАВА СБ ИОТНОХА ДАЛ ОФИЦИАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ

Более недели в Иотнохе витает слух о некоем происшествии на нижних уровнях. Уже принимались неоднократные попытки выяснить, в чем дело, однако до сегодняшнего дня все они оставались безуспешными. Но сегодня нашим корреспондентам удалось добиться встречи с начальником службы безопасности Иотноха Дирритти, который любезно согласился ответить на несколько вопросов.
– Начальник Дирритти, вы, должно быть, уже знаете, что весь Иотнох будоражит слух о чрезвычайном происшествии, имевшем место на нижних уровнях. Скажите, действительно ли оно имело место? И если да, то насколько оно угрожает населению?
– Да, за последние несколько дней чего Я только не слышал – похищение ВЭС, саботаж генераторов, утечка токсичных веществ, и так далее.. Что ж, официально заявляю, что ничего такого не случилось. Да, возникла ситуация, требовавшая немедленного реагирования, но Я гарантирую, что населению Иотноха ничего не угрожало и не угрожает. У нас все под контролем.
– И все же, возникновение подобной ситуации не может не беспокоить. Вы не могли бы рассказать о случившемся подробнее?
– Всех подробностей Я раскрыть не могу, так как в настоящий момент по данному делу проводится следствие. Могу сказать только то, что кто-то попытался получить доступ к записям в Мастерской Последнего. Попытка, разумеется, была неудачной, но сам факт того, что она была предпринята, означает, что в нашей системе есть уязвимость, которую мы обязаны выявить и устранить.
– Незадолго до происшествия на нижних уровнях производились работы специалистами Катапульты. Вы рассматриваете возможность их причастности к произошедшему?
– Мы рассматриваем все возможные версии, в том числе и эту. Однако до окончания следствия не стоит делать скоропостижных выводов. Вполне возможно, что кому-то выгодно ухудшение отношений между Иотнохом и Катапультой. А теперь извините, но меня ждет работа.
Таким образом, слухи одновременно и оправдались и опроверглись. Несмотря на то, что случившееся не имеет негативных последствий, этот инцидент не может не беспокоить. Сама по себе попытка выкрасть знания, оставленные нам Последним, является личным оскорблением каждому уважающему себя жителю Иотноха. Более того, страшно подумать, в какой опасности мы бы все оказались, если бы она оказалась успешной. Благодаря действиям службы безопасности это удалось предотвратить, и, несомненно, виновные скоро будут привлечены к ответу. И вы, наши дорогие читатели, узнаете об этом первыми".
Что ж, это было довольно тревожно. Зная отношение местных жителей к Последнему, подобное покушение на его наследие они будут помнить всегда. И если маму в чем-то подозревали, то Сим вполне могла оказаться права. Хотя тогда, думаю, меня бы уже наверняка кто-нибудь да остановил. А охранники, которых Я встречала, похоже, вообще не обращали на меня внимания. Наверное, служба безопасности все-таки нашла виновных. Не зря же они устроили такую тотальную проверку. И все же неплохо бы в этом убедиться наверняка.
Просмотрев еще несколько записей, Я с удивлением обнаружила, что расследование зашло в тупик. Проверка ничего не показала, кроме того, что все, кого проверили, были непричастны. Тем не менее, были совершены действия по усилению мер безопасности. Штат охраны был увеличен чуть ли не в два раза, а на ключевых объектах поселения были установлены и/или перепроверены камеры наблюдения и автоматические турели. Кроме того, было создано с десяток дополнительных пропускных пунктов на средних и нижних жилых уровнях. Затем расследование получило новый толчок, когда следователи решили проверить еще и тех, кто прибывал или покидал Иотнох примерно во время инцидента. Но результат получился примерно таким же. В конце концов, дело застопорилось, и на этом расследование закончилось. Следователь, ведший его, покинул ряды службы безопасности, а его коллеги понижены в должности. По идее, на этом должно было быть все, но тут оставалась еще одна запись. Как оказалось, это тоже была статья.

"ПОКУШЕНИЕ НА НАСЛЕДИЕ: ОЧЕРЕДНОЙ УДАР ТК?

Более полугода велось расследование в отношении попытки выкрасть наследие Последнего. На него было выделено огромное количество ресурсов, и его результатом стала существенная модернизация систем безопасности всего Иотноха. Тем не менее, несмотря на все усилия, виновные так и не были найдены. Все наши читатели знают об этом, и, возможно, праведно негодуют, как же подобное могло случиться. Безусловно, вопрос о том, почему лучшие следователи СБ не добились никакого результата, является весьма животрепещущим. И сегодня мы попробуем дать на него ответ.
Конечно, можно обвинить следователей в некомпетентности и пустой трате денег налогоплательщиков на их содержание. Однако прежде чем подвергнуть их столь категоричному суждению, давайте вспомним, когда в последний раз какое-либо запутанное дело осталось нераскрытым. Согласно статистике, находящейся в общем доступе, это имело место более десяти лет назад. То есть более десяти лет СБ распутывала любое дело и призывало к ответу виновных. Кроме того, следует заметить, что ни одно из этих происшествий не сопоставимо с этим инцидентом. Произошедшее на порядок серьезнее тех дел, с которыми СБ когда-либо доводилось иметь дело. Отсюда сам напрашивается вывод, что те, кто стоят за этим, сами на порядок выше любых преступников. И единственным кандидатом, который подходит на эту роль, является Темная Корпорация.
Все мы знаем о ней, как из откровений Последнего, так из исторических источников. Она существовала еще во времена Созидателей, и вернулась снова, чтобы противостоять Последнему. Как и Последний, она обладает знаниями и возможностями Созидателей, и поэтому лишь она могла противостоять ему на равных. Если предположить, что именно она стоит за произошедшим, то многое встает на свои места. Знания ТК позволили ей добраться до архивов Последнего, и только благодаря системе безопасности, которая была установлена позже, она не смога заполучить то, что хотела. И, разумеется, после этого ей удалось скрыться. Ведь никто из ныне живущих не способен сравниться с Последним, а, значит, и с Корпорацией. Поэтому то, что виновные не были найдены, не является некомпетентностью следователей. Наоборот, то, что ТК не смогла заполучить, что хотела, является триумфом службы безопасности, и ее порицания просто бессмысленны.
Однако в связи с этим возникает вполне обоснованное беспокойство – раз Темная Корпорация снова вернулась, то рано или поздно она получит то, что хочет. Конечно, это вполне разумное беспокойство, однако не стоит забывать, что Корпорация никогда не приходит одна. А если она снова объявилась, то вместе с ней вернется и Последний. И тогда мы все вместе обретем обещанный им рай".
Хех, похоже, они все же нашли крайнего. Вернее крайних. За время своего путешествия Я успела узнать, что корпорация – это организация из нескольких участников, которые стремятся к одной цели. Поэтому наделение организации чертами живого существа в статье меня немного смущало. Правда, это могло быть очень странным именем или названием, но мне кажется, что речь шла все же об организации. В любом случае, статья была довольно странная. Новой информации в ней не было, только догадки и предположения, которые якобы все объясняли. Мне показалось странным, что эта статья вообще увидела свет – уж очень сильно она отличалась от предыдущих. Но затем Я заметила, что их издали разные организации. Первая статья и новостные заметки были изданы "Новостями Иотноха", в то время как последняя статья числилась за "Последователями Последнего". Да уж, с таким названием, не удивлюсь, если они усматривают признаки возвращения Последнего даже в перегоревшей лампочке.
Но, должна признаться, эта "Темная Корпорация" меня заинтересовала. Не потому что она могла незаметно вломиться в секретные архивы. Похоже, она фигурировала в исторических событиях перед свержением Последнего, но Сим о ней не упоминала. И раз она еще не вернулась, мне оставалось надеяться, что поиск по инфопанели выдаст что-то путное.
Сделать это оказалось довольно проблематично. По запросу "Темная Корпорация" система выдавала огромное количество результатов, но большая часть из них не относилась к тому, что Я искала. В основном это были слухи, мифы и истории, из которых следовало, что ТК никто никогда не видел, не знает, где она и что из себя представляет, но при этом строит козни всем честным жителям зоны Иотноха наряду со всей остальной Луной. В общем, у большей части населения Корпорация была аналогом термодемонов Вэджетлайфа, и если они и знали про ее историческое значение, то очень смутно. В конце концов, мне удалось найти что-то вроде отрывка из книги по мотивам воспоминаний Последнего на эту тему. В нем говорилось, что первая "Темная Корпорация" была основана самими Созидателями после Побега. Она была организована как ответ на обвинения со стороны Стражей (насколько Я поняла, это те, кто поддерживали порядок и всех арестовывал) в адрес Созидателей, которые организовали Побег, в которых они упрекали их в "пособничестве темным замыслам". (То есть, те, кого обвиняли, сказали "Ну, раз мы пособники тьмы, значит, будем называться Темной Корпорацией".) И таким образом образовалось две противостоящие группы – Стражи и ТК. Противостояние их заключалось в том, что они пытались отрезать друг другу доступ к различным важным местам Луны. У Стражей было преимущество, ведь у них были все коды доступа, но члены ТК вскоре научились обходить системы защиты и, в конце концов, победа была бы за ними, если бы Стражи не узнали, где они скрывается. А скрывались они там, где сейчас находятся Руины. В общем, Стражи напали на ТК, и в ходе битвы последние Созидатели все друг друга перебили. Так исчезли и Стражи, и первая Темная Корпорация.
Вторая ТК появилась уже после появления Последнего. Как он выжил в той битве, и принимал ли он вообще в ней участие – неизвестно, он про это ничего не рассказал. Но раз он сумел как-то вернуться, то, похоже, из ТК тоже кто-то выжил. И увидев, что Последний набирает силу, стал ему всячески противодействовать, тем более, что желающих приложить к этому копыто хватало. Найти эту вторую Корпорацию не удалось, неизвестно даже, кто в ней состоял. Ее деятельность заключалась в саботировании планов Последнего путем вывода из строя нужных ему устройств. Осуществлялось это, в основном, путем кражи какой-нибудь жизненно важной детали, которую нельзя было воспроизвести на тот момент. В общем, это и навело на мысль о существовании кого-то еще, кто знает о технологиях – Последний никому не рассказывал, как были устроены те механизмы. Последний, конечно, начал принимать меры, но нейтрализовать вторую ТК он так и не успел из-за появления Королевы Ночи. Текст заканчивался предположением, что, скорее всего, Королева как раз и направляла Корпорацию, но сама она это отрицает, а доказательств ее причастности к ТК нет.
Я поискала еще, но ничего нового не нашла. Все, что не было явными выдумками и суевериями, так или иначе, сводилось к сказанному в той книге. Поняв, что больше мне ничего узнать не удастся, Я закрыла поиск и прошлась по комнате, разминая затекшие мышцы. Теперь, когда Я обратила внимание на собственные ощущения, оказалось, что они далеко не в восторге от многочасового сидения в одной позе. Да и не только они – желудок ясно давал понять, что пропускать ужин было не такой уж хорошей идеей. А так как до завтрака было еще далеко, мне пришлось довольствоваться первой подвернувшейся снедью из наших запасов. Ей оказалась банка консервированных бобов.
Расправившись с ней, Я задалась вопросом, почему Сим еще не вернулась. Ее нет уже... сколько? Половину суток? Или чуть больше? Пока Я искала информацию, совсем перестала следить за временем. Бросив взгляд на часы, Я застыла в изумлении. До утра оставалось всего пару часов! Неужели Я умудрилась большую часть ночи просидеть перед инфопанелью? Вот уж не думала, что мой поиск продлится ТАК долго. Но тогда все даже хуже, чем Я думала. Через пять часов пройдут сутки с того момента, как Сим отправилась на нижние уровни. И то, что она до сих пор не вернулась, и никак не дала о себе знать, не на шутку меня встревожило. Может, она все же мне что-то написала, а Я просто этого не заметила?
Бросившись проверять почту мамы (хотя, наверное, уже мою), Я обнаружила, что там действительно есть одно непрочитанное письмо, пришедшее чуть меньше часа назад. Оно было отправлено с того же терминала, что и письмо от неизвестного доброжелателя, а в теме было указано "ВАЖНО". При виде этого, Я ощутила, как сердце начинает биться быстрее, наполняясь каким-то странным предчувствием. Открыв письмо, Я прочла:
"Мне удалось кое-кого, у кого есть нужная информация. 11 уровень, детективное агентство "Вайтспот". Приходи как можно скорее".
Осознав, что у Симби все в порядке, и даже есть какие-то продвижения в нашем расследовании, на мгновение Я успокоилась, и даже обрадовалась, что наконец-то что-то идет хорошо. Но затем спохватилась – письмо-то пришло почти час назад, и Сим, наверное, уже заждалась. А Я даже не знаю, куда мне идти! После краткого приступа паники Я взяла себя в копыта. Для начала нужно добраться до одиннадцатого уровня, а потом уже искать, где находится агентство. С моей электросвитковой картой это не должно стать большой проблемой. В крайнем случае, спрошу дорогу у местных. Наспех забросив в седельные сумки карту, документы, и немного наличности, Я водрузила их на себя и отправилась к ближайшему межуровневому лифту.

***

Пока лифт спускался, Я успела сообразить, что поспешила. Чем больше Я думала о письме Сим, тем больше оно меня смущало. Она сама говорила сидеть в гостинице и никуда не выходить, а теперь сама просит меня сделать это. Кончено, она могла узнать точно, что мне ничего не угрожает, но тогда что мешало ей написать об этом подробнее? А так похоже, что она отправляла письмо в спешке, раз так мало написала. Короче, нужно было над этим поразмыслить, прежде чем кидаться наружу. Хотя бы минимальные меры безопасности принять. Ну да ладно, поздно об этом думать. Будь, что будет. Тем более что Я сама не считала, что мне что-либо угрожает. Пока Я размышляла над всем этим, лифт успел доставить меня на нужный уровень. И он был совсем не таким, как Я ожидала.
Я знала из карты, что по высоте остальные жилые уровни раза в два меньше, чем верхние, и что различных достопримечательностей тут намного меньше. Я рассчитывала, что эти уровни будут чем-то вроде более скромной (или очень скромной) версии верхних уровней. Но все оказалось намного хуже. Контраст между уровнем, где была гостиница, и этим была настолько большой, что сперва мне показалось, что Я снова оказалась на сгоревших уровнях Вэджетлайфа, только более низких. Затем, присмотревшись, Я все же поняла, что это не так. Хотя некоторые лампы не горели, освещение тут было, пусть и довольно тусклое. Потолок и пол тоже были в порядке, никаких обвалившихся секций тут не было, и провода нигде не торчали. Да и пустым назвать это место нельзя было – плотность толпы вокруг была сравнима с таковой на площади перед вокзалом. В общем, если не придираться, выглядело тут все нормально. Правда, местами стены были покрыты копотью, доходившей до потолка. И еще был запах. Он больше всего напоминал мне о нижних уровнях Веджетлайфа. Как и там он отдавал гарью, но в несколько большей степени. И еще к нему примешивалась какая-то странная кисловатая вонь. Поначалу мне от нее засвербило в носу, но через пару минут Я к ней привыкла, хотя сознание протестовало против того, чтобы впускать эту воздушную смесь в мои легкие. Но выбора не было – скафандр остался в гостинице.
Когда глаза привыкли к тусклому освещению уровня, Я достала карту и стала пробираться к месту назначения. Оно находилось примерно посередине между лифтом и центром уровня. И Я, наверное, с легкостью была бы на месте уже через полчаса, если бы планировка уровня лучше соответствовала данным карты. Помимо отмеченных на ней строений тут было множество пристроек сомнительной прочности, металлические переборки между зданиями, да и просто завалы всякого хлама. Возникало чувство, что чем дальше Я отхожу от лифта, тем хуже состояние уровня – неотмеченных преград становилось все больше, а освещения – все меньше. В какой-то момент Я пожалела, что не встроила в манипулятор фонарик. В общем, Я очень быстро отклонилась от прямой линии в попытке обойти попадавшиеся мне препятствия и из-за окружавшего меня полумрака теперь имела довольно смутное представление о своем местоположении. Я пыталась спросить дорогу у нескольких встречных пони, но они либо не знали, как добраться до агентства, либо отказывались мне отвечать. В конце концов, Я решила, что сначала следует добраться до центра уровня. По идее, сделать это проще, и, кроме того, там располагалось некое "Информбюро", в котором Я надеялась узнать более подробный маршрут до детективного агентства. Пройдя с сотню метров в сторону, где, по-моему, находился центр, Я оказалась в месте, где электричество не горело совсем. Вместо него источником света служили расставленные по площади темного пространства бочки, в которых горел... огонь! И его никто не тушил! Все, кто тут находились, кажется, вообще не обращали на него внимания. Сказать, что Я была шокирована – ничего не сказать. Как можно игнорировать открытый огонь? Да и вообще огонь? Он же невероятно быстро сжигает кислород, выделяя вместо него литры токсичных газов. И смотря, как из бочек поднимаются языки пламени, а во все стороны разлетаются искры, Я похолодела от мысли, что вот-вот начнется пожар.
– Судя по вашей реакции, вы здесь впервые, не так ли? – внезапно сзади раздался чей-то голос. Обернувшись, Я обнаружила, что он исходил от безрогого жеребца с полосатой черно-белой окраской, напомнившей мне окрас Кэрротлайн. Выглядел он довольно безобидно, но темнота и безумность происходящего здесь не могли не настораживать.
– Возможно. А вам что до этого?
– Видите ли, – начал объяснять он, шагнув ко мне, – Я работаю проводником, и если вам нужно в какое-то конкретное место, Я могу вас туда отвести.
Хм, проводник мне бы не помешал, это точно. Но внезапное его появление в таком месте было слишком подозрительно. Может, он специально хочет завести меня куда-то? Будто прочитав мои мысли, он добавил:
– На случай, если вы думаете, что Я хочу заманить вас куда-то и ограбить, Я сначала покажу, каким маршрутом собираюсь вас вести. Вы сможете контролировать все отклонения от него.
Это было довольно заманчиво. Кроме того, зная маршрут, Я могла бы и сама добраться, куда мне надо. Хотя тогда не было понятно, зачем ему меня вести, о чем Я и спросила.
– Есть две причины, – ответил полосатый пони. – Во-первых, вы можете сами сбиться с маршрута, а со мной этого не произойдет. Во-вторых, тут много народу любит поживиться за счет туристов. И если Я буду идти с вами, то они вас не тронут.
– Вот как? – удивилась Я. Этот парень не производил впечатления того, кто мог бы разобраться с грабителями, если бы они решили на нас напасть. – И почему же?
– Я бы с радостью ответил на этот вопрос, – улыбнулся он. – Но ответ на него входит в стоимость моих услуг.
Вот оно что. А Я-то гадала, чего он решил меня сопровождать.
– Ладно, и сколько они стоят?
– Всего за двадцать кредитов Я готов отвести вас в любую точку одиннадцатого уровня, и за столько же отвечу на любые ваши вопросы по поводу жизни на средних уровнях Иотноха.
Значит, сорок кредитов. По сравнению с тем, что Я отдала за брошюру, это были сущие пустяки. Покопавшись манипулятором в седельных сумках, Я извлекла пластиковую банкноту.
– Договорились. Вот тебе двадцать кредитов. Вторую половину получишь, когда придем на место.
– Как вам будет угодно, мисс...? – вопросительно взглянул он, кладя деньги к себе.
– Трин.
– Очень приятно. Я Тисси. Теперь скажите, куда вы направляетесь?

***

Когда Я сказала Тисси, что направляюсь в детективное агентство, он ответил, что добраться туда из того места, где мы были, может быть проблематично. Он сказал, что ближе к центру уровня сегодня неспокойно, и, возможно, придется идти альтернативным маршрутом, который он мне тоже показал. В целом, они оба были довольно короткими, но так сильно петляли по уровню, что самостоятельно их обнаружить Я смогла бы только за несколько часов, да и то, если бы не вляпалась во что-нибудь. Или кого-нибудь. Я все еще не понимала, почему с ним меня никто не тронет.
– Все дело в том, что мы с ними преследуем одну цель, – начал объяснять Тисси. – Видите ли, этот уровень вообще не был изначально жилым. Но из-за растущего числа тех, кто по разным причинам не мог позволить себе жить на верхних и средних уровнях, а также не мог покинуть Иотнох, перебирались сюда, на уровень фильтрации воздуха. Как вы понимаете, жить тут особо негде было, да и не на что, так что тогда выживали, как могли. В принципе, ситуация сейчас не намного лучше. Хотя официально одиннадцатый уровень добавили к средним жилым уровням, финансирование на его обустройство никто не выделяет. Помните те костры в бочках? Их используют для освещения темных участков уровня, потому что некому чинить электрическое освещение. Нам приходится латать все самим. Но на это нужны деньги, и раз их не дают, мы добываем их сами.
– Так, и как это связанно с защитой от грабителей?
– Самым непосредственным образом. Единственным источником ресурсов тут являются туристы вроде вас или благотворительные организации. И если организации помогают, в основном, материалами, то туристы обеспечивают нас деньгами, хотя и не всегда добровольно. Но так уж тут повелось – если ты не здешний, за проход по уровню придется заплатить. Самый дешевый вариант – нанять проводника, тогда все остальные будут знать, что гость внес свою лепту, и трогать его не будут. Если же новоприбывший активно отказывается от услуг проводника, то к нему подойдут более серьезные ребята и объяснят, что за проход придется заплатить, но уже намного больше, чем проводнику. В общем, так или иначе, но гости всегда пополняют наш фонд развития уровня.
Ну, теперь все понятно. Хорошо, что Я все же решила нанять проводника.
– И много к вам не местных заглядывает? – поинтересовалась Я.
– Думаю, да, – кивнул жеребец. – За годы тут образовалось несколько местечек, о которых никто вслух не говорит, но многие интересуются. Да и обычные места есть, вроде детективного агентства, куда вы направляетесь. Правда, порой гостей становиться меньше, но в целом их поток стабилен.
– Понятно.
На некоторое время наш разговор прекратился, в основном, из-за того, что Я пыталась поспеть за Тисси. Тем более, что мы оказались в лабиринте из нагромождений контейнеров (которые, похоже, служили кому-то домами), и вряд ли смогла быстро его пройти, даже зная, куда идти. К моменту, когда мы через него пробрались, у меня созрел новый вопрос.
– Тисси, а почему те, кто не смог жить на верхних и средних уровнях, стали обустраиваться тут? Есть ведь и нижние жилые уровни, разве нет?
Он остановился и пару секунд озадаченно на меня смотрел. Затем осторожно спросил:
– Вы в первый раз не только на этом уровне, но и в Иотнохе, не так ли?
Получив в ответ мой утвердительный кивок, он продолжил путь.
– Вот уж не знаю, что вас привело сюда в первое посещение Иотноха, но идти сюда не разузнав об обстановке на уровнях с вашей стороны было довольно беспечно, – сдержанно прокомментировал он, после чего добавил уже обычным тоном: – Но, раз вы меня наняли, то Я расскажу вам о ней, что знаю.
Рассказ Тисси, меня поразил. То, что достаток пони, живущих на уровне, уменьшается с ростом номера уровня, меня не сильно удивило. И то, что жители порой вынуждены перебираться на более низкие уровни, казалось довольно логичным следствием из предыдущего факта. Но ниже одиннадцатого уровня по своей воле никто не опускался, по крайней мере, надолго. Потому что любой, кто решил жить на нижних уровнях, оставался там навсегда. Я не сразу поняла, что он имеет ввиду – мало ли, из-за чего они там остаются. Но потом проводник объяснил, что им просто не дают выбраться за пределы нижних уровней. Это было следствием того, что изначально нижние уровни были ничем иным, как тюрьмой. Там содержали пони, как-либо нарушивших закон или действовавших против Последнего, пока он еще был жив. Чтобы обеспечить свое содержание, всем заключенным приходилось работать на электростанциях или других жизненно важных для поселения установках. После победы Королевы Ночи над Последним заключенных стало значительно меньше, а потребности поселения в электроэнергии выросли. И так как заключенных не хватало, власти придумали довольно логичное решение – нанять рабочих, и поселить их на нижних уровнях, переименовав их в жилые. Так как работа там довольно трудная, и зачастую вредная или даже опасная, за нее предлагали весьма достойную зарплату, на которую велись многие. Тем более, что наняться мог любой желающий, даже без опыта и предварительного обучения. Единственное, что нужно было сделать – подписать контракт. В нем-то и кроется весь обман. Хотя за работу полагаются приличная зарплата, ее можно получить только по завершении оговоренного срока работы, который составляет не менее года. Разорвать этот контракт можно, но тогда за это придется заплатить в два раза больше, чем оговоренная заработная плата. Кроме того, по его условиям, рабочему запрещается покидать нижние уровни до окончания срока договора, и любая попытка подобного будет приравнена к его разрыву. Поэтому всех, кто по глупости или из отчаяния подписал его, отправляют сразу на нижние уровни, где их усиленно стережет охрана. Все это приводит к тому, что у рабочих до окончания срока не остается ни гроша, поэтому они вынуждены жить в долг до получения денег. И когда по истечении срока они их все же получают, после оплаты всех долгов у них практически ничего не остается. Поэтому они вынуждены снова подписывать контракт на работу на нижних уровнях, в надежде, что за несколько лет работы им удастся накопить достаточно денег, чтобы выбраться оттуда. Но этого, как правило, не происходит.
Все это просто не укладывалось у меня в голове. Дело было не только в том, что Я видела объявления о работе на нижних уровнях и всерьез задумывалась о том, чтобы ей заняться. Я не могла поверить, что тут в принципе происходит нечто подобное. Что все об этом знают и ничего не делают. Это не могло быть правдой... так ведь? Но чем дольше Я об этом думала, тем больше Я убеждалась в том, что факты говорят за правдивость истории Тисси. Самым первым фактом было произошедшее с Коллапассом. Затем многочисленные предостережения Симби насчет Иотноха. Неужели она все же оказалась права, и это Я дала себя одурачить? Но ведь пони, которых Я встречала на верхних уровнях Иотноха, вовсе не казались плохими. Наоборот, они были милыми и дружелюбными... прямо как Радужногривые, которым есть дело только до собственного благополучия. Этот уровень был прямым тому доказательством. Будь им дело до тех, кто нуждается в помощи, этот уровень не стал бы таким. Конечно, скорее всего, есть еще факторы, о которых Я просто не знаю, но, похоже, мне скоро придется пересмотреть свое положительное отношение к Иотноху.
Тем временем мы значительно продвинулись вглубь уровня. Проходы стали просторнее, неотмеченных нагромождений – меньше, да и в целом обстановка стала более цивилизованной. С какого-то момента даже неработающих ламп не осталось. Хотя их яркость не шла в сравнение с освещеием верхних уровней, ее было достаточно, чтобы разглядеть дорогу и окружающие предметы. В общем, уровень стал напоминать обычное небольшое поселение. Мы уже были на финишной прямой по пути к агентству, когда Тисси внезапно затормозил.
– Погодите минутку. Я сейчас кое-что проверю.
Я кивнула, и стала наблюдать, как он осторожно подкрадывается к углу здания и выглядывает из-за него. Затем он так же аккуратно вернулся, и прошептал:
– Похоже, нам все же придется пройти другим путем. Там впереди Жеребятки проверки устраивают, и им лучше не попадаться.
– Жеребятки?
– Да, – улыбнулся он. – Последователи Последнего. Сокращенно – "фоллас", отсюда и "жеребятки".
– Понятно, – кивнула Я. – А что они проверяют?
– Да кто ж их разберет. Может преступников ловят, может еще что.
– Преступников? Разве этим не охрана занимается?
– На верхних уровнях – безусловно. На средних – тоже. Но здесь, да и вообще, на всех изначально служебных уровнях она занимается охраной только систем жизнеобеспечения и всего в таком духе. До остальных частей уровней им и дела нет. Поэтому там поддержанием порядка занимаются Последователи, хотя их никто об этом не просил. Ладно, пойдемте. Если вы, конечно, не хотите подождать, пока они уйдут.
Обход не занял много времени. Хотя Тисси проверял каждый проход, прежде чем зайти в него, почти сразу стало ясно, что Последователи находятся только на дорогах, что ведут непосредственно от межуровневых лифтов. К счастью, не все дороги, ведущие к агентству, были такими. Успешно добравшись до места назначения, Я окончательно расплатилась со своим проводником, и попросила его на всякий случай не уходить, пока Я не выйду. Получив с него обещание, что он меня дождется, Я зашла в агентство.

Глава 9

Странно.
Сим написала, что будет ждать меня здесь, однако внутри агентства ее не было. И вообще, казалось, что Я была тут одна. Может, она была где-то дальше? Или Я не в том месте?
– Привет? Симби, ты тут? – Я осторожно прошла внутрь помещения.
– Боюсь, что нет, – раздался сбоку чей-то голос. – В настоящее время тут только мы с вами.
Повернувшись, Я обнаружила, что справа от офиса находилась еще одна комната, судя по обстановке, кухня. Обратившийся ко мне сероватый пони как раз выходил из нее, держа в манипуляторе чашку дымящейся жидкости. Хотя стойте... Он был не пони! Это стало ясно видно по его двум небольшим немного загнутым назад рогам. Кроме того, у него совсем не было гривы, зато была короткая ухоженная бородка. Когда он подошел ближе, Я увидела, что он был не полностью серым – на лбу между основанием рогов у него было небольшое круглое белое пятно.
– Таог Вайтспот, частный детектив, – представился он, подойдя ко мне. – Чем могу быть полезен?
Выходит, с местом Я не ошиблась. Но где же тогда Симби?
– Очень приятно, мистер Вайтспот, – начала Я, стараясь сообразить, что мне делать дальше. – Я Трин, и Я кое-кого ищу.
– Понимаю, – кивнул он. – Ко мне довольно часто обращаются с просьбами подобного характера. Присаживайтесь, – он указал на одно из свободных кресел, стоящих возле массивного стола у левой стены офиса, – и расскажите обо всем по порядку.
Я подошла к креслу, но садиться не стала. Сам же детектив сел в кресло с противоположной стороны стола.
– Вы не совсем правильно меня поняли. Моя подруга сказала, что будет ждать меня здесь.
Поставив чашку на стол рядом с собой, Вайтспот сложил передние копыта и окинул меня изучающим взглядом.
– Вот как? И зачем же она назначила встречу у меня?
Я бы тоже хотела это знать.
– Не знаю. Может, она думала, что у вас есть информация... – Я замешкалась, не зная, стоит ли сразу рассказывать незнакомцу о поисках мамы. Осторожность подсказывала, что нет. – ...относительно кое-чего.
– Так, значит, вы все же что-то ищете, – заключил он. – Что ж, возможно, Я как раз тот, кто вам нужен. Но...
Он не успел закончить мысль – наш разговор был внезапно прерван пронзительной трелью внезапно ожившего монитора. От неожиданности мы оба дернулись, и это чуть не стоило жизни стоявшей на краю стола чашке – манипулятор Таога прошел буквально в миллиметре от нее. Передвинув ее ближе к центру стола, детектив полностью переключил внимание на входящее сообщение. Я же просто сидела и ждала, пока он закончит набирать ответ на световой клавиатуре, появившейся на столе перед монитором.
– Прошу прощения, мисс Трин, – ответив на сообщение, Вайтспот выключил клавиатуру и снова посмотрел на меня. – Подобное иногда случается. О чем мы говорили?
– Моя подруга назначила мне тут встречу, но ее здесь нет.
– Точно, – кивнул он. – Что ж, могу вас заверить, что кроме вас и моих помощников ко мне сегодня никто не заходил. Как давно ваша подруга назначила вам встречу?
– Около двух часов назад. Но она сказала, что дело срочное.
– Тогда, должно быть, она скоро придет. Мы можем подождать ее, а вы тем временем посвятите меня в детали.
– В детали? – моргнула Я.
– Именно! Вы сами сказали, что вы что-то ищете. И раз ваша подруга хотела обратиться ко мне, Я могу сделать отсюда только один вывод – она пригласила вас, чтобы нанять меня. И раз так, то зачем тратить время на пустое ожидание, если вы можете вместо этого посвятить меня в курс дела.
Пожалуй, он был прав. Было бы намного эффективнее поручить поиски следов мамы в Иотнохе опытному детективу, чем пытаться наткнуться на что-то самостоятельно. Наверное, Сим действительно за этим меня сюда и позвала – чтобы Я рассказала, все, что знаю. Хотя она сама все знала, и могла нанять детектива самостоятельно, думаю, ее действия были вызваны теми же причинами, по которым она не стала открывать то письмо без меня. Но учитывая то, каким образом мы узнали некоторые факты, мне нужно было прояснить одну деталь.
– А вы как-нибудь связаны со Службой Безопасности Иотноха?
– Никоим образом, – заверил меня детектив. – Я частный предприниматель. Что бы вам ни было нужно, СБ об этом не узнает. Даже если то, что вам нужно, не совсем... законно.
– Хорошо, – согласилась Я. – Тогда слушайте.
Сев в предложенное ранее кресло, Я описала суть проблемы и то, что мы успели разузнать. И хотя он сказал, что не станет доносить в Службу Безопасности, о взломе ящика мамы при помощи необычных способностей моей подруги Я умолчала – все-таки это была ее тайна. Вместо этого Я сказала, что из-за нашей с мамой похожести, система приняла меня за нее и открыла доступ к ее ящику. Пока Я говорила, детектив внимательно слушал, время от времени поглаживая свою бородку.
Когда Я закончила, он некоторое время сидел, задумчиво глядя поверх меня. Затем он сфокусировал свой взгляд на мне.
– Что ж, ваше дело довольно интересно, и ваш прогресс по нему действительно впечатляет. Думаю, Я возьмусь за него. Вы правильно сделали, что решили обратиться ко мне. У меня есть информаторы на нижних уровнях, возможно, через них мне удастся что-нибудь разузнать.
– Спасибо вам большое! – не знаю почему, Я испытала огромное облегчение от того, что он согласился помочь. Но сразу вспомнила, что это его работа. – И... сколько с меня?
– Пока нисколько, – улыбнулся детектив. – Сначала мне нужно проанализировать ваши сведения и поговорить с информаторами. На это уйдет некоторое время, обычно это занимает пару дней. Когда все прояснится, Я свяжусь с вами, и мы все обсудим, в том числе и цену вопроса. Только для этого мне нужно точно знать, где вы остановились, – добавил он, вновь активируя световую клавиатуру. – И еще, Я всех клиентов заношу в свою картотеку. На всякий случай. Надеюсь, вы не против ответить на несколько вопросов?
Против Я не была. Внеся мои ответы в базу, и убедившись, что ничего не пропустил, Вайтспот подытожил:
– Что ж, пока на этом все. Если мне что-то удастся узнать, Я сообщу вам об этом по почте, или, в крайнем случае, пришлю кого-нибудь. Всего, доброго, мисс Трин, – он поднялся, чтобы проводить меня. Я встала тоже, но идти пока никуда не собиралась.
– А что насчет Симби?
– Симби? А, вы про вашу подругу, – догадался он. – Да, довольно странно, что она до сих пор не пришла.
– Да, странно, – согласилась Я. Она написала мне больше чем три часа назад, и ее отсутствие не на шутку меня тревожило. – Может, с ней что-то случилось?
– Не накручивайте себя, мисс Трин. Скорее всего, есть причина, по которой она не смогла прийти. Возможно, она просто заблудилась, или, что более вероятно, застряла в межуровневом лифте. Хотя за ними следят, время от времени такое случается.
Его слова меня успокоили, но совсем немного. Если она застряла в лифте, ее нужно как можно скорее оттуда вытащить!
– Давайте поступим так, – продолжал детектив. – Вы вернетесь к себе, и будете ждать возвращения вашей подруги в номере. Я же разузнаю, не попала ли она в передрягу из-за вашего собственного расследования. Тут народ не особо любит, когда кто-то что-то вынюхивает, и зачастую поступает довольно радикально. Если же с ней все в порядке, и она все таки доберется ко мне, то Я ей передам, что вы уже у меня были и ввели в курс дела. Только скажите, как она выглядит. Было бы довольно неловко спрашивать у каждой пришедшей пони, не назначала ли она у меня встречу со своей подругой.
Его просьба была довольно разумной, так что Я описала ему, как выглядела Симби. Большую часть времени, по крайней мере. Но Я сомневалась, что это поможет – с ее способностью к изменению внешнего вида она могла изменить себя до неузнаваемости, прежде, чем прийти сюда. И на ее месте Я именно так бы и поступила, хотя бы из осторожности.
Покинув офис детектива, Я обнаружила, что мой проводник куда-то делся. Черт. Я примерно помнила, какой дорогой мы сюда пришли, но не была уверенна, что смогу вернуться по ней самостоятельно. Достав электросвиток с картой, Я попыталась прикинуть, как отсюда выбраться.
– Вы уже? – спросил неизвестно откуда появившийся Тисси. Несмотря на внезапность его появления, Я ощутила больше облегчения, чем испуга.
– Да. Ты где был?
– Неподалеку, – неопределенно ответил он. – Куда вы теперь направляетесь?
– Обратно наверх. Мне нужно к тому межуровневому лифту, на котором Я сюда спустилась.
Тисси молча кивнул, и дал знак следовать за ним.
Назад мы шли тем же путем, и, в отсутствии происшествий, Я незаметно для себя переключилась с наблюдения за дорогой на все больше возрастающее беспокойство о Симби. Хотя Вайтспот и обещал разыскать ее, Я все равно не могла успокоиться, не зная, что с ней произошло. Неизвестность рождала в воображении разные объяснения ее отсутствия, и далеко не все они были успокаивающими. Впрочем, как и реально возможными. При малейшей критике каждый вариант оказывался абсурдным, и Я недоумевала, как мне удалось до такого додуматься. Впрочем, нашлась одна тревожная возможность, казавшаяся вполне реальной. По словам Тисси, у гостей на уровне могли возникнуть проблемы, если они слишком активно отказывались от услуг проводников. А учитывая невероятную вспыльчивость моей подруги, когда возникают конфликты интересов, и то, что она, похоже, прекрасно знала, как добраться до агентства самостоятельно, у нее тут могли возникнуть особенно большие проблемы. Спустя несколько минут раздумий в этом направлении, Я ощутила острую потребность проверить свою гипотезу. Не знаю, знал ли Тисси подробности о разборках местных с Симби или о разборках с гостями вообще, но он наверняка знал того, кто был в курсе.
Раздавшийся спереди металлический лязг отвлек меня от формирования оптимального вопроса, возвращая мое внимание к дороге. Источником звука оказалась внезапно закрывшаяся перед нами гермопереборка, перекрывшая дорогу, и превратившая пространство между зданиями, в котором мы были, в тупик. Первой моей мыслью было то, что Тисси решил все же меня провести, но одного взгляда на него было достаточно, чтобы убедиться в обратном – произошедшее стало для него такой же неожиданностью, как и для меня.
– Чт... – начала Я, но мой проводник меня перебил.
– Тихо, – прошептал он. – Прячемся. Быстро. Там, – он указал на груду хлама, лежащую у одного из зданий слева от нас.
Все это было очень странно, и первой моей реакций было отказаться и потребовать объяснений. Но потом подумала, что вряд ли Тисси стал бы прятаться без веской причины, а своими расспросами Я только потрачу время, и, возможно, навлеку на свой круп неприятности. Так что, решив отложить расспросы на потом, Я кивнула и пошла прятаться. Я ожидала, что мы спрячемся за кучей мусора, но, подойдя ближе, Я обнаружила, что она вплотную подходит к стене здания, образуя пологий склон. Спрятаться тут не представлялось возможным, разве только мы не собирались зарыться под слой сломанных запчастей и бытовых отходов. Что, по-видимому и хотел сделать Тисси, пытаясь сдвинуть ржавый лист металла, торчащий примерно из центра кучи. Я все еще формулировала мнение по этому поводу, когда ему это удалось. За листом находилась довольно просторная прямоугольная ниша, протянувшаяся под свалкой до самого здания. Подобное обстоятельство дало понять, что эта куча была ничем иным, как замаскированным укрытием и одновременно заставило задуматься, как много подобных мини-свалок, которые Я видела по всему уровню, играли ту же роль. Впрочем, сейчас это было неважно.
Стоило нам втиснуться в нишу и задвинуть лист за собой (что было довольно легко благодаря ручке, приделанной его обратной стороне), как раздался топот нескольких бегущих пони. Приблизившись к гермопереборке, они перешли на шаг, а потом и вовсе остановились. Через дыры от ржавчины в верхней части листа Я смогла увидеть, что их было трое, и что они носили идентичную почти полностью скрывающую их темную форму.
– Так, и где они? – спросил ближайший к нам пони. – Ты же говорила, что мы их застанем врасплох.
– Да, – заржала стоящая рядом пони, – так бы и было, если бы вы дали мне заблокировать путь сразу, как они вошли сюда, а не заставили ждать, пока он продвинутся. Спорим, что пока ты выжидал лучший момент, они проскочили гермопереборку и уже давно с той стороны?
– Если они вообще сюда заходили, – язвительно добавил третий.
– Эй, ты сам видел, что они сюда шли, – ощетинился первый.
– Они сделали вид, что сюда шли, – парировал третий. – Ты же помнишь, что говорил Координатор про эту радужную предательницу – она заставляет всех думать так, как ей выгодно. Вот она и тебя обставила.
– Слышь, а чё ты тогда молчал раньше, раз такой умный, а? Получается, что это из-за тебя мы их упустили.
– Так, хватит! – рявкнула кобыла, одновременно топнув ногой. – Никуда они не денутся – выходы с уровня уже перекрыты. И если вы наконец заткнетесь и займетесь делом, то мы их нагоним еще до того, как они туда доберутся.
Ее спутники раздраженно фыркнули, взглянув друг на друга, но промолчали.
– Вот и славно. Теперь молитесь Последнему, чтобы эта проклятая им переборка опять не заклинила.
Что ж, она не заклинила. То ли их молитвы действительно возымели действие, то ли гермопереборка изначально не была проклята. Лично Я склонялась к тому, что ни то, ни другое не влияет на технику. Но так или иначе, наши преследователи (после упоминания "радужной предательницы" Я не сомневалась, что речь обо мне, хотя и не понимала, чем успела вызвать такое отношение) отправились дальше, и у нас больше не было причин сидеть в холодной и не очень чистой металлической коробке под грудой мусора.
– Кто это был? – спросила Я Тисси, когда мы выбрались наружу.
– Жеребятки, – просто ответил он. – Уж не знаю, зачем вы им понадобились, но вам ни в коем случае нельзя им попадаться.
Я догадалась.
– Вам нужно убраться отсюда как можно скорее.
– И как это сделать? – поинтересовалась Я. – Все выходы с уровня перекрыты, сам же слышал.
– Ну... – Тисси оглянулся, будто проверяя, не подслушивает ли кто, и продолжил шепотом: – Есть одна... организация. Ее называют "Невидимый туннель". Насколько Я слышал, ребята оттуда помогают пони с нижних уровней с побегами из Иотноха, и весьма успешно. Кто они и где находятся, никто не знает, как они это проворачивают – тоже. Отсюда и название. Но мне известно место, где может быть их связной. Если повезет, удастся договориться, чтобы они вас отсюда вывели. Если, конечно, вы хотите попробовать сделать это.
Что ж, вариантов у меня было не так много. И большинство из них заканчивалось тем, что Я попадаюсь Последователям Последнего. Так что если Я попробую, хуже точно не будет.
– Показывай дорогу.***Путь к месту предполагаемого расположения связного был хоть довольно близок, но чрезвычайно труден. Большую его часть мы провели, крадучись по подворотням и плохо освещенным проходам. И то, только после того, как Тисси убеждался, что на пути нет Последователей. А их тут было, как Радужногривых в Обители в день основания Санни Тауна, поэтому часто приходилось искать обходной путиь. Хорошо еще, не пришлось снова прятаться в мусорных кучах. В конце концов, мы пришли к довольно невзрачному длинному зданию, от которого исходил еле слышный гул. Надпись на табличке у входа давала понять, что это была "Распределительно-трансформаторная подстанция".
Мы вошли внутрь со служебного входа. Как ни странно, тут не было охранников, которые бы останавливали посторонних от проникновения. Вскоре выяснилось, что в них не было особой потребности – Я заглянула в одну из комнат с трансформаторами, когда мы проходили мимо, и обнаружила несколько вмонтированных в потолок турелей. Не знаю, стали бы они атаковать меня, если бы Я просто вошла в комнату, или же их нужно было для этого спровоцировать. В любом случае сейчас выяснять Я это не собиралась. Да и вообще тоже.
Пройдя по нескольким коридорам, мы оказались у комнаты, которая была обозначена как "Диспетчерская". Несмотря на свою просторность, она казалась тесной из-за обилия находящейся внутри техники. По периметру расположились различные панели и консоли, регулирующие работу подстанции. Стены диспетчерской были почти что полностью покрыты мониторами, на которых отображались не только различные показатели о качестве работы секций подстанции, но и данные с камер наблюдения. Заметив на нескольких из них изображения коридоров, по которым мы только что прошли, Я поняла, что ни одно вторжение не остается незамеченным. Тем не менее, пони, сидящая в центре комнаты на вращающемся стуле и следящая за всем этим, пока не удостоила нас даже взглядом. Мы с Тисси переглянулись. Выглядел он не очень уверенным.
– Здравствуйте, – осторожно начал он, сделав шаг в направлении пони, – мы...
– Неважно, кто вы, – перебила его диспетчер. – Что вам нужно?
Она все еще неотрывно следила за показаниями мониторов, сидя к нам спиной. Похоже, для нее не было проблемой разговаривать, не видя собеседника, но мне от этого было неуютно. Поэтому Я начала обходить ее, чтобы смотреть ей в лицо.
– Помощь, – ответил Тисси, следуя моему примеру, обходя пони с другой стороны.
– Тогда вы ошиблись адресом. Здесь находится только подстанция, служба ремонта в двух кварталах отсюда.
– О, нам не нужно ничего ремонтировать. Нам нужен... – тут Тисси бросил мне взгляд, который, насколько Я поняла, означал "была ни была", – ... сверхпроводник.
Такой просьбы Я, конечно, не ожидала, и вообще не сильно представляла, зачем нам он вдруг понадобился. Однако на безрожку это определенно подействовало – ее глаза на мгновенье расширились, и она впервые за весь разговор посмотрела на нас.
– Вот как? И зачем же? – сдержанно поинтересовалась она, остановив взгляд на Тисси.
– Для обхода заблокированных портов. Видите ли, играющие жеребята случайно заблокировали все двери, и теперь эта леди не может попасть домой. Для решения подобной проблемы просто необходим сверхпроводник, и только вы можете помочь нам найти его.
А, понятно – он назвал сверхпроводником "Невидимый туннель".
– И что же это за игры затеяли жеребята? — поинтересовалась пони. И тут же поправилась. – Вернее, почему?
– Почему? – удивленно моргнул Тисси.
– Верно, почему, – кивнула она. – Если Я и решу помочь вам со сверхпроводником, то мне придется объяснить начальству причину блокировки дверей, не так ли?
– Да, но разве того, что это проделки жеребят недостаточно?
Безрожка отрицательно покачала головой.
– Даже если для меня это было бы убедительной причиной, то заведующему сверхпроводниками этого явно будет мало. Если вы не предоставите необходимых деталей, то, боюсь, ничем не могу помочь.
Тисси странно посмотрел на меня. Я не могла точно сказать, было ли его выражение извиняющимся или же он просто искал поддержки. Я решила, что второе (иначе это бы означало, что мне ничего не остается, как пойти и сдаться Последователям), и попыталась придумать причину, по которой меня могли искать. Я уже открыла было рот, чтобы высказать свое предположение в такой же завуалированной манере, как дверь внезапно распахнулась, и в комнату ворвался единорог в плаще. Судя по его дыханию, он только что бежал, причем довольно быстро. Откинув капюшон, скрывавший его лицо, он обратился к безрожке за пультом управления:
– Эсгерд, у нас ЧП! Мне нужен доступ ко всем камерам, которые у тебя есть и...
Он осекся на полуслове, когда заметил, что в комнате были посторонние, его глаза округлились в удивлении.
– Рэйнбоумэйн?!
Мое "Что?" раздалось одновременно с "Кто?" Эсгерд, которая успела повернуть стул, и теперь смотрела на прибывшего жеребца.
Проигнорировав оба вопроса, он направился ко мне.
– Хвала Последнему, что с вами все в порядке, – облегченно выдохнул он, вызвав у меня мимолетное замешательство (если он из Последователей, разве он не должен меня ловить?). Затем он обратился к безрожке.
– Тут можно говорить?
– Да, – кивнула она. – Я зациклила запись еще когда вошли эти двое. Так что там за ЧП?
– Ну, уже ничего, – он немного смутился. – Мне нужно было найти миссис Рэйнбоумэйн, но раз она здесь, то искать не придется.
Погодите, "миссис Рэйнбоумэйн"? Здесь? Он что, думает, что Я – моя мама?
– Последователи уже поставили наблюдателей у каждого межуровневого лифта, и скоро начнут прочесывать весь уровень, – продолжал единорог. Затем он обратился к Тисси:
– Я так понимаю, что это твоя заслуга, что она добралась сюда в целости и сохранности?
– Я просто делал свою работу.
– Да, и выполнил ты ее прекрасно. Вот, – единорог достал несколько кредитовых пластинок из своей седельной сумки, – возьми за труды. И, если интересует работа получше, загляни сюда через пару дней, когда шум на уровне уляжется.
Молча кивнув, Тисси взял кредиты.
– Пока тут рыскают Последователи, лучше спрячься где-нибудь. Да ты и без меня знаешь, как они относятся к зебрам.
– А что будет с миссис Рэйнбоумэйн? – поинтересовался мой проводник, пряча полученные кредиты.
– За нее не волнуйся – Я лично доставлю ее в безопасное место. Ну все, беги, пока есть время.
Пожелав мне на прощанье удачи, Тисси выбежал из комнаты. Я же все время, пока они говорили, испытывала противоречивые чувства. С одной стороны, то, что меня принимали за мою маму, ощущалось до жути неправильно. Когда Я вчера обходила достопримечательности Иотноха в надежде, что меня кто-то с ней спутает, Я и не представляла, каково это в реальности. Наверное, когда ситуация быстро проясняется, это просто немного неловко, но тут это длится уже добрых секунд сорок. Я так и порывалась сказать, что они меня не за ту принимают, но пока что сдерживалась. Во-первых, потому, что пока не знала, как это сделать так, чтобы это не выглядело глупо – свой шанс все прояснить, когда жеребец только появился, Я упустила. И, во-вторых, пока он думал, что Я – Рэйнбоумэйн, он так и рвался мне помогать. И Я не знала, продолжил бы он это делать, если бы узнал правду. А так как без его помощи Я наверняка попадусь Последователям, возможно, стоит подыграть его уверенности чуть дольше?
Пока Я размышляла об этом, незнакомец снова обратился к безрожке:
– Эсгерд, будь добра, посмотри по своим камерам, как сейчас лучше всего добраться сама знаешь куда.
– Уже работаю над этим, – ответила она, начав барабанить по клавишам и щелкать переключателями ближайшей к ней консоли. В ответ на ее действия изображения на мониторах изменились, показывая вместо коридоров и комнат подстанции различные части уровня. Всего этих частей было, наверное, несколько десятков. И на большинстве изображений было видно Последователей. Ну как видно. Они довольно эффективно смешивались с толпой снующих пони, и если бы вокруг них не отрисовывался красный прямоугольник, Я их бы вряд ли заметила. Похоже, камеры их специально отслеживали. С еще одним взмахом копыт Эсгерд над панелью на экране перед ней появилась карта уровня, на которой стали появляться красные точки, которые, как Я предположила, отмечали положение Последователей. Под картой начала заполняться полоса состояния с подписью "Подождите, идет поиск маршрута. Текущий статус: оценка ситуации". Смотря на то, как карта заполнялась красным, Я стала беспокоиться о том, удастся ли нам хоть с подстанции уйти незамеченными.
– Не волнуйтесь, миссис Рэйнбоумэйн, – обратился ко мне единорог, вызвав очередную волну противоречивых чувств. – Какой бы плохой ни казалась ситуация, система точно найдет решение. Всегда находила. Не без помощи Эсгерд, конечно, – поспешно добавил он, когда та напомнила о себе, шумно прочистив горло. – Так что скоро вы будете в безопасности. Хотя знаете, вы бы не рисковали сейчас попасться Жеребяткам, если бы сразу обратились ко мне. Вы же получили мое письмо с предупреждением, верно?
На мгновение у меня перехватило дыхание. Это было просто невероятно! Я даже не надеялась найти загадочного доброжелателя моей мамы. И на мгновение то, что он сам меня нашел, показалось мне нереальным. Но одного взгляда на мониторы было достаточно, чтобы понять, что в этом нет ничего удивительного. Вполне возможно, что подобные системы наблюдения есть и на других уровнях. Учитывая то, что таинственный незнакомец считал себя должником мамы, он наверняка не упустил бы возможность встретиться с ней, вернись она в Иотнох. Тогда скорее странно, что он не нашел меня раньше.
– Слушайте, Я понимаю, что это не совсем мое дело, – продолжил он, явно выглядя обеспокоенным, – но почему вы вообще сунулись к этому козлу, Вайтспоту? Почему вы не связались со мной?
Черт, Я так больше не могу. Как бы он к этому ни отнесся, Я скажу ему, что он ошибается. Тем более, что он все равно скоро сам бы все понял – в отличие от меня, он знал мою маму.
– Потому что Я не Рэйнбоумэйн.
Это был совсем не тот ответ, который он ожидал услышать. Он сел, полностью ошеломленный. На его лице отобразилось множество эмоций – от удивления и неверия до замешательства и растерянности. Даже Эсгерд оторвалась от своего занятия, с интересом смотря на меня.
– Рэйнбоумэйн – моя мама, – начала объяснять Я, понимая, что одного заявления "Я – не она" будет мало. – Как оказалось, мы с ней очень похожи, и все, кто видел нас обеих, нас путают. Единственное, что позволяет нас отличить – то, что Я – единорог, а она – нет.
– А ведь точно, – пробормотал жеребец по некотором размышлении. Затем, поднявшись, он извиняющееся улыбнулся.
– Что ж, простите, тогда, обознался. Тогда, раз вы не Рэйнбоумэйн, то как вас зовут?
– Трин. И можно на "ты".
– Очень приятно, – он протянул мне копыто. – Я Мьюкс. Как в… ты уже поняла, давний знакомый твоей мамы. Как она поживает?
– Хотела бы Я знать, – ответила Я, пожимая его копыто. – Я никогда ее не встречала.
– Тогда откуда знаешь, что она не единорог и все такое? – с сомнением поинтересовалась Эсгерд.
– Ну, Я ищу ее. И мне удалось найти ее фотографию, – объяснила Я, ставя переднюю ногу обратно на пол. После недавнего рассказа истории моих поисков детективу Я очень не хотела повторять ее полностью.
– Ясно, – кивнула она и обратилась к Мьюксу. – Так что, поиск маршрута отменяется?
– Ни в коем случае! – протестующе заржал он.– Последователи не оставят Трин в покое только потому, что ошиблись. Кроме того, Я пообещал, что уведу ее отсюда.
– Ладно, – она повернулась обратно. – Тогда, когда пойдете, возьмите мой плащ. Без него она уж слишком заметная.
– Спасибо за предложение, но Я все предусмотрел. Вот, – он выудил манипулятором из своих седельных сумок сложенную в несколько раз ткань и протянул мне. – Примерь, пожалуйста.
Кивнув, Я взяла плащ и принялась наряжаться. Плащ оказался мне немного великоват, и почти что доставал до пола. Но это было даже хорошо – так он скрывал меня практически полностью. И хотя в опущенном состоянии капюшон закрывал верхнюю часть обзора, никто не мог видеть ни мой номер, ни мою радужную раскраску. Единственным минусом было то, что из-за размера плаща, отверстие для манипулятора в нем было немного не в том месте, где манипулятор был у меня. Из-за этого часть ткани перед ним смялась и неприятно сдавила мою шерстку, когда Я надела свои седельные сумки обратно.
– Отлично, – Мьюкс обошел вокруг меня, проверяя, как хорошо плащ меня скрывает. – Как только маршрут будет проложен, мы сможем идти.
– А он уже, – отозвалась Эсгерд. – Смотрите сюда.
Я посмотрела на монитор с картой. На ней теперь кроме красных точек была изображена ломанная зеленая линия. Под каждым ее звеном были видны подписи с числами, некоторые из которых, как Я поняла, означали отрезки времени. Под картой теперь было написано, что "Маршрут найден", а вместо полосы состояния появился таймер обратного отсчета, подписанный как "Маршрут станет непригодным через:". На таймере сейчас было чуть больше минуты.
Бегло взглянув на карту, Мьюкс поблагодарил Эсгерд, и, сказав мне не отставать, направился к выходу. Попрощавшись с безрожкой, Я последовала за ним.
Мьюкс вел немного не так, как Тисси. Он не останавливался, чтобы проверить наличие Последователей на следующем участке пути. Он вообще о них не беспокоился, единственное, что его заботило – преодолеть каждый участок за отведенное время. Нам даже пришлось пару раз пройти по достаточно оживленным улицам, но, к моему удивлению, на нас никто не обратил внимания (по крайней мере, не больше, чем обычно обращают на незнакомцев). В конце концов, мы оказались чуть ли не в противоположной части поселения, которая, похоже, была заброшена. Об этом свидетельствовало не только отсутствие электрического света, но и костров в бочках. С каждым шагом становилось все темнее, и приходилось ступать очень осторожно, чтобы не споткнуться обо что-то. Когда темнота стала совсем непроглядной, Мьюкс включил встроенный в его манипулятор фонарик.
– Что это за место? – поинтересовалась Я, снимая капюшон, чтобы лучше видеть, куда иду. Мы не встречали никого поблизости уже достаточно давно, и Я подозревала, что мы тут были одни.
– Вход в каменоломню. Мы почти добрались.
Пройдя еще с десяток метров, мы уперлись в стену с огромными гермоворотами. В небольшом пятне света фонаря Мьюкса было тяжело что-то рассмотреть, но слой ржавчины и плачевное состояние одного из видимых запирающих механизмов явно указывали на то, что гермоворота не открывались уже очень давно. Тем не менее, мы направились именно к ним. Остановившись у панели с чем-то, напоминающим электрический щиток, которая находилась слева от гермоворот, Мьюкс щелкнул на ней несколькими переключателями. Из-за панели послышалось гудение и жужжание приводимых в действие приводов. Я оглянулась на гермоворота, ожидая, что они невероятным образом откроются... но этого не произошло. Обернувшись назад, Я обнаружила, что одна из секций стены отъехала в сторону, открывая путь в пыльный каменный проход.
– Теперь осторожно, – предупредил меня Мьюкс, пропуская меня вперед и освещая неровный пол. – Тут легко споткнуться.
Проход был длиной всего пару метров и соединялся с просторной пещерой, одной из стен которой были гермоворота. С этой стороны тоже был электрическтй щиток, с помощью которого Мьюкс вернул секцию стены на место.
– Все, теперь ты в безопасности. Здесь Жеребятки вас точно не найдут.
– Это, конечно, хорошо, но мне бы вернуться к себе в гостиницу. Мы тут надолго?
Если план Мьюкса заключался в том, чтобы подождать здесь, пока все не уляжется, то надолго.
– Нет, всего где-то на полчаса. Тут есть проходы, ведущие к уровням выше, там, Я думаю, тебя не ищут. Но прежде чем Я тебя туда отведу, мне нужно кое-что сделать. Да, и если хочешь о чем-нибудь спросить, не стесняйся.
Что ж, он сам это сказал.
– Ты не знаешь, что случилось с моей подругой?
На секунду Мьюкс задумался.
– Боюсь, что нет. Я отслеживал только тебя. Но, может, в системе что-то есть. Пойдем, посмотрим.
Мы направились к противоположной стене пещеры. Пока мы пересекали пространство перед гермоворотами, Я обнаружила, что вглубь пещеры уходило несколько колей, на одной из которых стояло несколько ржавых вагонеток. Вид запустения, наполняющего пещеру, вновь напомнил мне о заброшенных уровнях Вэджетлайфа. Вдруг мне стало интересно, из-за чего каменоломня больше не работает.
– Насколько Я помню, последний владелец что-то не поделил с руководством Иотноха, – поведал Мьюкс в ответ на мой вопрос. – Кажется, руководство захотело прибрать каменоломню к своим копытам, и когда владелец отказался продавать ее по дешевке, каменоломню закрыли под каким-то предлогом. Владелец мириться с этим не стал, и чтобы шахта не досталась его противникам, разобрал все важное оборудование на запчасти. Без него каменоломня работать не могла, а пони из руководства понятия не имели, как собрать его заново. Так что с тех пор шахта пустует, – закончил он.
Поверить не могу, что все оказалось так... банально. Я-то надеялась услышать какую-нибудь легенду о проклятии.
Тем временем, мы добрались до противоположной стены, у которой на возвышении находилось небольшое строение, игравшее раньше роль диспетчерской. В ней еще осталось оборудование, контролировавшее движение вагонеток по путям. И хотя выглядело оно не лучше, чем гермоворота, несколько консолей оказались еще рабочими. А еще тут был ящик со старым оборудованием, в котором для меня нашелся головной фонарь.
– Вот, смотри, – объяснял Мьюкс, включая одну из консолей, пока Я надевала фонарь. – Этот терминал перехватывает сообщения, которыми обмениваются Жеребятки. Это от них Я узнал, что в Иотнохе появилась радужногривая пони с числом тринадцать на боку. Возможно, они и про подругу твою что-то говорили. Но для начала нужно ввести время и место, чтобы было от чего отталкиваться. Где ты ее видела в последний раз?
Я напряглась, вспоминая. Видела Я ее в последний раз в гостинице, перед тем, как она ушла на разведку. Но это было очень давно, и вряд ли Последователи тогда о ней знали. Нужно что-то другое... Точно! Она же мне письмо отправляла.
– Хоть Я и не видела, но знаю, что она была на седьмом уровне примерно три часа назад. Она прислала мне письмо с общедоступного терминала.
– Понял, сейчас проверим, – введя данные, единорог оставил эту консоль и включил другую. Я же следила за монитором первой, надеясь, что она что-нибудь выдаст. Через минуту она и выдала что-то – экран заполнился сплошной строкой символов. Я уже подумала, что все, древняя техника отказала окончательно, но Мьюкс увидел в этом тексте больше смысла.
– О, похоже, что-то есть, – подбодрил он меня, снова принявшись орудовать клавиатурой. – Сейчас посмотрим, что... – он осекся на полуслове, едва скользнув взглядом по первым строкам нового текста. – О нет.
При этих словах Я похолодела. Его реакция могла означать только одно.
– Ее схватили?
– Нет, не схватили, – ответил он к моему огромному облегчению. Но выглядел он все еще обеспокоенным. – Но она и не посылала никакого письма.
– Как это не посылала? Кто бы еще стал мне писать?
– Последователи. Сама посмотри.
Заглянув в монитор, Я увидела куда более осмысленный текст, чем в прошлый раз.
"Перехваченное сообщение №238089. Отправитель: Адепт Ллеб. Получатель: Координатор Последователей Последнего. Текст сообщения:
Все, приглашение отправил. Будем молиться Последнему, чтобы вы оказались правы. Иначе наша разноцветная подруга окажется вне досягаемости раньше, чем детектив успеет зачитать ей права. Жду дальнейших распоряжений."
– Я... Я не понимаю, – Я обернулась к Мьюксу. – Если Последователи хотели просто меня выманить, то зачем дали добраться до Вайтспота? Почему они медлили?
– Потому что они ожидали, что ты сознаешься, – начал объяснять он, параллельно занимаясь второй консолью. – Весь их план основывался на предположении, что именно миссис Рэйнбоумэйн пыталась выкрасть что-то из Мастерской Последнего, и вернулась, чтобы довести начатое три года назад до конца. Они рассчитывали, что ты, то есть она, закажет у Вайтспота поиск информации о системе безопасности на нижних уровнях, чтобы обойти ее и проникнуть в Мастерскую. Если бы так и случилось, Жеребятки бы позволили ей беспрепятственно добраться до цели только затем, чтобы поймать с поличным. Если бы так случилось, Поседователи бы выглядели героями, а Вайтспот вернул бы свое место главного следователя в Службе Безопасности.
– Вернул? – удивилась Я. – Он говорил, что не имеет к СБ никакого отношения.
– Теперь – да, – кивнул единорог. – Но раньше он был там главным следователем. И именно ему поручили расследовать дело о вторжении на нижние уровни три года назад. Но так как виновные так и не были найдены, его оттуда турнули, когда стало ясно, что дело зашло в тупик.
Ладно. С учетом этих обстоятельств многое прояснялось. Но было кое-что, что было все еще непонятным.
– Даже если так, то почему Последователи сейчас за мной охотятся? Разве Вайтспот не должен был сказать им, что Я – не Рэйнбоумэйн?
– Боюсь, что там не все так просто. Я не сильно следил за его сообщениями – как только Я обнаружил, что Координатор Жеребяток дал приказ на твой захват Я сразу направился к Эсгерд за помощью. Но, если хочешь, можешь сама посмотреть, что он им сказал, – Мьюкс снова подошел к первому терминалу и нажал на несколько кнопок. – Вот все его сообщения, что нам удалось перехватить и расшифровать. Посмотри, что тут есть, а Я пока доложу о том, куда Я пропал, и договорюсь, чтобы нас выпустили из шахты.
– Разве мы не можем выбраться сами?
– Можем, конечно, но не выше этого уровня. Наверху обычных выходов из шахты нет, все секретные. И каждый из них охраняется, поэтому без предупреждения лучше там не появляться.
– Ясно, – кивнула Я, принимаясь за просмотр сообщений Вайтспота. – Тогда дай знать, когда выдвигаться.
Большая часть сообщений была более детальным планом Последователей, о котором говорил Мьюкс. Также в них раскрывалось то, как именно Последователи узнали о моем присутствии в Иотнохе. К моему удивлению, это произошло не из-за того, что Я попалась кому-то из них на глаза. Все дело было в почтовом ящике мамы. За его состоянием была установлена слежка, и как только мы с Сим получили к нему доступ, это отправило сигнал, который и привел все в действие. Последователи стали выяснить, откуда был совершен вход и всякие прочие детали. Судя по текущей ситуации, навыясняли они достаточно, так что Я пролистала часть сообщений до того времени, как Я добралась до агентства. Ему соответствовало всего два сообщения. Одно было отправлено всего через две минуты после начала моего визита в агентство, а второе – сразу после моего ухода. Первое было обычным текстовым сообщением, говорившим, что "гостья пришла", а второе оказалось аудиофайлом. Не очень уверенная, что из этого что-то выйдет, Я попробовал его воспроизвести. Из динамиков консоли послышался треск, и на фоне статических помех стало слышно два голоса. Первый из них принадлежал Вайтспоту.
– Прием, это Вайтспот. Она только что ушла.
– Здравствуйте, детектив, – ответил другой голос, Я его раньше не слышала. – Как все прошло?
– Очень странно.
– Возникли сложности?
– Нет, их не было. Но... – детектив запнулся. – Все прошло совсем не так, как мы планировали.
– Расскажите подробнее. Она искала информацию?
– Да. Но совсем не ту, что мы рассчитывали. Она искала информацию о себе, – Вайтспот помолчал, видимо ожидая реакции собеседника, но ее не последовало. Тогда он продолжил:
– Пришла сюда практически без маскировки. Каким-то образом смогла заставить себя выглядеть моложе лет на двадцать, приклеила себе рог и назвалась своей дочерью. Стала потом складно рассказывать, что она, мол, ищет свою маму и ей любая информация поможет. И все так естественно выглядело, что Я сам на минуту поверил в это. Она определенно что-то задумала, – заключил он. – Как думаете, она нас раскусила?
Ну капец. Он даже не рассматривал возможность, что Я рассказала ему правду.
– Вполне возможно, – отозвался его собеседник после короткой паузы. – В любом случае, в этот раз мы не позволим ей уйти. Я сейчас же отдам приказ о начале перехвата.
– Понятно. Жаль, что план не сработал.
– Не волнуйтесь, детектив. Справедливость все равно восторжествует. Хвала Последнему.
– Хвала Последнему.
На этом сообщение заканчивалось. Я испытала различные чувства во время его прослушивания, но сейчас Я просто поражалась тому, насколько мне повезло и не повезло одновременно. Пока Я размышляла над этим, меня окликнул Мьюкс.
– Трин, появилась небольшая загвоздка.
– Нас не пропустят? – предположила Я. С учетом текущей ситуации, в этом бы не было ничего удивительного.
– Нет, с этим проблем не будет, – повернулся он ко мне. – Нас хотят видеть.
– Нас? – переспросила Я. – Кто?
– Мистер Ланимирк. Он у нас главный.
– Понятно. И зачем нас хотят видеть?
– В результате моих действий Я раскрыл часть секретов "Невидимого туннеля" посторонней, – объяснил он, выключая консоли и вновь придавая им вид нерабочего металлолома. – Хотя мне об этом не сказали, думаю, теперь начальство хочет знать, насколько тебе можно доверять, да и вообще, что теперь с этим делать.
Ну конечно. Теперь мне еще и их главному нужно будет все объяснять. На мгновение Я пожалела, что вообще заявилась в Иотнох.
– Но ты не волнуйся, он адекватный пони, – подбодрил меня единорог. – Уверен, он все поймет, и возможно, даже сможет помочь тебе с поисками миссис Рэйнбоумэйн.
Я вздохнула. Даже если это произойдет, Я очень сомневалась в том, что в Иотнохе можно было еще что-нибудь узнать. Если у кого и была информация, так это у Вайтспота (он же был главным следователем, в конце концов), и делиться ей он точно не собирался. Похоже, единственное, что мне осталось – проверить зацепку насчет Катапульты и поискать информацию о маме там. Но это потом. Сейчас меня больше волновало то, куда пропала Симби. Похоже, Последователи знали об этом не больше меня. Не сбежала же она из Иотноха, в самом деле?
Закончив с маскировкой оборудования, Мьюкс повел меня вглубь пещеры вдоль одного из путей. Метров через сто пещера заканчивалась стеной с кучей проходов, в каждый из которых вело по колее. Мы пошли во второй справа, и уже с первых шагов было ясно, что он идет вверх. Во время пути мы молчали, в основном из-за того, что качество проходов оставляло желать лучшего, и нам приходилось протискиваться друг за другом по узким ходам и туннелям. С учетом того, что большая часть из них поднималась под довольно крутым уклоном, нужно было следить за тем, чтобы случайно не поскользнуться и не скатиться обратно к его началу. Так что было не до разговоров. Если мы и перекидывались отдельными репликами, то они были о том, как лучше преодолеть то или иное препятствие на нашем пути. В конце концов мы оказались в небольшой, но все же достаточно просторной каменной пещере. На ее стенах висело несколько старых светильников, ни один из них не работал.
– Вот мы и пришли, – объявил Мьюкс, щелкая выключателями некоторых светильников. – На всякий случай, отойди немного назад. И добро пожаловать на восьмой уровень!
Вслед за его словами каменная стена перед нами подалась в нашу сторону, треснула посередине и раскрылась створками в нашу сторону, пустив в нашу сторону облако пыли. Прокашлявшись и проморгавшись, Я увидела, что с другой стороны этой каменной двери кто-то стоит и выжидающе на нас смотрит.
– Наконец-то! Я уже начинал думать, что с вами что-то случилось, – выдал неизвестный, когда мы вышли из катакомб. Плаща он не носил, так что было сразу видно, что он зебра.
– Ты же знаешь, если со мной что и случается, то только хорошее, – улыбнулся Мьюкс, приветствуя зебру. – Ты сказал, что Лан хочет меня видеть. Зачем?
– Ну, официально, ты ушел с поста, ничего толком не объяснив, и он хотел бы узнать почему, – повторил незнакомец догадку Мьюкса. – Но Я слышал, что сейчас ты ему больше нужен как специалист по добыче сведений из закрытых сетей коммуникации. И, конечно, он хочет увидеть ту легендарную кобылу, о которой ты столько рассказывал.
Он посмотрел на меня.
– Рэйнбоумэйн, верно?
– Нет.
– Нет? – зебра перевел удивленный взгляд обратно на Мьюкса.
– Долгая история, потом расскажу.
– Ловлю на слове. Ланимирк сейчас у себя, так что иди прямо к нему – все, кто должен, знают, что он вас ждет. Удачи там.
– Будем надеяться, что она не понадобится.
Выйдя из дома (как оказалось, секретный проход вел прямо в жилой дом), мы вновь опустили капюшоны – на всякий случай. Мьюкс снова указывал мне дорогу, но в этот раз мы не преодолевали дистанции на время. Мне даже удалось более-менее рассмотреть этот уровень. Он был чарующе обычным. Ни слишком запущенным, ни слишком вычурным, именно таким, каким и должен, в моем представлении, быть жилой уровень. Простота его архитектуры и его простор делали его похожим на странную комбинацию Санни Тауна и жилых уровней Атриум-Сити. Восьмой уровень выглядел настолько нормально, что даже не верилось, что на нем орудует секретная организация.
Но любоваться видами мне пришлось недолго. Не пройдя и трех кварталов, Мьюкс свернул в переулок и через черный ход мы зашли в какое-то серое здание.
На первом этаже была столовая, мы зашли как раз на ее кухню. Несмотря на то, что на ней трудилось несколько пони, на наше вторжение никто не обратил ни малейшего внимания. Затем мы пересекли примыкающий к кухне коридор и поднялись по лестнице на третий этаж. У входа на него стояло двое сурового вида пони, облаченных в такие же, как у меня с Мьюксом, плащи. При нашем появлении они немного напряглись, но быстро успокоились, стоило Мьюксу снять капюшон. Правда, они ничего не сказали. Просто кивнули – мол, все в порядке. Вход вел в другой коридор, заканчивающийся парой двойных дверей. Именно к ним мы и направились. Я немного волновалась, не зная чего ждать от встречи с мистером Ланимирком, и на всякий случай морально готовилась сказать ему, что Я не моя мама, как только переступлю порог. Но оказалось, что в этой комнате его не было – это была приемная, по периметру которой стояло несколько диванов и журнальных столиков. Напротив входа в нее была дверь поменьше, и возле нее дежурил еще один охранник. Похоже, что глава "Невидимого туннеля" был как раз за ней.
– Притормозите-ка, – поднял ногу охранник, преграждая путь, когда мы направились к двери.
– Он нас ждет, – спокойно сообщил Мьюкс, остановившись прямо напротив него.
– Да, Я в курсе, но сейчас у него посетитель. Так что придется подождать.
Несколько секунд мой спутник молча смотрел на него, после чего развернулся, и направился к одному из диванов.
– Ладно.
Не знаю как Мьюкс, а Я была рада этой неожиданной передышке. За последние несколько часов Я, наверное, прошла столько же, сколько и вчера, и мои ноги уже начинали выражать недовольство по этому поводу. Устроившись поудобнее на соседнем с единорогом диване, Я окинула взглядом содержимое ближайшего журнального столика. В основном, оно состояло из газет. Кроме них, на столике было еще два или три журнала посвященных, как следовало из названия, горнодобывающему оборудованию. Судя по выцветшим страницам, большая часть материалов лежала тут довольно давно, а те газеты, что еще выглядели новыми, были, как минимум, месячной давности. Или так, или Я опять что-то напутала с местным календарем. В любом случае, ничего интересного для меня они не представляли. По прошествии нескольких минут стало понятно, что посетитель у мистера Ланимирка надолго, и Я решила спросить у Мьюкса кое-что, пришедшее мне в голову еще на подстанции.
– Слушай, можно задать вопрос?
– Смотря какой.
– Насчет мамы. Ты же знал ее, верно? Как вы познакомились?
– О, на эту тему Я могу говорить часами, – улыбнулся он. – Но сейчас постараюсь рассказать покороче. В общем она входила в команду по восстановлению энергоснабжения Катапульты, и ей нужен был кто-то, кто хорошо знал нижние уровни Иотноха. А Я знал их лучше всех.
– Погоди, ты жил на нижних уровнях? – ахнула Я. Если верить рассказу Тисси, по своей воле там не оказывались. – Как тебя угораздило?
– Я там родился.
– О... понятно, – хотя в этом не было ничего необычного, меня это удивило. Подобное обстоятельство противоречило впечатлению о жизни на нижних уровнях, которое у меня сложилось от рассказа Тисси, и мне вдруг стало интересно, каково же там на самом деле. Но Я не решилась об том спросить – во-первых, мне казалось, что эта тема будет неприятна Мьюксу, и во-вторых, Я пока не заслужила спрашивать у него о чем-то настолько личном. Вообще, пока только он для меня что-то делал. Поэтому Я вернула разговор к начальной теме.
– Так зачем маме нужен был проводник? Я думала, что она чинила поломку в конкретном месте.
– Формально да, – согласился Мьюкс. – Но на деле поломка не была локализована. Видишь ли, те пони и зебры, которых заставляют заниматься техобслуживанием, в большинстве своем не знают, как работают те механизмы, которые они обслуживают, и просто делают то, что им скажут. А те, кто это говорят, сами знают не больше. Поэтому системы со временем деградируют и начинают сбоить повсеместно. Когда команда специалистов пришла разобраться с проблемой поставок электричества в Катапульту, они столкнулись не с одной большой проблемой, а с целым ворохом неисправностей, разбросанных по нескольким уровням. И им пришлось сначала устранять их прежде, чем даже пытаться восстановить подачу энергии. Так что без проводников им было не обойтись.
– Ого. И много систем пришлось восстанавливать?
– Тяжело сказать. Я все время был с миссис Рэйнбоумэйн, и о том, что делали другие, не знаю. Всего мы с ней нашли и починили пять неисправных узлов.
– Починили? – моргнула Я. – То есть, ты был не только проводником?
– Правильнее будет сказать, что Я стал не только проводником. Когда мы только начали с ней работать, Я почти ничего не знал об устройстве энергосетей, и как они связаны с другими системами. Но Я понимал, что если смогу научиться чему-нибудь, то мне это обязательно пригодится. А так как миссис Рэйнбоумэйн была хорошим учителем, Я довольно многому научился за те несколько дней. Я даже начал планировать, на какую работу переведусь, чтобы быстрее выплатить свой долг по контракту. Правда, оказалось, что это не потребовалось.
– Тебя вытащил "Невидимый туннель", да?
Он покачал головой.
– Не угадала. С невидимками Я связался уже после своего освобождения. Это сделала твоя мама.
Я ощутила, как у меня отвисла челюсть. Ничего себе! Тут целая организация этим занимается, а она сама это провернула. Интересно, как она...
– По неизвестным мне причинам она потратила весь свой заработок на то, чтобы выплатить все мои долги, а все, что осталось, записала на мой счет, – продолжил Мьюкс, не давая моему воображению разыграться. – Я был потрясен до глубины души. Тогда Я попытался разыскать ее, чтобы отблагодарить и попробовать вернуть ей хотя бы остаток денег. Но все, что Я смог найти – это адрес ее электронной почты. Примерно в это же время обнаружилось проникновение в Мастерскую, и к тому моменту, как у меня появилась возможность написать ей, всех, кто был в последнее время на нижних уровнях, уже искали. Так что Я отправил только письмо с предупреждением и залег на дно.
Внезапно раздавшийся со стороны меньшей двери звонок прервал наш разговор. Охранник заглянул внутрь, и через минуту обернулся к нам.
– Похоже, вы нужны им. Заходите.
Кабинет мистера Ланимирка был раза в два меньше приемной. Первым, что бросалось в глаза, был Т-образный стол, стоящий посередине комнаты. Кроме него у стен стояло несколько металлических шкафов, в дальнем углу комнаты находился массивный сейф. Комната была залита мягким светом, льющимся через окна. Два окна были в стене напротив входной двери, и еще одно – в стене слева. Со стороны "шляпки" стола в кресле сидел немолодой безрогий охряной жеребец с бледно-бежевой гривой. В одном из шести кресел, стоящих возле "ножки", сидела черношкурая безрожка с гривой насыщенного желтого цвета. Лишь заметив ее, Мьюкс ощетинился.
– Санфлауэр? Какого сена ты тут делаешь?!
– Полегче, боец, – сиплым голосом произнес Ланимирк, поднимая переднее копыто в успокаивающем жесте. – Все не так, как тебе кажется.
Что ж, на него это мало подействовало. Заржав, Мьюкс перевел взгляд на охряного жеребца, указывая ногой на безрожку и явно собираясь сказать в ее адрес что-то нелестное. Впрочем, он был не один – та пони тоже собиралась что-то ему ответить. Но что бы она ни планировала сказать сначала, ее планы изменились, как только она посмотрела на меня.
– Трин? Какого черта?!
Какое-то мгновение Я просто стояла, пораженная реакцией неизвестной мне пони. Я была уверенна, что мы никогда раньше не встречались, и Я понятия не имела, откуда она знает мое имя. Разве только...
– Симби? – ахнула Я.
– Погодите, вы знакомы? – Мьюкс теперь смотрел на меня с широко распахнутыми глазами. Концентрация замешательства в этой комнате явно превысила все допустимые нормы.
– Так, а ну, тихо! – крикнул Ланимирк, подкрепив свои слова ударом копыта по столу. Вышло у него это неожиданно громко, и в комнате тут же появился охранник с электроарбалетом на взводе. Жестом отослав его, он указал нам с Мьюксом на свободные кресла.
– Так, теперь, когда все успокоились, прошу всех садиться. Видимо, нам предстоит обсудить немного больше вопросов, чем планировалось изначально.***Вопросов оказалось действительно много. У нас с Симби были друг к другу вопросы, каким образом мы тут очутились, Мьюкс хотел понять, зачем его сюда вызвали и почему Я называю Санфлауэр (видимо, так зовут пони, чей облик приняла моя подруга) Симби, а мистер Ланимирк хотел разобраться, какого черта тут происходит. Из нас четверых он лучше всех представлял, как поступить, и предложил по очереди задать интересующие нас вопросы, а затем также по очереди на них ответить. Мы с Мьюксом были первыми. Мне пришлось не только пересказать то, что Я пару часов назад рассказывала Вайтспоту, но и то, что Я делала с момента ухода Сим на разведку. Пусть это окончательно меня утомило, Я была рада, что после упоминания письма, отправленного якобы от имени Симби, она перестала бросать мне негодующие взгляды. Мьюкс же поведал о том, как нашел первые сообщения Последователей о моем обнаружении и решил действовать, думая, что Я – Рэйнбоумэйн.
– Понятно, – медленно кивнул мистер Ланимирк, когда Мьюкс закончил. – А ты уверен, что это действительно не Рэйнбоумэйн в маскировке? А то Жеребятки настолько уверенны в том, что это она, что их Координатор уже собирается просить правительство подключить к поиску СБ.
– Абсолютно, – без колебаний ответил единорог. – Даже если наследие Последнего в силах создать такую маскировку, мисс Трин – не Рэйнбоумэйн.
– Откуда такая уверенность?
– Оттуда, что Я постоянно был с ней на нижних уровнях, – объяснил он. – Когда она спускалась, Я уже ждал ее, и в конце смены провожал ее до лифта. Во время наших перемещений мы и близко не подходили к Мастерской, так что да, в этом Я уверен. Если на то пошло, то скорее туда проникла она, – он кивком указал на Симби, – чем миссис Рэйнбоумэйн.
– Ладно, ладно, не кипятись. Я же никого ни в чем не обвиняю, просто спрашиваю.
Затем наступила очередь Симби, и она рассказала о том, куда она ходила на разведку, и почему это заняло так много времени. Оказалось, что она ничего не обнаружила у общедоступного терминала, и поэтому сразу направилась к друзьям, о которых упоминала прошлым утром. А именно — к главе "Невидимого туннеля". Ей уже доводилось помогать им на нижних уровнях в обмен на информацию из архивов Последнего о том, где могут находиться затерянные древние сооружения. Не на любую, кончено, а только на ту, что члены "Невидимого туннеля" сами смогли раздобыть. И в этот раз она тоже хотела получить от них информацию, но уже совсем другую. А именно – досье, которое было составлено на мою маму во время следствия. Его копия точно должна была быть в базе данных Службы Безопасности Иотноха, и в нем наверняка была информация, где дальше искать ее. Нужно было лишь заполучить это досье. Но так как эта задача была не из легких, и "Невидимый туннель" раньше не делал ничего подобного, Сим пришлось сначала выполнить несколько заданий на ниж